Смерть Бадри Патаркацишвили — это смерть символа эпохи первоначального накопления капитала. Все нынешние олигархи — сами «немножко Бадри», только далеко не каждый из них мог сформулировать свою философию так четко и откровенно.

Вышедшая 11 февраля во «Власти» статья о трудностях перевода с грузинского, посвященная расшифровке встречи Бадри Патаркацишвили с грузинским силовиком Ираклием Кодуа, заканчивалась словами: «Так или иначе, без развития эта ситуация не останется». Речь шла о части стенограммы, касающейся взаимоотношений Бадри Патаркацишвили и Владимира Путина.

Конечно, мы не могли предположить, что развитие будет таким, каким оно оказалось.

Бадри Патаркацишвили умер в своем доме в городе Лезерхед неподалеку от Лондона поздним вечером 12 февраля. Он сказал родным, что плохо себя чувствует, пошел в спальню, упал и умер. На момент подписания номера в печать английская полиция, ссылаясь на предварительные результаты вскрытия, сообщила о смерти от естественных причин — внезапного сердечного приступа. Тем не менее англичане намерены провести токсикологическую экспертизу, которая может занять несколько недель.

13 февраля все российские каналы начинали информационные выпуски сообщениями о смерти Патаркацишвили. Большинство федеральных газет вышли на следующий день со статьями на первых полосах. Хотя, казалось бы, что России смерть «подручного» Бориса Березовского, скрывавшегося в Лондоне от сразу двух правосудий — российского и грузинского?

Конечно, во многом причиной столь пристального внимания к смерти Патаркацишвили стало то, что все столь неожиданно сошлось по месту и времени. Внезапная смерть русского (для англичан Патаркацишвили был и останется русским) в Англии с ноября 2006 года не может не вызвать подозрений. Тем более, если этот русский меньше чем за два месяца до смерти в интервью Sunday Times говорил, что ждет покушения.

Но в России интерес к фигуре Патаркацишвили далеко не исчерпывается этими совпадениями.

Да, Кремлю наконец-то крупно повезло — тень от лондонской смерти гораздо больше падает на грузинское руководство, чем на российское, и гостелевидению грех было упустить такую возможность еще раз намекнуть на коварство южного соседа. Да, выдался лишний случай задать свежий вопрос «А не стоит ли за этим Березовский»?

Но все это в данном случае несущественные детали. Умри Патаркацишвили после долгой болезни, в политической тишине, и все равно его смерть стала бы в России новостью номер один. Просто потому, что грузинский еврей Патаркацишвили — квинтэссенция образа нового русского олигарха, прошедшего путь от замдиректора камвольно-суконного комбината «Советская Грузия» до миллиардера.

В каком-то смысле Бадри для российской элиты значил и продолжает значить гораздо больше, чем его закадычный друг и до недавнего времени компаньон Борис Березовский. Если Березовского часто лишь «терпели», то к Патаркацишвили всегда относились со страхом и уважением. Его имя давно стало бесфамильным. Достаточно было в любой политической или бизнес-тусовке сказать «Бадри», и все понимали, о ком идет речь.

Бадри — это определенная философия ведения бизнеса. Он не просто жил «по понятиям», во многом он эти «понятия» устанавливал. Эту философию можно проследить по довольно немногочисленным публичным выступлениям Патаркацишвили, который до последних лет чурался политики и не очень любил давать интервью. «Власть» предоставляет возможность читателям ознакомиться с этой философией.

«Коммерсантъ», 4 июля 2001 года

— Где проходили ваши встречи с Ивановым (Сергей Иванов, в 1999-2001 годах — секретарь Совета безопасности России, в настоящее время — первый вице-премьер)?

— В правительственной резиденции на Косыгина, 34, 2 и 13 марта. Весьма конфиденциально. Меня завозили туда в машине. Тем не менее информация каким-то образом просочилась в прессу. Иванов мне высказал по этому поводу претензии. Я ответил, что я не заинтересован в утечке этой информации, так что все вопросы к вашему окружению. Он тогда сказал: вы тогда учтите, что если меня будут спрашивать, я буду отказываться. Я ответил, что для меня главное решить вопрос с Колей, а от чего он будет отказываться, меня не интересует. Я думаю, что Иванов не играл. Он просто хотел выполнить поручение Путина — встретиться со мной и договориться. А с другой стороны, хотел максимально от этого абстрагироваться и не иметь к этому отношения. Поэтому, видимо, он и не смог до конца все это довести. Не было желания. Иванов сделал один шаг: встретился со мной. Потом второй: дал поручение Алекперову. А потом абстрагировался. А прокуратура жила своей жизнью, ФСБ — своей. В итоге получилось дело о попытке побега.

Все разговоры о побеге Глушкова и подготовке к нему — просто тупая спецоперация ФСБ в связи с разваливающимся делом «Аэрофлота» и маниакальным желанием власти остановить политическую активность Березовского. Вообще, я думаю, что все, кого обвиняют сегодня в организации побега, в том числе и Глушков, и я, можем подать иск в суд против организаторов этой провокации, против сотрудников ФСБ, которые это затеяли.

— Скажите, вот в новейшей истории, уже после перестройки, кто первым из коллег-предпринимателей попробовал использовать правоохранительные органы против конкурентов?

— Вопрос не вполне ко мне, но Березовский, напомню, отказался подписывать письмо в защиту Гусинского, когда тот сидел в Бутырке, сказав, что Гусинский создал механизм привлечения спецслужб для защиты своих бизнес-интересов и теперь расплачивается за это. Я думаю, не только Гусинский использовал этот механизм. Да все старались использовать.

— Это вам теперь и аукается? Не вы ли научили власть это использовать?

— Если бы мы не научили, она бы научилась сама. У власти долго не было представления, что она власть. Она не могла поверить в свои силы. Может быть, мы подтолкнули ее, чтобы она в это поверила. К тому же после развала КГБ из него ушли многие профессионалы. Пришли новые ребята, которые имели за спиной имидж старого КГБ, но сами ничего не умели и делали все топорно. И был момент, когда и эта структура оказалась втянутой в коррупцию, и многие бизнесмены стали использовать эту структуру как свою личную, для достижения своих целей. И как раз тогда и появились новые профессионалы, которые были ангажированы и действовали уже в интересах определенных лиц.

— И в ваших в том числе?

— Каков вопрос, таков ответ: нет.

***

— Почему вы согласились дать свое первое в жизни интервью именно сейчас?

— Я считаю себя человеком чести, воспитан на определенных принципах, предавать огласке конфиденциальные переговоры не в моих правилах. Поэтому, поверьте, называть фамилии людей, стоящих сегодня у власти, мне не доставляет удовольствия. Меня вынудили это сделать. То, что я вам рассказал, это та маленькая часть, которую я считаю необходимой сегодня приоткрыть. Все мои старания сегодня направлены на одно — освободить Колю. Если бы я не был законопослушным гражданином, то порадовал бы Генпрокуратуру, добавив слова «любым способом». Но у меня есть ограничения.

— А как насчет того, что вы живете по понятиям, а не по законам?

— По понятиям — для меня это значит жить по совести. И законы созданы для того же.

Коммерсантъ 17 апреля 2006 года

— Вы знаете, месяцев десять назад я имел возможность убедиться, насколько люди хотят слышать правду. Тогда арестовали двух спортсменов-олимпийцев, их обвиняли в вымогательстве и шантаже бизнесмена. Как известно, я возглавляю Олимпийский комитет Грузии. И объективно я оказался в ситуации, когда не мог не встать на защиту людей, которых до приговора называли бандитами. С другой стороны, я в качестве президента бизнес-федерации Грузии считал нужным защитить бизнесмена, которого они якобы шантажировали. И я публично обратился к подконтрольным власти СМИ с упреком, что в стране, которая строит демократию, невозможно без суда и следствия называть людей бандитами по одному только подозрению. Я сказал тогда, что презумпцию невиновности у нас еще никто не отменял. И я помню, что в этот день вышли сотни людей, которые протестовали против действий властей. Кстати, впоследствии в суде была доказана вина этих спортсменов. Но самое удивительное, что эта история дала мне урок — как важно дать возможность людям самим составить мнение и осторожно относиться к каждому сказанному слову, в том числе сказанному мною…

***

— В своих выступлениях вы говорили не только о загадочных и нераскрытых убийствах, но и о коррупции. Уверены, что есть основания?

— Основная претензия — это насильственный сбор дани с предпринимателей в пользу разных фондов. Предпринимателей арестовывали и продавали им свободу за счет поборов в виде денег или акций принадлежащих им компаний. Так называемая реприватизация в пользу лиц, приближенных к власти. В эти фонды было собрано огромное количество денег, особенно по грузинским меркам — порядка 120 млн лари (примерно $60 млн.—»Власть»), и никто не знает, как эти деньги расходовались…

— Насколько я понимаю, эта ситуация вас напрямую не касается?

— Меня лично — нет. Но меня как президента бизнес-федерации, конечно, да. Понимаете, это же не добровольное пожертвование денег на храм или помощь больным детям. Речь идет о фонде, созданном при прокуратуре страны. Я не понимаю, как можно жертвовать деньги в пользу прокуратуры. Это был чисто грабеж средь белого дня, не пожертвования, а дань в обмен на свободу людей…

***

—…Бизнесмены мне рассказывали, что с ними творят, и я реагировал, но не как президент бизнес-федерации, а как человек, у которого есть возможность переговорить с министром внутренних дел, с генеральным прокурором, с правоохранительными органами. И зачастую мы находили компромисс. Но когда это приняло массовый характер, то я собрал бизнесменов, пригласил министра внутренних дел и сказал: «Обсудим проблемы». Но ни один человек не осмелился выйти и открыто рассказать о своих проблемах.

— Страх?

— Уже страх! И поэтому я обратился к власти с вопросом: нужен вам запуганный бизнес? Запуганный бизнес нормальную экономику не построит.

***

— Вы рискуете в Грузии повторить путь Бориса Березовского в России. Вам так не кажется?

— Кажется, не кажется… Ведь Березовский тот путь не выбирал. Это была незапланированная история. Власть, которую он сам и создавал, решила подчинить его. А он не захотел себя ломать. Он же всегда говорит: самое главное в жизни — оставаться самим собой, то есть свободным. Да, я сегодня стою в той же точке. Что именно мне кажется, неважно. Я не подчинюсь той формуле, которую власть пыталась использовать по отношению ко мне: мы сейчас на него надавим, и он через «Имеди» (телекомпания, принадлежащая Бадри Патаркацишвили.— «Власть») будет показывать то, что нам выгодно. Я не буду обманывать народ, потому что не могу обманывать себя.

Коммерсантъ 29 сентября 2007 года

— Не боитесь лететь в Тбилиси? Ираклий Окруашвили ведь выступал на канале, к которому вы имеете прямое отношение. И ваше имя прозвучало в неприятном для власти контексте.

— Боюсь, конечно. Но если не полечу, перестану себя уважать.

— Что вы думаете по поводу ареста Ираклия Окруашвили. Ожидали этого?

— Нет, не ожидал.

— Верите в официальную причину ареста — обвинения в коррупции? Или это все же политика?

— Судя по тому, как это сделано, конечно, политика.

РИА Новости Грузия 27 декабря 2007 года

— Для меня как для бизнесмена вполне приемлемо заплатить деньги за то, чтобы власти не стреляли в людей. Но для меня непонятно, по каким законам допустимо заплатить деньги за физическую ликвидацию собственного конкурента, на что пошли власти в моем случае. Я хотел заплатить деньги за то, чтобы власти не стреляли в моих людей. А они собирались заплатить деньги за ликвидацию меня.

Расшифровка записи встречи с Ираклием Кодуа, частично опубликованной в грузинских СМИ 25 декабря 2007 года

Частично опубликована в грузинских СМИ 25 декабря 2007 года, полностью — в грузинской газете «Алия» 5 февраля 2008 года. Русский перевод опубликован на сайте журнала «Коммерсантъ-Власть» 11 февраля 2008 года.

— Я никогда не был на государственной службе. Никогда. Просто, чтобы ты знал. Ну здесь прессы ведь нет, и я не с кем-то разговариваю. Все эти проблемы создал не я. Не я создал от начала до конца. Я был готов по-мужски, красиво, вкусно ему помочь и сделать все для того, чтобы страна встала на ноги и серьезно усилилась. Говорил ему всегда: «Парень, ты только скажи, что тебе нужно,— я здесь, вот он я». Говорил, что Абхазию и Осетию мы так не вернем. Для этого нужны деньги. Вот он я, здесь, используй меня, вложим… Надо вложить, купить по частям, вернуть. Правильно, неправильно, но факт, чтобы вот так вот вернуть. Говорил, что надо покупать по частям. «Вернуть» — такого термина для меня не существует. Не понимаю, что значит этот термин. Если кто-то что-то у тебя отнял, надо прийти к нему и отнять силой, но ведь у России не отнимешь силой. Абсурд! Есть другие варианты. Тебя кинули? Надо прийти и заново купить.

Я почему все это рассказываю, чтобы ты знал. Я не тот человек, который вот так вдруг встал и начал борьбу против Миши. Вот когда он пришел к власти, я взял и отдал 51% «Мзе» (грузинская телекомпания.— «Власть»)… 51% «Мзе» были мои, ведь мои же были? Сказал бы, отдай мне «Имеди», я бы отдал и «Имеди». Я бы отдал, поскольку тогда был убежден, что пришла власть, о которой я мечтал, которая сделает все, чтобы страна нормально развивалась и нормально шла. Я верил Зуре, абсолютно, и мы ночами напролет думали, как построить экономику. Что мы сделаем, и та экономическая программа, которая была сделана фактически мной — сократили налоги до 32 процентов, НДС и так далее. Умолял Мишу выпустить амнистию для бизнеса и говорил, что бизнес должен вздохнуть свободно. Тогда и страна будет развиваться. Три миллиона за программу заплатил, подготовили в Канаде. Потом плюнул на все, потому что понял — не имеет смысла.

***

— Для меня важны принципы. Я ведь даже за тысячу миллиардов не возьму оружие и в тебя не выстрелю, потому что это мой принцип, а не потому, что не могу. Ты мне ничего плохого не сделал. Не сделаю это ради денег. Точно так же про «ТВ-Имеди». Говорю ему: «Имеди» не продается. Ну не продается, и все тут. Причем «Имеди» — это твое спасение. До тех пор, пока есть «Имеди», народ не выходит на улицу, поскольку у народа есть отдушина. Никак этого не мог понять — нет, хочешь не хочешь, продай «Имеди». Продай. Говорю, не продается! Не мог понять, что не продается. Причем я же не сумасшедший. Как это — продай «Имеди»? Это же гарантия моей защиты! Это же невозможно! Продам «Имеди», а он потом отнимет все, что за нее дал. Никак этого не понял, и что самое главное, я не хотел вообще всего этого, не хотел этой оппозиции, не хотел, чтобы вернулось то, что было в 1991 году, это он все создал, а не я, я не создавал этого.

***

— Я не хотел терять девять месяцев и плевать мне было, заплачу три миллиона или полтора (речь идет о тендере по сдаче в аренду 9-го и 10-го терминалов Потийского порта.— «Власть»). Если бы сказали пять, заплатил бы пять. Когда я спросил, сколько стоит, ответили: ну максимум полтора. Я приказал заплатить три, чтобы наверняка выиграть, не хочу с этими драться и так далее. Ребята меня умоляли: не надо, запиши два — зачем выбрасываешь миллион? Я ответил, бросьте, а вас кто спрашивает? Мои деньги ведь? Так что заплатите три. А он взял да и заставил вложить 3 миллиона 60 тысяч, только бы мне не досталось. Из того терминала больше двух, хоть лопни, не получишь. Но только бы Бадри не досталось. Я его спрашивал: почему, парень? Во имя чего? А он: «Я тут ни при чем».

***

— Я ему все время говорил: Миша, я тебе не враг, не нужна мне никакая должность. Если бы мне нужна была должность — должность валялась на дороге. Если бы я хотел, разве я не мог истратить 50 миллионов или 100 миллионов, чтобы должность получить? Мне в России предлагали пост министра экономики, когда я там жил. Потому что у меня 50 человек лучших экономистов работали. Я целый институт создал, который работал над тем, как законы обойти. Какие тогда законы государство принимало? Когда принимало, я выступал и говорил, каким путем надо идти, чтобы обойти закон, ничего при этом не нарушить и цели достигнуть. Многие из тогдашних новых схем в России мной придуманы. Ну когда Путин пришел, он мне предложил занять пост министра экономики. Я ему ответил: ты что, с ума сошел? На хрен мне пост министра, мне деньги нужны…

***

— Когда у меня в Швейцарии родилась внучка, нужен был паспорт, иначе не доставили бы в Лондон, я позвонил в Кремль. Там даже удивились: ты что это прямо сюда звонишь? Ну и я им: может, вы дадите распоряжение, чтобы в Швейцарии выдали паспорт? Я что, ваш агент, что ли? Почему не могу звонить? Сделайте по-мужски. Они за 15 минут сделали паспорт и дали. Если мне Вано позвонит и попросит о чем-то, или Миша позвонит и попросит — у нас есть проблема ведь? Но все сделаю! У меня свои представления о жизни. Это я в Грузии такой добрый дядюшка. В России у меня несколько иной бэкграунд. Там меня по-другому знают. Пусть там спросят. Там меня знают как мужчину.

Патаркацишвили Аркадий (Бадри) Шалвович

Родился 31 октября 1955 года в Тбилиси. Окончил Грузинский политехнический институт. Работал на Тбилисском камвольно-суконном комбинате «Советская Грузия», прошел путь от заместителя секретаря комитета ВЛКСМ до заместителя директора предприятия. В середине 1980-х годов, собирая на ВАЗе материал для монографии о ценообразовании в СССР, познакомился с Борисом Березовским. С начала 1990-х годов занимал посты во всех крупных проектах Березовского и был совладельцем этих проектов. В 1990 году назначен директором кавказского представительства ЛогоВАЗа, а в 1992 году — заместителем гендиректора компании. В 1994 году, став первым заместителем гендиректора ЛогоВАЗа, переехал в Москву.

В 1995-2001 годах занимал руководящие должности на ОРТ: первый заместитель гендиректора — директор по коммерции и финансам, исполнительный директор. Во второй половине 1990-х возглавлял советы директоров ЗАО «Нефтяная финансовая компания» (купило на залоговом аукционе 51% акций «Сибнефти») и Объединенного банка, входил в совет директоров «Сибнефти». В 1999 году избран в совет директоров телеканала «ТВ-6 Москва», в марте—мае 2001 года был его гендиректором. В число медийных активов Березовского и Патаркацишвили входили издательский дом «Коммерсантъ», «Независимая газета», «Новые Известия» и журнал «ТВ-Парк». Также совместно с Борисом Березовским владел 25% «Русского алюминия».

29 июня 2001 года был обвинен Генпрокуратурой в организации побега из-под стражи бывшего первого заместителя гендиректора «Аэрофлота» Николая Глушкова и вскоре уехал в Грузию. В октябре 2002 года объявлен в международный розыск по делу о хищении около 2 тыс. автомобилей при проведении взамозачета ЛогоВАЗа с АвтоВАЗом и администрацией Самарской области. После этого СМИ сообщили о продаже им и Березовским долей в ОРТ, «Сибнефти» и «Русском алюминии».

В Грузии Патаркацишвили занялся в основном медийным бизнесом: создал телекомпанию «Имеди», купил доли в телекомпаниях «Мзе» и «Первое стерео». Вместе с Борисом Березовским приобрел паи в фонде Bary Discovered Partners, владеющем корпорацией Georgian Glass and Mineral Waters (производитель минеральной воды «Боржоми») и рядом предприятий пищевой промышленности в Грузии и Сербии. Владел долями в грузинском сотовом операторе Magticom, футбольном и баскетбольном клубах «Динамо» (Тбилиси) и бразильском футбольном клубе «Коринтианс». Вел общественную и политическую деятельность: возглавил Федерацию бизнесменов Грузии, грузинский Национальный олимпийский комитет, Всемирное еврейское телевидение.

В феврале 2006 года Борис Березовский объявил, что Бадри Патаркацишвили выкупит у него все активы в совместном бизнесе. Политэмигрант объяснил свое решение стремлением «снять политические риски с бизнеса Бадри». В частности под контроль бизнесмена перешел издательский дом «Коммерсантъ», который он продал в августе 2006 года.

В марте 2006 года, обвинив власти в вымогательстве «оброка с бизнеса», перешел в оппозицию президенту Грузии Михаилу Саакашвили и уехал в Лондон. В ноябре 2007 года принял участие в массовой акции протеста оппозиции перед грузинским парламентом и пообещал потратить все свои деньги «на освобождение Грузии от фашистского режима Саакашвили».

9 ноября обвинен генпрокуратурой Грузии в заговоре с целью свержения власти, 10 ноября заявил о намерении побороться за пост президента. Зарегистрировавшись кандидатом, получил иммунитет, но 5 января 2008 года на выборах занял лишь третье место (7,1% голосов). 10 января ему вновь были предъявлены обвинения в заговоре с целью свержения власти, подготовке нападения на должностное лицо и подготовке теракта.

Что вам Бадри сделал?

Юлий Гусман, режиссер:

— Бадри научил меня финансовой дисциплине. Вообще он был потрясающим человеком и бизнесменом. Во время становления академии киноискусств «Ника» телеканал ОРТ вместо того, чтобы платить нам деньги за наше качественное шоу, стал выставлять счета за показ. Я прошел по кабинетам всех чиновников, но ни у кого понимания не нашел. Кто-то посоветовал мне сходить к Бадри, говорили, что на канале он решает все финансовые вопросы. Нахохлившись, я пошел.

Бадри оказался очень обаятельным и милым человеком. Мы с ним побеседовали о жизни, о тбилисской команде КВН. Потом я изложил суть своего дела. И Бадри согласился со всеми моими аргументами. Правда попросил оплатить $3000, которые нам выставили ранее за нашу программу, а со следующего года он дал честное слово не только бесплатно показывать нас, но и платить нам, как и остальным производителям шоу-программ. А это десятки тысяч долларов. В конце разговора Бадри вдруг спросил: «А что Вы делаете в субботу вечером?» Я что-то стал говорить. Он позвал секретаря: «Танечка, закажи, пожалуйста, столик в «Метрополе» на шестерых. И я очень тебя прошу, проследи, чтобы счет был не меньше $3001″. Бадри сказал, что я могу пригласить на ужин супругу и друзей. Мы пришли с женой и отлично посидели втроем. После этого никаких проблем у «Ники» не было.

Александр Волков, президент федерации баскетбола Украины, бывший народный депутат верховной рады:

— Бадри не сделал для меня ничего ни хорошего, ни плохого: он просто был моим близким другом. Он очень часто приезжал ко мне, начиная с 1994 года, я поддерживал с ним самые тесные отношения, был на свадьбе его дочери, сидел с ним за одним столом на дне рождения Березовского. Это был прекраснейший человек, прекрасный друг… А друзья, я считаю, не должны делать ничего ни хорошего, ни плохого, друзья должны быть просто рядом.

Олег Митволь, заместитель руководителя Федеральной службы по надзору в сфере природопользования:

— Ничего ни хорошего, ни плохого. Я никогда не ездил к нему в Лондон и тем более в Тбилиси. Мы встречались в коридорах, здоровались, не более того.

Алексей Венедиктов, главный редактор «Эха Москвы»:

— Я с Бадри работал вместе, и главное, что он мне давал,— это общение. Бадри был особенным человеком, с ним было всегда очень интересно. Он обогащал мое видение на этот мир, помогал по-другому смотреть на его проблемы.

Семен Ария, адвокат:

— Скорее наоборот, это я для него сделал. Ведь это он пригласил меня в 2001 году для того, чтобы я вел его дело по обвинению в организации побега Глушкова и защищал его. Хотя господин Патаркацишвили дал мне возможность пообщаться с чрезвычайно умным, образованным и обаятельным человеком, то есть с ним самим.

Игорь Шабдурасулов, исполнительный директор фонда «Триумф», в 1998-1999 годах гендиректор телекомпании ОРТ:

— Бадри был мне близким товарищем и другом. И для этого не обязательно что-то делать для меня или мне для него. Так жизнь сложилась, что мы подружились. Поэтому его смерть стала огромной потерей и болью, как будто я потерял родного человека. Впрочем, Бадри был для меня действительно близкий человек. Его знали и уважали многие. Я не знаю ни одного олигарха, кто бы к нему не относился с уважением.

Юлия Латынина, журналист:

— Для меня Бадри решительно ничего не сделал. Но я обожала этого человека. Я была с ним знакома, была в доме в Тбилиси и скажу честно: я никогда не видела человека, который бы так вкусно жил. Конечно, мы все любим жизнь, но Бадри умел наслаждаться каждым мгновением этой жизни, а это не все умеют. Он просто тащился от этого бытия, которое подчас было на грани фола. А подарки? У меня нет от него никаких подарков. Мне он никогда их не делал, думаю, просто не хотел унижать меня ими. Впрочем, и интервью я у него тоже никогда не брала.

Владимир Каданников, в 1993-2005 годах генеральный директор АвтоВАЗа:

— Ничего. Мы очень давно были всего лишь коллегами по АвтоВАЗу, а потом нас ничего не связывало, и я с ним с тех пор нигде не встречался.

Хатуна Мепаридзе, уроженка Тбилиси:

— Бадри Патаркацишвили для меня — бог. Он спас мою пятилетнюю дочь, больную лейкемией. Патаркацишвили создал фонд помощи детям, больным лейкемией. У нашей семьи не было никаких средств, а он дал нам надежду. Когда я услышала о его смерти, я весь день плакала. Мы будем молиться за него и поставили свечку в сиони.

Николай Гулько

УДК 352.075

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СОВЕСТНЫХ СУДОВ В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ (НА ПРИМЕРЕ ПЕРМСКОЙ ГУБЕРНИИ)

Л.Ю. Мхитарян

Доцент кафедры теории и истории государства и права Пермский институт экономики и финансов 614068, г. Пермь, ул. Екатерининская, 141 E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Аннотация: В статье рассматриваются вопросы учреждения совестного суда как проявления особой формы суда «по совести». Анализируется правовое, философское значение моральной категории «совесть». Особое внимание уделено специфике организации совестного суда на территории Пермской губернии. Актуальность данного исследования обусловлено тем, что исследования относительно деятельности Пермского совестного суда до настоящего времени отсутствовали.

Автор отмечает, что образцом для создания совестного суда в России послужил английский суд. Совестный суд Пермской губернии считался инстанцией, равной палатам уголовного и гражданского суда, Верхним судам и губернским магистратам. Совестный суд должен был приниматься за любые дела, где применение закона могло бы привести к несправедливости.

Делается вывод о преждевременности создания судебных органов с неопределенной юрисдикцией, основой которых служили нравственные начала.

Ключевые слова: совестный суд; совесть; Пермская губерния; судоустройство; примирение сторон

Появление в отечественном законодательстве такой нравственной категории, как добросовестность, вызвало немало как положительных, так и отрицательных мнений. Ключевым в этом правовом институте является понятие «совесть». Будучи основой нравственного сознания, совесть оказывает влияние на всю систему общечеловеческих ценностей: справедливость, равенство, достоинство.

Понятие «совесть» исследовалось как философами, начиная с античности, так и представителями других наук. Так, И. Кант трактовал совесть как «сознание внутреннего судилища» . В этимологии эквивалентом «совестно» выступает «стыдно» у А. Преображенского . В качестве правовой категории В. В. Сорокин определяет совесть «как специфическую способность нравственного суждения, с помощью которой человек в каждом конкретном случае определяет, что делать и как поступить» .

Согласно толковому словарю В. Даля, совесть – «внутреннее сознание добра и зла; тайник души, в котором отзыва­ется одобрение или осуждение каждого по­ступка; способность распознавать качество поступка; чувство, побуждающее к истине и добру, отвращающее от лжи и зла; неволь­ная любовь к добру и к истине» .

Русское слово «совесть», по мнению Т.Л. Мигуновой, является эквивалентом английского «conscience» . Иной точки зрения придерживается М.В. Пименова: рассмотрев способы вербализации концептуальных метафор совести, она утверждает, что это слово не имеет прямых аналогов в иностранных языках, а в английской языковой картине мира совесть подменяется понятиями честности, правды, стыда .

Одним из проявлений понятия «совесть» в дореволюционной России являлся совестный суд, появившийся в отечественной судебной системе благодаря Екатерине II, в «Учреждениях для управления губерний Всероссийской империи» . Стремление человека к моральному и нравственному самоконтролю, ответственности за все, что происходит вокруг, объясняет пристальное внимание к этому судебному органу как дореволюционных , так и современных исследователей. Исследования относительно деятельности Пермского совестного суда до настоящего времени отсутствовали. Единственное упоминание об этом органе, среди прочих губернских учреждений, содержится в работе пермского краеведа XIXвека А.А. Дмитриева, давшего краткие сведения о лицах, возглавлявших его .

Рассуждая о причинах появления совестного суда в российской судебной системе, исследователь XIXвека Г. Барац считал совестный суд «странной смесью узаконений малороссийских и английских, приправленной несколькими афоризмами латинского и итальянского происхождения» . Под «малороссийскими узаконениями» Г. Барац имеет в виду официальный свод «прав, по которым судится малороссийский народ», составленный в 1743 г. в городе Глухов. В своей работе исследователь последовательно доказывает факты заимствования статей «Учреждения о губерниях» из источников малороссийского свода законов, посвященных так называемому третейскому суду, а также копирование английского суда справедливости .

Современные исследователи, в частности Н.Н. Ефремова и С.В. Лонская , в организации совестного суда отмечают несомненное влияние идей С.Е. Десницкого, который, получив английское воспитание, использовал английские и шотландские образцы, перенеся их на русскую почву. «Образцом для создания совестного суда, – утверждает Н.Н. Ефремова, – послужил английский суд канцлера (HighCourtofChancery), иначе – суд справедливости (Courtofequity)» .

В Англии совестные суды были известны еще с норманских времен; им были подсудны три категории дел:

  1. обман, т.е. недобросовестный договор в ущерб одной из договаривающихся сторон, если обиженный не может быть защищен обыкновенным судом;

  2. правонарушение вследствие случайности;

  3. нарушение верности и доверия (иски по наследству) .

Таким образом, вводя институт совестного суда в российскую судебную систему, Екатерина Великая задумывала его не только как орган правосудия, но и как орган естественной справедливости.

Согласно «Учреждениям для управления губерний Всероссийской империи», совестный суд относился к специальным судебным органам, обладавшим исключительной компетенцией по рассмотрению определенной категории дел . Он был создан «в видах милосердия», и неоднозначно оценивался современниками: так, по утверждению Н. Гартунга, он являлся «эксцепциональным учреждением с совершенно неопределенной юрисдикцией» ; напротив, Н.В. Гоголь высоко оценивал создание этого органа, считая его верхом «человеколюбия, мудрости и познанья душевного» .

Совестный суд считался инстанцией, равной палатам уголовного и гражданского суда, верхним судам и губернским магистратам. Это свидетельствовало о значимости данного органа в системе губернских судебных учреждений. Вышестоящей инстанцией считались Высший совестный суд (который не действовал на постоянной основе), Сенат, император. Соответственно, кроме вышеперечисленных органов, совестный суд ни от кого указов не получал и ни к кому другому рапортов и доношений не посылал. Совестный суд мог получать предложения от начальника губернии и губернского правления и посылать к ним уведомления. Со всеми остальными присутственными местами совестный суд сносился сообщениями.

Суд учреждался в каждой губернии и состоял из одного назначаемого совестного судьи и шести заседателей, избиравшихся по два от каждого сословия (дворян, горожан и селян). Кандидаты на должность совестного судьи выбирались судебным органом и утверждались губернатором. Судья должен был отвечать следующим характеристикам: «способный, совестный, рассудительный, справедливый и беспорочный человек» . Заседатели, избираемые на трехлетний срок, могли участвовать только в тех заседаниях, где разрешались дела сословий, которому они принадлежат. Их избирали из людей добросовестных, «законы знающих и учение имеющих» . Следует согласиться с Т.Л. Мигуновой, что появление в судебной системе России совестных судов свидетельствовало о попытке Екатерины выйти за пределы сословных судов и создать некое подобие общегражданского, всесословного правосудия .

Однако в Пермской губернии, равно как в Вятской и Архангельской, из-за небольшой численности дворян совестный судья с двумя заседателями определялся от правительства . Вот что писали историки о создании суда в Перми в 1781 году: «В новом городе нет ни купечества, ни мещанства как представителей городских сословий, и потребовалось выслать в качестве кандидатов на эти должности 16 купцов и мещан из Кунгура, 12 – из Соликамска, 6 – из Чердыни. Эти иногородние купцы и мещане и вошли в первый Пермский городовой магистрат, Совестный суд и иные выборные городские учреждения» .

Первыми чиновниками Пермского совестного суда стали: выборные заседатели Николай Удников (купец из Чердыни) и Резанов (из Кунгура); членами суда, назначенными Правительством: судья – коллежский советник Андрей Орлов, дворянскими заседателями – секунд-майор Петр Глотов и капитан Илья Мыльников . Как верно отметил А. Дмитриев, едва ли можно было ожидать от людей, оторванных от места их постоянного жительства, должного отношения к своим обязанностям .

В Перми совестный суд был открыт одновременно с прочими присутственными местами: палатами казенной, уголовной, гражданской, приказом общественного призрения, верхним земским судом, губернским магистратом, верхней расправой и уездным судом, о чем в своем рапорте в столицу сообщил генерал-губернатор Пермский и Тобольский Евгений Петрович Кашкин 20 октября 1781 г. . Тем не менее в архивных документах Государственного архива Пермского края указано, что совестный суд был создан в Перми только в 1816 г. .

Совестный суд должен был приниматься за любые дела, где применение закона могло бы привести к несправедливости. При вынесении решений судьи руководствовались не только нормами закона, но и принимали во внимание:

«1. человеколюбие вообще;

2. почтение к особе ближняго, яко человеку;

3. отвращение от угнетения или притеснения человечества, и для того совестный суд никогда судьбы ничьей да не отяготит, но вверяется оному совестный разбор и осторожное и милосердное окончание дел, ему порученных» .

Этот судебный орган решал как гражданские, так и уголовные дела. Из уголовных дел под юрисдикцию совестного суда попадали следующие: по преступлениям безумных, малолетних и несовершеннолетних; дела о бродягах малолетних и несовершеннолетних, а также о бродягах глухонемых; о незаконном содержании в тюрьме (более трех дней без допроса); дела о колдовстве, «поелику в оных заключались глупость, обман и невежество» ; об оскорблении детьми родителей, без различия возраста, пола и состояния; дела, касавшиеся преступников, «кои иногда более по несчастному приключению или по стечению обстоятельств впали в преступление» . Из гражданских подлежали рассмотрению дела, решавшиеся в примирительном порядке (в основном между родителями и детьми) по имуществу и всякого рода интересным искам, а также дела, вверенные по обоюдному добровольному согласию тяжущихся. Причем дела между родителями и детьми могли быть рассмотрены только в этом суде.

Известный историк А. Градовский, в целом довольно критично относившийся к совестному суду, отмечал одну положительную функцию этого органа: всякий, кто содержался в тюрьме свыше трех дней без объявления причин, мог обратиться с жалобой в совестный суд, который, по получении прошения, посылал повеление о представлении обвиняемого с прописанием причин . Впрочем, это правило не действовало, если арестованный обвинялся в оскорблении Его Величества, государственной измене, убийстве, воровстве или разбое. Повеление суда должно было быть исполнено в течение суток и в поверстный срок, полагая 25 верст в день. За неповиновение приказам совестного судьи следовал крупный штраф – до 300 руб. Если совестный суд усматривал, что лицо содержится не по обвинению в приписываемых преступлениях, то выносил решение об освобождении его на поруки. Таким образом, в комментируемых нормах наиболее ярко проявляется стремление императрицы к личной безопасности каждого подданного, продекларированное в ст. 395 «Учреждений…»

Совестный суд принимался за рассмотрение иска либо по предложению губернского правления, либо по сообщению другого места, либо по прошению и иску . Тем самым совестный суд значительно снимал нагрузку с других судебных, а также административных учреждений.

Процедура примирения в совестном суде выглядела следующим образом. На первом этапе суд требовал от сторон примирения. Если стороны отказывались, то к делу привлекались посредники, которые изыскивали средство к примирению сторон. Наконец, если процедура примирения не удавалась и посредникам, суд предлагал решение «как примирить без разорения, без тяжбы, без спора, ссоры или ябеды истца и ответчика». Если стороны отвергали мнение совестного суда, то «совестный суд истцу и ответчику объявит, что совестному суду до той их распри уже дела нет, а пошли бы, куда по законам надлежит» . «Оный суд, – писал И. Наумов, – не решит дел без согласия тяжущихся: он только убеждает их к окончанию их дела по совести. Совестный суд отличается тем от прочих судов, что в нем уважается не обряд письменный, или форма, но существо дела» . Таким образом, был законодательно закреплен институт судебных посредников. Примирительная функция совестного суда явилась предтечей создания мировых судебных установлений, появившихся в России только благодаря реформам Александра II.

Апелляционной инстанцией по замыслу Екатерины должен был стать Вышний совестный суд, однако этим мечтам не суждено было сбыться: приговор совестного суда поступал на утверждение начальнику губернии. Все решения по делам о дворянах или малолетних преступниках передавались на ревизию в сенат еще до приведения приговора в исполнение . Таким образом, апелляция на решение совестного суда была возможна лишь по уголовным делам.

Заседания совестного суда проводились не реже трех раз в год, а дополнительно – «когда дело есть».

К сожалению, в архивах не сохранились материалы о деятельности совестного суда времен Екатерины. Остается лишь согласиться с утверждением В. Ключевского, что за все царствование Екатерины не насчитать и десятка дел, решенных во всех совестных судах надлежащим образом .

С приходом на российский престол Павла, с 1797 года совестные суды были закрыты, однако по прошествии краткого периода, с 1802 года, их деятельность была восстановлена. В Перми совестный суд возобновил свою деятельность в соответствии с именным указом от 21 января 1816 г. «Об учреждении в Пермской губернии Совестного суда» .

Безрезультатность работы совестных судов привела во второй четверти девятнадцатого века к их упадку, сокращению и фактическому прекращению деятельности. Самодержавно-крепостническая действительность не оставляла места для таких высоких качеств, как человеколюбие, «почтение к особе ближнего» и прочих высоких устоев. Это вызвало полное упразднение совестных судов задолго до судебной реформы.

Совестный суд был ликвидирован на основании высочайше утвержденного мнения Государственного Совета «О штатах совестных судов» от 23 июня 1852 г. Функции этого судебного органа были переданы губернской палате уголовного и гражданского суда.

Подводя итог деятельности совестных судов на территории Пермской губернии, можно сделать следующие выводы. Совестный суд являлся специальным судебным органом, обладавшим особой организацией: по своему составу совестный суд являлся всесословным правительственным местом. Царское правительство, учитывая специфику региона, позволяло формировать этот орган на территории Пермской губернии особым образом, отличавшимся от общероссийского порядка. Компетенция совестного суда была особенной: споры между родителями и детьми могли решаться только в этом судебном органе. Процессуальные нормы, которыми руководствовался суд при принятии решения, также выделяли его из системы судебных учреждений, созданных в соответствии с «Учреждениями для губерний»: суд принимал во внимание не только нормы закона, но и «естественную справедливость».

Библиографический список

Всякому приличному мужчине, к сожалению, следует время от времени думать о женщинах. А то он покроется прыщами, и у него от напряжения лопнут глаза. Такой мужчина довольно скоро станет неприятным и со временем умрет, оставив в наследство потомкам пачку недоеденных витаминов, коллекцию марок и пластмассовую расческу.

Поэтому остальным мужчинам следует периодически, до нескольких раз в месяц, думать о женщинах. Это может принести им облегчение, хотя, честно сказать, недолгое. Дело в том, что думать о женщинах неприятно. Едва только взявшись за это занятие, всякий мужчина понимает: у женщин нет мозгов, стыда и совести. А кому такое понравится? Впору собирать марки и есть витамины.

Многие спрашивают в этой связи: как быть? Отвечаю: никак. Спасения нет. Летальный исход неизбежен. У женщин действительно нет ни мозгов, ни стыда, ни совести, поскольку они им не нужны. Наблюдения за женщинами показывают: в течение всей своей жизни они делают всего несколько вещей. А именно: маникюр и звонок по телефону с вопросом «Ты где?». Все остальное – истерики и критические дни. Для этого, конечно, ни стыда, ни совести не требуется. Не говоря уж о мозгах.

Устав кричать, женщина начинает делать себе маникюр. Это единственное занятие, которое может отвлечь ее от истерики. Если женщина не кричит и не делает маникюр, значит, она выщипывает брови. В среднем, женщина тратит на маникюр семнадцать лет, восемь месяцев, три дня, сорок семь минут и двадцать секунд своей жизни. Остальное время она кричит и выщипывает себе брови.

Трудность, однако, в том, что жизнь сложнее и дольше. Поэтому женщине приходится худеть и толстеть. Нет ни одного существа на белом свете, которое могло бы худеть и толстеть. Цветы — пахнут, деревья — гнутся, птички — свистят, солнце — светит. Женщина же постоянно худеет и толстеет, и это доводит ее до исступления.
Она говорит:

— Господи, кажется, я потолстела. — И закатывает истерику.

Когда вы пытаетесь успокоить женщину и говорите, что она вовсе не потолстела, а даже как-то похудела, она говорит:

— Господи, как же я похудела! Смотреть не на что! — И закатывает истерику.

Если женщина не бьется в истерике, не делает себе маникюр, не выщипывает брови, не худеет и не толстеет, значит, она потеряла стыд и совесть. Это значит, она открыла шкаф, стоит перед зеркалом голая и говорит:

— Так. Мне совершенно нечего надеть. В чем я теперь пойду?

Это не значит, что она куда-то собралась. Просто у нее нет ни стыда, ни совести. Впрочем, некоторые специалисты утверждают, что время от времени стыд и совесть у женщины все-таки появляются. Но это означает только то, что у нее начались критические дни. В критические дни женщина ведет себя иначе. Она не открывает шкаф, не стоит голая, не худеет, не толстеет, не делает себе маникюр и не выщипывает брови. В критические дни она просто кричит. Истошно, без стыда и совести, как белуга. Таких дней в месяце примерно семь. Однако их особенность в том, что есть еще дней десять отчаянья перед критическими днями и примерно столько же после. В течение этого непростого времени женщина не желает ничего знать. Относиться к этому следует с пониманием. Для того, чтоб что-нибудь знать, надо иметь мозги, стыд и совесть. А у женщин их нет.

Следует, впрочем, заметить, что в перерывах между критическими днями, маникюром, выщипыванием бровей, худением, толстением, стоянием перед зеркалом и истерикой у женщины остается немного свободного времени. Как правило, она использует его, чтобы позвонить по телефону. Когда женщина звонит по телефону, она обязательно дозванивается и спрашивает: «Ты где?» Вне зависимости от ответа женщина сразу начинает закатывать истерику и жаловаться, что ей нечего надеть, она исхудала, забыла, когда в последний раз делала маникюр, у нее скоро критические дни и она не желает ничего знать, поскольку у вас нет ни стыда, ни совести и думаете вы неизвестно чем. То есть известно, чем. Черт-те чем.

Спрашивается: зачем так устроено природой? Зачем же она не дала женщинам мозг, стыд и совесть? Я вам отвечу вопросом: а откуда б она их взяла? Все женщины ведь происходят от женщин, у которых нет ни мозгов, ни стыда, ни совести, и от мужчин, у которых нет денег и головы на плечах, чтобы с ее помощью оценить маникюр, выщипанные брови, плоский живот, розовую кофту и ответить наконец на вопрос «Ты где?». Поэтому в сложившейся ситуации следует действовать только двумя традиционными способами: коллекционировать марки или периодически пуськать женщину, тетехать ее и тютитюкать. В конце концов, пусть себе орет как ненормальная. От крика тоже польза есть. Сидишь, как пенек, денег нету ни черта, башка глупая, глаза бесстыжие. Сидишь, в носу ковыряешь, слушаешь и думаешь: Господи, какое ж счастье! Я не одинок.

Курс повышения квалификации «Организация работы с одаренными детьми в условиях реализации ФГОС»
Курс профессиональной переподготовки «Организация образовательного процесса для обучающихся с ограниченными возможностями здоровья»
Курс повышения квалификации «Оказание первой помощи детям и взрослым»
Курс повышения квалификации «Сетевые и дистанционные (электронные) формы обучения в условиях реализации ФГОС по ТОП-50»
Курс повышения квалификации «Управление конфликтами в образовательной организации»
Курс профессиональной переподготовки «Организационно-педагогическая деятельность в условиях реализации ФГОС»
Курс повышения квалификации «Средства педагогического оценивания и мониторинга в работе учителя в условиях реализации ФГОС»
Курс повышения квалификации «Тайм-менеджмент — персональная эффективность преподавателя»
Курс повышения квалификации «Методика обучения игре детей с особенностями развития в рамках реализации ФГОС»
Курс профессиональной переподготовки «Тьюторское сопровождение обучающихся в системе инклюзивного образования»
Курс повышения квалификации «Содержательные аспекты профессионального и личностного развития педагогических работников в рамках реализации профессионального стандарта»
Курс повышения квалификации «Основы музейной педагогики в работе учителя как одно из условий реализации Федерального государственного образовательного стандарта (ФГОС)»
Курс повышения квалификации «Применение современных педагогических технологий в образовательном процессе в условиях реализации ФГОС»
Курс повышения квалификации «Экзаменационный стресс как частая проблема педагогов и учащихся и пути ее решения»
Курс профессиональной переподготовки «Методическое сопровождение педагогического процесса в условиях реализации ФГОС»

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *