ISSN2221-7711 Национальные приоритеты России. 2018. № 1 (28)

УДК 316.3/. 4 ГРНТИ 14.15.21

ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ НРАВСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ МОЛОДОГО ПОКОЛЕНИЯ

Т.В. Коломеец

Омский техникум железнодорожного транспорта Омского государственного университета путей сообщения Россия, 644005, г. Омск, ул. Академика Павлова, 30; otgt@mail.ru

В статье рассмотрены причины духовного опустошения и нравственного обнищания современной молодёжи в связи с появлением массовой культуры, её бездуховностью и аморальностью, приведены примеры нравственной деградации подрастающего поколения. Уделено внимание возможным путям изменения существующей негативной тенденции развития общества.

Ключевые слова: массовая культура, духовное обнищание, нравственная деградация, индивидуализм, моральные нормы, духовная атмосфера.

PROBLEMS AND PROSPECTS OF THE DEVELOPMENT OF THE MORAL CULTURE OF THE YOUNG GENERATION

T. V. Kolomeets

Omsk College of Railway Transport (SP SPO OTZT)

Russia, 644005, Omsk, ul. Akademika Pavlova, 30; otgt@mail. ru

Keywords: mass culture, moral immiseration, moral degeneracy, individualism, moral standards, moral atmosphere.

Проработав преподавателем более тридцати лет и приняв участие в судьбах многих обучающихся, невольно задумаешься над причинами нравственного обнищания, порождающими у молодого поколения ряд проблем. Этих проблем, о которых сейчас часто говорят и пишут на различных уровнях, много, но особенно тревожит падение морали, разрушающее личность молодого человека.

Как известно, за последнее время в России произошли существенные изменения в области идеологии, политики, экономики, образования. Оказалось, что наша цель уже не коммунизм, наши дети не будут жить при коммунизме, и, как следствие этого, нрав© Коломеец Т.В., 2018_

ственность уже не устанавливается нормами Морального кодекса строителя коммунизма. У молодёжи подчас возникают другие представления, в противоречие жизненным ценностям: доброте, милосердию, великодушию, справедливости, гражданственности, порядочности, благодарности.

Приведу примеры: бывает, что учащийся, с которым преподаватель провёл много часов дополнительных занятий, после получения долгожданной пятёрки проходит мимо, не считая нужным поздороваться; некоторые показывают уверенность в себе открытым хамством и агрессивным поведением; у многих вместо богатого русского языка в обиходе —

ДУХОВНОЕ И ФИЗИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ НАЦИИ

грубый и беспардонный жаргон, а встретить молодого человека, с головой ушедшего в чтение классической литературы, трудно.

Недавно пришлось услышать, как один обучающийся делился впечатлениями с одно-группниками о прошедшем выходном дне: единственно пристойными словами были местоимения «я» и «она». Кстати, девушки сквернословят не хуже молодых людей, и у редкой девушки в сумочке отсутствуют сигареты.

Вот ещё примеры нравственной деградации молодёжи: на популярных ток-шоу показывают и рассказывают о том, как подростки издеваются над ветеранами войны, дерутся друг с другом, забивают до смерти беззащитных животных, затем выкладывают видео в Интернет и веселятся от души. Недавно у нас в городе произошло ДТП, в результате которого сбитый человек лежал на земле, а в стороне, отвернувшись от него, стояли девушки, допустившие наезд и что-то деловито обсуждали по телефону, забыв о первой помощи пострадавшему.

Почему же произошло разрушение личности и духовное опустошение российской молодёжи?

Перемены, происшедшие в нашем государстве, раскололи общество надвое: для одних произошло долгожданное освобождение от советской идеологии тоталитаризма; для других наступил период моральной деградации и полнейшей бездуховности общества. Сторонники «новой» морали заявляют, что новым временам должны соответствовать новая мораль и новая духовность, утверждая: «Времена меняются, и мы меняемся вместе с ними» . Верно ли это?

Это мнение, являющееся мощным средством воздействия на общественное сознание, представляется неверным в силу следующих причин: во-первых, делается ставка на относительность морали, исключающую всякую оценку и сравнение. Ведь в самом деле мораль в какой-то степени меняется от эпохи к эпохе, от народа к народу. Но в морали присутствует и вечное, абсолютное содержание, например, «Возлюби ближнего, как самого себя», «Не делай другим того, что бы ты не хотел, чтобы делали по отношению к тебе». С давних пор эти постулаты остаются идеалом, к которому можно приближаться бесконечно. Следовательно, мораль не завершена и

всегда находится в состоянии становления, однако это не исключает возможности оценить реальное состояние морали в обществе, исходя из самого понятия морали.

Во-вторых, отождествляются мораль и нравы: нравы за последние двадцать лет в самом деле сильно изменились. Но нравы — это не мораль, а «действительность морали» (Гегель). В нравах находит выражение реальное состояние общественной морали; они могут быть и откровенно аморальными.

В-третьих, различаются легальное и моральное поведение: в настоящее время занятие проституцией, гомосексуализм (без применения угроз и насилия), просмотр и хранение порнографии не являются уголовно наказуемыми деяниями. В последнее время наше общество становится всё более и более толерантным по отношению к этим явлениям (вспомним недавнюю историю эскортницы Насти Рыбки и олигарха Олега Дерипаски), следовательно, остаётся только шаг до их легализации.

Да, мы живём в другое время. Но это ещё не значит, что сейчас складывается новая мораль: разрушение старого — не обязательно создание новых положительных ценностей. Какие же постулаты выдвигает «новая» массовая культура? Во-первых, «человек — это животное, руководствующееся прежде всего инстинктами»; во-вторых, «свобода является наивысшей ценностью и не терпит никаких ограничений»; в-третьих, «индивидуализм, эгоизм неискоренимы, они в природе человека, поэтому каждый должен заботиться прежде всего о себе любимом»; в-четвертых, «человек рождён для счастья; смысл жизни в том, чтобы всячески избегать страданий и стремиться к удовольствиям» и, в-пятых, «прежняя культура была репрессивной, потому что ограничивала свободу желаний».

Очевидно, что массовая культура основана на возвышении материальных потребностей человека над духовными. Массовая культура потому и нравится многим, что адресуется к человеческим слабостям. Она стимулирует развитие и удовлетворение прежде всего материальных потребностей индивида. Человек массовой культуры не знает никаких идеалов, ничего, что было бы выше его «Я». Поэтому массовая культура может быть названа бездуховной и просто разрушающей мораль.

ШМ2221-7711 Национальные приоритеты России. 2018. № 1 (28)

Массовая культура — это, прежде всего, культура эстетическая. И с этой стороны она обладает громадной силой воздействия. Как писал выдающийся религиозный мыслитель А.А. Ухтомский, «Искусство тем и велико, тем и страшно, что оно далеко и с необыкновенным могуществом распространяет, закрепляет, может сделать господствующими известные склонности, настроения, цельные душевные состояния» .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Философией массовой культуры является эстетизм, и опирается она на авторитет таких мыслителей, как маркиз де Сад, Ницше, Фрейд и иже с ними. Попытки теоретического обоснования массовой культуры тем и опасны, что они подрывают самые основы морали и разрешают любые отступления от неё. Эстетизм призывает к свободе личности, что и может создавать обманчивое впечатление, будто эта философия утверждает какую-то новую духовность. Ведь свобода — важная составляющая духовности, но не единственная. Она только тогда является фактором духовности, когда дана человеку, обладающему чувством нравственного достоинства.

Если же обратиться к реалиям нашей жизни, к практике человеческих отношений, то становится очевидным, что, конечно, не все негативные явления, существующие в обществе, следует относить на счёт массовой культуры. Однако крушение старого строя и распространение массовой культуры тесно взаимосвязаны.

Массовая культура несёт с собой и некоторые положительные моменты: плюрализм мнений, разнообразие вкусов, большую терпимость и независимость, свободу выбора и самовыражения. Однако на деле предоставленные людям возможности зачастую используются исключительно в целях эгоистического самоутверждения.

Ныне в обществе утверждается мораль индивидуализма в его самой крайней форме — эгоизма, а с ней равнодушие, безразличие к судьбам и самой жизни других людей. Произошло падение уровня и качества жизни, падает ценность семьи и брака, у молодых пар чрезвычайно распространены «гражданские браки» без взаимных обязательств. Такое положение вещей только обостряет проблему эгоизма и неприспособленности молодых людей к жизни в обществе. Уходят из нашего обихода такие слова, как «честь», «совесть»,

«долг», «стыд». Занятия проституцией, половые извращения, ложь, обман, лицемерие, цинизм, мат, коррупция, мошенничество и т. п. больше не встречают морального осуждения.

Скромный, непритязательный молодой человек слывёт «совком», а человек циничный, оборотистый — «продвинутым». Но до тех пор, пока не будет на деле изменена культурная политика государства, то есть пока не прекратится целенаправленная пропаганда ценностей массовой культуры, духовный климат в обществе не изменится к лучшему. Пока же Россия является самой «продвинутой» страной по части вседозволенности.

Ещё раз подчеркнём, что массовая культура не создаёт новых моральных норм. Да, переосмысление морали сейчас имеет место, но оно идёт в направлении отказа от традиционной морали. Распространение массовой культуры порождает сложные мировоззренческие вопросы и прежде всего вопросы: куда идёт наше общество? что же ждёт в будущем нас и наших потомков? какое будущее может ожидать Россию?

Для ответа на эти вопросы достаточно вспомнить Алена Даллеса, одного из идеологов «холодной войны», так обозначившего цели и задачи США: «Человеческий мозг, сознание людей способны к изменению. Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить…. Мы будем вырывать духовные корни, опошлять и уничтожать основы народной нравственности. Мы будем расшатывать, таким образом, поколение за поколением. Мы будем драться за людей с детских лет. Главную ставку будем делать на молодёжь. Мы сделаем из них циников, пошляков, космополитов» .

Духовная атмосфера XXI века, по мнению одного из ведущих отечественных философов современности А.С. Панарина, «будет определяться напряжённым творческим диалогом великих этикоцентричных традиций: православной, мусульманской, индо-буддист-ской, конфуцианской. Главные проблемы вовсе не те, что связаны с поисками новых технологий и новых энергоносителей. Главные проблемы этого развития — этические, к уяснению которых наше сознание готовят и новые виды этики . экологическая, биоэтика, этика межкультурного диалога и др. Характер XXI века определится тем, насколько удастся

ДУХОВНОЕ И ФИЗИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ НАЦИИ

человечеству выработать гармонический син- Прочие варианты решения проблемы

тез указанных традиций и в какие жизнеустро- давно предложены, и с ними трудно не согла-

ительные формы он в конечном итоге выльет- ситься: изменять нужно в первую очередь

ся» . не самих людей, а их сознание, изменив со-

Кто и что может затормозить процесс знание, подключать активные действия со

нравственной деградации молодёжи? стороны государства, пропагандировать здо-

Как представляется, начинать следует с ровый образ жизни, воспитывать нравствен-

возрождения системы педагогического и нрав- ность, создавать условия для интеллектуаль-

ственного просвещения родителей (прежде ного развития и тем самым изменять суще-

всего будущих), поскольку именно родители ствующую негативную тенденцию развития

оставляют самый большой отпечаток на фор- молодёжи. мировании привычек, характера и личности человека.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Бабичев Н.Т., Боровский Я.М. Словарь латинских крылатых слов : 2500 единиц / под ред. Я.М. Боровского. М. : Русский язык, 1982. 959 с.

2. Ухтомский А.А. Заслуженный собеседник. Рыбинск : Рыбинское подворье, 1997.

3. Гуськова Е.А. Проблемы духовно-нравственного воспитания молодёжи школьного возраста // Молодой учёный. 2014. № 20.

4. Панарин А.С. Правда железного занавеса. М. : Алгоритм, 2006. 336 с.

1. Babichev N.T., Borovskij Ja.M. Slovar’ latinskih krylatyh slov : 2500 edinic | pod red. Ja.M. Bo-rovskogo. M. : Russkij jazyk, 1982. 959 s.

2. Uhtomskij A.A. Zasluzhennyj sobesednik. Rybinsk : Rybinskoe podvor’e, 1997.

3. Gus’kova E.A. Problemy duhovno-nravstvennogo vospitanija molodjozhi shkol’nogo voz-rasta // Molodoj uchjonyj. 2014. № 20.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Panarin A.S. Pravda zheleznogo zanavesa. M. : Algoritm, 2006. 336 s.

Коломеец Татьяна Владимировна — преподаватель высшей квалификационной категории подразделения среднего специального образования Омского государственного университета путей сообщения «Омский техникум железнодорожного транспорта»; e-mail: tatjana_vlad@mail.ru.

Что такое духовная нищета? Если это плохо, то почему нищие духом — блаженны? Не унижает ли человека ощущение себя как ничтожества? Почему Заповеди блаженства — ключ ко всему Евангелию? Читайте в интервью с о.Георгием Бреевым из его книги «Радуйтесь!»

Радуйтесь

Протоиерей Георгий Бреев

125 р

— Даже те, кто ничего не знает о христианстве, слышали заповедь Христа «Блаженны нищие духом». И порой возмущались. Ведь некоторые воспринимают нищету духовную как скудоумие. Или считают, что нищие духом — бомжи.

— Здесь одно и то же слово «нищие» употребляется по отношению к разным категориям людей, — начинает объяснять батюшка. — Все-таки бомж — это тот, кто обнищал в силу личного нерадения или не нашел, где ему применить себя. Можно бесконечно говорить о том, почему у него не сложился жизненный путь, и он не смог создать себе нормальные условия. Это социальная проблема. Причины ее кроются в самом человеке.

Вот наш храм. Сегодня, входя в него, я увидел: с протянутой рукой стоят люди, которые не выглядят нищими. Один — в кожаной курточке, другой — высокий, дородный мужчина, видно, что он мог бы работать.

Василий Суриков. Боярыня Морозова. Фрагмент: юродивый.

— Такое внешнее благополучие «нищих» нас часто смущает.

— Храм всех принимает под свою сень. Сердца тех, кто идет сюда, расположены к милости Божией. Мы хотим, чтобы Господь простил нас и принял в Свои отеческие объятия. Каждый входит в храм и чувствует, что попал в иной мир, потому что здесь — Небо на земле. Эта святыня дана нам сверху, чтобы туда нас поднять.

Почему перед нищим, просящим милостыню, рука невольно тянется в карман? Почему хочется ему помочь? Потому что сейчас, через какие-то секунды я сам стану перед Богом, Который от избытка Своей полноты и любви дал мне бытие, жизнь, разум, бессмертную душу. Я предстану перед Ним и увижу, что не оправдал того великого доверия, которое Он мне являет каждую минуту, каждую секунду.

Я не знаю, кто бы мог переступить порог храма и стать перед лицом Божиим с чувством собственного достоинства? Нет, скорее всего, мы чувствуем именно недостоинство. И тут вплотную подходим к вопросу о духовной нищете, которую переживаем в сердце как свое несоответствие той высоте, тому духовному предназначению, которое Бог нам дал по Своей неизъяснимой любви.

— А мы и надежд не оправдали, и плодов не принесли?

— Человек является вершиной, венцом, царем всего творения Божия. Он образ и подобие Божие. И это настолько велико, что не вмещается в людские понятия!

У каждого человека есть совесть — совокупность вестей, знаний о самом себе. Наше духовное познание может быть очень глубоко, и никто, как сказано в Священном Писании, не может знать души другого — только сам человек и дух, который живет в нем.

Такая же аналогия существует в отношении Бога: никто не может постичь глубин Его природы, кроме Духа Божия, Который открывает нам ее.

Совесть наша является живым органом. И как в теле какой-то орган может засориться оттого, что мы неумеренно, неразумно проводим жизнь или употребляем в пищу плохие продукты, так и совесть может быть загрязнена, окаменена, осквернена, сожжена. Но если она не потеряла живой возможности функционировать, то всегда ставит человека перед духовными реалиями.

— Иными словами, перед его собственной духовной нищетой?

— Духовная нищета — это способность человека себя увидеть таким, как есть: живущим в земной плоскости, имеющим чисто земное измерение мыслей — и вдруг в какой-то момент поставленным перед неизреченной полнотой бытия, перед Самим Творцом. Как ты будешь себя чувствовать?

— Как пылинка?

— Конечно. Хочу поделиться чувством, которое возникло у меня, когда я летел на самолете. Был ясный день. Матушка-земля смутно мелькала внизу в уменьшенных масштабах. А над головой была такая глубина, что взгляд там терялся и невольно цеплялся за землю. Вдруг мы подлетели к морю. Земля уплыла из-под ног, самолет ушел в голубую бездну. Появилось страшное потрясение, ощущение, что вот ты, пылинка, входишь в эту неизреченную космическую глубину. Сейчас ветер дунет — и тебя унесет, ты растворишься.

— Скажите, а такое ощущение себя как ничтожества не унижает человека?

— Нищий телесно, физически несет на себе печать униженности. Хотя он и пользуется вниманием, заботой, но в душе переживает. И многие очень щепетильны в этом отношении.

Но нищета духовная — другой природы. Она как бы переплавляет человека, открывает ему реальность иного мира, который недоступен нашим пяти чувствам. Человек ощущает себя искоркой перед необъятной полнотой Божией. И если Полнота скажет: «Ты не Мое, а случайное явление», — ты потеряешься. Но Она говорит: «Ты Мое, родное, тебе тоже дано быть единством Бытия». А сам-то ты понимаешь, что этому не соответствуешь. И только осознание, переживание духовной нищеты помогает человеку войти в Полноту. Границу Ее не переступишь, если в тебе не будет чувства, что перед тобой — Величайшая Святыня.

— Стало быть, нищета духовная — это не только реальная самооценка, но и как бы отношение к Богу и миру? И сформулировано это в Заповедях блаженства.

— Заповеди блаженства неповторимы, их нет ни в одной другой религии. Они так же необычайны, как необычайно все Евангелие Христа. Ключом к его пониманию и являются Заповеди блаженства. И первая из них — о духовной нищете. Чтобы понять Евангелие, достаточно пережить, что такое — нищие духом.

Бог Всеблагой, Всесовершенный, умалил Себя, чтобы стать доступным маленькой частичке — человеку. Это не мог сделать никто, кроме Самого Бога, Который сказал: «Научитесь от Меня: Я кроток и смирен сердцем». И это Его свойство поражает нас даже больше, чем всемогущество.

Это, по-моему, одна из самых больших христианских тайн, которая являет Бога миру. И не только Его Самого, но и те пути, которые Он предначертал Своему творению. Мы можем осуществить свое предназначение только тогда, когда тоже как бы умаляемся и даем возможность другому проявлять себя — Богу или человеку.

Тут заключена величайшая тайна бытия, которую Евангелие нам проповедует как духовную нищету. Оно показывает нам начало путей в Вечность, где мы найдем полноту и завершенность. Но если не искать эти пути уже сейчас на земле, то человек оказывается вне сферы Божественной полноты.

Ответы священника Георгия Бреева на другие вопросы о духовной жизни ищите в его книге «Радуйтесь!».

Бедные могут обогащать богатых… Богатые — обеднять бедных… Как различно произносит мир эти слова! Неверующие за ними подразумевают эксплуатацию бедных богатыми. Верующие во Христа, живущие во люди видят в этом утверждении совсем другой, гораздо более широкий и богатый план: бедный материально может высотой и чистотой своего духа возвышать, духовно обогащать более материально-богатого человека. И наоборот: неблагополучный, в нравственном смысле, богач, конечно, «обедняет», духовно опустошает соприкасающегося с ним бедного человека. Ибо каждый не только «за всех виноват», но каждый на всех влияет, независимо от своего социального положения. В мире же постоянно, невидимо для глаз поверхностного сознания, ходят, перекатываются Друг через Друга волны нравственных и духовных энергий отдельных людей, бывающих не только для себя, но и для всего мира фабриками добра или зла, проводниками света Христова или тьмы.

Не само по себе материальное богатство вредно (оно нравственно нейтрально), и не сама по себе бедность полезна для возвышения души (бедность тоже нравственно нейтральна). Но похотение, обожествление богатства есть личный и социальный яд: когда богатству приносятся человеческие жертвы (а неразумный богач приносит себя самого и всех окружающих); когда забывается бессмертное и великое достоинство человеческое и цель жизни человека на земле. Похоть же богатства проявляется не только у богатых или богатеющих, но столь же часто у бедняков, завидующих лучшему материальному состоянию. Существо христианского духа есть свобода от всякого пристрастия к тленному богатству, и во Христе освобождённым, свободным духовно как от скупости эгоистической, так и от зависти эгоистической, может быть всякий человек, независимо от своего социального положения.

Бедность, которая живет завистью и дышит убийством, не есть благословенная евангельская бедность. Это есть ужасная бедность. Также и смиренный обладатель богатства, считающий себя лишь «управляющим» (см. Лк. 16) этого богатства, принадлежащего Творцу, и справедливо владеющий им, приобретающий милостивое отношение к миру через него», конечно, не может быть причислен к тем богатым, о которых Спаситель сказал, что «горе» им. Нет, таким богатым не горе, а радость, и — радость вечная.

Никакая материальность и никакое отсутствие материальности не есть по себе ни добро, ни зло. Это только марксизм, вслед за буддизмом (как это ни покажется странным), возводит материальную сторону бытия в категорию нравственного добра и нравственного зла (тем выявляя религиозный по существу, хотя и отрицательный характер своих утверждений). Для христиан зло и добро не во внешнем, но все в мире делается добрым или злым в зависимости от внутренних побуждений и намерений человека, ибо как добро, так и зло суть чисто внутренние, духовные движения, создающие либо ад, либо рай внутри человека. Внешний же мир есть лишь периферия проявления человека, и, конечно, если светел человек, то и периферия его жизни будет светить.

Злом Спаситель назвал не само по себе богатство материальное, но «надежду на богатство», т.е. устройство своей жизни вокруг идеи материального благополучия. В Евангелии всячески подчеркивается непрочность, ненадежность такого богатства и такой надежды. Это и «дом, построенный на песке», и «богач, светло празднующий» свои дни и не понимающий, что его подстерегает внезапная смерть. Апокалипсис про такое богатство говорит очень определенно; «Ты говоришь: я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды, а не знаешь, что ты несчастен и жалок, и нищ, и слеп, и наг» (гл. 3, 17)… В обратном значении этого выражения можно было бы сказать про какого-нибудь материально бедного человека, богатого добрыми и светлыми чувствами и самоотверженными поступками, но видящего лишь свою бедность, свое ничтожество земное: «Ты говоришь, что ты беден, худ, и нищ, и во всем имеешь нужду, а не знаешь, что ты богат во Христе, богат в вечности, и этого богатства, доставляющего тебе вечное блаженство, никто не может от тебя отнять»… Да, если бы все люди прониклись до конца этим истинным созерцанием реальности, как иначе пошла бы жизнь их; как разлетелись бы и исчезли все ужасные человеконенавистнические теории, одна другую сменяющие в мире, и воцарилось бы одно правильное, настоящее отношение к ценностям земли. Эти земные ценности, перестав быть высшими, сделались бы настоящими.

Богатство может быть благословенным даром Бога. И бедность тоже. Богатство может быть проклятьем для человека. И бедность тоже. Бедность делается проклятой, когда она пролетаризируется. Богатство бывает проклятым, когда оно пролетаризирует бедного человека. Пролетаризация бедности есть отнятие благословения у души, пребывающей в бедности, отнятие у нее путей духовных для стяжания и удержания у себя этого благословения. Пролетаризация бедности есть также отъединение, выключение бедного, в силу его бедности. Пролетаризация эта есть внедрение антихристова духа в бедных людей, и началась она, конечно, не с Карла Маркса и не с вождей раннего социализма. Ее появление есть проявление вообще греха в мире: как в мире богатых, так и в мире бедных. Не только бедный человек своим неправильным отношением к бедности пролетаризирует бедность, но и богатый — своим неправильным отношением к своему богатству и к бедности других — также пролетаризирует бедность и собирает камни на свою голову.

Путь современного христианского сознания должен быть определенным идеологическим и — более того — пневматологическим, духоносным действием против пролетаризации бедности, как со стороны самих бедных, так и со стороны богатых. Это действие должно быть священной борьбой за величайшую ценность мира, душу человеческую, и вестись только через живую человеческую личность, чрез единение таких живых во Христе личностей человеческих и утверждение на собственном примере исповедуемых основ жизни.

В мире не два лагеря — капиталистов и пролетариев,- как то хочет представить внешнее сознание. В мире три лагеря: 1) безбожные бедняки, 2) безбожные богачи и 3) бедные и богатые (материально) христиане. Такова этическая карта мира. Христиане не делятся на «бедных» и «богатых», ибо бедные осознают преимущества своей бедности богатые — стеснительность своего богатства и, во всяком случае, его непрочность и оттого — незначительность. И все остаются на своем пути, несут свое служение… Для этих третьих только и может быть, в собственном смысле, «социальная проблема». Для первых она не существует и не может существовать, ибо там действует принцип борьбы и решительной непримиримости, т.е. либо войны, либо чисто дипломатического, не имеющего никакой реальной силы, мира. Третья группа, конечно, наименьшая в мире, ибо небесно-почетная принадлежность к ней есть выражение не словесной и даже — считаем нужным подчеркнуть — не идеологической, но духовно-реальной, конкретной христианской веры. Только из этой подлинной реальности духа может вырастать идеология общественной христианской жизни.

Христианин есть трудящийся, независимо от своего богатства или бедности. Во всяком своем социальном и имущественном положении христианин есть труженик в деле жизни. В поте лица добывает свой хлеб физический и — хлеб духовный: вечную жизнь во Христе. «Кто не хочет трудиться, тот и не ешь», — говорит ап. Павел (2 Фес. 3, 10), и его заповедь есть Божия заповедь для всех христиан. Кто имеет для себя хлеб физический без усилий (напр., имеющий ренту), без борьбы с терниями земли, тот, если он христианин, не бездействует, но добывает хлеб для других людей, и тем самым приобретает хлеб духовный для себя и для других. Христианин, владеющий имуществом, никогда не празден, он всегда «трудящийся»… Если же он не трудящийся, то он и не христианин.

Оттого христиане все — в одном лагере: богатые и бедные, знатные и незначительные по своему земному положению, и иначе и быть не может. Христиане лишены как зависти, так и пренебрежения. Высший и низший находят себя равными в плане вечности, и оттого невозможна зависть к высшему и пренебрежение к низшему. По мере своего труда и воли Божией (без коей ничто ни на небе, ни на земле не совершается) христианин достигает того или иного имущественного положения, наиболее для него полезного и спасительного.

Пусть вокруг бушуют страсти потерявших облик Божий людей, пусть пытаются завлечь христианина в свой тот или другой человеческий лагерь, где вместо любви спайкой является солидарность, основанная на преследовании низших и часто преступных интересов… Христианин не продает своей духовной свободы, возвышающейся над миром, за чечевичную похлебку скоропреходящего мира. И не строит свое счастье на страдании других.

Для Церкви Христовой «нет ни богатых, ни бедных»… Правильнее сказать, они есть, но лишь — в другом плане. Иные качества богатства и бедности в Церкви. «Богатые» — это нищие духом, «бедные» — богатящиеся своими земными ценностями. В отношении богатых у Церкви такой обычай: они Ей служат. В отношении бедных: Она им служит. Бедные почитаются таким образом достойными помощи, богатые — достойными служения. Церковная психология прямо противоположна психологии, обычно наблюдаемой в миру, где бедные прислуживают, а богатые принимают их услуги как нечто должное. Примечательно, что и вне пределов земли осуществляется этот закон Церкви: святые, отошедшие с земли, молятся за грешных людей, живущих на земле, и тем служат их спасению. Живущие же на земле верующие люди, как более богатые, чем усопшие грешники, потерявшие земное время для творения добра, могут помогать молитвою этим последним, служить их спасению.

Как в этом духовном смысле служение есть по преимуществу дело «богатых», так и в чисто земном смысле богатство, власть, положение всегда для христианского сознания связаны с принципом служения, а никак не вящего наслаждения земной жизнью (что есть принцип не только язычества, но язычества низшего, ибо высшее возвышалось над этим принципом эпикурейства).

Церковь на земле и на небе есть, по преимуществу, служительница всему «малому», беспомощному, угнетенному, недостаточному (все равно в каком — земном или духовном смысле). «Сильные должны носить немощи бессильных», а «не себе угождать» (заповедь Апостола)… Оттого Церковь одинаково склоняется над уврачеванием богатого, как и бедного: богатого, «надеющегося на свое богатство», и бедного, унывающего от своей бедности и заболевшего завистью к богатому.

Оттого истинные служители Церкви никогда не заискивают перед богатыми, даже если они жертвуют Церкви и строят ей храмы. Служители Церкви остаются свято-беспристрастными к богатству и бедности, не впадая и в другую крайность — обличение богатства как такового. Церковь знает, что не по внешнему своему положению будет судим человек, но по степени чистоты своего сердца и степени любви к Богу и к человеку: любви, выразившейся в делах.

Безбожные богачи не считаются и никогда не считались с бедным человеком. Они уступают лишь материальному давлению бедных. Своим жестокосердием и своим сидением на «сгнившем» (Иак. 5, 2) богатстве они разнуздывают низшие инстинкты бедных, и в своем эгоизме являются проповедниками атеизма… Неверные духу Церкви ее представители нередко развращали богатых своим заискиванием перед ними, потаканием их лицемерию, молчанием при их беззакониях… В этом были, конечно, виноваты и мы, представители Великой Русской Церкви. Мы не смогли завоевать себе духовного доверия со стороны масс русского народа, который в большей своей части ушел от нас. Мы не показали беспристрастия духовного и достаточной заботы о душах как бедных русских людей, так и богатых. Невозможно никакое восстановление, воскресение нашей православной русской культуры, если мы не пройдем сквозь огонь покаянного очищения и осознания своих грехов и ошибок. Священнослужители должны являть пример не только служения, но и покаяния.

На своем собственном историческом пути мы должны убедиться в праведности Божьего Суда над нами, и горе тем из нас, которые сочтут этот суд «незаслуженным».

«Ей, Господи Боже Вседержитель, истинны и праведны суды Твои» (Откр. 16, 7).

<<предыдущая оглавление следующая>>

НЕМОЩЬ

Ты напрасно малодушествуешь за нехождение твое в церковь, по немощи твоего тела. При оной немощи старайся об исцелении душевной немощи, которая видна в тебе, чрез малодушие и смущение, за то, что не была в церкви, по немощи.

Спрашиваешь: при душевном и телесном расслаблении давать ли себе покой или понуждаться переломить себя? Понуждение во всяком деле нужно, но выше меры понудить немощное тело — не принесет пользы; и на сие надобно иметь рассуждение, а более смирение за слабость помыслов.

В немощах телесных надобно сообразоваться с оными; а выше меры понудить себя, — то и совсем можно изнемочь; только надобно вооружиться против лености.

…Видя свои немощи, можно снисходительно судить и о немощах других…

НЕТЕРПЕНИЕ

…Первые два порока <нетерпение и строптивости преопасные враги, ибо оные — явные плоды гордости, и ежели не будешь вооружаться против них в начале твоих подвигов, то оные так пообладают тобою и ослепят душевные очи, что трудно и исправиться. Можно даже сказать, что какую имела прежде гордость, то оная еще более умножится. Сие не от нас пишем, а святой Симеон Новый Богослов в письменной книге, в 6 Слове, пишет; прочти его… Нетерпение и строптивость умножаются более оттого, когда мы хотим составлять свою волю и мним себя быти разумными, а не познаваем своей немощи и неразумия.

Случающиеся вам при послушании «жестокие раны» вам очень полезны. Сам Бог оные посылает, и к наказанию за грехи, и к испытанию в терпении и смирении; а кажутся оные вам невыносимы потому, что не имеете самоукорения, но вместо оного самооправдание; когда будем иметь в памяти данные нами обеты «вся терплю», то и возбудимся к благодушному терпению и благодарению.

Не слушайте помысла, что вам нет спасения за нетерпение и что будто погибла душа ваша. Все сии одного и того же врага козни; он побуждает к нетерпению, а после к отчаянию. За нетерпение приносите покаяние, а отчаянию врачевство прилагайте — Божие милосердие. Во время брани много способствуют самоукорение и смирение, о чем нужно попешися; а чрез оные невидимо Бог утешит, и противоратующие не возмогут противиться.

НИЩЕТА ДУХОВНАЯ

Вы совсем не в том понимаете нищету духовную, как пишете; можно больше назвать оную, понимаемую вами: нищета добродетелей; а нищета духовная состоит в чувстве смирения: сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит (Пс. 50, 19). Сам Господь ублажает нищих духом; то вы до оной еще не достигли, и мы не смеем помнить о себе в достижении оной; нищий духом видит одну свою нищету, но не смущается, а чрез смирение получает помощь Божию и успокоивается.

Ничтожества своего не познаешь, когда не ощутишь своих немощей чрез многообразные падения, мысленные и явные. А отчего люди, одаренные разумом, впадают в такие великие заблуждения? Явно, что от гордости и мнения о себе помрачается ум и уклоняется в противную сторону.

НОВОСТИ

Не входите в суждение происходящих порядков или беспорядков; а себя уклоняйте сколько можно, дабы не входить в советы, — что знаете? Пожалуй, увлечься недолго, а после не развяжешься.

Спрашиваете меня о военных делах, но я очень мало слышу о сем… Мы же смотрим сами на себя: у нас жестокая война и непримиримая с духами злобы, и потечем оружие стяжать крепко против их — смирение.

ОБЕТЫ

…За оставление своего намерения <пойти в монастырь> можешь многое пострадать. Вижу, что у вас завязалась переписка не на шутку, и номерация на письмах выставляется; по условию ты должна отвечать не на пользу свою, но на расстройство духа! Он заметил в тебе неравнодушие к …. поэтому и полагает, что не твердо твое основание <обет>, старается поколебать оное до конца, представляет суету мира в прелестном виде своих занятий и свою к тебе привязанность; а юное твое сердце, однажды уязвленное, растравляется еще более пламенем разжженных стрел. Ежели в тебе не погасла еще искра желания и стремления к Богу и ежели не совсем помрачился твой разум, то сама можешь видеть и рассудить: могут ли поместиться в твоем сердце Слово Божие и глаголы святых Ефрема, Дорофея, Иоанна Лествичника, Макария и прочих, которые ты с таким вниманием принимав и читала? — и вместе с оными письма, обольщающие твои чувства и влекущие к миру и его мнимым удовольствиям? Не можете Богу работати и мамоне (миру) (Мф. 6, 24), — глаголет Господь, и Апостол: иже бо восхощет друг быти миру, враг Божий бывает (Иак. 4, 4). Ты боишься нарушить дружбу миролюбцев, а не страшишься соделаться врагом Божиим?

…О том, что вы налагали на себя пост: хлеб и воду, и не исполнили, советую не смущаться, ибо оное обещание ваше не имело рассуждения и выше силы вашей было предпринято, а Бог выше меры от нас не требует.

О обетах ничего не случалось мне видеть в Писании, что давать должно с благословения; знаю, что дают оные просто, но есть безрассудные обеты и неудобь исполнимые. В этом надобно предоставить на рассуждение духовного отца, он может переменить на другой удобоисполнимый…

ОБЛИЧЕНИЕ

…Когда бы ты приняла помыслы словооправдания, то еще больше открылась бы твоя гордость. Ибо правильное или неправильное обличение отвергший своего спасения отвергся. Лучше считать себя виновною, хотя бы и права была, нежели оправдываться.

ОБНОВЛЕНИЕ

Ты спрашиваешь меня, «заменится ли тебе болезнь твоя почти ежедневная во что-нибудь?» И паки об апостольском слове: аще внешний наш человек тлеет, обаче внутренний обновляется по вся дни (2 Кор. 4, 16), каким это образом? Ты полагаешь, что в болезни человек должен ощущать в себе в большей мере благодатные дары Святого Духа, но в этом ты ошибаешься; из выписок св. Варсонуфия ты можешь разуметь о пользе, от болезни происходящей, а обновление внутреннего человека так разумеют учители Церкви: «когда болезнь нас сокрушает, то страсти наши умаляются: ни любовь мира, ни плоти разжжения, ни другие страсти, утешающие внешнего человека, не действуют на нас»; а это разве и не есть обновление внутреннего человека? А ты простерлась уже и на духовные дарования. Но оные не даются прежде совершенного смирения. Прилагаю тебе выписку из толкования св. Иоанна Златоустаго, из коего познаешь, что упование будущих благ считает обновлением.

ОБОЛЬЩЕНИЕ

Я. нимало не сомневаюсь, чтобы вы что-нибудь предо мною утаили или хотели бы лицемерить; но замечаю, что вы сами себя не понимаете и противоречите. Пишете вы, что я по письмам вашим заключаю об вас, будто бы высокоумны, и тотчас оправдываетесь. «Ах, право, нет, Владыко N. зовет меня простая…» — и говорите, что сие вас много утешает. Что ж вас утешает? похвала? пища вашей гордости? Однако ж думаете, что ее нет в вас. Паки пишете: «любить Бога, любить ближнего — мое блаженство! самых врагов своих я не могу ненавидеть, а скорблю, что они так поступают, не дам Богу ответ, чтоб кому заплатила за зло злом». По сим качествам можно бы заключить, что вы взошли на верх совершенства, но я вас уверяю, что это только на словах, и вы ложно обольщаете себя сими стяжанными вашими добродетелями, не понимая себя, что это доказывается из последствия писем ваших; далее говорите, что вы всем грехам виновны, яко немощное создание Божие, и особенно две страсти вас смущают: сребролюбие и домашний враг, но только гордость менее других вас обуревает; как тут согласить смысл ваших писем?

ОБРАЗОВАНИЕ

По моему мнению, для сына вашего довольно образования: быть хорошим христианином, добрым человеком, почтительным сыном, помнить храм Божий, молиться Богу, чтить служителей Церкви Божией, пастырей, слушать их учения, трудиться для пользы ближних и своей, никого не обижать, хранить трезвость, целомудрие, и все оное исполнять со смирением. Вот для него истинное просвещение… В Б—е сын ваш не научится просвещению истинному, а очень немудрено, что может повредиться в нравственности; итак, не советую вам посылать его.

По обещанию вашему пришлите книгу против католицизма; ежели не достанете другого экземпляра, то хотя ваш пришлите, а мы по прочтении возвратим вам оный; для верующих желательно знать все то, что защищает Церковь от врагов, нападающих на нее.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *