Низкая самооценка и неуверенность в себе

Одной из частных проблем, с которой обращаются к психологам, является неуверенность в себе. Это сильно обедняет жизнь. Человек снижает свои притязания и начинает отказываться от многих желаний, которых он, как ему кажется, недостоин. Это сказывается и на личной жизни, например в выборе достойного партнера. Поэтому внутренняя работа в направлении повышения самооценки чрезвычайно важна. Сегодня в психологии есть ряд подсказок, каким образом можно опираться на самого себя.

Подскажите, пожалуйста, методы или практики по повышению самооценки. Все мои старания улучшить себя приводят к провалу. Только жизнь начинает гармонизироваться, как начинается регресс. Мне кажется, что я все равно ничего не смогу. Получается, сколько бы усилий я ни прилагала, продолжаю находиться на одном месте.

По поводу самооценки скажу следующее. Сделайте ее действительно самооценкой, то есть «как хочу, так себя и оцениваю, — поэтому я всегда хороший!». Это же самооценка — кто вам мешает самой себе ставить отличные оценки! Уж себе-то по блату можно. И немедленно перестаньте сравнивать себя с другими!

Ваши неудачи могут быть связаны с тем, что вы в своем движении опираетесь на внешнее — отсюда и проблема с самооценкой. Почему вы думаете, что потерпели неудачу и у вас регресс? Это все от сравнения, собственных ожиданий от себя самой, которые на деле не собственные, а привнесенные извне и замаскированные под собственные. Поэтому надо разобраться, где ваши желания, а где замаскированные под них внешние требования и ожидания. Идите от себя самой, начните реализовывать свои желания, тогда вы всегда будете в плюсе.

У меня такая проблема: я страшно неуверенный в себе человек. Посоветуйте, пожалуйста, как повысить свою самооценку.

Когда забираешься на последний этаж девятиэтажного дома и смотришь вниз, то все люди кажутся маленькими. А с самолета вообще крошечными. Понятно? Нет? Ну давайте поподробнее растолкую. Для повышения самооценки желательно сначала осознать у себя наличие мании величия. Да-да, существует самая настоящая МАНИЯ ВЕЛИЧИЯ, но только скрытая от вас самих. Именно с ее высоты вы так низко себя оцениваете. Насколько вы низко оцениваете себя, настолько она велика. Тут может помочь только собственная ирония над своим величием. Разрешите себе хоть немного быть несовершенным, неидеальным — то есть живым — человеком.

Какие есть техники и методики по работе со своим внутренним ребенком? После неудачных родов у меня появилась фобия — боюсь любой физической боли. Как от этого избавиться и не считать родившегося ребенка виноватым в болезненных родах?

Под внутренним ребенком в психологии понимается некая субличность, когда у биологически взрослого человека воспроизводится детское состояние. Детское состояние направлено на получение удовольствия, кроме того, содержит креативность (так как ребенок еще не ограничен рамками «возможно — невозможно»). Данную идею активно использовал психолог Эрик Берн, который помимо детского компонента выделял еще родительское и взрослое состояния. Больше всех внутреннему ребенку достается от внутреннего родителя, который представляет собой сумму реальных папы и мамы. Их отношение к нам в детстве воспроизводится по отношению к самому себе, а конкретно — к нашей детской части.

Основная техника такова: вместо критичного, требовательного, оценивающего родителя стать самому себе таким родителем, какими бы вы хотели видеть маму и папу в детстве, — любящими, сострадающими, разрешающими, поддерживающими. Начните принимать удовольствие как ценность и учитесь делать себе хорошо, то есть баловать своего внутреннего ребенка. Принимать себя даже тогда, когда вы слабы, неуспешны, зависимы. Однажды знакомая поделилась такой историей: в тридцать лет она вдруг осознала, что может купить коробку конфет и съесть ее всю сама. В детстве ей запрещали есть много конфет, берегли их для гостей и лишь изредка давали по одной. Ей долгие годы это казалось естественным, хотя ограничения остались только в ней самой. Поищите, какие ваши детские желания остались нереализованными, и осуществите их — либо реально, либо символически.

Возможны даже диалоги со своим внутренним ребенком: скажите, что вы его любите; спросите, чего он хочет; поддержите его тем, что вы всегда рядом и сумеете помочь, даже если он останется один.

Что касается обвинения новорожденного в болезненности родов, тут проявляется ваша внутренняя детская часть. Логически, если уж обвинять, то крайним здесь будет не ребенок и даже не муж, а скорее всего мама, так как она родила вас женщиной. Именно этот факт является причиной болезненных родов, а мама — главная причина (если не считать Бога, который, в конце концов, распорядился, чтобы вы рожали). Попробуйте показать своему внутреннему ребенку нерациональность такого обвинения. Кроме этого такие мысли показывают, что необходима дополнительная проработка с психологом-консультантом ваших отношений с мамой. Возможно, у вас с ней до сих пор существует скрытый (или явный) конфликт.

Все говорят, что я как ребенок — часто переживаю из-за пустяков и боюсь потерять близких людей. Как перестать переживать из-за всего? И как наконец повзрослеть?

Психологическое взросление начинается с переноса опоры извне на опору внутри. Если такой переход не произошел, то страх потери близких усиливается, так как они являются психологической опорой. «Если вы уйдете, как же я без вас жить буду?» — горестный вопль инфантильного человека по отношению к своим близким. Наступает пора самой себе стать близкой и уже никогда себя не терять. Вот потери себя действительно стоит опасаться!

Я часто бываю в долгах. Не удается научиться накапливать деньги на черный день или какие-либо долгосрочные цели. Не могли бы вы что-нибудь посоветовать?

После прочтения вашего вопроса у меня возникло следующее предположение. Деньги можно рассматривать как вид социальной энергии. Соответственно, чем больше денег мы имеем, тем сильнее нарастает внутреннее напряжение. С этой точки зрения количество денег у человека связано с тем объемом энергии, которую он способен удерживать. Если денег больше, то они начинают тратиться. Сложнее всего выдерживать напряжение детям, они его сразу сбрасывают. Возможно, в вашем случае деньгами распоряжается не взрослая, а детская часть, так как долги и отсутствие денег вызывают детские эмоции зависимости. Для решения данной проблемы необходим пересмотр вашего детского отношения к деньгам, замена его на взрослое. Подумайте, в чем разница отношения ребенка и взрослого человека к деньгам.

Мне тридцать пять лет, но я до сих пор не могу победить неуверенность в себе. Нет друзей, не умею их заводить. При общении всегда трудности. Как понравиться и вести разговор, подать себя?

Вас губит идея — «подать себя». В установлении дружеского контакта важна установка не на то, чего хотят от вас, а на то, что вы хотите показать или предъявить.

Часто одиночество связано с внутренней раздвоенностью: одна часть нашей личности внешняя, а другая внутренняя, потому что «плохая». Поэтому ее надо прятать, а другим людям предъявлять только внешнюю, которую мы считаем «хорошей». Но если подумать, то самое интересное — это наша внутренняя «неправильная» часть. Именно она составляет нашу уникальность и неповторимость, так как на внешнем уровне мы все очень похожи, банальны и стереотипны. Хотите, чтобы к вам тянулись окружающие, — рискуйте, раскрывайтесь, предъявляйте себя, свою «плохую» часть, говорите «неправильные» мысли. Может, вы обратили внимание, что в фильмах «плохие» парни или девушки всегда интереснее, чем «хорошие»? Так и в жизни — «плохие» нравятся больше, чем «хорошие».

Раньше я долгое время старалась быть для всех хорошей, но вокруг меня стало столько людей, что я ничего не успевала делать для себя. Совсем запуталась: я хороший человек или плохой?

Судя по письму, у вас синдром «хорошей девочки». Истоки его в детстве, когда маленький человек, чтобы заслужить любовь окружающих, приспосабливается к требованиям родителей. По мере взросления круг людей, с которыми приходится общаться, увеличивается, и действительно, как вы правильно заметили, все сложнее быть хорошей для всех. Выход в том, чтобы в своих действиях больше опираться на свое мнение и восприятие, не смотреть на других. Решения принимайте с позиции, подходит ли оно вам, нет ли в нем фактического (не психологического) вреда другим. Если вы считаете, что это так, то и придерживайтесь такого поведения. Между «хорошей» и «плохой» выбирайте баланс — быть собой.

Моя проблема в том, что я спрашиваю вместо того, чтобы самой найти ответ. Эдакая ученица по жизни — я и училась-то всегда на отлично. Какое же бывает разочарование, когда окружающие не могут мне ответить или говорят не то! В итоге чувствую себя одинокой и совершенно бессильной в поисках своих ответов. Еще подумала, что ответить на них смогу, наверное, только я сама. То есть тот самый учитель — он во мне. И он-то, наверное, и злится, когда слышит ответы других людей. Как же мне добраться до своего внутреннего учителя, услышать его ответ?

Возможно, под вашим желанием задавать вопросы скрывается некий умник, который всех тестирует. Он задает людям вопросы, на которые те не могут ответить (или отвечают «не то»), в результате чего теряют в его глазах авторитет. Получается, что вы хотите, чтобы люди ответили не так, как они думают, а так, как хотите вы. Для чего это надо? Вы очень хорошую фразу написали: «В итоге я чувствую себя одинокой и совершенно бессильной в поисках своих ответов». СВОИХ ОТВЕТОВ! Вы ищете ответы, но только не в том направлении. Они находятся не в других — там их ответы. А ваши ответы находятся в вас, но, не доверяя себе, вы ищете их подтверждения в других. Попробуйте поменять ориентир. Жизнь — это риск. Желание его минимизировать понятно. Рискните жить так, как хочется.

Не могу справляться с сильным волнением, от которого трясутся руки. В первый раз подобное произошло во время скандала на работе. Боюсь идти на собеседование, потому что от волнения может опять начаться трясучка.

Подобное нередко возникает в результате подавленных эмоций. Вспомните, какую эмоцию вы испытывали, но не выразили во время своего скандала. Может быть, это была злость? Воспроизведите того человека, к которому она могла бы относиться, и выразите свой гнев — громко, словами и криками, проявите агрессию ударами кулаков в сторону воображаемых собеседников.

Кроме того, подавление симптома (вторичное подавление) приводит только к его усилению, так как это поведение непроизвольно. Поэтому необходимо взять над ним контроль. Для чего есть парадоксальный метод, предложенный психологом В. Франклом. Если вы не в силах уменьшить трясучку, то попробуйте ее… увеличить. Начните осознанно трясти руками, преувеличенно имитировать свой симптом. Если вы сумеете его контролировать в сторону усиления, то со временем сможете его и уменьшить.

Скажите, пожалуйста, как перестать бояться публичных выступлений? Как с этим бороться?

Страх публичных выступлений — явление распространенное. Выступающий начинает выделяться из группы, возникает ситуация противопоставления «я» и «они», где я уже не такой, как все. Страх идет из первобытного времени, когда отделение от стаи грозило смертью. Сейчас можно выжить и в одиночку, но остатки этого страха имеются.

Усиливает страх выступлений чрезмерная заинтересованность в оценках окружающих — чем выше они должны быть (по вашему мнению), тем страшнее. Как быть? Еще Цицерон говорил: «Хорошо можно выступать только перед стадом овец», то есть снижение значимости аудитории в собственных глазах помогает обрести уверенность. Кроме этого можно понаблюдать за своей точкой внимания. Страх обусловлен тем, что ваша точка наблюдения располагается вне вас, снаружи, то есть вы как бы смотрите на себя со стороны, глазами присутствующих. Это известный эффект видеокамеры: перед камерой человек застывает и напрягается. Чтобы избавиться от такого напряжения, поместите точку внимания внутрь себя, то есть начните смотреть на аудиторию изнутри. В таком случае внимание будет акцентировано не на аудитории, а на том, что будет исходить из вас, — вашем самовыражении.

Как жить без идеала? Неужели, его достигнув, я буду куда-то двигаться и развиваться? Зачем, если я уже идеальна? Если я уменьшаю планку в будущей профессии, я буду никем, то есть как все.

Дело в том, что идеалы — это не наше изобретение, они встраиваются на уровне сознания в процессе формирования личности. Идеалы — это результат чьих-то внешних ожиданий, которые мы потом ошибочно принимаем за собственные. Это легко проверить. Попробуйте ответить на вопрос: «А почему у вас именно такие идеалы, а не другие?» Если бы вы родились в другой стране, в другой семье — то у вас были бы другие идеалы. То есть идеалы — вещь довольно случайная.

Кроме того, идеалы всегда растут вместе с вами. Но, в отличие от вас, растут в геометрической прогрессии. Чем большего человек добивается, тем выше ставит для себя планку. Парадоксально, но тем больше начинает возрастать комплекс неполноценности.

Я допускаю, что идеалы нужны до определенного времени, пока человек не повзрослеет. Потом уже желательно опираться не на них, а на себя, то есть вместо стремления к идеалу следует стремиться быть собой. Как вы понимаете, это сложнее и рискованнее.

Ну а профессия — это только социальная роль, а не вы сами. Кроме нее вы наверняка что-то собой представляете. Каждый человек — уникальное событие во вселенной, не теряйте масштаб себя.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Монашеский постриг

Грешно ли быть уверенным в себе и верить в себя, то есть считать, что можешь самостоятельно справиться с любой ситуацией, возникающей на жизненном пути? И чем отличается разумная уверенность в себе от эгоистичной самоуверенности?

На эти вопросы ответить не так-то просто, потому что это тонкая проблема, которую каждый переживает по-своему. Что здесь можно сказать? Совсем не обязательно, что человек, действительно желающий изменить свою жизнь, имеет эгоистичную самоуверенность. Христианин, как правило, говорит, что сделает все от него возможное, а Бог поможет.

Вспоминаются монашеские обеты при постриге, когда дающий их обещает соблюдать их, не полагаясь только на себя.

Постригаемого спрашивают:

– Пребудешь ли в подвиге и в обители до последнего вздоха?

Он отвечает:

– Да, с Божией помощью.

– Будешь ли хранить воздержание с предусмотрительностью и благоговением?

– Да, с Божией помощью.

– Ты пришел сюда, чтобы сохранить послушание до самой смерти?

– Да, с Божией помощью.

Итак, человеку задают несколько очень важных вопросов, причем на некоторые из них он не может дать точный ответ сразу же – в силу ограниченности человеческих способностей, а он уверенно отвечает: «Да, я буду делать то, что вы говорите, но только с помощью Бога». При этом личная свобода никем не отменяется, а, следовательно, не отменяется и наша собственная личность. Когда мы говорим о нашем бытии, личности, то имеем в виду, что можем руководить своими силами и волей. Вот я говорю: я желаю сделать то-то и то-то, а Бог пусть поможет мне достигнуть этого. Но если я не достигаю желаемого, то смиряюсь и прошу Господа о прощении, с кротостью и покаянием заполняю ту пустоту, которая создается невозможностью осуществления того, о чем я заявлял.

Все сказанное выше касается, прежде всего, молодых людей, для которых особенно характерна самонадеянность. А когда человек уже взрослый, в годах… Какая уверенность в себе у него может быть? Если ему за 60 или за 70, он уже может начинать со всеми прощаться… После 50 человек начинает готовиться, «паковать свои вещи» – подобно тому, кто возвращается домой из отпуска. Он жил здесь месяц, но отпуск закончился, осталось два или три дня, нужно наконец собираться, складывать вещи, одежду, укладывать их, стирать, убирать в чемодан, быть готовым к тому, чтобы уехать через пару дней.

Вы ведете себя совершенно по-разному – в первый день отпуска, когда знаете, что останетесь в этом месте на месяц или два, и в последние дни. В эти дни все кончено – вам остается только собирать вещи…

Когда человек только в начале какого-либо пути, он должен иметь дерзновение, но и предположение о том, как он приступит к своему делу, как распорядится днями своей жизни, как он вступит в брак, создаст семью, будет продвигаться по карьерной лестнице, брать кредит, строить свой дом… Если он лишен такого взгляда в будущее, отходит в сторону, заявляя: «Я ничего не смогу сделать», то в этом нет ничего хорошего – это нездоровое, болезненное пораженчество, и Бог не хочет, чтобы мы были такими, потому что Бог создал нас царями, а не пораженцами и рабами. Но, конечно, царями мы становимся только после того, как обуздаем наши страсти и грехи, которые делают нас своими рабами. Только тогда духовная свобода претворится в реальность наших решений и дел.

Все, что мы делаем, мы делаем потому, что так хотим: то есть я следую за Христом в своей жизни, потому что хочу следовать за Ним… Итак, я хочу быть христианином, у меня может не получиться, но я хочу этого – в соработничестве с Богом. С Божией помощью и уповая на Его поддержку, я могу. Мне нужно показать свое намерение, и Бог даст мне требуемые силы – как гласит прекрасное изречение из Патерика, которую отцы часто повторяют: «Пусть Бог даст силу вашим намерениям и желаниям».

У нас нет силы, у нас, возможно, многого нет, но главное – у нас есть своя воля. «Да, я хочу это сделать, я хочу быть христианином, я хочу следовать Евангелию, я хочу держать свое слово и свое обещание Богу. Смогу ли я? Не знаю, но знаю, что хочу этого. Так что если я проявлю свою волю, то Бог даст мне силы, и моя свобода и Божия сила будут работать вместе ради блага меня, как человека, на пути к совершенству».

Так разрешается вопрос: «У меня уверенность в себе или эгоистичная самоуверенность?» Наличие или отсутствие эгоизма становится явным благодаря совсем другому.

Иногда человек должен оказать сопротивление. Он должен быть настойчивым в том, что есть его.

Многие будут говорить вам: «Вы упрямы, вы следуете только своей воле». Так что же? Что, если так? Разве я должен быть как тростинка, которую ветер качает туда-сюда? Неужто вы думаете, что если скомандуете: «Эй! Иди сюда!», то я тотчас и побегу?

Нужно иметь твердость говорить: «Нет, я не пойду в это место; это не по мне, у меня нет желания идти туда, а вы можете идти… Вы можете делать, что хотите, я уважаю вашу свободу, я не могу ей мешать, но я, безусловно, не считаю обязательным для своей свободы делать то, чего не хочу. Это все».

Как все мы знаем из собственного опыта, человек должен иногда быть настолько тверд, настолько непоколебим в своих убеждениях, что даже если все его окружение будет давить на него или угрожать, тем не менее он ответит: «Я не откажусь от своей точки зрения, а вы можете делать все, что хотите!»

Человеку не нужно разрушать себя, он не должен действовать так, чтобы всегда и во всем уступать якобы из смирения. Такая позиция не имеет отношения к смирению, потому что подлинное смирение не обезглавливает человека. Смирение делает нас совершеннее; смирение предоставляет нам свободу выбора в понимании того, где мы должны устоять, а где нет; где должны сказать «нет» и остаться на месте, а где – полностью подчиниться другому человеку – безусловно.

Так что нельзя думать, будто бы нам не пристало хотеть что-то изменить в своей жизни, иметь мечту – особенно в молодости – например, стать врачом или кем-то еще. Кто-то скажет вам, что это невозможно, – ну и что? Я должен перестать хотеть? Разумеется, невозможно не иметь желаний – только мертвый ничего не хочет. Даже великие святые имели большие желания… Какие же? Исполнить Божию волю. И хотя святые обычно по смирению уступали, но, когда дело касалось Божией воли, они оставались непреклонными. Они были непоколебимы, так что даже если бы весь мир обрушился на них, они не изменили бы своего положения.

Вспомним, что говорил святой Косма Этолийский: «Когда ты видишь турок и они требуют серебро, позволь им взять серебро; они захотят земли – отдай им поля; разреши им взять все – и не сопротивляйся. Только не отдавай туркам свою душу». В этом ты должен оставаться непоколебимым. Ты должен выучить, что значит «нет», и ответить всему, что посягает на твою душу: «Нет». К сожалению, в наши дни многие подростки говорят: «…но это же мои друзья – что я могу сделать? Это моя компания – как я могу сказать им «нет”? Разве могу я разочаровать их и пойти против?»

Здесь не может быть двух мнений. Есть определенные границы в наших отношениях с людьми. Как гласит пословица: ты же не позволяешь кому угодно ложиться в твою постель? Да, он может войти в твою гостиную, даже пройти на кухню, но ему не дозволен доступ в твои личные покои. Незнакомцы просто не могут туда войти. Есть определенные пределы, и мы говорим: «Нет, сюда вы не можете войти».

Нам необходимо научиться обозначать эти пределы. И, как мы уже говорили, истинное смирение дарит человеку личность – чрезвычайно сильную, но ни для кого не опасную. Она никому не вредит, как и Сам Бог, Который управляет миром, никому не нанося ущерба.

Бог дал нам свободу делать все, что мы хотим. У нас есть свобода отвергать Его, оскорблять Его… Он дал нам эту свободу, потому что у Него нет чувства незащищенности. У смиренного человека тоже нет чувства незащищенности, он не склонен к подозрительности или слабости; он позволяет другим поступать, как те хотят, но сам остается непоколебимым в своих решениях. Он уверен, но никому не мешает.

Эгоистичная самоуверенность есть в том случае, когда человек говорит: «Я могу делать все сам и ни в ком не нуждаюсь». Но не в том случае, когда вы говорите: «С Божией помощью, я сделаю; я попытаюсь это сделать, и я молю Бога, чтобы Он помог мне…»

Например, вы говорите: «Я хотел сдать эти экзамены; я сделал все возможное, я учился, я во всем поступал так, как было нужно, но я не сдал». Это то, что обнаруживает вашу внутреннюю сущность как духовно здоровую. Да, вы чувствуете разочарование – по-человечески, но вы не будете ощущать уныния или отчаяния и бросать все. Вы говорите себе: «Ладно, я принимаю эту неудачу, я рассматриваю неудачу как возможный результат. Это меня не пугает, это не вызывает у меня паники. Неудача не раздавит меня. Это допустимо – столкнуться с неудачей, ведь она не всегда имеет отрицательные последствия… Я человек, я ограничен в своих возможностях, я не идеален, не всемогущ, я не могу добиться всего…»

Вот почему, даже когда святые грешили, у них были силы подняться вновь с простотой и здоровым отношением; если они грешили, то каялись из самой глубины своего сердца, и так до самой смерти, но они никогда не поддавались чувству угнетения и депрессии. Мы же, когда внутри нас есть грех, начинаем заниматься мучительным самокопанием и терзанием, как будто согрешить есть что-то странное для нас… Неужто вы и впрямь считаете себя настолько важным и непогрешимым, что рассчитывали никогда не ошибаться и не в чем не погрешить?

Грех и ошибка рядом с нами в любую минуту; они «замешаны» в нас. Это обычное для нашего состояния дело, и поэтому даже скромный человек должен быть благоразумным. Он скажет себе: «Эй, я должен быть осторожным и не подвергать себя опасности». Смиренный человек будет действовать осмотрительно, в то время как надменный скажет, что нет проблем, а потом – бац! – падает…

Жить во Христе не значит, что вы спокойно можете «проспать» всю свою жизнь, и все будет идти гладко, без всяких забот. Нет. Жизнь во Христе проходит в серьезной борьбе; вы должны заплатить за свою свободу кровью. Слова «Я буду следовать за Христом» исполнить не так-то просто, и в этом нет ничего странного. Жизнь во Христе требует многого, иногда очень многого. Чтобы обрести такую жизнь, необходимо приложить к этому все свои силы… Иными словами, вы не сидите, сложа руки и ожидая от судьбы, что она подаст вам все, что пожелаете. Вы боретесь. Жизнь во Христе – это борьба.

За низкой самооценкой могут стоят самые разные вещи. За низкой самооценкой может стоять адекватная оценка своих малых возможностей, может — страх и неуверенность в себе.

Однако чаще за низкой самооценкой стоит совсем другое, «якобы низкая самооценка». Чаще это игра, декларирование, демонстрация, показуха, имеющее целью снять с себя ответственность, ничего не делать, не прилагать никаких усилий. Иногда это осознанная игра, иногда — неосознанная психологическая защита, иногда — философия жизни.

За низкой самооценкой может стоять и философия жизни, когда человек считает правильным оценивать себя максимально низко из тех или иных соображений (укрощение гордыни). Верующий православный может иметь (или декларировать) весьма низкую личностную самооценку и быть по жизни вполне адекватным, успешным и состоявшимся человеком. Что придает ему силы? Вера в Бога, в его помощь и заступничество.

Заниженная самооценка и позиция Жертвы

То, что часто принимают за низкую (заниженную) самооценку и почетно величают «синдром заниженной самооценки» или «комплексом жертвы», на самом деле может быть, напротив, самооценкой завышенной: завышенная самооценка плюс склонность к позиции Жертвы создает иллюзию низкой самооценки.

Если молодой человек якобы с заниженной оценкой страдает: «Красивые девушки на меня не обращают внимание, а некрасивые мне не нравятся…» — какая же это заниженая самооценка? Как же нужно себя ценить, чтобы рассчитывать на внимание красивых девушек, объективно не имея на это никаких оснований?! Нормальная самооценка подсказала бы: «На красивых девушек я не тяну, соответственно буду удовлетворяться такими же, как я». Низкая самооценка подтолкнула бы к тому, чтобы влюбляться только в некрасивых, потому что «Разве красивые — мой уровень?» А если человек полагает, что красивые девушки — как раз его уровень, и страдает, что они не отвечает ему взаимностью — это не заниженная, а завышенная самооценка. См.→

Монашеский постриг

Грешно ли быть уверенным в себе и верить в себя, то есть считать, что можешь самостоятельно справиться с любой ситуацией, возникающей на жизненном пути? И чем отличается разумная уверенность в себе от эгоистичной самоуверенности?

На эти вопросы ответить не так-то просто, потому что это тонкая проблема, которую каждый переживает по-своему. Что здесь можно сказать? Совсем не обязательно, что человек, действительно желающий изменить свою жизнь, имеет эгоистичную самоуверенность. Христианин, как правило, говорит, что сделает все от него возможное, а Бог поможет.

Вспоминаются монашеские обеты при постриге, когда дающий их обещает соблюдать их, не полагаясь только на себя.

Постригаемого спрашивают:

– Пребудешь ли в подвиге и в обители до последнего вздоха?

Он отвечает:

– Да, с Божией помощью.

– Будешь ли хранить воздержание с предусмотрительностью и благоговением?

– Да, с Божией помощью.

– Ты пришел сюда, чтобы сохранить послушание до самой смерти?

– Да, с Божией помощью.

Итак, человеку задают несколько очень важных вопросов, причем на некоторые из них он не может дать точный ответ сразу же – в силу ограниченности человеческих способностей, а он уверенно отвечает: «Да, я буду делать то, что вы говорите, но только с помощью Бога». При этом личная свобода никем не отменяется, а, следовательно, не отменяется и наша собственная личность. Когда мы говорим о нашем бытии, личности, то имеем в виду, что можем руководить своими силами и волей. Вот я говорю: я желаю сделать то-то и то-то, а Бог пусть поможет мне достигнуть этого. Но если я не достигаю желаемого, то смиряюсь и прошу Господа о прощении, с кротостью и покаянием заполняю ту пустоту, которая создается невозможностью осуществления того, о чем я заявлял.

Все сказанное выше касается, прежде всего, молодых людей, для которых особенно характерна самонадеянность. А когда человек уже взрослый, в годах… Какая уверенность в себе у него может быть? Если ему за 60 или за 70, он уже может начинать со всеми прощаться… После 50 человек начинает готовиться, «паковать свои вещи» – подобно тому, кто возвращается домой из отпуска. Он жил здесь месяц, но отпуск закончился, осталось два или три дня, нужно наконец собираться, складывать вещи, одежду, укладывать их, стирать, убирать в чемодан, быть готовым к тому, чтобы уехать через пару дней.

Вы ведете себя совершенно по-разному – в первый день отпуска, когда знаете, что останетесь в этом месте на месяц или два, и в последние дни. В эти дни все кончено – вам остается только собирать вещи…

Когда человек только в начале какого-либо пути, он должен иметь дерзновение, но и предположение о том, как он приступит к своему делу, как распорядится днями своей жизни, как он вступит в брак, создаст семью, будет продвигаться по карьерной лестнице, брать кредит, строить свой дом… Если он лишен такого взгляда в будущее, отходит в сторону, заявляя: «Я ничего не смогу сделать», то в этом нет ничего хорошего – это нездоровое, болезненное пораженчество, и Бог не хочет, чтобы мы были такими, потому что Бог создал нас царями, а не пораженцами и рабами. Но, конечно, царями мы становимся только после того, как обуздаем наши страсти и грехи, которые делают нас своими рабами. Только тогда духовная свобода претворится в реальность наших решений и дел.

Все, что мы делаем, мы делаем потому, что так хотим: то есть я следую за Христом в своей жизни, потому что хочу следовать за Ним… Итак, я хочу быть христианином, у меня может не получиться, но я хочу этого – в соработничестве с Богом. С Божией помощью и уповая на Его поддержку, я могу. Мне нужно показать свое намерение, и Бог даст мне требуемые силы – как гласит прекрасное изречение из Патерика, которую отцы часто повторяют: «Пусть Бог даст силу вашим намерениям и желаниям».

У нас нет силы, у нас, возможно, многого нет, но главное – у нас есть своя воля. «Да, я хочу это сделать, я хочу быть христианином, я хочу следовать Евангелию, я хочу держать свое слово и свое обещание Богу. Смогу ли я? Не знаю, но знаю, что хочу этого. Так что если я проявлю свою волю, то Бог даст мне силы, и моя свобода и Божия сила будут работать вместе ради блага меня, как человека, на пути к совершенству».

Так разрешается вопрос: «У меня уверенность в себе или эгоистичная самоуверенность?» Наличие или отсутствие эгоизма становится явным благодаря совсем другому.

Иногда человек должен оказать сопротивление. Он должен быть настойчивым в том, что есть его.

Многие будут говорить вам: «Вы упрямы, вы следуете только своей воле». Так что же? Что, если так? Разве я должен быть как тростинка, которую ветер качает туда-сюда? Неужто вы думаете, что если скомандуете: «Эй! Иди сюда!», то я тотчас и побегу?

Нужно иметь твердость говорить: «Нет, я не пойду в это место; это не по мне, у меня нет желания идти туда, а вы можете идти… Вы можете делать, что хотите, я уважаю вашу свободу, я не могу ей мешать, но я, безусловно, не считаю обязательным для своей свободы делать то, чего не хочу. Это все».

Как все мы знаем из собственного опыта, человек должен иногда быть настолько тверд, настолько непоколебим в своих убеждениях, что даже если все его окружение будет давить на него или угрожать, тем не менее он ответит: «Я не откажусь от своей точки зрения, а вы можете делать все, что хотите!»

Человеку не нужно разрушать себя, он не должен действовать так, чтобы всегда и во всем уступать якобы из смирения. Такая позиция не имеет отношения к смирению, потому что подлинное смирение не обезглавливает человека. Смирение делает нас совершеннее; смирение предоставляет нам свободу выбора в понимании того, где мы должны устоять, а где нет; где должны сказать «нет» и остаться на месте, а где – полностью подчиниться другому человеку – безусловно.

Так что нельзя думать, будто бы нам не пристало хотеть что-то изменить в своей жизни, иметь мечту – особенно в молодости – например, стать врачом или кем-то еще. Кто-то скажет вам, что это невозможно, – ну и что? Я должен перестать хотеть? Разумеется, невозможно не иметь желаний – только мертвый ничего не хочет. Даже великие святые имели большие желания… Какие же? Исполнить Божию волю. И хотя святые обычно по смирению уступали, но, когда дело касалось Божией воли, они оставались непреклонными. Они были непоколебимы, так что даже если бы весь мир обрушился на них, они не изменили бы своего положения.

Вспомним, что говорил святой Косма Этолийский: «Когда ты видишь турок и они требуют серебро, позволь им взять серебро; они захотят земли – отдай им поля; разреши им взять все – и не сопротивляйся. Только не отдавай туркам свою душу». В этом ты должен оставаться непоколебимым. Ты должен выучить, что значит «нет», и ответить всему, что посягает на твою душу: «Нет». К сожалению, в наши дни многие подростки говорят: «…но это же мои друзья – что я могу сделать? Это моя компания – как я могу сказать им «нет”? Разве могу я разочаровать их и пойти против?»

Здесь не может быть двух мнений. Есть определенные границы в наших отношениях с людьми. Как гласит пословица: ты же не позволяешь кому угодно ложиться в твою постель? Да, он может войти в твою гостиную, даже пройти на кухню, но ему не дозволен доступ в твои личные покои. Незнакомцы просто не могут туда войти. Есть определенные пределы, и мы говорим: «Нет, сюда вы не можете войти».

Нам необходимо научиться обозначать эти пределы. И, как мы уже говорили, истинное смирение дарит человеку личность – чрезвычайно сильную, но ни для кого не опасную. Она никому не вредит, как и Сам Бог, Который управляет миром, никому не нанося ущерба.

Бог дал нам свободу делать все, что мы хотим. У нас есть свобода отвергать Его, оскорблять Его… Он дал нам эту свободу, потому что у Него нет чувства незащищенности. У смиренного человека тоже нет чувства незащищенности, он не склонен к подозрительности или слабости; он позволяет другим поступать, как те хотят, но сам остается непоколебимым в своих решениях. Он уверен, но никому не мешает.

Эгоистичная самоуверенность есть в том случае, когда человек говорит: «Я могу делать все сам и ни в ком не нуждаюсь». Но не в том случае, когда вы говорите: «С Божией помощью, я сделаю; я попытаюсь это сделать, и я молю Бога, чтобы Он помог мне…»

Например, вы говорите: «Я хотел сдать эти экзамены; я сделал все возможное, я учился, я во всем поступал так, как было нужно, но я не сдал». Это то, что обнаруживает вашу внутреннюю сущность как духовно здоровую. Да, вы чувствуете разочарование – по-человечески, но вы не будете ощущать уныния или отчаяния и бросать все. Вы говорите себе: «Ладно, я принимаю эту неудачу, я рассматриваю неудачу как возможный результат. Это меня не пугает, это не вызывает у меня паники. Неудача не раздавит меня. Это допустимо – столкнуться с неудачей, ведь она не всегда имеет отрицательные последствия… Я человек, я ограничен в своих возможностях, я не идеален, не всемогущ, я не могу добиться всего…»

Вот почему, даже когда святые грешили, у них были силы подняться вновь с простотой и здоровым отношением; если они грешили, то каялись из самой глубины своего сердца, и так до самой смерти, но они никогда не поддавались чувству угнетения и депрессии. Мы же, когда внутри нас есть грех, начинаем заниматься мучительным самокопанием и терзанием, как будто согрешить есть что-то странное для нас… Неужто вы и впрямь считаете себя настолько важным и непогрешимым, что рассчитывали никогда не ошибаться и не в чем не погрешить?

Грех и ошибка рядом с нами в любую минуту; они «замешаны» в нас. Это обычное для нашего состояния дело, и поэтому даже скромный человек должен быть благоразумным. Он скажет себе: «Эй, я должен быть осторожным и не подвергать себя опасности». Смиренный человек будет действовать осмотрительно, в то время как надменный скажет, что нет проблем, а потом – бац! – падает…

Жить во Христе не значит, что вы спокойно можете «проспать» всю свою жизнь, и все будет идти гладко, без всяких забот. Нет. Жизнь во Христе проходит в серьезной борьбе; вы должны заплатить за свою свободу кровью. Слова «Я буду следовать за Христом» исполнить не так-то просто, и в этом нет ничего странного. Жизнь во Христе требует многого, иногда очень многого. Чтобы обрести такую жизнь, необходимо приложить к этому все свои силы… Иными словами, вы не сидите, сложа руки и ожидая от судьбы, что она подаст вам все, что пожелаете. Вы боретесь. Жизнь во Христе – это борьба.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *