Новомученики Российские

И.Н. Щелкалина

НОВОМУЧЕНИКИ  ЗЕМЛИ  ВОРОНЕЖСКОЙ

«Нет больше той любви,

как если кто положит душу свою за друзей своих.»

(Евангелие от Иоанна: 15,13)

И в мирное время есть место подвигу: им может стать вся жизнь человека, если он найдет в себе силы отказаться от  прихотей и зах послужить людям ради Бога. Примером этого является жизнь священнослужителей Петра Полянского, Тихона Никанорова и Петра Зверева. Эти люди были нашими земляками если не по месту своего рождения, то по месту своего служения. Поэтому мы их взяли как пример духовного нравственного подвига, называемого в Российской Православной Церкви мученичеством. В истории России такой подвиг в те жестокие годы совершили десятки тысяч людей. Начало  XX века – страшное время, которое подобно огненному смерчу пронеслось над нашей Родиной, разрушая ее тысячелетний уклад жизни, культуру. Но самое страшное, — калеча и уничтожая ни в чём не повинных людей. В это время люди попытались отказаться от Бога, сами построить царство справедливости здесь, на земле. И в своей ненависти и злобе они пытались уничтожить всё, напоминающее о Боге: монастыри, храмы, священнослужителей, просто верующих людей. Что могли противопоставить этой всеразрушающей злобе христиане? Только любовь. Именно такие образцы христианской любви дают нам наши земляки, разделившие с Родиной ее судьбу. И умерев физически в мучениях, они морально одержали победу над злом, исходящим от их мучителей. Подобно Самому Господу Иисусу Христу, распятому на кресте, но Воскресшему. Подобно Ему они молились за своих палачей.

Подвиг мученичества, когда человек за веру готов идти на смерть, в христианстве высший подвиг. Не случайно говорят, что Церковь стоит на костях своих мучеников. В 2000 г. многие наши земляки причислены Российской Православной Церкви к лику святых.

Михаил Раков (аудио файл для загрузки)

Они их одевали в белый лён

Для большего контраста с кровью алой.

Удерживающий был удалён,

И очень скоро их почти не стало.

На их телах сейчас растёт трава,

На их могилах зажигают свечи.

Господь им силу жизни даровал.

И отплатить нам им, конечно, нечем.

Здесь на земле стяжавши благодать,

Они смогли, уловленные в сети,

Не только сохранить, но передать

Миг жизни, торжествующий над смертью.

А.Зуев

Новомученикам и исповедникам Российским

Вы не бежали своего креста,

Ведь нет спасенья в этом мире тесном,

И умирали с именем Христа,

Чтоб быть с ним вместе в Царствии Небесном.

Вы будто звёзды яркие в ночи

Горели среди суеты и тлена.

Одни тела убили палачи,

Но души ваши вырвались из плена,

Взлетели над распятою страной,

Что Русью называется Святою.

Вы не желали участи иной

И жили лишь о вечности мечтою.

Но верим: не оставили вы нас,

За благо принимающих пороки,

И молитесь Всевышнему сейчас,

Чтобы продлил Он времена и сроки.

8 февраля 2009 г. 00:00

Собор новомучеников и исповедников Российских ― празднуется 7 февраля (25 января), если этот день совпадает с воскресным днем, а если не совпадает ― то в ближайшее воскресенье после 7 февраля. Только в день празднования Собора новомучеников и исповедников Российских совершается память святых, дата смерти которых неизвестна.

В этот день Святая Церковь совершает поминовение и всех усопших, пострадавших в годину гонений за веру Христову. Поминовение это совершается по определению Священного Синода Русской Православной Церкви от 30 января 1991 года на основании решения Поместного Собора 1917-1918 годов.

Жестокий и кровавый XX век стал особенно трагическим для России, потерявшей миллионы своих сынов и дочерей не только от руки внешних врагов, но и от собственных гонителей-богоборцев.

Новомученики и исповедники. Лица и судьбы

Среди злодейски убиенных и замученных в годы гонений было неисчислимое множество православных: мирян, монахов, священников, архиереев, единственной виной которых оказалась твердая вера в Бога.

Прославление в лике святых сонма новомучеников и исповедников Российских на юбилейном Архиерейском Соборе 2000 года, на рубеже тысячелетий, подвело черту под страшной эпохой воинствующего безбожия. Это прославление явило миру величие их подвига, озарило пути Промысла Божьего в судьбах нашего Отечества, стало свидетельством глубокого осознания трагических ошибок и болезненных заблуждений народа. В мировой истории еще не бывало такого, чтобы столько новых, небесных заступников, прославила Церковь (к лику святых причислены более тысячи новых мучеников).

Среди пострадавших за веру в ХХ веке ― святитель Тихон, Патриарх Московский и всея Руси, избрание которого произошло в Храме Христа Спасителя (1925); святые Царственные страстотерпцы; священномученик Петр, митрополит Крутицкий (1937); священномученик Владимир, митрополит Киевский и Галицкий (1918); священномученик Вениамин, митрополит Петроградский и Гдовский; священномученик митрополит Серафим Чичагов (1937); ключарь Храма Христа Спасителя священномученик протопресвитер Александр (1937); преподобномученицы великая княгиня Елисавета и инокиня Варвара (1918); и целый сонм святых явленных и неявленных.

Икона Собора новомучеников и исповедников Российских была создана иконописцами Православного Свято-Тихоновского Богословского института. Состоит образ из средника, деисиса и 15 клейм, размер иконы 167х135 см. Описание иконы издано отдельной брошюрой: «Икона Собора новых мучеников и исповедников Российских, за Христа пострадавших, явленных и неявленных, прославленных на Юбилейном Архиерейском Соборе» (49 страниц).

Икона «Собор святых, прославленных в лето двухтысячное от Рождества Христова» была создана в Иконописной школе при Московской духовной академии. Размер иконы 95х71 см. На ней изображены 57 подвижников.

Святые новомученики и исповедники Российские, молите Бога о нас!

Гонения — одна из любимых тем постсоветских церковников, этим оправдывается любой беспредел со стороны РПЦ.

Попы не говорят о жестокости православной церкви, но зато упоминают о жестокости, проявленной к ним, преувеличивая и смакуя подробности.

Священник Димитрий Свердлов указывает:

«В 1937-38 гг. арестовывают 165 тысяч (!!) священно- и церковнослужителей. Из которых расстреляно 107 (!!!) тысяч…».

Вопрос: откуда взялись эти 165 тысяч в 1937 году? А ведь арестованы были не все. В данном случае речь идет о священнослужителях, коих в 1915 году было 51105 человек, а диаконов — 15035.

Выходит, что в 30-е годы было больше попов, чем в 1915 году, когда церковь была государственной и когда попам выделялись деньги? В это поверит только мракобес.

Канонизированные новомученики и исповедники ХХ века Русские, связанные с Костромской землей

Тем более что попы не уточняют, сколько их собратьев было во времена царизма.

В 1948 году всего 11827 священников и диаконов. Их столько по той причине, что в период войны открылись тысячи храмов. Следовательно, в конце 30-х действующих священников было как минимум в два раза меньше, но уж точно не 165 тысяч. Тут главный вопрос: где список репрессированных? Почему не все 165 тысяч являются новомучениками?

Отдельные попы признали подлог. Игумен Дамаскин (Орловский) утверждает:

«К сожалению, точных цифр пострадавших в этот период времени нет, не приводит их и правительственная Комиссия при Президенте РФ по реабилитации жертв политических репрессий, ограничившись всего лишь обобщенными подсчетами, подготовленными Православным Свято-Тихоновским богословским институтом».

Интересно получилось. Комиссия по реабилитации вместо того, чтобы изучить вопрос, просто обратилась к РПЦ, а там выдали такую цифру, какую захотели, не основываясь ни на чем. Проверять это не стали. Научный подход Александра Яковлева.

Архиепископ Сильвестр (Ольшевский)

История о смерти Архиепископа Сильвестра — пример того, как в РПЦ сочиняют биографии так называемых новомучеников. Ведь их полно, нужно как-то доказать «мученическую смерть». Хотя понятие «доказать» у РПЦ несколько извращенное. Оно заключается в том, чтобы сочинить легенду и пересказывать ее лицам, которые заранее относятся некритически к любым изречениям попов.

Итак, Сильвестр — противник советской власти. Сразу же после принятия декрета об отделении церкви от государства он объявил о начале крестных ходов, где проклиналась новая власть. Затем он присоединился к белому движению, не подтверждая библейский тезис, что всякая власть от бога.

Поп подчинялся Колчаку. На территории, которую контролировал в ту пору Колчак, декрет об отделении церкви от государства отменен. Сильвестр был покровителем дружины святого креста — добровольческого батальона. То есть Сильвестр — участник гражданской войны, агитатор.

Колчак потерпел поражение. Сильвестр задержан. Что же в дальнейшем произошло со служителем культа? Казалось бы, с такими людьми в условиях гражданской войны разговор короткий. Попы сочинили:

«Архиепископ Сильвестр был заключен в тюрьму, где в течение двух месяцев его истязали, требуя от него покаяния. Ничего не добившись, безбожники подвергли святителя жестокой и мучительной смерти. Прибив его руки гвоздями к полу и таким образом распяв, они раскаленными шомполами прижигали его тело, а затем раскаленным докрасна шомполом пронзили сердце. Архиепископ Сильвестр принял мученическую кончину 26 февраля 1920 года».

Такое описание понадобилось для того, чтобы обосновать мученическую смерть. Понятно, что какой-нибудь православный фанатик уверует в подобное, но разумный человек — вряд ли. Во-первых, как они могли это все узнать спустя столько лет?

Тут вариантов мало. Либо убийцы в газете «Кровавый большевик» описывали пытки, либо кто-то из мучителей в воспоминаниях решил между делом упомянуть об этом, что непременно бы издали и переиздали. Или, что самое вероятное, убиенный поп в 90-е годы пришел во сне к попу из ныне живущих (или вначале к другому святому, а затем тот к ныне живущему) и все ему в красках описал. Поп непременно после того, как проснулся, тут же описал всю историю. И в достоверности сомневаться не стоит, ведь даже депутат Госдумы Поклонская указывала, что во сне солдату являлся другой мученик — Николай II, помогал ему даже (неизвестно как, но помог точно), без его помощи победы бы точно не было.

Все же обратимся к истории. Действительно, попа задержали, но в тот же день отпустили, потому что этого требовали местные жители (такое случалось в те годы нередко, ведь отпускали под честное слово даже опасных врагов советской власти). Жил он в доме у священника Федора (Чемагина), где вскоре и скончался. Запись об этом есть в архивах:

«”Книга записей смертей за 1920 г. Отдела записей актов гражданского состояния при Омском губревкоме 3-го района”.
№ записи — 96. Месяц и число смерти — Марта 10-го дня в 2 час. 30 мин. дня. Место смерти — гор. Омск, улица Главноуправленская, 46. Пол умершего — мужской. Имя, фамилия и род занятий умершего — Сильвестр, Архиепископ Омский и Павлодарский. Причина смерти — Кишечный рак. Фамилия, имя и местожительство врача, выдавшего свидетельство о смерти и дата свидетельства — Зинин М. П. Омск, улица Банная, №78. Свидетельство от 11 марта 1920 г. Место погребения — В Соборном склепе, ул. Красный Путь. Год, месяц и число рожд. умершего — 1860 г. января 1-го дня. Семейное положение умершего (холост, вдов, разведен) — Архиепископ. Имя, фамилия и местожительство лица, заявившего о смерти — Виктор Кергесар, Омск, Тарская улица № 19».

Именно так и появляются новомученики. Фантазия у сочинителей извращенная. Подобных историй на самом деле полно. Несомненно, среди новомучеников есть те, кого действительно расстреляли, но каждый случай нужно рассматриваться отдельно, проверять источники, а не верить попам, которые утверждают, что якобы там чуть ли не каждого «распинали, как Христа».

  1. Десталинизация, деленинизация – христианизация. URL: http://www.pravmir.ru/destalinizaciya-deleninizaciya-xristianizaciya/
  2. Русскiй Календарь на 1917 г. Петроград, Тип. Т-ва А. Суворина, Новое время, 1916, стр. 113.
  3. Одинцов М. М. Русская православная церковь накануне и в эпоху сталинского социализма. 1917—1953 гг. — М.: Политическая энциклопедия, 2014. — С. 347.
  4. Сколько репрессированных в России пострадали за Христа. URL: www.pravmir.ru/skolko-repressirovannyx-v-rossii-postradali-za-xrista/
  5. Священномученик Сильвестр Омский. URL: www.tobolsk-eparhia-press.ru/prosvetitel/number.php?dat=2015.09&st=8
  6. Миф о гибели архиепископа Сильвестра. URL: http://voencomuezd.livejournal.com/1034489.html
  7. Панина М. Ф. «Его больше не трогали»: легенда о мученической кончине архиепископа Сильвестра в 1920 г. // Известия Омского государственного историко-краеведческого музея: Сб. науч. Трудов. №19. / Мин-во культуры Омской обл.; ОГИК музей. Омск, 2014. С.123-126.

Новомученики российские

Мы знаем многих мучеников первых веков христианства. Но почему православные в нашей стране отмечают еще и особый праздник в честь российских новомучеников и исповедников? Кто эти люди, знаем ли мы их имена? Чему учит нас опыт их жизни, а вернее, — смерти?

Вечером 25 января (7 февраля нового стиля) 1918 года позвонили в парадную дверь квартиры митрополита Киевского Владимира в Киево-Печерской лавре. Вошли пять вооруженных солдат во главе с матросом: «Где Владимир-митрополит? Мы желаем с ним переговорить». Разговор проходил в спальне митрополита, без свидетелей, он был бурным, но недолгим. Митрополит вышел, попрощался с келейником, его увели одного, не пустив келейника дальше ворот. Послышались выстрелы… «Так всех вас по одному повыведем», — бросил на ходу монахам один из революционных солдат, торопившихся к месту расстрела, но не успевший принять в нем личного участия.

Владыка Владимир (Богоявленский) не был первым «церковником», погибшим от рук новой власти: уже 31 октября 1917-го, через шесть дней после переворота, в Царском Селе отряд красногвардейцев убил протоиерея Иоанна Кочурова, были и другие жертвы в других местах. Но это убийство стало знаковым: митрополит Владимир был почетным председателем Поместного собора, да и вообще одним из известнейших иерархов Русской Церкви. Святитель Тихон, Патриарх Московский и всея Руси, так отозвался об этом событии: «Конечно, судя по-человечески, ужасною кажется эта кончина, но нет ничего напрасного в путях Промысла Божия, и мы глубоко верим, что эта мученическая кончина владыки Владимира была не только очищением вольных и невольных грехов его, которые неизбежны у каждого, плоть носящего, но и жертвою благовонною во очищение грехов великой матушки-России».

В апреле 1918-го, когда окончательно стало ясно, что речь идет не об отдельных инцидентах, но о войне новой власти с Церковью, да и с собственным народом, Поместный собор учредил «ежегодное поминовение в день 25 января или в следующий за сим воскресный день всех усопших в нынешнюю лютую годину гонений исповедников и мучеников».

Можно сказать, что Православная Церковь оказалась совершенно не готовой к грозным событиям 1917 года, — впрочем, кто тогда был к ним готов? Вековые устои распадались, и для многих простых людей, когда не стало царя, — не стало и Бога. Генерал А. И. Деникин вспоминал, как после Февральской революции одна из стрелковых рот на фронте оборудовала церковь себе под казарму, а в алтаре сделала отхожее место — и ни один человек не возмутился. Как это могло быть, тем более на фронте, где смерть была совсем рядом? Неужели все они в один день стали ярыми атеистами? Скорее, таких нашлось двое-трое человек, а остальные просто остались безразличными, не решились возразить наглецам.

Нечто подобное происходило в те месяцы и в масштабах всей страны: агрессивное меньшинство навязывало свою волю пассивному большинству. И Церковь, казалось бы, не могла найти себе место в столь быстро менявшейся обстановке, ничего не могла противопоставить такому натиску революционеров. Но одно, по крайней мере, оставалось неизменным: возможность умереть за Христа. Этого слишком мало? Да, кто-то ведь брал в руки оружие и шел сражаться с большевиками, а кто-то всего лишь становился их мишенью…

Всего лишь? Но не так ли выстояла и победила Церковь в первые века своего существования, когда ее гнали и преследовали римские власти? «Кровь мучеников есть семя Церкви», — говорил тогда христианский писатель Тертуллиан, и это действительно было так. И по сходству с теми, древними христианами, убитых в XX веке назвали новомучениками.

Здесь, правда, есть одно существенное отличие. Те, древние мученики, как правило, стояли перед выбором: отречься от Христа или погибнуть. Им предлагали принести жертву языческим богам. Даже не обязательно было в этих самых богов верить, достаточно было совершить пустое формальное действие, какое совершали тысячи: высыпать горсть благовоний на языческий алтарь, тем самым присоединиться к государственному культу, доказать свою благонадежность. Если христиане не шли на этот шаг, их убивали.

О чем говорили революционеры с митрополитом перед тем, как повели его на расстрел? Уговаривали его признать, пусть даже формально, советскую власть, вывесить красный флаг над домом? Или искали тайник с золотом? Или просто оскорбляли и били его? В нашем мире это так и останется тайной. Но мы знаем, что во множестве других случаев жертвам не предлагался никакой выбор: их убивали просто за то, что они принадлежали прежде к «эксплуататорским классам», были богатыми, успешными, сильными… или хотя бы казались таковыми.

Да, среди новомучеников были и такие, кто активно воспротивился очередному глумлению большевиков над святынями, — например, «вскрытию мощей» или изъятию церковных ценностей «в помощь голодающим» (а на самом деле просто очередному ограблению ради текущих нужд партии и правительства). Но в огромном большинстве своем это были люди, которых просто убили для того, чтобы их не было на свете.

Новомученики и исповедники Российские: кто они?

Даже если бы они тогда принесли жертвы новым идолам, это вряд ли избавило бы их от смерти. Можно ли тогда считать их мучениками, если у них не было выбора?

Но не случайно прозвучала в словах святителя Тихона дерзкая, казалось бы, мысль о том, что эти смерти ведут к «очищению от грехов России». И его слова повторил патриарх Кирилл в мае 2009 года, совершая богослужение на Бутовском полигоне, месте массовых расстрелов под Москвой: «Вот тут-то и требуется сила — идти узкими вратами в Царствие Божие, идти против течения, идти против общего потока в надежде на то, что если многие люди пойдут против этого потока, то и мутные воды остановятся, а может быть, и повернутся вспять».

У всех этих людей был в свое время выбор. Они могли пойти на сотрудничество с новой властью. Не обязательно даже было самим доносить, достаточно было просто отречься от всего прежнего, бегать на митинги, носить флаги, повторять лозунги… Многие поступили так, и многие (хоть и не все из них) так сохранили свои жизни. Но были люди, которые предпочли остаться собой, сохранить верность своим убеждениям, чего бы им это ни стоило. Режим требовал от них забыть не только о вере, но и о былой, бесклассовой морали, отречься не только от Бога, но и от человека: предать семью, учителей, соседей. Они отказались приносить такую жертву идолам. И поэтому каждый из них — мученик или исповедник.

В базе данных Свято-Тихоновского университета — более тридцати тысяч человеческих имен и судеб. На самом деле убиты были миллионы, и про большинство из них мы никогда не узнаем: когда они умерли, при каких обстоятельствах, оставались ли они верны Христу до смерти. А может быть, наоборот, кто-то из былых палачей за час до собственного расстрела обратился к Богу с покаянной молитвой, как благоразумный разбойник? Мы ничего не можем сказать наверняка, кроме одного: такие люди были.

Перелистывая страницы с именами жертв, невольно пытаешься представить себе этих людей. Вот мой однофамилец, тезка моего отца и моего сына — сельский священник Сергей Десницкий, родился в 1882 году в Псковской губернии. В 1933 году осужден на 5 лет, в 1937 году снова арестован (видимо, до того освобожден был досрочно, по зачетам?), осужден и расстрелян. В 1955 году реабилитирован. Вот и все, что я знаю об этом человеке… Каким он был, как он жил и как шел он на смерть?

Понятно, что в СССР праздновать память исповедников и новомучеников было совершенно невозможно. Ее чтили православные за рубежом, а в марте 1991 года и Синод РПЦ принял решение о возобновлении этого празднования. Не раз с тех пор тема новомучеников поднималась в церковно-политическом контексте, для того, например, чтобы провести разделение между «чистой» зарубежной Церковью и Московской патриархией, «запятнавшей себя соглашательством с безбожными властями».

Да, конечно, глядя на подвиг этих людей, мы не можем не почувствовать, насколько обличает нас наш собственный опыт соглашательства с грехом. Но все-таки их благородная смерть — повод не для разделения, а для объединения всех. Точно так же и сами они были людьми разных званий и убеждений, во многом не соглашались друг с другом при жизни, наверняка не были безгрешны. Но в какой-то главный момент они пошли на Голгофу за Христом, и встретились там с Ним и друг с другом. Не случайно в тропаре этого праздника говорится о них обо всех сразу, как о народе Божьем: «Днесь радостно ликует Церковь Русская, прославляющи новомученики и исповедники своя: святители и иереи, царственныя страстотерпцы, благоверныя князи и княгини, преподобныя мужи и жены и вся православныя Христианы, во дни гонения безбожнаго жизнь свою за веру во Христа положившия и кровьми Истину соблюдшия».

С тех пор очень многое изменилось. Церковь давно уже не гонима, мы свободны в нашем вероисповедании… Дело доходит до того, что в сознании некоторых людей мирно уживаются православие и сталинизм, как будто можно одновременно чтить и жертв, и их главного палача. Но означает ли такое спокойствие, что нет у нас и больше не будет новомучеников? Никак. 19 ноября 2009 года в московский храм вошел человек в маске, он позвал по фамилии священника, прозвучали выстрелы… История повторяется.

Еще в Евангелии было сказано, какой может быть цена следования за Христом, и нет ничего удивительного, что лучшим из нас доверяют уплатить ее сполна.

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *