Взяла у меня цветы и пошла к храму. Это была Страстная Пятница.

Муж мой, узнав, что я в Ракитном, тоже приехал туда. А на следующий день после Пасхи, уже вечером, старец умер, и мы остались на отпевание и похороны.

Отпевать и хоронить отца Серафима отовсюду съехалось множество его духовных детей: епископы, священники, монахи, миряне. Старец словно напоследок соединял своей смертью людей, которых любил и молитвенно помнил. Во всяком случае из Ракитного мы уехали, обретя гам на всю жизнь близких людей. Один стал нашим духовником, другой — наставником, третий — учителем, четвертый — другом.

А поскольку с самой Страстной Пятницы мы практически и не выходили из храма — молились, исповедовались, причащались, слушали Евангелие, которое священники по очереди неусыпно читали над телом лежащего посреди храма старца, то это явилось подлинным началом нашей церковной жизни.

Именно там, у гроба старца, мы и познакомились с монахом Леонидом и его послушницей — старушкой инокиней Пелагеей. Монах Леонид был убог от чрева матери: до пояса он был похож на женщину — хорошая такая, симпатичная бабуся, а вот ноги с огромными ступнями были мужские. Из‑за этого у него всегда были проблемы в мужских монастырях, а в одном из них его так даже и «проверяли». Он вспоминал об этом со слезами.

Был он монахом славной Глинской Пустыни, пока ее не разогнали при Хрущеве. Идти ему было некуда, поскольку мать от него отказалась и даже пыталась его сжечь в деревенской баньке, но Богородица его спасла.

Скачать книгу бесплатно:

И поэтому он стоял на паперти и просил милостыню. Там‑то и заметила его тайная инокиня Пелагея и забрала к себе, несмотря на то что у нее в бараке, в коммунальной восьмиметровой комнатке, лежала на диванчике парализованная сестра — девица Варвара. Девица Варвара ничего не делала — только молилась, и у нее над диванчиком проступил на стене крест. Молитвенно постоять возле сей чудной девицы и приложиться к нерукотворному кресту, говорят, тайно приезжали даже иные архиереи!..

Но когда мы познакомились с монахом Леонидом и Пелагеей, девица Варвара уже почила, а сами они переехали в московскую однокомнатную квартирку в нескольких трамвайных остановках от «Электрозаводской». Узнав, что я пишу стихи, отец Леонид очень этим заинтересовался и попросил меня приезжать к нему записывать исповеди. Одно с другим вроде бы не было никак связано, и все же он, наверное, рассчитывал, что человек, владеющий пером, сможет придать его покаянным воздыханиям форму.

— Я больной, убогий от чрева матери, инвалид детства, у меня парализация, шифрания, до старца архимандрита Кирилла в Лавру доехать не могу, а исповедоваться я ему должен. Так ты придешь, я тебе все продиктую, а ты ему и отвезешь, чтобы он прочитал разрешительную молитву.

Что ж, быть по сему. Вот я к нему и ездила.

— Отец Леонид, да разве ж это — грех? — порой изумленно спрашивала я его, услышав нечто невинное и трогательное и отрывая ручку от тетради. — Это ж в порядке вещей! Нормально! В чем же тут каяться?

— Ты, это, сиди, пиши за мной, не переспрашивай, — краснея и отворачиваясь, отвечал он. — И не смотри на меня, — прибавлял он, давая понять, что в данном случае я должна стать всего — навсего «тростью книжника — скорописца», а не влезать со своими комментариями и вопросами.

Порой мы исписывали по две тонкие ученические тетради в клетку, но при этом исповедь его, как я сейчас понимаю, свидетельствовала о том, что это был человек святой жизни.

То и дело он вызванивал моего мужа к себе и давал ему всякие поручения, а однажды попросил, чтобы тот помыл его в ванне.

— Год уж не мылся! — сокрушенно вздыхал отец Леонид. — Все тело в коросте. А сам я без твоей помощи ни в ванну не влезу, ни вылезти из нее не смогу. Парализация у меня! И вообще я — инвалид детства!

Мой муж и взялся его мыть. Помог забраться в ванну, намылил голову, тело, потер мочалкой, окатил душем… Смотрит — вот диво: мыльные пузыри по поверхности плавают, но сама вода в ванне — чистая!

— Отец Леонид! — изумленно произнес мой муж. — Вас, наверное, недавно кто‑то мыл, вы просто забыли!

— Никто меня не мыл. Год уже, — буркнул тот.

— Ну что вы мне говорите — вода‑то с вас чистая!

— Тише! Ну и не говори о том никому!

…Вот Господь и откликался на его святые молитвы.

Как‑то раз муж мой уехал в Троице — Сергиеву лавру, а я собиралась с детьми в храм на всенощную (это было на Святителя Николая). Но перед службой мы решили попить чайку. Я стала зажигать плиту, чиркнула спичкой, кусочек горящей серы отлетел и попал мне прямо в левый глаз — аж зашипело. И тут же на глазу, на самой радужной оболочке, стало образовываться огромное бельмо!

А надо сказать, что через месяц я должна была родить третьего ребенка, и эти двое — маленькие, а дома никого нет, а на дворе — лютый мороз и гололед. Словом, плохо мое дело. Я даже мысленно представила себе, как буду доживать жизнь без одного глаза. Такая смиренная обреченность: что ж, на все воля Божья!

И вдруг, как почувствовал, позвонил монах Леонид. Я ему тут же и рассказала, в каком я ужасном положении: сижу с огромным животом, маленькими детьми и бельмом на глазу:

— Помолитесь за меня, отец Леонид!

— Ты оливковым маслом в глаз‑то закапай! А одна — никуда не езди! — сказал он и повесил трубку.

Наутро бельмо прошло — только глаз был красный, словно я проплакала одним глазом всю ночь. Но к вечеру постепенно прошла и краснота.

Из Лавры вернулся мой муж и повез меня в глазную больницу. Врач осмотрел меня, проверил зрение и спросил:

— Так что, вы говорите, у вас произошло?

— Горящая сера в глаз! Зашипело! Бельмо!

— Да все в порядке! Нет у вас ничего! Никаких следов.

И посмотрел так, словно ему неловко за меня оттого, что я оказалась такая врунья…

А через две недели после этого я страшно заболела гнойным бронхитом — задыхалась так, что могла спать только сидя и кашляла кровью. К тому же у меня начисто пропал голос и я могла только сипеть. В больницу меня не брали, потому что я вот-вот должна была родить. Но не брали и в роддом, потому что у меня был гнойный бронхит. В общем, конец мой приближался: «Душе моя, душе моя, востани, что спиши, конец приближается…». То ли я должна была умереть, то ли ребенок, то ли мы вместе.

Отец Леонид прислал мне священника, чтобы он меня пособоровал. Я даже как‑то стала свыкаться с мыслью, что срок мой вышел, что уже пора… Двадцать восемь лет как‑никак прожила — больше Лермонтова и Есенина, не говоря уже о Рембо… И тем не менее было невыносимо жаль — всего, всего: жизни, детей, мужа, постаревших больных родителей… И тут у меня начался отек Квинке, я задыхалась, еще чуть — чуть, и горло закрылось бы совсем. И лишь тогда скорая отвезла меня в больницу.

— Да я молюсь за нее, молюсь! — говорил моему мужу отец Леонид, словно оправдывался, словно он в чем‑то провинился. — Сейчас еще канончик за нее почитаю.

Наконец доставили меня в больницу, а сестра в приемном покое не хочет меня принимать:

— А ну сними крест! У нас не положено роженицам никаких побрякушек иметь.

А я ей — без голоса‑то хриплю и, как немая, руками показываю:

— Мне так легче с ним! Не сниму!

— А я тебя не приму. Вон — скорая твоя уже уехала. Так и будешь ты у меня тут одна всю ночь, неоформленная, в приемном покое сидеть. А ну снимай!

А я ей опять:

— Не сниму!

Она чуть не с кулаками на меня, трясется, подпрыгивает, как одержимая, брызжет слюной. Я даже вспомнила, как у протопопа Аввакума: «человек, суете уподобився, скачет, яко козел, раздувается, яко пузырь, гневается, яко рысь, съесть хощет, яко змия, ржет, зря на чужую красоту, яко жребя, лукавнует, яко бес».

~ 4 ~

Предыдущая страницаСледующая страница

Про что книга

Олеся Николаева — известная российская поэтесса, прозаик, эссеист, член Союза писателей, преподаватель творческого семинара поэзии в Литературном институте, ведущая программы "Основы православной культуры" на телеканале "Спас". Получила известность благодаря таким романам и повестям, как "Инвалид детства", "Августин. Роман в стихах", "Мене, текел, фарес", "Корфу", обладатель множества литературных премий.

Именно Олесю Николаеву считают автором, первым в современной литературе художественно изобразившим представителей русского духовенства, явив их героями нашего времени.

Большинство читателей, наверно, уже догадались, что книга "Небесный огонь" и другие рассказы" продолжает собой тему, начатую книгой архимандрита Тихона (Шевкунова) "Несвятые святые" и другие рассказы", ставшей открытием в литературной жизни ушедшего года и абсолютным бестселлером в жанре художественной литературы.

Главная тема новой книги — Промысел Божий в жизни человека, в издание вошли как новые произведения автора, так уже успевшие полюбиться читателю сюжеты.

Вот как сама Олеся Николаева описывает смысл своих рассказов: "Всякие истории, свидетельствующие о действии Промысла в мире и душе человека, о милости нашего Спасителя и Бога, о том, что "творит Бог елико хощет" и тогда "превышается естества чин", — утешительны, радостны, духоподъемны".

Популярность книги "Несвятые святые" и другие рассказы" у светской аудитории наглядно продемонстрировала интерес читателей к книгам духовного содержания, у общества есть потребность в доброй и светлой литературе, которая поддержала бы их в их чаяниях и надеждах.

Скачать книгу "Небесный огонь" и другие рассказы в fb2

Новая книга Олеси Николаевой станет именно тем "эликсиром", которого так ждут читатели.

Вот что говорит о новой книге Архимандрит Тихон, автор "Несвятые святые" и другие рассказы": "Олеся Николаева смогла как никто другой — с открытым сердцем, сильно, живо, интересно и близко — начать повествование о современных православных людях, о Промысле Божьем, о чудесных историях, научила нас любоваться нашими замечательными братьями и сестрами. За это Олесе огромное спасибо!"

Для того что бы добавить цитату, необходимо авторизоваться на сайте.

Ресурс по данному IP-адресу заблокирован по решению органов государственной власти

Небо должно измениться

 

Салюты, фейерверки и фаер-шоу. Красивое и захватывающее зрелище, без которого не обходится сегодня ни один праздник. Под Новый год и 1-го Мая, 23-го Февраля и в День Победы или просто на чей-то день рождения в ночном небе расцветают пушистые хризантемы, благородные розы, необъятные шары или россыпи разноцветных огней.

 

 Прадедушки сегодняшних фейерверков появились еще у первобытных племен, праздники которых обязательно украшались одним исполинским костром или множеством небольших.

Была среди предков нынешней пиротехники и так называемая иллюминация. Ее, например, устраивали греки и римляне в честь праздника Лампадарио, сжигая множество светильников, посвященных богине Минерве и богу Вулкану. Огнем чествовали Прометея, принесшего людям этот великий дар. А у древних египтян был даже праздник с говорящим названием «Светильники».

Еще во времена Александра Македонского индейские племена украшали свои праздники различными огненно-световыми эффектами. А у древних славян все религиозные обряды, особенно в честь бога-громовержца Перуна, были связаны с огнем. Огонь олицетворял солнце, ведь это величайший дар небесного светила.

Как видим, традиция отмечать праздники огненно-яркими зрелищами зародилась много веков назад у многих народов мира.

И всё-таки в истории фейерверков есть несколько ключевых моментов.

В 668 г. Каллиник Гелиопольский изобрел «греческий огонь». Секрет его состава греки хранили как зеницу ока 400 лет, а сам «огонь» использовали только для войны и салютов. «Греческий огонь» был двух видов – палящий и метательный. Метательный обладал всеми свойствами пороха и служил, чтобы выбрасывать каменные ядра из металлических труб. Палящий, в свою очередь, обладал очень ярким пламенем. Греки выдували из длинных труб огненные шары, опалявшие вражеских воинов. И эту же разновидность «огня» использовали для украшения праздненств и торжеств.

Поворотным моментом в истории фейерверков стало изобретение пороха. Именно благодаря ему стало возможно регулировать скорость и силу горения составов. Задолго до того, как порох появился в Европе, он уже вовсю использовался в Индии и Китае. Еще в IX веке китайцы отгоняли злых духов бамбуковыми хлопушками. Существуют свидетельства, что чудо пиротехники – фейерверки – появилось в Китае еще 9 столетий назад. И совершенно точно, что к XIII веку порох получил широкое распространение в китайской артиллерии. В начале XIV века этот вид войск появляется и в Италии, а к его концу – в России. И, как и «греческий огонь», параллельно с артиллерией порох стал применяться и в фейерверочном искусстве. Любое явление можно использовать как во благо, так и во вред. И праздничные салюты и фейерверки – хороший тому пример, ведь они – всего лишь оборотная сторона медали под названием «война».

Лучшими мастерами фейерверков в то время заслуженно считались итальянцы. Они устраивали целые представления на деревянных помостах, украшенных статуями и декорациями. Статуи извергали языки пламени, а живописные полотна подсвечивались огнем.

Настоящие большие фейерверочные представления устраивались в особо торжественных случаях, таких, как коронации, дни рождения царствующих особ или главные религиозные праздники.

Словом, в XV веке фейерверк становится самостоятельным видом искусства.

Но вернемся к России. Доподлинно известно, что первые «потешные огни» взвились в небо тогда еще Руси в 1389 году, во времена правления князя Дмитрия Донского.

И всё-таки расцвет этого искусства начался почти два столетия спустя – во время правления Ивана Грозного, когда в стрелецком полку была введена должность порохового заведующего. Такой заведующий, помимо военных нужд, занимался изготовлением и запуском фейерверков.

 

При царе Михаиле Федоровиче учреждается «потешная палата», занимающаяся организацией различных развлечений, в том числе и «огненных потех».

 

В некоторых летописях есть упоминание о том, как Лжедмитрий I в честь своего бракосочетания с Мариной Мнишек устроил большой фейерверк на Москве-реке напротив царских палат.

 

В начале XVII в. был составлен «Устав ратных, пушечных и других дел, касающихся до военной науки», в котором приведены данные об изготовлении различных пиротехнических составов.

 

К концу XVII в. фейерверки становятся популярными среди дворянского сословия. Этим искусством всерьез увлеклись князь Ф. Ю. Ромодановский, князь В. В. Голицын, боярин П. В. Шереметев и многие другие.

 

Следующий важный этап в развитии фейерверков начинается в России в конце XVII века и связан с именем Петра I. Немного можно было найти в мире людей, знавших и любивших «огневое искусство» больше молодого царя. Еще в 17-летнем возрасте Петр не просто интересовался фейерверками, но и лично изготавливал фейерверочные фигуры. Впоследствии царь следил за заграничными новинками в области пиротехники, выписывал книги и привлекал иностранных специалистов. Именно он сделал фейерверки непременным атрибутом празднования Рождества, Масленицы, Пасхи, Нового года, воинских побед и придворных торжеств.

Петр I использовал фейерверки и как средство пропаганды воинской службы. Вкупе с триумфальными шествиями они оказывали колоссальное влияние на массовое сознание, и, судя по записям, количество желающих уклониться от несения воинской службы резко сокращалось. Сам Петр объяснял это тем, что стремится приучить своих подданных «к славе и воинским подвигам».

В 1680 году в Москве открылось специальное ракетное заведение, что позволило существенно улучшить качество и увеличить разнообразие огненных шоу. Именно тогда для изготовления фейерверков впервые стали применяться искристые, искристо-форсовые, серные и селитро-серные составы с добавлением окрашивающих солей.

К началу XVIII века русские мастера-пиротехники изготавливали все виды фейерверков, известных в Европе. «Верховыми» фигурами часто были различные типы ракет и шутих. «Срединными» – римские свечи и бураки. «Низовыми» – фонтаны, форсы, шлаги и марсов огонь. Были и фейерверки, горевшие на воде, – дукеры и квакари.

Особая роль огненно-световым представлениям отводилась на новогодних празднествах. Был даже издан указ, гласивший, что все знатные люди, дворяне, служилые и купцы должны выпустить «несколько ракетов, сколько у кого случится».

Кроме традиционных праздников проводились и специальные фейерверочные представления с использованием декораций. Программа этих праздников нередко составлялась видными учеными того времени, такими как М. В. Ломоносов и И. П. Кулибин.

 

В 1730 г. в Петербурге, на стрелке Васильевского острова, был построен специальный открытый театр для показа фейерверков.

 

В 1809 г. под руководством графа А. А. Аракчеева было разработано «Положение о фейерверках», систематизирующее и ставящее под контроль государства производство и проведение фейерверков.

 

В начале XIX века фейерверочное искусство в России находится на пике расцвета. Тогда же появляются и два новшества, использующиеся и по сей день, – ракеты с парашютом и боевые ракеты. Первые позволили увеличить время горения в воздухе цветных огней, вторые дали возможность увеличить вес «начинки» ракет.

Основой для создания ярких цветных огней послужило открытое французским химиком К. Бертолле химическое соединение хлората калия, которое позже назовут «бертолетовой солью».

Небесный огонь и другие рассказы — Олеся Николаева

Это открытие стало переворотом в фейерверочном искусстве. Новые составы, дающие чистое, насыщенное, яркое цветное пламя, и сделанные на их основе контурные свечи с успехом заменили дорогие и громоздкие фитильные щиты и декорации с тусклым цветным огнем фитилей.

И именно с этого момента фейерверки перестают быть атрибутом государственных праздников и становятся доступными частным лицам и небольшим общественным организациям. А с начала XX века фейерверочные представления начинают проводиться на дачах, в парках и скверах, на свадьбах и днях рождения.

После октябрьского переворота и вплоть до 1934 года изготовлением и проведением фейерверков занимаются в основном мастера-пиротехники, работающие в парках культуры и отдыха, а также на киностудиях. Сами представления остаются такими же, как и в начале века, небольшими по масштабу, без пышных декораций, но в производстве фейерверков используются всё новые химические составы.

5 августа 1943 г. в ознаменование освобождения Красной Армией городов Орла и Белгорода от немецко-фашистских захватчиков был дан первый в истории России военный салют. Он был произведен из 96-ти орудий войск противовоздушной обороны и 24-х орудий гарнизона Московского Кремля. С тех пор отмечать салютными залпами победы Красной Армии стало традицией. И по сей день 9 мая гремят пушки по всей России.

 

Самый большой в истории салют был дан 9 мая 1945 года в Москве в День Победы.

 

Грандиознейшие фейерверочные представления были устроены в 1967 г. – к 50-летию Советской власти, в 1970 г. – к 100-летию со дня рождения В. И. Ленина, и в 1972 г. – к 50-летию образования СССР.

 

Последний качественный скачок в развитии фейерверочного искусства произошел уже в 90-е годы, когда начался активный импорт пиротехнических изделий из КНР.

И если раньше можно было только издали восхищаться этим потрясающим зрелищем, то сегодня стать мастером-пиротехником вполне реально. Для желающих постичь все тонкости этого искусства работают различные курсы, например, при ФГУП ФНПЦ НИИПХ в г. Сергиевом Посаде.

 

 

О безопасности

 

Фейерверк – непременный атрибут праздника, радости, восторга. Но и праздник может стать бедой. Ведь несмотря на то что фейерверки давно и прочно вошли в нашу жизнь, это всё-таки огонь. А огонь может стать разрушительным. И тогда на смену смеху и веселью придут травмы и пожары. Чтобы избежать этого, достаточно соблюдать нехитрые правила безопасности.

Итак.

1. На любую пиротехническую продукцию должен быть сертификат соответствия той организации, которая ведет реализацию этих изделий. Упаковка должна быть яркой и красочной. На ней обязательно должен быть указан срок годности и номер ГОСТа 51270-99. Все знаки маркировки на любом пиротехническом изделии должны быть очень хорошо и ясно прорисованы.
2. При использовании пиротехнических изделий необходимо четко соблюдать прилагаемую инструкцию по применению. Обычно она содержит следующие сведения:
а) наименование пиротехнических изделий;
б) условия применения;
в) ограничения при обращении;
г) способы безопасной подготовки, пуска и утилизации (при необходимости);
д) правила хранения в быту;
е) гарантийный срок и дату изготовления (или срок годности);
ж) предупреждение об опасности пиротехнических изделий;
з) действия в случае отказа и возникновения нештатных ситуаций;
и) реквизиты изготовителя;
к) информацию по сертификации и другие сведения, обусловленные спецификой пиротехнических изделий.
Инструкция должна быть на русском языке, текст должен быть четким и хорошо различимым.
3. Лучше избегать создания запасов пиротехнических изделий.
4. Использовать пиротехнику лучше в присутствии взрослых.
5. Зрителям лучше находиться на безопасном расстоянии, с наветренной стороны, чтобы ветер не сносил на них дым и несгоревшие части изделий.
6. Не наклоняйтесь над пиротехническим изделием. Если фитиль не загорелся сразу, не пытайтесь проверить или поджечь его еще раз.
7. Выбирая пиротехнику, обратите внимание на внешний вид. Нельзя использовать имеющую явные дефекты: измятую, подмоченную, с трещинами и другими повреждениями корпуса или фитиля.
8. Категорически запрещается использовать пиротехнические изделия рядом с жилыми домами и другими постройками: они могут попасть в окно или форточку, залететь на чердак или на крышу и стать причиной пожара.

9. На сегодняшний день законодательно запрещено:

• продавать пиротехнические изделия детям до 14 лет;
• носить пиротехнические изделия в карманах;
• кидать пиротехнические изделия в направлении другого человека и направлять их на него;
• изготавливать самодельные фейерверки;
• сжигать их в костре;
• разбирать изделия и подвергать их механическим воздействиям;
• запускать пиротехнические изделия в нетрезвом состоянии.

10. Необходимо хранить пиротехнические изделия в недоступном для детей месте, вдали от нагревательных приборов и применять только по назначению. Важно помнить, что пиротехнические изделия боятся сырости, и это может отразиться на их работе.

 

Небесные фонарики

 

Небесные огни – это отнюдь не только салюты и фейерверки. И с каждым годом в ночное небо всё чаще взлетают небесные фонарики.

Они появились в Китае много столетий назад. Первый воздушный фонарик изобрел генерал Чжугэ Ляну, и был тот фонарик вовсе не атрибутом праздника или символом радости, а сигнальным средством. Впрочем, атрибутом войны летающие фонарики оставались недолго. Очень скоро их переняли местные жители, и фонарики стали «относить послания» Богу.

Из Китая они попали в Северный Тайланд, где до сих пор известны как «Хум Лой». И вот уже много столетий тайцы запускают их в небо во время религиозных праздников и ежегодных фестивалей Лой Кратонг и Йипенг Лантерн. Традиционно в эти дни влюбленные пары запускают в тайское небо сделанный вместе фонарик, а в реку – икебану.

Из стран Азии фонарики быстро распространились по миру. Не стала исключением и Россия. И сегодня по всем городам ежемесячно проводятся флешмобы по запуску воздушных фонариков.

 

Фаер-шоу

 

Фаер-шоу – это уже не просто огни в ночном небе, это одна из разновидностей циркового представления. Это разнообразные трюки с огнем, это танцы и акробатика, это отбивающая ритм движений музыка…

Фаер-шоу впервые появилось в Новой Зеландии на побережье Тихого океана, в племени индейцев маори. Вращение пои – небольшого камешка, обернутого в ткань и привязанного на веревку, – имело у маори не только развлекательное, но и культовое значение.

Часто вместо камешка использовался более мягкий наполнитель – шерсть или корни растений. Впрочем, и сейчас будущие мастера огня учатся крутить теннисные шарики на цепочках, а вовсе не уже горящие железные снаряды.

Мужчины упражнялись с пои ради развития силы и ловкости, женщины – для развлечения.

В XX веке пои переняли у маори артисты бродячих австралийских цирков. И к 1960–1970 годам танцы с огнем под аккомпанемент бубнов и барабанов распространились по Европе и Америке.

А в середине XX века искусство фаер-шоу переняли хиппи. И к концу века огненное искусство приобрело новый, философский смысл – единения со стихией.

Не будем врать, что все «крутящие огонь» видят в этом глубокий философский смысл. Для многих артистов это просто вид искусства, средство самовыражения, танец, наполненный пластикой, красотой и опасностью.

Сегодня фаер-шоу – это популярное развлечение, атрибут почти всех праздников, в том числе свадеб и дней рождения.

Ну а если вам интересно не только посмотреть, но и самим покрутить пои, шесты, веера или «подышать» огнем, то в любой день вы можете прийти на Болотную площадь, где собираются любители огненных танцев.

Алёна КАЛАБУХОВА

http://www.la-magicienne.com

OCR – Svet Lana

Spellcheck – Tetyna

М.: Международный журнал «Панорама», 1999. – 384 с.

Переводчик: Д. Д. Бирюков

ISBN 5-7024-0905-1

Оригинальное название: Diana Palmer (Диана Палмер) "A Long Tall Texan Summer", 1997

Аннотация

Роман Роуз Лоуэлл "Небесный огонь" перевод романа Дианы Палмер (Diana Palmer "A Long Tall Texan Summer", 1997) и состоит из 3-х взаимосвязанных частей:

1) Том Уокер – Diana Palmer "A Long Tall Texan Summer: Tom Walker"

2) Дрю Моррис (альтернативное издание: Синтия Гловер "Что было, то было") – Diana Palmer "A Long Tall Texan Summer:Drew Morris"

3) Джоб Додд – Diana Palmer "A Long Tall Texan Summer: Jobe Dodd"

***

Три судьбы, три любви, три истории, произошедшие в маленьком американском городке Джекобсвилле, схожи тем, что героям приходится многое преодолеть на пути к счастью.

Несколько лет понадобилось Тому Уокеру и Элисии Крейг, чтобы распутать клубок нелепых недоразумений, едва не убивших любовь между ними…

Доктору Дрю Моррису очень нелегко дается решение соединить свою жизнь с молодой медсестрой Китти Карсон – мешает память о недавно умершей жене Еве…

Свои трудности возникают и у любящих друг друга с раннего детства Джоба Додда и Сэнди Риган…

Но всякий раз любовь побеждает.

Пролог

Крестины стали замечательным событием. Казалось, что все жители Джекобсвилля, штат Техас, один за другим прибывали, чтобы выразить самые сердечные пожелания доктору Джеббедии Колтрейну и его жене – доктору Луизе Колтрейн. Повод был более чем достойный. Крестили их сына – Джона Даниэла.

Позднее на приеме, устроенном по такому случаю, шампанское лилось рекой. В этот июньский день стояла великолепная погода – было тепло, но не жарко. Солнце мягко светило с безоблачного и бездонного голубого неба.

Доктор Дрю Моррис стоял у вазона с цветами, наслаждаясь общением с друзьями. Рядом с ним возвышался Тед Риган, чуть дальше стояли наставник Теда – Джоб Додд и сестра великана Сэнди. В компанию входил и новоиспеченный обитатель городка Том Уокер. Последний буквально накануне торжества открыл в Джекобсвилле собственную посредническую фирму.

– Мне надо было бы на следующей неделе обсудить с вами возможность размещения свободных денег в некоторых местных фирмах, – с несколько смущенной ухмылкой произнес Дрю, обращаясь к Тому. – У меня, понимаете, минувший год выдался очень удачным. Хотелось бы правильно распорядиться появившейся наличностью.

– Буду рад сделать все, что в моих силах, доктор Моррис.

Смуглое, с правильными чертами лицо Тома стало еще милей, когда его осветила улыбка.

– Кстати, Том, – добавил Дрю, – если вас интересует рынок компьютеров, то сестра Теда не последний человек в этом бизнесе. – Дрю кивнул в сторону Сэнди. – Она работает на крупную компанию, а технику знает назубок.

– Да, да! Именно так! – Большой светлоголовый Джоб Додд произнес это шутливым тоном. – В своем деле она мастерица, правда, надо еще научиться оставаться в седле, несмотря на ситуацию на рынке!

– Меня из седла не выбьет ничто и никто! Так что и не надейся! – в тон Джобу сказала Сэнди, и ее голубые глаза при этом сверкнули.

– Эй! Эй! – Тед, как рефери боксеров на ринге, постарался развести Сэнди и Джоба. – Не затевайте здесь свару. Не место и не время. Тут крестины!

Каждая из противоборствующих сторон, зыркнув на миротворца исподлобья, проследовала в противоположные углы комнаты.

– Господи! – вздохнул Тед. – В последнее время они стали просто невыносимы. Грызутся без перерыва… Мы с Корин близки уже к тому, чтобы взять ребенка и сбежать, куда глаза глядят. Пусть хоть поубивают друг друга… Жить станет легче.

– Когда они вместе, то до этого явно недалеко, – согласился Дрю, потягивая пунш.

– Как работает ваша новая крошка? – поинтересовался Тед, переводя разговор на другие рельсы.

– Она не умеет одеваться, не может пройти по комнате, не уронив при этом с десяток предметов со стола. Девушка старается не носить очки, которые ей якобы не идут, и поэтому-то все и происходит.

"Небесный огонь" и другие рассказы

– Дрю всплеснул руками. – Жаль, что закон запрещает телесные наказания!…

– Ну, это вы уж слишком! – пробормотал Тед.

Дрю осуждающе глянул на него и направился к бару. Тед ухмыльнулся. Его рано поседевшие волосы блеснули под лучом света, когда он повернулся к Тому.

– Как идут дела? – спросил он своего единственного компаньона.

– Великолепно! – ответил Том, потягивая из очередного фужера с пуншем. – Обосновавшись здесь, я принял одно из самых правильных решений в своей жизни. Мэтт Колдуэлл был абсолютно прав. Здесь непочатое поле для деятельности, и я недаром открыл свой офис.

– Рад слышать. – Тед испытующе посмотрел на своего младшего собеседника поверх фужера. – Старина Галлахер сказал мне, что у вас есть собака.

– Это не собака. Все значительно хуже. Мой пес – клубок неприятностей, облаченный в шкуру, – пробормотал Том с загадочной ухмылкой. – Я подобрал его во время грозы. Сидел и скулил под почтовым ящиком в Хьюстоне. От страха впал в полную панику. Пришлось забрать его домой. Это был маленький пушистый комочек. – Том сделал большой глоток пунша. – А теперь мы весим килограммов пятьдесят… В общем, я получил разрушителя в своем доме. Из всех хрупких вещей мне удалось сохранить только одну керамическую вазу. – Он пристально глянул на Теда. – Вам, как мне кажется, вряд ли понадобится огромный волкодав?

Тед хохотнул.

– Вы правы, спасибо. В свое время перед свадьбой я подарил Корин щенка. Теперь это пес весьма приличных размеров и вполне справляется с патрульной службой вокруг нашего дома.

1

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *