Вероятно, ни одна религия в наши дни не привлекает такого внимания и не вызывает столько споров, как ислам. Его можно назвать самой сильной и жизнеспособной религией современности. В то же время несомненная и постоянно
растущая угроза, которую принято именовать «исламским терроризмом»,
заставляет все большее число людей во всем мире взирать на ислам со страхом
и непониманием. Отнюдь не соглашаясь с квалификацией ислама как «религии
вражды и ненависти», нельзя в то же время игнорировать тот неоспоримый
факт, что большинство актов международного террора в последнее время совершается мусульманами, и то, что в качестве обоснования или приводится необходимость защиты ислама. Что-то явно неладно — если не с самим исламом
как религией, то во всяком случае с отношением его «защитников» к современному миру.

Почему же ислам воспринимается многими людьми как зловещая и угрожающая сила? Начать рассмотрение этого вопроса следует с повторения того, что
уже было сказано, а именно с констатации огромной мощи и жизнеспособности
ислама. Ни в одной другой религии нет такого количества верующих, страстно
и самозабвенно преданных своей вере. Ислам ощущается ими как основа жизни
и мерило всех вещей. Он привлекает все больше сторонников, многочисленные
случаи перехода в ислам контрастируют с практически ничтожным числом перехода из него в другие конфессии. В Соединенных Штатах ислам вскоре станет
второй религией после христианства, оттеснив иудаизм. Простота и непротиворечивость устоев этой религии, ее способность дать верующим целостную и понятную картину мира, общества и устройства вселенной — все это делает ислам
притягательным для новых приверженцев.

Ничто, кроме религии, не связывает столь разные во всех отношениях народы, как, например, курды и индонезийцы, марокканцы и афганцы. Весь образ жизни мусульман основан на религии до такой степени, что сами термины
«ислам» и «исламская цивилизация» могут звучать почти как синонимы.
Но поскольку ислам «больше, чем религия», мусульманская цивилизация объединяет людей, которые при всем различии менталитета и обычаев сознают
свою принадлежность к некоей не только религиозной общности. Это сознание, в отличие от того, каким обладают этнические группы, не отражает общности исторической судьбы (какие воспоминания о совместно пережитом прошлом могут быть, скажем, у жителей Египта и Бангладеш?) и не объясняется
этнической и языковой близостью — оно связано с духовной и культурной традицией. Принадлежность к мусульманскому сообществу порождает особую
солидарность, которая опирается не только на единое вероисповедание,
но и на вытекающее из самих устоев ислама мироощущение, отношение как
к отдельным людям, так и к обществу в целом, к идеям, вещам и природе.
Именно это, а не сама по себе религия, позволяет говорить о существовании
исламской цивилизации.

И эта цивилизационная солидарность является сегодня несомненным фактом. Бесчисленные конфликты и войны между мусульманами ничего в этом
смысле не меняют. Цивилизации не бывают монолитными и бесконфликтными:
в двух мировых войнах прошлого столетия большинство жертв составляли люди
одной и той же цивилизации, называемой иудео-христианской.

Причины так называемого «исламского возрождения» (подъема, политизации, радикализации и т. д.) подробно описаны. Это, прежде всего, глубокое разочарование и фрустрация, вызванные тем, что мусульманское «сообщество
избранных», приверженцев единственно верного учения, оказалось в современном мире на обочине, переживает упадок, вынуждено бессильно смотреть,
как неверные определяют судьбы человечества и правят миром. В первую очередь, это относится к арабским странам. Нельзя уйти от сравнения былой славы и могущества арабов с их теперешним положением. Фиаско всех без
исключения форм правления, «заимствованных у неверных», — начиная от карикатурной демократии, имитировавшей «западную модель», и кончая насеровско-баасистским «государственным социализмом» — неизбежно должно
было привести мусульманских активистов к выводу о том, что первопричина
бед — отступление от принципов первоначального ислама, а ключ к решению
многочисленных проблем — в восстановлении этих принципов под девизом:
«Ислам — вот ответ». Так возник исламский фундаментализм, занявший доминирующее положение в той части спектра мусульманской мысли, которая
не довольствуется нынешним безрадостным положением вещей и активно
ищет пути преодоления упадка.

Ведущий американский специалист по проблемам ислама Джон Эспозито
писал в своей книге «Исламская угроза», что «исламские политические активисты считают ислам совершенным и целостным образом жизни — это в их представлении обусловлено Кораном, Божиим откровением, подкреплено примером
Мухаммада и реализовано во всеобъемлющей природе шариата. А если так, вдохнуть жизнь в мусульманские правящие учреждения и в общество можно лишь одним способом: вновь утвердить исламский закон, сделать его основой государства и общества, которые должны руководствоваться исламом и опираться
на социальную справедливость… Современное национальное государство потерпело катастрофу… Слабость и подчиненное положение мусульманских государств — это следствие безбожия мусульман, которые уклонились от пути, начертанного Богом, и предпочли ему светские, материалистические идеологии
и ценности Запада или Востока — капитализм или марксизм». Здесь описан
именно мусульманский фундаментализм. Разумеется, фундаментализм нельзя
отождествлять с политическим радикализмом, исламизмом и тем более с терроризмом, но та система мышления, которая начинается с фундаментализма, вполне способна привести к экстремизму и террору.

Отставание мусульманского мира, особенно арабской его части, действительно ощущается во многом, не только в провалах политических режимов. Среди ученых в мире насчитывается всего один процент мусульман (в одном Израиле живет больше ученых, чем во всех мусульманских странах вместе взятых).
В арабских странах ежегодно переводятся лишь около 300 иностранных книг —
в пять раз меньше, чем в Греции. Капиталовложения в научные исследования
здесь составляют одну седьмую от среднемирового уровня. В 56 странах-членах Организации «Исламская конференция» проживает пятая часть населения земли, но они совместно производят меньший валовой национальный продукт, чем
Франция.

Причины такого отставания некоторые исследователи видят в экономической системе Османской империи, с ее засильем государственной власти, подавлением частной инициативы, отсутствием правовых гарантий для предпринимательства и т.д. Другие объясняют его особой культурной и интеллектуальной
традицией, которая препятствовала становлению гражданского общества.
На протяжении столетий в мусульманском мире доминировали богословы-юристы (улемы), заботившиеся главным образом о том, чтобы не допустить нововведений (бида). Их ригидность и узколобость, одержимость сохранением традиционных исламских устоев мешали как притоку новых общественных идей
(гражданских свобод, прав человека, демократии), так и техническому прогрессу — всему, что шло с Запада и уже поэтому было неприемлемым.

Если определено, что причина всех несчастий — забвение основ ислама, то
остается лишь уяснить, кто препятствует восстановлению этих основ. Ответ
прост — это Дар аль-Куфр, мир неверия, в сегодняшнем мире представленный
исконным врагом, обществом западной иудео-христианской цивилизации. К нему относятся, прежде всего, развитые страны, и особенно Америка — средоточие
западного неверия и враждебности к исламу. Но не только они, Россия тоже.
Не случайно девиз Хомейни гласил: «Смерть Америке, смерть Израилю, смерть
Советскому Союзу!»

Исламский радикализм питается жгучим ощущением несправедливости, которое постоянно испытывают люди в Азии и Африке, особенно в арабском мире.
Низкий жизненный уровень, нищета, безработица — все это порождает комплекс неполноценности, сознания своей незаслуженной «второсортности»
по сравнению с Западом, вчерашним колонизатором и хозяином, империалистическим хищником, стремящимся уничтожить традиционные ценности мусульманского мира, растворить их в безбожном материализме. Мусульмане гордятся
своей древней и богатой цивилизацией, но понимают, что в мировой иерархии их
страны стоят на низшей ступени. Убежденные в превосходстве своей культуры
и в том, что только ислам содержит абсолютную истину, они с горечью видят, что
в мире властвуют, задают тон другие.

Это общее чувство горечи усугубляется одним специфическим, но чрезвычайно важным обстоятельством. Иерусалим, третий после Мекки и Медины священный город ислама (по-арабски он называется Аль-Кудс, что и значит «священный»), где находятся две глубоко почитаемые мечети — Масджид аль-Акса
(«отдаленная») и Купол скалы (обе они связаны с преданием о ночном путешествии Мухаммада из Мекки на палестинскую землю, во время которого пророк был
вознесен на небо для встречи с Аллахом), — сейчас оказался под властью Израиля, который в глазах мусульман является форпостом Запада, прежде всего Соединенных Штатов. Американцев обвиняют в том, что по их воле евреи захватили
святую землю. Практически все мусульмане видят в этом трагедию ислама, виновниками которой называют Израиль и Соединенные Штаты. Это дополнительный и очень веский аргумент, обосновывающий необходимость борьбы против Америки. Его также используют радикалы-исламисты, внушая своим
единоверцам мысль, что единственным эффективным оружием в борьбе против
несравненно более сильного врага может стать террор.

Возможно, большинство мусульман в своей повседневной жизни не занято
столь глобальными проблемами, но, судя по всему, они так или иначе одобряют основные тезисы активных исламистов, а также их убежденность в том, что первопричиной всех бед является западный империализм. В этом смысле мусульмане
разделяют взгляды, преобладающие в третьем мире как таковом, — ничего собственно исламского в таких взглядах нет. Они отражают широко распространенный
антиамериканизм, точнее антигегемонизм, вызванный как поведением единственной сверхдержавы, так и устоявшимся представлением, согласно которому Америка стремится не только господствовать над всем миром, но и навязать всем свои
ценности, свой образ жизни, лишив других самобытности и древних традиций.

Но дело не только в этом. Сама по себе сущность ислама как религии, некоторые изначально заложенные в нем положения, равно как и особенности развития
богословско-общественной мысли на протяжении веков — вот что создает благоприятную почву для перерастания обычной «третьемирской» неприязни к Западу
в активное противодействие, ведущее к терроризму. Разумеется, неверно называть
ислам религией, поощряющей насилие и возбуждающей вражду. Как и во всякой
великой религии, в исламском учении можно найти противоречащие друг другу
принципы и призывы. Пресловутая концепция джихада, например, может быть
истолкована в совершенно различных смыслах. И тем не менее в Коране содержатся формулы, которые без всякой натяжки можно интерпретировать как призыв не просто к защите ислама от его врагов, но и к истреблению неверных, если
они выступают против единственно истинной религии. А поскольку при желании
так можно трактовать даже «культурную экспансию» иноверцев, ничто не мешает,
ссылаясь на заповеди Аллаха, провозгласить беспощадную борьбу с ними священным долгом мусульман. Именно это и делают исламисты.

Уже отмечалось, что источник силы и жизненности ислама — тотальная преданность верующих, их безоговорочная готовность следовать за руководителями,
если есть убежденность в том, что последние действительно вдохновляются духом Корана. Поэтому лидерам исламистов приходится доказывать, что Коран учит применять насилие по отношению к врагам ислама. Они ссылаются на послание Мухаммада, в котором мир разделен на Дар аль-Ислам и Дар аль-Куфр
и предсказывается триумф ислама после того, как истинно верующие одолеют
мир неверных.

Джихад всегда считался религиозным долгом мусульманина и одной из главных обязанностей мусульманской общины, хотя улемы никогда не включали его
в число столпов ислама. Это слово чаще всего переводят неточно как «священная
война», но буквально оно означает лишь высшее, максимальное усилие; главное
понимание джихада состоит в том, что верующий борется против зла и искушений в самом себе, путем самодисциплины стремится следовать воле Бога, идти по
указанному им прямому пути, быть добродетельным, совершенным мусульманином. Это — «большой джихад», а «малый джихад» — это борьба за распространение и защиту ислама. Но исламисты делают упор фактически именно на «малый
джихад», и им есть на что сослаться, хотя бы на такие стихи Корана: «И сражайтесь на пути Аллаха с теми, кто сражается с вами… И убивайте их, где встретите,
и изгоняйте их оттуда, откуда они изгнали вас… Я брошу в сердца тех, которые
не веровали, страх; бейте же их по шеям… избивайте многобожников, где их найдете, захватывайте их, осаждайте, устраивайте засаду против них во всяком скрытом месте!» Конечно, нельзя забывать об историческом контексте: речь здесь идет
не о христианах, а о язычниках, к тому же наряду с призывом убивать есть и ограничение: «не преступайте пределов дозволенного». Но при желании можно интерпретировать эти суры Корана как призыв убивать вообще всех неверных, т. е. немусульман. Именно это и делают воинствующие исламисты, а ваххабиты идут еще
дальше и считают врагами даже мусульман, уклоняющихся от выполнения этого
«священного долга». Как писали о джихаде российские ученые Н. Жданов
и А. Игнатенко, «уйти от силового содержания этого понятия трудно».

Симптоматично, что один из идеологов исламизма, Салих Сиррия, резко
выступал против демократии как «образа жизни, противоречащего исламскому пути. При демократии люди властны издавать законы, разрешать и запрещать то, что они хотят, в то время как ислам не позволяет им решать, что есть
«халяль» (разрешенное Аллахом) и что есть «харам» (запрещенное Аллахом),
даже если между ними по какому-либо вопросу существует полное единодушие. Сочетать ислам с демократией — то же самое, что сочетать, например, иудаизм и ислам; точно так же, как человек не может одновременно быть мусульманином и иудеем, он не может быть в одно и то же время мусульманином
и демократом».

И здесь мы видим, насколько пагубно для исламской цивилизации — как
это ни парадоксально — то обстоятельство, что в ней отсутствует такой институт, как церковь с ее иерархической структурой, увенчанной наверху непререкаемым авторитетом. И католическую, и православную церковь издавна обвиняли в том, что данный тип структуры утверждает моноцентризм, препятствует
свободе мысли. Но вот в рядах мусульман появляется Усама бен Ладен: не имея
на то никаких прав, он издает фетвы и объявляет джихад, и некому его дезавуировать, нет духовного авторитета, который мог бы наложить вето на якобы
исламские и коранические призывы Усамы и других фанатиков. Нет ни папы,
ни патриарха. Особенность ислама в том, что, требуя строжайшего единомыслия по отношению к ядру учения пророка, к устоям веры, он имеет совершенно децентрализованную организацию и структуру. Мазхабы (богословские
школы) признаются равноправными, столетиями существуют секты, которых
никто не мог официально объявить еретическими, и хотя «врата иджтихада»
(истолкования, решения вопросов богословско-правового комплекса) формально были закрыты тысячу лет тому назад, интерпретация многих важнейших проблем является прерогативой различных улемов и факихов (совсем недавно возобновился спор о применении шариата, о моделях государства,
о том, каким сурам Корана — мекканским или мединским — следует отдавать
предпочтение в случае противоречия между ними). Немудрено, что при таком
положении вещей богословские авторитеты, даже отвергающие идеологию бен
Ладена — а в исламском «мейнстриме» таких подавляющее большинство, —
не располагают догматически обоснованным инструментарием воздействия
на умы верующих, который позволил бы опровергнуть человеконенавистнические призывы экстремистов. Да и как они могли бы это сделать, если в одном
из крупнейших мусульманских государств, Саудовской Аравии, официально
господствует ваххабизм, многие идеи и положения которого вполне соответствуют экстремальной идеологии сторонников «Аль-Каиды» и других подобных
организаций.

Но корни проблемы лежат еще глубже. Российский ученый Дмитрий Фурман проницательно отметил, что если в христианских странах громадная сфера
общественной и государственной жизни оставалась свободной, способной
к развитию, поскольку церковь заботилась лишь о том, чтобы все признавали ее
абсолютную власть в вопросах веры и редко вмешивалась в социально-политические процессы, то в мусульманском мире дело обстоит прямо противоположным образом. «Любые социальные формы и любые изменения должны оцениваться с точки зрения одной вечной модели — модели мединского государства
(или протогосударства) пророка, зафиксированной в шариате. Здесь нет колоссальной «светской» сферы жизни, безразличной с точки зрения религии и поэтому — способной к эволюции».6 А из этого вытекает неспособность и нежелание тех людей, которые являются авторитетами для мусульман и определяют
интеллектуальный климат в мире ислама, — богословов-правоведов, проповедников — видоизменить систему своих взглядов таким образом, чтобы она перестала быть основой для состояния вечной напряженности во взаимоотношениях между исламским сообществом и «другими мирами». Краеугольным камнем
идеологии духовных лидеров исламского мира остается, как и тысячу лет тому
назад, концепция перманентного и нескончаемого противостояния Дар альИслам и Дар аль-Хар. Это и есть то поле, на котором так удобно произрастать
идее джихада в его воинственной интерпретации — идее, логически ведущей
к оправданию террора.

Отвечая на поставленный вопрос: «Что же не в порядке с миром ислама?»,
можно утверждать, что дело обстоит неладно прежде всего с духовным руководством мусульман, которое не смогло предотвратить появление в организме своей
религии злокачественной опухоли, поставившей под угрозу само будущее исламской цивилизации.

В настоящее время трудно предвидеть, как именно эта цивилизация будет
развиваться, как она впишется в процессы глобализации, — слишком дисперсным, разнообразным, разделенным представляется мир ислама. Трудно указать
некие «общеисламские» цели для нескольких десятков национальных государств
с их несхожими проблемами, потенциалами, интересами, различным геополитическим положением. Например, исторические судьбы Северной Африки и ЮгоВосточной Азии определяются столь многочисленными локальными факторами,
что любая единая модель развития, предложенная для этих регионов, была бы
искусственной.

Ясно, что мусульманские государства будут страдать от глобализации в ее
нынешнем виде так же, как и другие страны третьего мира. Ведь исламскую
цивилизацию, несмотря на существование горстки стран, богатых нефтью,
в каком-то смысле можно назвать «цивилизацией бедных». Кроме поставок
сырья, исламским странам почти нечего внести в мировую экономику,
хо тя многие из них успешно развивают перерабатывающую и мелкую обрабатывающую промышленность. А скованная догмами исламская общественная
мысль не в состоянии адаптироваться к условиям информационной революции.

Вероятно, молодые и приемлющие модернизацию элементы мусульманского общества станут искать выход из положения на пути приобщения к западным ценностям, приспосабливая их к традиции и тем самым все более отдаляясь от наиболее архаичных форм исламской цивилизации. Чтобы
противодействовать этой тенденции, другие, столь же молодые и образованные
люди будут стремиться вновь утвердить исламские ценности, возродить веру
путем обновления исламской философии и создания новой школы фикха,
т. е. мусульманской юриспруденции и комплекса социальных норм. Если это
удастся, исламская цивилизация выйдет из состояния склероза и окостенения.
В противном случае она окажется в изоляции, и это может привести к хантингтоновскому столкновению цивилизаций с катастрофическими последствиями
для всего человечества.

Потенциально мир ислама с его великими культурными традициями и сотнями миллионов преданных приверженцев обладает огромной мощью и динамизмом; он мог бы внести большой вклад в развитие человеческого общества. Но для
этого он должен преодолеть нынешнюю болезнь, избавиться от разъедающей его
раковой опухоли. Без преувеличения можно сказать, что исламская цивилизация
переживает критический, переломный момент своей истории, и судьба этой великой цивилизации прямо зависит от ее способности справиться с демонами самодовольства, нетерпимости и экстремизма.

John L. Esposito, The Islamic Threat: Myth or Reality? (New York: Oxford University Press, 1992), 165.

Bernard Lewis, The Crisis of Islam (London: Weidenfeld & Nicolson, 2003), 88–89.

Коран (перевод И. Ю. Крачковского), 2:190, 191, 8:12, 13, 9: 5.

Жданов Н. В., Игнатенко А. А. Ислам на пороге XXI века, М., 1989. С. 220.

Международной исламской конференции «Толкование Священного Корана в прошлом и настоящем»

Каким должен быть правоверный мусульманин, учитывая современные реалии, но при этом опираясь на Священный Коран и Сунну? Именно этот вопрос встал во главе обсуждений, прошедших в ходе IV Международной исламской конференции «Толкование Священного Корана в прошлом и настоящем: Образ правоверного мусульманина в Священном Коране и Пречистой Сунне».

Организаторами конференции выступил Центр исследований Священного Корана и Пречистой Сунны Республики Татарстан при поддержке Духовного управления мусульман Республики Татарстан в рамках реализации плана мероприятий Группы стратегического видения «Россия – исламский мир».

«Что такое образ? Это многовекторное и многогранное восприятие, это символ, восприятие», — так обратился к собравшимся Фарид хазрат Салман, директор Центра исследований Священного Корана и Пречистой Сунны.

— Мусульманин – это тот, кто вверил самого себя своему Создателю, действует так, как Он повелел, остерегается того, что наносит ему вред. Кто есть мусульманин? Это тот, кто принял душой и телом своего Создателя и возвестил об этом окружающему миру. Возвещение – это внешняя констатация, которая может быть искренней, а может быть вынужденным принятием некоторых правил поведения, характерных для конкретного общества, быть так называемой ширмой.

Изначально понятие мусульманин включало в себя такие понятия, как искренность, порядочность и верность. Поэтому верить в Создателя и его посланника Мухаммада (мир ему и благословение Всевышнего), исполнять обязательную пятикратную молитву, выплачивать закят, поститься в месяц Рамадан, совершать паломничества имеет смысл только в том случае, если человек делает это искренне.

— Источником руководства для мусульманина является Священный Коран. Это теория. А всё то, что было сделано Пророком Мухаммадом (мир ему и благословение Всевышнего) для того, чтобы мы могли понять заложенный в священную книгу смысл, называется Сунной, то есть традицией.

Сунна есть реальное осмысление и воплощение в жизнь того, что вменил нам Всевышний и Всемогущий Аллах. Это есть практика. Отрицание пророческой сунны – отрицание самого Корана. Именно Коран и Сунна раскрывают нам образ того, кто искренне и непоколебимо принял религию Ислам.

Ярким примером истинного мусульманина является для нас Пророк (мир ему и благословение Всевышнего), его отношения с домочадцами, с соседями, его любовь ко Всевышнему – всё это даёт ответ на вопросы, которые задаёт себе правоверный мусульманин.

Конечно, быть правоверным мусульманином непросто, тем более в современных реалиях глобализации общества. К тому же нужно понимать, что любое действие, суждение, любой шаг, сделанный мусульманином, воспринимается как сам Ислам, что накладывает на каждого человека большую ответственность.

К сожалению, с каждым днём растёт число тех, кто пытается очернить религию, отобрать её у мусульман и полностью исказить, извратить истинный смысл Ислама. Мусульманин – этот тот, кто не наносит вреда другим ни языком, ни действием. Ведь верующий во Всевышнего никогда не сделает плохо другому творению Создателя, не пойдёт на вероломство, не оскорбит и не унизит человека, не будет завидовать или обижать, он довольствуется тем, что имеет, и не посягает на не принадлежащее ему имущество.

Правоверный мусульманин – это не просто декларирование или констатация факта, но и реальная практика, выражающаяся в добрых делах и словах. Самое важное здесь – искренность и верность.

Одно из важнейших требований Ислама – искренность в отношениях с Аллахом, самим собой и окружающими людьми. Искренность обязывает верующего соблюдать коранические заповеди и руководствоваться наставлениями Пророка (мир ему и благословение Всевышнего), быть благодарным Аллаху и делать добро Его творениям, беззаветно любить Родину и служить своему народу.

Для мусульманина понятия «Ислам», «вера» и «искренность» неотделимы друг от друга, поскольку, вставая на путь поклонения одному Аллаху, человек очищает свою душу от всего, что несовместимо с единобожием и благочестием. Недаром, принося присягу верности Пророку Мухаммаду (мир ему и благословение Всевышнего), сподвижники клялись искренне выполнять свои обязанности перед Аллахом и перед людьми.

Более того, согласно Исламу, человек не обретёт истинной веры до тех пор, пока не станет желать другим людям того же, чего он желает самому себе. В хадисе сказано: «Не уверует никто из вас до тех пор, пока не станет желать брату своему того же, чего желает себе самому». Достичь такой степени совершенства и благонравия удаётся только тем, кто искренне любит окружающих – не за их доброе отношение к нему, а только ради Всевышнего Аллаха.

История Ислама знает немало примеров такой бескорыстной любви, преданности и верности. Истинный верующий не делает различия между собой и остальными мусульманами и не считает, что у него есть больше прав на благополучие в этом мире, чем у других людей.

Религия Ислам побуждает верующих оказывать помощь близким и нуждающимся в любых обстоятельствах. Мусульманин не бросает человека и не отказывает ему в помощи, если даже тот допустил ошибку или поступил несправедливо, оступился. Этому нас учил Пророк Мухаммад (мир ему и благословение Всевышнего), сказавший: «Пусть человек оказывает помощь брату своему, независимо от того, он притесняет других или другие притесняют его. Если он – притеснитель, то пусть помогающий удержит его от этого, что и станет для него помощью, а если он – притесняемый, то пусть помогающий поддержит его».

Ильмира Гафиятуллина

Призывает ли Коран убивать неверных?

06.08.2008 10:24

Вопрос: Когда говорят, что Ислам — религия мира, хочется сказать: посмотрите в Коран, там на каждой странице призывы убивать неверных. Более того, ваш Пророк лично грабил караваны иноверцев и делил добычу.

Ответ:

Таких призывов в Коране нет. Обычно критики Ислама любят вырывать из контекста отдельные аяты и придавать им иной смысл, зачастую противоположный. Делается это следующим образом: аяты, ниспосланные по конкретному поводу для единичной ситуации, произвольно расширяются до всеобщности их применения вне связи с обстоятельствами их ниспослания, вне связи с временем и местом. Более того, эти аяты выдираются иногда из конкретных фраз, приобретая иной смысл уже в силу незавершенности мысли. Вспоминается шутка об ошибке «вырывание из контекста» с университетских лекций по логике: и в Библии написано, что Бога нет, но перед этим стоят слова: «сказал безумец»…

Вот таким способом и «толкуют» ряд аятов Корана в пользу его «агрессивности», особенно критики любят использовать начало 9-ой и 47-ой сур.

Разъяснение начала суры 9

В аятах 1—5 в русском переводе говорится:

«Отречение Господа и Посланника Его — от тех многобожников, с кем вы заключили союз. Странствуйте же по земле четыре месяца и знайте, что вы не ослабите Всевышнего и что Он опозорит безбожников.

И призыв от Господа и Посланника Его к людям в день великого паломничества о том, что Господь отрекается от многобожников, и Посланник Его. И если покаетесь вы, то это — наилучшее для вас. Если же отвратитесь , то знайте, что вы не ослабите Господа.

«Обрадуй” же тех, которые не уверовали, мучительным наказанием, кроме тех многобожников, с которыми вы заключили союз, а потом они ни в чем пред вами его не нарушили и никому не помогали против вас. Доведите же до конца договор с ними. Поистине, Всевышний любит богобоязненных.

И когда закончатся запретные месяцы, то убивайте многобожников , где их найдете, захватывайте их, осаждайте и ведите против них разведывательные маневры.

И если покаются они, начнут совершать молитву и давать очищения — закят, то освободите им дорогу. Ведь Господь — Прощающий, Милостивый».

Для человека, впервые читающего только эти аяты, не знающего обстоятельств ниспослания этой суры, на первый взгляд может показаться, что в них действительно идет речь о призыве убивать многобожников. Однако это глубоко ошибочное впечатление!

Правильное толкование Корана можно дать, только зная и контекст, и обстоятельства ниспослания суры. А они таковы: арабы делились на многобожников и мусульман, многобожники развязали против мусульман войну на уничтожение, но Аллах не дал их планам реализоваться. Мусульмане предложили им мирный договор, и он был подписан и строго соблюдался. В 631 году н. э. арабы-многобожники нарушили, причем не в первый раз, заключенный с ними мирный договор, совершив несколько актов агрессии против мусульман и готовясь к тотальной войне. Тогда Пророк Мухаммад, мир ему и благословение Всевышнего, через своего ближайшего сподвижника, хазрата Али, объявил агрессорам, что он вынужден денонсировать фактически уже не действующий мирный договор и дал агрессорам срок четыре месяца для возвращения к мирному договору.

Слова о возможности покаяния язычников и принятия ими Ислама не означают насилия в вопросах веры, а означают лишь один из возможных путей возвращения нарушителей мирного договора в его рамки — ведь если они станут мусульманами, то перестанут быть врагами единственного мусульманского государства и перестанут совершать агрессию против него, превратившись в его союзников.

Смысл всей описанной ситуации в том, что люди, связанные мирным договором, должны либо вернуться к его соблюдению (независимо от своего вероисповедания), либо пожать плоды ответных военных действий.

Чтобы не ошибиться в толковании этих аятов, необходимо, во-первых, как мы уже писали ранее, рассматривать обстоятельства их ниспослания, ибо эти обстоятельства имеют лишь частное значение в качестве юридически обязательных норм поведения мусульман (шариата), т.е. они применимы вновь лишь в аналогичных по смыслу ситуациях, а поэтому в принципе неверно распространять действие этих аятов Аллаха на иные ситуации.

Во-вторых, необходимо иметь в виду весь контекст Корана, в котором нет противоречий, по слову Аллаха. «И сражайтесь на пути Аллаха с теми, кто сражается с вами, но не преступайте — поистине, Аллах не любит преступающих!» (2:190). Подобная заповедь дана и в аяте 4:91. Военные действия разрешаются только в виде обороны и должны быть прекращены, если противник отказывается от агрессии: «Когда же враг ваш прекратит борьбу, оружие сложите и гоните тех, кто продолжает сеять смуту» (2:193). Это прямые повеления Аллаха уже не на одну битву, а на все времена. Поэтому в едином контексте сура 9 не несет в себе ни единого призыва к насилию, агрессии или чему-то подобному.

Пятый аят суры 9 нужно рассматривать также, во-первых, в контексте всего Корана и, во-вторых, в контексте описываемой ситуации. В контексте всего Корана говорится: «Нет принуждения в религии» (2:256), т.е. запрещается всякая попытка насильственного обращения, что исключает требования к противнику принять Ислам. Более того, даже в условиях торжества Ислама в Медине всякое насилие запрещалось даже по отношению к собственным детям: «Самые ранние комментарии к Корану (например, ат-Табари) ясно указывают на то, что некоторые мусульмане в Медине желали обратить своих детей из Иудаизма и Христианства в Ислам, и этот аят был как раз ответом этим родителям мединских детей, запрещающим использовать принуждение для обращения в Ислам».

Во-вторых, далее следует шестой аят суры 9: «А если кто-нибудь из многобожников убежища попросит у тебя, то дай ему приют, чтоб он имел возможность в нем услышать слово Божье. Потом сопроводи его в то место, что будет безопасным для него. Так должно быть — они ведь те, кто никаких познаний не имеет».

Тем представителям напавшего на мусульман языческого государства, кто не испытывает по отношению к мусульманам ненависти или вражды, мусульмане гарантируют безопасность на своих территориях! Аллах повелевает Своему Посланнику приютить их в своем жилище, чтобы они могли услышать в нем слово истины. После этого мусульманам повелевается сопровождать этих многобожников или безбожников в безопасное для них место. Таким образом, мусульмане берут на себя ответственность за безопасность своих врагов и обеспечивают им безопасное передвижение по своей территории! Такова воля Самого Аллаха в Священном Коране.

Таким образом, из обстоятельств ниспослания и общего смысла приведенных аятов видно, что призыв к вооруженным действиям относится не против всех многобожников, а только против совершивших вероломную агрессию, не имеет конфессионального характера. Различие делается не по признаку личной веры, а по признаку противостояния двух враждующих сторон, каждая из которых была арабской, поэтому внешнее различение делалось с указанием на веру, ибо другого в межарабском противостоянии просто не было.

Ну, а то, что агрессорам объявлялась война, на которой врагов убивают в бою, то это единственный путь остановить агрессора. Незадолго до второй мировой войны между Германией и Советским Союзом было подписано соглашение о мире и ненападении. Со стороны Германии данный договор был нарушен, была совершена агрессия, и Советский Союз был вынужден вступить в войну. Можно ли осуждать Советский Союз за предпринятые им действия по отражению нападения и уничтожению врагов? Нет, так как враги нарушили все законы и начали убивать и захватывать людей, пытаясь уничтожить или поработить всех.

Из истории мы знаем много империй и государств, где под разными предлогами целенаправленно репрессировали и уничтожали инакомыслящих. В священном Коране, в Сунне, в исламском учении нет места таким методам. Во время присоединения к халифату новых территорий, на которых жили представители других религий, мусульмане не уничтожали храмы, а строили рядом с ними мечети, дабы дать людям возможность религиозного выбора. Позже, в период Кордовского Халифата, именно в мусульманской Испании находили приют и безопасное убежище преследуемые в Европе евреи. И иудеи, и христиане имели свои суверенные суды для разрешения конфликтов внутри своих общин. Что касается случаев, являющихся нарушением закона, то это имело место быть во все времена, среди всех народов и представителей различных религий.

Разъяснение аятов 3—4 суры 47

«Когда вы встречаетесь с неверными , то рубите им головы. Когда же вы разобьете их совсем, то крепите оковы . А потом или милуйте, или же берите выкуп , пока не завершится война. Так . А если бы Он пожелал, то покарал бы их сам, но Он хочет испытать одних из вас посредством других. Он никогда не даст сгинуть понапрасну деяниям тех, кто погиб на пути Аллаха» (47:3–4).

Эти аяты также носят ситуативный характер — они были ниспосланы после битвы при Бадре, при которой произошло первое столкновение мусульман с язычниками, и отражают события того времени. Аят дает руководство к действию войск мусульманского государства в условиях войны. К мирному же времени эти аяты не относятся. Именно так понимаются смыслы этих аятов как классическими толкователями (İbn Kesir. Hadislerle Ku’ran-i Kerim tefsiri. C. 13. İstanbul: Çağrı yayınları, 1991, s. 7291.), так и современными: «Всевышний указал своим верующим рабам на то, как они могут обрести успех и добиться победы над врагом. О верующие! Когда вы встречаетесь с неверными на поле битвы, то доблестно сражайтесь с ними и рубите им головы. Когда же они прекратят оказывать вам сопротивление и вы предпочтете не убивать их, а пленить, то крепите оковы пленных, чтобы они не могли сбежать. Только так вы сможете обезопасить себя от их мечей и их зла. С пленными вы можете поступать по своему усмотрению: вы можете помиловать их и даровать им свободу, не требуя от них выкупа, а можете поменять их на захваченных в плен мусульман либо потребовать за них выкуп от них и их сторонников.

Продолжайте поступать таким образом до тех пор, пока не завершится война или вы не заключите с противником перемирие. В разных местах следует вести различные разговоры, и в разных обстоятельствах следует придерживаться различных законов, и предписание сражаться с неверными относится только к военному времени. А в мирное время, когда нет войны и сражений, нельзя ни убивать, ни пленить людей».

Почему мусульмане нападали на караваны мекканцев

Часто в полемике критики Ислама обвиняют Пророка Мухаммада, мир ему и благословение Всевышнего, в том, что он после переселения в Медину отдавал приказы нападать на торговые караваны мекканцев. Однако забывают при этом сказать, что это была война меж собой двух государств. А в каждой войне, тем более в справедливой, победитель захватывает ресурсы врага и использует их как трофеи и как контрибуцию, компенсацию за понесенный от агрессии ущерб.

Мусульмане подвергались жестоким гонениям в Мекке. По этой причине часть из них была вынуждена эмигрировать в Эфиопию. А позднее подавляющее большинство из них во главе с Пророком, мир ему и благословение Всевышнего, совершило переселение (хиджру) в Медину. Язычники же, мучившие многие годы мусульман, хотели их убить, а когда те бежали, ограбили их, захватив себе их имущество — дома со всем содержимым, домашний скот, торговые объекты, за счет которых жили бежавшие. По этой причине мекканские мусульмане остались без средств к существованию и первое время жили за счет своих мединских единоверцев.

Но когда вдобавок ко всему мекканские многобожники решили выступить в военный поход против мусульман, создавших свое государство в Медине, чтобы их окончательно уничтожить, мусульманское государство было вынуждено принять вызов и выступить на оборонительную, справедливую войну против агрессоров и убийц.

В любой войне боевые действия ведутся не только против передовых войск, но и против тылового обеспечения и снабжения — удары наносятся и по экономике противника. Именно поэтому называть грабежом военную тактику мусульман против язычников нельзя, как нельзя называть грабежом действия советских партизан в Великую Отечественную войну, которые захватывали военные и экономические трофеи врага, оккупировавшего их территорию, а также действия стран антигитлеровской коалиции, которые установили Германии серьезную контрибуцию в счет огромных людских и имущественных потерь, нанесенных германскими войсками другим странам. На Аравийском полуострове шла аналогичная война, в которой агрессором были мекканские язычники.

Айдын АЛИ-ЗАДЕ

Али Вячеслав ПОЛОСИН

Боль…

Боль – вот что беспокоит меня сегодня. Это чувство вызывает постоянную неудовлетворенность у меня внутри.

Будучи мусульманкой, я смотрю на Ислам изнутри, я живу сегодня среди мусульман, и боль терзает меня ежедневно. Сравнивая Ислам и сегодняшних мусульман, а именно их взаимоотношения друг с другом, я вижу мало соответствия между этими двумя словами. Один брат накидывается на другого, как на кость. Оскорбляет и унижает его, выгоняет из мечети. Разве Ислам учит этому? Разве в Исламе есть такое? Разве этому учил нас наш Пророк Мухаммад (салаЛлаху галейхи вэссэллэм)?

Опомнитесь, о, мои братья и сестры! Разве имеет значение то, в какую мечеть ходил твой брат, с кем общается и т.д. ведь самый худший и нечестивый мусульманин лучше, чем самый хороший и добропорядочный неверный!

Злитесь ли вы так же, как злитесь на своего брата по вере, когда нарушаются законы Аллаха? Или когда они не выполняются? Вызывает ли это в вас такую же агрессию? А почему нет? Ведь сам Аллах недоволен, когда строится очередной банк, когда на улице ходят полураздетые девушки и чуть ли не на каждом шагу продается спиртное.

Почему для вас ваши коллеги по работе немусульмане, например, ближе, чем брат по вере? Да какой бы он ни был, он твой брат! Он поклоняется Аллаху и совершает намаз. А коллегу же нужно расположить к Исламу, поэтому ты улыбаешься, даже если настроение плохое, так? А брата выпихнуть, оскорбить, унизить можно, он же уже в Исламе. Как же мне хочется кричать от боли, видя, что такое происходит в моей Умме!!!

Заходишь в интернет и нередко видишь, что мы готовы глотки друг другу перегрызть! Так и идет деление на группы, секты и все такое… Одни пишут такая-то такая-то организация разделяет мусульман, не общайтесь с ними, они плохие, заблудшие и т.д. Сами не понимая того, что этими словами уже отделяют эту группу от других мусульман. А потом, что самое интересное, добавляют:

«Сейчас мусульманам страны необходимо сплотиться. Созидательное развитие Ислама в РФ возможно только при наличии духовного единства мусульман». Ну, вообще в голове не укладывается! Или вот последние события: одни мусульмане вышли на защиту Ислама, так на них весь город накинулся!

А самое абсурдное в этой ситуации, что есть такие, которые говорят, что Ислам в России не запрещен!!! Эти люди будто в тумане. Вы действительно всего не видите? Создается впечатление, что все эти статьи заказные. Как можно не видеть очевидного? Наткнулась сегодня на статью, где опровергают тот факт, что Ислам в России запрещен и утверждают, что некоторые люди это выдумывают. Только вот доказательств в этой статье не приводят и доводы совсем уж слабые, но в ней так высмеиваются мусульмане, которые утверждают о запрете Ислама, т.к. сами с этим столкнулись, потому что запрет прошел сквозь их жизни. Вот, к примеру, автор пишет про запрет Корана в России, оправдываясь тем, что запрещен лишь только перевод, но ведь не сам Коран. Но! Запрещено ведь издание с арабским текстом, т.е. арабский текст плюс перевод. Люди, не имеющие никакого отношения к Исламу, запрещают перевод с арабским текстом и приказывают нам, мусульманам сжечь слова Аллаха? На это автор статьи пишет, что: «Конечно, данный запрет возмутительный, не укладывающийся ни в какие рамки здравого смысла и прав человека». Тогда что же не так? Т.е. автор сам признает запрет и сам же его опровергает?

В следующем моменте он рассматривает запрет хиджаба в России. Он пишет, что если в одном городе запретили платок, это еще не значит, что во всей России. «Тот факт, что в некоторых регионах России у мусульман появились сложности в школе не основание говорить о том, что во всей России вообще запрещен хиджаб». И тут же признает: «Конечное, сложности есть».

Вот у меня встает вопрос: этот человек говорит факты, а потом тут же противоречит сам себе. Это напоминает мне людей, которые занимаются самовнушением: «Я здоров… Я абсолютно здоров…»

И вот такими вот статейками мусульмане натравливают своих братьев и сестер друг на друга. Прочитав эту статью, не поразмышляв над ней и не убедившись в правдивости написанного, берет себе все эти аргументы и распространяет их дальше. И тут начинается борьба… А в ту ли сторону направлены наши силы, о мои любимые братья и сестры!!! Может нам стоит взяться «за руки» и посмотреть в сторону врагов Ислама? Наконец-то, УВИДЕТЬ, как нашу религию день изо дня истребляют, уничтожают и тратят такие силы на то, чтобы Ислам исказился и потух. Нельзя не видеть этого!!! Нельзя не замечать, что вешают всё новые и новые ярлыки на Ислам, что запрещают платки (да, запрещают, ведь если бы это было бы не так, сестер не выгоняли бы из ВУЗов, школ, с работы, говоря прямым текстом: «Снимешь платок, останешься»). Можно, конечно же, несколько суток напролет сидеть и говорить себе: «Я здоров…», но станешь ли ты от этого здоровым? И закрывая глаза на проблему, ты не решишь ее!

Нельзя говорить, что братьев и сестер не преследуют, не фабрикуют уголовные дела, не пытают, если это все происходит! Посмотрите, например, на сестру Наталью, которую посадили за то, что она выпустила ролик в защиту своего мужа. Ее осудили на пять лет, несмотря на то, что у нее трое детей. И разве это не в Исламе дело? А где справедливость? Ведь если бы на ее месте была бы любая другая женщина не мусульманка, ее бы не посадили, интернет кишит такими роликами, где снимаются немусульмане, и что, сажают ли их?

Одна соседка, женщина лет пятидесяти, недавно сказала мне: «Вот таких как я никогда не преследуют и не сажают», при этом она сняла свой берет и показала на непокрытые волосы. И так говорит и думает только она? Да нет! Сплошь и рядом! И это общественное мнение, его не истребить. Т.е. обычные люди, которые живут среди нас, все видят борьбу с Исламом, а мы, мусульмане, видим ли это мы? Или: «Мы абсолютно здоровы и у нас все хорошо»?

Кто-то из нас видит и борется с этим, делает максимум от себя. Рискует своими семьями, своим спокойствием, свободой, потому что знает, что за правду сейчас наказывают. Но это все можно выдержать, сложно выдержать то, что тебя не понимают и осуждают свои же братья и сестры.

…А давайте представим, что Пророк (салаЛлаху галейхи вэссэллэм) сегодня пришел к нам и увидел всю эту картину? Что бы он сделал? Молчал бы? Не замечал бы борьбу с Исламом? Не вставал бы на защиту сестры? Позволил бы, допустил бы он то, что законы Аллаха не исполняются? Интересно, сколько бы дней он выдержал? Разве он начал бы с обвинений и упреков? Или он встал бы и начал говорить о несправедливости, начал бы взывать к помощи всех мусульман, чтобы не позволить куфру издеваться над законами Аллаха, над Исламом, над мусульманами. И куда бы пошел Пророк (салаЛлаху галейхи вэссэллэм) в первую очередь? Наверное, в мечеть, так? Ведь именно там решаются все проблемы мусульман. Так же и поступили наши братья! Так почему же ты обвиняешь их???

Я взываю к людям, умеющим думать, размышлять и видеть, где правда, а где ложь. Думайте, сверяйте информацию, смотрите вокруг и УВИДЬТЕ, да, УВИДЬТЕ происходящее!!! Не обвиняйте и не отделяйтесь. О, мусульмане! О, мои любимые братья и сестры! О, моя великая Умма! Давайте «возьмемся за руки», сплотимся, станем едины! Ведь в единстве наша сила, ведь только объединившись, мы защитим Ислам, защитим законы Аллаха и заслужим довольство нашего Создателя!

Мы привыкли плохо высказываться о нашем времени и о современных людях. Выражения: «Сегодня никому нельзя доверять» или «Даже самые близкие предают» и тому подобные, уверен, слышал каждый. Но не каждый задумывается: «А как я сам веду себя? Могут ли мне доверять люди? Оправдываю ли я их доверие?»

Аль-Аманат – это верность , преданность, надёжность и честность. Учёные правоведы дают этому термину следующее определение: «Это чужие права, которые обязан соблюдать и охранять каждый человек». Антонимом слова «аманат» является «хиянат» – вероломство.

Аль-Аманат – обязательное качество благонравного мусульманина, а его отсутствие – признак лицемерия.

1. От Абдуллаха ибн Амра (да будет доволен ими обоими Аллах) передаётся, что Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) сказал:

«Истинным лицемером является тот, кому присущи четыре качества, а в том, кому присуще одно из них, будет присутствовать признак лицемерия, пока он не избавится от него. Этими качествами отличается тот, кто предаёт, когда ему доверяются; лжёт, когда рассказывает о чём-либо; поступает вероломно, когда договаривается; и преступает границы дозволенного, когда враждует с кем-либо». (Бухари, 34; Муслим, 58)

2. От Анаса ибн Малика (да будет доволен им Аллах) передаётся, что Любимец Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) сказал:

«Нет веры у того, кто не соблюдает доверенное (аманат), и нет религии у того, кто не верен данному обещанию». (Имам Ахмад, 12410)

3. Аманат занимает важное место в супружеской жизни. Нужно не только хранить верность друг другу, но и тайны друг друга. Особенно важно не разглашать тайны интимного характера. Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) сказал:

إن من أعظم الأمانة عند الله يوم القيامة الرجل يُفضي إلى امرأته وتفضي إليه، ثم ينشر سرها

«Воистину, одним из самых великих нарушений аманата в День Воскрешения будет рассказ человека, который имел близость со своей женой, и она – с ним, о тайнах своей супруги». (Муслим,134)

Тайнами в данном хадисе называются подробности интимного характера, которые ему стали известны во время близости.

4. Когда двое или более человек обсуждают какую-то секретную тему, то она считается аманатом для них, её нельзя разглашать. К сожалению, много вреда приносят люди, которые нарочно или случайно разглашают предмет закрытых бесед.

Об этом пророк Мухаммад (мир ему и благословение Аллаха) сказал:

إذا حدّث الرجل رجلاً بحديث ثم التفت فإنه أمانة

«Если один человек рассказал что-то другому человеку, а затем оглянулся (показывая, что не желает, чтобы об этом кто-то слышал), то это уже аманат». (Абу Дауд, Тирмизи)

5. Часто бывает так, что какую-либо ценность отдают на хранение, но взявший на себя эту ношу поступает вероломно и не возвращает ценную вещь. Такой человек нарушает аманат и становится носителем признака лицемерия.

От Абу Хурайры (да будет доволен им Аллах) передаётся, что Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) сказал:

أد الأمانة إلى من ائتمنك، ولا تخن من خانك

«Верни доверенное (аманат) тому, кто тебе доверил его, и не поступай вероломно в отношении того, кто поступил с тобой вероломно». (Абу Дауд, 3535)

6. Потеря доверия в обществе указывает на пагубность положения в обществе и приближение конца Света. А происходит это тогда, когда решение проблем общества возлагается на недостойных людей. От Абу Хурайры (да будет доволен им Аллах) также передаётся:

«К Посланнику Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) пришёл некий человек и спросил: «Когда конец света?» Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) сказал: «Когда будет нарушен аманат, ожидайте конца света». Он спросил: «А как будет нарушен аманат?» Посланник Аллаха ответил: «Когда дела будут возложены на тех, кто не достоин, ожидайте конца света»». (Бухари, 59)

Причиной нарушения аманата является слабость веры, отсутствие богобоязненности и дружба с теми, кто не соблюдает чужие права.

Мухаммад Муслимов

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *