Близится Праздник Покрова Пресвятой Богородицы. «Покрый нас Твоим омофором», — это моление будет повторяться во время праздничной службы не один раз. Что же такое омофор?

Те, кто знаком с греческим языком, легко переведут это слово. «Омос» — плечо, «феро» — нести или носить. «Омофор», таким образом — «носимый на плечах». Значит, это некое одеяние, которое носятна плечах.

Вспомним иконы с изображением Пресвятой Девы. Ее никогда не изображают с непокрытой головой. Голову, как правило, покрывает широкий плат, свободно спускающийся на плечи.

Если посмотреть работы художников, на которых изображены женщины Ближнего Востока, или энциклопедии с иллюстрациями, увидим, что во времена Христа такое покрывало было типичной деталью женской одежды. Только в греческих текстах оно обозначается словом «мафорион», а не «омофор». По мнению некоторых исследователей, название «омофор» в данном контексте использовать не очень корректно.

Для россиян привычнее и понятнее слово «покров», которое и стало названием Праздника. С одной стороны, оно именует широкий платок-покрывало, с рассказом о котором связано установление Праздника, с другой, содержит в себе представление о милосердии Богородицы, которая своей защитой и молитвами укрывает целые города и страны от всего плохого.

Что такое омофор?

Греки этот смысл выражают словом «Скепе» (Защита, Прикрытие). У католиков, богослужебным языком которых долгое время была латынь, то же представление выражено в символе «Pallium» — Плащ Богородицы.

Собственно слово «омофор» сегодня обозначает одну из частей богослужебного облачения архиерея. Омофор бывает двух видов. Великий — это длинная широкая лента с изображениями крестов, которая, огибая шею, одним концом спускается на грудь, а другим — на спину. Малый — широкая лента, которая спускается на грудь обоими концами. Символически она обозначает благодатные дарования архиерея как священнослужителя, поэтому без омофора архиерей служить не может. Кроме того, назначение омофора — напоминать епископу, что он должен относиться к пастве так же внимательно и заботливо, как добрый пастырь, который на плечах несет домой отбившуюся от стада и пропавшую овцу.

«Омофор означает вочеловечение нас ради и воплощение Слова, бывшее от Девы. А потому он делается из волны, так как изображает заблудшее овча, которое взял Спаситель на рамена Свои, то есть естество наше, и что Он, низшед с небес, воплотился и, будучи назван агнцем, был заклан за нас. Эту мысль выражают и слова, произносимые при надевании омофора на плечи: «На рамех, Христе, заблудшее взяв естество, вознеслся еси, Богу и Отцу привел еси, всегда, ныне и присно, и во веки веков, аминь», — писал Блаженный Симеон, архиепископ Солунский.

Некоторые толкователи считали, что прообразом омофора является эфод — ритуальное облачение священнослужителей, которое упоминается в Ветхом Завете. Например, эфод носил Аарон. По всей вероятности, он был без рукавов и держался на плечах с помощью лямок. К лямкам эфода прикреплялись два полудрагоценных камня шохам («оникс») в золотой оправе, на которых были вырезаны имена 12 сыновей Иакова. Это было символическое обозначение всего Израиля. Вместо табличек с именами колен Израилевых омофор имеет кресты, что символизирует полноту христианской Церкви.

http://www.taday.ru/text/137 505.html

Ризы Христа Спасителя

Хитон — нижняя, довольно свободная, с широкими рукавами одежда, по длине доходящая до ступней ног. Хитону Христа Спасителя усвоен в иконописи цвет теплых оттенков — от коричневого, темно-малинового до красного и (реже) розового. По хитону надевался пояс. Через оба плеча хитона Спасителя, спереди и сзади, иконопись изображает узкие, как бы вытканные по одежде полосы — клавы, доходящие до подола.

Клав — символ посланничества (миссии), поэтому он и усвоен, прежде всего, Христу Спасителю как посланному в мир Богом Отцом с определенной миссией — спасти мир (Ин. 6, 38–40, 44 и др.), а затем и апостолам и пророкам как Божиим посланникам (Мф. 28, 19–20), возвещавшим людям волю и словеса Божии.

Цвет клава всегда больше или меньше отличается от цвета хитона. Очень часто он бывает желтого цвета разных оттенков и почти всегда украшается золотым ассистом.

Гиматий (плащ) — длинный и широкий отрезок ткани, который надевался поверх хитона. Этот плащ беднякам служил и покрывалом во время сна (Исх. 22, 26–27). О том, что он имел значительную величину, можно судить по тому, что воины, распявшие Христа и разделившие между собой Его одежду, плащ разделили на четыре части: каждому воину по одной части (Ин. 19, 23). Цвет этой одежды Христа Спасителя пишется всегда холодных оттенков — от голубого, синего до светло- и темно-зеленого. Исключением являются такие иконы, как «Воскресение», «Вознесение», «Успение Божией Матери», на которых Христос Спаситель изображается в прославленном виде: все его одежды, сияющие славой, имеют золотисто-желтый цвет и украшаются золотым ассистом. На иконах «Преображения Господня» Христос — в белых одеждах.

На Богородичных иконах ризы Богомладенца Христа почти всегда золотисто-желтого, разных оттенков, цвета и украшены золотым ассистом. Этим Святая Церковь выделяет Его младенчество из обычного для всех людей и указывает на Его совечное и сопрестольное Богу Отцу существо.

Обувь Спасителя, как и пророков и апостолов, представляет собой сандалии, состоящие из кожаных подошв, прикрепляющихся к ступням ремнями.

Есть иконы, где Христос пишется как Царь Славы, на престоле. Тогда Его ризы также часто золотисто-желтые с золотым ассистом. Но как Царь царей Господь изображается в царских, по типу византийских, одеждах, на престоле и с короной на голове. Как Великий Архиерей Господь пишется в саккосе и с омофором.

Одеяния Пресвятой Богородицы

Туника — нижняя одежда, большей частью с узкими рукавами, длинная, доходящая до пола. Ее цвет на иконах Пресвятой Девы установлен голубой как символ девственной чистоты. Но он может быть разных оттенков, вплоть до темно-синего и темно-зеленого.

Мафорий — верхняя одежда, широкая, в разложенном виде круглая, с достаточным по величине круглым же прорезом посередине, чтобы прошла голова. Края этого прореза около шеи обшивались широкой или узкой каймой. Мафорий надевался поверх туники и по длине опускался немного ниже колен.

Женщины того времени всегда должны были покрывать голову, и на иконах Матери Божией мы всегда видим на Ее голове легкий плат, подбирающий и закрывающий волосы, поверх которого надето покрывало. Покрывало, подобно мафорию, было круглым, разрезанным спереди до центра или с прорезом для лица. Его длина была до локтей.

Для этих одежд Пресвятой Богородицы в иконописи усвоен или коричневый, или близкий к нему темно-малиновый цвет, что имеет свою символику. Известно, что такой цвет составляется из синей и красной краски. И здесь голубой (оттенок синего) есть символ Ее девственной чистоты, а красный, как цвет крови, свидетельствует о том, что от Нее, чистейшей Девы, заимствовал Свою земную порфиру — плоть и кровь — Сын Божий.

Непременной принадлежностью головного покрывала Матери Божией являются три звездочки, которые всегда пишутся на обоих плечах и на челе. Эти звездочки — символ Ее приснодевства. Она — Дева до Рождества Христова (звездочка на правом плече), Дева — в самый момент непостижимого рождения Сына Божия (звездочка на челе) и остается Девой по рождении Своего Божественного Сына (звездочка на левом плече покрывала).

Символика изображений и одеяний Ангелов

Священное Писание повествует, что перед неприступной славой Божией всегда предстоят семь Ангелов высочайшего чина: Михаил, Гавриил, Рафаил, Уриил, Селафиил, Иегудиил, Варахиил. Из них главнейшим является святой Архистратиг Михаил. Он первый восстал против отпавшего Денницы, призвал на брань с ним прочих Ангелов и, по низвержении отпавших, не перестает ратоборствовать за славу Творца и Господа всяческих и за дело спасения рода человеческого. Поэтому он часто изображается в воинских доспехах, с копьем или мечом в руке.

Все Ангелы имеют крылья, обозначающие их отрешение от всего земного и чувственного, несмотря на их близость к нам. Кроме того, крылья есть образ быстроты и пламенной ревности в исполнении воли Божией. Наконец, крылья указывают на готовность Ангелов служить людям и охранять их своим покровом. Крылья Серафимов, закрывающих свои лица и ноги, говорят о том благоговении, смирении, страхе и трепете, с какими они предстоят лицу Божию.

Очень часто можно видеть на иконах в руках Ангелов жезл и круг, называемый сферой. В середине этого круга — слова «ГДЬ» или «IСХС». Это символизирует сферу их жизни, то есть Бога.

Что такое "омофор"?

Одежды Ангелов на иконах разнообразны: иногда они изображаются в хитонах и плащах, как апостолы или пророки, и тогда на плечах их — клав, как у небесных посланников. Иногда их хитоны богато украшены золотом вокруг шеи и по подолу, иногда как высших слуг Небесного Царя их пишут в одеждах ближайших царских сановников, по типу византийского двора, и тогда они имеют широкий длинный орарь, перекрещивающийся на груди.

Одежды апостолов и пророков

Одежды апостолов и пророков в основном те же, что и у Христа Спасителя, и имеют клав, как у Божиих посланников. Цвет одежды каждого указан в Подлинниках. Необходимо отметить лишь то, что все апостолы из числа 70-ти пишутся с омофорами.

Облачения святителей

В начале церковной истории все святители облачались, кроме подризника, епитрахили, пояса и поручей, в фелонь, поверх которой возлагался омофор. Это мы всегда видим на иконах святителя Николая. Саккос был принадлежностью Константинопольских Патриархов. Но со временем в церковной практике саккос вошел в облачения всех епископов, фелонь же осталась принадлежностью пресвитерского облачения.

Одежды святых жен

Одежды святых жен — мучениц и праведных — довольно сходны с одеянием Пресвятой Богородицы, хотя в деталях имеют некоторое своеобразие; на это так же, как на цвет, есть указания в Подлинниках. Обувь святых жен — сапожки, несколько выступающие из-под длинной туники.

Все другие святые: цари, князья, святители, пресвитеры, диаконы, иноки, схимники, воины или праведные люди изображаются в одеждах своего звания, как указано в Подлинниках.

В заключение надо сказать, что православной считается та икона, на которой вокруг головы святого имеется нимб и написано его имя.

Поиски идеала красоты и душевной гармонии, присущие русскому человеку, нашли свое полное воплощение в иконе. Используя византийское наследие, русские иконописцы привнесли в ее написание некоторые отличительные особенности, связанные с историей развития русского государства. Особо был почитаем на Руси образ Богородицы.

Богородичные иконы отличались от икон с образами других святых разнообразием иконографических типов, их количеством и интенсивностью почитания, а также особой духовной наполненностью.

Написать Богородичную икону — очень сложное искусство, в котором все имеет символический смысл: позы, жесты, предметы, одежда. Даже, казалось бы, такая деталь, как роспись головного покрова Богородицы — мафория имеет значение. Чтобы это понять, стоит обратиться к собранию Богородичных икон Дальневосточного художественного музея. Они поступили сюда наряду с другими иконами в разное время из фондов Государственного Русского музея, Государственного Исторического музея, а также из частных коллекций любителей старины. Всего в коллекции 43 Богородичные иконы, с богородичным праздничным циклом включительно. Не на всех из них мафорий Богородицы расписан в соответствии с установленными правилами — византийским каноном. Канон диктует изображать Богоматерь в мафории темно-вишневого цвета с тремя золотыми звездами на челе и плечах. При этом темно-вишневый цвет символизирует царственную власть Богоматери — Царицы Небесной, а звезды — три Ее девства, чудесно сохранившихся «до рождества, в рождестве и по Рождестве».

Встречаются иконы, где роспись мафория Богоматери иная. Неканоничная может усилить сакральный смысл образа или подсказать место и время создания иконы. Если сравнить две музейные иконы с образом Казанской Богоматери, заметно, что одна из них — «Казанская Богоматерь» XIX века — выполнена целиком в соответствии с византийским каноном. А другая, «Богоматерь Казанская со святыми на полях» XIX века, судя по орнаменту каймы мафория, выполнена в стиле русских икон времен татаро-монгольского ига.

На иконе «Богоматерь Грузинская» у Богоматери темно-вишневый мафорий с цветной подкладкой и большими красными отворотами необычной формы, похожей на капли крови. Написание такой формы и цвета отворотов напоминает верующим о предстоящей жертвенной крови распятого Христа. Этим усиливается сакральная идея образа. Вместе с тем мафорий говорит нам о времени и месте создания иконы. В России «Богоматерь Грузинская» была списана с византийского канона Богоматери Одигитрии (Путеводительницы). Название «Грузинская» этому типу Богоматери присвоено в более позднее время — в XVIII–XIX веках.

Икона «Коронование Богоматери», как говорит надпись в левом углу: «Соw(т)ворена Iкона Сия вотомъистараnиемъ Жителемъ деревnе бойковой Iваномъ Минаевымъ 1794 года мца марта ф.». На Богоматери темно-синий мафорий с желто-оранжевым исподом, горизонтальные складки которого вычурно драпируют ее фигуру. На голове прикрывающий затылок плат белого цвета — символа чистоты, праведности и простоты. Таким цветом усиливается сакральность образа. Контрастное цветовое сочетание мафория и вычурная форма его складок говорят о заметном влиянии в русской иконописи в конце XVII века западных гравюр.

Изображение Богоматери с простертыми руками и Богомладенцем на лоне такое, как на музейной иконе «Знамение» Воплощение, происходит от древнего константинопольского типа, восходящего, в свою очередь, к римским изображениям, датируемым IV веком. В Древней Руси поясное изображение Богоматери с Богомладенцем, но уже в гирлянде облаков, где мафорий Богоматери красного цвета с зеленым исподом, называлось «Знамение» Воплощение. Здесь красный символизирует тепло любви, животворной энергии, а также цвет крови и мучений Христа. Причем испод мафория такого же зеленого цвета, как гиматий (накидка) Богомладенца. Этот цвет подчеркивает богословскую идею юности, цветения, надежды верующих на вечное обновление. Он присутствовал на иконах там, где начиналась жизнь — в сценах Рождества.

На иконе «Богоматерь Федоровская» мафорий Богородицы, как и поля иконы, неканоничного ярко-оранжевого цвета. Края мафория Богородицы и часть фона имеют ярко-желтые полосы. Поверх мафория Богородицы посеребренный наголовник (убрус), украшенный растительным и точечным орнаментом. Икона благодаря таким свежим локальным красочным сочетаниям и травному узору убруса относится к так называемым народным иконам — «краснушкам».

Пожалуй, самый необычный мафорий у Богоматери, написанной на иконе «Богоматерь с младенцем» второй половины XVIII века. Он имеет надписи-пиктограммы, которые усиливают сакральный смысл иконы. Надписи тактично входят в декоративный строй мафория Богоматери. Кайма мафория у головы Богоматери имеет текст снизу вверх: «ЕЕ СЛОВО НЫН(…) ЕШНЕЕ ПРИНОШЕНIЕ W(что означает от) ВСЯКIЯ NАПАСТИ ИЗБАВИ ВСЕХЪ И ГРЯДУЩIЯ ИЗМИ МУВО ВОПИЮЩА (далее изображен цветочный узор) ТИ (далее изображен цветочный узор)». Надпись на кайме мафория по левой руке: «АЛЛИЛУ ИЯ», по правой руке: «ВСЕХЪ СТЫХЪ СТЕВ». Надпись на кайме мафория по левому плечу Богородицы слева направо: «ХЛИМОПШIЕ Гь (далее изображен цветочный узор)». Ниже надпись: «ЕТАЯ МАТИ РОЖДМКО», еще ниже: «БЦ». Под каймой в складках имеется геометрический орнамент. Надпись на бахроме мафория греческими буквами может быть прочтена как «Бахромой украшенная». Как известно, бахрома, украшающая мафорий Богородицы, является символом ее царственности. В данном случае надпись представляет собой не что иное, как украшающий эпитет, обращенный к «царице небесной». Вместо звезд приснодевства на плечах и на челе мафория изображены ангельские лики, повернутые к Богородице.

Источником письма музейной иконы «Скорбящая Богородица» послужил текст канона молитвы Богоматери, в котором она названа «скорбящих радостью». В центре иконы изображена сильно увеличенная ростовая фигура Богоматери с группирующимися фигурами ангелов и страждущих. На Марии наголовник интенсивного желтого цвета, декорированный спиралевидными завитками, и темно-вишневый мафорий с белой графической прорисовкой складок. Мафорий драпируется круглой складкой на локтях. По краям мафория имеются надписи в белых рамках дробниц: «НАГИМЪ», «ОДЕЯNIЕ», «АЛЧУЩИМЪ», «ПИТАNIЕ». Надписи над молящимися, ярко выраженными в образе «Скорбящей Богородицы», вполне отвечают сакральной идее заступничества.

Икона по ряду признаков, в том числе по росписи мафория и наголовника, напоминает так называемые народные «полосатые» иконы XVIII–XIX веков. Фон иконы имеет широкие полосы: красную, желтую, серо-голубую и охристую. К середине XVIII века увеличилось количество иконографических вариантов образа «Всех скорбящих Радость». Это объясняется как конкретными историческими обстоятельствами, так и большой популярностью самой иконы. По всей стране существовало множество местночтимых чудотворных икон с таким названием. Каждый новый извод полагал начало собственной иконографической традиции, при этом списки могли отличаться оригинальными деталями.

К подобному изводу (разновидности) относится и музейная икона конца XIX века «Богоматерь Всех Скорбящих Радость», так называемая «Богородица с грошиками». Богородица представлена не в царственном облике, а в образе Пресвятой Девы без Младенца в окружении людей, ожидающих ее помощи. На ней новая деталь — белый наголовник поверх синего мафория с нанесенными золотыми грошиками. Появляются новые детали: белый плат на главе Богородицы поверх мафория с грошиками. Этот извод был широко распространен, в том числе в старообрядческой среде (Урал, Ветка). Такая роспись мафория помогает понять сакральный смысл образа — его чудесного спасения от пожара. Событие пожара произошло, как написано на нижнем поле иконы: «…

Молитва покрой нас своим омофором

после грозы разразившейся 23 июля 1888 года надъ часовнею находящейся в С. Петербурге въ те от прил. КъСтекл. Завод()». Молния с силой ударила в часовню, обожгла стены внутри нее, но не коснулась образа Богоматери, а двенадцать медных монет из разбитой кружки подаяний оказались прикрепленными в разных местах к образу. Слух о святой иконе распространился по всей России.

Иконографические особенности рассмотренных музейных икон показывают, что русские иконописцы не механически повторяли образец, но серьезно перерабатывали композицию, обдумывали содержание и характер каждой используемой в иконе детали. Обращаясь к русской иконе, не стоит забывать, что каждая деталь в ней важна.

Наталия СТАРУН
Фото Валерия МАЙОРОВА

Одежды Иисуса Христа

Николай Кувалда

              1. ОДЕЖДЫ ИИСУСА ХРИСТА

     В четвёртом Евангелии одеждам Иисуса Христа уделено особое внимание. Если первые два евангелиста  просто сообщили, что после экзекуции Иисус "был облачён в одежды его(ta ch-imatia autou)"(Мф27:31, Мк15:20 ), а у Луки мы видим, что Ирод (с воинами)  вдоволь поглумившись над "ничего из себя не представляющим человеком", и,  "надевший одежду светлую* (estheta lampran, sing.)", отослал его назад к Пилату (23:11), то у четвёртого евангелиста мы сталкиваемся с более подробным описанием сцены дележа одежд.
      *  Праздничное облачение царей Иудеи (ср. с Иак. 2:3).

      Но все евангелисты говорят, что воины у креста с распятым делили "одежды его (ta ch-imatia autou)", бросая жребий. (Мф27:35, Мк15:24, Лк23:34. В Ин19:24 жребий бросается о хитоне!) Что не соответствует ни исторической действительности, ни реальной практике, так как Иисус был осуждён и избит перед казнью в городе, а значит и ведом к месту казни за пределы города в нагом виде , дабы ощущал себя — как человек плотский — ещё более беззащитным да униженным. При этом в рассказе первых двух авторов выглядит довольно глупым само поведение воинов, соизволивших окровавленное тело Спасителя опять приодеть в принадлежащие ему одежды, на которые уже давно "положили свой глаз". Все мы знаем как тяжело, а под час и не возможно вообще, очистить одежду от крови! У Луки же воины тоже делят одежды Иисуса ta ch-imatia во множественном числе; т.е. не ту — светлую,что в ед.числе, в которую его облачил Ирод!
      В общем же, во всех Евангелиях выглядит как-то несуразно, что одежды эти соизволили принести им для дележа с города прямо к кресту.

      Просто евангелистам нужно было, во чтобы не стало, продемонстрировать зрителю картинку, на которой солдаты делят одежды распятого героя прямо у его ног, так как она "соответствует" пророческому плану Псалма 21:19.  Закрывая при этом глаза на то, что  сама сцена расправы над  ветхозаветним героем не соответствует в историческом смысле плану Евангелий. Ведь в них после официально состоявшегося суда, официально приговоренного к смерти и избитого новозаветнего героя надо вывести из города максимум в набедренной повязке! Тогда как ветхозаветний герой показан одетым в дорогие царские одежды (ср. с Лк 23:11!) и, скорее всего, пребывающим во дворце, где он угодил в руки присланных заговорщиками убийц.

      Зачем авторам Евангелий понадобилось заимствовать из Псалма, несоответствующий их исторической сцене, план? Только лишь для того, чтобы прибавить к числу "уже сбывшихся о Иисусе пророчеств" ещё одно, к тому же сомнительное? Не помешала бы  куда более значимая причина… И такая причина есть! Ведь в Евангелиях мы имеем дело не с обычными одеждами, которые подвержены тлению, но с символическими! Одежды Иисуса несут недоступную соматикам информацию! Это особенно хорошо заметно в рассказе четвёртого евангелиста, в 19 главе стихи 23-24 , буквальное содержание которых такое:

     23  Итак воины(ch-oi oun stratio’tai), когда (они)распяли Иисуса, взяли одежды его(ta ch-imatia) и сделали четыре части, каждому воину часть, и хитон. был же хитон несшитый, из которого сверху сотканный через всё.  24  (они)сказали итак*(eipan oun*) друг к другу, Давайте не разорвем его, но бросим жребий о нём кого будет ‘ {колон} чтобы писание было исполнено говорящее, Разделили(они) одежды мои себе и относительно одеяния моего бросили жребий. Итак воины(ch-oi men** oun stratio’tai) это сделали.

    * Перестроив текст, евангелист для пущего усыпления бдительности в виде троекратного (пошагового) "утверждения истины" применил вместо естественного для начала 24-го стиха союза kai (и) союз oun (итак), устанавливаемый в предложении обычно на втором или третьм месте. Три союза "итак" на один, да ещё и маленький, абзац!? Не слишком ли много при  норме на одного персонажа (или группы лиц)  "один oun на абзац" ?
    ** men,  усиливает значение oun.

     Римские солдаты, которые знают наизусть Ветхий Завет, при чём не просто цитируют из него, но и разбираются в совершенстве в… христианкой доктрине!? Да ещё и делают это куда лучше самих учеников Иисуса … при его-то жизни!? Не правда ли — замечательный "исторический" факт!

А ведь этого цитирования ими Псалма могло и не быть, напиши автор фразу "Итак воины это сделали" не в конце своего рассказа, но сразу же после колона {‘}, заменив его точкой… Которую, кстати, мог бы, сравнительно легко, внести в текст, опосля уже, любой переписчик. Чего не скажешь о изменении таковым переписчиком самого порядка слов.

      Но кОлон также принадлежит стилю евангелиста! Это не трудно понять, сообразив, что с фразы "Итак воины это сделали…" уместно начать новый абзац, ведь она начинается с большой буквы, и размешена поэтому в тексте вне правил!* Поставь вместо колона точку да начни с этой фразы очередной абзац — и всё будет "о кей"!
      Но зачем евангелисту понадобилось коверкать собственный, более верный с исторической позиции, текст? Ответ элементарен! — Затем, чтобы людям, знакомым хоть сколько с греческим правописанием, была очевидна его крамольная мысль!  И посмотрите, до чего смешно евангелист успокаивает подозрение клерикалов! — Колоном отделяет от солдатской беседы саму цитату, введенную им в текст в виде… предложение цели! Но в том-то и дело, что визуально хоть как-то действующий кОлон**, не обнаруживает себя вовсе на слух! Здесь не отделаешься уже одной только паузой, ибо та же запятая, например, на месте колона, не раздляет логику предложения на два крыла*** вообще!
       Но ведь само уже название жанра — ЕВАНГЕЛИЕ! — предполагает преимущественную работу этого текста на слушателей! Так принято считать… Уже одно только это должно сильно насторожить человеков, способных не просто мыслить, но и погружаться во Мнэмейон в стремлении достичь самого дна! ВСМАТРИВАЯСЬ, ВДУМЫВАЯСЬ В ТЕКСТ не только одного этого рассказа, но и ВСЕГО ЕВАНГЕЛИЯ ВООБЩЕ!  И тогда-то перед настойчивым разумом Евангелие начинает раскрывать свою тайну!

     * Минускульные рукописи Нового Завета (8 в. и позже) моложе унциальных , но восходят к ранним рукописным традициям.
     **  А.Д. Вейсман: "ko’lon, to, член, ос. нога, рука; 2. сторона, бок (стены, здания)…" То есть , колон расЧЛЕНяет предложение на два логических, сводимых к одному телу, крыла.  Т.е. как левая рука или сторона дополняет правую, так и действие солдат, разделяемое колоном от сообщения Псалма, представляет одно с ним логическое целое!
      ***  Физического и метафизического планов.
      
__________________________________________

              2. ХИТОН

       А не возобновить ли нам для начала представление о хитонах вообще?

     "Ридерз Дайджест": "Греческие костюмы были очень простыми: мужчины носили туники, а женщины — хитоны. Это были цельные куски ткани с отверстиями для рук, которые сшивались по всей длине и скреплялись на плече пряжками или брошками. У молодых мужчин  туника обычно доходила до колен, у пожилых — до пят. Часто её подвязывали поясом.. В холодную погоду, поверх туники набрасывали гиматий — длинный шерстянной или льняной плащ, закреплявшийся под правой рукой.."

    Иосиф Флавий, "Иудейские древности" (кн.3, гл.7): "2. Поверх этой одежды (панталонов, Исх.39:28) священник носил льняное облачение из двойного тонкого виссона, которое называлось хефоменою* , что значит "льняная одежда".. Эта одежда представляла из себя плотно прилегавший к телу и доходивший до конца ног хитон с узкими, облегавшими руки рукавами. Его стягивали под грудью поясом.. .. 4.Первосвященник же облачается так же, как и иереи, так как надевает на себя решительно все те же части, о которых мы только что рассказали. Но сверх того он надевает ещё пурпурно-фиолетовый хитон, который также доходит до пят. На нашем языке эта риза называется меиром; она охватывается поясом.. к подолу этого облачения пришиты кисти, похожие по виду и цвету на гранаты, а также золотые колокольчики. Хитон этот не состоит из двух кусков, которые были сшиты по плечам и с боков, но по всей длине соткан из одного куска.. 5. Сверх этих облачений первосвященник надевает ещё третью ризу, носящую название ефуда и похожую на греческий наплечник. Она  спускается до середины груди, СНАБЖЕНА РУКАВАМИ и общим видом напоминает хитон.."

       *  В  Исх.28:4 — кэтонет: "вытканный квадратиками".

       Для начала подсчитаем количество носимых Иисусом одежд. Первые три евангелиста, в сцене с солдатами, в один голос говорят о ta ch-imatia (n.pl.) — минимум  двух одеждах: хитоне и гиматии(sing.). Когда мы читаем у Матфея 5:40 и у Луки 6:29 ,что человека лишают хитона и гиматия — это значит, что его раздевают догола. Четвертый же евангелист прибавляет к ta ch-imatia ещё один хитон. По его словам, как для обывателей, Иисус носил на себе одновременно ТРИ одежды! При этом сам этот хитон в его описании уж больно напоминает меир первосвященника.
       Так же существенно, что в Псалме 21:19, на который ссылается евангелист, мятежники делят между собой нижние одежды(бегед) властителя ,  тогда как жребий бросают о верхнем облачении царя, собственно — "регалии" царской власти. В четвёртом Евангелии мы видим нечто обратное, ибо одежда о которой бросается жребий, названа хитоном!
       Книга Иосифа адресована иностранцам, поэтому он называет меир (с евр. — верхняя одежда) хитоном: ведь он не только внешним видом смахивал на хитон в исполнении без рукавов (накидка с отверстием посредине для головы), но поверх него надевался ещё и ефуд (заметь, — с рукавами!)*  Для иностранца именно ефуд (в русс. синод.  ефод) представлялся главною одеждою первосвященника, тогда как меиру он придавал меньшее значение. В реальности более ценным являлся меир, символизирующий небесное**,  духовное. Тогда как ефуд — проявленные светом вещи как на земле, так и всей вселенной**. В соответствии, разумеется, божией воли. "Этот свет, который проявлен, есть одеяние Небесного Скрытого", — говорит Идра Сута.  В полном согласии с этим планом, в самом ценном, что есть на первосвященнике — НАПЕРСНИКЕ ***(занимающем центральное место , и… соединяющем собою ефуд с меиром в одну цельную конструкцию) —  находились Урим ( СВЕТ во мн.числе) и Туммим (СОВЕРШЕНСТВО во мн.числе) посредством которых первосвященник узнавал волю Всевышнего. Как выглядели эти предметы доподлинно не известно. Первый же хитон первосвященника и его панталоны отделяли СВЯЩЕННЫЕ ОДЕЖДЫ от скверны обычного тела.
         Но плоть и кровь Иисуса Христа непорочны по определению! Соответственно и меир с ефудом возлагаются непосредственно на его метафизическое Тело****, чем полностью подтверждается данное евангелистом определение  — ХИТОН! И лишь поверх этого СУГУБО СИМВОЛИЧЕСКОГО облачения, которое для  обывателей ограничено восприятием только аспектов присущих физическому миру, надевалась.. обычная одежда, которую носил Иисус. Иначе, как объяснить его же наставления своим ученикам не надевать два хитона, Мк 6:9. Т.е. не одеваться, как богачи или священники! В другой же "интерпретации" — не брать с собою в дорогу двух хитонов (т.е. обходиться только тем, что на тебе самом) — здесь уже более о минимизированном быте, присущем многим мудрецам древности, Мф10:10. Как, скажите, Иисус мог наставлять этому своих последователей, будучи сам облачён в три ряда, одна дороже другой, обычных одежд?!!
 Но его меир — это Небо (мысли, слова)! А его ефод — это Мир (добротно обустроенная физическая вселенная, экумена)! — Священные одеяния ЛОГОСА…

     *  Если быть визуально точным, то вид ПОЛНОЦЕННОГО ХИТОНА меиру придаёт ефуд, имеющий в описании Иосифа рукава!
     **  И. Флавий (III.7.7): "Льняной хитон первосвященника также напоминает о земле, фиолетовые нити его — небосклон, причём гранаты вызывают представление о молниях, а звук колокольчиков знаменует раскаты грома. Наплечник также — изображение всей созданной Господом Богом природы, почему, мне кажется, он и сделан из четырёх родов материала, причём вотканные в него золотые нити, по моему мнению, должны напоминать о всюду проникающем свете. Нагрудник, помещающийся как раз посередине  наплечника, занимает именно то же самое место, которое занимает Земля в самом центре мироздания…"
      *** От старославянского "перси" — грудь. Нагрудник.
      ****  Ев. Филиппа, 67: "Истина не пришла в мир обнажённой, но она пришла в символах и образах…"  И в вещах тоже!  (Не путать с Хлебом Евхаристии, Мф 26:26, и Молитвы!)

      А теперь рассмотрим поподробнее саму фразу евангелиста о хитОне: "Итак воины, когда они распяли Иисуса, взяли одежды его (ta ch-imatia autou).., и хитон. Был же хитон несшитый, из которого сверху сотканный через всё." (Ин 19:23)

1) "хитон" — chito’n, m.(лат. tunica) общеупотребительное платье у древних греков, как мужское, так и женское, надеваемое на голое тело и обыкновенно подпоясываемое, сверх которого носили ещё хламиду (Мф 27:28,31) или тому подобную верхнюю одежду.

2)"несшитый" —  a-rafos, priv.прилагательное от g-rapto’ шить, сшивать; g-rafe шов.

3)"из которого сверху" — ek  to’n  ano’then. Где ano’then — наречие места, на вопрос откуда: сверху, с высоты, с неба; из верхней или внутренней части страны..  Это же наречие в значении времени: издавна, изстари, искони, с самого начала. Например, ch-oi  ano’then chronoi — прежние, или древние, времена. Заметь, само по себе CH-OI ANO’THEN — это предки! (Это же выражение в значении = ano’: верхние, вверху находящиеся, люди.)
      Предлог ek (управляет только родительным падежом): о месте — выражает движение из, или от какого либо места, а иногда пребывание вне какого либо места: из(с), от, вне, вдали от ..    Заметь, при названии страны часто ставиться при ek имя собственное или нарицательное жителей: ek  to’n  Taocho’n, pl., из страны Таохов..!!!   О времени: а) на вопрос с какого, или от какого времени — с..детства, с.. юности, с..ночи, издавна..; б) означает непосредственное следование одного действия за другим…  Этот же предлог служит для обозначения происхождения, причины, повода, основания, реже материала из которого что либо сделано.. (Как предлог означающий происхождение ставится иногда вместо g-ypo..)
      Артикль to’n (с омегой внутри) — генетив мн. числа род которого не выражен.  Т.е. может представлять мужской род (в им. падеже мн.ч.  CH-OI), которым обозначают, по большому числу, людей;  женский (в котором редко производится субстантивирование… Забегая наперёд, замечу, что  греческое слово душа, psyche, также как и наше женского рода); и средний, который во множественном числе обозначает чаще всего конкретику нашего мира: вещи, имущество, события,интересы,науки, письмена, дела, обстоятельства, и др.

  4) "сотканный через всё" —  ch-yfantos   di’  ch-olou. Где прилагтельное ch-yfantos, m., тканный (о хитоне).
       Далее, прилагательное ch-olou, m. или n.  (которое, ксати, может употребляться в значении существительного без артикля) — здесь родительный падеж от ch-olos, m., целый, весь.
       Предлог dia с родительным падежом: о месте — через что, сквозь что, по чему; о времени — в течении чего, в продолжении чего; в переносном значении — посредством кого, чего, при помощи кого, чего.
       В мужском роде прилагательное ch-olou:  здесь — через весь…хитон (небо,  ch-ouranos, m.), охватывая целый…мир (ch-o kosmos, m.: упорядоченность, лепота, добротно обустроенная экумена — т.е. всё заселенное людьми мироздание, дом — вселенная; противоположность хаосу).
       Этое же прилагательное в среднем роде — тканный через всё (sing.! в собирательном смысле), существующее во вселенной, доброе, посредством и с помощью Света (по-гречески свет среднего рода, to  fo’s).. Предлог dia говорит ещё и о том, что хитон этот тканный  в продолжении всего времени (chronos, ch-o) существования на земле цивилизаций…
         
       Воинов "римскими" называют историки, хотя в самих Евангелиях об этом ничего не говорится. Ещё бы! Ведь они представляют собою всех воителей на земле!

— По одному представителю от каждой стороны света. При этом, заметьте, до тех пор пока эти не цитируют "библии" — они просто солдаты. Но стоит им только начать во своих интересах цитировать Библию, как перед нами предстают уже, не менее воинственней шимпазоидов, … клерикалы! Практикующие, кстати, такую же организацию и политику как многие, имеющие армии, государства!
         Так повелось у людей от общего всех в физическом плане обезьяннего прошлого! С заметным, правда, "прогрессом" — зоологические обезьяны того или иного стада, они не бредят потребностью установить свою гегемонию над всей, что под звёздами, экуменой. А эти, как видите, бредят! Урим иудейский о экумене бросают — кому из них-то на этот раз мир весь достанется! Трудно ведь им без вмешательсmва самого  чтобы "бога иудейского" в сваре их наперёд предугадать кто из них, со всем своим племенем, продвинувшись вдруг, распространит запах своих выделений на весь обитаемый мир … Заодно монополизировав и само право на истину.

© Copyright: Николай Кувалда, 2010
Свидетельство о публикации №210020600180

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Николай Кувалда

Рецензии

Написать рецензию

Для меня главное, что Иисус на позорном кресте был распят абсолютно голым. А когда христиане распяли Его образ повторно, то накинули на бёдра повязку.
Факта повторного распятия своего Господа — христиане не стыдятся. Но им стыдно, если их лютый Враг — Христос, будет висеть на кресте абсолютно голым.

Максим Соловский   15.12.2015 13:06   •   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные — в полном списке.

Написать рецензию     Написать личное сообщение     Другие произведения автора Николай Кувалда

В основе композиции иконы лежит тип Богоматери Одигитрии — наиболее торжественный и иератический тип Богородичных икон. Самой распространённой является композиция со строго фронтальной позой младенца, подчеркивающая высокое царское достоинство Матери и Сына. Младенец Христос держит в левой руке свёрнутый свиток, а правой — благословляет. Богоматерь изображается с лёгким наклоном головы, чуть повёрнутой вправо к младенцу и поддерживающей его левой рукой.

Предполагают, что прототип таких икон восходит к древнему константинопольскому образу Богоматери, почитавшемуся в монастыре Одегон. Само название «Одигитрия» (греч. путеводительница) связывают как с чудесами прозрения слепых у образа, так и с происхождением иконы из монастыря Одегон. Перевод можно объяснить догматическим содержанием образа, выраженным жестом руки Марии, указывающей на Христа как на истинный путь спасения. Такими иконами благословляли по традиции на дальний путь.

Особенностью иконографии Богоматери Голубицкой (Коневской) является то, что младенец развёрнут в сторону от Марии и держит в одной руке голубя, связанного за ножки нитью, конец которой он держит другой рукой. Характерны одежды Христа — белая рубашечка и киноварный хитон, а также белый плат Богородицы, переброшенный через плечо. Отличительной особенностью также является голубь, которому придаётся важное символическое значение. Голубь, по закону Моисея, был чистой птицей и предназначался для ветхозаветных жертвоприношений. Мария на сороковой день после рождения Иисуса «для его искупления» должна была принести агнца и двух голубей. Будучи бедной она пожертвовала лишь голубей, а жертвенным агнцем был её Божественный Сын. Голубь на иконе напоминает о преобразовательной связи Ветхого и Нового Заветов и соотношении соответствующих им жертв. Образ Богоматери во всей византийской экзегезе уподоблялся святой трапезе, престолу, жертвеннику. На иконе Богоматери Голубицкой это уподобление передано чисто художественными средствами: красные одежды Богородицы и её белый плат, также как красный хитон Христа и его белая (жертвенная) рубашечка, ассоциируются с литургическими тканями, покрывающими церковный алтарь. Мария здесь — и храм, и жертвенник для агнца Христа. А голубь — символ его очищающей жертвы, искупляющей грехи человеческие. Привязанная на нитке птица могла уподобляться душе человека, привязанной ко греху, которой Иисус сострадает, которую жалеет и которую он может освободить. Нить, на которой привязана птица, говорит о смирении и покорности: «смиренной, покорной голубкой» называет Протоевангелие Иакова Марию, покорным и смиренным называет Евангелие самого Христа. В текстах средневековых бестиариев Христос прямо уподобляется голубю, объединившему своей кровью человечество.

Известие о появлении на Руси первой «голубиной» иконы относиться к концу 14 века. Согласно житию, её принёс с Афона преподобный Арсений, как благословение на создание нового Богородичного монастыря на острове Коневец.

Получив на Руси название «Голубицкой» или «Коневской», эта чудотворная икона, дошедшая до нас лишь в копии начала 16 века, и стала прототипом русских икон. Особое значение её культ приобрёл в новгородских и московских землях в конце 16 — начале 17 веков, когда святыня, в связи с разорением шведами Коневецкого монастыря находилась в Новгороде-Икона Богоматери Коневской, ныне украшающая фасад подворья Коневского монастыря на Загородном проспекте в Петербурге, является современным списком.

Исполнена она петербургским художником — монументалистом Лидией Азаровой в нетрадиционной (авторской) технике, чем-то напоминающей монументальную живопись по сырой штукатурке. Изображение сделано на иконной доске, покрытой специальным составом, сближающим её с фреской, а также способствующим гармоничному сочетанию как с архитектурой самого подворья, так и с окружающей городской средой.

Сергей Буглак. http://www.artpetersburg.ru/

10 апреля 2011 г.

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *