В этом уникальном издании помещены сведения о более чем 65-ти тысячах лиц, оказавшихся в эмиграции. Вырванные из родной земли ураганом революции и гражданской войны, они нашли прибежище в разных странах мира. Работая с собранным материалом, поражаешься тому, какие невзгоды и страдания выпали на долю изгнанников. Но несмотря ни на что, они сумели сохранить живую связь с Родиной, родной язык, ее культуру, воспитать следующее поколение, родившееся уже за границей, в любви к своему отечеству.

Работа по составлению такого биографического справочника осложнялась тем, что ни одна российская библиотека не имеет полных комплектов газет и журналов, издававшихся русскоязычной диаспорой за рубежом.

Российское зарубежье: некрологи 1917–1997. Том 1

Российское зарубежье: некрологи 1917–1997. Том 2

Российское зарубежье: некрологи 1917–1997. Том 3

Российское зарубежье: некрологи 1917–1997. Том 4

Российское зарубежье: некрологи 1917–1997. Том 5

Российское зарубежье: некрологи 1917–1997. Том 6. Книга 1

Российское зарубежье: некрологи 1917–1997. Том 6. Книга 2

Российское зарубежье: некрологи 1917–1997. Том 6. Книга 3

Рецензия

А.А. Бовкало

Те, кто еще в «застойные годы» интересовался генеалогией, прекрасно знают машинописный справочник В.Н. Чувакова, поступивший в Публичную библиотеку. Долгие годы Вадим Никитич Чуваков составлял картотеку некрологов и траурных объявлений, публиковавшихся в русскоязычной эмигрантской печати. Биографические данные об эмигрантах тогда очень скупо были представлены в энциклопедиях (Большой Советской, Литературной, Музыкальной, Военной и т. д.), часто они были недостоверными . Иногда некрологи и сообщения о смерти публиковались в «Журнале Московской Патриархии» (причем не только духовных лиц) . Генеалоги знали готские альманахи, которые почему-то не были «закрыты», а в библиотеке им. В.И. Ленина был доступен «Genealogisches Handbuch des Adels». Разумеется, русских фамилий там было немного. Несмотря на различные оплошности в справочнике В.Н. Чувакова, что было естественно при отсутствии доступа к необходимым эмигрантским и иностранным, а иногда и отечественным изданиям, он оставался практически единственным и незаменимым источником информации, в котором можно было найти даты жизни тех или иных лиц, умерших после революции за границей.

В настоящее время Российская Государственная библиотека начала публикацию «почерпнутых из более чем 150 наименований газет и журналов и собранных воедино» сведений о судьбах российских эмигрантов (т. 1, с. 5). В основу его положены материалы В.Н. Чувакова, картотека которого насчитывает более 50 тысяч имен не только выдающихся представителей русской литературы, науки и искусства, государственных, военных, но и малоизвестных лиц. При работе над картотекой главное внимание составители уделяли уточнению даты смерти, поэтому были сведены к минимуму или опущены биографические сведения об известных лицах. В то же время когда речь шла о малоизвестных лицах, из некрологов старались извлечь все возможные факты биографического характера. Текст траурных объявлений сохранен без изменений, но в некоторых случаях приближен к стилю современного русского языка. Включена информация об авторах некрологов и наличии фотографий.

В виде исключения, по предложению В.Н. Чувакова, были приведены были приведены данные о чинах русской армии, умерших в Греции и и похороненных на русских кладбищах у лагеря Калоераки и у г. Мудрос, по книге «Казаки в Чаталдже и на Лемносе», являющейся библиографической редкостью.

Одним из источников информации послужило описание старых захоронений на Покровском и Ивановском (б. Иоанновском) кладбищах в Риге и Александро-Невском в Таллине.

При отсутствии точной даты смерти приводятся траурные объявления, сообщающие о богослужениях по случаю 9-го, 40-го дня кончины, полугодового или годового дня памяти. Однако следует заметить, что 9-й и 40-й день указываются в объявлениях точно, а панихида в полугодовой, годовой и последующие годовщины смерти может по разным причинам сдвигаться на несколько дней (когда для семьи удобнее ее отслужить)

Приводятся все варианты разночтения фамилий, а для женщин, кроме того, дается девичья фамилия и фамилии в других браках, для лиц духовного звания – их мирские фамилии, имена и отчества.

Как указывается в предисловии, «весь материал В.Н. Чувакова сверен с источниками, имеющимися в отделе РЗ, существенно дополнен и отредактирован. Некоторые сведения, указанные в некрологах, проверены и уточнены по библиографии, приведенной в издании» (т. 1, с. 6).

Как уже отмечено, издание предпринято на основе картотеки В.Н. Чувакова. Невольно хочется сравнить его с вышедшим недавно «Русским провинциальным некрополем» Н.П. Чулкова, также изданным на основе картотеки . В этом издании материалы картотеки были воспроизведены полностью как архивный документ. Был сохранен порядок расположения карточек, лишь тексты записей (за исключением эпитафий) публиковались по нормам современной орфографии. Данные, в тех случаях, когда это было возможно, подтверждались ссылками на книжные источники. Однако в картотеке приводились лишь надгробные надписи, в которых иногда приводился чин или звание без каких-либо попыток привести биографические сведения.

Вероятно, тот же принцип, в основном, был положен в основу издания картотеки В.Н. Чувакова. А именно здесь была необходима тщательная редакция. Если в «застойные» годы мало кто разбирался в титулах, званиях, церковной жизни и т.п., то за последние более чем десять лет издано большое количество справочной литературы, да и практически все, что имеется в фондах крупнейших библиотек, доступно. К сожалению, недочетов в издании слишком много, чтобы можно было указать их все. Тем не менее укажем хотя бы на некоторые.

Прежде всего следует указать на приводимые даты по старому и новому стилю для девятнадцатого века. Известно, что в прошлом веке разница составляла 12 дней. Этот принцип неукоснительно соблюдался во всех советских энциклопедиях. День рождения В.И. Ленина всегда отмечался 22 апреля (по старому стилю – 10 апреля). В «Незабытых могилах» наблюдается разнобой. Так, указаны даты рождения вел. кн. Андрея Владимировича – 2/15 мая 1879, кн. Н.А. Багратион-Мухранской – 2/15 сентября 1879, П.Л. Барка – 6/19 апреля 1889 и т.д., в то же время указаны верно для А.Т. Аверченко – 15/27 марта 1881, М.А. Алданова – 26 октября/7 ноября 1886 и т.д. Разумеется, неправильный пересчет дат мог быть указан в некрологах или траурных объявлениях, но в примечаниях нужно было либо указать верную дату, либо сообщить, что это не представляется возможным.

В некоторых случаях указана «двойная» дата смерти (например, Г.С. Вартазарьянц – 1/2 января 1981). Это оправдано, когда сообщается о кончине в ночь с такого-то на такое число, но когда речь идет о человеке, чьи даты жизни хорошо известны, следовало прокомментировать сообщение (например, Н.А. Бердяев – 23(24) марта 1948 и др.). Как уже отмечалось, иногда в некрологах указывалась не дата кончины, а 9-й или 40-й день после нее. Как можно понять, в издании на этой основе «высчитаны» даты смерти. В большинстве случаев это сделано правильно, но иногда встречаются неточности (Л.Т. Аустрит – 9-й день кончины отмечался 30 августа, в этом случае дата смерти – 22, а не 21 августа).

Общеизвестно, что княгиня – это жена князя, а княжна – дочь. Тем не менее в справочнике указано, что вел. кн. Гавриил Константинович после кончины А.Р. Нестеровской вторым браком был женат на княгине И.И. Куракиной (т. 2, с. 9) – в действительности – на княжне. Е.Н. Елагина значится как урожденная княгиня Урусова (т. 2, с. 482). Указано, что граф А.А. Бобринский был женат на графине Ольге Дмитриевне Бобринской, а в справке о ней указано, что она – урожденная де Бертрен (т. 1, с. 334–335).

Больше всего неточностей в записях, касающихся духовных лиц. Снова приходится напоминать, что белое духовенство следует помещать на фамилии, а монашествующее – на имена (а от фамилий монашествующих делать отсылки на имена). Этот принцип здесь не всегда выдержан: например имеется запись Василий (Анциферов Василий), протоиерей (т. 1, с. 500); Дмитрий (Клепинин), священник, и Дмитрий (Троицкий), протоиерей (т. 2, с. 384). В Государственной Публичной библиотеке им. М.Е. Салтыкова-Щедрина и в Библиотеке им. В.И. Ленина всегда беспрепятственно выдавался «Журнал Московской патриархии», где можно было хоть что-то уточнить. Василий (Кривошеин) показан «с 1959 епископ для Бельгийской кафедры Московской епархии» (т. 1, с. 500). В действительности он с 1959 епископ Волоколамский, с 31 мая 1960 епископ Бельгийский и Брюссельский, и с 21 июля того же года архиепископ. Георгий Граббе (т. 2, с. 69) в монашестве получил имя Григорий, а не остался Георгием. Здесь же отметим неудачные выражения, из которых не всегда ясно, что имелось в виду: Л.С. Аполлонов «среднее образование получил в Харбине, окончив в 1929 г. ХСМЛ (Христианский Союз Молодых Людей)» (т. 1, с. 111), – вероятно имеется в виду гимназия ХСМЛ; Н.С. Арсеньев с 1927 по 1937 г. состоит членом Экуменического движения (т. 1, с. 132); А.А. Боголепов с 1970 г. становится профессором-эмиритус (заслуженным) канонического права (т. 1, с. 348) – на самом деле это означает, что заслуженный профессор в 1970 году вышел на пенсию. К тому же правильное написание – эмеритус (ср. эмеритура); Бландина (Оболенская) «приняла постриг в лоне Покровской общины. Входила в монашескую группу» (т. 1, с. 322); Аполлинарий (Кошевой) – «с марта 1927 – самостоятельная кафедра» (т. 1, с. 111); Васильчиков И.С. – «в сентябре 1917 избран членом Поместного Собора» (т. 1, с. 513) – выборы на Собор проходили летом, а открылся он 15 августа; Екатерина (Полюхова К.В.) похоронена на кладбище Ixelles вместе с архиепископом Василием (т. 2, с. 480), хотя в т. 1, с. 500 указано, что архиепископ Василий (Кривошеин) похоронен в Ленинграде, а на кладбище Ixelles есть лишь надпись с указанием об этом. Здесь же отметим, что митрополит Анастасий (Грибановский) родился не в 1872 году (т. 1, с. 73), а 6 августа 1873 года.

В начале издания приведена библиография использованных для уточнения данных источников. В ней нет указанных в начале рецензии энциклопедий, отсутствует справочник Н. Зернова , материалы протоиерея Б. Старка . Указан «Весь Петроград» на 1916 год, а ведь следовало бы использовать и справочники на 1917 год и на 1914 (последний предвоенный). То же относится к Москве и к другим городам. В предисловии сказано также, что «использована практически вся русскоязычная периодика, находящаяся в библиотеках и архивах г. Москвы». Справочник по этой периодике был издан в 1999 году , но ведь даже за время подготовки его к печати московские коллекции могли пополниться новыми изданиями. Из-за этого остается неясной степень полноты материалов. Так, например, отсутствует некролог П.Л. Альбриховича, помещенный в «Русской мысли», 1979, 21 июня . Из опубликованных зарубежных некрополей использовано всего два (№ 23, 25) и один тогда еще не опубликованный (№ 1), а между тем их существует гораздо больше (например, публикации еще в журнале «Новик», как-то: Материалы для русского некрополя в Греции. Русское кладбище в Пирее // Новик. Вып. 4. Нью-Йорк. 1940. С. 66–72, а из последних, например, Вершевская М.В. Из истории русского храма и кладбища в Висбадене // Невский архив. Историко-краеведческий сборник. IV. СПб. 1999. С. 361–390). Дополнение издания сведениями из всех опубликованных некрополей оказало бы неоценимую услугу всем исследователям.

К сожалению, все эти многочисленные недостатки значительно снижают ценность издания, а ведь подавляющее большинство сведений здесь впервые собрано воедино. Многое придется проверять заново, многое искать в других источниках. Остается надеяться, что издатели найдут возможность выпустить дополнительный дом, в котором будут опубликованы дополнения и исправления.

Источник: All Russia Family Tree. Российская генеалогия

СПб.: Типография М.М. Стасюлевича, 1907-1908. — 1458 с.

Справочный указатель лиц, живших в Москве в 14-19 веках, упокоившихся на кладбищах Москвы, могилы которых сохранились на момент издания данной книги. В первую очередь рассматривались дворянские захоронения, однако попадаются сведения о купцах и других людях простого звания.
(примечание для модератора — имя автора приведено согласно нормам того времени, когда для Великих Князей фамилия не указывалась, зато отчество было с -вич; согласно современной норме он был бы Романов Н.М.)»Московский некрополь» — справочное издание 1907-1908 гг., содержащее ценный биографический, хронологический и генеалогический материал о людях, живших в XIV — начале XX вв. и погребенным в Москве. Идея создания переписи русских некрополей принадлежит Великому князю Николаю Михайловичу. В течение многих лет он был председателем Исторического и Географического обществ, а также Общества защиты и сохранности памятников истории и старины.
«Московский некрополь» был составлен историками русской литературы, библиографами Владимиром Ивановичем Саитовым и Борисом Львовичем Модзалевским. Для создания справочника были изучены уцелевшие надгробные надписи и множество печатных источников.

Материал по кладбищам собирался в летнее время 1904-1906 гг. За этот период времени в систематическом порядке были описаны все упраздненные и действующие кладбища Москвы, как православные, так и иноверческие.
Издание было выпущено в Санкт-Петербурге в типографии М.М. Стасюлевича в 1907-1908 гг.
В «Московский некрополь» были включены персоналии с самым разным общественным положением. В нем можно встретить сведения о первостепенных и второстепенных деятелях России, в том числе и о людях, не оставивших заметного следа в истории. Предки дома Романовых, погребенные в Новоспасском монастыре были выделены в отдельный список под рубрикой: «Романовы».
Указатель составлен в алфавитном порядке, состоит из трех томов.

Нижнекурьинское кладбище

Нижне-Курьинское кладбище расположено в Кировском районе города Перми, микрорайон Нижняя Курья, между улицами Юнг Прикамья и Адмирала Ушакова и железной дорогой. Площадь кладбища 7,8 га.

В настоящее время от гражданского кладбища сохранилось несколько десятков могил около входа. Они датируются 1942-1948 гг. На остальной территории — лес. Кладбище официально закрыто для захоронений и подзахоронений.

С 1941 по 1945 гг. на окраине Нижне-Курьинского кладбища хоронили солдат, умерших от тяжёлых ранений в эвакогоспиталях Кировского района. Всего таких захоронений было более ста. После войны в центре был установлен памятник в честь погибших воинов.

После закрытия кладбища его территория стала бесхозной, заросла деревьями и бурьяном. Фамилии красноармейцев на старом памятнике стёрлись. И только через 25 лет после окончания Великой Отечественной войны воинские захоронения взяло под свою опеку профессионально-техническое училище № 12 (сейчас Краевой многопрофильный техникум).

По инициативе училища была сформирована поисковая группа, начали разыскивать медиков, работавших во время войны в госпиталях Кировского района. Это оказалось непросто, но повезло: в Закамске, на ул. Ласьвинской, проживала Прасковья Ивановна Савелова, старшая медицинская сестра госпиталя, ответственная также и за организацию похорон умерших солдат.

Приехав на место захоронения, Прасковья Ивановна, заплакав, стала рассказывать о том тяжёлом времени. Вспоминала, как рядом с молодой берёзкой положили в землю одного из командиров, В. В. Лопатина, воевавшего на Ленинградском фронте, а рядом с ним в разное время ещё более 20 умерших воинов.

Работы предстояло много. Вместе с Прасковьей Ивановной студенты училища ездили по многим архивам и организациям. С трудом, но разыскали список всех 24 военнослужащих, похороненных именно на этой земле. Вырубили заросли, очистили площадку от мусора и валежника. Поначалу они обозначили 24 холмика, начиная от той берёзки, где похоронен В. В. Лопатин.

Когда ставили ограду, пришлось металлические столбы крупного диаметра вкапывать глубоко в землю. При этом попадались останки гробов, материал — чёрное сукно — видимо, морская форма одежды. Всё это закапывали и на этом месте обозначали холмик. Вот тут волонтёры ещё раз убедились, что это действительно то место, которое они разыскивали, что это не легенда, это истинное захоронение.

Со временем, начиная с 1968 г., захоронение приобрело своё значение. 8 мая 1972 г. состоялось первое коллективное шествие и возложение венков. 8 мая 1975 г. состоялось торжественное открытие мемориала Славы.

Проезд на автомобиле от центра города – 25 минут, на автобусах №№ 15, 20, 29, 39, 50, 55, 57, 64, 80 до остановки «Сбербанк».


Расположение Нижне-Курьинского кладбища в Перми


Общий вид мемориала Славы


Мемориал Славы


Мемориал «Чёрный тюльпан», посвящённый погибшим в Афганистане и Чечне военнослужащим


Памятник юнгам Прикамья — 15-16-летним мальчишкам, юнгам ВМФ, героически сражавшимся на флотах в годы Великой Отечественной войны


Стела с именами красноармейцев, похороненных на кладбище


Общий вид немемориальной части кладбища: могильные холмики, несмотря на отсутствие памятников, сохранились


Памятник П. Н. Пьянкова (1889-1942) и неизвестного (-ой): за большинством сохранившихся памятников до сих пор тщательно ухаживают

Место для пикника

Памятник венгерским военным, умершим в советском плену. На плите надпись: «Здесь покоятся венгерские военнопленные — жертвы Второй мировой войны»

Известные люди, похороненные на кладбище:

Абдуразаков Асмат (1910-1943) — красноармеец-стрелок

Аболмасов Николай Иванович (1898-1944) — красноармеец

Алиев Мамасали (1903-1944) — красноармеец-стрелок

Анисимов Леонтий (на памятнике — А.) Иванович (1898-1943) — красноармеец-стрелок

Асанов Джанамат (1899-1943) — красноармеец-стрелок

Богданов Василий Григорьевич* (1912-1941) — красноармеец

Буканов (на памятнике — Букалов) Илья Александрович (н.п. — Л.) (1925-1943) — красноармеец-миномётчик

Григорьев Михаил Григорьевич (1899-1942) — красноармеец

Григорьев М. Г. (1906-?)

Гридин Александр Васильевич (1905-1942) — красноармеец

Дмитриев Егор Дмитриевич* (1906-1942) — сержант

Елькин Николай (на памятнике — М.) Павлович (1898-1942) — красноармеец

Зарифов (на памятнике — Заридов) Кубедин (н.п. — Н.) (1903-1943) — красноармеец-стрелок

Зинзивер (на памятнике — Зинзевер) Сергей Иванович (1925-1944) — красноармеец-стрелок

Зновиков Павел Емельянович (1905-1942) — красноармеец

Золотухин Аким Иванович (1897-1943) — красноармеец-стрелок

Зубрилин Иван Семёнович (1922-1942) — красноармеец-миномётчик

Иванов Семён Иванович (1902-1942) — красноармеец-стрелок

Ижукин (на стеле — Ижутин) Степан Трофимович (1915-1942) — красноармеец-стрелок

Ключников Степан Андреевич (1915-1942) — старшина

Кобзев Михаил Степанович* (1900-1942) — красноармеец

Ковалёв Иван Афонасьевич (1902-1943) — красноармеец-пулемётчик

Корниенко Иосиф Денисович (1911-1944) — старшина, командир орудия

Кудрявцев (на стеле — Кудряшов) Яков Владимирович (1909-1943) — младший сержант, наводчик

Кузьминых Иван Михайлович (1893-1945) — красноармеец-ездовой

Курбаналиев Садрей (1904-1943) — красноармеец-стрелок

Куринный Виктор Иванович (1921-1942) — красноармеец

Лопатин Василий Васильевич (1896-1942) — красноармеец

Мануилов Николай Яковлевич (1906-1942) — красноармеец

Морозов Куприян (на стеле — Киприян) Иосифович (1908-1945) — красноармеец-стрелок

Мухотдинов (на стеле — Мухатдинов) Мамасафар (1920-1945) — красноармеец-стрелок

Налбадян (на памятнике — Набольман) Рубен (1925-1944)

Назаров Бегже (1899-1945) — красноармеец-стрелок

Носков Михаил Семёнович (1907-1943) — красноармеец-стрелок

Оганесьян (на памятнике — Оганесян) Вагаршак Вартанович (1902-1943) — сержант-связист

Папурин Александр Николаевич (1900-1943) — красноармеец-наводчик

Понамарёв Михаил Петрович (1915-1992) — Герой Советского Союза

Попов Александр Афонасьевич (1913-1942) — красноармеец-сапёр

Попов Василий Фёдорович (1916-1943) — младший военный техник, командир ремонтного взвода

Ракитский (на стеле — Ракитный) Константин Антонович (1911-1944) — красноармеец-стрелок

Савельев Михаил Алексеевич (1922-1942) — красноармеец, помощник старшины

Салтымаков Дмитрий Маркелович (1903-1942) — красноармеец-стрелок

Селезнёв Николай Григорьевич (1919-1945) — красноармеец-стрелок

Смирнов Арсентий Иванович (1905-1942) — красноармеец

Тульбаев (на памятнике — Тумбаев) Альким (н.п. — Э.) Тульбаевич (1901-1943) — красноармеец-артиллерист

Уткин Алексей Иванович (1898-1943) — красноармеец-стрелок

Фарманов Аскар Самойлович* (1921-1942)

Фёдоров Григорий (на памятнике — А.) Фёдорович (1913-1942) — красноармеец

Федотов Тихон Егорович (1903-1943) — старший сержант, командир взвода

Харин Иван Павлович (1910-1943) — красноармеец-стрелок

Целищев Иван Иванович (1906-1942) — красноармеец-пулемётчик

Черепанов Иван Савельевич (1911-1943) — красноармеец-стрелок

Четвериков Гавриил Ильич (1903-1944) — красноармеец

Шакин Николай Михайлович (1922-1942) — красноармеец

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *