Я человек и ничто человеческое мне не чуждо — латинское выражение: Homo sum et nihil humanum a me alienum puto (хомо сум эт нихиль хуманум а мэ альенум путо). Автором его считается древнеримский драматург, комедиограф Публий Теренций Афр (185 г. до н.э. — 159 г. до н.э.).

В одном из диалогов его комедии «Самоистязатель» Менедем спрашивает Хремета:

    Неужто мало дела у тебя, Хремет?
    В чужое дело входишь! До тебя оно
    Совсем не касается

    Тот в ответ
    Я — человек
    не чуждо человеческое мне ничто

Карл Маркс в ответ на вопрос «Ваше любимое изречение?» назвал «Nihil humanum a me alienum puto»

Ему не было чуждо человеческое

«Театральная школа находилась через дом от нас, на Екатерининском канале. Влюбленные в воспитанниц каждый день прохаживались бессчетное число раз по набережной канала, мимо окон школы. Воспитанницы помещались в третьем этаже, а воспитанники во втором…Воспитанницы постоянно смотрели в окна и вели счет, сколько раз пройдет обожатель, и мера влюбленности считалась числом прогулок мимо окон.

Пушкин тоже был влюблен в одну из воспитанниц-танцорок и также прохаживался одну весну мимо окон школы и всегда проходил по маленькому переулку, куда выходила часть нашей квартиры, и тоже поглядывал на наши окна, где всегда сидели тетки за шитьем. Они были молоденькие, недурны собой. Я подметила, что тетки всегда волновались, завидя Пушкина, и краснели, когда он смотрел на них. Я старалась заранее встать к окну, чтобы посмотреть на Пушкина. Тогда была мода носить испанские плащи, и Пушкин ходил в таком плаще, закинув одну полу на плечо» (А. Я. Панаева «Воспоминания»)

То есть выражение Homo sum et nihil humanum a me alienum puto (я человек и ничто человеческое мне не чуждо) означает признание за человеком права на слабости, ошибки, заблуждения

Применение крылатой фразы в литературе

— «Юрий Петрович простосердечно ответил: «Я человек все-таки, и ничто человеческое мне не чуждо» (Вениамин Смехов «Театр моей памяти»)
— «А может и уступить, махнуть на все рукой («Живем один раз», «Надо брать от жизни все», «Ничто человеческое мне не чуждо»), и тогда ему остается одно: как можно скорее уходить из института» (Аркадий Стругацкий, Борис Стругацкий «Понедельник начинается в субботу»)
— «Я человек, ― с аппетитом говорит он, ― и ничто человеческое мне не чуждо» (Юрий Герман «Дорогой мой человек»)
— «Написавши на знамени: ничто человеческое мне не чуждо, я искренно уверовал, что воистину вступил в область этого «человеческого» (М. Е. Салтыков-Щедрин Сборник (1875-1879)

Я человек, и ничто человеческое мне не чуждо

Древнеримский комедиограф Теренций, в комедии которого «Самоистязатель» впервые встречается данное выражение

«Я человек, и ничто человеческое мне не чуждо» (лат. Homo sum, humani nihil a me alienum puto) — фраза из комедии римского писателя Теренция «Самоистязатель» (1, 1, 25), которая является переделкой комедии греческого писателя Менандра. Часто цитируется по-латыни. У Теренция фраза эта имеет иронический характер: в разговоре двух соседей один упрекает другого, что он вмешивается в чужие дела, передаёт сплетни, не думая о собственном доме. На это другой возражает: «Я человек, и ничто человеческое мне не чуждо»

Менедем:
Неужто мало дела у тебя Хремет?
В чужое дело входишь! Да тебя оно
Совсем и не касается.
Хремет:
Я — человек!
Не чуждо человеческое мне ничто

Выражение может означать:

  1. говорящий, как и все прочие, не чужд человеческих слабостей и заблуждений;
  2. что ему глубоко небезразличны несчастья и радости других, интересует жизнь во всех проявлениях, он способен понять, откликнуться, сострадать;
  3. широту интересов говорящего.

Примеры цитирования

Где тут решать разные вопросы, когда каждую минуту чувствуешь, что ты счастлив, когда ты забываешь свою старость, уродство… всё! Homo sum, Сергей Петрович!
А я хочу жить, хочу жуировать: homo sum et nihil humani a me alienum puto.

Примечания

Литература

«Я человек, и ничто человеческое мне не чуждо». Правильно ли мы понимаем смысл этих слов?

Знаком ли вам афоризм «Я человек, и ничто человеческое мне не чуждо»? В современной жизни и культуре это изречение стало удобной и емкой формулой самооправдания всех, кто не хочет идти нелегким путем честности и достоинства. Кто не хочет жить по нетрудным, но трудным десяти заповедям, тот легко себя оправдывает: «А что? Ничто человеческое мне не чуждо!»

Тот ли смысл несет этот афоризм, что мы в него вкладываем, оправдывая свои слабости?

Немного истории

На Зарубежной литературе мы проходили комедию Публия Теренция «Heautontimorumenos» («Наказывающий сам себя»; в русских изданиях – «Самоистязатель»). В пьесе рассказывается, как Клиния, сын старика Менедема, влюбился в соседскую девушку. Отец, чтобы прекратить общение, обошелся с сыном сурово. Клиния уехал из дома и поступил на военную службу. Отца сильно мучила совесть. Он стал изнурять себя непосильным трудом в поле, исполняя работу, которую раньше делали его рабы. Старик сосед Хремет спрашивает Менедема, почему он с утра до вечера себя изнуряет, имея богатое поместье и рабов: «Ни отдыху, ни сроку не даешь себе». И слышит в ответ:

Менедем

Неужто мало дела у тебя, Хремет?
В чужое дело входишь! До тебя оно
Совсем и не касается.

Хремет

Я человек!
Не чуждо человеческое мне ничто.
Дозволь вопрос, дозволь и увещание.
Коли ты прав, так буду поступать и я,
Не прав – я отклонить тебя попробую.

(Акт 1. Сцена 1)

Слова Хремета стали афоризмом. Но вряд ли Теренций предполагал, что в эти слова будут вкладывать совсем иной смысл, чем они имели первоначально.

Ничто человеческое не чуждо — это оказывать помощь и делать добро

В словах Хремета выражена мысль о причастности человека ко всему человеческому – о соучастии человека в радостях и печалях другого человека. В древнеримской литературе это изречение стало выражением идеи общественного единства, ибо все люди имеют одну природу.

Природа производит нас всех братьями, сделанными из одних и тех же элементов, назначенными к одним и тем же целям. Она вкладывает в нас чувство любви, делая нас общительными, дает жизни закон равенства и справедливости, и, согласно ее идеальным законам, нет ничего более низменного, чем обидеть, лучше уж быть обиженным. Она заставляет нас быть готовыми оказывать помощь и делать добро.

Природа создала нас для того, чтобы мы разделяли между собой всю совокупность прав и пользовались ими все сообща. И я, говоря «природа”, хочу, чтобы во всем этом рассуждении меня так и понимали.

Наши пороки нас губят

Но испорченность, связанная с дурными наклонностями, так велика, что от нее как бы гаснут огоньки, данные нам природой, и возникают и укрепляются враждебные им пороки. И если бы люди – как по велению природы, так и в силу своего суждения – признавали, что «ничто человеческое им не чуждо», как говорил поэт, то в нашем мире было бы куда спокойней и радостней.

Повторюсь, что в современной жизни и культуре афоризм «Я человек, и ничто человеческое мне не чуждо» стал удобной и емкой формулой самооправдания всех, кто не хочет нелегким путем честности и добропорядочности. Не тот смысл мы вкладываем в эти слова. Совсем не тот.

Сохраним же в сердцах своих слова: «Я – человек, и ничто человеческое мне не чуждо».

Будем же всегда помнить, что «мы рождены для общества, а наше общество – это что каменный свод, который только потому не падает, что камни, опираясь один на другой, поддерживают друг друга, а они, в свою очередь, крепко держат свод». (Сенека Луций Анней. Нравственные письма к Луцилию)

Смотреть что такое «Я человек, и ничто человеческое мне не чуждо» в других словарях:

  • Я человек, и ничто человеческое мне не чуждо — С латинского: Homo sum et nihil humanum a me alienum puto (хомо сум эт нихиль хуманум а мэ альенум путо). Автор выражения римский комедиограф Теренциий (Публий Терен ций Афр, ок. 195 159 до н. э.) В комедии «Самоистязатель» старец по имени Хремет … Словарь крылатых слов и выражений

  • я человек, ничто человеческое мне не чуждо — Ср. Литература наивно думает, что ничто человеческое ей не чуждо, что все явления вещественного и духовного мира обязательно подлежат ее исследованию… Салтыков. Круглый год. 1 е мая. Ср. И я человек, и человеческого ничто от меня не чуждо.… … Большой толково-фразеологический словарь Михельсона

  • Я человек, ничто человеческое мне не чуждо — Я человѣкъ, ничто человѣческое мнѣ не чуждо. Ср. Литература наивно думаетъ, что ничто человѣческое ей не чуждо, что всѣ явленія вещественнаго и духовнаго міра обязательно подлежатъ ея изслѣдованію… Салтыковъ. Круглый годъ. 1 ое мая. Ср. И я… … Большой толково-фразеологический словарь Михельсона (оригинальная орфография)

  • ЧЕЛОВЕК — ЧЕЛОВЕК, человека, в знач. мн. употр. люди (человеки устар. и шутл., косв. человек, человекам и т.д. только в сочетании с колич. словами), муж. 1. Живое существо, в отличие от животного обладаюшее даром речи и мысли и способностью создавать и… … Толковый словарь Ушакова

  • ЧЕЛОВЕК — ЧЕЛОВЕК, а, в знач. мн. употр. люди, ей (человеки устар. и шутл.; косвенный человек, человеками и т. д. только в сочетании с количественными словами; зв. человече в обращении устар. и шутл.), муж. 1. Живое существо, обладающее даром мышления и… … Толковый словарь Ожегова

  • Я человек — Я человек, и ничто человеческое мне не чуждо «Я человек, и ничто человеческое мне не чуждо» (лат. Homo sum, humani nihil a me alienum puto) фраза из комедии римского писателя Теренция «Самоистязатель» (1, 1, 25), которая является… … Википедия

  • Крылатые фразы — Афоризмы можно разделить на две категории: одни попадаются нам на глаза, запоминаются и иногда используются при желании блеснуть мудростью , другие же становятся неотъемлемой частью нашей речи и переходят в категорию крылатых фраз . Об авторстве… … Сводная энциклопедия афоризмов

  • Список латинских фраз — В Викицитатнике есть страница по теме Латинские пословицы Во многих языках мира, в том числе в … Википедия

  • ЛЮДИ — подобны цветам четыре миллиарда нарциссов. Уршула Зыбура Общего у людей только одно: все они разные. Роберт Зенд Для человека заурядного все люди на одно лицо. Блез Паскаль Большая часть людей друг друга заслуживает. «Закон Ширли» Возвращаясь из… … Сводная энциклопедия афоризмов

  • Сенека — Луций Анней Сенека родился в Испании, в Кордубе, на рубеже двух исторических эпох. Он имел огромный успех в политической карьере в Риме. Осужденный Нероном к смерти, он покончил жизнь самоубийством в 65 г. н.э., приняв смерть с твердостью и… … Западная философия от истоков до наших дней

1. AURIBUS TENEO LUPUM
Дословный перевод «держу волка за уши». Поговорка взята из произведения «Формион» римского драматурга Теренция. Она означает «находиться в безвыходной ситуации», «меж двух огней». Английский аналог — «Holding a tiger by the tail” (держать тигра за хвост).
2. BARBA NON FACIT PHILOSOPHUM
«Борода не делает тебя философом», «наличие бороды ещё не означает, что ты философ». Римляне очень любили связывать бороду с интеллектом. К примеру, «Barba crescit, caput nescit” (борода выросла, а ума нет).
3. BRUTUM FULMEN
По всей видимости, этот афоризм придумал Плиний Старший. Выражение «Brutum fulmen” в буквальном переводе означает «бессмысленная молния», то есть пустые угрозы.
4. CAESAR NON SUPRA GRAMMATICOS
Фраза родилась тогда, когда один из римских императоров совершил языковую ошибку в своей публичной речи. Когда ему указали на эту оплошность, император рассерженно заявил, что раз он император, с этого момента эта ошибка будет считаться не ошибкой, а нормой. На что один из членов совета ответил: «Caesar non supra grammaticos”, или «The Emperor is not above the grammarians” (и Цезарь не выше грамматиков). Данная фраза стала популярной поговоркой, которая стала использоваться в защиту грамматики.
5. CARPE NOCTEM
Является «ночным» аналогом выражения «Carpe diem» и переводится как «наслаждайся ночью». Эту фразу можно использовать для того, чтобы мотивировать кого-либо (и себя в том числе) закончить все дела днём, а вечернее время оставить для отдыха.
6. CARTHAGO DELENDA EST
В разгар Пунических войн (войны между Римом и Карфагеном, 264–146 г. до н. э.), римский государственный деятель Катон Старший заканчивал все свои речи в сенате (вне зависимости от их тематики) фразой «Carthago delenda est”, или «Carthage must be destroyed” (Карфаген должен быть разрушен). Его слова быстро стали популярным девизом в Древнем Риме. Фраза означает настойчивый призыв к борьбе с врагом или препятствием.
7. CASTIGAT RIDENDO MORES
В буквальном переводе означает «смехом бичуют нравы». Данный девиз был придуман французским поэтом, который считал, что, для того чтобы изменить правила, нужно показать, насколько они абсурдны.
8. CORVUS OCULUM CORVI NON ERUIT
«Ворон ворону глаз не выклюет». Афоризм означает наличие общих интересов (часто корыстных) между людьми, которые не предают друг друга и действуют заодно.
9. CUI BONO?
Дословный перевод «кому это выгодно?», «в чьих это интересах?». Вопрос, который часто помогает установить, кто является виновником преступления. В целом в английском языке эта фраза используется для того, что поставить под сомнение выгоду от какого-либо действия.
Cui prodest scelus
Is fecit.
Сенека «Медея»
Кому злодейство в прок,
Тот и совершил его.
Перевод С. Соловьёва
10. ET IN ARCADIA EGO
Никола Пуссен «Аркадские пастухи»
Никола Пуссен «Аркадские пастухи»
Аркадия была областью в Древней Греции, жителями которой в большинстве своём являлись пастухи и фермеры. Они вели спокойную и размеренную жизнь вдали от шума и суеты.
Латинское изречение «Et in Arcadia ego” дословно переводится как «и в Аркадии я». На картине французского художника Николы Пуссена «Аркадские пастухи» изображены четыре пастуха, которые рассматривают старое надгробие, на котором выгравировано данное латинское изречение. «Я» в этом выражении рассматривается как смерть, которая напоминает смертным, что и в самом тихом, счастливом и беззаботном месте людей ждёт неминуемый конец.
11. EX NIHILO NIHIL FIT
Предположительно, это высказывание принадлежит римскому философу Лукрецию и на русский язык переводится как «из ничего ничто не происходит». Данная фраза используется как напоминание о том, что любую работу человек выполняет для того, чтобы чего-то добиться.
12. FELIX CULPA
Первоначально это был религиозный термин, относящейся к библейскому грехопадению Адама и Евы. «Felix culpa” (в буквальном переводе «счастливая вина») означает ошибку, которая впоследствии имела благоприятный исход.
13. HANNIBAL AD PORTAS
Ганнибал был карфагенским полководцем, который вёл войну с Римской империей не на жизнь, а на смерть. На русский язык выражение «Hannibal ad portas” буквально переводится как «Ганнибал у ворот», то есть «враг у ворот». У римлян образ Ганнибала впоследствии стал чем-то вроде пугала, и родители часто говорили своим непослушным детям фразу «Hannibal ad portas”, чтобы слегка напугать их и заставить вести себя должным образом.
14. HIC MANEBIMUS OPTIME
Когда в 390 г. до н. э. галлы вторглись в Рим, сенат собрался для того, чтобы обсудить, стоит ли оставить город и бежать в поисках безопасного укрытия. Согласно римскому историку Ливию, сотник по имени Марк Фурий Камилл (Marcus Furius Camillus), обращаясь к сенату, воскликнул «Hic manebimus optime!” (в буквальном переводе «тут заживём чудесно»). Его слова вскоре стали использоваться в переносном смысле для выражения непоколебимого намерения стоять на своём, невзирая на все трудности.
15. HOMO SUM HUMANI A ME NIHIL ALIENUM PUTO
«Я человек и считаю, что ничто человеческое мне не чуждо» — это фраза из произведения римского писателя Теренция. У Теренция эта фраза имеет некий иронический оттенок: в разговоре двух соседей один упрекает другого, что он вмешивается в чужие дела и сплетничает, на что другой возражает: «Я человек, и ничто человеческое мне не чуждо».
С тех пор фраза стала практически девизом и может употребляться, к примеру, чтобы подчеркнуть, что говорящий, как и все прочие, не чужд человеческих слабостей и заблуждений. А также эта фраза может означать уважение к людям других культур.
16. IGNOTUM PER IGNOTIUS
Аналог фразы «Obscurum per obscurius” (the obscure by the more obscure — объяснять неясное ещё более неясным). Фраза «Ignotum per ignotius” (the unknown by the more unknown — объяснять неизвестное ещё более неизвестным) относится к бесполезным объяснениям, которые вместо того, чтобы помочь человеку понять смысл, ещё более запутывают его.
17. IMPERIUM IN IMPERIO
Означает «an empire within an empire” — «империя в пределах империи», «государство в государстве». В буквальном смысле может означать, что некая структура (государство, город и т. д.) находится на территории другой, более крупной структуры, но юридически она автономна. Иносказательно это объединение людей, живущих по своим особым законам, которые отличаются от общепринятых.
18. PANEM ET CIRCENSES
На русский переводится как «хлеба и зрелищ». Означает основную потребность (еду) и одно из главных желаний человека (развлечения). Римский поэт-сатирик Ювенал противопоставлял эти устремления героическому прошлому:
Этот народ уж давно все заботы забыл, и Рим, что когда-то
Всё раздавал: легионы, и власть, и ликторов связки,
Сдержан теперь и о двух лишь вещах беспокойно мечтает:
Хлеба и зрелищ!
Ювенал «Сатиры». Книга четвёртая. Сатира десятая. Перевод Ф. А. Петровского
19. VELOCIUS QUAM ASPARAGI COQUANTUR
Когда что-то должно было произойти быстро, римляне говорили: «Быстрее, чем сварится пучок спаржи». Некоторые источники приписывают эту фразу римскому императору Августу, но доказательств того, что это именно так, к сожалению, нет.
20. VOX NIHILI
В то время как фраза «Vox populi” означает «глас народа», фраза «Vox nihili” значит «пустой звук». Эту фразу можно использовать для обозначения бессмысленного заявления.

>Вопрос:

Может ли христианин руководствоваться изречением: «Я человек, и ничто человеческое мне не чуждо»?

Отвечает Иеромонах Иов (Гумеров):

Высказывание «Homo sum, humani nihil a me alienum puto», ставшее афоризмом, впервые появилось в 162 году до Р.Х. в комедии Публия Теренция Афра (ок. 195 – 159 до Р.Х.) «Heautontimorumenos» («Наказывающий сам себя»; в русских изданиях – «Самоистязатель»). В пьесе рассказывается, как Клиния, сын старика Менедема, влюбился в соседскую девушку. Отец, чтобы прекратить общение, обошелся с сыном сурово. Клиния уехал из дома и поступил на военную службу. Отца сильно мучила совесть. Он стал изнурять себя непосильным трудом в поле, исполняя работу, которую раньше делали его рабы. Старик сосед Хремет спрашивает Менедема, почему он с утра до вечера себя изнуряет, имея богатое поместье и рабов: «Ни отдыху, ни сроку не даешь себе». И слышит в ответ:

Менедем

Неужто мало дела у тебя, Хремет?
В чужое дело входишь! До тебя оно
Совсем и не касается.

Хремет

Я человек!
Не чуждо человеческое мне ничто.
Дозволь вопрос, дозволь и увещание.
Коли ты прав, так буду поступать и я,
Не прав – я отклонить тебя попробую.

(Акт 1. Сцена 1)

Слова Хремета стали афоризмом. Но вряд ли Теренций предполагал, что они будут одним из самых известных афоризмов и много веков спустя. Не мог он предвидеть и того, что в эти слова будут вкладывать совсем иной смысл, чем они имели первоначально. В словах Хремета выражена мысль о причастности человека ко всему человеческому – о соучастии человека в радостях и печалях другого человека. В древнеримской литературе это изречение стало выражением идеи общественного единства, ибо все люди имеют одну природу. Так, Луций Анней Сенека (ок. 4 до Р.Х. – 65 по Р.Х.) писал: «Природа производит нас всех братьями, сделанными из одних и тех же элементов, назначенными к одним и тем же целям. Она вкладывает в нас чувство любви, делая нас общительными, дает жизни закон равенства и справедливости, и, согласно ее идеальным законам, нет ничего более низменного, чем обидеть, лучше уж быть обиженным. Она заставляет нас быть готовыми оказывать помощь и делать добро. Сохраним же в сердцах и на устах слова: «Я – человек, и ничто человеческое мне не чуждо”. Будем же всегда помнить, что мы рождены для общества, а наше общество – это что каменный свод, который только потому не падает, что камни, опираясь один на другой, поддерживают друг друга, а они, в свою очередь, крепко держат свод» (Сенека Луций Анней. Нравственные письма к Луцилию. Письмо XCV).

Ранее и Марк Туллий Цицерон (106–43 до Р.Х.) использовал афоризм Теренция: «Природа создала нас для того, чтобы мы разделяли между собой всю совокупность прав и пользовались ими все сообща. И я, говоря «природа”, хочу, чтобы во всем этом рассуждении меня так и понимали. Но испорченность, связанная с дурными наклонностями, так велика, что от нее как бы гаснут огоньки, данные нам природой, и возникают и укрепляются враждебные им пороки. И если бы люди – как по велению природы, так и в силу своего суждения – признавали, что «ничто человеческое им не чуждо”, как говорит поэт, то все они одинаково почитали бы право» (Цицерон Марк Туллий. Диалоги. М., 1994. С. 99).

Обоснование верной идеи единства человечества как у Цицерона, так и у Сенеки имеет натуралистический характер. Библейско-христианское учение преодолевает ограниченность языческого мировоззрения. Апостол Павел, выступая в ареопаге, дал точное богословское обоснование идеи единства человеческого рода: «От одной крови Он произвел весь род человеческий для обитания по всему лицу земли» (Деян. 17: 26). Господь Творец не только произвел всех людей от одного человека (Адама), но и положил основные законы жизни человечества и главную цель человеческой жизни – стремление к Богу (чтобы «они искали Бога, не ощутят ли Его и не найдут ли, хотя Он и недалеко от каждого из нас» (Деян. 17: 27). После Боговоплощения и Искупительной Жертвы Иисуса Христа подлинное единство человечества возможно только во Христе.

Ни в период раннего христианства, ни в средние века к афоризму Теренция христиане не обращались. Лишь в эпоху Ренессанса, когда возникла гуманистическая философия, афоризм Теренция стал использоваться для апологии человека и оправдания его слабостей и даже пороков. Джованни Пико делла Мирандола (1463–1494) писал: «Человека по праву называют и считают великим чудом, живым существом, действительно достойным восхищения» («Речь о достоинстве человека»). Эразм Роттердамский (1466–1536), отвечая на резкие и грубые высказывания М. Лютера, замечает: «Если бы ты ограничился двумя или тремя выпадами, могло бы показаться, что они вырвались у тебя случайно, но эта книга повсюду кипит поношениями! Ими ты начинаешь, ими ты и заканчиваешь. Если бы ты удовлетворился одной из насмешек такого рода, как называя меня «бревном”, «ослом” или «грибом”, я бы не ответил ничего, кроме слов: «Я – человек, и, думаю, ничто человеческое мне не чуждо» (Эразм Роттердамский. Гипераспистес // Эразм Роттердамский. Философские произведения. М., 1986. С. 582).

Нравственный антропоцентризм гуманистов неизбежно вел и привел к разрыву с великой христианской традицией, направленной на возрождение человека путем духовного врачевания падшего человеческого естества. «Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе» (Флп. 4: 13). Священное Писание и святые отцы открыли путь победы над грехом: «Никто, согрешая, не может представлять в извинение греха немощь плоти. Ибо единение с Богом-Словом, разрешением клятвы, восстановило в силе все естество, сделав таким образом неизвинительным для нас склонение произволения на страсти. Божество Слова, будучи всегда по благодати соприсуще верующим в Него, заглушает закон греха, сущий во плоти» (преподобный Максим Исповедник).

Дух примиренности с грехом и самооправдания породил постепенно различные идеологии безбожия и человекобожия. Ф.М. Достоевский в диалоге Ивана Карамазова с князем тьмы показывает демоническую природу человеческого самооправдания. Явившийся Ивану собеседник говорит: «Сатана sum et nihil humanum a me alienum puto». «Как, как? Сатана sum et nihil humanum… это неглупо для черта!» – восклицает Иван и слышит в ответ: – «Рад, что наконец угодил» (Достоевский Ф.М. Братья Карамазовы // Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений. Т. 15. М., 1976. С. 74). Преподобный Иустин (Попович), комментируя это место романа «Братья Карамазовы», говорит: «Тайна личности Ивана раскрыта. Она состоит в интеллектуальном родстве и интимных дружеских отношениях с диаволом. И как диавол говорит Ивану: «Я – сатана, и поэтому ничто человеческое мне не чуждо”, с таким же правом и Иван может сказать диаволу: «Я – человек и думаю, что ничто сатанинское мне не чуждо”. Человек и диавол становятся как бы синонимами; они могут соперничать друг с другом и заменять один другого в нашем человеческом мире, а возможно, и еще в каких-то других мирах» (Иустин (Попович), преподобный. Ф.М. Достоевский о Европе и славянстве. Глава «Тайна атеистической философии и анархистской этики»).

В современной жизни и культуре афоризм «Я человек, и ничто человеческое мне не чуждо» стал удобной и емкой формулой самооправдания всех, кто не хочет идти тесным путем спасения. Кто не хочет жить по заповедям Божиим, тот добровольно подчиняется власти демонов, ибо «кто делает грех, тот от диавола» (1Ин. 3:8). Однако, слово Божие увещевает беспечных: «Что посеет человек, то и пожнет: сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление, а сеющий в дух от духа пожнет жизнь вечную» (Гал. 6: 7–8).

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *