Августин Аврелия (354-430). Учение Августина о соотношении свободы воли человека, божественной благодати и предопределения является достаточно неоднородным и не носит системного характера.

О бытие. Бог сотворил материю и наделил её различными формами, свойствами и назначениями, тем самым сотворив все сущее в нашем мире. Деяния Бога есть благо, а значит и все сущее, именно потому, что оно существует, есть благо. Зло не субстанция-материя, а недостаток, её порча, порок и повреждение, небытие. Бог — источник бытия, чистая форма, наивысшая красота, источник блага. Мир существует благодаря непрерывному творению Бога, который перерождает всё умирающее в мире. Мир один и несколько миров быть не может. Материя характеризуется через вид, меру, число и порядок. В мировом порядке всякая вещь имеет свое место.

Бог, мир и человек. Проблема Бога и его отношения к миру выступает у Августина как центральная. Бог, по Августину, сверхприроден. Мир, природа и человек, будучи результатом творения Бога, зависят от своего Творца. Если неоплатонизм рассматривал Бога как безличное существо, как единство всего сущего, то Августин истолковывал Бога как личность, сотворившую все сущее. И специально делал различия толкований Бога от судьбы и фортуны. Бог бестелесен, а значит божественное начало бесконечно и вездесуще. Сотворив мир, он позаботился о том, чтобы в мире царил порядок, и в мире все стало подчиняться законам природы. Человек — это душа, которую вдохнул в него Бог. Тело (плоть) презренно и греховно. Душа есть только у людей, животные её не имеют. Человек создавался Богом, как свободное существо, но, совершив грехопадение, сам выбрал зло и пошёл против воли Бога. Так возникает зло, так человек становится несвободным. Человек несвободен и неволен ни в чём, он всецело зависит от Бога. С момента грехопадения люди предопределены ко злу и творят его даже тогда, когда стремятся делать добро. Главная цель человека — спасение перед Страшным Судом, искупление греховности рода человеческого, беспрекословное повиновение церкви.

О благодати. Силой, которая во многом определяет спасение человека и его устремление к Богу, является божественная благодать. Благодать — особая божественная энергия, которая действует по отношению к человеку и производит изменения в его природе. Без благодати невозможно спасение человека. Свободное решение воли — лишь способность стремиться к чему-либо, но реализовать свои стремления в лучшую сторону человек способен только с помощью благодати. Благодать в представлении Августина напрямую связана с основополагающим догматом христианства — с верой в то, что Христос искупил все человечество. Значит, по природе своей благодать имеет всеобщий характер и она должна даваться всем людям. Но очевидно, что не все люди спасутся. Августин это объясняет тем, что некоторые люди не способны принять благодать. Это зависит, прежде всего, от способности их воли. Но как пришлось убедиться Августину, не все люди, которые приняли благодать, смогли сохранить «постоянство в добре». Значит, необходим ещё один особый божественный дар, который поможет сохранить это постоянство. Этот дар Августин называет «даром постоянства». Только благодаря принятию этого дара «званные» смогут стать «избранными».

О свободе и божественном предопределении. Первые люди до грехопадения обладали свободной волей — свободой от внешней (в том числе сверхъестественной) причинности и способностью выбирать между добром и злом. Ограничивающим фактором в их свободе выступал нравственный закон — чувство долга перед Богом. После грехопадения люди лишились свободной воли, стали рабами своих желаний и уже не могли не грешить. Искупительная жертва Иисуса Христа помогла людям вновь обратить свой взор к Богу. Он показал своей смертью пример послушания Отцу, повиновения Его воле: «Не моя воля, но твоя да будет». Иисус искупил грех Адама, приняв волю Отца, как Свою собственную. Каждый человек, следующий заветам Иисуса и принимающий волю Бога как свою собственную, спасает свою душу и допускается в Небесное царство. Предопределение — один из труднейших пунктов религиозной философии, связанный с вопросом о божественных свойствах, о природе и происхождении зла и об отношении благодати к свободе. Люди способны творить благо лишь с помощью благодати, которая несоизмерима с заслугами и дается тому, кто избран и предопределен к спасению. Однако люди — существа нравственно-свободные и могут сознательно предпочитать зло добру. Можно подумать, будто бы есть предопределение ко злу со стороны Бога, — так как все существующее окончательным образом зависит от всемогущей воли всеведущего Божества. Это значит, что упорство во зле и происходящая отсюда гибель этих существ, есть произведение той же божественной воли, предопределяющей одних к добру и спасению, других — ко злу и гибели. Эту идею абсолютного предопределения и развивал Августин, правда в его учении имелись различные смягчающие оговорки. Вопрос о предопределении был решен догматически: мы не можем знать всего во что верим («Уверуй, чтобы уразуметь» — кредо Августина).

О вечности, времени и памяти. Время — мера движения и изменения. Мир ограничен в пространстве, а бытие его ограничено во времени. Размышляя о времени, Августин приходит к концепции психологического восприятия времени. Ни прошлое, ни будущее не имеют реального существования — действительное существование присуще только настоящему. Прошлое обязано своим существованием нашей памяти, а будущее — нашей надежде. Настоящее — это стремительное изменение всего в мире: человек не успеет оглянуться, как он уже вынужден вспомнить о прошлом, если он в этот момент не уповает на будущее. Таким образом, прошлое — это воспоминание, настоящее — созерцание, будущее — ожидание или надежда. Как следствие, раз время существует только потому, что о нём помнят, значит для его существования необходимы вещи, а до сотворения мира, когда ничего не было, не было и времени. Начало творения мира — вместе с тем и начало времени. Время обладает длительностью, которая характеризует продолжительность всякого движения и изменения. Вечность — она ни была, ни будет, она только есть. В вечном нет ни преходящего, ни будущего. В вечности нет изменчивости и нет промежутков времени, так как промежутки времени состоят из прошедших и будущих изменений предметов. Вечность — мир мыслей-идей Бога, где всё раз и навсегда.

Лекция 10:
Блаженный Августин Аврелий
(Продолжение. Начало и полный список лекций )
Аврелий Августин Иппонийский (Блаженный Августин) – один из наиболее влиятельных мыслителей в истории христианства. Его философия является ключевой к пониманию как средневековой мысли, так и ряда концепций современной философии.
Христианский неоплатонизм Августина был ведущим направлением в западноевропейской философии и западном латинском богословии вплоть до XIII века, после чего его в целом сменил христианский аристотелизм Альберта Великого и Фомы Аквинского; несмотря на это труды Августина оказали огромное влияние на Мартина Лютера и легли в основу кальвинизма.
Краткая биография
Августин появился на свет в 354 году, в Тагасте, городе в Северной Африке, в то время – римской провинции.
С 370 года н.э. три года изучал риторику в Карфагене. Заинтересовался философией, ознакомился с неоплатонизмом, позднее примкнул к манихейству (см. прошлую лекцию), увлекался скептицизмом, пока не принял христианство в возрасте тридцати двух лет.
С 384 года Августин являлся профессором риторики в Милане, а уже после перехода в христианство, с 396 года, занял пост епископа Гиппона, на котором и находился до конца своей жизни. Умер в 430 году, во время первой осады Гиппона вандалами.
Основными работами Блаженного Августина являются:
«Исповедь» («Confessiones»), написанная в 400 году, и отражающая ранний период его творчества, полный оптимизма в отношении возможностей человеческого разума. Эта работа по праву считается одной из величайших автобиографических произведений в истории.
«О граде Божьем» («De civitate Dei»), написанный в промежутке 413-427 годов, через несколько лет после взятия Рима вестготами, является его более поздним шедевром, в котором возобладала идея подчиненности разума вере. Фактически эта книга – первая попытка создания философии истории.
Задача Августина: понять смысл существования человека
В своей философии Августин опирается в первую очередь на идеи Платона и неоплатонизма. Как он сам отмечает в «О граде Божьем», «никто не приблизился к нам более, чем философы его (Платона) школы» (кн. 8 гл. 5)
Ни один аспект окружающего нас мира, с точки зрения Августина, не может быть понят вне религиозной перспективы. Он не делает тех различий, которые окажутся столь важными для Фомы Аквинского – разум или священное писание, философия или теология, человек как существо или человек как дух. Вместо этого для Августина и знание, и философия, и мир и человечество могут быть оценены лишь с учетом их религиозного значения.
При этом Августин не гнушается дополнять Писание идеями Платона подчерпнутыми из его Менона и Тимея, или идеями Плотина из его Эннеад (см. прошлую лекцию).
Основные темы философии Августина:
1. Главенство воли – разум следует за волей
Во вселенной все подчиняется воле Бога
Мы же подчиняемся своей воле
2. За всеми поступками стоит любовь – как Божья, так и человеческая – а наша воля выбирает, что ей любить и, соответственно, куда двигаться
«Моя тяжесть – это любовь моя: она движет мною, куда бы я не устремился.» (Исповедь, кн. XIII. гл. 9)
Свобода воли и благодать
Согласно Августину, проблема для нас заключается в том, что после непослушания Богу первых людей, Адама и Евы, весь человеческий род оказался виновен в грехопадении. Каждый из нас наследует этот первородный грех, и повторяет его в своей жизни. Все аспекты человеческого бытия пронизаны и заражены этим первородным грехом. Наша воля отвернута от Бога, и тяжесть нашей любви тянет нас в другом направлении – в направлении любви самих себя и греховного, преходящего мира.
Как же сочетать Божье всесилие и нашу греховность с одной стороны, и понятие свободы воли – с другой?
Эта задача никогда Августином окончательно не разрешена.
Теория познания: истина внутри
Для Августина познание – это не самоцель. Познание выполняет чисто практическую, религиозную роль: отсеять неверные понятия, отвлекающие душу в сторону от пути, ведущему к Богу, и провести нас к истине. Познание истины – главное условие счастливой жизни. Понимание истины так же приближает нас к Богу, который и есть источник всей истины. Одной из основных работ, посвященных этой теме у Августина является «Против Академков».
Напомню, что Академиками именовали скептиков из Новой Академии Платона, которые отстаивали два тезиса:
1. Ничто невозможно познать
2. Ничего не следует признавать за истинное
Согласно Академикам, люди обретают мудрость и счастье в процессе продвижения к истине, а не в результате обретения ее.
Августин, однако, возражает, что человека, не обладающего мудростью нельзя назвать «мудрым», как нельзя назвать и «счастливым» того, кто никогда не достигает своей цели. Следовательно, чтобы стать мудрыми и счастливыми мы обязаны найти способ избавить себя от скептицизма.
Августин отмечает противоречие у скептиков: они так же делают заявления, которые считают истинными. Например, скептик считает истиной свою позицию, и выводит ее из посылок с помощью силлогизма.
Но это же говорит нам о том, что по крайней мере некоторые истины должны быть правдивы: так, например, логические утверждения «нечто либо П либо не-П» и «одновременно П и не-П ложно» являются истинными. Не пользуясь же логическими утверждениями невозможно вообще о чем-либо рассуждать и высказывать какую-то позицию, в том числе позицию скептика.
Так же Августин считает, что мы можем знать вне всяких сомнений математические утверждения, как то «2 х 2 = 4» и можем, по большей части, доверять органам чувств.
Августин в своей мысли в значительной степени предвосхищает Декарта, когда утверждает, что познание должно начинаться с самого себя. Мы, говорит он, можем быть уверены в содержании своего собственного сознания, как оно доступно внутреннему чувству.
Таким образом, хотя Августин и использует платонические термины и аргументы, он не относится к органам чувств столь же уничижительно, как сам Платон. В то же время Августин признает, что органы чувств сами по себе не могут дать нам подлинного знания, ибо есть два разных типа познания: одни вещи познаются органами чувств, а другие – непосредственно самим разумом.
Ум обследует, интерпретирует, классифицирует, сопоставляет и оценивает чувственные данные соотнося их с нематериальными и вечными причинами внутри себя;
Высшие истины находятся в нашем разуме и в глубинах души. Какова их природа? Это Платоновские идеи, эйдосы, находящиеся в нашем сознании. Как наш ум получает их? Он находит их внутри себя, посредством «интеллектуального зрения».
Божье освещение
Так как же именно наш ум узнает вечные истины?
Августин следует Платону, хотя для него истины это не «остатки» от прежней жизни – как христианин он не верит в переселение душ. Вместо этого мы находим эти интеллектуальные реальности, вечные истины, идеи при посредстве освещения светом господним.
Ум каждого человека зависит от божьего света, необходимого для определения истины. Это касается даже атеистов.
Вера и разум
Человеческий разум не может правильно функционировать вне веры (тут еще одна разница с Платоном). Разум это результат работы всего человека в целом, и влияние на его работу оказывает как наше сердце, так и наши устремления, и наша вера.
«Вера ищет, разум находит; потому и пророк сказал «если не верите, то и не поймете» («On the Holy Trinity”, 15.2.2)
Существование Бога
Хотя Августин и не пытается доказать существование Бога, он, тем не менее, приводит аргументы в пользу его существования:
«сам мир некоторым образом молчаливо, своею в высшей степени стройной подвижностью и изменяемостью и прекраснейшим видом всего видимого вещает как о том, что он сотворен, так и о том, что мог быть сотворенным только неизреченно и невидимо великим и неизреченно и невидимо прекрасным Богом.» (О граде Божьем, кн. 11 гл. 4)
Поиски Бога неизменно ведут от внешнего к внутреннему, и от внутреннего к высшему.
Создание
1. Бог создал мир из ничего (вопреки греческой теории)
2. Создание было свободным актом божьей воли. Бог решил разделить свою благость со своими созданиями, не испытывая в том необходимости.
3. Мир состоит из формы и материи – мир конкретного основан на вечных идеях, существующих у Бога в сознании. Материя изменчива, но не является злом (вопреки неоплатонистам)
4. Жизнь конкретных созданий возникла из идей – Бог посеял «зерна разума», из которых и возникли будущие существа. Однако — и в этом его отличие от теории эволюции — эти создания не были подвержены постепенному развитию.
5. Бог создал время – мир не был создан «во времени», а одновременно с ним. Для самого Бога нет ни «до», ни «после», его существование вневременно и вечно.
Предвидение, предсказание и свобода воли
Все моменты во времени известны Богу как один, общий данный момент. Августин сравнивает это с присутствием в нашем собственно рассудке определенного псалма или стихотворения, которое известно нам целиком, от начала до конца, и одновременно. При этом Августин считает, что такое предзнание вполне совместимо с человеческой свободой воли: Бог знает будущее, но, в то же время, мы свободны в своем выборе. С точки зрения Августина такая позиция не является противоречием, поскольку Бог существует вне времени, а поступки совершаются во времени.
Однако Бог, считает Августин, не только предвидит поступки людей, но также их предопределяет. Это необходимо, поскольку Бог всесилен. Насколько такая позиция совместима со свободой воли и по сей день является темой дебатов среди философов.
Проблема зла
Поскольку Бог создал мир, все, что существует есть благо.
В то же время существует зло. Как это объяснить? Августин дает следующее объяснение:
1. Хотя некоторые вещи кажутся злом, на самом деле они являют собой инструменты, необходимые для достижения добра (вакцинация, проблемы в жизни, данные нам для закаления духа, и т.д.)
2. Зло не отдельная сущность, а разновидность недостатка, отсутствия, подобная тени или темноте. Все, что не является Богом неизбежно будет до какой-то степени несовершенно
3. То же, что действительно является злом – моральным злом – это продукт человеческого несовершенства, неверно направленной воли человека.
Жизнь во грехе началась с Адама. Бог в состоянии одарить отдельных людей благодатью, позволяющей их воле обратиться к нему, но сделать это или нет зависит только от него.
Кажущаяся жестокость такого подхода объясняется следующим образом: мы все оказались у Бога в долгу, и он сам в праве решать, кому простить часть долга, а кому простить весь долг. Прощения долга одним должникам не является злом по отношению к другим – Бог не обязан прощать никому.
Философия истории и государства
С Августина берет свое начало христианская философия истории. Именно он первым предпринял попытку обнаружения в событиях прошлого осмысленного и целенаправленного единства, сравнимого с организацией театральной постановки – со своим началом, кульминацией и концом.
Град Божий
Толчком для написания этой работы Августина стало разграбление Рима вестготами в августе 410 года. Многие из римлян, все еще остававшихся язычниками, обвиняли в этом христианство. По их мнению, Рим пал перед варварами потому, что стал забывать своих традиционных богов, оказывавших ему защиту в годы величия.
Августин, со своей стороны, в «Граде божьем», написанном между 413 и 426 годами, утверждал, что сила Рима всегда была в его добродетели, за которую ему и был дарован временный успех. Однако римляне слишком увлеклись грехом и пороком, и были за то примерно наказаны.
История, по мнению Августина, являет собой поле битвы меж двух империй: Града Мирского, полного самолюбия и греха, и Града Божьего, полного любви божьей.
«Итак, два града созданы двумя родами любви: земной — любовью к себе, дошедшею до презрения к Богу, небесный — любовью к Богу, дошедшей до презрения к себе. Первый полагает славу свою в самом себе, второй — в Господе.» («Град Божий, кн. 14, гл. 28)
Августин считает государство хотя и необходимым, но все-таки злом, и в этом проявляется его отличие от греческой мысли. Для греков только участие в жизни государства делало жизнь человека полноценной.
Но для Августина единственным подлинным сообществом является братство верующих, основанное господом для вечного правления. Граждане этого небесного царства могут пользоваться благами общества, его несовершенным миром, но их подлинным домом остается рай небесный, мир совершенства. Другими словами, мы лишь постольку можем служить своей стране, поскольку служение ей не нарушает наших обязанностей перед Богом.
Церковь, таким образом, выше государства, ибо только церковь устанавливает те принципы, по которым должен жить человек.

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Свобода воли и предопределение у Аврелия Августина в его полемике с пелагианцами»

Тайна свободы скрыта в онтологии. Свобода — бытийное понятие, которое в силу этого охватывает как внутреннюю жизнь субъекта, так и ее внешние проявления, но и то, и другое протекают в единстве.

В христианстве человек свободен, потому что Бог, создавший его есть свобода. Человек, как образ Божий, наделен свободой — образом Высшей свободы. Она может реализовываться им по-разному: либо для стремления к добру, либо к удалению от него. И то и другое направление избирает он сам.

Христианство знает такое состояние свободы человека, когда он действительно свободен: это пребывание в Боге. Однако не следует рассматривать данное состояние как пассивное, протекающее помимо воления самого субъекта. В течение временной жизни человека оно возможно лишь посредством огромных волевых усилий с его стороны. Данные усилия воли формируются и закрепляются в ходе особых, духовных упражнений — аскезы. Аскетика представляет собой науку распознавания помыслов (побуждений, которые приходят в сознание человека извне, и содержание которых от него не зависит). Теория представлений, воздействующих на сознание человека, была создана еще в античности. Она предполагала, что органом, который исследует внешние побуждения, является ум. Именно он способен пресечь либо позволить остаться в сознании тому или иному побуждению. Христианство полностью приняло данные воззрения, добавив, однако, что для этой деятельности ума, реализующего таким образом свободу человека, необходима помощь благодати.

Существует обширная литература, содержащая исследования различных аспектов идейного наследия Августина. Реконструкция учения Августина о свободе воли и его отношение к предопределению, пожалуй, одно из наиболее популярных направлений среди них. Все это в значительной мере, с одной стороны, затрудняет привнесение новизны в трактовку данной проблемы, а с другой стороны, требует полной ответственности, если все-таки отважиться еще раз осветить старую, казалось бы, известную всем тему.

За каждой попыткой истолкования данного учения Августина стояли вполне определенные цели, обусловленные теми или иными интересами исследователей. Ясно, что результат их был известен еще до начала, при этом, всякий раз наблюдалась тенденция «подогнать» учение Августина под убеждения самих исследователей. Так, протестантам нужен был один Августин, католикам — другой.

Пелагиане и последователи св. Иоанна Кассиана Римлянина обвиняли Августина в манихействе и фатализме, Проспер Аквитанский и все западноевропейское схоластическое средневековье взирали с глубоким почтением на его труды. Православная традиция никогда не принимала богословского творчества Августина, чтя, однако, его как блаженного. Это в своем роде уникальная ситуация: признается святость жизни, но не признается ортодоксальность богословствования, тем более что в православной традиции одно неотделимо от другого.

На наш взгляд, это объясняется тем, что учение Августина (по крайней мере, нам такие факты неизвестны) в патристическую эпоху не подвергалось пристальному изучению со стороны восточных отцов. Исключение составляет осуждение Иоанном Кассианом и Феодором Мопсуестийским, (сделанное не без влияния пелагиан), концепции предопределения Августина, но и их богословское творчество, в свою очередь, подверглось осуждению.

Августин жил в эру великих догматических споров. Выдающиеся богословские умы были заняты борьбой с опаснейшими ересями. Имя Августина было хорошо известно на Востоке, его там знали как победителя донатистов, ревностного обличителя еретиков любого рода. Но, по-видимому, этим и ограничивались.

Основательное изучение богословского творчества Августина православными учеными началось лишь в XIX — нач. XX века. Здесь необходимо отметить работы: Лебедева П. «Пелагианство» (1866); архиеп. Филарета (Гумилевского) «Историческое учение об Отцах Церкви» (1882 г.); Борисоглебского Г. «Сочинение Августина Аврелия «О Гр. Божьем» (1891); Трубецкого Е. Н. «Миросозерцание бл. Августина» (1892); Писарева Л. «Учение бл. Августина о человеке и его отношении к Богу» (1894); Брил-лиантова А. «Влияние восточного богословия на западное.» (1898); Кремлевского А. «История пелагианства и пелагианская доктрина» (1898); Ве-рещацкого П. И. «Плотин и Августин в их отношении к тринитарной проблеме» (1911); Попова И. В. «Личность и учение бл. Августина» (1916).

Не все из указанных произведений затрагивают интересующий нас вопрос о соотношении свободной воли и предопределения. Но в большинстве случаев, (исключение составляет труд Л. Писарева), он решался не в пользу свободной воли.

Резюмировать общую оценку можно словами арх. Филарета: «Учение Августина о благодати, которое защищает он против Пелагия, может быть представлено в следующих частных положениях:

1) Падением Адама человеческая природа совершенно испорчена; и свобода совсем потеряна.

2) Если что-нибудь доброго делает человек, то не иначе, как по благодати.

3) При решительной и всеобщей порче человека, если некоторые спасаются, то это те, которые предопределены на то и только для сих избранных Христос приходит в мир.

Эти три мысли находятся в тесной связи между собой, так что две последние составляют необходимое следствие первой. Из сочинений Августина видно, что сперва он основывал Предопределение Божие на пред-ведении: но чтобы быть верным своей мысли о природе человеческой, ему надлежало допустить предопределение безусловное. Когда иноки Адрумет-ские представили Августину, что, по его учению, не нужна для них обязанность самоумерщвления, Августин чувствовал справедливость замечания и стал чаще повторять, что благодать не нарушает свободы; но такой оборот наставления существенно ничего не изменил в теории Августина, и сами последние сочинения его не были согласны с этой мыслью. . как обличитель Пелагия, Августин, без сомнения, великий учитель Церкви: но, защищая истину, он сам не совсем и не всегда был верен истине» .

Таким образом, главная причина неприятия православной традицией учения Августина о свободе воли, предопределении и благодати состояла в том, что, по общему мнению, свобода воли была весьма ущемлена Августином в пользу благодати, которой отводилась исключительная роль в деле спасения человека, и неумолимого предопределения.

Труд J1. Писарева стоит особняком в приведенном списке. Он предпринял попытку повлиять на сложившиеся трактовки учения Августина о свободе воли, которые, по его мнению, были далеки от истины у всех, упоминаемых им, его предшественников (к числу последних он относит некоторых протестантских теологов, католических и православных богословов). С его точки зрения, такой крупный мыслитель, как Августин, не мог допустить глубоких противоречий в своей системе и подчинить свободу человека внешней необходимости, пусть даже и имеющей своим источником Божественный разум.

На наш взгляд, исследование Писарева отличается глубиной и строгой последовательностью в освещении проблемы обоснования свободы воли Августином. Он очень точно выделил все составляющие этого учения, проследил их взаимосвязь и взаимовлияния. Особым достоинством его работы является то, что она написана, опираясь на поздние произведениях Августина, которые принято считать сосредоточием итоговых идей последнего.

Писарев сумел доказать, что свобода воли, в августиновском понимании, не противоречит учению о предопределении. Как это возможно, мы рассмотрим ниже. Но если это ему вполне удалось, то его попытка показать ортодоксальность указанного учения Августина не может быть признана удовлетворительной. Выявив отсутствие противоречия в учении Августина, он, не желая того, открыл и отрицательные его стороны, которые, как будет изложено ниже, не позволяют восточнохристианской традиции согласиться с идеями Августина. Таким образом, решив одну задачу, Писарев не устранил проблему ортодоксальности учения Августина о свободе воли и предопределении.

На наш взгляд, вопрос о признании восточнохристианской традицией идей Августина находится в плоскости единой проблемы взаимоотношений Европы и России. Само обращение к творчеству Августина вызвано было прежде всего общим интересом к Европе и ее философско-богослов-скому наследию.

Среди современных исследований, посвященных интересующему нас вопросу, следует выделить диссертацию на соискание степени кандидата философских наук А. А. Столярова «Проблема свободы воли в раннес-редневековой философии (Аврелий Августин)».

Исследование А. А. Столярова также отличает детальный анализ всех составляющих доктрины Августина о свободе воли. Как и Л. Писарев, А. А. Столяров выделил два фундаментальных аспекта, касающихся учения о свободе воли у Августина: а) свободу как особенность человека как такового; б) свободу как свободное решение стремиться к чему-либо или нет (свобода выбора), осуществляемое разумом человека. Весьма важным разделом работы А. А. Столярова является его исследование влияния на Августина античных идей, касающихся осуществления свободы воли человека. К сожалению, А. А. Столяров провел свой анализ доктрины Августина с точки зрения двух категорий: морали и ответственности, сделав главным «индикатором» наличия свободы у человека законность вменяемости ему его проступков. Конечно, это верный ключ к проблеме соотношения свободной воли и предопределения, но отнюдь не единственный.

В книге Г. Г. Майорова «Формирование средневековой философии» центральное место занимает рассмотрение философского и богословского наследия Августина. Исследование Г. Г. Майорова можно назвать «энциклопедией» философии Августина, но проблема свободы воли и предоп-ределиния подробно им не рассматривается.

Актульность данного исследования обусловливается значительным пробелом в современной отечественной философской литературе, несмотря на существование указанных работ, в освещении содержания антипелаги-анских трактатов Августина. Они до сих пор не переведены на русский язык, что значительно затрудняет их широкое освоение.

Автор стремился, насколько это представилось возможным, восполнить пробел, существующий и в отношении освещения истории пелагианского движения. В диссертации была предпринята попытка воссоздать учение пелагиан в целом, выявить и проанализировать источники, оказавшие влияние на его формирование.

Значительная часть материалов диссертации основана на оригинальных текстах Августина и его современников.

Объектом исследования в настоящей диссертации является учение о свободе воли и предопределении Аврелия Августина. Предмет исследования —. характер указанного учения, выявление его сущностных особенностей в их взаимосвязи и взаимовлиянии. Кроме того автор стремился показать отличие концепции Августина от соименных концепций, обусловивших ее возникновение.

При написании данной работы мы руководствовались методом анализа через определение ключевых понятий указанного учения и их взаимосвязи, а также через выделение основных разделов последнего, обусловленное значением выявленных понятий. Указанный метод, с нашей точки зрения, позволяет представить рассматриваемое учение Августина в целостном виде.

Мы сочли целесообразным выделить и применять на протяжении всей работы общую структуру учения о свободе воли и предопределении (что обусловливается содержанием основных догматов христианства), предполагающую последовательное рассмотрение состояния воли человека и ее отношение к благодати и предопределению до грехопадения, после него, после воплощения Христа, воссоздание природы человека в крещении и окончательное состояние воли после оправдания ее благодатью.

Диссертация построена таким образом, что сначала автором анализируется учение о свободе воли пелагиан — серьезных противников христианской ортодоксии, которую в ходе полемики с ними представлял Августин. Автор счел необходимым подробно осветить историю и сущностные черты пелагианской доктрины — учения, побудившего Августина тщательно обосновать важнейшие догматы христианства: о первородном грехе и его передаче, о благодати, без содействия которой спасение человека немыслимо, и предопределении, обусловливающем характер воздействия благодати на человека. Коротко мы остановились и на истории противостояния идеям Августина со стороны монахов Массилии (Марселя) — последних его оппонентов, затронув основные идеи Иоанна Кассиана Римлянина. Вторая глава посвящена Августину и его учению о свободе воле, благодати и предопределении.

Целью данного исследования является освещение содержания малоизученных в современной российской философской литературе источников, касающихся истории пелагианских споров, а также произведений Августина, написанных в данный период.

Мы стремились дать подробное представление об учении о свободе воли и предопределении Августина в поздний период его творчества, а также об соименном учении его оппонентов.

Автор считал своей задачей выявить те черты данного учения Августина, которые не позволяют признать его справедливость как рационально мыслящим исследователям, так и ортодоксально мыслящим богосло

I. ИСТОРИЯ ПЕЛАГИАНСКИХ СПОРОВ И УЧЕНИЕ ПЕЛАГИАН

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *