Великий князь Даниил Александрович. Рюриковичи, Годуновы, Романовы (история России в гравюрах от Рюрика до Екатерины II)

Даниил Александрович (ноябрь/декабрь 1261(1261) — 5 марта 1303, Москва) — младший сын Александра Невского и супруги его, княгини Вассы , первый удельный князь Московский (с 1263, фактически с 1277); родоначальник московской линии Рюриковичей: московских князей и царей. Внук Ярослава II Всеволодовича.

С. Ефошкин. В школе

Присоединил Коломну в 1301 г. Получил по завещанию Переславль-Залесский, положив начало росту Московского княжества. Основал в 1282 г. Даниловский монастырь в Москве. Канонизирован Русской православной церковью. Тверская грамота 1408 года рассказывает о воспитании тверским князем Ярославом Ярославичем, братом Александра Невского, маленького Даниила и об управлении в течение семи лет предназначенной Даниилу Москвой тиунами великого князя Ярослава, пока он занимал великокняжеский стол во Владимире: с 1264 года до своей смерти в 1272 году. После смерти дяди Ярослава Ярославича в 1272 году юному Даниилу досталось в удел Московское княжество, малое и скудное по сравнению с другими вотчинами, где княжили его старшие братья — Дмитрий и Андрей.

Действительно, небольшая сельская усадьба на крутом берегу Москвы-реки в силу своей незначительности в первые сто лет существования ни разу не была стольным градом, столицей хотя бы небольшого княжеского удела. Только при правнуках Всеволода Большое Гнездо, по смерти Александра Невского, в Москве в 1263 году появился свой князь – малолетний сын Невского Даниил. Так было положено начало Московскому княжеству и династии московских князей.Легенды и предания о Данииле обычно отвергаются историками. Но в одном, несомненно, нельзя отказать первому московскому князю, отцу Ивана Калиты.

С. Ефошкин. Древняя Русь. Старец и послушник

Это был человек большого здравого смысла. Он правильно понял суть происходивших в Северо-Восточной Руси глубоких перемен. И когда ветер удачи наполнил паруса его ладьи, когда люди — главное богатство опустошенной страны! — стали переселяться в его владения, Даниил сделал все, чтобы не «спугнуть» переселенцев. Миролюбивый и непритязательный, сговорчивый и добродушный, он умел ладить и с татарами и с соседями-князьями. При этом Даниил был совсем не так прост, как могло казаться на первый взгляд. Он крепко знал свой личный интерес и при случае мог свалить противника внезапным, тщательно взвешенным ударом. Сородичи побаивались его и старались не задевать понапрасну. В итоге он обеспечил своей земле мир — и она наполнилась жизнью и движением.

Почти незаметный для летописца в толпе других князей, Даниил и не стремился к славе. Он работал на будущее. И Господь воздал ему за его мудрость и терпение. Первый московский князь получил такое множество подданных — крестьян, ремесленников, воинов, — которое позволило его сыновьям разом выступить в первый ряд тогдашних русских князей.(Н.Борисов) Отсутствие перспективы занять великокняжеский престол (Даниил был самым младшим в роду) заставило князя с самого начала вести самостоятельную политику, направленную на обустройство и расширение своей земли. Для этого пришлось с самого начала вынужденно участвовать во многих княжеских усобицах. В 1276 он договорился со средним братом – городецким князем Андреем Александровичем – о совместных действия против дяди (Дмитрия Ярославича); союзные действия велись до начала 1280-х.

С. Ефошкин. Иконописец

Одновременно 15-летний Даниил развернул активную деятельность внутри своего удела. Он упорядочил систему торговых пошлин и начал активное оборонительно строительство, в частности, в 1282 основал недалеко от Москвы Данилов монастырь с храмом во имя Даниила Столпника. Монастырь стал важным звеном в южном оборонительном поясе Москвы (ныне – место резиденции московского патриарха Алексия II). Даже набег на Москву татарского царевича Дюденя (Тудана), обманом захватившего город («Дюденева рать»), не изменил картины: царевич вынужден был вскоре вернуться в Орду; успешное правление Даниила продолжалось.

С. Ефошкин. Князь с княгинюшкой

В 1296 Даниил поссорился с братом Андреем и начал борьбу с ним в союзе с тверским князем Михаилом (двоюродным братом Даниила). Андрей Александрович обратился за помощью к ордынцам. Тогда Даниил срочно заключил мир с дядей, князем владимирским Дмитрием Ярославичем, и в 1285 Андрей потерпел поражение вместе с ордынскими силами от войск Дмитрия и Даниила. Эта битва стала первой победой русских над ордынскими войсками. Не ввязываясь в борьбу со старшими братьями за обладание правом на великое княжение, Даниил думал в это время о том, как – используя княжеские распри – укрепить свой удел, желал обустроить свою Москву. Летописец считает, что он сумел не запятнать себя неблаговидными поступками, предательством или малодушием.

В 1300 Московское княжество, управляемое Даниилом, вступило в столкновение с соседней Рязанью. В 1301 Даниилу Александровичу удалось подкупить рязанских бояр и пленить правителя рязанского — князя Константина Романовича, что дало Даниилу право присоединить к Москве город Коломну и Лопасню вместе с землями (волостями) по нижнему течению реки Москвы. Это были первые присоединения земель к Московскому уделу, начавшие более чем двухвековой процесс складывания Русского государства под эгидой Москвы. Поверженного противника – князя рязанского – по словам летописи, Даниил «держал в чести, хотел укрепиться с ним крестным целованием и отпустить в Рязань», лишь бы Константин не препятствовал дальнейшему «собиранию земель». Коломна стала важнейшим стратегическим пунктом в обороне Москвы с юга; Москва получила выход на Оку, бывшую тогда важной торговой магистралью и одним из водных путей на восток.

С. Ефошкин. В молитве

В 1302 умер бездетным племянник Даниила – Иван Дмитриевич, сын Дмитрия Александровича, князя переяславского. Он мог бы, по законам того времени завещать свой удел – Переяславль-Залесский – самому старшему из братьев, но «отписал» эту огромную область Даниилу. Завещание Ивана Дмитриевича и передача Даниилу Переяславля вызвали негодование и зависть многих князей («негодоваша на Данила велми»). Городецкий князь пытался оспорить завещание, отправив в Переяславль своих наместников, но сами жители Переяславля поддержали Даниила. Территория Московского княжества резко выросла и княжество выдвинулось в число наиболее значительных в то время на Руси. В самой Москве была тогда построена церковь Спаса на Бору, и заложен монастырь на Крутицах. Андрей Александрович отправился в Орду жаловаться хану на растущее могущество московского князя. Присылке ордынской рати помешала неожиданная смерть 42-летнего Даниила 4 марта 1303. Перед смертью он принял схиму.

Детям своим он передал Московское княжение увеличенное, по крайней мере, вдвое против того, что он сам получил от отца, и тем подготовил успехи своих преемников. У князя Даниила осталось пять сыновей: Юрий, Иван Калита, Александр, Афанасий и Борис. Похоронен был князь Даниил в деревянной церкви св. Михаила, стоявшей на месте нынешнего Архангельского собора. Иоанн Грозный возобновил пришедший в совершенный упадок Данилов монастырь, основание которого приписывается князю Даниилу. Имя жены Даниила в первичных источниках не упоминается. П. В. Долгоруков называет её Евдокия Александровна.

С. Ефошкин. Святой князь Даниил Московский. Явление юноше. XVI век

Дети:Юрий Даниилович (ум. 1325) — московский князь с 1303 года, великий князь владимирский в 1319—1322 годах (как Юрий III), князь новгородский с 1322 года. Иван I Даниилович Калита (1288—1340/1341) — князь Московский с 1325 года, Великий князь Владимирский с 1328 года, князь Новгородский в 1328—1337 годах. Александр Даниилович (ум. 1322). Афанасий Даниилович (ум. 1322)— князь новгородский в 1314—1315 и 1319—1322 годах. Борис Даниилович (ум. 1320) — князь Костромской с 1304 года.

С. Ефошкин. Св. благ. кн. Даниил Александрович Московский

С. Ефошкин. Святой князь Даниил Московский. Явление царю Иоанну Васильевичу Грозному и боярину В. Шуйскому. XVI век

Данил Александрович. Миниатюра из Царского титулярника

Смерть и погребение (миниатюра Лицевого летописного свода)

Святой благоверный князь Даниил Московский. Икона рубежа XVII-XVIII веков

Карта 1239—1245

Grandeco – бельгийский производитель настенных покрытий. В 2007 году между французской фабрикой IDECO и бельгийской GRANTIL произошел симбиоз, что дало жизнь новой компании Grandeco. И сегодня она стала лидером среди европейских производителей отделочных материалов с экспортом в 55 стран всего мира.

Коллекции Grandeco – изумительный дизайн, отменное качество

В процессе производства компания использует уникальные разработки, в результате чего появляются виниловые полотна на основе бумаги и флизелина. Тиснение на виниле позволяет имитировать самую разную природную структуру – кожу, ткань, камень. К тому же материал в течение долгих лет сохраняет свежесть красок.
На сегодняшний день дизайнерским составом было разработано более двадцати коллекций, уникальных и впечатляющих. Здесь представлены обои с цветочными рисунками, орнаментами, а также однотонные обои. Богатая цветовая палитра позволяет комбинировать и создавать свой уникальный стиль.

euro-style.kiev.ua — это качество, проверенное временем, а купить обои в Украине интернет магазин -это выгодное вложение в качество Вашего интерьера!

Московские Великие князья

Князья Владимиро-Суздальские

XII колено Даниил
XIII колено Борис Иван I Александр Афанасий Юрий III
XIV колено Семен Феотиния Иван II Даниил Феодосия Мария Софья
Евдокия Анастасия Андрей
XV колено Иван Дмитрий Любовь Мария Владимир Анна Князья Серпуховские
XVI колено Андрей Василий I Петр Мария Даниил Иван Семен
Можайские князья Константин Анастасия Анна Юрий Софья
XVII колено Семен Марфа Семен Иван Василий Дмитрий Дмитрий
Василий II Юрий Иван Анна Василиса Даниил Анастасия
XVIII колено Анна Андрей Семен Андрей Борис Юрий Юрий Иван III
XIX колено Ульяна Евдоксия Дмитрий Иван Иван Федор Анна

Примечания редактора:

Иван Иванович Малый (колено 15) Из рода московских вел. кн. Сын Ивана II Ивановича Красного и кн. Александры Ивановны. Род. ок. 1354 г. Кн. Звенигородский в 1359 — 1364. + 23 окт. 1364 г. Погребен в Архангельском соборе в Москве.

Константин Дмитриевич(колено 16) Из рода Московских вел. кн. Сын Дмитрия Ивановича Донского и кн. Суздальской Евдокии Дмитриевны. Род. 15 мая 1389 г. Кн. Углицкйй до 1433 г. + 1433 г. В 1408 году старший брат Василий 1 послал Константина наместником в Новгород. Долгое время отношения между братьями были хорошими. Но когда Василий в 1419 году потребовал, чтобы братья отреклись от своих прав на старшинство в пользу племянника, сына Василия, то Константин оказал явное сопротивление. «Этого от начала никогда не бывало», — сказал он. Василий рассердился, отнял у него удел, и Константин ушел в Новгород; однако скоро уступил требованиям старшего брата и возвратился в Москву. Но и в дальнейшем Константин не очень благоволил к племяннику и явно потакал старшему брату Юрию в его борьбе с Василием II.

Андрей Дмитриевич (колено 16) Родоначальник Можайских князей. Сын Дмитрия Ивановича Донского и суздальской кн. Евдокии Дмитриевны. Род. 14 авг. 1382 г. Кн. Можайский и Верейский в 1389-1432 Ж.: с 8 окт. 1403 г. дочь кн. Стародубского Александра Михайловича, кн. Агриппина. + 9 июля 1432 г. Погребен в Москве, в Архангельском соборе.

Дмитрий Юрьевич Красный (колено 17) Из рода Московских вел. кн. Сын Юрия Дмитриевича и кн. Смоленской Анастасии Юрьевны. Кн. Углицкий в 1433 — 1441 гг. + 20 сент. 1441 г. В 1434 году после смерти своего отца Дмитрий отказался признать своего брата Василия Косого великим князем. Вместе с Шемякой он послал звать в Москву Василия II Васильевича. За это Василий дал ему в отчину Бежецкий Верх. В 1435 году вместе с Василием Дмитрий бился с Косым при селе Скорятине. Судя по всему, Дмитрий по своему характеру был человек кроткий. Юрий любил его более всех сыновей, да и Василий II, несмотря на вражду с его братьями, не преследовал самого Дмитрия. Погребен в Москве.

Андрей Васильевич Меньшой (колено 18) Сын Василия II Васильевича Темного и кн. малоярославской Марии Ярославны. Род. 8 авг. 1452 г. Кн. Вологодский в 1462-1481 гг. + 5 июля 1481 г. В 1479-1480 годах во время ссоры Ивана III с братьями, Андрей оставался все время на стороне старшего брата. В 1480 году он стоял с московскими полками на Угре против Ахмата. Умер бездетным, задолжав великому князю 30 000 рублей за ордынские выходы, и потому отказал ему в завещании весь свой удел. Погребен в Москве, в Архангельском соборе.

Иван Дмитриевич Шемякин (колено 18) Из рода Московских вел. кн. Сын Дмитрия Юрьевича Шемяки и кн. Заозерской Софии Дмитриевны. Кн. Новгород-Северский и Рыльский. + до 1485 г.

Борис Васильевич (колено 18) Из рода Московских вел. кн. Сын Василия II Васильевича Темного и кн. Малоярославской Марии Ярославны. Род. 26 июля 1449 г. Кн. Волоцкий в 1462 — 1494 гг. Жена: с 9 мая 1476 г. дочь кн. Холмского Михаила Дмитриевича, кн. Иулиания (+ 1504 г.). + май 1494 г. До 1473 года Борис жил со старшим братом в мире, но после смерти Юрия Васильевича, когда Иван III взял себе весь его удел, ни с кем не поделившись, отношения между братьями испортились. В том же году Борис получил от Ивана Вышгород, однако напряженность сохранялась. В 1479 году великий князь покусился на одно из старинных прав удельных князей — право принимать к себе отъехавших бояр. Слуги Ивана попытались схватить кн. Ивана Оболенского-Лыка в Волоке прямо посреди двора Бориса. После этого Борис, соединившись с другим братом Андреем Горяем, выступил на великого князя. В 1480 году Иван III отчасти удовлетворил братьев и заключил с ними мир. Погребен в Москве, в Архангельском соборе.

Иван Борисович (колено 19) Из рода Московских вел. кн. Сын Бориса Васильевича и кн. Иулании Михайловны Холмской. Кн. Рузский в 1494 — 1504. + 1504 г. В своей духовной Иван завещал Рузу великому князю Ивану III Васильевичу. Погребен и Иосифом монастыре.

Федор Борисович (колено 19) Сын Бориса Васильевича и кн. Иулиании Михайловны Холмской. Кн. Волоокий 1) 1494 — 1513 гг. Ж с 1504 г. кн. Мария. + май 1513 г. По смерти Федора Волоцкий удел отошел Москве.

Примечания составителей:

Борис Данилович (? — 1320) (XIII колено)

Александр Данилович (? — 1308) (XIII колено)

Афанасий Данилович (? — 1322) (XIII колено). Князь Новгородский (1314 — 1315, 1319 — 1322)

Феотиния (XIV колено)

Даниил Иванович (1320 — 1324) (XIV колено)

Феодосия Ивановна (XIV колено) жена Фёдора Романовича (см. Князья Белозёрские)

Мария Ивановна (XIV колено) жена Константина Васильевича (см. Князья Ростовские — Борисоглебские)

Софья (XIV колено) жена с 1320 года Константина Михайловича (ок. 1303 — 45) (см. Князья Тверские)

Евдокия Ивановна (1324 — 1342) (XIV колено) жена Василия Давыдовича Грозные Очи (см. Князья Ярославские)

Иван Иванович Малый (1354 — 23.10.1364) (XV колено). Князь Звенигородский (1359 — 1364), умер во время чумы, как и его мать

Любовь Ивановна (XV колено). Ее имя указывают некоторые исследователи, но возможно, это другое имя Анны или Марии

Мария Ивановна (XV колено) жена героя Куликовской битвы Дмитрия Михайловича Боброка Волынского (? — после 1389), которые некоторые исследователи считают сыном Любарта (см. Потомки Любарта)

Владимир Иванович (1342 — 1342) (XV колено). Его упоминают некоторые исследователи. Возможно он умер при родах первой жены Ивана Ивановича вместе с матерью или чуть позже

Анна Ивановна (XV колено), жена с 1356 года Дмитрия Кориатовича (см. Гедиминовичи. Потомки Кориата). У исследоватилей целая путаница по поводу дочерей Ивана Ивановича. Некоторые отождествляют и Анну и Марию и делают их женой одного человека Дмитрия Кориатовича. В свою очередь Дмитрия Кориатовича отождествляют с Дмитрием Михайловичем Боброк Волынским. Надо отметить, что во времена Дмитрия Донского, у него служил и третий Дмитрий, но Алибуртович, которого тоже смешивают с двумя упомянутыми Дмитриями. Третья дочь Любовь то же фигурирует, как дочь Ивана Ивановича, но возможно, это другое имя Анны или Марии

Мария Дмитриевна (XVI колено) жена с 1394 года Семена (Лугвена) (см. Потомки Лугвена)

Даниил Дмитриевич (XVI колено). Старший сын Дмитрия, известно о нем только это. Предположительно, он родился между 1367 и 1371 годом и умер в младенчестве

Иван Дмитриевич (15.5.1380 — 1393) (XVI колено)

Семен Дмитриевич (? — 11.9.1379) (XVI колено)

Константин Дмитриевич (16.5.1389 — 1433) (XVI колено). Князь Углицкий (1389 — 1433). Жена Анастасия (? — 1418)

Анастасия Дмитриевна (XVI колено) жена с 23.9.1397 года Ивана Всеволодовича (см. Холмские князья) (? — 27.3.1402)

Анна Дмитриевна (1387 — ?) (XVI колено)

Софья Дмитриевна (XVI колено) жена с 1387 года Федора Олеговича (см. Князья Рязанские)

Семен Васильевич (13.1.1405 — 4.1405) (XVII колено)

Марфа (Мария) Васильевна (1398 — 1470) (XVII колено) жена Юрия Патрикеевича (см. Потомки Наримонта)

Иван Юрьевич (? — 22.9.1441) (XVII колено). Умер в монашестве

Василий Юрьевич Косой (1403 — 1448) (XVII колено) женат на дочери Андрея Владимировича (см. Серпуховские князья ). Князь Звенигородский (1434 — 1448). Провозглашен в 1434 году отцом Великим князем Московским, но уступил этот титул в том же году Василию II. Боролся с Василием II за великое княжество, но проиграл, был ослеплен 21.5.1436 года, после чего о нем до смерти не было слышно

Дмитрий Юрьевич Красный (1421 — 22.9.1441) (XVII колено). Князь Углицкий (1433 — 1441)

Юрий Васильевич (1395 — 30.11.1400) (XVII колено)

Иван Васильевич (15.1.1397 — 20.7.1417) с 14.1.1416 женат на на дочери Ивана Владимировича (см. Пронские князья ) (XVII колено)

Даниил Васильевич (6.12.1401 — 1402) (XVII колено)

Анна Васильевна (? — 1417) (XVII колено) жена с 1411 года за Иоанном Мануилом, будущим императором Византии

Анна Васильевна (1451 — 4.1503) (XVIII колено) жена с 28.1.1464 года Василия Ивановича (см. Рязанские князья)

Андрей Васильевич Меньшой (8.8.1452 — 5.7.1481) (XVIII колено). Князь Вологодский (1462 — 1481). Завещал свой удел Ивану III

Семен Васильевич (1.9.1447 — 1449) (XVIII колено)

Юрий Васильевич Старший (1437 — 1441) (XVIII колено)

Юрий Васильевич Меньший (26.1.1441 — 12.9.1473) (XVIII колено). Князь Дмитровский (1462 — 1473)

Ульяна Андреевна (? — 15.5.1537) (XIX колено) жена Андрея Дмитриевича Курбского (см. Ярославские князья. Новленские князья)

Евдоксия Андреевна (XIX колено) жена Ивана Семёновича Кубенского (см. Ярославские князья. Новленские князья)

Дмитрий Андреевич (ок. 1481 — 1544) (XIX колено). Провел 32 года в заключении

Иван Андреевич (ок. 1473 — 19.5.1523) (XIX колено). Провел 32 года в заключении

Иван Борисович (1490 — 28.11.1503) (XIX колено), князь Рузский (1494 — 1503). После смерти удел отошел Москве

Анна Борисовна (XIX колено) жена Петра Дмитриевича Ростовского

Продолжение 1

XIV колено Семен
XV колено Василий Василиса Константин Даниил Михаил Иван Семен

Василий Семенович (1337 — 1338) (XV колено). Мать — Анастасия Гедеминовна

Константин Семенович (1341 — 1341) (XV колено). Мать — Анастасия Гедеминовна

Даниил Семенович (15.12.1347 — 1347) (XV колено). Мать — Мария Александровна

Михаил Семенович (1348 — ?) (XV колено), умер в младенчестве. Мать — Мария Александровна

Иван Семенович (1351 — 3.1353) (XV колено). Мать — Мария Александровна

Семен Семенович (1352 — 1353) (XV колено). Мать — Мария Александровна

Продолжение 2

XVII колено Дмитрий
XVIII колено Иван Мария
XIX колено сын Василий сын сын
XX колено Иван

Дмитрий Юрьевич Шемяка (1420 — 7.1453) (XVII колено) женат на Софье, дочери Дмитрия Васильевича (см. Князья Заозерские). Князь Галицкий (1433 — 1450), Углицкий (1441 — 1448). Вел войну с Василием II за великое княжение, проиграл и был отравлен своим поваром. Именно по приказу Шемяки был ослеплен в ночь с 13 на 14 февраля 1446 года Василий II. В 1446 году захватил Москву, был провозглашен Великим князем, но в том же году был свергнут

Иван Дмитриевич Шемякин (XVIII колено). После смерти отца своего ушел с матерью из Новгорода в Псков, затем в Литву. Казимир IV дал ему «в кормление» Рыльск и Новгород — Северск (1456). Московские князья в договорах с соседями (например, с Новгородом — 1456 и 1471, с Тверью — 1464 и 1485) ставили условием непринятие ими Шемякина, как изменника и изгнанника. Когда умер Иоанн — неизвестно

Василий Иванович Шемячич (? — 1526) (XIX колено). В 1500 году вернулся из Литвы в Москву. В 1523 заподозрен в измене и заточен. Умер по разным данным или в 1526 году или в 1529

Иван Васильевич (? — 1561) (XX колено). Умер иноком Троицкого Сергиева монастыря.

§ 1. Младший сын Невского на уделе

«Кто думал-гадал, что Москве царством быти, и кто же знал, что Москве государством слыти?» — голос неподдельного изумления слышится в этом вопросе безвестного повествователя. Он писал сочинение о зачале Москвы, захудалого боярского села, ставшего к его времени, столетия четыре с половиной спустя, столицей обширного государства. А тогда, в середине века XII-го, всего лишь, по его же словам, «стояли на Москве-реке села красные боярина хорошего Кучка Степана Ивановича». Сказание это, своеобразным былинным ладом, отразило событие, для истории Руси весьма значительное, знаменательное, судьбоносное.

Великий князь владимирский Александр Ярославич Невский перед кончиной разделил свои владения между сыновьями. Старшие из них, Дмитрий и Андрей Александровичи, насмерть схлестнулись в борьбе за владимирский стол, дававший первенство во всей Руси. Младшему же, Даниилу Александровичу, досталась та самая захолустная Москва с округой на западном пограничье Владимиро-Суздальской земли. Заботу об ее устройстве, укреплении, превращении собственно в город, точнее — городок, взял на себя пращур Даниила — великий князь, тогда еще — суздальский, Юрий Владимирович Долгорукий.

Московские места в те времена — перепуток по дороге из суздальских к черниговским и киевским землям. Память об их первоначальном владельце еще долго хранили московские старожилы — территорию по Лубянке и Сретенке они звали Кучковым полем. Поначалу в Москве сидели, переменяясь, разные князья, младшие сыновья суздальско-ростовских, владимирских князей. Как и многие другие города и городки, Москву опустошили воины Батыя. И позднее в ней не всегда даже бывал князь-правитель: до того она, вероятно, захирела. Лишь с 1270-х годов, с появлением Даниила, Москва — собственно стольный град хотя и небольшого, но все-таки княжества. Его правитель стал основателем московской династии Даниловичей.

Необъяснимость, загадочность дальнейшей судьбы Москвы, действительно, вызывает удивление. В самом деле, в те времена и до них блистали на политическом небосклоне Суздаль и Ростов, на смену которым пришел Владимир-на-Клязьме, оба Новгорода и Псков, Тверь и Смоленск, Рязань и Муром. Одни из них задолго до Москвы вступили в схватку за первенство; другие, как Смоленск и более западные земли, попали в орбиту влияния Литовского государства; третьи, став не княжествами, а республиками (Новгород Великий и Псков), стояли «особно» в отношениях с «Низом», как они именовали земли владимиро-суздальские.

бесперспективное в видах на высшую власть на Руси, преобладание над сонмом других князей, гораздо более сильных и влиятельных. Но обстоятельство это, наоборот, подстегивало, воодушевляло московских правителей, начиная с Даниила. Их честолюбие и дальновидные расчеты, естественные для любого из собратьев, прикрывались хитростью и изворотливостью, терпением и коварством. Ключевский, не скрывавший иронии относительно мелкого скопидомства и посредственности московских князей, недооценивает все же их политические способности, волю. Но, отдадим должное мудрому историку, — он в конце концов признавал и объективные основы их устремлений и успехов, и важные их последствия для судеб Руси.

Московские места незаметно, но довольно быстро стали центром притяжения народных сил уже по своему местоположению. Ее обширные лесные дебри, реки и речушки давали людям из мест, лежавших к востоку и юго-востоку, возможность скрыться от ордынских «ратей». Они заводили пашню на полянах, чистили лес, ставили починки. Вот один из примеров: боярин Кирилл, не раз испытавший, как и все ростовские жители, разорительные набеги ордынцев, к тому же ездивший со своим князем в саму Орду с богатыми дарами, вконец охудал, решил перебраться с домочадцами в глухие леса, к городку Радонежу. Здесь принял постриг сын его Варфоломей, жил с полтора десятка лет рядом с лесными зверями в дебрях. Но, как замечает биограф монаха, ставшего впоследствии знаменитым Сергием Радонежским, в местах этих, нежилых и нехоженых, откуда-то появлялись крестьяне, рубили лес, ставили деревни, заводили хозяйство; короче говоря, — «исказили пустыню». То же происходило во всей округе, ближней и дальней. Сюда шли со всех сторон, даже с юго-запада, из Чернигова, Киева и Волыни.

В районе Москвы скрещивались пути водные и сухопутные. Они шли во все стороны к верховьям Волги и Днепра, к Оке и Волге. Располагаясь в центре Волжско-Окского междуречья, Москва и соседние земли вбирали в себя, смешивали разнородные этносы — славянский, балто-литовский, угро-финский, тюркский, стали ядром района вызревания великорусской народности.

Московские князья умело использовали и труд все увеличивавшегося населения, и удобные торговые пути (то и другое давало немалые доходы), и относительную безопасность от Орды, которая часто громила места рязанские и нижегородские, владимирские и суздальские, но до московских доходили лишь изредка. Летописи сообщают о хищнических и смелых действиях московских князей. Михаил Ярославич Хоробрит, брат Невского, неожиданно набросился на великого князя владимирского Святослава, своего дядю, лишив его престола (1248). Так же поступает Даниил Александрович с рязанским князем Константином — «некоей хитростью» (обманом) отхватил у него Коломну (1300), в устье Москвы-реки, при впадении ее в Оку. Это был крупный успех. А сын его, Юрий Данилович, овладел Можайском, пленив его князя (1303). В итоге Москва-река от истоков до устья вошла в его удел. Иван Дмитриевич, князь переяславль-залесский, умирая, передал свой удел Даниилу, который сумел завоевать дружбу племянника, внука Невского.

Другой сын Даниила Иван Калита продолжил дело отца и брата. В начале его правления Московское княжество нельзя было назвать большим — пять десятков с лишним сельских волостей, четыре десятка дворцовых сел да несколько городов с уездами: помимо Москвы, Коломны и Можайска, еще Серпухов, Руза, Звенигород, Радонеж и Переяславль-Залесский. Но, имея средства, и немалые, Калита прикупает земли, к примеру, Углич, Галич и Белозерск с их округами. Не гнушается и селами, деревнями в уделах князей-соседей. Его преемники прибавляют к ним новые «примыслы» — Боровск и Верею, Волоколамск и Медынь, Стародуб-на-Клязьме и Дмитров, Тарусу и Муром и т.д. Переходили в их руки целые княжества (Нижегородское, например, при сыне Донского), десятки сел и деревень.

Покупки, захваты, дарения увеличивали московские владения и, что не менее важно, приближали их к землям князей-соперников, окружали их с разных сторон. Тверских, рязанских, ярославских владетелей уже тогда, очевидно, бросало в дрожь от недобрых предчувствий. Некоторые из них, выходцы из того же родового гнезда, что и московские Даниловичи, не могли мириться, размышляя о будущем, с участью московских подручников.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *