Содержание

Великий Новгород, Кремль, Софийский собор, Софийская звонница

Софийский собор в Новгороде был возведен в 1045 — 1050 гг. «повелением князя Ярослава и сына его Владимира и архиепископа Луки» (НПЛ под 6553/1045 и 6558/1050 гг.).

Каменное строительство в Новгороде в первой половине XI в. отсутствовало. Для возведения собора строительная артель должна была прийти со стороны, и почти наверняка она пришла из Киева. Об этом нам скажет сама архитектурная композиция собора, но об этом же свидетельствуют и обстоятельства его возведения. Заказчиками нового здания выступили не только епископ и князь Новгорода Владимир, но и отец последнего великий князь киевский Ярослав Мудрый. В какой-то мере повторяется даже логика киевского градостроительства. Ведь Ярославом закладывается в Киеве рядом с городом Владимира новый, больший по размерам, в последнем возводится каменный Софийский собор (до этого деревянный Софийский собор располагался в другом месте и не имел такой значимости). В Новгороде после пожара деревянной Софии новая ставится в расширенном и обновленном князем детинце, она сразу берет на себя роль архитектурной доминанты всего города, сохраняя ее на протяжении всех последующих столетий.

Материалы, примененные при строительстве, и строительная техника принципиально аналогичны киевским. Смешанная кладка из камня и плинфы на цемяночном растворе стала в Новгороде только упрощеннее и грубее: больше применяется булыжный камень, из него почти сплошь выложены стены и столбы. Однако все арки и своды сложены в классическом для Киева и Константинополя технике кладки с утопленным рядом. Как и в последних, широко используются расчерчивание и раскраска лицевых поверхностей стен с целью создания иллюзии регулярной кладки из плинфы или из камня. Среди плинф в нижних частях центральной апсиды встречаются светлоглиняные, привезенные, очевидно, из Киева, ибо такой глины нет в Новгороде.

Главным аргументом в пользу киевского генезиса новгородского собора является сходство общей композиции обоих памятников. Оба храма — пятинефные с галереями и лестничными башнями, с обширными хорами, в углах которых устроены как бы одностолпные палаты, оба имеют многоглавые завершения. При ведущей роли княжеского заказа и участии одних и тех же зодчих в строительстве обоих Софийских соборов (конечно, не все мастера перешли в Новгород, но какая-то их часть — весьма вероятно) можно было бы ожидать копийного повторения киевского образца. Однако этого не произошло. Требования и вкусы новгородцев придали оригинальность их грандиозному каменному храму, причем настолько мощную и отчетливую, что он в последующие столетия часто становился образцом для местных зодчих. Не только церковный, но и художественный авторитет главного храма являлся непререкаемым.

Планы Софийских соборов: 1 — в Киеве, 1037-1040-е годы. 2 — в Новгороде, 1045 — 1050 гг., 3 — в Полоцке, серед. XI в.

Софийский собор в Новгороде меньше киевского прототипа (сторона центрального подкупольного квадрата 6,10 м против 7,75 м), стены же его несколько толще — 1,23 и против 1,12 м. Столбы с каждой стороны имеют лопатки, из-за чего их форма, как и в Киеве, оказывается крестообразной. Однако, в отличие от киевского памятника, вынос лопаток неодинаков. Его наибольшим размером является толщина центральных подпружных арок (около 60 см), наименьшим — толщина малых арок (около 35 см). Если границы этих колебаний установлены из соображений строительной техники и конструкции, то сами колебания не образуют системы, они случайны. Все же заметно тяготение лопаток, несущих малые арки, к наименьшему размеру — к толщине этих арок.

В Киеве в торцах рукавов креста помещены тройные аркады; если бы в Новгороде сделали им подобные, то пролеты арок равнялись 0,80 м при толщине столбов 1,20 м. Вероятно, подобная затесненность форм при размахе общей композиции не устраивала зодчих, и они вместо тройных аркад сделали двойные с одним центральным столбом (в западном рукаве — круглым, в остальных — восьмигранным, в верхнем ярусе все три столба — четырехгранные). В Киевской Софии малые нефы равны по ширине половине центральных, пролеты арок над ними — около 2,5 м, ширина же арок тройных аркад — 1,20 м, разница между этими арками очевидна. Если бы в Новгороде малые нефы были также сделаны в половину ширины центрального, то соответствующие пролеты оказались бы равными 2,30 и 2,00 м, т. е. арки оказались бы зрительно близкими, находящимися рядом, но чуть разными в пролетах, ритм этих различий выглядел бы несколько странно. Зодчие сблизили их, добившись однородности ритма в композиции, исходный размер дали двойные аркады — так могла быть определена ширина малых нефов. Малые нефы оказались по ширине несколько меньше половины центральных: они определены суммой — пролет арок плюс двойная ширина лопаток, необходимых для опоры этих арок (сложенных в один ряд плинфы и имеющих поэтому толщину около 40 см).

Более широкими являются лишь два продольных нефа перед боковыми апсидами собора. Они равны точно половине центрального. Думается, что такое исключение сделано в связи с принятыми традиционными приемами построения алтаря, где устойчивость архитектурных приемов могла переплетаться с представлениями неизменными, догматическими. Хотя разница в ширине этих и остальных малых нефов всего около 30 см, все же мы имеем доказательства ее осознания и учета зодчими в процессе строительства здания.

Глубокая центральная апсида не имеет никаких заплечиков, отделяющих ее от пространства вимы. Однако свод восточного рукава креста выделен пониженной аркой перед еще более низкой аркой конхи апсиды. Необходимость в подобном ступенчатом переходе вызвана резкой разницей в подъеме конхи и свода, хотя их основания, отмеченные шиферным карнизом, совпадают. Такой же перепад, хотя и одноступенчатый, существует в Киевской Софии, где он является следствием ступенчатого построения основного объема. В Новгороде в этом также проявляются соотношения общей композиции здания, но об этом речь пойдет ниже; сейчас же вернемся к пропорциям плана. Глубина восточного рукава (как она обрисована сводом) точно равна глубине сводов под угловыми восточными ячейками хор. Однако аналогичные пространства перед боковыми апсидами оказываются глубже (по оси восток-запад), их глубина приравнивается их ширине, они делаются квадратными, поскольку перекрываются главами с круглыми барабанами.

Сдвиг к востоку должен был бы немедленно отозваться уступами наружной поверхности восточной стены в ее верхней, проходящей над апсидами части. Однако этого не происходит, ибо зодчие арку перед центральной апсидой (изнутри по глубине точно равную толщине стен и всех остальных арок) несколько продолжают снаружи к востоку, утолщают, выравнивая ее поверхность со стенами над боковыми апсидами. Эта докладка необходима и конструктивно, ибо она заходит на конху и соединяет кладки. Важность полученной таким образом общей поверхности восточной стены храма выявляется тем, что отмериваемый от нее вынос центральной апсиды точно равен выносу галерей собора, то есть основной куб оказывается как бы окруженным одним по ширине поясом, что соответствует общей центрической композиции храма.

В западной части собора, куда продолжаются более широкие нефы, идущие от боковых апсид, разница размеров могла остаться незамеченной, если бы не было глав и с этой стороны. В восточной части можно было увеличить ячейку, приравняв ее глубину ширине. Над хорами такой сдвиг порвал бы линию поперечных нефов и расположение арок. Зодчие поэтому приравняли диаметр цилиндрических барабанов западных глав меньшему размеру, а от северной и южной несущих арок к барабанам подводит наклонная кладка, уничтожающая излишнюю ширину основания. Западные главы оказываются немного (но снаружи — зрительно воспринимаемо) уже восточных.

Рассмотренные плановые соотношения во многом связаны с будущими пространственными и конструктивными особенностями здания, но они еще не определяют высотных пропорций. Специфику последних обусловили особенности заказа, при которых даже подражание киевскому образцу приводило к новому и неожиданному. Эти особенности вызваны устройством галерей, однако так как структура храма и галерей общая (Штендер Г. М. Первичный замысел и последующее изменение галерей и лестничной башни Новгородской Софии.- В кн.: Древнерусское искусство. Проблемы и атрибуции. М., 1977, с. 34 — 37.) , то изменения коснулись всего здания.

Галереи в уровне пола хор скреплены с основным объемом связями, причем для последних гнезда в стенах храма были приготовлены при их кладке, что говорит об изначальности и неразрывности композиционного замысла — собор, окруженный одноярусными галереями (Там же.). Галереи не были просто открытыми аркадами (как в Киеве), а имели специальное расчленение и использование. Думается, что именно поэтому они сделаны равными не малым, а большим нефам собора. В юго-западном углу расположена лестничная башня, в остальных углах — придельные храмы. В восточных приделах мы встречаемся с намеренным увеличением их площади: западные стены смещены по отношению к лопаткам и столбам храма к западу (Комеч А. И. Роль приделов в формировании общей композиции Софийского собора в Новгороде.- В кн.: Средневековая Русь. М., 1976, с. 147-151.).

Выбранные из требований заказа плановые размеры галерей поставили зодчих перед трудными задачами. Системы арок и вводов, перекинутые над малыми нефами и галереями, согласно византийской и киевской традиции должны иметь общий уровень как основания (в храме он отмечен плитами), так и завершения (ибо пол хор должен совпадать с полом галерей). Галереи вдвое шире нефов, естественно, что при одинаковой системе перекрытия последние сами по себе должны по высоте оказаться различными также в два раза, что нарушило бы структурные соответствия. Если в киевском храме своды непосредственно лежат на поддерживающих арках, то в Новгороде арки и своды под хорами основного помещения разделены рядами вертикальной кладки, очертания арок, отсчитывая от каменных плит, включают части прямой кладки. Вся система как бы растянута, чтобы заполнить оказавшийся неожиданно большим промежуток. Становится ясным, что арки и своды храма вписаны в зону, определенную каким-то другим размером.

Если обратить внимание на галереи, то в большей их части опорой сводов являются аркбутаны, при этом в узких ячейках над ними свободно размещаются цилиндрические своды, а в широких ячейках по центральным осям всего храма своды с трудом вмещаются в этот пояс, они носят пониженный характер, в них есть как бы вынужденность вписывания.

Сейчас существует лишь одно помещение галерей, где цилиндрический свод правильных очертаний опирается (без какой-либо промежуточной кладки) на строго полуциркульную арку: это — юго-восточный придел. Здесь конструктивно все свободно и ясно, при этом начало и конец системы совпадают с зоной перекрытия по всему храму. Очевидно, аналогичное устройство было в северо-восточном приделе, нечто подобное существовало и в северо-западном приделе, ибо там вместо придававших пространству резкую асимметрию аркбутанов были применены полуциркульные арки. Создается впечатление, что устройство трех приделов и конструкция их перекрытия сыграли решающую роль в общей композиции здания. Из-за них галереи сделали широкими, что повлекло за собой увеличенную высоту арок и сводов, которые — опять-таки над приделами — определили размер зоны перекрытия всего первого яруса. Поскольку работы производились одновременно — вначале возвели первый ярус храма, оставив снаружи проемы для соединения связей галерей и храма, а затем уже заложили и возвели сами галереи,- то мы можем сделать вывод об очень ясном и точном понимании мастерами в начале и в процессе строительства окончательных соотношений форм создававшегося собора.

Комеч А.И. Древнерусское зодчество конца X — начала XII в. Византийское наследие и становление самостоятельной традиции. Использованы фотографии: http://www.temples.ru/ Яшина Марина; Бобров М.С

СОФИЙСКИЙ КАФЕДРАЛЬНЫЙ СОБОР

Новгородская София — один из наиболее выдающихся памятников древнерусского зодчества, имеющий мировое значение. Постройка его свидетельствует о намерении повторить в Новгороде блеск и великолепие великокняжеского строительства в Киеве. Новгородская София повторяла Киевскую не только по названию.

Храм Святой Софии — главное сооружение города, он как бы олицетворяет и сам Новгород. Не случайно древние новгородцы, идя на бой с врагом, клялись «постоять и умереть за Святую Софию». Собор в представлении жителей олицетворял независимость Новгорода.

История

Деревянная София XI в. Реконструкция Л.Е.Красноречьва.У Софии Новгородской, как и у многих дошедших до наших дней соборов, был храм-предшественник. Новгородские летописи сохранили известие о постройке в 989 г., вслед за принятием христианства, деревянной Софии «о тринадцати верхах» над рекой Волховом в конце Пискупли (Епископской) улицы.

Но недолго простоял многокупольный храм — красавец. В 1045 г., как повествует летописец, «сгоре Святая София в субботу, по заутрене…». Вскоре после пожара, в этом же году, заложили новую, каменную Софию.

Храм был выстроен повелением Новгородского князя Владимира и освящен святителем Лукой Жидятой, управлявшим тогда Новгородской епархией. Строительство завершено в 1050 г.(это довольно быстро, если учесть, что на него ушло не менее 10 тыс. кубометров камня и кирпича). Данные о времени освящения собора расходятся. В Новгородской 1-й летописи это событие отнесено к 1050 г., а в Новгородской 3-й летописи — к 1052 г. Данные о первоначальной росписи собора константинопольскими мастерами сразу по завершении строительства имеются в Новгородской 3-й летописи. Историк древнерусского искусства В. Г. Брюсова предположила, что первое освящение произошло 5 августа 1050 г. в воскресенье — в предпразднество Преображения Господня. Оно было связано с окончанием строительства собора. Второе же имело место в праздник Воздвижения Честнаго и Животворящего Креста— 14 сентября 1052 г., когда София была уже расписана фресками и украшена иконами. Между прочим, подобная же, двойная, дата указана источниками и относительно Софии Киевской.

Главный храм Новгорода, подобно киевскому, был посвящен Софии Премудрости Божией; новгородцы гордились своей Софией. Слова князя Мстислава «где Святая София, ту Новгород» надолго стали крылатыми, выражая уважение горожан к главной святыне родного города.

Возведением этого громадного даже по современным представлениям, собора, были заложены основы художественной школы новгородского зодчества, отличавшейся от архитектуры Фрески Софийского собораблестящих княжеских сооружений Киева.

Уже в 30-х гг. XII в. София Новгородская перестала быть княжеским храмом, превратившись в главный храм Новгородской вечевой республики. На площади перед собором проходило вече. Здесь древние новгородцы с помощью жребия выбирали себе владыку. Для его избрания созывалось все новгородское духовенство. Обычно вече намечало трех кандидатов. А затем слепец или мальчик брали два жребия и тот, чей жребий оставался, становился новгородским владыкой.

С присоединением в XV в. Новгорода к Москве святая София утеряла свое былое влияние. На протяжении сотен последующих лет собор оставался просто главным храмом города, а затем и Новгородской губернии.

В 2000 г. новгородская София отметила свое 950-летие. Почти тысячелетняя история собора полна разного рода событиями. Летописи сообщают о многочисленных строительных и отделочных работах в храме, о захоронениях новгородских владык и князей, о политических событиях в Новгороде, напрямую связанных с Софией.

Советская власть закрыла Софийский собор в 1929г. Древнейший новгородский храм стал музеем. Во время Великой Отечественной войны (1941—1945) София была варварски разграблена и повреждена: стены и своды пробиты снарядами, позолота куполов вместе с медными листами содрана. Погибли многие древние фрески, похищено или уничтожено убранство собора.

В послевоенные годы Софийский собор был восстановлен. В нем разместили выставки «Рукописная и старопечатная книги», «Софийский дом в экономике и культуре Новгорода», «Софийские граффити».

14 августа 1991 г. сессия Новгородского областного совета народных депутатов утвердила решение облисполкома о передаче Софийского собора в постоянное и безвозмездное пользование Новгородской епархии Русской Православной Церкви. 15 августа был подписан акт о передаче, а на другой день состоялось торжественное освящение собора, которое совершил Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. С этого дня в храме не прекращаются богослужения.

Теперь сотни паломников устремляются в древнюю Софию, чтобы поклониться ее святыням. Главная святыня собора—чудотворная икона Божией матери «Знамение». Здесь в раках(гробницах) почивают мощи новгородских святых: епископа Никиты, архиепископов Иоанна и Григория, князя Владимира и матери его княгини Анны, князей Мстислава и Феодора.

В архитектурном отношении Софийский собор Великого Новгорода — выдающийся памятник отечественного и мирового зодчества. Он является древнейшим каменным сооружением Северной Руси. София Новгородская — лишь на несколько лет моложе собора Софии в Киеве и на целое столетие старше Собора Парижской Богоматери.

Следующая стадия развития архитектуры Древней Руси связана с Великим Новгородом, где в середине XI века, был построен Софийский собор (1045-1050 гг.). Он стал первым каменным храмом России, заложенным при Ярославе Мудром (978-1054 гг.).

На месте постройки собора над Волховом ранее стояла деревянная тринадцатиглавая церковь. Когда в 1044 г. город обнесли каменным и стенами, она оказалась за их пределами. Когда в 1049 г. эта церковь «о тринадцат и верхах» сгорела, началось возведение нового каменного храма. Собор был заложен старшим сыном Ярослава Владимиром, новгородским князем. Освящение собора состоялось только в 1052 году, в котором князь Владимир умер и был погребен в основанном им храме.

Ярослав княжил не только в Новгороде, но и в Киеве. Возможно поэтому крестово-купольный новгородский храм, который возводили не только киевские, но и византийские зодчие, во многом повторял знаменитую Киевскую Софию, хотя и отличаяся от нее несколько меньшим и размерами, большей массивностью, строгостью и лаконизмом. В отличие от деревянной церкви-предшественницы, он стал пятинефным, пятикупольным, что придало всей постройке внушительную монументальность нерушимой твердыни.

Софийский собор с пятинефным внутренним пространством — строгий, композиционно собранный и величавый. Несмотря на последующие перестройки, собор сохранил до наших дней свои основные черты, и прежде всего монументальность и лаконичность облика. Новгородская София в основном построена из камня, кирпич использован лишь частично — в кладке арок, окон, порталов. Фасады собора расчленяются широкими пилястрами — лопатками, которые выражают внутреннее строение храма. Между ними так называемые закомары — завершения, соответствующие сводчатым покрытиям нефов. Собор увенчан пятью куполами, шестой купол над круглой, ведущей на хоры лестницей вносит в композицию живописную асимметрию, несколько смягчая общую суровость. Внешний облик собора не имел каких-либо декоративных деталей.

Купола глав собора имеют форму древнерусских шлемов. В начале XV в. центральный купол был покрыт позолотой. На его кресте можно заметить фигурку голубя — символа Святого Духа. В Новгород е существует поверье, что город будет оставаться цел, пока голубь не слетит со своего креста.

Снаружи новгородский Софийский собор казался более строгим по сравнению с киевским благодаря своим гладким стенам, отсутствию на них ниш, простейшей, без обрамляющей их четверти форме оконных проемов, сильно выступающим, подобно торцам поперечных стен деревянных построек или романским контрфорсам, лопаткам, не переходящим в профилировку закомар, но обрывающимся ниже пят последних, меньшему количеству куполов (шесть вместо тринадцати, считая и купол над лестничной башней) и гладким, без колонок, их барабанам, завершавшимся первоначально, как и барабаны Киевской Софии, маленькими полукружиями, окружавшими основания куполов.

Новгородский Софийский собор был большим княжеским собором с пятью нефами, обширными хорами, расположенными с трех сторон, и, может быть, с наружными галереями, как и одноименный киевский храм. Перед строителями новгородского собора стояла та же задача создания обширного и величественного главного храма большого города с выделением в этом храме особого, отделенного от остального внутреннего пространства места для князя, его семьи и многочисленной свиты, какая стояла и перед строителями Киевской Софии. Уступая киевской Софии по площади, новгородский храм заметно превосходит ее по высоте. Он поднимается над низменным новгородским пейзажем как его самая заметная и самая значительная примета. Обилие вертикальных членений при отсутствии горизонтальных, как и отсутствие горизонтальных завершений стен и барабанов, заставляет здание казаться более стройным и нейтрализует приземистость его пропорций.

Храм украшают полукруглые апсиды приделов. С юга — придел Рождества Богородицы, с севера — Иоанна Богослова, с запада — Усекновения главы Иоанна Предтечи.

Внутри собора сразу замечаешь перекрестие цилиндрических сводов и плиты столбов, установленные в три ряда. Тяжесть сводов ложится на арки хор, но при взгляде снизу они не кажутся массивными.

Реставратор Г. М. Штендер писал, что «каменные стены представляли гигантскую цветную мозаику из фиолетово-серых, зеленых и желтых тончайших оттенков камней, оправленных в розовую основу гладко заполированного раствора, кирпичных орнаментов и цветных покрасок, создававших общий жизнерадостный настрой, свойственный народному искусству».

В интерьере собора зодчие также не применили почти никаких декоративных элементов. Основными средствами, создающими и здесь впечатление величия, были размеры и пропорции здания. Большие размеры подчеркнуты значительным количеством столбов, делящих внутреннее пространство на ряд небольших, но сильно вытянутых в высоту частей. Еще пол столетия после завершения строительства собор стоял нерасписным — его стены покрывала плотная, заполированная до мраморного блеска цемяночная затирка, сочетающаяся с открытыми участками каменной кладки, обрамленными фасками. И стены, и столбы, и своды, так же как в киевской Софии, были покрыты живописью, в данном случае исключительно фресками. Князю Мстиславу Удалому приписывают легендарные слова: «Где святая София, там и Новгород».

В соборе хоронили новгородских князей, церковных владык, именитых бояр. На Мартирьевской паперти крышки каменных гробниц всегда привлекают внимание посетителей. Здесь были похоронены жена Ярослава Мудрого княгиня Анна, новгородские владыки Мартирий (отсюда название паперти), Василий Калика и другие. В приделе Рождества Богородицы, примыкающем к Мартирьевской паперти, хранится саркофаг из красного с белыми прожилками мрамора. В нем был похоронен строитель собора Владимир Ярославич — сын Ярослава Мудрого, а позднее — прославленный новгородский князь Мстислав Храбрый.

Софийский собор играл большую роль в государственной и общественной жизни Новгорода. Богослужения, совершавшиеся в нем, отмечали ее важнейшие события. В нем хранилась часть государственной казны (вероятно, в тайниках, находящихся в восточных концах боковых нефов). Выходивший своим южным фасадом на Вечевую площадь, собор, возможно, позволял князю и другим представителям новгородской аристократии использовать одну из его частей в качестве трибуны во время вечевых собраний. Такой частью была южная, так называемая Мартирьевская паперть, которая была построена если не одновременно с собором, то вскоре после его окончания. В отличие от открытых аркад, окружавших первоначальную Киевскую Софию, эта паперть была окружена стенами с прорезанными в них окнами. Возможно, как и киевские аркады, она имела плоскую кровлю, на которую можно было попадать через лестничную башню, примыкающую к южной части западного фасада. Возможно, однако, что паперть Софийского собора уже первоначально имела второй этаж, и двухэтажные пристройки охватывали храм с трех сторон, делая внешний облик его еще более суровым и монументальным.

Успенский собор в Новгороде-Северском расположен на высоком холме и выделяется среди зелени садов и низких одноэтажных домиков стройным, устремленным вверх белоснежным силуэтом. Собор был заложен в 1671 г. на месте деревянного храма. Однако строительство очень затянулось — сначала из-за того, что черниговский архиепископ Лазарь Баранович, благодаря которому и началось строительство, основное внимание уделял строительству в Чернигове, а затем из-за того, что по приказу Петра Первого каменное строительство запрещалось везде, кроме Санкт-Петербурга. Сооружение Успенского собора возобновилось только в 1721 г. — через пятьдесят лет после закладки.

В основу пространственно-планировсного решения собора была положена структура пятикупольного срубного храма на девять частей. Центральный объем собора имеет размеры в несколько раз больше, чем объемы четырех боковых объемов. Высота центрального купола вдвое больше других куполов. Все это создает впечатление пирамидальности. Декор фасадов создается сочетанием широких пилястр с карнизом, наличниками и сандриками окон, а также граненой структурой объемов, что в сочетании с белым цветом стен создает игру света и тени.

В 1767 г. в стенах и сводах храма появились большие трещины, вызванные, вероятно, оползнями горы и очевидными ошибками в проектировании. Чтобы предотвратить разрушения, усилили восточную стену подпоркой, а под подпружные арки с южной и северной стороны установили дополнительные столбы, что уменьшило внутреннее пространство собора. Позже, в 1829 г., украинские грушевидные купола заменили луковичными. Тогда же построили колокольню и соединили ее переходом с храмом. Колокольня была отстроена в барочных формах, а не в псевдорусских, как обычно это делали во второй половине 19 века. Тем не менее, Успенский собор был и остается одним из наиболее ярких образцов украинского барокко.

Из книги-фотопутеводителя: Новгород-Северский: Город десяти веков. А.М. Федирко. Изд-во «Мистецство», г. Киев, 1989 г.

Величественный Софийский собор, главный храм Великого Новгорода, завораживает своей мощью. Словно каменное воплощение русского богатыря, стережет он покой города. Со дня своего основания собор, иначе еще называемый Софией Новгородской или Святой Софией, является городским символом. Выстроенная в середине 11-го века князем Владимиром Ярославичем София Новгородская – единственный храм тех времен, сохранившийся в России.

Стены собора, достигающие в толщину 1, 2 метра, были выложены из известняка разных оттенков, что придавало Святой Софии особую красоту. Позже храм был оштукатурен и выкрашен в белый цвет. Изначально все шесть куполов Софийского собора были покрыты свинцовыми листами. В 15-ом веке главный купол обили позолоченной медью, благодаря чему собор приобрел еще более торжественный вид.

Выполненный в византийском ключе собор, тем не менее, обладал собственным неповторимым обликом. Суровая сдержанность в деталях, благородство выверенных пропорций, монолитность тесно поставленных куполов – все это создавало впечатление мощной энергетики, заключенной в образе храма.

В целом, стиль собора органично сочетался с северной природой. Немудрено, что именно он стал предтечей каменного зодчества Северо-западной Руси, именно этот архитектурный стиль еще много столетий царил в этих краях.

С Софийским собором, древнейшим архитектурным и историческим памятником России, связано несколько интересных легенд. Вот они:

Голубь на кресте

Софийский собор, голубь

Крест основного купола Софии Новгородской украшает голубь. Согласно преданию, появилась фигурка птицы там неслучайно. В 1570 году царь Иван Грозный безжалостно подавил бунт жителей Новгорода. В самом разгаре ужасной расправы на крест храма сел голубь и окаменел от страха. Примерно в это же время один из местных монахов увидел сон, в котором Богородица просветила его насчет голубя. По ее словам, птица была послана Новгороду в знак защиты. «Пока голубь будет на кресте Святой Софии, быть и городу в безопасности.»

Голубь на кресте Софийского собора

Примечательно, что крест вывезли во время Великой Отечественной войны в Испанию. В войне на стороне Третьего Рейха принимали участие также добровольцы из Испании — так называемая «Голубая дивизия». (Дивизия обрела своё название по синим рубашкам — форме ультраправой партии — Испанская Фаланга). Во время одного из советских артобстрелов несколько снарядов попали в центральный купол Святой Софии, и крест сильно наклонился вниз. Религиозные испанцы решили святыню увезти, потому что им казалось, что в большевистской России святыни оскверняют. Долгие годы он стоял в Инженерной академии. Под ним была надпись, что этот крест находится на хранении в Испании и вернётся в Россию, когда исчезнет безбожный большевистский режим.

Вернулся он в родной город относительно недавно, в 2004 году, будучи обмененным на точную копию.

2. Чудеса иконы

Вторая легенда связана со святыней города «Знамение Пресвятой Богородицы», хранящейся в Софийском соборе. На иконе изображена Дева Мария, с поднятыми к небесам руками и с младенцем Иисусом на груди.

Во время столкновения 1169 года новогородцев с суздальцами, преимущество было на стороне последних. Горожане могли лишь уповать на чудо. И оно произошло!

Настоятель Софийского собора Иоанн несколько дней молился, взывая к Господу о помощи. Наконец настоятель услышал голос, который повелел ему перенести икону Богородицы из храма на крепостную стену Новгорода. Иоанн немедленно пошел за ней и тут, управляемые невидимой рукою, зазвонили соборные колокола. Икона была установлена на стену, и сразу стрелы противника воткнулись в изображение Девы Марии. После чего икона сама обратилась лицевой стороной к Новгороду и с нее потекли слезы… Одновременно, на суздальцев нашел морок, они стали избивать своих же товарищей. В ужасе и смятении враг бежал. Неизвестно, насколько верна легенда, но и сейчас на иконе видны следы от стрел.

Икона Знамение Пресвятой Богородицы

Правая рука Иисуса

Согласно летописям, в 1045 году греческие иконописцы начали расписывать свод Софийского собора. Необходимо было создать изображение Иисуса Христа с благословляющею рукою, согласно православному канону. Мастера начали свою работу, но утром изображенная ими правая рука Иисуса оказалась сжатой в кулак. Три раза заново переписывали иконописцы Христа, и все три раза утром рука Спасителя была сжатой. На четвертый раз попыток мастера услышали с небес:

«Писари, о, писари! Не пишите мя с благословляющею рукой, напишите мя со сжатою рукою, аз бо в сей руце моей Великий Новгород держу; а когда рука моя распространится, тогда будет граду сему скончание…»

Гораздо позже, в 1941 году изображение Иисуса Христа под главным куполом храма было уничтожено немецким снарядом. Рука Спаса Вседержителя, образно говоря, оказалась разжатой, и город превратился в руины…

«Безухий» колокол Святой Софии

Царевич Иван на прогулке с опричниками. Худ. М. Авилов

Следующая легенда была связана с колоколом Святой Софии. Как-то раз царь Иван Грозный направлялся в храм на обедню. Только его конь зашел на мост над Волховом, как звонарь, желая угодить царю, чересчур усердно ударил в колокол. Испугавшись громкого звона, жеребец чуть было не опрокинул всадника в реку. Рассвирепев, царь повелел отсечь «дерзкому» колоколу уши так, что осталась одна лишь средняя петля. Несмотря на это, колокол, получивший прозвище «безухий», еще долго служил храму.

Радуга над собором

Фото: martisha.ortox.ru

И вот еще одно чудо, которое по рассказам, было связано с Софийским собором. В 1991 году совет области утвердил решение о передаче храма Новгородской епархии РПЦ в постоянное пользование. Это произошло 14 августа. Через день прошло торжественное освящение Софии Новгородской, совершенное Патриархом Алексием II. Во время церемонии было ясно и безоблачно. Вдруг в небе прямо над центральным куполом собора вспыхнула радуга. А в самой Святой Софии свершилось очередное чудо – замироточили иконы…

Фото на превью: mayor.nov.ru

Рекомендуем также:

  • «Иконы на страже земли Русской» — 3 иконы, которые спасли Россию
  • Русские святыни. География, описание, интересные факты
  • Старочеркасская — колыбель донского казачества
  • Места, где Россия не Россия. Топ-7 мест, где нашу страну просто не узнать

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *