От составителя

О молитве человека, уединившегося в клети сердца своего, поучаясь и молясь тайно Предисловие Глава I. О двойственности человека, обучения, молитвы и клети Глава II. О молитве, согревающей человека и соединяющей его с Богом в любви Глава III. Молитва, произносимая устами, умом же не внимаемая, есть ничто Глава IV. Краткая, но часто творимая молитва, более полезна, чем продолжительная I. Молитва. Степени молитвы II. Молитва Иисусова Плоды молитвы Тайное поучение О памяти Божией III. Существо христианской жизни Горение Духа IV. Что значит сосредоточить ум в сердце? V. Как вниманием стать в сердце? VI. Борьба со страстями Как себя познать? Внешнее и внутреннее делание Уединение Господь отходит – душа пустеет Трезвение и благорассмотрение VII. О прелести Учение старца Паисия об Иисусовой молитве, умом в сердце совершаемой. Тайна спасения, открываемая непрестанною молитвою Учение валаамских старцев о молитве

От составителя

«Что такое молитва? В чем ее сущность? Как научиться ей? Что переживает дух молящегося в смирении сердца христианина?

Все такие вопросы должны бы постоянно занимать и ум и сердце верующего, ибо в молитве человек беседует с Богом, входит с Ним в благодатное общение и живет в Боге. И святые отцы и учители Церкви дают ответы на все эти вопросы, ответы, основанные на благодатном озарении через опыт молитвенного делания, опыт, одинаково доступный и простецу и мудрецу» (Еп. Никон).

«Всякому христианину нужно всегда помнить, что ему необходимо соединиться с Господом Спасителем всем существом своим, надобно дать Ему вселиться в уме и сердце нашем, а к такому соединению с Господом, после причащения Тела и Крови Его, лучшее и надежнейшее средство есть умная молитва Иисусова.

Обязательна ли молитва Иисусова и для мирян? Непременно обязательна, потому что всякому христианину, как сказано выше, необходимо соединиться с Господом в сердце, а к сему соединению лучшим способом служит молитва Иисусова» (Еп. Иустин).

Иноку же, при пострижении его в монашество, когда вручаются четки, называемые при этом мечом духовным, завещается непрестанное, денно-нощное моление молитвою Иисусовою.

По вступлении моем в обитель, я возревновал о сем завещании для иноков и был руководим в этом своим старцем А., который разрешал все мои недоумения, встречающиеся при молитве. По смерти же старца, за разрешением недоумений я был вынужден прибегать к писаниям богомудрых отцов. Извлекая из них существенное о молитве Иисусовой, я записывал все это в свою тетрадь, и, таким образом, с течением времени у меня составился сборник о молитве.

Материал сборника разрастался из года в год, и потому он не имеет строго систематического порядка и последовательности предметов; он служил лично для меня, как справочник.

Теперь мне пришла мысль издать мой сборник или справочник, в надежде на то, что, быть может, он окажет помощь тем, кои ищут руководства для усовершенствования своей внутренней духовной жизни, и приведенные в сборнике мудрые советы св. отцов и современных нам подвижников помогут им в их добром намерении.

В сборнике встречаются повторения одного и того же; это – от искреннего желания сильнее запечатлеть в уме все то, о чем пишется. Все же, передаваемое от сердечного убеждения, должно иметь живейший интерес, тем более нужный в нынешние времена, когда повсюду наблюдается крайнее оскудение всяких стремлений в области духовной жизни.

Итак, цель издания нашего сборника та, чтобы всевозможными и разнообразными способами и многократными повторениями именно уяснить способ производства Иисусовой молитвы, показать всю ее нужду и необходимость в деле нашего духовного служения Богу. Словом – напомнить как современному монашеству, так и всем ревнующим о своем душевном спасении, древле-отеческое учение о умном делании и о борьбе со страстьми, тем более, что ныне о молитве Иисусовой, по словам еп. Игнатия, «люди, большею частью, имеют самое темное, сбивчивое понятие. Иные, считающие себя за одаренных духовным рассуждением и почитаемые многими за таковых, «боятся» этой молитвы, как какой заразы, приводя в причину прелесть» – будто бы непременную спутницу упражнения молитвою Иисусовою, сами удаляются от нее и других учат удаляться». Далее еп. Игнатий говорит: «Изобретатель такого учения, по моему мнению, диавол, которому ненавистно имя Господа Иисуса Христа, как сокрушающего всю его силу; он трепещет этого всесильного имени и потому оклеветал Его пред многими христианами, чтобы они отвергли оружие пламенное, страшное для врага, спасительное для них самих».

Посему у составителя и явилась насущная потребность собрать все необходимое для разъяснения этого духовного делания и встречающихся при этом недоумений. Сам же собиратель, не смея и подумать назвать себя «умным молитвенником», осмелился лишь извлечь из сокровищницы св. отцов их богомудрые советы о непрестанной молитве, советы, необходимые, как воздух дыханию нашему, всем ревнующим о своем спасении.

В настоящий сборник об умном делании, по вопросу о молитве, входит около четырехсот изречений св. отцов и современных нам подвижников и, кроме того, целые поучения опытных в молитвенном подвиге подвижников благочестия, как то: Святителя Димитрия Ростовского, Архимандрита Паисия (Величковского), Старца схимонаха Василия и других делателей священной молитвы Иисусовой.

В конце этой книги вниманию читателей предлагается указатель, в котором перечисляются приведенные здесь изречения отцов, с указанием авторов и книг, откуда позаимствованы сии изречения, с ссылкою на страницы настоящего сборника, на которых они напечатаны.

Валаам, 27 июля 1936 г. Игумен Харитон.

Молитва – общее делание у человека с Ангелами. Молитва – сокровище добродетелей. Рождается она от живого чувства благоговения к живому Богу. Молитва к Богу привлекает Божественную благодать, ибо сосредотачивает ум на мысли о покаянии, дающем грешнику надежду на помилование. Собственно молитвой все святые отцы называют в «Добротолюбии» молитву Иисусову как самую многоплодную из всех молитвословий и деланий, ибо при этом сердце от непрестанного призывания со вниманием на помощь Иисуса Христа очищается внутренним подвигом покаяния. Внимание к помыслам и непрестанная молитва и есть та сокровенная деятельность, из которой слагается «умное делание». Молитва, ставшая умным деланием внутреннего человека, по учению богомудрых отцов, есть самое действенное средство для стяжания чистоты сердца и ума.

Нечистота же ума – скверные помыслы – и нечистота сердца – разжжение и похотная сласть – приходят тогда, когда нет трезвения и чистой молитвы.

Многие аскетические творения святых отцов, руководствующие к высшему христианскому любомудрию, которым очищается, просвещается и возводится к соединению с Богом христолюбивая душа посредством деятельной, внутренней и созерцательной молитвы, непрестанно совершаемой умом в сердце, вошли в книгу книг – в греческое «Добротолюбие». Трудами молдавского старца Паисия Величковского это греческое «Добротолюбие» было переведено на славянский язык, а заботами митрополита Санкт-Петербургского Гавриила эти душеполезные святоотеческие писания были напечатаны в Московской Синодальной типографии впервые в 1793 г., затем в 1822 г. и в третий раз – в 1832 г. уже при митрополите Филарете Московском. В эту сокровенную жизнь, приводящую ко внутреннему сердечному единению с Господом нашим Иисусом Христом, падший человек вводится путем молитвы через покаяние, соблюдение заповедей и таинства Христовой Церкви. В «Слове на Введение во храм Пресвятой Богородицы» святитель Григорий Палама говорит о Пречистой Деве, Которая с трехлетнего возраста пребывала наедине с Богом в храме, в непрестанной молитве к Нему и в помышлениях о Нем, вдали от людей и всего житейского. Она-то и является высшей и совершеннейшей Делательницей священного безмолвия и умной молитвы.

Для возрождения человека до его первозданного состояния нужно избавиться от греха и его последствий, сущность которых проявляется в духовной природе ума.

Грех в духовной природе человека

Развитие греха через помыслы

Преподобный Григорий Синаит говорит, что злые «помыслы суть слова бесов и предтеча страстей. Вещи сами по себе рождают простые помыслы; бесовский же прилог порождают мысли злые». Развитие, начало грехов – от прилога, когда неопытный ум начинает беседовать с прилогом, получая неподобные вопросы и давая такие же ответы. Тогда наши собственные мечтания смешиваются с демоническими наваждениями и устраивают внутри души радения.

«Как только образуется, – говорит преподобный Исихий, – в душе прилог представлением чувственного какого-либо предмета, как то: оскорбившего нас человека, или женской красоты, или когда все это одно за другим побывает в мысли нашей, тотчас обличается, что привели в такое мечтание сердце наше духи злопамятства, блуда и сребролюбия».

Таким образом удобно «узнавать иноплеменников, т. е. прилоги», ибо «сперва память вносит в ум простой помысл; и если он замедлит в нем, то от этого приходит в движение страсть; если не истребишь страсти, она преклоняет ум к соизволению, а когда и это произойдет, тогда доводит уже до греха и делом».

Затем может произойти сочетание, т. е. страстное или бесстрастное беседование с образом прилога, что производит к смешению наших помыслов и помыслов демонов, поэтому при беседе с признаком прилога может произойти сосложение. Сосложение же есть склонение души к виденному, согласие, соединенное с услаждением, и может быть грешно или безгрешно по устроению подвизающегося.

Если же похотное расположение через долгий навык соделывается свойством, так что душа произвольно стремится к удовлетворению его, то образуется страсть, которая, несомненно, «осуждается и, если не будет очищена равносильным покаянием, подлежит вечному мучению».

Преподобный Иоанн Лествичник далее поучает, что есть еще набег мысли (помысл) без слова и образа, внушающий искушаемому страсть. Тогда душа от одного взгляда, или прикосновения руки, или слышания пения страстно блудствует (оскверняется и растлевается похотью), не думав о том и не замышляв того.

Бывает иногда, что «похоть, родившись внутри души, переходит и в тело (у пустынников), и иной раз от тела переходит она в душу (у живущих в миру)»; бес же, многими трудами изгнанный из сердца, пресмыкается внутри тела и возбуждает похоть своими движениями.

Когда человек, принимая в сердце дьявольское помышление, по неразумению считает его собственным, то испытывает большое смущение и скорби.

Тот же, кто не истребляет худые помыслы, порождает страсти.

Поэтому в деле молитвенного совершенствования полезно знать учение отцов о страстях и о борьбе с ними.

В издательстве «Лучи Софии» (Минск) вышел сборник игумена Харитона (Дунаева) «Умное делание. О молитве Иисусовой. Сборник поучений святых отцов и опытных ее делателей».
Сборник можно назвать учебником или справочником об искусстве молитвы. В нем игумен Валаамского монастыря собрал и систематизировал около четырехсот поучений разных святых и подвижников благочестия в целом о молитвенном делании и в частности о молитве Иисусовой. Игумен Харитон поместил здесь цитаты из творений свт. Феофана Затворника, свт. Игнатия (Брянчанинова), свт. Григория Паламы, свт. Иоанна Златоуста, св. Иоанна Кронштадтского, прп. Паисия Величковского и многих других. Издание это было впервые напечатано в 1936 году и с тех пор имело огромное число переизданий, так как уже не одно поколение православных людей убеждается в его безусловной духовной пользе.
Что такое молитва? В чем ее сущность? Как научиться ей? Что переживает дух молящегося в смирении сердца христианина? Все эти вопросы должны бы постоянно занимать ум и сердце верующего, ибо в молитве человек беседует с Богом. И святые отцы, и учители Церкви дают ответы, основанные на благодатном озарении через опыт молитвенного делания, одинаково доступный и простецу, и мудрецу. Эти ответы собраны на страницах книги «Умное делание. О молитве Иисусовой. Сборник поучений святых отцов и опытных ее делателей».
Сборник составил в 30-х годах прошлого века игумен Валаамского монастыря Харитон (Дунаев). Книга неоднократно переиздавалась в России и за рубежом. Обращаясь к читателям, автор-составитель в предисловии пишет: «Среди вас есть многие, которые не знают, в чем состоит внутреннее дело богомысленного человека, а также не понимают, что такое богомыслие. И есть такие, кто ничего не знают о творимой умом молитве, но думают, что только теми молитвами подобает молиться, которые написаны в книгах церковных. Что же касается тайной беседы с Богом в сердце и происходящей отсюда пользы, они об этом отнюдь не знают и никогда не вкушали духовной сладости сего».
Автор сравнивает таких людей со слепорожденными. Тот, кто от рождения бывает слеп, тот «только слышит о солнечном сиянии, что же такое сияние, не знает». Так и те только слышат о богомысленном поучении и молитве, понимать же не понимают, по невежеству своему лишаются многих духовных благ. Посему, ради наставления простых, предлагается здесь кое-что для внутреннего обучения и для богомысленной молитвы, чтобы желающий с Божией помощью начал хоть немного наставляться. Духовное обучение внутреннего человека, по словам отца Харитона, начинается с таких Христовых слов: «Егда молишися, вниди в клеть твою и, затворив дверь твою, помолися Отцу твоему втайне» (Мф. 6, 6).
При пострижении в монашество, когда вручаются четки, называемые при этом мечом духовным, завещается непрестанное, денно и нощно моление молитвою Иисусовою. «По вступлении в обитель, – рассказывает игумен Харитон, – я возревновал о сем завещании для иноков и был руководим в этом своим старцем, который разрешал все мои недоумения, встречающиеся при молитве. По смерти же старца, за разрешением недоумений я был вынужден прибегать к писаниям богомудрых отцов. Извлекая из них существенное о молитве Иисусовой, я записывал все это в свою тетрадь, и таким образом с течением времени у меня составился сборник о молитве».
Внутренний подвиг
Как отмечает автор, «материал сборника разрастался из года в год, и потому не имеет строго систематического порядка и последовательности предметов». Для его составителя он служил справочником. Потом отцу Харитону пришла мысль издать сборник, в надежде на то, что, быть может, он поможет тем, кто ищет руководства для усовершенствования своей внутренней духовной жизни.
В сборнике встречаются повторения одного и того же – от искреннего желания сильнее запечатлеть в уме все то, о чем пишется. Итак, цель издания данного сборника – разнообразными способами и многократными повторениями уяснить способ производства Иисусовой молитвы, показать всю ее необходимость в деле нашего духовного служения Богу. Словом, напомнить как современному монашеству, так и всем ревнующим о своем душевном спасении древлеотеческое учение об умном делании и о борьбе со страстями.
Тем более, что ныне о молитве Иисусовой, по словам святителя Игнатия, «люди, большею частью, имеют самое темное, сбивчивое понятие. Иные, считающие себя за одаренных духовным рассуждением и почитаемые многими за таковых, «боятся» этой молитвы, как какой заразы. Приводя в причину «прелесть» – будто бы непременную спутницу упражнения молитвою Иисусовою, сами удаляются от нее и других учат удаляться».
Далее святитель Игнатий говорит: «Изобретатель такого учения, по моему мнению, диавол, которому ненавистно имя Господа Иисуса Христа как сокрушающего всю его силу; он трепещет этого всесильного имени и потому оклеветал Его пред многими христианами, чтобы они отвергли оружие пламенное, страшное для врага, спасительное для них самих».
Сам собиратель, не смея и подумать назвать себя «умным молитвенником», осмелился лишь извлечь из сокровищницы святых отцов их богомудрые советы о непрестанной молитве.
В настоящий сборник входит около четырехсот изречений святых отцов и современных нам подвижников и, кроме того, целые поучения опытных в молитвенном подвиге подвижников благочестия, таких, как святитель Димитрий Ростовский, архимандрит Паисий Величковский, старец схимонах Василий. Вниманию читателей предлагается указатель, в котором перечисляются приведенные в книге изречения отцов, с указанием авторов и книг, откуда заимствованы сии изречения, со ссылкой на страницы настоящего сборника, на которых они напечатаны.
Валаамский монастырь нуждается в Вашей помощи для восстановления Зимней гостиницы после пожара

Предисловие

Многие приучаются читать разные молитвы, и когда ослабевают их силы, и они оставляют молитвенное правило, тогда, при своем малодушии, весьма унывают, недоумевая, как и спастись. Вероятно, они не довольно знают, что таким, да и вообще всем сущим в нищете духовной и печали о грехах, служит еще чудным приобретением духовных благ и великою радостью спасения, так называемая, молитва Иисусова, или непрестанное призывание имени Господа Иисуса Христа. Чтобы показать пример сему и сделать молитвенный подвиг сей доступным большему числу спасаемых, здесь предлагается самый правдивый рассказ о том, как благодатно действовало на сердце одного богомольца усердное воспоминание Иисуса Христа.

Нечто о рассказчике

Вот его собственные слова: жизнь моя с самого рождения — бесприютная на земле; родился я в деревне. Орловской губернии, после отца и матери осталось нас двое: я, да старший брат мой. Ему было десять, а мне только два года; и дедушка взял нас на пропитание; он держал постоялый двор на большой дороге, и был человек зажиточный. Стали мы у него жить: брат мой был резвый и все бегал по деревне, а я около дедушки, — по праздникам ходил с ним в церковь, и дома слушал, как читал он Библию. Брат же, подрастая, испортился, приучился пить вино. Мне еще было семь лет: и однажды лежал с ним на печи, откуда он столкнул меня, и с тех пор левая рука моя повредилась, вся высохла и не стала владеть. Так остался я калекой на всю жизнь.

Дедушка, видя, что я к сельским работам не буду способен, стал учить меня грамоте: а писарь, который у нас часто останавливался, давал мне бумаги и чернил и показывал, как писать. Так я и писать научился: и дедушка был очень рад, особенно. когда плохо стал видеть, и я читал ему Библию. Наконец, мне уже стало семнадцать лет: бабушка моя померла, и дедушка стал мне говорить, вот нет у нас в доме хозяйки; Мишутка, твой брат, спился, и я хочу женить тебя. Я отказывался,представляя свое увечье; но дедушка настоял на своем, и меня женили, выбрали невесту степенную, добрую, двадцати лет. Прошел один год, и дедушка сделался болен при смерти: стал со мной прощаться и говорит: вот тебе дом мой и все наследство, и денег тысяча рублей; живи и молись Богу, да поминай нас со старухой; подавай нищим и Божиим церквам и, кроме Бога, ни на что не надейся. — И умер, и похоронили его. Брату стало завидно, и до того он стал злиться на меня, что даже хотел убить, но успел сделать только вот что: в одну ночь он подломил замок, вытащил из сундука деньги и поджег чулан. Мы проснулись, когда уже весь дом занялся огнем, — едва сами выскочили, в чем спали: но я успел захватить Библию. которая лежала под головой. Итак, все имущество наше сгорело: а брат скрылся без вести, и мы уже после узнали, когда он начал пьянствовать и хвалился, что он и деньги унес и дом спалил.

Остались мы наги и босы, хуже нищих. Кое-как, да и то все в долг, поставили себе хижинку и стали жить бобылями. Жена моя была мастерица ткать, прясть, шить: брала у людей работу, трудилась день и ночь, и меня кормила; а я и лаптей сплесть не мог. Бывало, сидит и шьет она, а я около нея читаю Библию: посмотрю и спрошу ее: о чем же ты плачешь? — и ответит: мне умилительно, как хорошо все сказано. Была у нас и охота к молитве: утром читали акафист Матери Божией, а вечером клали по тысяче поклонов, чтоб не искушаться. Итак, спокойно жили мы два года; а тут жена вдруг занемогла горячкою и, причастившись, в девятый день скончалась. Остался я одинехонек; делать с одной рукой ничего не мог: пришлось хоть но миру ходит, а просить милостыню совестно. К тому же напала на меня такая грусть, что не знал, куда деваться; бывало, приду в избу, увижу хоть платьишко покойницы, так и взвою. Итак, не мог я переносить тоски и жить дома; а потому и продал хижину свою за двадцать рублей; одежду жены раздал по нищим. Дали мне, калеке, и увольнительное свидетельство: взял я Библию и вышел из дома: пойду, думаю, поклонюсь Киевским угодникам Божиим, попрошу их помощи в скорби моей. И с тех пор вот уже странствую тридцать лет.

Можно ли молиться непрестанно?

Мысль эта постоянно меня занимала: непрестанно молитесь и, как говорит Апостол, всегда радуйтесь (1Фес. 5:16-17). — Да как же это можно непрестанно быть на молитве? и в нашей ли воле — всегда радоваться? Но растолковать этого никто мне не мог, пока не догнал я под вечер одного старичка, но виду, будто из духовных. На вопрос мой сказался, что он схимонах из пустыни, которая верстах в десяти от большой дороги, и звал меня зайти в их пустынь, а мне что-то не хотелось. Но желание, не разрешит ли этот моего недоумения, повлекло за ним, и я поспешил спросить: сделайте милость, батюшка, объясните мне, что значит — непрестанно молиться, как Апостол заповедует нам? — «Непрестанная молитва есть внутренняя», так начал объяснять мне старец: «она состоит в призывании имени Иисуса Христа то устами, то умом и сердцем. Она выражается в таких словах: Господи Иисусе Христе, помилуй мя! Если кто навыкнет сему призыванию, то будет ощущать великую радость и творить молитву эту будет без умолку, так что без молитвы ничего и делать не захочет; даже, и спать когда будет, молитва в сердце сама будет совершаться». «Бога ради, научи меня, как достигнуть сего»! воскликнул я от радости. И он продолжал: «есть книга «Добротолюбие», в которой более, чем двадцатью отцами изложена наука о непрестанной молитве, наука, — без труда и потов во спасение вводящая, как выразился один отец». И когда пришли мы в пустынную обитель, взошли в его келлию, где и читал он мне об этой молитве из «Добротолюбия», и мы просидели всю ночь, — так, не спавши, и пошли к утрени. И я все молился, чтобы Бог помог мне научиться внутренней непрестанной молитве.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *