2.1. Понятие и классификация ценностей

Культура, как и общество, покоится на системе ценностей. Ценности — социально одобряемые и разделяемые большинством людей представления о том, что такое добро, справедливость, любовь, дружба и т. п. Также они представляют собой разделяемые многими людьми убеждения относительно целей, к которым следует стремиться. Ценности не подвергаются сомнению, они служат эталоном и идеалом для всех людей. Отступление от ценностей является порицаемым.

Именно ценности отделяют человеческую жизнь от биологического существования, а сознание своего отличия от окружающего мира реализуется в ценностях в виде целей и идеалов этой жизни. Не сознание, как мы привыкли думать, а именно ценности определяют в конечном счете собственно человеческий смысл жизни, становясь ядром и внутренней основой культуры человека и общества.

Ценности существуют и функционируют объективно в практике реальных социокультурных отношений и субъективно осознаются и переживаются в качестве ценностных категорий, норм, целей и идеалов, которые, в свою очередь, через сознание и духовно-эмоциональное состояние людей и социальных общностей оказывают обратное воздействие на всю индивидуальную и общественную жизнь.

Именно отношением духовно-ценностного уровня к обществу, природе, другим людям, к самому себе и определяется специфика культуры, очерчивается ее собственное поле действия и сфера влияния.

Что бы ни понимать под культурой, ценности как исходные начала любого из ее видов и уровней неизбежно определяют саму культурную специфику, становясь ядром и внутренней основой культуры народа и общества. Еще на рубеже XIX и XX столетий было замечено, что «культура не есть осуществление новой жизни, нового бытия, она есть «осуществление новых ценностей» , и поэтому «именно ценность служит основой и фундаментом всякой культуры» . Поскольку культура есть практическая реализация общечеловеческих и духовных ценностей в людских делах и отношениях, то неразвитость ценностного сознания и является одним из главных признаков кризиса культуры человека и общества. Только культура сохраняет единство нации, государства, общества в целом, так как она определяется степенью осуществления ценностей и реализации ценностных отношений во всех сферах человеческой жизнедеятельности, и потому культура каждого народа, каждой нации первична по отношению к ее экономике, политике, праву и морали.

Философское учение о ценностях называется аксиологией (от греч. axios – ценность и logos – учение). Аксиология – учение о ценностях, их происхождении, сущности, функциях, типах и видах.

В аксиологии сформировалось несколько типов теорий ценностей. Стоит выделить две из них.

Аксиологический трансцендентализм (В. Виндельбанд, Г. Риккерт). Здесь ценности – не объективная реальность, а идеальное бытие. Они рассматриваются как независимые от человеческих желаний. К ним относятся такие ценности, как добро, истина, красота, которые имеют самодостаточное значение, являются целями сами по себе и не могут служить средством для каких-то иных целей. Ценность, таким образом, это не реальность, а идеал, носителем которого является «сознание вообще», т.е. трансцендентальный (потусторонний, запредельный) субъект. Кроме того, ценности рассматриваются в этой концепции как нормы, которые не зависят от человека и образуют общую основу конкретных ценностей и культуры.

Социологическая концепция ценностей. Ее основателем является немецкий социолог М.Вебер, который ввел проблему ценностей в социологию. С его точки зрения, ценность — это норма, которая имеет определенную значимость для социального субъекта. В этой связи он особо подчеркивал роль этических и религиозных ценностей в развитии общества.

Б.С. Ерасов предлагает такую классификацию ценностей :

Среди ценностей человеческого бытия и культуры, при всем их разнообразии, чаще всего выделяют несколько высших, центральных: Вера (или Бог), Добро, Красота и Истина (иногда еще – Любовь и Свобода). Действительно, в духовной жизни людей достаточно отчетливо проявлены религиозная, нравственная, эстетическая (художественная), а также познавательная составляющие.

2.2. Религиозные ценности и их особенности

Ценностно-нормативный уровень религии представляет собой сложную совокупность верований, символов, ценностей, моральных заповедей, которые содержатся в священных текстах и писаниях. Религиозные ценности занимают совершенно особое место в иерархии человеческих целей и ценностей, поскольку они определяют смысл и значение предельных состояний человеческого бытия, о которых говорилось ранее. Наряду с этим они включают в свое содержание моральные ценности и установки, как правило, аккумулирующие в себе выработанные веками нормы и правила человеческого общежития. Содержат они и гуманистическую ориентацию, призывающую к социальной справедливости и любви к ближнему, взаимной терпимости и уважению. Поэтому вполне естественно, что религиозные идеи и ценности способствуют социальной интеграции и стабильности общества.

Любая религиозная система подразумевает наличие Бога – некоей абсолютной истины, творца всего сущего; всеведущего высшего разума, управляющего миром; всеобщего мирового начала . Бог является главной религиозной ценностью и главной целью. От Бога исходят указание человеку стратегии поведения и контроль над ее исполнением и волеизъявление, которому человек должен покориться, а в случае непокорности будет наказан. Соответственно, обязанностями верующего является исполнение воли Бога, соответствие Божественным законам.

Содержание фигуры Бога является проекцией всех лучших человеческих качеств, и развитие личности во взаимодействии человека с Богом происходит по механизму проективной идентификации (то есть чем выше уровень духовного развития личности, тем ближе ее качества к божественным, и, следовательно, тем ближе сама личность к Богу).

Все многообразие религиозных ценностей – в сущности своей есть то, что открыто человеку в качестве исходных посылок для приближения к Богу, следования воле Божьей и исполнения замысла Творца. Бог выступает как абсолют, а мораль — как одно из средств обретения человеком этого абсолюта. Богом заповедованы и санкционированы основные нравственные ценности и требования. Соответственно все, что приближает к Богу, возвышает человека. Высшие ценности – это ценности, посредством которых человек приобщается к Богу, низшие – такие, которые отвращают человека от Бога.

Религиозные ценности можно условно разделить на две группы: источники религиозной морали и собственно нормы религиозной морали и нравственности. К первой группе относятся Бог, закон Божий, церковь, Священные Писания и т.д. Также сюда можно отнести веру, свободу и прочее, т.к. они предполагают исполнение морально-нравственных обязанностей: следование долгу, ответственность и т.д. Религиозная мораль – это совокупность нравственных понятий, принципов, этических норм, складывающихся под непосредственным влиянием религиозного мировоззрения. По сути, она представляет собой регламентированные в писаниях парадигмы сознания, правила и образцы поведения, приближающие человека к Абсолюту.

Воплощаясь в жизнь, принципы религиозной морали становятся нормами поведения и восприятия мира. Так, известный психоаналитик Отто фон Кернберг выделяет следующие продукты ценностей зрелой религиозности:

— Строгий запрет убийства, продолжающий и опирающийся на запрет отцеубийства и детоубийства;

— Запрет инцеста в самом широком смысле. Он включает регулирование сексуальных отношений, охраняющее любовь и супружеские пары;

— Уважение к правам других людей и терпимое отношение к неминуемым проявлениям примитивной агрессии, зависти, жадности и корыстолюбия;

— Способность не стать рабом своих чувств;

— Терпимость, доверие и надежда на «лучшее» и «хорошее», не закрывая при этом глаза на «злое», не отрицая его;

— Доверие к высшей моральной власти или высшему моральному принципу, соответствующему общему идеалу человечества;

— Работа и творчество (креативность) как вклад в создание «доброго» и «хорошего»;

— Развитие стремления вновь исправить нарушенное или разрушенное, стремление к реанимации;

— Борьба против разрушения.

Сделаем попытку выделить особенности религиозной системы ценностей:

  • Всеобъемлемость. Религиозная система ценностей, наряду с ориентацией на высшие духовные материи, включает также и регуляцию «мирской» жизни.

  • Универсальность. Религия создает ценности, общеобязательные для всех людей независимо от их социального положения, материального достатка и прочих мирских характеристик. Кроме того, религиозные предписания распространяются на все сферы человеческой жизни.

  • Статус аксиом. Религиозные ценности не требуют доказательств, так как имеют Божественное происхождение.

  • Наличие конечной цели. Конечной целью в религиозной системе ценностей является Бог. Следовательно, выполнение правил религиозной морали осуществляется не ради самого выполнения, а ради удовлетворения Бога и, в конечном счете, приобщения к Нему.

  • Выход за рамки материальных нужд. Религия наделяет жизнь духовным смыслом, дарует высокое предназначение, утверждает стремление к вечному.

  • Градация ценностей. Религия устанавливает градацию ценностей, придает им святость и безусловность, что затем ведет к тому, что религия упорядочивает ценности по «вертикали» — от земных и обыденных до божественных и небесных.

  • Тенденция к консервации ценностей и культурных традиций. Поскольку ценности, данные Богом, абсолютны и идеальны, то, следовательно, они не должны подвергаться изменениям.

  • Ответственность перед Богом. В отличие от других систем ценностей, в которых предполагается ответственность только перед собой и социумом, религиозная система оперирует понятием «грех» (грех рассматривается как нарушение предписываемых норм) и подразумевает наказание «свыше».

  • Возможность искупления греха раскаянием. Человек, нарушивший религиозную норму, имеет возможность реабилитироваться.

2.3. Влияние религиозных ценностей на общество

Роль религиозных ценностей в наше время часто недооценивается, поскольку влияние религии на общество и культуру, по крайней мере, явное, по сравнению с минувшими временами значительно ослабло. Однако отголоски этого влияния в значительной степени, хотя и часто в скрытом виде, остаются и по сей день.

Одно из важнейших достижений религии – создание нерушимой, основанной на гуманистических принципах морально-ценностной базы, непререкаемой в силу своего Божественного происхождения. Эта ценностная база лишена двойственности, относительности, т. к. исходит из абсолютного источника. Действительно, иные, относительные системы ценностей имеют общий существенный недостаток: поскольку они были сформированы человеком, то человек может считать себя вправе их разрушить. Религиозные же ценности устанавливают догмы «сверху», поэтому человеку разрушить их не под силу.

Появление религиозных ценностей оказало существенное влияние на отделение духовной сущности человека от телесной, зарождение в нем способности к альтруизму, стремлению жить не для себя, а для Бога и людей. То есть именно религия делает из человека-эгоиста человека-альтруиста – человека не берущего, а отдающего. Кроме того, религиозные ценности способны наделить человеческое существование совершенно новым, высшим смыслом. Они одухотворяют общество, выводят его на новый уровень взаимодействия, новую идейную платформу.

В конечном счете, именно появление религиозной системы ценностей сделало человека человеком культурным, нравственным.

Таким образом, все моральные нормы, правила хорошего тона, поведения в обществе, отношения к людям имеют корни в религиозных принципах гуманности, любви к ближнему. Отсюда же исходят понимание ценности общества, семьи, человеческой жизни.

Социальная роль религии в современном мире также достаточно велика. Самим обществом она определяется в следующих положениях:

— удерживает от дурных поступков и позволяет стать высоконравственным человеком;

— утешает в беде и помогает пережить ее (поскольку ценности, данные религией – Бог и служение Ему, вечность души – стоят выше, нежели утраченные);

— дает ответы на самые трудные вопросы миропонимания;

— сохраняет национальные традиции и культуру;

— обеспечивает духовно-нравственное возрождение общества (путем культивирования системы ценностей).

Значимость религиозных ценностей в жизни человека и общества в настоящее время признается также существенной частью неверующих.

Большинство верующих высказывается за активное привлечение религиозных организаций к решению широкого круга социальных проблем, в частности:

— духовно-нравственное воспитание;

— деятельность в сфере милосердия и благотворительности;

— разрешение межнациональных разногласий;

— нейтрализация агрессивных настроений;

— сохранение и развитие культуры.

Суммируя вышесказанное, мы приходим к выводу, что религиозные ценности – это особая система ценностей, отличающаяся устойчивостью, всеобъемлемостью, универсальностью и непререкаемостью. Ценностные принципы религии лежат в корне всех долговечных систем ценностей, формирующих отношение человека к миру, устанавливающих в обществе определенные моральные нормы, законы, идеалы. Благодаря религиозным ценностям происходит становление личности как полноценного члена социума.

Становится очевидно, что мощнейший потенциал религиозных ценностей в наши дни реализуется далеко не полностью. Причина этого, вероятно, в том, что религиозные основы современных ценностей часто не принимаются во внимание, а иногда даже позиционируются как «пережиток», от которого нужно избавляться. На самом деле религия способна на большее и достойна большего, нежели ей отводится.

  • Авторы
  • Файлы

Ефимов В.И. Таланов В.М 185 KB В печатных и устных выступлениях часто встречаются рассуждения об общечеловеческих ценностях, под которыми понимается (по принципу: «кто во что горазд») и демократия (обычно, современная западная), и рыночная экономика, и христианские заповеди, и разные утопические идеалы и т. д. Спрашивается, почему их объявляют общечеловеческими ценностями, если они содержат в себе и отрицательные стороны или если они вообще не всегда и не для всех были и являются таковыми? Разноголосица получается, прежде всего, из-за недостаточной определённости смысла терминов «общечеловеческое», «ценность», а отсюда и содержания понятия «общечеловеческая ценность».

Согласно логике как науке, прежде чем о чем-то рассуждать, спорить, что-то доказывать, опровергать, критиковать и т.п., нужно выяснить смысл терминов, словосочетаний, выражений, содержание понятий, которые будут использоваться в этих мыслительных процессах. Давайте попытаемся выяснить и условимся, что называть «ценностью» и что означает «общечеловеческое», и что значит «общечеловеческая ценность». Далее выявим, каковы основные типы общечеловеческих ценностей. «Ценность — термин, используемый в философской и социологической литературе для указания на человеческое, социальное и культурное значение определённых явлений действительности». (Философский энциклопедический словарь. М., 1983, с. 765). Значит, ценность — это то реальное, что непременно должно быть и имеет существенную непреходящую важность для людей.

По поводу смысла термина «общечеловеческое» нужно иметь в виду, как минимум, три взаимосвязанных аспекта:

  1. общечеловеческое (в смысле: общелюдское) как то, что касается каждой нормальной личности (от первобытного человека до современного, от ребенка до пожилого);
  2. общечеловеческое как то, что представляет собой особую надобность и важность для человечества в целом (т.е. как не суммативному, а целостному, системному образованию);
  3. общечеловеческое как то, что должно выражать и реализовать каждое государство своей многогранной политикой.

С учетом этих аспектов определим понятие «общечеловеческие ценности» следующим образом. Общечеловеческие ценности — это то реальное (не воображаемое, не утопическое), что непременно является желанным и имеет непреходящую существенную значимость для каждой нормальной личности любого возраста и любого типа общества, а отсюда, и для человечества как единства всех людей на любом этапе его существования и развития и тем самым и для всякого государства, поскольку оно своей политикой должно служить и служит обществу своей страны, ее гражданам.

В соответствии с этими тремя аспектами следует выделить три типа систем общечеловеческих ценностей: для каждого человека как личности, для человечества в целом, для любого государства. Исходной является система общелюдских ценностей.

Среди общелюдских ценностей важнейшая, центральная, исходная — жизнь, выступающая в качестве основы ценностей первого типа (рис. 1).

Но любая нормальная личность желает не просто жить, а жить без болезней, физических и психических страданий, увечий, травм, болезней, неприятного самочувствия и т.п., т.е. желает быть здоровым. Отсюда одной из главных общелюдских ценностей, непосредственно связанных с жизнью, является здоровье как высшая медицинская ценность.

Чтобы быть живым и здоровым, нужно иметь благо (блага), т. е. благоприятные условия для жизни и здоровья, а значит, благополучие, благоденствие, благосостояние. Кстати, слова «благо» и «добро» могут выступать как синонимы. Наличие материального и духовного обеспечения жизни и здоровья лежит в основе любого вида деятельности каждого человека в любом обществе. Слова «благо» и «добро» могут выступать как синонимы. Поэтому высшая утилитарная общелюдская ценность — благо.

Всякий человек — деятельное (деятельностное) биосоциальное существо. Деятельность людей включает в себя кроме рутинности, утомительности, нудности и т. п. и такой исключительно важный сугубо человеческий компонент, как творчество. И первобытный, и современный человек (взрослый и ребенок) всегда испытывали особые, радостные эмоции, чувства, когда удавалось открыть, придумать, изобрести, создать что-то новое по сравнению с творениями природы, усовершенствовать это новое. Именно творчество в наибольшей степени позволяет человеку осознать свое «Я», свою значимость, проникнуться самоуважением, реализовать самоактуализацию, получить признание со стороны других людей, общества. Значит, высшая деятельностная общелюдская ценность — творчество.

Творчество особенно ярко проявляется в познавательной (ведь все новшества в материальной сфере жизни людей, общества рождаются в познании) и художественной деятельности, высшими достижениями которых являются истина и прекрасное, в которых люди всегда нуждались и которым придавали особо важное значение. Отсюда, высшая духовная общелюдская ценность — истина, а высшая эстетическая — прекрасное.

В единстве с рассмотренными ценностями всегда происходит осознание каждым человеком того, насколько соответствуют межчеловеческие отношения, морально-правовые установления, порядок в обществе и т.п. его представлениям и понятиям о необходимом (нужном, должном, правильном), о своих правах, интересах, достоинстве. Поэтому высшей морально-правовой общелюдской ценностью является справедливость.

Рис. 1. Ценности каждой личности

Каждый человек желает счастья (по меньшей мере, для себя), стремится его достичь. В общем-то его характеризуют как состояние наибольшей внутренней удовлетворённости человека в чём-то очень существенном для него, хотя по сравнению с другими ценностями человеческие представления, понимания счастья являются наиболее неопределенными и субъективными. И, тем не менее, своего рода вершиной психологического комплекса общелюдских ценностей является счастье.

Особо важные, необходимые, благоприятные факторы и условия для человечества составляют второй тип системы общечеловеческих ценностей (рис. 2). Из них исходной фундаментальной ценностью является существование (развитие) человечества (иначе, о каких факторах, условиях может идти речь?). Значимость остальных ценностей всегда была существенной для человечества, но особенно явным и безусловным это стало в последнее столетие. К ним относятся надстраивающиеся над исходной ценностью следующие: 1) чистый, здоровый воздух (атмосфера); 2) чистая пресная вода; 3) плодородная почва; 4) сбалансированная флора; 5) сбалансированная фауна; 6) источники энергии; 7) полезные ископаемые. Без любого из них человечество либо не сможет существовать, либо не сможет сколько-нибудь нормально развиваться. Недаром именно на них акцентируют свое внимание и внимание общественности и государств ученые, политики, правоведы, философы, журналисты, движение «зеленых», члены «Римского клуба» и др. Все эти ценности в последние полвека относятся к глобальным экологическим проблемам современности и свидетельствуют об исключительной важности естественных наук, естественно-научного и экологического образования и воспитания в условиях НТР и остроты международных политических отношений.

Рис. 2. Ценности человечества

С наступлением цивилизации человечество с входящими в него людьми разделено на общества стран, каждое из которых управляется государством как главным элементом его политической системы. Всякое государство (как порождение людей и общества) призвано выражать важнейшие потребности, нужды, интересы общества, граждан своей страны. Основой и условием для остальных ценностей для любого государства является его суверенитет (а значит безопасность страны).

Остальные наиболее важные ценности, существующие на этой основе: 1) экономика, 2) медицинское обслуживание граждан, 3) бытовые условия жизни граждан, 4) духовная культура общества, 5) образование и воспитание, 6) развитие науки, 7) порядок внутри страны. Они образуют третью группу ценностей, связаны между собой и с общечеловеческими ценностями первого и второго типов (рис. 3).

Рис. 3. Ценности государства

Все другие ценности, о которых речь идёт в СМИ, в дискуссиях и т.п., не более чем разновидности или компоненты, или частные случаи названных нами и не носят универсального характера (если вообще не являются надуманными).

Ефимов В.И., Таланов В.М О ТИПОЛОГИИ ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ // Современные наукоемкие технологии. – 2008. – № 4. – С. 122-125;
URL: http://top-technologies.ru/ru/article/view?id=23785 (дата обращения: 25.09.2020).Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания» (Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления) «Современные проблемы науки и образования» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.791 «Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074 «Современные наукоемкие технологии» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.909 «Успехи современного естествознания» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.736 «Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований» ИФ РИНЦ = 0.570 «Международный журнал экспериментального образования» ИФ РИНЦ = 0.431 «Научное Обозрение. Биологические Науки» ИФ РИНЦ = 0.303 «Научное Обозрение. Медицинские Науки» ИФ РИНЦ = 0.380 «Научное Обозрение. Экономические Науки» ИФ РИНЦ = 0.600 «Научное Обозрение. Педагогические Науки» ИФ РИНЦ = 0.308 «European journal of natural history» ИФ РИНЦ = 1.369 Издание научной и учебно-методической литературы ISBN РИНЦ DOI

Христианские ценности и служение милосердия1

Иларион (Алфеев), митр. Волоколамский


Иларион (Алфеев), митр. Волоколамский

Общество и создаваемая им культура покоятся на системе ценностей. Ценности определяют как характер самого общества и перспективы его развития, так и тип человека, который формируется в лоне культуры. Таким образом, чтобы понять состояние и перспективы развития современного общества, необходимо, прежде всего, проанализировать систему ценностей, которым оно руководствуется.

Вскрывая причины кризиса европейского общества и европейской культуры, обозначившегося уже на рубеже XIX-XX веков, один из основоположников аксиологии, немецкий философ Макс Шелер (1874-1928) приходит к выводу, что в его основе лежит кризис человека и, в конечном счете, кризис системы исповедуемых им ценностей. Начало этому процессу было положено, как известно, в эпоху Просвещения, когда ее идеологи, по словам Святейшего Патриарха Кирилла, провозгласили человека «абсолютной и конечной ценностью, а его благо — критерием справедливости общественного устройства» .

В сформировавшемся секулярном обществе, где человек становится, используя выражение древнегреческого софиста Протагора, «мерой всех вещей», ценности по необходимости носят индивидуалистический характер. Человек, исходя из исключительно субъективных предпосылок, сам решает для себя, что для него значимо, сам выстраивает иерархию собственных ценностей и следует ей. В результате такого индивидуального произвола не только происходит девальвация самого понятия «ценность», поскольку зачастую низменные интересы приобретают характер «высших ценностей» в жизни человека, но возникают и неизбежные конфликты в обществе.

Так, например, одной из ценностей современного европейского общества является «солидарность». Однако если мы посмотрим на общественную ситуацию в Европе, сложившуюся в результате продолжающегося там экономического кризиса, то увидим, что основное бремя его последствий вынуждены нести наименее защищенные слои населения, которые должны были бы, напротив, пользоваться поддержкой наиболее обеспеченных классов из принципа солидарности. Таким образом, столь высокая ценность, как солидарность, на деле оказывается декларативной, поскольку в реальности современное европейское общество руководствуется более низкими ценностями корпоративных или индивидуальных интересов.

Уже в начале XX века М. Шелер критиковал западное общество за то, что в нем моральные, философские и религиозные ценности отодвигаются на задний план. Это с особенной силой стало проявляться в современном обществе, которое, как пишет Патриарх Кирилл, «всячески приучает человека к мысли о том, что религиозная вера — исключительно внутреннее, сокровенное и едва ли не интимное дело человеческой личности… Что же касается иных аспектов человеческого существования, то здесь места для религиозной мотивации нет и быть не может» .

Для выхода европейского общества из кризиса необходимо вернуть нравственным и религиозным ценностям должное место в иерархии общественных ценностей. В подлинной иерархии ценностей, которую Шелер называл «объективным откровением Бога», они выстраиваются по принципу «от материальных к духовным», таким образом поднимаясь от «чувственных ценностей» как самой низшей ступени в иерархии, через ценности гражданские, жизненные и культурные, к ценностям религиозным. Только при следовании такой иерархии ценностей, имеющей не субъективный и индивидуалистический характер, а характер объективный как «откровение Бога», и общество, и формируемый им человек могут иметь перспективу полноценного и гармоничного развития.

Именно такую систему ценностей, укорененных в Боге, всегда проповедовало христианство. Принцип иерархии ценностей вполне выражен уже в синтетически емком евангельском призыве: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф. 6:33; ср. Лк. 12:31). Благодаря проповеди Церкви о Христе, Который, по выражению Оригена, «Сам и есть Царство», сформировалась христианская система ценностей, а в ней — представление о высочайшем достоинстве человека. Именно в рамках христианского учения о Боговоплощении возникло понятие «человеческой личности». Поскольку Бог стал человеком, человек приобрел бесконечную ценность вне зависимости от его положения в обществе, пола, национальности или цвета кожи. В силу такого подхода к человеку было осуждено и уничтожено рабство, выработалась процедура объективного суда, сформировались высокие социально-политические стандарты жизни, определилась этика межличностных отношений, получили развитие наука и культура. Более того, сама концепция прав человека возникла на основе христианского учения о достоинстве человека, его свободе и нравственной жизни. В христианской святоотеческой антропологии эти две категории — свобода и нравственность — всегда находились в нерасторжимой связи.

В христианстве нравственные ценности имеют абсолютное значение, как абсолютное значение для любого христианина имеет пример Богочеловека Иисуса Христа. По словам многих Отцов Церкви, «Бог стал человеком, чтобы человек стал богом». В свете этой тайны открываются бесконечные перспективы совершенствования человека, нравственное состояние которого всегда будет определяться степенью соответствия Идеалу. Нет предела человеческому восхождению, и этот принцип находит прекрасное выражение в словах Блеза Паскаля: «Человек бесконечно превосходит человека». В определенном смысле притчи Спасителя о Царстве Божием и его постепенном росте в мире (см., напр., Мф. 13:31-33) говорят о совершенствовании как жизненной задаче для каждого конкретного человека и человечества в целом.

Когда Господь наставляет Своих учеников: «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5:48), Он призывает их, прежде всего, к преодолению собственной ограниченности и собственных, слишком мелких, представлений о высшей из нравственных ценностей — ценности любви. Вопреки слишком человеческому пониманию любви как отношения к своим близким, друзьям и тем, кто отвечает взаимностью, Христос заповедует любить даже врагов, людей неправедных, злых и социально чуждых, то есть, призывает распространить свою любовь на всех людей без исключения. Так заповедь о любви в христианстве приобретает безусловное, абсолютное значение и тем самым бесконечно превосходит или, лучше сказать, восполняет секулярное понятие солидарности. Таким же образом христианское понимание милосердия неизмеримо глубже светской концепции благотворительности, которая в контексте церковного служения бедным наполняется поразительным по своей новизне содержанием.

По выражению святителя Григория Богослова, «превосходнейшую часть любви должна составлять любовь к бедным, жалость и сострадательность, ибо никакое служение не угодно Богу так, как милосердие» (Слово 14. О любви к бедным). Милосердие — одно из свойств Божиих, открытых нам в Священном Писании. Скажем больше, в кенозисе Боговоплощения и Искупления Бог являет Себя как само милосердие по отношению к падшему человечеству. Несмотря на существующую разницу в социальном статусе, все люди без исключения — это грешники, без всяких заслуг и даром, по одному только милосердию Божию, получившие спасительную благодать. Принятие этой аксиомы, то есть осознание себя нищим и нуждающимся в благодати, — необходимое условие для вхождения в Царство, как нам говорит первое из «блаженств»: «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное» (Мф. 5:3).

В данной перспективе привычные представления светской благотворительности, в которой четко разделяются благодетель и благодетельствуемый, ломаются: с точки зрения христианского милосердия, отношения между ними являются, прежде всего, взаимным служением «нищих духом». Поэтому нельзя согласиться с современными попытками сместить смысловой центр христианской диаконии от служения милосердия в правовую сферу, рассуждая о «правах благополучателя», о «dutybearers» и «right holders». Это приводит к тому, что служение начинает приравниваться к секулярной социальной услуге, что вытесняет самую его суть — нести любовь и сострадание.

В христианском служении милосердия не только нуждающийся получает вспомоществование, но и сам благотворитель, помогая ближнему своему, духовно обогащается. Христос ставит вечное спасение Своих учеников в прямую зависимость от деятельного служения бедным, с которыми Сам Себя отождествляет (см. Мф. 25:34-40): «Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут» (Мф. 5:7). Тем самым, согласно духовному порядку вещей, присущему Царству Божию, в противовес логике мира сего, благотворитель оказывается благодетельствуемым, а бедный — благодетелем. Авва Дорофей в своих «Душеполезных поучениях» так представляет эту парадоксальную диалектику деятельной христианской любви: «Более больной благотворит ему (служащему), нежели он больному».

Сегодня, когда социальные и национальные антагонизмы по причине экономического кризиса с каждым днем становятся все сильнее, мир нуждается, в первую очередь, в деятельном свидетельстве христиан о том, что можно жить согласно иной системе ценностей, в которой приоритетом является взаимное служение любви. Во все эпохи христианской истории именно бескомпромиссное следование евангельским ценностям было самой убедительной проповедью этих ценностей внешнему миру. Древняя апостольская община, по свидетельству Деяний святых апостолов, находилась «в любви у всего народа» в том числе и потому, что являла любовь внутри самой себя: «Все верующие были вместе и имели все общее: и продавали имения и собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого» (Деян. 2:44-45, 47).

В XX веке в русской православной традиции прекрасные примеры жертвенного служения оставили сестры Марфо-Мариинской обители вместе с ее основательницей преподобномученицей Елизаветой Федоровной и объединение «Православное дело» во Франции, в котором участвовали священник Димитрий Клепинин, мать Мария (Скобцова) и другие. Многие общины нашей Церкви, занимающиеся сегодня социальным служением, ориентируются на эти высокие образцы.

Множество примеров служения милосердия являют и движения мирян в Римско-Католической Церкви. Один из самых ярких — деятельность Общины святого Эгидия, которая через свое служение любви привлекла ко Христу многих, открывших для себя смысл жизни в Церкви. И я рад, что благодаря этой нашей совместной конференции мы получили возможность поделиться не только идеями, но и конкретным опытом церковного служения милосердия. Полагаю, сейчас сотрудничество между христианами различных Церквей и общин в данной области имеет особенно большое миссионерское значение.

В наше время перед обществом встают новые проблемы, в решении которых необходимо участие Церкви. Одна из них — стремительное распространение новых заболеваний, в частности, ВИЧ/СПИДа. В течение 12 лет в нашей Церкви действует программа профилактики и борьбы с распространением этой опаснейшей эпидемии. За это время в ряде епархий были открыты телефоны доверия по проблемам ВИЧ/СПИДа и службы психологического консультирования, организован паллиативный уход за больными и их пастырское окормление, совершаются регулярные молебны о здравии болящих и оказывается помощь ВИЧ-инфицированным сиротам.

Церковь считает, что причины столь быстрого распространения этого заболевания кроются, прежде всего, в утрате обществом нравственных ценностных ориентиров, проявляющейся в нравственной деградации, девальвации семейных ценностей, росте наркомании, сексуальной распущенности. Поэтому наша Церковь предложила свой подход к профилактике ВИЧ-инфекции среди молодежи. Этот подход основывается на формировании у подростков мотивации к ответственному поведению, основанной на нравственно-ценностных ориентирах. Для школ были разработаны программы профилактики рискованного поведения, которое может привести к заражению ВИЧ и наркомании. На занятиях дети в открытой дискуссионной форме обсуждают такие понятия, как любовь, семья, добро и зло, цель и смысл жизни, свобода и выбор и многие другие. Они учатся осознавать себя как личности, ответственно выстраивать свой жизненно-ценностный ряд и самостоятельно принимать ответственные решения в ситуации нравственного выбора и конфликта ценностей.

Должен сказать, что поначалу такого рода программы были встречены врачами и преподавателями с определенным скепсисом. Наши светские коллеги полагали, что в эпоху потребительских ценностей молодежь не способна воспринимать призывы к нравственному образу жизни. Но опыт свидетельствует об обратном: программы успешно осуществляются в обычных школах и колледжах в 10 регионах России, а также в Украине и Беларуси. Только за последний год в России обучение по эти программам прошли около 10 000 подростков. Администрация школ, родители и сами дети свидетельствуют о больших положительных изменениях в поведении участников этих программ.

Профилактика ВИЧ/СПИДа и помощь страдающим этим недугом — это поле совместной деятельности разных христианских конфессий. С 2005 года в России действует Межхристианский координационный комитет по ВИЧ/СПИДу, в который входят представители восьми исповеданий. Римско-Католическую Церковь в нем представляет известная международная организация «Каритас». Благодаря деятельности этого Комитета, все участвующие в нем конфессии разработали свои официальные позиции по проблемам ВИЧ/СПИДа, создали программы по паллиативному уходу за ВИЧ-инфицированными, по профилактике СПИДа, проводят обучающие курсы для священнослужителей и социальных работников. Открыты региональные отделения Комитета. В некоторых регионах осуществляются межцерковные проекты. Так, в Санкт-Петербурге проводятся совместные тренинги для сестер милосердия из разных христианских конфессий, ухаживающих за ВИЧ-инфицированными. В Москве уже много лет представители «Каритас» и Русской Православной Церкви вместе опекают ВИЧ-инфицированных сирот.

В ноябре 2010 года в нашей Церкви была создана Ассоциация православных сестричеств, в которую вошли 118 общин сестер милосердия России и некоторых стран Содружества Независимых Государств. Идею такого объединения подсказали нам наши католические братья из Польши. Сегодня православные сестричества в нашей стране играют весьма заметную роль в помощи детям сиротам, бездомным, больным, престарелым, ВИЧ-инфицированным. Еще в 1990-е годы мы с нуля начали создавать систему профессионального обучения сестер милосердия. В этом нам помогали Церкви Дании, Германии, США и других стран, в которых к тому времени был накоплен большой опыт этого служения. А сегодня православных сестер милосердия приглашают читать лекции в светские медицинские колледжи, чтобы они научили студентов, как организовать уход за пациентом, и, самое главное, научили милосердному отношению к страждущим.

Мы с радостью отмечаем растущее в светском обществе понимание того, что передовые технологии и достижения науки не способны заменить участия, душевной поддержки и сопереживания больному, которым учит Церковь; и считаем, что особая задача Церкви — свидетельствовать об этих ценностях, которые в современном обществе не менее актуальны, чем 100 и 200 лет назад. Каким станет наше общество в будущем, зависит от того, какой системе ценностей оно последует. Мы стоим на перепутье, и сегодня, как и всегда, жизненно важным смыслом наполнены для нас слова пророка Моисея о том, что человеку необходимо соблюдать заповеди Божии для его же собственного блага: «жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое» (Втор. 30:19). Церковь, совершая миссию проповеди Царства Божия, завещанную ей Христом, не оставляет надежды, что прекрасный идеал евангельской любви как высшая из христианских ценностей, привлекая к себе человеческие сердца, сможет сохранить и преобразить жизнь мира.

Митрополит Кирилл. Обстоятельства нового времени // «Церковь и время», 1999, № 2 (9), С. 79.

Митрополит Кирилл. Норма веры как норма жизни. Проблема соотношения между традиционными и либеральными ценностями в выборе личности и общества // «Церковь и время», 2000, № 2 (11), С. 203.

1 Иларион, митр. Волоколамский. Христианские ценности и служение милосердия / Международная конференция «Церковь и бедные. Православные и католики в служении милосердия». Москва 5 декабря 2012 года // Патриархия.ру – официальный сайт РПЦ Московского Патриархата. . Режим доступа: http://www.patriarchia.ru/db/text/1212811.html (дата обращения: 26.07.2013)

5 декабря 2012 года в Храме Христа Спасителя состоялась международная конференция «Церковь и бедные. Православные и католики в служении милосердия», организованная совместно Синодальным отделом по церковной благотворительности и социальному служению и католическим движением мирян «Община святого Эгидия» при участии Отдела внешних церковных связей. С докладом на тему «Христианские ценности и служение милосердия» выступил председатель ОВЦС митрополит Волоколамский Иларион.

Общество и создаваемая им культура покоятся на системе ценностей. Ценности определяют как характер самого общества и перспективы его развития, так и тип человека, который формируется в лоне культуры. Таким образом, чтобы понять состояние и перспективы развития современного общества, необходимо, прежде всего, проанализировать систему ценностей, которым оно руководствуется.

Вскрывая причины кризиса европейского общества и европейской культуры, обозначившегося уже на рубеже XIX-XX веков, один из основоположников аксиологии, немецкий философ Макс Шелер (1874-1928) приходит к выводу, что в его основе лежит кризис человека и, в конечном счете, кризис системы исповедуемых им ценностей. Начало этому процессу было положено, как известно, в эпоху Просвещения, когда ее идеологи, по словам Святейшего Патриарха Кирилла, провозгласили человека «абсолютной и конечной ценностью, а его благо — критерием справедливости общественного устройства» .

В сформировавшемся секулярном обществе, где человек становится, используя выражение древнегреческого софиста Протагора, «мерой всех вещей», ценности по необходимости носят индивидуалистический характер. Человек, исходя из исключительно субъективных предпосылок, сам решает для себя, что для него значимо, сам выстраивает иерархию собственных ценностей и следует ей. В результате такого индивидуального произвола не только происходит девальвация самого понятия «ценность», поскольку зачастую низменные интересы приобретают характер «высших ценностей» в жизни человека, но возникают и неизбежные конфликты в обществе.

Так, например, одной из ценностей современного европейского общества является «солидарность». Однако если мы посмотрим на общественную ситуацию в Европе, сложившуюся в результате продолжающегося там экономического кризиса, то увидим, что основное бремя его последствий вынуждены нести наименее защищенные слои населения, которые должны были бы, напротив, пользоваться поддержкой наиболее обеспеченных классов из принципа солидарности. Таким образом, столь высокая ценность, как солидарность, на деле оказывается декларативной, поскольку в реальности современное европейское общество руководствуется более низкими ценностями корпоративных или индивидуальных интересов.

Уже в начале XX века М. Шелер критиковал западное общество за то, что в нем моральные, философские и религиозные ценности отодвигаются на задний план. Это с особенной силой стало проявляться в современном обществе, которое, как пишет Патриарх Кирилл, «всячески приучает человека к мысли о том, что религиозная вера — исключительно внутреннее, сокровенное и едва ли не интимное дело человеческой личности… Что же касается иных аспектов человеческого существования, то здесь места для религиозной мотивации нет и быть не может» .

Для выхода европейского общества из кризиса необходимо вернуть нравственным и религиозным ценностям должное место в иерархии общественных ценностей. В подлинной иерархии ценностей, которую Шелер называл «объективным откровением Бога», они выстраиваются по принципу «от материальных к духовным», таким образом поднимаясь от «чувственных ценностей» как самой низшей ступени в иерархии, через ценности гражданские, жизненные и культурные, к ценностям религиозным. Только при следовании такой иерархии ценностей, имеющей не субъективный и индивидуалистический характер, а характер объективный как «откровение Бога», и общество, и формируемый им человек могут иметь перспективу полноценного и гармоничного развития.

Именно такую систему ценностей, укорененных в Боге, всегда проповедовало христианство. Принцип иерархии ценностей вполне выражен уже в синтетически емком евангельском призыве: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф. 6:33; ср. Лк. 12:31). Благодаря проповеди Церкви о Христе, Который, по выражению Оригена, «Сам и есть Царство», сформировалась христианская система ценностей, а в ней — представление о высочайшем достоинстве человека. Именно в рамках христианского учения о Боговоплощении возникло понятие «человеческой личности». Поскольку Бог стал человеком, человек приобрел бесконечную ценность вне зависимости от его положения в обществе, пола, национальности или цвета кожи. В силу такого подхода к человеку было осуждено и уничтожено рабство, выработалась процедура объективного суда, сформировались высокие социально-политические стандарты жизни, определилась этика межличностных отношений, получили развитие наука и культура. Более того, сама концепция прав человека возникла на основе христианского учения о достоинстве человека, его свободе и нравственной жизни. В христианской святоотеческой антропологии эти две категории — свобода и нравственность — всегда находились в нерасторжимой связи.

В христианстве нравственные ценности имеют абсолютное значение, как абсолютное значение для любого христианина имеет пример Богочеловека Иисуса Христа. По словам многих Отцов Церкви, «Бог стал человеком, чтобы человек стал богом». В свете этой тайны открываются бесконечные перспективы совершенствования человека, нравственное состояние которого всегда будет определяться степенью соответствия Идеалу. Нет предела человеческому восхождению, и этот принцип находит прекрасное выражение в словах Блеза Паскаля: «Человек бесконечно превосходит человека». В определенном смысле притчи Спасителя о Царстве Божием и его постепенном росте в мире (см., напр., Мф. 13:31-33) говорят о совершенствовании как жизненной задаче для каждого конкретного человека и человечества в целом.

Когда Господь наставляет Своих учеников: «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5:48), Он призывает их, прежде всего, к преодолению собственной ограниченности и собственных, слишком мелких, представлений о высшей из нравственных ценностей — ценности любви. Вопреки слишком человеческому пониманию любви как отношения к своим близким, друзьям и тем, кто отвечает взаимностью, Христос заповедует любить даже врагов, людей неправедных, злых и социально чуждых, то есть, призывает распространить свою любовь на всех людей без исключения. Так заповедь о любви в христианстве приобретает безусловное, абсолютное значение и тем самым бесконечно превосходит или, лучше сказать, восполняет секулярное понятие солидарности. Таким же образом христианское понимание милосердия неизмеримо глубже светской концепции благотворительности, которая в контексте церковного служения бедным наполняется поразительным по своей новизне содержанием.

По выражению святителя Григория Богослова, «превосходнейшую часть любви должна составлять любовь к бедным, жалость и сострадательность, ибо никакое служение не угодно Богу так, как милосердие» (Слово 14. О любви к бедным). Милосердие — одно из свойств Божиих, открытых нам в Священном Писании. Скажем больше, в кенозисе Боговоплощения и Искупления Бог являет Себя как само милосердие по отношению к падшему человечеству. Несмотря на существующую разницу в социальном статусе, все люди без исключения — это грешники, без всяких заслуг и даром, по одному только милосердию Божию, получившие спасительную благодать. Принятие этой аксиомы, то есть осознание себя нищим и нуждающимся в благодати, — необходимое условие для вхождения в Царство, как нам говорит первое из «блаженств»: «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное» (Мф. 5:3).

В данной перспективе привычные представления светской благотворительности, в которой четко разделяются благодетель и благодетельствуемый, ломаются: с точки зрения христианского милосердия, отношения между ними являются, прежде всего, взаимным служением «нищих духом». Поэтому нельзя согласиться с современными попытками сместить смысловой центр христианской диаконии от служения милосердия в правовую сферу, рассуждая о «правах благополучателя», о «dutybearers» и «right holders». Это приводит к тому, что служение начинает приравниваться к секулярной социальной услуге, что вытесняет самую его суть — нести любовь и сострадание.

В христианском служении милосердия не только нуждающийся получает вспомоществование, но и сам благотворитель, помогая ближнему своему, духовно обогащается. Христос ставит вечное спасение Своих учеников в прямую зависимость от деятельного служения бедным, с которыми Сам Себя отождествляет (см. Мф. 25:34-40): «Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут» (Мф. 5:7). Тем самым, согласно духовному порядку вещей, присущему Царству Божию, в противовес логике мира сего, благотворитель оказывается благодетельствуемым, а бедный — благодетелем. Авва Дорофей в своих «Душеполезных поучениях» так представляет эту парадоксальную диалектику деятельной христианской любви: «Более больной благотворит ему (служащему), нежели он больному».

Сегодня, когда социальные и национальные антагонизмы по причине экономического кризиса с каждым днем становятся все сильнее, мир нуждается, в первую очередь, в деятельном свидетельстве христиан о том, что можно жить согласно иной системе ценностей, в которой приоритетом является взаимное служение любви. Во все эпохи христианской истории именно бескомпромиссное следование евангельским ценностям было самой убедительной проповедью этих ценностей внешнему миру. Древняя апостольская община, по свидетельству Деяний святых апостолов, находилась «в любви у всего народа» в том числе и потому, что являла любовь внутри самой себя: «Все верующие были вместе и имели все общее: и продавали имения и собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого» (Деян. 2:44-45, 47).

В XX веке в русской православной традиции прекрасные примеры жертвенного служения оставили сестры Марфо-Мариинской обители вместе с ее основательницей преподобномученицей Елизаветой Федоровной и объединение «Православное дело» во Франции, в котором участвовали священник Димитрий Клепинин, мать Мария (Скобцова) и другие. Многие общины нашей Церкви, занимающиеся сегодня социальным служением, ориентируются на эти высокие образцы.

Множество примеров служения милосердия являют и движения мирян в Римско-Католической Церкви. Один из самых ярких — деятельность Общины святого Эгидия, которая через свое служение любви привлекла ко Христу многих, открывших для себя смысл жизни в Церкви. И я рад, что благодаря этой нашей совместной конференции мы получили возможность поделиться не только идеями, но и конкретным опытом церковного служения милосердия. Полагаю, сейчас сотрудничество между христианами различных Церквей и общин в данной области имеет особенно большое миссионерское значение.

В наше время перед обществом встают новые проблемы, в решении которых необходимо участие Церкви. Одна из них — стремительное распространение новых заболеваний, в частности, ВИЧ/СПИДа. В течение 12 лет в нашей Церкви действует программа профилактики и борьбы с распространением этой опаснейшей эпидемии. За это время в ряде епархий были открыты телефоны доверия по проблемам ВИЧ/СПИДа и службы психологического консультирования, организован паллиативный уход за больными и их пастырское окормление, совершаются регулярные молебны о здравии болящих и оказывается помощь ВИЧ-инфицированным сиротам.

Церковь считает, что причины столь быстрого распространения этого заболевания кроются, прежде всего, в утрате обществом нравственных ценностных ориентиров, проявляющейся в нравственной деградации, девальвации семейных ценностей, росте наркомании, сексуальной распущенности. Поэтому наша Церковь предложила свой подход к профилактике ВИЧ-инфекции среди молодежи. Этот подход основывается на формировании у подростков мотивации к ответственному поведению, основанной на нравственно-ценностных ориентирах. Для школ были разработаны программы профилактики рискованного поведения, которое может привести к заражению ВИЧ и наркомании. На занятиях дети в открытой дискуссионной форме обсуждают такие понятия, как любовь, семья, добро и зло, цель и смысл жизни, свобода и выбор и многие другие. Они учатся осознавать себя как личности, ответственно выстраивать свой жизненно-ценностный ряд и самостоятельно принимать ответственные решения в ситуации нравственного выбора и конфликта ценностей.

Должен сказать, что поначалу такого рода программы были встречены врачами и преподавателями с определенным скепсисом. Наши светские коллеги полагали, что в эпоху потребительских ценностей молодежь не способна воспринимать призывы к нравственному образу жизни. Но опыт свидетельствует об обратном: программы успешно осуществляются в обычных школах и колледжах в 10 регионах России, а также в Украине и Беларуси. Только за последний год в России обучение по эти программам прошли около 10 000 подростков. Администрация школ, родители и сами дети свидетельствуют о больших положительных изменениях в поведении участников этих программ.

Профилактика ВИЧ/СПИДа и помощь страдающим этим недугом — это поле совместной деятельности разных христианских конфессий. С 2005 года в России действует Межхристианский координационный комитет по ВИЧ/СПИДу, в который входят представители восьми исповеданий. Римско-Католическую Церковь в нем представляет известная международная организация «Каритас». Благодаря деятельности этого Комитета, все участвующие в нем конфессии разработали свои официальные позиции по проблемам ВИЧ/СПИДа, создали программы по паллиативному уходу за ВИЧ-инфицированными, по профилактике СПИДа, проводят обучающие курсы для священнослужителей и социальных работников. Открыты региональные отделения Комитета. В некоторых регионах осуществляются межцерковные проекты. Так, в Санкт-Петербурге проводятся совместные тренинги для сестер милосердия из разных христианских конфессий, ухаживающих за ВИЧ-инфицированными. В Москве уже много лет представители «Каритас» и Русской Православной Церкви вместе опекают ВИЧ-инфицированных сирот.

В ноябре 2010 года в нашей Церкви была создана Ассоциация православных сестричеств, в которую вошли 118 общин сестер милосердия России и некоторых стран Содружества Независимых Государств. Идею такого объединения подсказали нам наши католические братья из Польши. Сегодня православные сестричества в нашей стране играют весьма заметную роль в помощи детям сиротам, бездомным, больным, престарелым, ВИЧ-инфицированным. Еще в 1990-е годы мы с нуля начали создавать систему профессионального обучения сестер милосердия. В этом нам помогали Церкви Дании, Германии, США и других стран, в которых к тому времени был накоплен большой опыт этого служения. А сегодня православных сестер милосердия приглашают читать лекции в светские медицинские колледжи, чтобы они научили студентов, как организовать уход за пациентом, и, самое главное, научили милосердному отношению к страждущим.

Мы с радостью отмечаем растущее в светском обществе понимание того, что передовые технологии и достижения науки не способны заменить участия, душевной поддержки и сопереживания больному, которым учит Церковь; и считаем, что особая задача Церкви — свидетельствовать об этих ценностях, которые в современном обществе не менее актуальны, чем 100 и 200 лет назад. Каким станет наше общество в будущем, зависит от того, какой системе ценностей оно последует. Мы стоим на перепутье, и сегодня, как и всегда, жизненно важным смыслом наполнены для нас слова пророка Моисея о том, что человеку необходимо соблюдать заповеди Божии для его же собственного блага: «жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое» (Втор. 30:19). Церковь, совершая миссию проповеди Царства Божия, завещанную ей Христом, не оставляет надежды, что прекрасный идеал евангельской любви как высшая из христианских ценностей, привлекая к себе человеческие сердца, сможет сохранить и преобразить жизнь мира.

Митрополит Кирилл. Обстоятельства нового времени // «Церковь и время», 1999, № 2 (9), С. 79.

Митрополит Кирилл. Норма веры как норма жизни. Проблема соотношения между традиционными и либеральными ценностями в выборе личности и общества // «Церковь и время», 2000, № 2 (11), С. 203.

Служба коммуникации ОВЦС/Патриархия.ru

№ 10 (18) ДЕКАБРЬ 2011

ДИСКУССИЯ ^

журнал научных публикаций V

ЦЕННОСТИ ПРАВОСЛАВИЯ КАК ФАКТОР СТАБИЛИЗАЦИИ СЕМЬИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Современная ситуация в стране характеризуется противоречивыми социально-экономическими изменениями, в результате которых как само общество в целом, так и его отдельные социальные институты подвержены кризисным явлениям. Результаты жизнедеятельности социального института семьи в современном российском обществе свидетельствуют о глубоко укоренившихся деструктивных и асоциальных тенденциях. Депопуляция населения, широкое распространение разводов, абортов, семейного алкоголизма, наркомании и жестокости, снижение престижа семьи в ценностных ориентациях молодежи, безнравственное и антисоциальное отношение к детям, выражающееся в отказе от детей, в социальном сиротстве и в насилии над детьми — все это характеризует не только ухудшение социального здоровья семьи и снижение значимости семейных ценностей в обществе, но и свидетельствует о глубоких потрясениях, охвативших российскую социокультуру в целом.

По мнению ряда социологов, кризис семьи можно назвать институциональным, выражающимся, в первую очередь, в конфликтах между социальным институтом семьи и остальными социальными институтами об-щества1. Возможный выход из сложившейся ситуации заключается не только в оказании

В истории России ценности православия и ценности семьи создавали основу для ее государственности, для ее социокультурного развития.

экономической помощи семье, но и в повышении уровня нравственности семьи, ответственности родителей за детей, детей за родителей, в том числе и возвращении к религиозным традициям на новой основе, в измененных социокультурных условиях. Тем более что в настоящее время в нашей стране происходит постепенное возвышение ценностей православной религии. В истории России ценности православия и ценности семьи создавали основу для ее государственности, для ее социокультурного развития.

Православие является одной из самых распространенных религий в России. По данным социологического исследования, проведенного в Республике Мордовия в 2009 г. (выборочная совокупность — 1 466 человек), православно верующими себя признали 63,3 % всех опрошенных, неверующими — 23,5 %, затруднились с ответом — 13,2 %. В России зарегистрировано более шестидесяти наименований религиозных организаций, а общее число религиозных организаций составляет более 22 000. Подавляющую часть религиозных организаций представляют христианские объединения — более 14 000. В Республике Мордовия зарегистрирована 351 религиозная органи-= зация, из которых Русская Православная Церковь имеет 288 действующих религиозных организаций.

дискуссия

журнал научных публикаций

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Являясь носителем православных ценностей, православная церковь выступает в качестве стабилизирующего фактора современной российской семьи. Православие рассматривает семью как главную и нерушимую базу для форми- = рования религиозного мировоззрения, называет семью «малой церковью». Так, в православной энциклопедии под браком понимается «общественный, и в частности, правовой, институт, заключающийся в про- = должительном союзе лиц мужского и женского пола, составляющий основу семьи»2.

Православные ценности исторически глубоко заложены в социальном институте российской семьи. Такие православные ценности, как «муж — глава семьи», «дисциплина и иерархия в семье», «дети — смысл брака» принимают более 50 % опрошенных респондентов. Православие приветствует выполнение взаимных обязанностей супругами, но нужно заметить, что взаимность эта не одинакова. Муж по православным канонам является главой семьи: «Жены, подчиняйтесь собственным мужьям, ибо муж есть глава жены» (Эф. 5:22-23). В опрашиваемых нами семьях большинство респондентов отмечают, что в принятии важных решений принимают участие оба супруга и имеют равнопартнерские или товарищеские отношения: 25,4 % мужчин и 29,2 % женщин соответственно. Сегодня в большинстве семей наблюдается активный процесс эгалитариза-ции и демократизации внутрисемейных от-

Кризис семьи можно назвать институциональным, выражающимся, в первую очередь, в конфликтах между социальным институтом семьи и остальными социальными институтами общества.

ношений. В эгалитарной семье отношения между всеми членами семьи чаще строятся на основе партнерства, признания за каждым из них не только обязанностей, но и прав на инициативу и свободу. Поэтому православное учение считает необходимым напоминать, что мужу и жене важны понимание, уважение, внимание, забота, поддержка, терпимость в отношениях друг к другу.

Нередко многие супружеские пары находятся на грани распада. Православная церковь настаивает на пожизненной верности супругов и нерасторжимости православного брака: «Что Бог сочетал, того человек да не разлучает (Матф. 19:6,9).

= В случае разнообразных конфликтов между супругами, церковь видит свою пастырскую задачу в том, чтобы всеми присущими ей средствами (научение, молитва, беседа) оберегать целостность брака и предотвращать развод. Среди опрашиваемых нами респондентов отношение к разводам весьма различно (табл. 1).

Таблица 1

Отношение к разводам (в % к числу опрошенных)

категория отрицательное отношение к разводам возможность развода в случае семейного кризиса

верующие: мужчины женщины

10,8 9,0

14,2 6,8

неверующие мужчины женщины

3,4 12,0

4,3 5,8

(таблица составлена только по двум основным показателям, поэтому итоговое значение может быть меньше 100 %)

Через все православное учение проходит идея о нерасторжимости церковного брачного союза, подчеркивается, что развод

№ 10 (18) ДЕКАБРЬ 2011

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ДИСКУССИЯ

журнал научных публикаций V

как крайняя мера может иметь место только в случае совершения супругами деяний, которые определены православной церковью как поводы для развода. Впрочем, если распад брака является свершившимся фактом — особенно при раздельном проживании супругов, — а восстановление семьи не признается возможным, по пастырскому снисхождению также допускается церковный развод3. В этом случае православная церковь призывает к разрешению проблемы гуманными способами — стремиться обеспечить максимальный уровень комфорта всем участникам процесса, и в первую очередь детям.

Дети являются одной из главнейших ценностей семьи и православия. Без этой ценности не могут реализоваться многие другие традиционные семейные ценности (материнство, отцовство, воспитание). Православие называет деторождение основной целью брачного союза. Семья является наследницей духовно-нравственных традиций, воспитывает детей своим укладом жизни. Молодые родители привносят в воспитание детей опыт своей родительской семьи. Поэтому в воспитании детей должны принимать участие старшие члены семьи. Отмеченный в семьях наших респондентов достаточно высокий уровень участия старшего поколения в социализации детей (35,9 % от опрашиваемых в городе и 25,9 % в сельской местности) зависит от конкретных условий, в которых находится семья: высокий уровень межпоколенных родственных связей; отсутствие возможности отдавать детей в детские учреждения дополнительного образования.

Малолетние члены семьи относятся к наиболее незащищенным членам общества, особенно если они лишены родительского тепла и заботы. Помимо традиционных форм и методов работы с детьми-

Семья является наследницей

духовно-нравственных традиций, воспитывает детей своим укладом жизни.

сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей, детьми-инвалидами существуют и специфические методы, применяемые православной церковью: создание специализированных учреждений, психолого-медицинская помощь, выполнение попечительских функций, психологическая и педагогическая поддержка, содействие возвращению в семью, забота о дальнейшем благоустройстве детей.

Благополучное развитие любого общества обеспечивается нормальным функционированием его основных систем и подсистем. Несомненно, семья является основным социальным институтом общества, осуществляя традиционные функции рождения (репродуктивная функция), содержания (экзистенциональная функция) и воспитания (социализирующая функция) детей. Так как для любого общества всегда актуальным

вопросом является его непрерывное воспроизводство, то, естественно, что основная роль в этом процессе принадлежит семье. Традиционная российская семья всегда являлась примером моногамности, многодетности, бережного отношения ко всем членам семьи (почитание старших членов семьи, уважение родителей со стороны детей, забота о неимущих и пр.). Этому в большой степени способствует православная религия. с

1. Социология семьи / под ред. проф. А. И. Антонова — М.: ИНФРА-М, 2005. С. 549.

2. Православная энциклопедия: К 2000-летию Рождества Господа Нашего Иисуса Христа / под ред. Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. М.: Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2000. Т 6. С. 146.

3. О социальной концепции русского православия / под общ. ред. М. П. Мчедлова. М.: Республика, 2002. С. 228-229.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *