Иосифляне и нестяжатели

В XV – XVI веках в Русском государстве вся передовая мысль была неразрывно связана с церковью. В то время вопросы веры имели чрезвычайно большое значение. Форма исповедания и свобода совести подразумевали определённое поведение, идеологию и распространялись на быт и политику. Но нужно заметить, что в богатом многообразии передовой мысли немалое место занимали негативные мироощущения. Внедрение в жизнь таких учений вызвало отрицательный результат во многих странах.

Так во Франции, исповедующей католицизм, разразились альбигойские войны. Православная Болгария была разгромлена и подчинена Византии. В мусульманском мире исмаилитские и карматские движения спровоцировали массовые убийства, беззаконие и произвол. В Русское государство негативные мироощущения проникли в конце XV века в виде ереси «жидовствующих». Но связь этой ереси с иудаизмом была весьма сомнительной.

Лидеры русской церкви были умными и великолепно образованными людьми. Они прекрасно понимали ту опасность, которую представляла собой ересь для будущего страны. Но вот единства во мнениях и способах борьбы с еретиками у видных деятелей церкви не было. В данной ситуации на передний план вышли иосифляне и нестяжатели – представители церковных направлений. Именно между ними разразился спор о методах искоренения негативных еретических веяний, охвативших часть русского населения.

Нестяжатели – сторонники заволжского старца Нила Сорского (1433-1508), основателя скитского жительства на русской земле (канонизирован во второй половине XVII века). Его учеником и последователем был Вассиан Патрикеев (1470-1531). Эти люди, осуждая еретиков, отрицали возможность их насильственного умерщвления. Они говорили, что Бог желает не смерти грешника, а его раскаяния. Упорствующих в ереси следует изолировать и высылать за границу, а не довлеть над их совестью, угрожая смертью.

Иосифляне – сторонники Иосифа Волоцкого (1439-1515), видного церковного деятеля, канонизированного православной церковью в 1579 году. Эти люди являлись оппонентами нестяжателей. Осуждая ересь, они настаивали на крутых мерах по её искоренению, вплоть до сожжения на костре.

В спор между различными церковными направлениями была втянута и административная власть. В 1500 году великий князь московский Иван III тяжело заболел, и последние 5 лет его правления соправителем государя считался Василий Иванович – сын от второй жены Софьи Палеолог. Он попал под влияние Иосифа Волоцкого, и в 1504 году было вынесено совместное решение Ивана III, фактического правителя Василия Ивановича и собора епископов. Это решение обрекло еретиков на смерть.

По всей русской земле запылали костры. На них сожгли многих вольнодумцев, в число которых входили и крупные государственные деятели, поддерживающие ересь. Тех, кого не сожгли, посадили в тюрьму, где эти люди и умерли.

Однако разногласия между иосифлянами и нестяжателями касались не только борьбы с ересью. Сторонники разных церковных направлений по-разному относились к имуществу, принадлежащему церкви. Нестяжатели ратовали за то, чтобы передать всё церковное имущество в казну. Тем самым государство смогло бы оплатить службу дворянам и укрепить границы государства. Но взамен они требовали право свободно высказывать личное мнение в соответствии с совестью.

Иосифляне выступали против отказа от церковного имущества. Они выражали готовность поддержать Василия III Ивановича, но лишь при условии, что церкви будут оставлены все владения, а в их числе и богатые убранства храмов, и прекрасные библиотеки, и процветающие монастырские хозяйства.

В этот переломный момент определяющими оказались семейные обстоятельства великого московского князя и государя всея Руси. Тут нужно пояснить, что первой женой Василия III была Соломония Юрьевна Сабурова. Этот брак оказался неудачным, так как у пары не было детей. Данное обстоятельство стало причиной развода. И хотя Сабурова была категорически против, её сослали в монастырь, а Василий III женился на юной Елене Глинской (мать Ивана Грозного).

Род Глинских основал потомок Мамая, разбитого на Куликовом поле русскими дружинами. Этот потомок принял православие, стал князем Глинским и устроился на службу в Литву. Уже его потомок Василий Львович Глинский в 1508 году перебрался в Москву. Его дочь Елена Глинская и была замечена Василием III. Она вышла замуж за великого московского князя и родила ему двух сыновей. Правда, злые языки поговаривали, что истинным отцом этих детей был вовсе не государь всея Руси, а молодой и красивый воевода сторожевого полка князь Овчина-Телепнев-Оболенский.

Но мы сплетни слушать не будем, а продолжим изучение фактов. А они свидетельствуют о том, что в вопрос о разводе с Сабуровой вмешалась православная церковь. По всем христианским законам бросать жену без её вины нельзя. Эту точку зрения смело высказал Вассиан Патрикеев. Причём он не просто сказал, а резко осудил ничем не мотивированный развод великого московского князя. Тем самым лидер нестяжателей вызвал недовольство Василия III.

Однако государь всея Руси не стал усугублять ситуация. Он мудро промолчал, справедливо полагая, что со временем столь щепетильное и скандальное дело с незаконным разводом забудется. Но только закончился первый конфликт, как тут же последовал второй, который иосифляне и нестяжатели опять же восприняли по-разному.

Василий III пригласил в Москву из Чернигова независимых князей Шемячичей (потомков Дмитрия Шемяки). Великий московский князь дал этим людям охранную грамоту, но как только князья приехали, то тут же были вероломно арестованы и посажены в тюрьму. Поступок по всем человеческим меркам был явно подлым и коварным.

Об этом во всё услышание и заявил Вассиан Патрикеев. Он резко осудил великого князя, сказав, что тот нарушил честное слово и недостоин считаться христианином. Данное заявление не на шутку разгневало Василия III. Вассиана Патрикеева схватили и насильно увезли в иосифлянский монастырь, предписав ему строгое послушание. Через короткое время лидер нестяжателей там умер, а иосифляне победили.

В 1551 году последователи Иосифа Волоцкого заняли доминирующие позиции на Стоглавом соборе. Ими была отвергнута программа ограничения церковно-монастырских земель, которую выдвинул протопоп Сильвестр. В дальнейшем они выступили сторонниками учреждения опричнины.

Иосифляне стали официальными идеологами православной церкви и неразрывно связанной с нею светской власти. Именно они дали теологическое обоснование божественного происхождения власти монархов. Настаивали на изменении статуса Московской митрополии на статус патриархии. Мотивировалось это тем, что после падения Византийской империи единственным преемником и оплотом православия стало Русское государство. Статус патриархии Московская митрополия получила в 1589 году.

Александр Семашко

На рубеже XV-XVI веков в Российском православии назрели серьезные проблемы, вылившиеся в противостояние двух религиозно-политических групп, известных под названиями «нестяжатели» и «иосифляне».

Между представителями этих ветвей русского православия разразилась жесткая полувековая дискуссия о праве монашествующих на владение земельными угодьями и имуществом вообще, а также о способах борьбы с еретиками, которых в России становилось все больше.

Кто такие нестяжатели и иосифляне

Термины «нестяжатели» и «иосифляне» появились позже, чем происходил сам конфликт между двумя этими течениями. Проповедующих нестяжательство еще называли «заволжскими старцами», потому что монастыри их, как правило, находились далеко от центра Руси, «за Волгой».

Происхождение слов

Слово «нестяжатели» произошло от термина «нестяжание», в православии это — нищета, избранная по собственной воле, — один из обетов, которые даются монахами при пострижении.

Иосифлянами (по имени Иосиф) стали называть приверженцев Иосифа Волоцкого, одного из духовных лидеров Русской Православной церкви конца XV — начала XVI веков.

Значение понятий

Иосифляне, приверженцы консервативного учения Иосифа Волоцкого, крайне негативно относились к любым группам, настаивавшим на реформировании Церкви, отстаивали возможность для монастырей владеть землей и ратовали за физическое уничтожение еретиков.

Нестяжатели, сторонники Нила Сорского, требовали безукоризненного соблюдения монахами своих обетов, в частности, обета бедности, а также выступали за снисходительное отношение к раскаявшимся еретикам.

Противостояние двух этих течений наложило глубокий отпечаток на религиозно-общественную ситуацию в России XV-XVI веков.

Идеология движений

Идеологическое кредо иосифлян и «заволжских старцев» значительно отличалось.

Для духовного лидера «старцев» Нила Сорского вера в Господа была исключительно личным делом каждого верующего, ведь все важное свершается не в мире вещественном, а в душе. Отсюда и призыв к нестяжательству как способу достигнуть полной внутренней свободы для безукоризненного служения Богу.

«Заволжские старцы», в том числе Максим Грек и Вассиан, не признавали огосударствление Церкви, сводя роль монашества к:

  • беспрестанной борьбе за душу человека;
  • молитвам за паству и клир.

Управлять же землями и мирянами — задача земных властителей. В первые годы правления Ивана IV эта концепция с его стороны одобрялась, и в ближайшем окружении Грозного, «Избранной раде», главные роли играли сочувствовавшие взглядам Нила священник Сильвестр, боярин Адашев и князь Курбский.

На рубеже XV-XVI веков иосифляне с трудом находили согласие с Иваном III, в те годы более склонным прислушиваться к старцу Нилу и вынашивавшим планы по возвращению государству монастырских землевладений.

Недовольный возможностью секуляризации, а также снисходительным отношением великого князя к еретикам-«жидовствующим», например, к своим приближенным дьяку Федору Курицыну и протопопу Алексею, Иосиф создал теорию, согласно которой властитель — в первую очередь человек, хоть и назначен к «божественному служению».

В своем труде «Просветитель» Волоцкий указывал, что князю мирскому могут быть свойственны ошибки, способные погубить не только самого властителя, но и всех подданных. По мнению Иосифа, которое позже подверглось изменению, светского владыку надлежит почитать; но князья имеют власть лишь над телом, и повиноваться им следует «телесно, а не душевно».

Кроме того, в то время Иосиф считал, что власть духовная выше светской власти, и церкви необходимо «поклонятися паче», нежели государю.

Тем не менее, иосифляне, исходя из постулата ответственности мирского властителя за жителей своего государства перед Господом, видели его прерогативу в заботе и о мирском, и о духовном окормлении людей, охране подлинной веры, защите подданных, в том числе, от влияния еретиков. Еретики растлевают души людей, а, значит, хуже разбойников, посягающих только на «тело»; значит, их нужно «жечи да вешати», как выразился архиепископ новгородский Геннадий.

С течением времени взгляды иосифлян на взаимоотношения в триаде «Церковь — власть — народ» претерпели изменения, и они стали считать положение мирской власти не ниже, а вровень с церковной. Последователи Иосифа возгласили, что не слушаться мирского правителя — грех, и даже призвали служить ему как Господу, а не как человеку.

Нестяжатели же признавали идею об ответственности власти перед народом, считая, что обязанность власти — «судить и защищать». Для них настоящий, избранный Богом властитель должен осознавать свою высочайшую ответственность перед Господом и людьми, соблюдать моральные принципы согласно своему статусу помазанника Божия.

Напротив, согласно учению иосифлян, правители не просто избраны Небом, они сами являются почти сакральными личностями.

Поэтому их идеи пришлись по нраву русским князьям и царям до такой степени, что они отказались от гигантских земельных угодий церкви, получив взамен недосягаемость для контроля общественных институтов, то есть стали абсолютными монархами.

Уже при Иване Грозном дискуссия развернулась и по вопросу о книгах. Будучи сторонниками появившихся на Руси в то время печатных книг, нестяжатели указывали на массу допущенных переписчиками ошибок, что вело к разнобою и «нестроению» в церковном служении и мирской жизни.

Иосифляне же восприняли книгопечатание как очередную «латынянскую» ересь, утверждая, что простым людям «чести Апостол и Евангелие» — грех.

Историческая справка

Со времен Крещения на Руси не было серьезных религиозных конфликтов, и, тем более, репрессий на почве веры. Если на Западе свирепствовала инквизиция, Европу раздирали войны между католиками и протестантами, то Русь, Киевская, а после Московская, оставалась безраздельно преданной Православной Церкви.

И все-таки, хотя основные догматы православия остались незыблемыми, во второй половине XV века и в России наметился внутрицерковный раскол.

Возникновение движений

Спор двух течений русского православия, начавшийся в конце ХV столетия, происходил на фоне успехов страны и во внешней, и во внутренней политике.

В 1480 году великий князь Иван III добился юридической независимости от Золотой Орды, которая в то время распадалась на отдельные ханства.

Тогда же полным ходом шел процесс объединения земель Руси под рукой Москвы:

  • присоединились непокорная Тверь, свободолюбивый Новгород и другие княжества;
  • часть исконно русских земель, захваченных Литвой, перешла под юрисдикцию Москвы.

После падения Византии Московская Русь стала единственной суверенной страной, в которой исповедовалось православие. Царевна Софья Палеолог принесла на Русь новый герб — византийского двуглавого орла, и в обществе постепенно стала формироваться уверенность в том, что русский князь — наследник монарха Византии, а Москва, как единственная хранительница и защитница православия, — «Третий Рим».

Из титула «царь», которым в то время часто начали именовать властителя Руси, и обретения герба не следовало, что Русь унаследовала все принципы государственного и духовного устроения Византийской империи. Но православие, пришедшее из Константинополя, стало в душе народа объединяющей, истинно русской силой.

Это позволило:

  • отринуть Флорентийскую унию с католиками;
  • низложить ее сторонника митрополита Исидора;
  • в 1448 году избрать на престол предстоятеля Церкви первого русского митрополита.

Таким образом, русская церковь перестала зависеть от кого бы то ни было, даже от «колыбели православия», а князья получили в ней большое влияние.

Остатки язычества, которые еще сохранялись на Руси, подверглись решительному наступлению со стороны Церкви, равно как и проникшие на Русь ереси. В основном речь шла о богомильской ереси «стригольников» и пришедшей с литовскими евреями ереси «жидовствующих».

Именно в вопросе о борьбе с еретиками, точнее, о наказаниях для них, «заволжские старцы» и иосифляне впоследствии круто разошлись во мнениях.

В этих условиях внутри самой Церкви появились предпосылки для возникновения дискуссии вокруг духовно-нравственных проблем, оформившейся в противостояние двух группировок. Их лидеры, преподобные Иосиф Волоцкий и Нил Сорский со своими приверженцами, никоим образом не боролись друг с другом, их споры не вели к схизме, а полемика носила конструктивный характер и касалась лишь поиска пути развития приоритетов применительно к новым политическим и духовным реалиям.

Развитие и распространение

Светские власти, конечно же, не устранились от дискуссии. Земли Руси в то время были не столь велики, обеспечить всех служилых людей достойными вотчинами не представлялось возможным, поэтому Иван III вначале принял позицию нестяжателей, согласных предоставить в распоряжение государства монастырские земли.

Но в это время выяснилось, что все больше чиновников примыкает к ереси «жидовствующих», и князь, как гарант соблюдения чистоты веры, перешел в лагерь иосифлян.

Тяжелая болезнь, сразившая в 1500 году великого князя, также сыграла им на руку, потому что соправитель и наследник, княжич Василий, был духовным сыном Иосифа Волоцкого и полностью подпал под его влияние. Во многом благодаря этим обстоятельствам, на Соборе епископов, обсуждавшем проблему еретиков, было принято решение организовать на Руси собственную инквизицию и посылать «жидовствующих» и других еретиков на костер.

Это было поражением нестяжателей, призывавших действовать убеждением, а не огнем.

Впоследствии «заволжские старцы» еще дважды навлекли на себя великокняжеский гнев. Василий III, занявший престол по кончине отца, был бездетен и обвинил в этом свою жену, Соломонию Сабурову. Заточив ее в монастырь, он добился развода и женился на Елене Глинской, будущей матери Ивана Грозного.

Инок Вассиан, в миру — князь Патрикеев, в то время виднейший представитель нестяжателей, открыто обвинил князя в отступлении от канонов христианства, запрещавших развод. Тогда Василий ІІІ не стал подвергать Вассиана опале. Но чаша терпения оказалась переполненной, когда монах публично предъявил ему обвинение в предательстве и клятвопреступлении против князей из рода Шемячичей, которых Василий вызвал из Чернигова в Москву, обещав полную безопасность, а потом заточил в темницу.

Терпеть подобные обличения Василий III не стал, и Вассиан под предлогом впадения в ересь был насильно отправлен в Иосифо-Волоколамский монастырь, где и скончался.

Причины конфликта

Причинами многолетнего конфликта между двумя течениями Русской Православной церкви были не просто разногласия между определенными группами священнослужителей, но и отношение к затронутым проблемам светских властей.

Именно власть, в конечном итоге, сделала свой выбор, поставив точку в полувековом споре течений, известных под названием «иосифлянство» и «нестяжательство».

Спор между организациями

Пик конфликта между стяжателями иосифлянами и нестяжателями пришелся на время Собора 1503 года, когда между ними вспыхнула дискуссия о том, кто должен владеть землями и иным имуществом, отписанным монастырям либо постригающимися, либо мирскими людьми «ради неустанных молитв за упокой душ их, дабы в Царствии Небесном пребывали».

Нил Сорский, призвав Церковь отказаться от земли и крестьян, приводил в качестве аргумента заповедь бедности, обязательную для монашествующих, а также утверждал, что монахи, владея богатствами, впадают в грех алчности.

Иосиф Волоцкий, отвечая на это обвинение, утверждал, что богатства необходимы для:

  • украшения церквей;
  • содержания священников;
  • милостыни для нищих и убогих.

Но никак не для личного обогащения монахов, которые и в состоятельном монастыре соблюдают заповеди аскетизма.

Правда, он тут же начал себе противоречить, вопрошая, как можно «честному и благородному» человеку постричься в бедном монастыре. Действительно, привыкшие к достатку знать и купечество, постригаясь, и в монастыре желали вести привычный образ жизни. Кроме того, Иосиф напомнил, что высшие иерархи в большинстве своем имеют знатное происхождение, а если они перестанут принимать постриг, «отколе взятии на митрополию, или архиепископа, или епископа?»

Поскольку большинство на Соборе было за приверженцами Иосифа Волоцкого, Нил Сорский добиться принятия своих требований не смог, а великому князю, хотя и имевшему интерес в секуляризации церковных земель, пришлось покориться мнению большинства.

В постановлении Собора по вопросу нестяжательности был сделан вывод: «Стяжатели церковные — Божии суть стяжатели».

В 1504 году новый церковный Собор вызвал очередной конфликт иосифлянства и нестяжетельства и подтвердил поражение последнего, приняв решение о сожжении еретиков.

Но окончательную победу иосифляне одержали спустя полвека, когда в 1551 году на Стоглавом соборе было отвергнуто предложение священника Сильвестра об ограничении церковных земельных наделов.

Духовные лидеры объединений

Мировоззрения Нила Сорского и Иосифа Волоцкого существенно различались. Но фактов личной вражды между ними в истории не сохранилось.

Старец Нил скончался в 1508 году, имеются косвенные сведения о его канонизации, хотя соответствующих документов не сохранилось. Иосиф Волоцкий умер через семь лет после кончины своего оппонента, причислен к лику святых в 1579 году.

Иосиф Волоцкий

Основоположник иосифлянства, в миру носивший имя Иван Санин, родился в 1440 году в селе Язвище под Волоколамском в семье служилого человека. Когда ему исполнилось 20 лет, постригся в Боровском монастыре, где обрел авторитет как не только благочестивый и ученый инок, но и хороший организатор.

Спустя несколько лет он основал новый, Иосифо-Волоколамский монастырь, который, благодаря покровительству князя Волоцкого, вскоре превратился в одну из богатейших обителей Руси.

Настоятель монастыря пользовался славой рачительного хозяина, используя любую возможность увеличить достояние обители и прирастить ее владения.

Монахи жили в соответствии со строгим уставом, сам архимандрит был аскетом, но, не желая упускать возможность пострига знати и богатых купцов, разделил иноков на три «узаконения»:

  1. Простые, «черные» люди сидели на хлебе и воде, одевались в изношенные до дыр рясы, на ногах носили лапти.
  2. Монахи побогаче снабжались горячей пищей, имели хорошую одежду и обувь.
  3. «Элита» же, те есть иноки «третьего узаконения», получали рыбные блюда и калачи, имели право на две смены одежды и меховую шубу.

Состоятельная и людная обитель славилась на всю Россию, а ее настоятель был в чести у Московского великого князя, пользовался почтением среди духовенства, а его сочинения по различным проблемам жизни Церкви снискали ему славу авторитетного богослова.

В 1503 году на Соборе иерархов в Москве стоял единственный вопрос о наказании вдовых священников, которые, не имея права жениться во второй раз, заводят себе незаконных сожительниц. Иерархи, в том числе Иосиф Волоцкий, приняли решение вовсе отстранить овдовевших попов и дьяконов от обязанностей по отправлению обрядов.

По принятию этого решения, когда многие участники Собора уже разъехались по своим епархиям и обителям, внезапно потребовал слова инок весьма отдаленного от Москвы Белозерского монастыря Нил Сорский.

«Повестка дня» Собора оставила его равнодушным, но в своей эмоциональной речи монах обрушился на своих собратьев — настоятелей монастырей, стремящихся любыми путями накопить как можно больше богатств. Хотя Собор уже фактически завершился, речь старца заинтересовала великого князя Ивана III, который велел не прерывать его, а продолжить заседание Собора и обсудить предложение белозерского инока со всей тщательностью.

Большинство, которое составляли приверженцы Иосифа, спешно послало гонцов за ним и, вернувшись, тот вступил в яростную полемику. Именно тогда и состоялась первая схватка двух ветвей русской церкви и первое столкновение их духовных вождей.

Нил Сорский

Духовный лидер нестяжателей, позже названых «заволжскими старцами», появился на свет в Москве в 1433 году и в миру звался Николай Майков. Послужив в одном из приказов, он постригся в монахи в Кирилло-Белозерской обители.

Отец Нил, считавший книги «величайшим наслаждением», очень много читал.

В отличие от Иосифа Волоцкого, тоже весьма начитанного, он:

  • не просто запоминал, а анализировал тексты;
  • размышлял над ними;
  • делал свои, порой весьма парадоксальные заключения.

В поиске новых знаний Нил, получив благословение настоятеля, оставил обитель и отправился на Афон, снискавший себе славу поистине святого места.

По возвращении со Святой Горы он выстроил небольшой скит поодаль от Кирилло-Белозерского монастыря, на берегу реки Соры. Отсюда и принятое им имя — Нил Сорский. В основанном им ските обрели место для жизни в молитве еще около десяти монахов, ставших его учениками и соратниками.

В написанном для своих последователей «Уставе о жительстве скитском» Нил размышлял о подлинном призвании инока — уйти из «злосмрадного» внешнего мира и во имя постижения Промысла Божия совершенствовать свои внутренние нравственные устои.

Посетившие скит странники разносили по Руси весть о «великом богомольце», его Устав переписывался и расходился по всей православной земле, привлекая к своему автору сотни новых почитателей. По словам современника, старец «сияше тогда яко светило в пустыни на Бело озеро».

Убежденный бессребреник, старец полагал наистрашнейшим из грехов «стяжание», то есть обогащение за чужой счет. Поэтому старец и восстал против повсеместного попечения о монастырском землевладении. Копить золото и серебро вместо того, чтобы стремиться обрести духовное богатство — не есть ли это высшее зло среди всех людей, а особенно среди священников и монахов, которые по самой природе своей должны следовать заветам бедности и смирения? Возмущенный открывшейся ему бездной порока, Нил Сорский возвысил свой голос за нестяжательность и остался в памяти потомков как поистине святой подвижник.

>Видео

В этом видео можно посмотреть, как выглядит в наши дни Иосифо-Волоцкий монастырь, основанный в 1479 году св. Иосифом Волоцким.

Аргументы сторон

В XV-XVI веках в церковной среде произошел конфликт из-за собственности монастырей, вследствие чего православные разделились на два непримиримых лагеря:

  • нестяжателей
  • иосифлян.

К нестяжателям относятся монахи-последователи лидера учения святого старца Нила Сорского, выступавшие против того, чтобы Церковь обладала каким-либо имуществом. При монашеском постриге инок дает обет нестяжания, подразумевающий абсолютный отказ от имущества и жизнь в уповании на Божью волю, и потому наличие земель у монастырей нестяжатели считали нарушением монашеских обетов.

К князю же ученики Нила Сорского относились с уважением, почитая его справедливым, мудрым и потому достойным лично распоряжаться церковным имуществом. Поэтому земля и здания, принадлежавшие Церкви, должны были быть, по их мнению, переданы в руки государства, дабы оно могло укрепить свои границы и выплатить дворянам деньги за службу.

Взамен же нестяжатели желали получить у правительства возможность свободно высказываться по различным вопросам, связанным с религией. Монахи же должны были, оставшись без имущества, полностью оставить все мирские дела и заниматься только «умным деланием», т.е. молитвой. Добывать себе пропитание позволялось исключительно своим трудом или подаяниями. При этом сами монахи должны были давать милостыню любому, кто бы их ни попросил.

В свою очередь, сторонники основателя Иосифо-Волоколамского монастыря, преподобного Иосифа Волоцкого, названные иосифлянами по имени своего предводителя, считали, что церковь должна обладать всем своим имуществом, в том числе библиотеками, хозяйствами, церковной утварью. Это было необходимо для того, чтобы Церковь впоследствии могла вести следующую деятельность:

  • осуществлять миссионерские задачи,
  • творить милостыню,
  • поддерживать бедных людей,
  • снабжать народ продовольствием в неурожайные годы.

К правителю же иосифляне относились как к наместнику Бога на земле и потому считали, что ответственность перед народом он должен сочетать с ответственностью перед Церковью.

Еще одним моментом, в котором расходились мнения нестяжателей и иосифлян, был вопрос об исправлении сторонников еретических учений. На Руси в ту эпоху широко распространилась т.н. «ересь жидовствующих», и православные пастыри должны были придумать, как обеспечить в христианском мире воцарение каноничной формы исповедания. Иосиф Волоцкий полагал, что необходимо вести борьбу с ересью путем физического воздействия на еретиков вплоть до сожжения заживо на кострах.

В свою очередь, Нил Сорский считал, что Бог ждет не смерти грешника, но его раскаяния, и потому отрицал возможность применения смертной казни против еретиков, проявляя христианское милосердие. Тех же, кто упорно не желал оставить ересь, старец предлагал изолировать от общества или выслать заграницу, но не лишать их жизни.

Развитие и усугубление конфликта

Роль княжеской власти в споре

Учитывая огромное влияние христианства на политику европейских государств, в том числе и Московской Руси XV-XVI веков, неудивительно, что эти споры стали занимать умы высоких государственных мужей. Невеликая по площади Московская Русь не могла обеспечить всех дворян достойными земельными наделами, и потому глава княжества Иван III поначалу склонялся на сторону готовых предоставить для этого церковные земли нестяжателей. Википедия сообщает, что по мере того, как обличалось всё больше чиновников и дьяков, приверженных ереси жидовствующих, симпатии князя по отношению к иосифлянам возросли. Тем не менее, почти до последних дней своей жизни, Василий Иванович изъявлял желание получить церковное имущество в госсобственность.

Формально борьба нестяжателей и иосифлян не имела негативных последствий для Церкви. Оба движения находились в евхаристическом общении и единении, фактов неприязни между Иосифом Волоцким и Нилом Сорским обнаружено не было. Противостояние двух церковных групп резко обозначилось на соборе 1503 года, где представители обоих течений решительно осудили ересь жидовствующих, но так и не смогли найти консенсуса по вопросу о применении наказания для еретиков. Иосифляне, составлявшие большинство на этом соборе, сумели отстоять свою позицию в вопросе и об имуществе Церкви.

Когда в 1500 году князя Ивана III сразила тяжелая болезнь, помогать править княжеством ему стал сын от второй жены Софьи Палеолог Василий Иванович. Иосиф Волоцкий оказывал колоссальное воздействие на княжича, и спустя четыре года, Василий Иванович, Иван III вместе с собором епископата вынесли решение не в пользу еретиков.

После этого на Руси, по сути, появился доморощенный аналог католической Святой Инквизиции. Жертвами костров становились как простой люд, так и влиятельные чиновники и купцы, заподозренные в ереси. Некоторых, вместо сожжения, приговаривали к длительному тюремному заключению, которое они, как правило, не переживали. Следствием этого стало то, что партия иосифлян оказалась в фаворе.

Еще одной причиной того, что нестяжатели остались не у дел, стал сложный период в личной жизни князя Василия III. Ему с первой женой, Соломонией Сабуровой, никак не удавалось завести детей. Это стало причиной тому, что князь развелся с женой и сочетался брачным союзом с Еленой Глинской (будущей матерью Ивана Грозного). Сабурову же, против её воли, заточили в монастыре, где она и скончалась 18 декабря 1542 года (канонизирована в лике преподобных в 1984 году).

Глава нестяжателей, известный православный деятель, князь Василий Иванович Патрикеев (в иночестве Вассиан), обличил Василия III в этом поступке, поскольку христианские каноны запрещают разводиться с женой, если она не совершила измену. Василий III разгневался на инока, но идти на открытое противостояние не решился, посчитав, что со временем вся эта история забудется.

Однако, в скором будущем, князь спровоцировал еще один конфликт, который повысил накал борьбы между нестяжателями и иосифлянами. Вызвав в Москву из Чернигова представителей княжеского рода Шемячичей, недавно перешедших на службу московскому князю от короля польского Сигизмунда I, Василий Иванович приветливо их встретил, но вскоре арестовал и отправил в тюрьму. Столь низкий и подлый поступок вновь не остался без внимания Василия Патрикеева, и инок снова во всеуслышание осудил предательство князя. Василий III отказался терпеть обличителя и инока силком заточили в Иосифо-Волоколамском монастыре у иосифлян, где он и умер (по некоторым сведениям, был отравлен).

В качестве официальной причины ареста Вассиана объявили, что он якобы впал в ересь и отвергал учение о двойственной – божественной и человеческой – природе Иисуса Христа, признавая за Ним лишь божественную сущность. После этого идеология иосифлян утвердилась в качестве главенствующей в Русской Православной Церкви.

Окончательная победа иосифлян

В 1551 году на Стоглавом соборе священник Сильвестр пытался высказать предложение об ограничении земельных наделов у церквей и монастырей, но иосифляне, занимавшие на соборе лидирующие позиции, не приняли этого утверждения. Также иосифляне стали одними из идеологов введения опричнины во второй половине XVI века. Впоследствии это привело к тому, что репрессии Ивана Грозного развернулись и против самой Церкви. Жертвами её стали множество священников и монахов, в том числе и митрополит Филипп (Колычев), один из наиболее известных иосифлян. Википедия сообщает о 4,5 тысячах жертв опричников.

Именно иосифляне окутали институт княжеской власти на Руси ореолом божественного происхождения (что затем закрепилось и за монаршим родом Романовых). Рассуждая, что после гибели Византии и падения Константинополя в 1453 году единственным в мире оплотом православия осталась Русь, последователи Иосифа Волоцкого в 1589 году сумели добиться обретения Московской митрополией статуса патриархии. Они также способствовали появлению идеологической концепции «Москва – Третий Рим». Это смогло повысить авторитет государства на международной арене.

>
Иосифлянство и нестяжательство

Уникальная программа снижения веса от Фаберлик.
Новинки косметики фаберлик на faberllena.ru

Иосифлянство и нестяжательство

Иосифлянство и нестяжательство- это два религиозных направления, которые сложились в русской православной церкви в конце 15- середине 16 века. Сравним эти направления.

Иосифлянство (идеолог – Иосиф Волоцкий) отстаивало крайне консервативное отношение ко всем течениям в церкви.

Основные положения иосифлянства

  • Право монастырей на крупное землевладение, что даёт возможность заниматься просветительской и благотворительной деятельностью.

  • Большая роль монастырей в общественной жизни , сотрудничество их с государством в деле укрепления страны.

  • Необходимо стьукрашать храмы богатыми иконостасами, фресками, демонстрируя мощь, красоту и величие церкви и государства.

  • Отстаивание идеи теологического, то есть божественного происхождения государства и божественности царской власти.

  • Утверждение преемственности России , которая после падения Константинополя в 1453 году стала «третьим Римом»( эта идея выдвинута иосифлянином Филофеем).Требование предоставления статуса патриархии Московской митрополии (в 1589 году было утверждено патриаршество в России).

  • Выступали за казнь еретиков — сожжение их на костре (Иосиф Волоцкий: » Слово об осуждении еретиков»)

Нестяжательство (идеолог — Нил Сорский)

Стяжательство — это стремление к материальному обогащению, ценностям, богатству, против всего этого и выступали нестяжатели.

Основные положения нестяжательства

  • Выступали против монастырского землевладения.

  • Нестяжание — такой обет должны давать монахи: отрицание земных благ, аскетизм, личный труд монахов.

  • Стремление к нравственному совершенству и служение Богу — цель жизни монахов.

  • Выступали против сожжения еретиков, за замену казни ссылкой или тюрьмой.

  • Невмешательство церкви в дела государства и невмешательство государства в дела церкви.

Примечение:

Исторические портреты Иосифа Волоцкого и Нила Сорского можно найти на моём сайте:poznaemvmeste.ru

Материал подготовила: Мельникова Вера Александровна

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *