Впасть в окамененное нечувствие есть то же, что быть мертвым; также быть слепу умом его то же, что не видеть телесными очами.

Преподобный Григорий Синаит

Апостол Иоанн Богослов

«Народ сей ослепил глаза свои и окаменил сердце свое…»

Доколе свет с вами, веруйте в свет, да будете сынами света. Сказав это, Иисус отошел и скрылся от них. Столько чудес сотворил Он пред ними, и они не веровали в Него, да сбудется слово Исаии пророка: «Господи! кто поверил слышанному от нас? и кому открылась мышца Господня?» Потому не могли они веровать, что, как еще сказал Исаия, «народ сей ослепил глаза свои и окаменил сердце свое, да не видят глазами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтобы Я исцелил их». Сие сказал Исаия, когда видел славу Его и говорил о Нем (Ин.12:36-41).

Преподобный Григорий Синаит

Впасть в окамененное нечувствие

Впасть в окамененное нечувствие есть то же, что быть мертвым; также быть слепу умом его то же, что не видеть телесными очами. Ибо тот – (впадший в нечувствие) лишился живодейственной силы; а этот – не видящий (умом) – божественного света, дающего зреть и зримым быть.

Преподобный Иоанн Кронштадский

Окамененное нечувствие ко всему духовному… есть теснота вражия

Плотская нега, окаменное нечувствие ко всему духовному, священному есть теснота вражия, хотя плотский человек не считает ее теснотой, потому что благотворит о ней, но хотящие жить духовно считают ее теснотой, потому что не допускает она Бога до сердца нашего, не дает излиться в сердце благодати Божией, оживляющей и просвещающей нашу душу, делает душу нашу неплодной делами веры, надежды и любви. Делаешься какой-то плотяной, духа не имущий. О, как многоразличны гонения! Как поскорбишь от сердца об этом окамененном нечувствии, как поплачешь пред Господом — оно и пройдет, и сердце согреется и размягчится и сделается способным к духовным созерцаниям и святым чувствам.

Что значит окаменение или одеревенение человека?

Бывает вместе со скорбью и теснотой новое искушение: окаменение, одеревенение, нечувствительность сердца ко всему истинному, доброму и святому; весь бываешь как камень, как колода, без веры, без способности молиться, без надежды на Божие милосердие, без любви. Как тяжело быть камнем или деревом, без веры и любви, будучи создан верить, чувствовать, надеяться, любить! И это надо терпеть и в терпении молиться, чтобы Господь отвалил камень нечувствия от дверей гроба сердца нашего, чтобы отнял от нас сердце каменное и дал нам сердце плотяное. Но что же значит это окаменение или одеревенение человека? Это показывает присутствие в нашем сердце диавола, который, насильно заняв собой при нашем маловерии сердце наше, отталкивает от него всякую добрую мысль, не допуская ей ложиться на сердце, отревает всякую веру, всякое доброе чувство и делает человека тяжким для самого себя. Это подлинно бывает с людьми. Да ведают же они, что это значит.

Не допусти сердце до духовного сна и окамененного нечувствия

Не будь мертв от сердца, не допусти сердце до лености, духовного сна и окамененного нечувствия, иначе горе тебе, когда придется быть с таким сердцем в деле Божием, требующем труда сердечного и умственного.

Иногда бывает такое окамененное нечувствие

Иногда бывает на душе такое окамененное нечувствие, что грехов своих не видишь и не чувствуешь, ни смерти, ни Судии, ни Суда страшного не боишься, все духовное бывает, как говорится, трын-трава. О лукавая, о гордая, о злобная плоть!.. Иногда бывает такая ужасающая леность и нечувствие на душе, что овладевает тобою совершенное отчаяние прогнать эту леность и отчаяние. Лучше, кажется, болеть, чем чувствовать леность.

Убоимся окамененного нечувствия грехов наших, убоимся гордости своей сердечной, которая говорит: не нуждаюсь я в прощении грехов, я не виноват, я не грешен; или: грехи у меня легкие, человеческие, — как будто нужно, чтобы были бесовские; или: мне не худо и во грехах моих жить. Это сатанинская гордость, и сам сатана в вашем сердце твердит те же слова. Восчувствуем глубоко, глубоко, всем сердцем, бесчисленные беззакония свои, будем воздыхать о них из глубины души, прольем о них слезы умиления и умилостивим разгневанного Владыку. Не станем нимало оправдывать себя, как фарисеи, лицемеры, ибо не оправдается, сказано, пред Богом никто из живущих (Пс. 142:2), а одним только искренним покаянием во грехах можем умилостивить Бога. Оставим равнодушие и холодность, будем духом горящим работать Господу, не станем забывать, что за долгий период беззаконной жизни мы пришли ныне умилостивить Владыку живота нашего и праведного Судию нашего. Время ли тут холодности и равнодушия, не одобряемых и в общежитии при сношениях с людьми, не должна ли вся душа наша обратиться в огонь духовный и излиться в слезах чистосердечного раскаяния? О, Боже наш, Боже наш! Наши беззакония в собственном смысле умножились паче влас главы нашей, паче числа песку морского, и мы их не чувствуем, мы равнодушны к ним, мы даже не перестаем любить их. Что если беззакония будешь усматривать, Господи, Господи, кто устоит! (Пс. 129:3). Даруй всем нам, Господи, дух сокрушенный и сердце смиренное, да принесем Тебе истинное покаяние.

Святитель Феофан Затворник

Окамененное нечувствие или духовная сухость

Я полагал, что у вас постоянное охлаждение… или сухость и нечувствие. Но этого у вас нет, а есть то, что со всеми по временам бывает. Об этом все почти писавшие о духовной жизни поминают. Святой Марк подвижник трех такого рода врагов выставляет: неведение с забвением, разленение с нерадением и окамененное нечувствие. «Какое-то параличное состояние всех сил душевных». В кратких молитовках не забыл их и святой Златоуст: «Избави мя от неведения, забвения, уныния (это разленение с нерадением) и окамененного нечувствия». Средства указываются не многосложные – терпеть и молиться.

Терпеть. Возможно, что Бог Сам посылает это для обучения не полагаться на себя. Иной раз много берем на себя и многого ожидаем от своих усилий, приемов и трудов. Вот Господь и берет благодать и оставляет одного, как бы говоря, вот попробуй, насколько у тебя есть сил. Чем больше имеется дарований естественных, тем такое обучение нужнее. Сознав это, будем терпеть. Посылается это и в наказание – за вспышки страстей, допущенные и не осужденные, и не покрытые покаянием. Вспышки эти тоже для души, что для тела пища дурная, которая отягчает или расслабляет, или отупляет… Надо, выходит, при сухостях осмотреться, не было ли чего такого на душе, и покаяться пред Господом, и положить впредь, остерегаться.

Остается молиться… об избавлении от… окамененного нечувствия

Больше всего достается это за гнев, неправду, досаждение, осуждение, возгордение и подобное. Врачевство – возвращение опять благодатного состояния. Как благодать в воле Божией, то нам остается молиться… об избавлении от сей самой сухости… и от окамененного нечувствия. Встречаются такие уроки: обычного молитвенного правила при сем не оставлять, но все его точно исполнять, стараясь всячески, чтобы мысль сопровождала слова молитвы, напрягаясь и чувство расшевелить… Пусть чувство – камень, но мысль будет – хоть половинная молитва, но все же молитва будет, ибо полная молитва с мыслию и чувством должна быть. При охлаждении и бесчувствии мысль трудно будет удерживать при словах молитвы, но все же возможно. Делать надо наперекор себе… Это преутруждение себя и будет средством преклонить Господа на милость и возвратить благодать. А бросать молитву никак не должно. Святой Макарий говорит: «увидит Господь, как искренно желаем блага этого… и пошлет». Молитву же против охлаждения воссылать своим словом пред правилом и после правила… и в продолжение его к Господу взывать, как бы преднося пред лице Его мертвую душу: видишь, Господи, какова она! Но рцы слово и исцелеет. С этим словом и в продолжение дня почасту обращаться к Господу.

Говорит Господь, что мы, не слушающие Евангелия, похожи на тех, которым поют веселые песни, — они не пляшут; поют печальные — они не плачут; ничего с ними не поделаешь. Обещают Царствие Небесное, пресветлое и прерадостное — не шевелимся, будто не нам говорят. Угрожают судом неумытным и муками нескончаемыми — не тревожимся, будто не слышим. Забиты, потеряли всякое чувство самосохранения истинного. Ведемся, как ведомые прямо на пагубу и никакой заботы о своей участи. Опустили руки, предались нечаянию: что будет, то будет! Вот каково положение наше! Не оттого ли так часты самоубийства? И это плод нынешних учений, нынешних взглядов на человека и его значение! Вот вам и прогресс! Вот и просвещение! Лучше уж совсем быть невеждою, да со страхом Божиим душу свою спасти, чем достигнув титла просвещенного, погибнуть на веки, во всю жизнь не вспомянув о том, что будет по смерти. Из слова Божия, определяющего и Царство Небесное и ад, не пройдет и иота едина: все будет как написано. Прими же всякий это к сердцу, как дело, лично тебя касающееся, и позаботься о себе, сколько есть сил, и сколько еще времени осталось.

Архиепископ Аверкий (Таушев)

Окамененное нечувствие нашего времени

«Господи, избави мя всякого неведения и забвения, и малодушия, и окамененного нечувствия». (Из молитв на сон грядущим). Всем ли современным христианам известно это знаменательное прошение великого Златоуста из молитв «на сон грядущим»? Увы! наверное, очень немногим. А, между тем, оно так ярко объясняет нам очень многое из того, что происходит в современном мире. Зло современного мира развивается и углубляется все больше и больше именно в такой последовательности: сначала «неведение», потом – «забвение», затем – «малодушие» и, наконец – ужасное состояние души – «окамененное нечувствие», в котором находится большинство современных людей, далеко отошедших от Бога, от Христа, от Его истинной Церкви и, вследствие этого, все более и более погружающихся в разверзшуюся перед ними адскую бездну, где уже нет спасения. Начинается все с «неведения» – незнания Закона Божия, упорного нежелания внять и исполнять все то, что заповедал Сам Господь Бог в Своем Божественном Откровении. Вот почему все современные богоборцы, претендующие быть руководителями душ человеческих, так ополчаются на обучение детей молитве и на преподавание Закона Божия, борются против открытой честной проповеди Слова Божия, стремясь погасить в сердцах людей Свет Христов, который просвещает всех, преследуют искренних честных пастырей, всеми способами заграждая им уста и стараясь пресечь их влияние на пасомых. Этим и объясняется то «неведение» – поразительное духовное невежество, в котором пребывает большинство современных людей, даже считающихся официально и формально «христианами».

Не знают они ни молитв церковных, ни основных догматов своей веры, ни заповедей Божиих, ни священной и церковной истории. И в то же время с необыкновенной самоуверенностью и апломбом любят судить и рядить обо всем, касающемся нашей веры и Церкви, чего они вовсе не знают и не понимают. Сколько зла приносят такие люди и самим себе и окружающим. Сколько, порою, церковных смут и нестроений они вызывают! Но еще ужаснее, если таким «неведением» страдают сами же пастыри, неосмотрительно, без должной подготовки и без необходимого испытания, поставленные на высоте этого звания – «на свещнице, да светит всем». Как могут они «светить», если они сами лишены Света Христова и погружены во тьму неведения?! Следующая стадия – «забвение». Кто знает, тот, как огня, должен бояться забвения Закона Божия, забвения заповедей Божиих и уставов Святой Церкви. Он должен постоянно обновлять в своей памяти, в своем сознании все, чему учит Господь в Своем Откровении: читать и перечитывать Слово Божие, читать и глубже вникать в возвышенное учение святых отцов, назидаться и духовно окормляться высокими примерами истинно-христианской жизни из Житий Святых, которые когда-то были любимейшим чтением наших благочестивых предков, но теперь совсем заброшены и заменены чтением глупейших и развратных романов, в привлекательном виде рисующих человеческие греховные страсти, или политических статей в газетах и журналах, в большинстве случаев, как в кривом зеркале представляющих происходящие в мире события и превратно толкующих в выгодном для себя освещении их смысл.

Современное политиканство с его отталкиванием от истинной веры и Церкви столь явно ведет человечество к воцарению среди него врага Христова – антихриста, что только духовно-слепой может этого не видеть. А духовно-слепыми, которых легко завербовать на службу антихристу, как раз и становятся те, кто страдают «неведением» или «забвением»! Дальнейшая стадия, от которой молим мы Бога нас избавить, это – «малодушие». Скольких людей низвергло оно с их моральной высоты, отняло у них их человеческое достоинство! Втоптало в грязь, сравняло с самыми низкими преступниками! Начнем с Понтия Пилата. Ведь как защищал он Господа от нападков неистовых иудеев, требовавших распятия Спасителя мира, пришедшего в мир спасти человека. Но под конец поддался пагубному малодушию и предал на крестную смерть Того, Кого он сам считал «Праведником» (Мф.27:24). Он мог прославить свое имя, даже войти в историю с светлым ореолом мученика за Христа, если бы до конца защитил Его от безумной ярости иудейских первосвященников и старейшин, но малодушие его погубило, и он оказался в числе палачей Господа. Сколько неисчислимого зла причиняет малодушие людям, и ему поддающимся и их окружающим, и до настоящего времени! Сколько на почве малодушия совершалось преступлений, измен и предательств! Малодушный, – человек неустойчивый, ненадежный во всех отношениях, на которого нельзя опереться, на слово которого невозможно положиться. Сегодня он – одно, завтра – другое! Да что говорить! Малейшее влияние со стороны, когда он видит опасность какого-то ущерба для себя, может коренным образом заставить его перемениться во мгновение ока: он готов тогда пойти даже против собственных своих убеждений и может решиться на шаг, которого никто от него не ожидал.

В основе этого лежит незаконное самолюбие, в жертву которому он способен принести все на свете: и интересы, и здоровье, и жизнь множества других людей, от него так или иначе зависящих, и все святое, которому он прежде сам покланялся, но которое готов теперь оплевать и попрать своими ногами, что он и делает, всячески оправдывая себя перед другими, как-будто даже без зазрения совести. Но Суд Божий не дремлет, и рано или поздно не замедлит совершиться над таким безумным самолюбцем, чему много примеров в истории. Все эти пороки – и «неведение», и «забвение», и «малодушие», как нельзя более, процветают в наше время, даже среди людей, считающих себя «христианами», и потому естественно порождают то всеобщее «окамененное нечувствие», которое так характерно для нашего злокозненного времени. Как это хорошо сказано: «окамененное нечувствие»! Это такое состояние, когда человек становится как бы безчувственным, нечувствительным ко всему, как камень. А особенно – безчувственным к Слову Божию, к Истине Божией, к Правде церковной, ко всему подлинно-возвышенному и святому, ради чего стоит в мире жить и трудиться и пострадать, если нужно, и жизнь свою отдать. Увы! в наше время большинство людей вообще ничем не трогается, если только не задеваются их личные эгоистические интересы. «Их ничем не прошибешь», как говаривали у нас прежде: «они, как камень бездушный». И даже добро другим творят только тогда, когда видят в этом какую-либо личную для себя выгоду: или прославиться, или стяжать популярность, или взамен что-нибудь для себя приобрести. Безкорыстного добра не жди от них: они на это неспособны.

Особенно ужасно и губительно для души, когда овладевает человеком окамененное нечувствие к Закону Божию, к Истине церковной, и он легко становится тогда изменником и предателем истинной веры и Церкви, принося все это в жертву своему личному эгоистическому благополучию, хотя бы и под прикрытием разных высоких благовидных лозунгов. Примеров этого мы много видим в наше время на каждом шагу, а особенно ужасно, когда такие примеры дают нам некоторые пастыри и даже весьма высоко стоящие на свещнице церковной. Вот почему, начиная Свою проповедь человеческому роду, который Он пришел спасти, Воплотившийся Единородный Сын Божий обратился прежде всего с призывом: «Покайтеся, ибо приблизилось Царствие Небесное» (Mф.4:17). Вот почему и святые Отцы Церкви утверждали, что «без покаяния нет спасения». А покаяние это есть не что иное, как совершенное, полное и коренное изменение своего внутреннего «я» от худшего к лучшему, от зла к добру, а этому больше всего мешает «окамененное нечувствие». Окаменевшие сердца неспособны по-настоящему покаяться. Потому-то Святая Церковь и учит нас ежедневно молить Бога: «Господи, избави мя всякого неведения, и забвения, и малодушия, и окамененного нечувствия!»

Инок Никодим

Окамененное нечувствие — гибель души

Окамененное нечувствие — это гибель души. Как можно унаследовать вечную жизнь с каменным, а потому мертвым сердцем? Никак. Духовное лекарство таковым, пока еще не потеряли временную жизнь, только одно — покаяние… «покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное». В чем каяться? В том, что периодически напоминает попранная совесть, т.е. совершенных грехах против Бога, ближнего и себя самого.

Первый грех против себя — это самолюбие из которого вытекает все прочее зло, как внутри, так и во вне человека. Самолюбцев очень любит дьявол, потому что они его соработники в творении зла всем прочим их окружающим людям. Они всегда лукавы, лицемерны и горды, ненавидят всех, кто по их мнению, к ним плохо относится. У таковых духовные сердца находятся в состоянии окамененного нечувствия ко всему благому и спасительному.

4 Когда же собралось множество народа, и из всех городов жители сходились к Нему, Он начал говорить притчею: Мф 13, 2-3. Мк 4, 1-2.
5 вышел сеятель сеять семя свое, и когда он сеял, иное упало при дороге и было потоптано, и птицы небесные поклевали его;
6 а иное упало на камень и, взойдя, засохло, потому что не имело влаги;
7 а иное упало между тернием, и выросло терние и заглушило его;
8 а иное упало на добрую землю (εἰς τὴν γῆν τὴν ἀγαθήν) и, взойдя, принесло плод сторичный. Сказав сие, возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит!
9 Ученики же Его спросили у Него: что бы значила притча сия?
10 Он сказал: вам дано знать тайны Царствия Божия, а прочим в притчах, так что они видя не видят и слыша не разумеют. Ис 6, 9-10. Мф 13, 14. Мк 4, 12. Ин 12, 40.
11 Вот что значит притча сия: семя есть слово Божие;
12 а упавшее при пути, это суть слушающие, к которым пото’м приходит диавол и уносит слово из сердца их, чтобы они не уверовали и не спаслись; Мф 13, 19. Мк 4, 15.
13 а упавшее на камень, это те, которые, когда услышат слово, с радостью принимают, но которые не имеют корня, и временем веруют, а во время искушения отпадают; Иез 33, 31.
14 а упавшее в терние, это те, которые слушают слово, но, отходя, заботами, богатством и наслаждениями житейскими подавляются и не приносят плода; Мф 13, 22. Мк 4, 18. Мк 10, 23. Лк 18, 23. 1 Тим 6, 9.
15 а упавшее на добрую землю (ἐν τῇ καλῇ γῇ), это те, которые, услышав слово, хранят его в добром и чистом сердце (ἐν καρδίᾳ καλῇ καὶ ἀγαθῇ) и приносят плод в терпении. Сказав это, Он возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит!

Сочувствие — вовсе не душевная склонность, но функция организма, вроде пищеварительных соков,— такое открытие содержится в книге психолога Саймона Барона-Коэна под названием «Нулевые уровни сочувствия».

1. Напускная холодность

Наиболее полные данные о том, как ведет себя человеческий организм в условиях экстремально низкой температуры, собрали в первой половине 1940-х годов нацистские исследователи из концентрационного лагеря Дахау. Они проводили эксперимент под названием «Погружение в холодную воду». Задачей эксперимента было понять, может ли человек выдержать три часа при нулевой температуре воды.

2. Эмоциональный вопрос

Ученые из Дахау преследовали вполне человечную цель: помочь выжить тем, кто потерпит кораблекрушение в холодных морях. Только работали с каким-то бесчеловечным хладнокровием. Но почему? Как такое может быть?

3. Злодейство — не объяснение

Обычный ответ на этот вопрос — а потому что они злодеи. Барон-Коэн давно исследует проблему человеческой жестокости — это третья его книга на эту тему — и считает этот ответ ничего не объясняющим. Ученые всегда называют материал, с которым работают, «предметом исследования», нацисты из Дахау — не исключение. Для них люди теряют человеческую сущность и становятся объектами. Исследователи относятся к исследуемым с нулевым сочувствием, объясняет Барон-Коэн, а сочувствие — это, между прочим, физиологическая категория: более или менее известно, как и где оно формируется в мозгу.

4. Измерение чувств

По Барону-Коэну, существует всего семь уровней сочувствия (до какой степени вы склонны к сочувствию, можно проверить, пройдя тест из книги «Нулевые уровни сочувствия»).

4.1. Нулевой уровень. Человек вовсе без сочувствия. У него почти всегда проблемы с законом, часто это убийца, мучитель, насильник. Не каждый Нуль преступник, но у каждого ужасные сложности с человеческими отношениями. Если Нулю сообщить, что своими действиями или словами он травмирует кого-то, он просто не поймет.

4.2. Первый уровень. Без колебаний наносит травмы другим, но все-таки способен понять, что натворил, и даже изобразить сожаление. Тот минимум сочувствия, который есть у Единицы, никак не влияет на ее агрессивное поведение в самый момент агрессии: жертва — не человек, а по-прежнему объект.

4.3. Второй уровень. Достаточно сочувствия, чтобы затормозить начинающуюся агрессию. Двойка не может удержаться от криков или обидных слов, но способна понять, что делает что-то не то. Двойка готова слушать, когда ей объясняют, что она творит.

4.4. Третий уровень. Осознает свои сложности с сочувствием, может маскировать равнодушие и как-то компенсировать недостаток сердечности; но никогда нельзя знать, чего ждать от Тройки. Старается избегать работы с людьми — для Тройки это гигантский стресс. Часто не понимает шуток, часто не может истолковать выражение с лица. Светская беседа — кошмар для Тройки.

4.5. Четвертый уровень. Сочувствие ниже среднего. Четверка в основном ведет нормальную жизнь, но ей трудно беседовать на темы, касающиеся эмоций. Четверка уже может дружить, но ее дружба основывается скорее на совместном времяпрепровождении — спорт, прогулки,— чем на эмоциональной близости.

4.6. Пятый уровень. Сочувствие чуть выше среднего. Дружба Пятерки основывается на эмоциональной близости, на доверии, взаимной поддержке. Пятерка не всегда думает о чувствах других — только как правило. Очень заботится о человеческих отношениях на работе и дома. Не настаивает на своем мнении, не лезет в душу. Дает советы, руководствуясь не только своим мнением, а с учетом множества обстоятельств.

4.7. Шестой уровень. Выдающаяся способность к сочувствию. Шестерка всегда сосредоточена на чувствах других.

5. Нуль Отрицательный

Предметом исследования Барона-Коэна не стали ни солнечная Шестерка, ни даже агрессивная Единица — только Нуль. Нуль заключен в пожизненное одиночество; он не знает препятствий для своих желаний, он может высказать самую дикую мысль, совершить самый чудовищный поступок; Нуль просто не способен себе представить, как его действия могут сказываться на других людях.

Нули, по Барону-Коэну, делятся на Отрицательных и Положительных; жизнь Нуля Отрицательного достойна самого глубокого сочувствия. Нулей Отрицательных три типа, поведенческие особенности всех трех вызваны схожими повреждениями в эмпатическом кольце.

6. Нуль Отрицательный первый, или Пограничное расстройство личности

Эти люди живут под лозунгом, ставшим заголовком одной известной психологической книжки: «Я тебя ненавижу, не покидай меня!». Они делают все, чтобы обратить на себя внимание, но даже если добиваются своего, нисколько не бывают утешены. Часто пытаются покончить с собой — но не по-настоящему. Обычно депрессивны и бездеятельны. Жизнь с ними часто представляет собой филиал ада — до такой степени люди с пограничным расстройством личности не понимают, насколько они своим саморазрушительным и бессмысленным поведением травмируют родных и близких.

7. Нуль Отрицательный второй, или Психопатия

Также бессмысленно жестокие люди, но не пассивные, не направленные вглубь или на себя, а активные, действующие безжалостно и сверхэнергично против других людей. Бесконечно обидчивы — и не соразмеряют своего ответного действия с нанесенной обидой; дополнительная опасность нулей- психопатов состоит в том, что они, как бы защищая себя, способны на порядки превысить пределы допустимой обороны. Например, за плохую оценку в школе взять и сжечь физкультурный зал при ней. Патологические лгуны, внимательные мучители, равнодушные убийцы — и в то же время люди, совершенно непонимающие, чем вызвано такое к ним, скажем, отстраненное отношение окружающих.

8. Физиологический аспект

Как отец и мать обращаются с ребенком, так у него и формируется уровень сочувствия. Нулями Отрицательными, в частности психопатами, часто становятся те, кем родители брезговали в детстве. У покинутого ребенка внутри — безмолвно — возникает гневный ответ им; развивается сильнейшее чувство ненависти. Такого рода мощной отрицательной эмоцией очень трудно управлять; на родителей ребенок ненависть выплеснуть не может, она копится, создается давление, которое — словно в паровом котле — только и ждет, чтобы вырваться наружу.

8.1. Физиологические аспекты сводятся к тому, что длительный и сильный стресс разнообразно повреждает структуры мозга, которые входят в эмпатическое кольцо. Причем повреждает необратимо.

8.2. Родители, дающие своему ребенку вволю любви и внимания в его первые — критически важные — годы, обеспечивают его на всю оставшуюся жизнь силами противостоять любым неприятностям, а также испытывать и выказывать глубокие чувства.

9. Нуль Отрицательный третий, или Нарциссизм

Такие Нули считают, что только они делают добрые дела всю свою жизнь и никто — никто! — в целом свете не отвечает им взаимностью. Они заметно отличаются от других нулей отрицательных.

9.1. Общее у нарциссов, психопатов и страдающих от пограничных расстройств — разве что неспособность понять, что человеческие отношения — дорога с двусторонним движением. Нарциссы — более спокойная форма Нуля Отрицательного: они отнюдь не готовы к жестокостям. Нарцисс уверен, что он гораздо, гораздо лучше других, что ему дано нечто, чего больше ни у кого нет (но это нечто, заметим,— точно не сострадание). А мучается нарцисс от того, что люди не понимают его величия и прекрасности и поэтому относятся к нему недопустимо небрежно. Облегчение у нарцисса наступает редко, но все же может наступить: например, если он чувствует себя по- настоящему важной персоной. Нарцисс в принципе даже может быть остроумным, и обаятельным, и внимательным — если беседует с людьми, от которых зависит. Но если ему покажется, что и эти влиятельные люди недостаточно внимательны к нему — конец.

10. Нуль Положительный, или Синдром Аспергера

Если сочувствия в человеке нет, но есть замечательно тонкий, ясный ум — таковы люди с синдромом Аспергера, одной из нетяжких форм аутизма. Их, по мнению Барона-Коэна, следует относить к категории Нулей Положительных. У них множество сложностей — с личной гигиеной, с едой, которую они хотели бы есть всегда одну и ту же, с одеждой, которую точно так же лучше бы не менять. Люди Нулей Положительных недолюбливают, поскольку они норовят всегда сказать самую что ни на есть правду. Зато у таких людей — выдающиеся, бесконечные способности к систематизации. Нули Положительные часто выявляют закономерности там, где никто другой их увидеть не мог бы. Но они несчастные гении, потому что часто не могут даже понять, что гениальны.

11. Детоубийца Реха, или К чему клонит Барон-Коэн

Реха Кумари-Бейкер отбывает 33-летний срок за убийство двух собственных дочерей. Реха объяснила в суде, что она хотела испортить жизнь бывшему мужу, который после развода быстро обзавелся новой женщиной, а вот Реха никого себе так и не нашла.

11.1. Официальная психиатрия признала Реху дееспособной. Барон-Коэн согласен: с точки зрения нынешнего положения вещей, когда решение, нормален человек или нет, принимается по справочнику, в котором ровно 297 болезней, Реха нормальна: ее состояние не входит в список.

11.2. Но человек, зарезавший собственных детей, по определению ненормален, или, говоря в терминах Барона-Коэна, Реха — Нуль. Очевидно же, что в момент, когда она поднималась в детскую с кухонным ножом, когда вонзала этот нож в дочерей,— у нее был нулевой уровень сочувствия. Она не испытывала никаких чувств — только желание привлечь внимание бывшего мужа. Это желание отсутствует в списке 297. Так что пора бы ввести в психиатрическую и судебную практику новую категорию — расстройство сочувствия.

11.3. Конечно, убийцы и мучители по- прежнему должны отправляться в тюрьму, но людям, страдающим расстройством сочувствия и совершившим менее жестокие преступления, в тюрьме не место.

11.4. Больной синдромом Аспергера по имени Гэри Маккиннон, взломавший компьютерную сеть Пентагона, очевидно — не преступник. Он Нуль Положительный с высочайшим уровнем систематизации, он компьютерный гений. Гэри вообще не осознает, что его поступок имеет какие бы то ни было социально-политические последствия.

/ Сочинения / Гоголь Н.В. / Мертвые души / Что такое чичиковщина?

Поэма Н. В. Гоголя «Мертвые души” принадлежит к тем не-устаревающим произведениям искусства, которые являются масштабными художественными обобщениями, направленными на решение коренных проблем человеческой жизни. В омертвении душ персонажей (помещиков, чиновников. Чичикова) Гоголь усматривает трагическое омертвение человечества, унылое движение истории по замкнутому кругу. Истоки духовной пустоты человека кроются, по мысли писателя, не только в социальных условиях, но и в особенностях психического склада личности (в равной степени относятся к «мертвым душам” и помещики-крепостники, и делец-приобретатель Павел Иванович Чичиков).
Приемы реалистической типизации Гоголя прекрасно уловил Пушкин. «Он мне говорил всегда,— вспоминает автор «Мертвых душ”,— что ни у одного писателя не было этого дара — выставлять так ярко пошлость жизни, уметь очертить в такой силе пошлость пошлого человека, чтобы вся та мелочь, которая ускользает от глаз, мелькнула бы крупно в глаза всем”. Именно поэтому персонажи гоголевской поэмы — это, говоря словами В. Г. Белинского, «знакомые незнакомцы”.
Образ дельца-приобретателя Павла Ивановича Чичикова типичен. Беда, однако, не в том, что Павел Иванович — делец (сейчас, например, в нашу жизнь все шире входит слово «предприниматель”), а в его духовной ущербности, замаскированной пошлости. Мертвенность Чичикова подчеркивается полным отсутствием перемен в его духовной жизни, погруженностью в суету. Бричка Павла Ивановича долго не сходит с какого-то заколдованного круга. Судьба героя, как показывает Гоголь, вечно возвращается «на круги своя” (каждая новая афера кончается разоблачением, которое, в свою очередь, не мешает «непотопляемому” Чичикову вновь и вновь начинать все с нуля). Биография Павла Ивановича — предмет глубочайшего психологического исследования. Гоголь пишет о своем герое: «Не загляни автор поглубже ему в душу, не шевельни на дне ее того, что ускользает и прячется от света, не обнаружь сокровеннейших мыслей, которых никому другому не вверяет человек… и все были бы радешеньки и приняли бы его за интересного человека”.
Жизнь Чичикова подчинена одной цели -— обогащению ради достижения комфорта, «всех довольств”, «всяких достатков”: экипажей, отличного дома, вкусных обедов… Эта примитивная мечта и питает неутомимую энергию «подлеца”, который отлично помнит отцовский наказ «больше всего беречь и копить копейку”. Сочувствие к людям полностью вытравливается из сердца героя (бросает на произвол судьбы спившегося учителя, предает начальника по службе, радуется высокой смертности среди крестьян и т. п.), уступая место виртуозному умению угождать нужным лицам. В городском училище Чичиков выбивается в любимые ученики своими «прилежанием и опрятностью”, полностью постигает «дух начальника”, ценившего в своих подчиненных покорность. На службе в казенной палате Павел Иванович доби вается расположения «неприступного” повытчика. «Наконец он пронюхал его домашнюю, семейственную жизнь… Переехал к нему в дом, сделался нужным и необходимым человеком, закупал и муку, и сахар, с дочерью обращался, как с невестой, повытчика звал папенькой и целовал его в руку…” Словом, в Чичикове оказывается все, «что нужно для этого мира: и приятность в оборотах и поступках, и бойкость в деловых делах. С такими средствами добыл он в непродолжительное время то, что называют хлебное местечко, и воспользовался им отличным образом”. Приехав же в губернский город NN, Павел Иванович умело льстит местным чиновникам. «Губернатору намекнул как-то вскользь, что в его губернию въезжаешь, как в рай, дороги везде бархатные… Полицмейстеру сказал что-то очень лестное насчет городских будочников…” Удивительную способность приспосабливаться к новому собеседнику демонстрирует Чичиков в разговорах с помещиками. Достаточно сравнить беседы с Маниловым и Собакевичем о городских чиновниках.
Беспринципное подстраивание Павла Ивановича под очередного собеседника отражает предельную расчетливость героя: из общения с тем или иным человеком он старается извлечь конкретную выгоду (купить мертвые души, добиться продвижения по службе и т. п.). Свою роль играют, конечно, знание реальной жизни и определенные актерские способности. Рисуя в первой’ главе портрет Павла Ивановича, Гоголь специально подчеркивает «неопределенность”, «аморфность” Чичикова: «В бричке сидел господин, не красавец, но и не дурной наружности, ни слишком толст, ни слишком тонок; нельзя сказать, чтобы стар, однако ж и не так, чтобы слишком молод”. Такая внешность позволяет герою быстро менять психологические маски (в разговоре С Маниловым Чичиков напоминает восторженного юношу, в беседе с Плюшкиным — умудренного жизнью и благонамеренного господина). Следует еще раз подчеркнуть, что все «таланты” Павла Ивановича служат лишь одной цели — обогащению (умелые спекуляции в городском училище, новый способ получения взяток на «хлебном местечке”, строительство казенного дома и обворовывание казны, сговор с контрабандистами во время службы на таможне, афера с мертвыми душами).
Искренние человеческие чувства чужды Чичикову. Радость доставляет ему только одно — выгодная сделка. Вспомним, что он даже поет после того, как удалось выгодно приобрести мертвые души у Плюшкина. Пошлость Чичикова проявляется в размышлениях о красивой блондинке, встреченной после посещения Ноздрева. В голову героя приходит мысль не о красоте, а о возможном богатстве незнакомки: «Ведь если, положим, этой девушке да придать тысчонок двести приданого, из нее бы мог выйти очень, очень лакомый кусочек”.
Образ пошляка Чичикова универсален, не привязан к какому-то определенному историческому времени. Чичиковщина отнюдь не исчерпывается буржуазным стяжательством. Она представляет собой силу суетной пошлости, внутренней пустоты, мелочности, фальши. И она, к сожалению, проявляется в любую эпоху…
В финале поэмы Гоголь намечал некоторые перспективы духовного возрождения героя (об этом подробно говорится во втором томе «Мертвых душ”), размышлял над возможностью преодоления пошлой «омертвелости”, «нетронутости” мира. Преодоление зла заключается, по мысли писателя, не в социальном переустройстве общества, а в раскрытии неисчерпаемого духовного потенциала русского народа.
Возникает образ бесконечной дороги.и несущейся вперед птицы-тройки. В этом неукротимом движении чувствуется уверенность Гоголя в великом предназначении России, в духовном воскресении человечества.

Беру!

15295 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *