В начале февраля Патриарх Кирилл выступил с идеей включить понятие Бога в Конституцию России. Несмотря на то, что в актуальной версии основного закона прямо говорится о том, что государство у нас светское, идея православия как основной религии России принята уже давно.

Кроме этого, когда мы говорим о православии, то понимаем не только саму религию с обрядами, праздниками и запретами. Православие — это ориентир и скрепы традиционного российского общества, которое якобы подпортил СССР. Но так как Союза давно нет, то православие в России активно возрождается программами «храм шаговой доступности», а также обществами, группами и даже депутатами Госдумы. Православный меценат Константин Малофеев выступил с предложением закрепить понятие «традиционной семьи» в законодательстве — его проект закона должен «создать заслон» для ЛГБТ+, которые покушаются на основы православной и традиционной семьи.

И пока в гроб светской России вколачивают последнюю скрепу, представители малых религий и верований живут спокойно. Первый текст об этом мы посвятили неоязычеству и германо-скандинавским общинам.

Что такое язычество для современной России?

Россия — многонациональная страна. Так что у некоторых народов язычество до сих популярно, а собственные культура и традиции далеки от православия. Сейчас в стране существует около 10 официальных языческих религиозных организаций.

Численность верующих-язычников в таких регионах, как Алтай, Якутия, Чувашия и Республика Тыва высока — более 13 процентов. Это местные шаманские культы, не связанные со славянским наследием. Они выступают резко против попыток РПЦ привить местному населению православные традиции. В центральных регионах язычество не слишком популярно — где-то последователей культов всего 1,5 процента, в некоторых областях их нет вовсе.

Но большинство языческих учений вообще никак не зарегистрированы и являются частью неоязычества. В основном они существуют в виде форумов и пабликов в соцсетях — не важно, каких богов они воспевают.

Справка: неоязычество — новые или реконструированные ранее существовавшие древние языческие учения и духовные практики, тип новых религиозных движений. Важно: это не «классический» шаманизм с бубнами и медвежьими шкурами.

Точно посчитать, сколько людей верят в богов дождя и ветра, невозможно. Определённо можно сказать, что большинство неоязычников — это разочаровавшиеся в православии и других ведущих религиях люди. Средний возраст — от 20 до 50 лет. Они не то чтобы скрываются — не живут в землянках, работают учителями, врачами, инженерами и менеджерами. Но потом они собираются с другими членами общины в лесах и парках, танцуют, восхваляют богов, совершают обряды и обсуждают насущные проблемы.

Чтобы понять, зачем в 21 веке люди оживляют давно забытую религию, мы поговорили с представителем московской общины Jörmungarðr.

«Великий город» для германо-скандинавских язычников

Так переводится с древнескандинавского название общины Jörmungarðr. Она входит в «Союз общин Асатру» — всего их 6, они разбросаны по всей Южной и Центральной России. В общей группе ВКонтакте участников немногим больше 800. «Головной офис» «Союза» находится в Воронеже.

Основой своей деятельности участники «Союза общин» называют

«возрождение и развитие древних (традиционных) германских религиозных обрядов и соответствующего мышления, поведения и идейности».

Как и у каждой общины из «Союза», у Jörmungarðr есть верховный жрец. В обязанности жреца входит составление молитв, проведение обрядов и организация выездов общины на различные мероприятия. Словно митрополит РПЦ, жрец должен раздавать

«мировоззренческие наставления и формировать единомыслие среди членов общины».

В «Великом городе» всё подчинено германо-скандинавской традиции:

«мировоззренческому и религиозному комплексу, который появился у германских народов и их соседей до появления христианства».

Как и тогда, она включает в себя:

  • веру в пантеон богов;
  • изучение германских языков. Основной сакральный язык общины — это прагерманский, язык-предок всех германских языков. В общинах приветствуют также изучение готского, древнескандинавского и древнеанглийского;
  • преодоление «идейного и духовного разобщения современного общества». Для этого все бытовые и духовные проблемы в общине решают сообща.

Почему кто-то идёт в православный храм, а кто-то — в общину германо-скандинавских язычников, нам никто объяснить не смог. Видимо, у Одина есть какой-то непостижимый план.

Представитель общины признался, что любовь к древним германцам питал с раннего детства. К 18-19 годам он понял, что ему ближе древнегерманская и скандинавская культура и традиционные взгляды, но никак не православие. И так он стал язычником.

Как Йоль стал круче Рождества, и зачем РПЦ устраивает новые крестовые походы

В неоязыческой германо-скандинавской традиции главных праздников 5 и все они сезонные:

В это время члены общины совершают обряды в честь пантеона германских богов — Одина, Тюра, Бальдра, Тора, Фрейра, Фрейи и Эйр. Им поют песни, читают рунические стихи, для них жгут костры и, конечно, устраивают застолье.

Традиционное угощение — свиная ножка / Общины Svartland и Jörmungarðr

В современном обществе существует слишком много заблуждений о язычниках. Например, что все язычники — это сатанисты. А ещё они якобы людей убивают и козлят режут. Кроме последнего пункта, всё это — лишь миф. В общине «Великий город» жертвоприношений нет. Однако нам поведали, что

«некоторые люди из традиции приносят в жертву животных. Но никак не людей».

Вот и всё жертвоприношение / Общины Svartland и Jörmungarðr

Так что на обряде инициации кровь пить вас не заставят, и отрекаться от семьи не придётся. Кстати, о семье.

Ещё один миф о неоязычниках — им приходится отдалиться от семьи и друзей потому, что их не понимают и не принимают. Да и они людей «не из традиции», мол, знать не хотят.

Однако это — большая редкость. В семье нашего проводника в мир Одина и йотунов есть православные и атеисты:

«Учитывая, что православие — это максимально народная форма христианства со множеством очень вольных трактовок, проблем из-за веры у нас не возникает».

Атеисты к язычникам относятся не просто спокойно, но уважительно даже тогда, когда перед ними читаются древние заклинания. А ещё они всегда проявляют к неоязычеству большой интерес:

» вызывает у атеистов уважение из-за теснейшей связи нашего дела с научными исследованиями: археология, лингвистика, история, культурология».

Тавлеи, или хнефатафл, древний аналог шахмат / Общины Svartland и Jörmungarðr

Но одно утверждение всё же не является мифом — Русская Православная Церковь не принимает неоязычников. Конечно, в большей степени это относится к славянской ветви верований. Отчасти потому, что она более известна в России и чаще мелькает в СМИ. Однако верхушке РПЦ некогда разбираться, во что кто верует. Если не в Иисуса Христа — то это чужой и потенциально опасный поклонник Сатаны.

Так, Патриарх Московский Алексий II в 2004 году осудил язычество, сравнив его с терроризмом. В 2014 году Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл назвал

попытки воссоздать «псевдорусские языческие верования болезненными и опасными».

В общине «Великий город» с агрессивно настроенными людьми иных конфессий «не сталкивались ни разу». Однако порча идолов и разграбление и уничтожение стоянок и кострищ — это распространённая история.

Камень Haitahalluz или «Зов-Камень» с именами Богов / Община Svartland

Православные, или люди, которые так себя называют, иногда оскверняют святилища. В 2017 году уничтожили деревянных идолов в Царицыно — неизвестные сожгли их и раскололи топором.

Германо-скандинавские язычники относится к актам православного вандализма довольно спокойно:

«Как у германских и славянских язычников, так и у представителей прочих традиционных культур . Только в первом случае — это всего лишь закономерное продолжение двух тысяч лет борьбы христианства с естественным культурным развитием индоевропейских народов. А во втором — следствие духовного обнищания и распада современного мира, признающего лишь власть денег и технократической масскультуры».

Германо-скандинавские неоязычники не преследуют цели заработать на своей вере. Богатых инвесторов-почитателей Одина в России нет, и члены общины сами собирают деньги на все свои божественные активности. Они не ходят по квартирам и не распространяют свои идеи, не пугают Апокалипсисом и адскими мучениями для неверующих. Если вы хотите влиться в общину «Великий город» или любую другую из списка, то можно сделать вот что.

Что делать, если вы хотите поклоняться не одному Богу, а целому пантеону?

Вступить в общину довольно просто. Для этого достаточно оставить заявку в «Союзе общин». Потом руководители свяжутся с вами или встретятся лично. Так «сразу станет ясно, по пути вам или нет, личное общение играет здесь первостепенную роль».

«На самом деле, критериев отбора не так много, но они фундаментальны: это вера в пантеон, адекватность и желание изучать сакральный язык.»

Только готовьтесь к тому, что быть частью общины сложнее, чем заскочить в храм раз в месяц по пути с работы. Неоязычники против понятия «язычество выходного дня»:

«Человек традиционных воззрений для сохранения собственной культурной идентичности должен регулярно поддерживать огонь своей веры: иметь домашний алтарь, корректировать своё поведение с точки зрения традиции, изучать сакральный язык обрядов своей общины, не прерывать связь с богами, ибо это не увлечение, хобби или реконструкторский клуб — это культурная реальность».

Члены общины верят, что германо-скандинавская традиция позволяет им оставаться собой. Главное — это быть сильным и верным общине. И отстаивать право на свою веру, пусть она и не похожа на современные религии.

Телеканал «Царьград» продолжает цикл бесед с доктором исторических наук, заведующим лабораторией деструктологии Московского государственного лингвистического университета, руководителем Правозащитного центра Всемирного Русского Народного Собора Романом Силантьевым. Во второй беседе этого цикла мы поговорим о неоязычестве, получившем распространение во многих регионах нашей страны и имеющем тенденцию к радикализации.

Роман Силантьев. Фото: Телеканал «Царьград»

* * *

Царьград: Роман Анатольевич, современное неоязычество мало кто воспринимает всерьёз. Ну, мало ли, какие-то странные люди водят хороводы вокруг «священных» пней и камней, прыгают голыми через костёр, бьют в бубны, славят мифологических персонажей… Но так ли это безобидно? Каков масштаб этой проблемы? И вообще, что такое неоязычество и чем оно отличается от обычного язычества?

Роман Силантьев: Да, для начала предлагаю определиться с терминами. В России до сих пор существует традиционное язычество, то есть в той или иной степени имеющее преемственность от древних культов. Так, например, в Республике Марий Эл сохранились некоторые языческие группы, в Тыве, в небольшом количестве у некоторых коренных малочисленных народов Севера.

То есть если это традиционный шаманизм, то можно проследить преемственную цепочку шаманов, шаман может перечислить своих предшественников, как это у них положено.

Если же он получил «диплом шамана» в каком-нибудь странном «университете» или «академии», «сертифицирующих» колдунов, то это уже неоязычество. И если ещё совсем недавно это было маргинальное явление, то в последние годы оно стало популяризироваться и распространяться, в том числе и при содействии местных властей.

Ц.: А местным чиновникам-то это зачем? Неужели под это легко выделить бюджетное финансирование и «освоить» его?

Р. С.: Именно так. У нас в стране считается, что в каждом регионе должна быть своя «фишка». Ведь чиновники как зачастую мыслят: мол, Православие везде одинаковое, а потому давайте придумаем что-то особенное. И это не только языческие элементы в праздновании Масленицы или в том же дне Ивана Купалы, но гораздо шире. Причём с привлечением немалых бюджетных средств.

Возможно, всё началась с Ярославской области, где без каких-либо даже мифологических оснований, абсолютно методом тыка взяли и заявили, что Пошехонье — это «родина водяного», а село Кукобой почему-то объявили «родиной Бабы-яги». Мало им великолепной церкви, храма Спаса Нерукотворного, подлинного шедевра неорусского архитектурного стиля начала XX века, так ещё Баба-яга понадобилась для привлечения туристов.

Ц.: То есть это чисто коммерческий проект в духе «родины Деда Мороза» в Великом Устюге?

Р. С.: Да, но под коммерческий проект начинает подводиться определённая неоязыческая идеология. То есть на пустом месте придумываются «святые места», «святые горы», назначаются всё тем же методом тыка, заимствуются у японцев и других народов их легенды про ту или иную гору и так далее.

Другой пример. Я часто бываю в Ханты-Мансийском автономном округе, так там, в местных музеях, значительная часть композиций — это «дохристианские верования». Точнее, типа дохристианские. Вопрос: а где Православие, которое для этих народов является не только настоящим, но и прошлым? Зачастую в их музеях с большим трудом можно найти какую-то одну икону где-нибудь в уголке, в разделе репрессированных. А о том, что ханты и манси в подавляющем большинстве — это православные народы, речи вообще не идёт.

Или та же Якутия. Там в буквальном смысле фантастика прорвалась в реальную жизнь. Примерно как в той же Великобритании в официальном регистре уже восьмое место занимают джедаисты (культ на основе «Звёздных войн»), и в Якутии возникла подобная религия, а-ля тенгрианство, на базе фантастических книг якутского шамана-музыканта-поэта-писателя Владимира Кондакова.

Фото: www.globallookpress.com

Адепты этой совершенно фантастической «религии» получили регистрацию, бюджетное финансирование, понастроили храмов. И теперь регулярно организуют официальные мероприятия, фестивали, приглашая на них жрецов самых различных неоязыческих культов и даже мусульман, христиан, без разбора.

Ц.: Вы сказали, что неоязычество зачастую основано на вымысле. Получается, с настоящими дохристианскими культами у него вообще нет связи?

Р. С.: Не совсем. У неоязычества есть три подхода «формирования контента». Первый — то, что якобы существуют тайные тексты типа «Велесовой книги» (неоязыческая фальшивка, сфабрикованная в XIX или начале XX века. — Прим. Царьграда), благодаря которым имеется доступ к «сакральным знаниям». Типа, «жидо-христиане» их долго скрывали, но мы «нашли» и теперь знаем, каким богам поклоняться. Это один подход, хотя все эти книжки, мягко говоря, «левые», и даже многие неоязычники с этим вынуждены согласиться.

Второй подход — это получение «откровений», визионерство. То есть во сне им явились «предки» и рассказали, как там всё было. Но тут получается, что к разным людям являлись разные «предки» и по-разному всё «рассказывали». А потому более-менее серьёзные неоязычники подобные «откровения» всерьёз не принимают.

Фото: www.globallookpress.com

И наконец, третий подход, основной. Те из неоязычников, кто поумнее, соглашаются, что ночные видения и «Велесова книга» — это всё ерунда, но, мол, как современные образованные люди, мы способны самостоятельно реконструировать дохристианские культы и ритуалы. И даже если что-то будет не так, наши боги-де не обидятся. Типа, важна не форма, а суть. Единственное, при таком подходе появляется огромное разнообразие направлений, которые очень сложно описать и классифицировать.

Ц.: Существует ли статистика, сколько в нашей стране последователей различных неоязыческих культов?

Р. С.: Очень условная. По самым приблизительным оценкам, численность неоязычников не превышает ста тысяч человек. Хотя некоторые исследователи считают, что меньше. Разумеется, сюда относятся как славянские, так и неславянские неоязычники. Подавляющее большинство из них не входят в какие-либо организации, которых великое множество. Они ездят по разным фестивалям, съездам, но у каждого своё уникальное понимание, зависящее от подбора книг и статей, которые он прочитал. И это очень серьёзно затрудняет исследование темы.

Ц.: А есть ли у них что-то общее, помимо того что все они пытаются реконструировать дохристианский культ? Например, общая ненависть к той же Русской Православной Церкви?

Р. С.: Отношение к Церкви в целом негативное. Идея, что проклятые попы обратили нас в «жидо-христианство», для тех же славянских неоязычников — общая. Мол, именно из-за этого мы потеряли конкурентное преимущество, Россия разваливается, а с теми же кавказцами и среднеазиатами русские справиться не могут. При этом многие из неоязычников склонны к неофашизму, к неонацизму. Особенно те, кто исповедует скандинавское неоязычество (а таких в России немало).

Ц.: Получается, российских неоязычников можно классифицировать по этническому принципу происхождения их мифологии?

Р. С.: Да, при этом самое известное и распространённое — это славянское неоязычество. Особняком стоит группа якутского неоязычества. В начале этого года запретили неоязыческую группу на Алтае. Конечно, стоит выделить осетинских неоязычников, которые в последнее время сильно активизировались, в том числе в своих нападках на Русскую Православную Церковь. Есть неоязычники в Марий Эл (помимо традиционных язычников), в Мордовии и Чувашии, тюркские тенгрианцы и неотенгрианцы.

К слову, к одной из самых забавных неотенгрианских неоязыческих групп принадлежит депутат Госдумы от «Единой России» Фатих Сибагатуллин. На мой взгляд, этот человек тяжело болен. Так, например, в одном интервью он умудрился оскорбить христиан, мусульман, евреев и… футболистов. Вообще, Сибагатуллин считает, что все авраамические религии, иудаизм, христианство и ислам, — это разного рода «извращения тенгрианства».

Фатих Сибагатуллин. Фото: www.globallookpress.com

Кроме того, есть смешанные группировки, которые одновременно славяно-скандинавские или славяно-тюркские. Даже среди ингушей с чеченцами есть свои неоязычники. Так, у нас даже был трагический случай, когда один дагестанец в Свердловской области принял веру Перуна и шесть человек принёс в жертву. Ну и конечно, есть украинские неоязычники, в частности широко известная организация «РУН-вера» (но они в основном представлены даже не в России и на Украине, а в США и Канаде).

Ц.: Есть ли у российских неоязычников какие-то широко известные лидеры, «гуру»? Помимо уже упомянутых Вами деятелей — якутского шамана-музыканта-писателя Кондакова и депутата-единоросса от Республики Татарстан Сибагатуллина.

Р. С.: В том-то и дело, что у них нет единого лидера. Пока Михаил Задорнов был живой, он многими из них ценился. Есть надежда, что перед смертью он покаялся. Во всяком случае, об этом свидетельствует протоиерей Андрей Новиков, и у меня нет ни малейших оснований ему не доверять. Но факт остаётся фактом: при жизни Задорнов очень многое сделал для популяризации неоязычества.

И сейчас у неоязычников остаются свои признанные писатели, такие как, например, автор псевдонаучных историко-филологических работ Валерий Чудинов. Есть даже свои сценаристы и режиссёры. Так, например, они пытались снять свой фильм про Евпатия Коловрата, этакий ответ на «Легенду о Коловрате», где он, естественно, представлен не христианином, а матёрым язычником.

Ц.: Помимо того, что многие неоязычники придерживаются неонацистских взглядов, есть ли другие опасные для общественной и даже национальной безопасности экстремистские тенденции этих деструктивных образований?

Р. С.: Существует неоязыческий сатанизм. Например, так называемое навославие с культом тёмных божеств, позаимствованных в том числе из компьютерных игр. Также среди неоязычников очень распространён так называемый русский сепаратизм, то есть идеи о «независимой Кубани», «независимой Сибири», Дальнего Востока и так далее. Ну и конечно, нерусский сепаратизм тоже.

Фото: CW Pix / .com

Как экстремистские у нас на данный момент запретили уже четыре неоязыческие организации. Это уже упомянутые алтайские неоязычники, это «староверы-инглинги» (разумеется, к русским христианским староверам и старообрядцам никакого отношения не имеющие). Это краснодарская община «ВЕК РА» («Ведической культуры российских ариев скифской веси рассении») и группа «Рада земли Кубанской духовно-родовой державы Русь».

Если же говорить про конкретные экстремистские эпизоды, то, помимо уже упомянутых, например, были случаи поджога храма и убийства православных в Южно-Сахалинске и минирования храма в Бирюлёво. Часто именно неоязычники составляют костяк групп, выступающих против строительства храмов, причём объединяясь с радикальными коммунистами и либералами. Так, у нас в России был такой «Совет атеистов Рунета», который находился в союзе с неоязычниками.

Более того, наша неоязыческая практика показывает, что в местах заключения неоязычники активно переходят в ваххабизм. Чтобы ваххабиты становились неоязычниками — такие случаи нам неизвестны. И это к вопросу о том, какая вера сильнее. К слову, у нас даже среди русских мусульман немало бывших неоязычников. И эта эволюция уже совсем невесёлая, поскольку и террористов среди них уже значительно больше.

Ц.: Что можно и нужно сегодня сделать для противодействия, а главное — профилактики неоязычества в России?

Р. С.: В первую очередь неоязычество необходимо более детально исследовать. К сожалению, у нас пока нет даже полноценной научной монографии с описанием и классификацией неоязычества и неоязыческих группировок. И, конечно, важно проводить просветительскую работу, в первую очередь по деромантизации неоязычества.

Один из действенных практических аргументов: если древние язычники были такими крутыми, то почему же их так легко победили христиане? У христиан есть конкретная история, наша страна стала именно христианской сверхдержавой. По сути, разгром хазар Святославом — это единственное в истории, чем они могут похвастаться. Но против всей истории христианской Руси это, мягко говоря, не работает.

Ну и другой вопрос: а где, собственно, в мире язычники добились больших успехов? Почему везде преобладают неязычники? Единственное исключение — это Индия, но это, мягко говоря, не сверхдержава. Её уровень — это воевать с Пакистаном, который почти в 10 раз меньше и представляет лишь небольшую часть исламской цивилизации.

Поэтому понятно, почему во время Великой Отечественной войны и на стадии подготовки к вторжению нацисты планировали насадить в каждой российской деревне «свою религию». Ведь с язычниками куда проще справиться, чем с христианами, а соответственно — куда проще их контролировать. И об этом очень важно помнить и сегодня.

Безруков А.Л. Лебедев В.Ю.

Неоязычество, родноверие, роднобожие, доброславие — всё это названия одного явления современной религиозной жизни не только России, но и других стран. Явление относительно не новое, возникшее в современных формах во второй половине 20 века, но в последние годы обращающее на себя всё больше внимания, привлекая и молодежь, и людей взрослых в свои ряды. Растет количество родноверческих общин, постоянных членов в них хоть и немного, но велико количество людей, которые одобрительно относятся к самой идее неоязычества. Что же их привлекает? Неоязычество эксплуатирует чувство патриотизма, уважения к древней истории Руси. Кроме того, при помощи книг, фильмов, компьютерных игр, шоу, устраиваемых поклонниками ролевых игр и исторической реконструкции, создаётся привлекательный образ язычника, сильного, свободного и справедливого воина. Вот что говорят сами неоязычники о привлекательности их идей: «Мало какая философия и/или религия позволяет людям ОДНОВРЕМЕННО чувствовать себя едиными, духовной и идейной общностью – но при этом не только не подавляет индивидуальные различия личности, но также и всемерно их развивает, поддерживая и стимулируя разнообразие чувств и подходов ко всем явлениям жизни». Так ли это? Важно, прежде всего, понять, что нужно понимать под термином неоязычество. Для начала вспомним, что есть язычество. Термин «язычество» происходит от церковнославянского слова «язык», означающего, в частности, «народ». В Ветхом Завете «народы» — совокупное обозначение политеистов, среди которых существует избранный народ-монотеист. Существует много видов и аспектов язычества (все политеистические религии, магия, шаманство, и др.). Они характеризуются набором признаков, основными из которых являются: обожествление сил природы, вытекающее отсюда многобожие, магизм выраженный в вере в возможность человека овладеть сверхъестественными силами с помощью заклинаний, ритуалов, жертвоприношений. На сегодня есть страны и народы, которые издревле исповедуют языческие религии, к примеру, индуизм в Индии и синтоизм в Японии. Неоязычество содержит приставку нео — то есть «новое», возникает оно у народов исповедующих монотеизм. Неоязычество – это восстановленное, реконструированное религиозное движение, основанное на языческой традиции, присущей этносу данной территории до принятия монотеистической религии. Есть и такие определения неоязычесва: «общенациональная религия, которая искусственно создается городской интеллигенцией из фрагментов древних локальных верований и обрядов с целью возрождения «национальной духовности»», «совокупность религиозных, парарелигиозных, общественно-политических и историко-культурных объединений и движений, которые в своей деятельности обращаются к дохристианским верованиям и культам, обрядовым и магическим практикам, занимаются их возрождением и реконструкцией». Само название «русская традиционная языческая вера», вызывает у историков вопрос, а был ли тогда сформировавшийся русский этнос, или это был конгломерат разных племен? Из истории мы видим, что как раз одной из целей принятия христианства и было объедение разрозненных славянских племен в один русский народ, который на тот момент ещё не существовал. Российские неоязычники предпочитают называть себя родноверами и так определяют свою веру: «Укаждого народа Родная Вера своя. Славяно-русское Родноверие основано на любви к Роду и к тому что его окружает — к ПриРоде. Славяно-русское Родноверие (Родоверие, Родобожие, Родянство и Доброславие) — это Родолюбие и Родославие, почитание Рода-Троицы в его ипостасях: Рода-Всевышнего, Рода-Небесного и Рода-Земного». Следует сразу оговорить, что неоязычество не имеет общей организационной структуры, состоит из десятков групп имеющих порой разные определения и понятия по ключевым вопросам, в том числе и по самоидентификации. Есть ряд признаков, которые являются общими почти для всех родноверческих групп. Первый признак – это антихристианская, антисемитская риторика. «Христианские библейские Писания к русскому народу не имеют какого-либо отношения и приравниваются к обычной мифологии народов мира, которую полезно знать, но делать из которой учебник — вредно и неразумно», и это очень мягкое определение современных язычников. В разговоре вам скажут о том, что христиане это рабы, которых иудеи, при помощи придуманной ими религии, лишили доблести и закабалили, что до принятия христианства русские были свободными и сильными. Несостоятельность этого утверждения очевидна для историков, судьба полабских славян, не принявших христианство, была печальна. Эти славянские племена были завоёваны германцами и ассимилировались. Противопоставление христиане — рабы Бога, славяне — дети(внуки) богов, легко опровергается евангельской молитвой к Господу: Отче наш, Иже еси на небесех! (Отец наш небесный!). Апофеозом ненависти к христианству является обряд «раскрещевания», придуманный современными «волхвами». Суть его в том, что человек решивший стать язычником, должен освободиться от негативного воздействия Крещения, которое его посвятило чужому богу и не даёт ему свободно и правильно развиваться. Приносится жертва, а участвующий в обряде должен растоптать крест. Такие обряды сближают неоязычников с откровенными сатанистами. Национализм, и порой в крайних формах, также является одной из общих черт неоязычников. Одно из направлений неоязычества инглиизм и несколько других родноверческих организаций были признаны экстремистскими, их деятельность на территории Российской Федерации запрещена. Интересен вопрос: национализм неоязычников происходит из их верований, основанных на местных, «родных» богах, или же нацизм, ища оправдания своей идеологии, порождает неоязыческие культы. Некоторые исследователи полагают, что именно крайний национализм является точкой отсчета в образовании многих неоязыческих групп, что представляется правдоподобным. Впрочем и развитие националистической идеологии у адептов родноверческих течений из самого родноверия также происходит, если мои славянские боги жили на этой земле, я славянин, это моя земля, то почему на этой земле находятся другие народы? Связи с этим нужно упомянуть любовь всех неоязычников к свастике или коловрату, как они его называют, утверждая, что это древний славянский символ солнца, что никак не подтверждается ни археологическими, ни летописными источниками. «Коловрат (Свастика) – один из наиболее почитаемых Языческих символов, мощнейший обережный знак – священный символ Солнца, выражающий единство Рода (Оси Мира – Неподвижного Центра Коловрата) и Родных Богов (движущихся сторон)». То обстоятельство, что свастику-коловрат используют откровенные нацисты и в обществе имеется негативное восприятие этого символа, не смущает родноверов. Следующая черта, роднящая неоязыческие группы — это опора на сомнительные источники своих религиозных воззрений. Реальных исторических свидетельств о славянском язычестве практически не сохранилось, те крупицы знаний, которые дошли до наших дней, не позволяют составить сколь-нибудь ясную картину верований наших предков и в любом случае требуют очень высокой научной квалификации (о «научной» деятельности Чудинова и Задорнова не стоило бы даже и упоминать). В языческой среде основным источником знаний о «родной» вере считается Велесова книга. Все сведения об истории текста до момента публикации исходят от эмигранта, автора любительских сочинений по славянскому фольклору Ю. П. Миролюбова. На неких деревянных дощечках, якобы вывезенных из России в Гражданскую войну содержались якобы предания, молитвы, легенды и рассказы о древней славянской истории примерно с VII века до н. э. до IX века н. э. Никто, кроме Миролюбова, этих дощечек не видел, они вдруг пропали после смерти владельца. Большинство исследователей — как историки, так и лингвисты, а среди них академик Рыбаков, самый известный из исследователей славянского язычества, убеждены в подложности «Велесовой книги» и не рассматривают ее в качестве достоверного источника. Несмотря на это неоязычники свято верят (или хотят верить?) в её подлинность и стараются продвигать эту подделку «в массы», так усилиями украинских родноверов изучение «Велесовой книги» включено Министерством образования Украины в программу по литературе для 8—9 классов. Чем же ещё руководствуются неоязычники в своей вере? «…руководствуюсь совестью и здравым смыслом, опытом, переданным мне предками и разумом, чтоб осмыслить все это», «создание какого-либо «руководства» для язычества в принципе невозможно», «Руководствуюсь наследием предков, и тем, что открывают мне Силы, что я в меру своей личной Силы добываю у них на своем пути волхва – житейским и сакральным опытом». Здесь мы видим, что в отличие от христианства, которое руководствуется Священным Писанием и Священным Преданием, неоязычники руководствуются собственными измышлениями, считая свой разум мерилом истины. Чем опасны некоторые новые религиозные движения, которые руководствуются личными измышлениями своих лидеров, мы помним по действиям «Аум Сенрикё», по приказу своего основателя устроившие газовые атаки в токийском метро. Общим для всех неоязычников является отношение к вопросу добра и зла. «Свет и Тьма, День и Ночь, Созидание и Разрушение сами по себе — это не измышленные людьми «добро» и «зло», а естественные этапы всякого вершения во Всемирьи». Добро и зло признается родноверами естественными сторонами бытия (обычный для язычества и эзотерики дуализм). В сути своей всё неоязыческие воззрения пантеистичны, они видят Бога во всем, ставя знак равенства между Творцом и творением, в котором он присутствует. «Всё сущее, являясь частью единого организма Всевышнего, само представляет одну из форм жизни и потому, не зависимо от того имеет сущее душу и разум или нет, оно стремиться к развитию и росту». Такая парадигма несет в себе большую опасность, в мире, где добро и зло «естественные этапы», а бог во всём, зло теряет свой негативный характер и становится допустимой нормой или хотя бы чем-то фатально неизбежным. Здесь стоит вспомнить о стрельбе устроенной неоязычником в Воскресенском соборе города Южно-Сахалинска произошедшей 9 февраля 2014 года, когда погибли 2 человека и 6 человек получили ранения. Общим заявлением всех неоязыческих сообществ является то, что они исповедают веру предков, а тот, кто исповедует христианство, эту языческую веру праотцов предаёт. Этому есть масса возражений. 1000 лет наши предки жили в православии, наши деды, прадеды, молились Отцу, Сыну и Святому Духу, и по мнению неоязычников мы должны отречься от них, реальную веру своих осязаемых прадедов променять на фальшивые реконструкции самозваных «волхвов». Экологическая тема так же эксплуатируется всеми неоязычниками. Они утверждают, что жизнь в гармонии с природой возможна только в русле неоязычества, что христиане уничтожают природу, довели мир до экологической катастрофы, и.т.п. Здесь мы видим очередной пример передёргивания и обмана, нигде в Библии мы не найдем указаний губить природу, христианин относится к природе как к творению Божью и относится к ней уважительно и бережно. Положение с экологией вызвано как раз отходом от христианства, стремлением к неконтролируемому потреблению, желанием приобрести больше материальных благ. Помимо общих моментов для родновеческих групп, многое в их учениях сильно разнится. Это обстоятельство не должно нас удивлять, как было замечено, современные язычники не имеют подлинных источников, дающих полную картину языческого мировоззрения, и руководствуются своими фантазиями и проекциями мышления вполне современного человека на искусственную, археологизированную архаику. Приведём мнения неоязычников по ключевым понятиям для любой религиозной или философской системы. Вот что думают лидеры неоязычников о загробной жизни. «Выше я уже ответил, что «загробная жизнь” это, современным языком говоря, принадлежность к неким информационно-энергетическим уровням в зависимости от прижизненной работы – ее называют еще кармой». Здесь мы видим зависимость неоязычества от восточных учений, никаких сведений о вере славян в перерождение мы не имеем. «Никакой жизни там нет – ни наказания, ни вознаграждения. Все награды и наказания в явьем мире». Здесь мы видим почти прямое атеистическое заявление! «Если же ты еще нужен в Яви согласно божественному промыслу – душа уходит к Велесу на поля кощного мира, и из Нави вновь возвращается в новом теле, как завязано Макошью. Если предал веру свою, друзей, род, Землю – то гореть в пламени Пекельном, выжигать ложное в огне Муспельхейма у грозного Ящера под кочергами Чернобога». В этом высказывании мы видим, как неоязычество всё сваливает в одну кучу, материалистическое отрицание посмертного воздаяния, перерождения индуизма и ад монотеистических религий. Читая другие мнения неоязычников по данному вопросу убеждаешься, что сколько там «волхвов» — столько и мнений, а между тем вопрос посмертной жизни является одним из главных вопросов любой веры. Ещё один интересный вопрос неоязычникам, являлись ли им во сне или наяву языческие боги? «Сами боги мне не являлись. Поэтому я и жив. Посланники – часто. В беседах с учениками я четко фиксирую: это я думаю, это я знаю, а это «мои духи сказали мне»» , «Однажды я слышал голос Матери-Земли. И однажды, в результате камлания, мне посчастливилось предстать перед Мореной. Никак не соберусь написать ее сидящей на троне Кощея, как оно тогда было…» , «Подобные «явления» – суть душевные расстройства, проявления переутомления или последствия воздействия наркотических веществ». Опять перед нами широкий спектр мнений, последний из которых звучит весьма реалистично. Таким образом, мы видим, что при определенных общих чертах, неоязычники расходятся во многих ключевых вопросах. С точки зрения исходных предпосылок этих групп, их стоило бы разделить по следующим признакам. Большая группа неоязыческих сообществ демонстрирует веру в Единого Творца, пытаясь таким образом подменить язычеством христианство. Часть родноверов старается создать некий синкретизм христианства и язычества, не понимая, насколько греховно и противоестественно соединять свет с тьмой. Другая группа находится в плену псевдоиндуистких воззрений, отсюда «кармы», «энергетика», «информационные поля», «энергия Ци», выходящая через унитаз, «инь и ян», ганеши и денежные жабы, которые они переносят на русскую почву. В отдельную группу можно выделить и тех, для кого неоязычество прежде всего эстетическая игра в древние племена Руси, форма и обряд, не нуждающаяся в мистическо- религиозном наполнении. Последнюю группу родноверов составляют те, кто главным основанием своей религии делает личные измышления и фантазии на тему славянского язычества. Какой бы тип родноверческой группы мы не рассматривали, всегда будет ощущение чего-то ненастоящего, наигранного. Длинные волосы, перевязанные кожаным ремешком, расшитые свастиками-коловратами рубахи, деревянные посохи, звучные имена–псевдонимы (Велимир, Благослав и.т.п.), одним словом, ощущение, что ты попал на спектакль или на ролевую игру. Проблема видимо в том, что то, что было естественным для наших далёких предков, выглядит неестественным чудачеством у наших современников. Мировосприятие стало принципиально иным. Чтобы быть русским язычником, нужно родиться в то время, в той среде, с тем типом мышления, который был более тысячи лет назад. Древние народы, и славяне, в том числе, были носителями мировоззрения иного типа — мифологического. Для мифологического типа мировоззрения характерно отсутствие четких разграничений мира и человека, нерасчлененность полученных из опыта знаний и фантазий. Мифология воплощала в себе особенности человеческого сознания, сохранявшего ощущения своей телесной связи с природой. Современное человечество живёт в эпоху даже не религиозного, а философского сознания, в том числе в его материалистической разновидности. Основной задачей философского мировоззрения является осознание научной картины мира. Также для этого типа мировоззрения характерно расширение и детализация системы представлений о мире, на основе законов и понятий конкретных наук. Когда наш предок-славянин исповедовал язычество, это было для него естественно и органично, когда он покланялся Солнцу, он видел желтый небесный шар дающий тепло и жизнь, а мифологемы достраивали видимое Солнце до языческого бога Ярилы. Современный неоязычник, проводя реконструированный (чаще всего по своим фантазиям) обряд поклонения Солнцу знает, что он кланяется звезде определенного размера, и что ядерные реакции, происходящие в ядре Солнца, приводят к образованию большого количества электронных нейтрино. Древний славянин выглядел в этой ситуации органично, сообразно уровню своего духовного развития и знаний о мире, сегодняшний житель мегаполиса в данном случае выглядит психически больным. Язычество — это детство человеческой духовной мысли, и когда наш современник, выросший со знанием христианской традиции, философских систем, научных знаний, начинает поклоняться языческим богом, он выглядит взрослым мужчиной, вдруг снова начавший верить, что ночью под кроватью у него живёт бабайка. Несостоятельность неоязычества очевидна даже при элементарном анализе, но тем не менее мы видим что это явление становится шире и заметней. Что же привлекает наших современников, и прежде всего молодежь, в ряды этих групп? Любопытный взгляд на причины обращения с людей к «древней» вере о. Андрей Кураев: «И тут ничего лучше «древних русов» не придумаешь. Их когда-то боялась Европа (не то что нас с вами). Советские учебники истории говорили о них только хорошее (мол, даже рабовладения у них не было). Никаких текстов с изложением своих взглядов они не оставили. Так что отрасти волосы, покрась их в блондинистый цвет, свяжи тесемкой — и неси от имени «Сварога» и «Перуна» что хочешь. Это неизвестный мир, в котором можно утвердить свои собственные законы. Мир мертвый, и потому неспособный сопротивляться завоевателю. И можно самому решать, «символом» чего будет «Даждьбог», какие жертвы надо приносить русалкам и сколько жен можно вводить в свой дом». То есть основным моментом является возможность, прикрываясь древней традицией, воплощать личные измышления и не быть уличенным во лжи. На мой взгляд, причиной неоязыческого феномена являются во первых, религиозная безграмотность нашего общества, когда знание о православии были фрагментарны. Это незнание красоты и глубины христианства толкает людей в различные маргинальные сообщества, в том числе и неоязыческие новоделы. Кроме того, общие тенденции глобализации культуры наших дней убеждают человека, что духовность если и должна быть, то несложной и свободной от жестких рамок, в это отлично вписывается неоязычество, которое развивается не только в нашей стране, но во всех европейских и в некоторых мусульманских государствах. Что можно ожидать от неоязыческого движения в дальнейшем? Учитывая, что родноверы научились скрывать своё агрессивное отношение к монотеистическим религиям, прячут свои экстремистские настроения, выставляя себя патриотами, любителями родных традиций, экологами и защитниками природы, можно прогнозировать приток в их ряды новых сторонников, обманутых родноверческой рекламой. Истинное лицо неоязычества — антихристианство, ненависть к иным национальностям, потакание людским страстям и плотским похотям — также будет иметь успех у определенной категории наших современников, но эта часть неоязычников представляет больший интерес не для религиоведов, а для психологов и работников правоохранительных органов.

Список литературы:

НЕОЯЗЫЧЕСТВО – широкое и разнородное по составу современное религиозное направление, возникшее на основе традиционного магизма, шаманизма, мифологии и сатанизма и претендующее на осмысление и разрешение проблем личности и общества, чего, как утверждают последователи неоязычества, невозможно добиться с помощью традиционных религий или современной науки. Приверженцы неоязычества не стремятся уподобиться язычникам первобытной эпохи, но хотят, опираясь на архаические представления, прежде всего на веру во всемогущество оккультных сил и энергий, решать актуальные проблемы своего существования и определять свое будущее. Неоязычество представляет собой проявление новой религиозности, порожденной противоречивостью современного сознания, культуры и социально-политической реальности, и поэтому оно принадлежит к одной из типичных разновидностей нетрадиционных религий.

Неоязычество многообразно и включает в себя наряду с мистическими врачевательными культами сакрально-мифологические утопии и даже сатанинские «церкви». Границы его расплывчаты, так что пересекаются с «религиями Нового века» и с таким псевдорелигиозным направлением, как «расширение сознания» (Human Potential).

Как и традиционное язычество, неоязычество существенно отличается от религий, основанных на вере в потустороннее сакральное начало, и также оперирует с древними нетеистическими представлениями фетишизма, магии и спиритизма, с пантеистическими идеями, мифологическими образами и персонажами политеизма. Однако эти идеи и представления в неоязычестве стали более разнообразны благодаря новым религиозным сюжетам и заимствованиям из восточной культовой практики. Первое проявляется, напр., в методике использования «природных сил» в Системе Учителя Иванова и в сайентологических курсах по пробуждению в человеке божественного духа – титана, «открытого» Л.Хаббардом. Второе относится к получившим распространение в западном мире многочисленным медитационным практикам буддийско-индуистского происхождения.

Неоязычество принадлежит к иному социокультурному типу, чем древнее язычество – продукт первобытной эпохи, и поэтому не совпадает с его бытовыми реликтами в виде суеверий (веры в приметы, чертей и домовых, вещие сны, гадание) или наблюдаемых сегодня увлечений магией, колдовством и прорицанием. Оно не равноценно и элементам древнего магизма и мифологии, вошедшим в переосмысленном виде в учения и обрядность развитых религий – буддизма, христианства и ислама.

Т.о. неоязычество является религиозной новацией не столько по своему вероисповедному содержанию, сколько по своей идеологической направленности, по новым мировоззренческим и социально-политическим устремлениям. При этом отношение его к современному миру и человеку далеко не однозначно. В России одним из проявлений неоязычества стали попытки со стороны ряда патриотически ангажированных организаций использовать древнеславянское язычество в целях возрождения национальной идентичности русского народа и выработки новой идеологии его национального и государственного возрождения. В некоторых поволжских республиках древнее племенное язычество пытаются сделать символом культурного возрождения малых этносов и средством санкционирования их государственной самостоятельности. В этих случаях неоязычество хотят использовать в роли новой религии.

Значительно чаще в неоязычестве наблюдается неприятие современной социально-политической реальности и стремление к радикальному обновлению существующего мира и человека, вплоть до разработки утопий глобального переустройства человеческого общежития. Так, напр., врачевание в неоязыческих культах направлено на полное изменение и совершенствование физических, психических и интеллектуальных возможностей человека, с тем чтобы наделить его сверхъестественным могуществом, а то и бессмертием. На основе оккультных представлений разработан ряд широковещательных концепций «нового человека», который, придерживаясь природосообразного образа жизни и ставя экологические приоритеты выше социально-производственных, сможет навсегда избавиться от болезней, голода и агрессивности. Более того, по утверждению упомянутого П.К.Иванова, люди смогут полностью отказаться от потребностей в пище, одежде и жилище, если сумеют найти общий язык с одухотворенной и всемогущей Природой. Члены разнообразных групп неошаманистов, «психоделиков» и «герметиков» стремятся достичь не менее радикальной трансформации своей психики и телесности, используя для этого помимо разнообразных психосоматических методик наркотики и галлюцинаторные препараты (часто естественного происхождения – специфические грибы и травы).

Неоязычество нередко строится на основе неомифологических представлений, имитирующих архаические космогонические и социогонические мифы, и служит для разработки современных мировоззренческих и религиозно-философских концепций. Так, напр., Р.Генон в книге «Царь мира» пишет об иерархии сакральной власти на земле, А.Уотте рассуждает об одухотворенной, наполненной радостью Вселенной, М.Элиаде прославляет «живой и говорящий Космос», подчеркивает значение мистики времени, придавая центральное значение в истории культуры архетипу «вечного возвращения». В этом же ряду произведений неоязыческого характера может быть названо религиозно-мифологическое учение Даниила Андреева «Роза Мира».

Представители неоязычества охотно используют в своих целях различные идеологии и социально-политические и националистические движения. В прошлом оно нередко выступало в качестве идеологии антиколониальной борьбы, напр. в тропическом культе злых духов-мстителей вуду и в культе Танцующего Духа у американских индейцев. Насколько неоднозначной может быть идеологическая направленность неоязычества, говорит история германского фашизма, руководители которого, используя магические и мифологические представления, сформулировали расистскую доктрину, сыгравшую зловещую роль в обосновании и реализации преступных планов военной агрессии и геноцида народов. В современной России неоязычество используется рядом национально-патриотических движений, его носителями также являются в основном язычески окрашенные экологические и пацифистские группы.

Характерные для неоязычества представления и установки используются для разработки новых социально-антропологических утопий, напр. в концепции антиавторитарного общества «новых левых», в проекте Т.Лири по созданию нового «индивидуального» общества на основе «политики экстаза» – массового использования галлюцинаторного препарата ЛСД. В свою очередь Д.Икеда, председатель необуддийского общества Сока-Гаккай, доказывает в своей книге о чайной церемонии, что это древнее оккультное действо, возникшее на основе магических представлений древнего даосизма, может стать эффективным средством умиротворения и духовного просветления современного человечества. Оригинальную утопию рисует Дж.Осава, создатель популярной в западных странах макробиотики дзэн-буддизма. Он утверждает, что можно создать антиавторитарное общество, в котором не будет армии и полиции, суда и тюрем, а также школ и любых органов власти только благодаря тому, что люди станут пользоваться разработанными им рецептами, основанными на сбалансированности тайных сил «ян» и «инь» в продуктах питания.

В целом для неоязычества с его оккультизмом, приоритетом земных благ и ценностей и отказом от христианской традиции характерно приуменьшение значения этического содержания, которое в христианстве составляет сущность религиозного. Учитывая, что возникновение христианства сопровождалось отказом от «религии Закона» в пользу «религии Любви», можно понять, почему в неоязычестве нередко наблюдается возврат к жесткой архаической нормативности, строгой ритуалистике и обрядности, к авторитарной власти магов-наставников (таких как Дон Хуан в произведениях К.Касттеды). Выдвижение неоязычеством на передний план задачи оккультного совершенствования связано с упованием на развитие собственных сил и возможностей человека и обретение им благодаря этому жизненного успеха и «спасения» (в форме сверхъестественного могущества, превосходства над злыми силами и гарантии гармоничных отношений с окружающим миром). Подобные установки неоязычества во многом объясняют привлекательность его «приземленного» мировоззрения и житейской морали.

Распространение неоязычества свидетельствует о глубоких изменениях религиозности. С одной стороны, это утрата доверия к христианскому представлению о трансцендентной природе морально-личностного начала в человеке (в сущности за этим стоит кризис доверия к моральным устоям общества в современный период глубокого обострения социально-экономических и политических проблем). С другой стороны, упование на возможность безграничного развития индивидуальных возможностей человека, рассматриваемых в качестве его внутреннего, пока еще скрытого и нереализованного божественного потенциала. Повод для такого умонастроения отчасти дало христианство, обещая, что в неопределенном будущем, «в конце веков» верующий обожится, т.е. обретет совершенный, божественный статус бытия. Сторонники неоязычества ратуют за более определенную, надежную и близкую перспективу своего сакрального совершенства, поскольку видят ее реализацию не в отдаленном царствии небесном, а «здесь и сейчас», в своем земном существовании и не по милости Божией, а в результате своих собственных достижений в овладении оккультными силами. Эти воззрения в конечном счете порождены возросшим неверием людей в возможности общества гарантировать общее благо и защитить индивида.

Наблюдаемое сегодня усиление и расширение влияния неоязычества во всех областях жизни происходит на фоне кризиса доминирующих установок современной культуры (как позитивистско-техницистских, так и традиционно-конфессиональных). В литературе классическим примером этого влияния являются произведения американского писателя Г.Ф.Лавкрафта, утверждавшего мысль о сохранении господства инфернальных сил в современном мире. Широкое распространение получили специфические неоязыческие жанры: вампиризм, дьяволомания, Horror, Fantasy, в которых разрабатывается причудливая оккультно-мифологическая тематика. Особую популярность завоевали литературные произведения английского профессора Дж. Р.Р.Толкина, имитирующие древнейшие кельтские предания. По этому «литературному» каналу неоязычество оказало влияние на некоторые молодежные группы, наложив свой отпечаток на их мировоззрение, формы поведения и образ жизни. Так, американские студенты – поклонники Лавкрафта устраивают театрализованные представления мистического характера, а российские почитатели Толкина разыгрывают по мотивам его произведений сюжеты из жизни «лесного народа». В западных странах неоязыческая тематика широко представлена в зрелищных видах искусства – в кино, на телевидении, в театре, а также в эстрадной музыке («черный рок» и разнообразные хтонические и инфернальные композиции). Аналогичные тенденции наблюдаются и в России. В целом влияние неоязычества продолжает расти во всем мире и превращается в очень заметный, если не доминирующий фактор современной культуры массовой.

Литература:

1. Арутюнов С. Α., Светлов Г.Е. Старые и новые боги Японии. М., 1968;

2. Магический кристалл: магия глазами ученых и чародеев. М., 1994;

3. Баркер А. Новые религиозные движения. СПб., 1998;

4. Балагушкин Е.Г. Нетрадиционные религии в современной России. М., 1999;

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *