Биография

Годы правления Владимира Всеволодовича Мономаха считаются самыми счастливыми и цветущими для Киевской Руси. Мудрый государственный деятель, побывавший наместником смоленских, черниговских, переяславских княжеств и ставший великим князем Киевским, талантливый полководец и мыслитель, он золотыми буквами вписал свое имя в историю государства Российского. «Поучение Владимира Мономаха» – это светское и одновременно философское наставление сыновьям и будущим поколениям, оно и сегодня вызывает восхищение мудростью этого великого человека.

Владимир Мономах родился в 1053 году. Его отец, переяславский князь Всеволод, приходился сыном Ярославу Мудрому, родословная которого впервые упоминается в «Повести временных лет». Спустя год после рождения внука умер его великий дед. Матерью Владимира стала близкая родственница (возможно дочь) византийского императора Константина IX Мономаха. Отсюда и прозвище князя, которое переводится как «единоборец», что точно характеризует его личность.

Князь Владимир Мономах

Детские и юношеские годы жизненного пути будущего правителя Киевского прошли при дворе отца в Переяславе-Южном. К участию в охоте на диких зверей отец привлек мальчика еще ребенком. Как позже написал Мономах в поучении сыновьям, он побывал и в лапах медведя, и на рогах у тура.

Однако это была только «разминка». Ведь в 13 лет мальчик попал на боевое поприще, куда был взят отцом для постижения военного дела. В том же возрасте он начал самостоятельно княжить в Ростово-Суздальских землях, приобретая первый опыт государственного управления.

Владимир Мономах на отдыхе после охоты

Этот опыт пригодился, когда Владимир Мономах был поставлен на княжение Смоленском. Это период с 1073 по 1078 годы. Смоленский князь участвовал в боях, помогая соседям в борьбе с внешними врагами – половцами. Военные походы были частыми. В 1076 году Мономах с Олегом Святославичем поддержал поляков участием в походе против чехов. Позже вместе с отцом и Святополком Изяславичем дважды ходил против Всеслава Полоцкого.

Правление

В 1078 году Всеволод Ярославич взялся княжить Киевом. Его 25-летнему сыну Владимиру Мономаху достался Чернигов. Для защиты вотчины молодой вельможа был вынужден неоднократно отражать опустошительные набеги половцев и монголо-татар. Полтора десятка лет сын был правой рукой отца. Он помогал ему в решении политических вопросов и не раз становился во главе великокняжеских дружин, которые совершали походы для усмирения бунтующих князей или уничтожения половецких полчищ.

Отец Владимира Мономаха Всеволод Ярославич

В 1093 году, когда отец умер, Владимир Мономах мог стать его преемником – князем Киевским. Но по существовавшим правилам преемственности Киевский престол должен был занимать старший из Рюриковичей. На тот момент таковым оказался двоюродный брат Святополк Изяславич. Мономах не хотел междоусобицы и братоубийственной войны и отдал престол брату. Сам отправился править Черниговом.

Эти 2 десятка лет, с 1093-го по 1113-й, Владимир Мономах познал и радость от побед, и горечь поражений. В боях он потерял старшего сына и младшего брата. В 1094 году отдал Черниговские земли Олегу Святославовичу, оставив за собой более «скромное» Переяславское княжество.

Встреча князя Владимира Мономаха с князем Святополком

Половцы продолжали досаждать Киевской Руси. Регулярные набеги обескровливали земли. Владимир Мономах стал идейным вдохновителем объединения князей перед лицом общего врага. Некоторые исследователи считают, что князь был инициатором превентивных ударов по врагу, организовывая вылазки в Половецкую степь. Успешным оказался поход в 1111 году, после которого главная цель была достигнута – Русь избавилась от набегов кочевников на длительное время. А спустя девять лет войска печенегов окончательно покинули русские земли. Защиту Руси от половцев исследователи считают главной заслугой Владимира Мономаха.

Так как сыновья Владимира Мономаха, помимо борьбы с кочевниками, регулярно устраивали военные походы на Ливонию и Булгарию, в Европе заговорили о мощи киевского князя. Большие опасения вызывал Владимир у Византийского императора. По преданию, в знак мирного расположения правитель империи отослал Владимиру Мономаху богатые дары: державу, скипетр, шапку и древние бармы. Впоследствии эти предметы стали символом державной власти на Руси, а головной убор получил название «Шапка Мономаха». Эти дары сейчас находятся в Оружейной палате Кремля. Они также представлены на всех репродукциях и фото с изображением Владимира Мономаха.

Владимир Мономах

Внес свою лепту Владимир Мономах и в прекращение братоубийственных войн на русской земле. Чтобы создать сильное войско, требовалась консолидация всех князей, чего в те годы не наблюдалось. Одним из главных событий во время правления Мономаха стал Любечский съезд князей. В 1097 году был организован сход правителей шести русских княжеств. На собрании решались вопросы по разделу территорий и единению армий. Такая договоренность стала значительным достижением во внутриполитической деятельности правителя и благотворно повлияла на укрепление государства. Но объединению сил помешало предательство Давыда Игоревича, которое повлекло за собой новые распри. В 1010 году Владимир Мономах собрал второй съезд, на котором правители сумели прийти к мирному решению.

Великое княжение

После кончины Святополка в 1113 году Владимир Мономах принял бразды правления Киевской Русью и стал великим князем. Это был сложный период для Киева, потому что в это время началось народное восстание против ростовщиков. Новый властитель встал на сторону народа и предпринял меры по ограничению взимания процентов.

Князь Владимир Мономах

Мономах оказался эффективным реформатором в сфере законодательства. Он дополнил свод законов «Русская правда», написанный еще дедом Ярославом Мудрым. Месть за убийство была запрещена и заменена денежным штрафом. А еще он запретил обращать холопа в рабство за непогашенные долги. Да и само положение простого народа облегчил. Такова была внутренняя политика Владимира Мономаха.

Положение великого Киевского князя упрочилось настолько, что никто не посмел оспаривать его старшинство. Мономах контролировал три четверти территории государства. При князе отстроились крепость в Суздале и укрепления во Владимире-на-Клязьме. Там же появились Спасская церковь и Успенский собор, которые вошли в число памятников архитектуры. Храмы возводились также в Смоленске, Ростове и других городах, где правил князь.

Владимир Мономах

Внешняя политика Владимира Мономаха тоже оказалась успешной. Набеги волжских болгар, половцев и монголо-татар больше не беспокоили государство. А племена берендеев и торков были навсегда вытеснены за пределы Руси. В «Слове о погибели Русской земли» это время называют самым счастливым и безмятежным. Современниками Владимира Мономаха в Европе стали Филипп I и Людовик VI – короли Франции, Генрих I Боклерк английский и император Византии Иоанн II Комнин.

Концентрация власти в одних руках и прекращение междоусобных войн укрепили государство. Начался период культурного развития. Мудрый князь сумел оставить свой след в литературе. К сожалению, до наших дней дошло только 4 его произведения: письмо к Олегу Святославичу, летопись автобиографического характера о военных походах, «Устав Владимира Всеволодовича» (или «Устав Владимира Мономаха»), а также прославленная книга «Поучение Владимира Мономаха», которая еще известна под названиями «Поучение Владимира Всеволодовича», «Завещание Владимира Мономаха детям» или «Поучение детям».

Владимир Мономах

Эти литературные труды – ценнейший кладезь житейского опыта, переданный княжеским отпрыскам и всем последующим поколениям, а еще – дельные советы по управлению государством. Многие высказывания Владимира Мономаха стали афоризмами и цитатами.

Личная жизнь

Житие Мономаха свидетельствует о том, что у вельможи было три супруги и множество детей. Сегодня невозможно достоверно установить, которая из жен кого из детей родила.

Достоверно известно, что личная жизнь Владимира Мономаха была насыщенной событиями. Первой супругой князя исследователи называют Гиту Уэссекскую. Это английская принцесса и дочь англосаксонского короля Гарольда II. Она родила мужу шестерых (по иной версии семерых) сыновей: Мстислава, Ярополка, Вячеслава, Изяслава, Романа и Святослава.

Владимир Мономах и Гита Уэссекская

Еще двое сыновей Мономаха – Юрий и Андрей. Но исследователи расходятся во мнении, была ли Гита матерью Юрия, ставшего известным как Юрий Долгорукий. А еще у Владимира было несколько дочерей. До нас дошли имена троих: Мария (Марица), Евфимия и Агафия.

Шапка Владимира Мономаха

К личным качествам Владимира Мономаха все исследователи причисляют мудрость, стремление к самообразованию, а также политическую интуицию. Получив в 13 лет Ростовские и Суздальские земли от отца, князь не оставлял заботы о них и к концу жизни превратил их в цветущий край с развитой культурой.

Смерть

Умер знаменитый правитель 19 мая 1125 года. Его с почестями похоронили в Киеве. Могила правителя расположена в соборе Святой Софии. Итогом правления Владимира Мономаха стало сильное государство с развитой экономикой и культурой. О роли Владимира Мономаха в истории Руси говорит его популярность на протяжении последующих веков.

Саркофаг Владимира Мономаха в соборе Святой Софии

В XXI веке в память о князе были созданы документальные фильмы из серии «Полководцы России» и «История государства Российского». В них был дан исторический портрет личности и представлены важные факты биографии правителя.

Память

  • Памятная монета Украины, посвященная Владимиру Мономаху
  • Почтовая марка Украины, посвященная Владимиру Мономаху
  • Изображение Владимира Мономаха на памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде
  • Памятник Владимиру Мономаху в городе Прилуки Черниговской области
  • Атомная подводная лодка проекта «Борей» ВМФ России

Владимир Мономах родился в 1053 году. Сын князя Всеволода Ярославича и, предположительно, дочери византийского императора Константина IV Мономаха, Марии. Прозвище Мономах он получил в наследство от матери.

До 1093 года Владимир Всеволодович в основном был вассалом своих дядьев и отца. Он правил в Ростове, Смоленске, Волыни, Чернигове и Переяславле. В эти годы он зарекомендовал себя и как хороший полководец. В 1076 году совершил поход в Силезию и Чехию, в 1077-м принял участие в войнах Всеволода с Всеславом Полоцким. В конце 1070-х – начале 1090-х совершил 12 успешных походов против половцев и в 1080 году – против торков.

С 1093 года Мономах – союзник великого князя Киевского – Святополка Изяславича, принимал участие во всех его боевых походах. Стал участником двух княжеских съездов – Любечского (1097) и Уветичского (1100), которые должны были покончить с усобицами между князьями.

В 1096 году на Русь было совершено крупное нападение половцев. Мономах разбил у Зарубинского брода на Днепре хана Тугоркана, а в 1107 году вместе с другими князьями разгромил хана Боняка. Именно при Мономахе Русь переходит от защиты к наступлению. К началу 1120-х годов донская группировка половцев откочевывает от границ Руси на Северный Кавказ.

Киевский князь

В 1113 году умирает киевский князь Святополк Изяславич, в Киеве вспыхивает народное восстание. 4 мая 1113 года Владимир Мономах был приглашен на княжение в Киев. Принимали его с большими почестями.

Восстание постепенно стихло, но Владимир Мономах был вынужден законодательным путем улучшить положение низов. Был обнародован «Устав Владимира Мономаха» («Устав о резах»), который в дальнейшем вошел в состав «Русской правды». В результате этих действий были ограничены прибыли ростовщиков, уточнялись условия закабаления. Эти документы не посягали на основы феодальных отношений, но облегчали положение холопов и закупов.

Период правления Владимира Мономаха, по сути, стал последним периодом усиления Киевской Руси. Он со своими сыновьями контролировал три четверти ее территории. Прочность государственной власти держалась на мощном авторитете Мономаха, который он заслужил в борьбе с половцами, а также объединении большей части земель в руках киевского князя.

Литературное наследие

В 1116 году по поручению Владимира Мономаха игумен Выдубицкого монастыря подготовил вторую редакцию «Повести временных лет», в 1118 году была подготовлена третья версия, а в 1119-м пресвитер Василий, близкий к Владимиру Мономаху, отредактировал и четвертую версию. Именно она дошла до наших дней в составе Лаврентьевской летописи 1377 года.

Мономах является автором «Поучения», которое было адресовано детям, а также всем, «кто прочтет». Это произведение состояло из трех частей: собственно «Поучения» (1099), «Летописи» походов и других дел (около 1117) и «Письма» к Олегу Святославичу (1096). Оно также вошло в Лаврентьевскую летопись.

«Поучения» стали, по сути, политической программой Мономаха. Она была направлена на сохранение федеративного характера Древнерусского государства при широкой автономии и при сохранении общерусского единства.

Владимир Мономах смог за годы своего правления на несколько десятков лет убрать угрозу половецких нападений на Русь, создать реальное политическое единство Руси, упорядочил законодательство и внес свой вклад в древнерусскую литературу.

Марина Мирзоян, Гамлет Мирзоян, 11 марта 2020, 13:57 — REGNUM В «Повести временных лет» (древнерусский летописный свод начала XII в.) сказано: «У Всеволода родился сын от цесарицы грекини, и нарек ему Владимир…» Владимир был первенцем переяславского князя Всеволода Ярославича, четвертого сына великого Киевского князя Ярослава Мудрого. Имя ему было дано дедом Ярославом Мудрым в память о прадеде — князе Владимире Святом, в 988 году крестившем Русь со своей женой, армянкой Анной Византийской. На склоне лет князь Владимир Всеволодович начнет свое знаменитое «Поучение» с таких исполненных гордости слов: «Аз, худый, дедом своим Ярославом, благословленным, славным, нареченный в крещении Василием, русским именем Владимир, отцом возлюбленным и матерью своею — Мономах…»

В 1043 году имел место последний поход Руси (единственный после крещения) на Константинополь (Царьград). В ходе сражения русский флот, пострадавший от византийского огня и разбитый штормом, потерпел поражение и был вынужден отступить. Правящий в Византии император армянских кровей в знак заключения мира выдал свою дочь Марию замуж за сына великого Киевского князя Ярослава Мудрого — Всеволода. Молодые подарили своим родителям внука Владимира и внучку Анну-Янку.

Мария (Мариам) — дочь византийского императора из Армянской (Македонской) династии Константина IX Мономаха, передавшего внуку Владимиру вместе с прозвищем Мономах (Мономах в переводе с греческого — «Единоборец») и знаменитую царскую регалию — «Шапку Мономаха», восходящую к царьградским императорам.

О том, что мать Владимира Всеволодовича звали Марией, свидетельствует известная в двух экземплярах печать с греческой надписью: «Печать Марии Момахос, благороднейшей архонтиссы» и изображением святого апостола Андрея Первозванного (небесного покровителя князя Всеволода Ярославича, звавшегося в крещении Андреем). Она родилась во втором браке Константина Мономаха (тогда еще далеко не императора) с Еленой — дочерью Василия Склира, внука знаменитого мятежника последней четверти X века Варды Склира.

Спустя несколько месяцев после появления Владимира на свет, в феврале 1054-го, скончался его дед, сын Крестителя Руси, великий князь Киевский Ярослав Мудрый (годы правления: 1016 — 1018, 1019 — 1054). По завещанию, оставленному Ярославом, Русская земля была поделена между его сыновьями, с повелением им жить в братской любви и не ссориться друг с другом. В памяти Ярослава навсегда должны были остаться картины братоубийственной войны за Киев после смерти его отца, в которой он сам пролил немало крови. И потому он стремился не допустить повторения тех страшных событий:

«Се аз отхожу от света сего, сынове мои. Имейте в себе любовь, потому что вы — братья, единого отца и матери. И если будете в любви между собою, Бог будет в вас, и покорит вам противящихся вам, и будете мирно жить. Если же будете в ненависти жить, в распрях и раздорах, то погибнете сами и погубите землю отцов своих и дедов своих, которые добыли ее трудом своим великим. Но пребывайте мирно, слушаясь брат брата…».»Повесть временных лет»

Эти слова своего деда князь Владимир Всеволодович будет помнить всю жизнь. И всю жизнь он будет пытаться следовать его наставлениям — правда, далеко не всегда успешно.

КОНСТАНТИН IX МОНОМАХ (ок. 1000 — 1055)

Константин Мономах, представитель одного из самых знатных семейств Византии, стал императором в 1042 году, вступив в брак (третий для него) с 64-летней императрицей Зоей, дочерью императора Константина VIII. По вполне понятным причинам этот брак остался бездетным, и со смертью Константина IX (11 января 1055 г.) царская династия Мономахов пресеклась, так, по существу, и не успев начаться. Русский князь Владимир Всеволодович, между прочим, оказался единственным прямым потомком Константина Мономаха (пусть и по женской линии).

Отец Константина, Феодосий Мономах, при императоре Василии II Болгаробойце (976 — 1025) — родном брате Анны Византийской — занимал высокое положение в административной иерархии. Армянский историк XI века Аристакес Ластивертци писал: «Отец его занимал во дворце должность верховного судьи, так что назначал судей по всей стране».

Константин IX был человеком, свободным от высокомерия, доброжелательным и улыбчивым, большим шутником. Оценивая императора спустя много лет после его смерти, философ Михаил Пселл писал:

«Он оказался наделен… даром завоевывать сердца подданных, умел найти подход к каждому, всякий раз использовал средства, пригодные, по его мнению, именно для этого человека, и действовал с большим искусством. При этом не морочил людей, не разыгрывал перед ними комедий, но искренне старался доставить им приятное и таким образом привлечь их к себе…

Если он пылал страстью, то страсть его не знала границ, если на кого-нибудь гневался, то трагическим тоном живописал пороки предмета своей ненависти, а если уж любил, то сильнее его привязанности нельзя было и вообразить, возвышал он друзей постепенно, а низвергал сразу и тогда уже все делал наоборот…»

ВСЕВОЛОД ЯРОСЛАВИЧ (1030 — 1093)

Брак между Всеволодом и Марией был заключен в 1046 году, когда жениху исполнилось 16 лет. Марии, возможно, было даже меньше, поскольку их первенец, Владимир, родился только в 1053 году.

В Тверской летописи подчеркнута родственная связь сына Всеволода — Владимира — с византийским императором: «В лето 6561-го. Родися Всеволоду Ярославичу сын от царици грекини Манамахи, и наречен бысть Владимир Манамах, дедним прозвищем. Бе бо за Всеволодом дщи греческаго царя Константина Манамаха».

Великий князь Киевский Всеволод Ярославич (1113 — 1125) был образованным человеком, знал пять языков, среди которых был и армянский — язык его жены Марии-Мономахини. На это намекает сам Владимир Мономах, который пишет, что его отец Всеволод, «дома седя, изумеяше 5 язык», то есть «сидя дома, знал 5 языков».

Из летописных данных выясняется, что после женитьбы Всеволод не был выделен на самостоятельное княжение, а остался жить в Киеве. Если учесть, что в последние годы жизни Ярослав Мудрый едва передвигался из-за немощности, то, естественно, он нуждался в близком помощнике. Кроме того, ему нужна была и Мария, имевшая возможность через родственников приглашать лучших византийских лекарей для его лечения. А также мастеров для украшения Софийского собора. Можно предположить, что Мария сыграла такую же большую роль для изготовления внутреннего убранства Софийского собора (его строительство завершено к моменту приезда Марии в Киев), как ее предшественница принцесса Анна Византийская — для Десятинной церкви. Отличие, видимо, заключалось в том, что Анна строила на свои средства, а Мария лишь помогала свекру, потому и не удостоена чести погребения внутри Софийского собора.

МОНОМАХИНЯ (1030/35 — 1067)

Летопись называет дочь Константина IX Мономаха и Елены Склирены, жену Всеволода Ярославича матерью Владимира Мономаха — «греческою царевной», «грекиней» и «мономахинею», но не называет ее имени.

В синодике (книжка с записями имен умерших для поминания их во время богослужения) Выдубицкого монастыря в Киеве называют супругу Всеволода Ярославича Анастасией:

«Помяни Господи в блаженной памяти преставившихся рабов своих блаженных и присно поминаемых ктиторов и создателей святыя обители сея: великого князя киевского Всеволода и великую княгиню его царя греческого Константина Мономаха Дщерь Анастасию и сына их великого князя Киевского Владимира Мономаха…»

Имеются и другие варианты личного имени царицы Мономахини: Ирина, Феодора или Анна. Возможно, одно из имен является предсмертным монашеским. А версия о Марии, на наш взгляд, опирается на сохранившиеся печати.

О юном возрасте Мономахини на момент брака говорит тот факт, что первенец у них с Всеволодом родился только спустя семь лет после бракосочетания. По облику ее отца Константина можно сделать вывод о ее красоте: она, как и он, могла быть белокожей, с густыми волосами, яркими голубыми глазами, изящным телосложением.

С вокняжением в Киеве Изяслава Мстиславича, Всеволод Ярославич с семьей переехал в Переяславль Южный (ныне Переяславль Хмельницкий). По летописям этот город известен еще с 907 года. В 992 году Владимир, креститель Руси, его возродил, возвел крепостные сооружения и посадил в нем дружину. Чтобы обеспечить его безопасность, уже летом Всеволоду пришлось воевать с торками, потом вести мирные переговоры с половцами. В этой ситуации обустраивать княжескую резиденцию, видимо, пришлось Марии. В помощь она могла пригласить византийских мастеров.

Вполне вероятно, что и учреждение переяславской епископии осуществлено при участии Марии, имевшей связи с константинопольским духовенством. При этом она могла пойти дальше — добиться учреждения в Переяславле митрополии, не зависящей от Киева. В Лаврентьевской летописи прямо писалось, что ранее в этом городе была митрополия. Думается, что она была учреждена по ходатайству Марии для того, чтобы церковная организация на землях Всеволода не зависела от киевского митрополита. Предлогом для ее учреждения могло стать существование во владениях Всеволода нескольких епископий: ростовской, несколько позднее суздальской, смоленской и некоторое время даже туровской и владимиро-волынской.

Судьба византийской принцессы Марии-Мономахини не так ярка, как ее предшественницы — Анны Византийской. Была Мономахиня образованна, но более затворнического воспитания. Именно она дала миру Владимира Мономаха.

ВЛАДИМИР МОНОМАХ (1053 — 1125)

Из труда С. М. Соловьева «История России с древнейших времен»:

«…Деятельность Мономаха всегда совпадала с пользою для Русской земли; народ привык к этому явлению, привык верить в доблести, благоразумие, благонамеренность Мономаха, привык считать себя спокойным за его щитом и потому питал к нему сильную привязанность, которую перенес и на все его потомство. Наконец, после личных доблестей, не без влияния на уважение к Мономаху, было и то, что он происходил по матери от царской крови; особенно… это было важно для митрополитов-греков и вообще для духовенства».

В отрочестве Владимир был посажен в Ростове, затем княжил в Смоленске и Чернигове, с 1094 года — в Переяславле Русском. В 1113-м, после смерти Святополка (Михаила) Изяславича, Мономах был приглашен киевским боярством на великокняжеский престол и оставался на нем вплоть до своей смерти в 1125 году, оставив своим потомкам сильную державу.

После ухода Владимира Всеволодовича из жизни великое княжение Киевское унаследовали его сыновья (от английской принцессы Гиты Уэссекской) — святой Русской Православной Церкви (РПЦ) Мстислав Владимирович Великий (1125 — 1132), Ярополк Владимирович (1132 — 1139) и Вячеслав Владимирович (1139, 1150, 1151 — 1154).

Владимир Мономах был одним из образованнейших людей своего времени. Исследователи обнаружили в его «Поучении детям» ссылки на многие сочинения византийских богословов: Василия Великого, Иоанна Экзарха, Ксенофонта и др. Вполне вероятно, что с этими произведениями его познакомила мать, получившая в Византии хорошее образование.

«Первое, Бога деля и душа своя, страх имейте Божии в сердци своем», — это первая и главная заповедь Мономаха являет собой и завет отца детям, и наставление князьям, и — в полном смысле этого слова — его политическую программу. В понимании князя важнейшей основой политического устройства общества и должен был стать «страх Божий» — чувство ответственности князей не только перед друг другом, но и перед Богом, перед которым каждому из живущих на земле предстоит держать ответ на Страшном суде.

Из книги А. Ю. Карпова «Юрий Долгорукий»:

«Но, помимо прочего, «Поучение» Мономаха содержало и обычные житейские правила поведения. Отец учил сыновей тому, как строить им свою жизнь, как вершить княжеские дела, как вести себя в разных обстоятельствах — в собственном доме и во время княжеских трудов, в походах и на охоте, в битве и на пиру; как выставить церковную службу и как подавать милостыню убогим; как вставать с постели и когда ложиться спать, как привечать странника и как подойти к священнику, как наказать виновного и как оправдать невинного».

Владимир Всеволодович известен и как законодатель. Был создан «Устав Владимира Мономаха», ограничивавший злоупотребления ростовщиков и ограждавший закупов (закупы — категория зависимого населения в Руси) от произвола хозяев.

Эпоха Мономаха была временем первого расцвета художественной и литературной деятельности. В Киеве и других городах строились церкви и украшались росписями. Монахом Сильвестром была составлена вторая редакция «Повести временных лет», был начат Печерский Патерик (собрание житий первых русских святых).

АННА-ЯНКА ВСЕВОЛОДОВНА (между 1054/66 — 1112)

Анна-Янка, дочь Всеволода Ярославича и Марии-Мономахини, сестра Владимира Мономаха, прославилась ученостью.

Восьмилетней ее обручили с сыном византийского императора Константина Дуки, тоже Константином. Но вскоре пришла весть о смерти Константина Дуки — императора и о том, что василевсами (василевс — официальный грекоязычный титул византийского императора с IX в.) провозглашены трое его сыновей — Михаил, Константин и Андроник, а поскольку они были малолетними, установлено над ними регентство матери — императрицы Евдокии. Так Янка получила возможность стать со временем одной из императриц при условии, если в Царьграде будут управлять три брата-василевса. Однако Янка пробыла «императрицей» одно лишь лето, престол в Царьграде захватил Роман Диоген, который вскоре попал в плен к туркам-сельджукам, после чего византийцы провозгласили василевсом лишь одного Михаила, а не троих братьев.

Константина и Андроника вместе с их матерью Евдокией отправили в монастырь, дабы не мешали и не учиняли раздора. Помолвленная с царевичем, ставшим теперь малолетним монахом, получалось, что Янка тоже должна была посвятить себя Богу, как требовало княжеское достоинство.

Анна-Янка была первой русской княжной-монахиней в девичестве. Став игуменьей Андреевского монастыря в Киеве, она устроила в святой обители первое в Европе женское училище, в котором «собравшие девицы» обучались грамоте, ремеслам, пению и шитью.

Главной наставницей княжны, очевидно, была мать, хорошо знавшая греческую церковную литературу, всемирную историю, литургию, дворцовый этикет, рукоделие. Даже после смерти матери Янку, видимо, опекали женщины-гречанки из свиты Марии. Поэтому по своему образовательному уровню она во многом превосходила других знатных девушек.

Наставником и помощником молодой игуменьи Анны-Янки, видимо, был киевский митрополит Иоанн II, грек по национальности. На особую близость Янки к главе Русской Церкви и высшему духовенству указывает тот факт, что после кончины Иоанна в 1089 году именно она отправилась в Константинополь, чтобы выбрать там нового митрополита и привезти его в Киев. Данный факт говорит о том, что игуменья Андреевского монастыря имела в Русской Церкви очень большой авторитет. К тому же у нее могли быть связи с греческим духовенством через родственников матери.

После смерти отца в 1093 году Анна-Янка осталась жить в своем монастыре. Историки считают Янку первой учительницей на Руси, поставившей перед собой цель дать разностороннее образование юным девушкам.

Память Анны Всеволодовны, причисленной к лику преподобных, церковью чтится 3 (16) ноября (в день смерти) и 18 (31) мая (в день обретения мощей).

ЮРИЙ ДОЛГОРУКИЙ (ок. 1096 — 1157)

О происхождении матери Юрия Владимировича — второй жены Владимира Мономаха — история никакими сведениями не располагает. Зато известно, что, помимо Юрия, она родила своему супругу еще двух сыновей — Романа и Андрея, а также двух дочерей.

Юрий, как младший из Мономаховичей, получил в удел Ростово-Суздальскую землю, в то время еще слабо освоенную русскими. В 1125 году он перенес столицу княжества из Ростова в Суздаль, в 1152-м основал город Переславль-Залесский, а в 1154-м — Дмитров. Некоторые историки также считают князя основателем городов Юрьев, Кострома, Городец, Дубна, Перемышль, Стародуб и Звенигород.

В Ипатьевской летописи упоминание Москвы датируется 1147 годом, когда Юрий Долгорукий созвал военный совет в городе и позвал «на Московь» Новгород-Северского князя Святослава Олеговича. Москва была основана на высоком Боровицком холме, в месте слияния рек Москвы и Неглинки. О Юрии Долгоруком как основателе Москвы сообщается в Тверской летописи, где читаем, что в 1156 году «…князь великий Юрий Володимерич заложи Москву на устий же Неглинны, выше реки Яузы».

Сыновья великого князя Киевского Юрия Долгорукова (1149 — 1150, 1150 — 1151, 1155 — 1157) — святой РПЦ Андрей Юрьевич Боголюбский, великий князь Владимирский (1157 — 1174), Глеб Юрьевич, великий князь Киевский (1169 — 1170) и Михалко Юрьевич, великий князь Киевский (1171 и 1173).

АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ (1221 — 1263)

Правнук Юрия Долгорукова, праправнук Владимира Мономаха и Марии-Мономахини — Александр Ярославич Невский, князь Новгородский, великий князь Киевский, великий князь Владимирский, святой РПЦ. Русским войском под его водительством 23 июля 1240 года в знаменитой битве на реке Неве шведы были разгромлены. Сам Александр, согласно летописям, ранил Ярла Биргера — военачальника неприятеля, и за проявленное в битве полководческое искусство и мужество был прозван Невским.

Русско-армянская независимая газета «Ноев Ковчег»

Читайте ранее в этом сюжете: Жизнеописание нефтепромышленника из Караунджа А. Цатурова (Цатуряна)

Читайте развитие сюжета: Армянский Телав (Телави) в «Кавказском календаре» (1845–1866 гг.)

Владимир Всеволодович Мономах (1053 – 1125), великий князь киевский, государственный деятель, военачальник и писатель. Сын князя Всеволода Ярославича (прозван Мономахом по имени матери — дочери византийского императора Константина Мономаха). Княжение Владимира Мономаха (1113 – 1125 гг.) было временем усиления Киевской Руси. Он сумел объединить до 3/4 территории Древнерусского государства, прекратить княжеские междоусобицы, стремясь к сохранению политического, военного и культурного единства Руси.

Время Владимира Мономаха было временем первого расцвета художественной и литературной деятельности. В Киеве и других городах строились и украшались живописью церкви. Ко времени княжения Мономаха относится и составление нашей первоначальной летописи, начало печорского Патерика, составление, по византийским образцам, житий людей, прославившихся святостью жизни, как Антоний и Феодосий печорские, св. Ольга, равноапостольный Владимир, Борис и Глеб. Игумен Даниил составил описание путешествия своего в Иерусалим; наконец, сам Владимир Мономах написал «Поучение» детям и «инь кто прочтет», замечательный литературный памятник того времени: «Я, худой, дедом своим Ярославом, благословенным, славным, нареченный в крещении Василием, русским именем Владимир, отцом возлюбленным и матерью своею из рода Мономахов… и христианских ради людей, ибо сколько их соблюл по милости своей и по отцовской молитве от всех бед! Сидя на санях, помыслил я в душе своей и воздал хвалу Богу, который меня до этих дней, грешного, сохранил. Дети мои или иной кто, слушая эту грамотку, не посмейтесь, но кому из детей моих она будет люба, пусть примет ее в сердце свое и не станет лениться, а будет трудиться…».

Первоначальное «Поучение» состояло из трех самостоятельных частей: собственно «Поучения», «Летописи» жизни (или «Автобиографии») Владимира Мономаха и письма («грамотицы») его постоянному политическому сопернику — князю Олегу Святославичу Черниговскому (в «Слове о полку Игореве» он носит прозвище Олега «Гориславича»). Основные политические идеи «Поучения» те же, что и во всей деятельности Владимира Мономаха. Князь проповедует необходимость сохранять разделение Русской земли между князьями, но одновременно быть объединенными взаимными договорными обязательствами для совместных походов на степь. Простейший пример такого объединения Мономах в своем «Поучении» видит в птицах. Птицы весной прилетают из рая, и каждая находит свое, принадлежащее ей место: и «худые» птицы, и сильные. Ни одна не пытается согнать другую и занять лучшее место, но каждая довольствуется своим уделом. Владимир Мономах проповедует умеренность во всем: в отношении к подчиненным, зависимым, слабейшим. Взаимная уступчивость, трудолюбие, неустанные совместные походы, осторожность, «послушание» и «покорение» старшим, уважение прав младших, — вот, что является идеалом людей княжеского положения и что должно являться основой политического единства Руси.

Владимир Мономах увековечен на памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде (в части нижнего фриза «Государственные люди», где представлены 26 скульптурных фигур). В честь Владимира Мономаха названа подводная лодка проекта «Борей» ВМФ России.

Уважаемые читатели! Приглашаем вас в отделе гуманитарной и художественной литературы библиотеки (корпус «К») посетить выставку «Имя в летописи Отечества: Владимир Мономах» (см. список).

Список использованных ресурсов

  • БСЭ. Владимир Все­во­ло­до­вич Мо­но­мах
  • Князь Владимир Все­во­ло­до­вич Мономах
  • Памятник «Тысячелетие России»

Т. В. Самсонова

Автор «Поучения» князь Владимир Всеволодович Мономах (1053—1125) — один из самых талантливых и образованных русских князей домонгольской поры. Прозвание Мономаха получил по матери — дочери византийского императора Константина Мономаха. Он был князем черниговским, затем переяславским (Переяславля Южного), а с 1113 г.— киевским. Всю жизнь он провел в борьбе с половцами и с их обычным союзником — князем Олегом Святославичем. Против половцев Мономах организовал несколько походов объединенных сил русских князей. Стремясь предотвратить распад русского государства на ряд самостоятельных княжеств и вместе с тем придерживаясь принципа, что каждый князь должен наследовать владения своего отца, он придавал огромное значение идеологической пропаганде единства Русской земли. С этой целью он организовывал съезды русских князей, поддерживал культ «святых братьев» Бориса и Глеба, жизнь которых должна была подать пример послушания младших князей старшим, покровительствовал летописанию, напоминавшему об историческом единстве Руси и всего княжеского рода («все князья — братья») и писал сам произведения, в которых выражал те же идеи единства Руси и необходимости бескорыстного служения родине. В собственной деятельности Владимир Мономах не всегда выдерживал изложенные им принципы, но все же законодательным путем он несколько смягчил положение низов, покровительствовал духовенству, в целом ряде случаев добивался прекращения княжеских усобиц и добился прекращения на некоторое время половецких набегов, совершив успешные походы в глубь степей. Княжение Владимира — это время усиления Руси и эпоха расцвета русской литературы.

«Поучение» Владимира Мономаха читается только в Лаврентьевской летописи. В ней оно вставлено между рассуждением о происхождении половцев и рассказом о беседе летописца с новгородцем Гюрятой Роговичем. В других летописях (Ипатьевской, Радзивилловской и др.) текст, разделенный в Лаврентьевской летописи «Поучением», читается без всякого разрыва и «Поучение» отсутствует. «Поучение» — одно из выдающихся произведений древнерусской литературы. По поводу того, когда оно было написано, существует большая литература и большие расхождения во взглядах. Вероятнее всего, оно написано в 1117 г. Печатается по Лаврентьевской летописи (РНБ, F. п. № 2) с незначительными исправлениями описок. Ниже дается самый сжатый комментарий к «Поучению». Подробный комментарий см. Повесть временных лет. М.; Л., 1950. Ч. 2. С. 425—457.

Подготовка текста О. В. Творогова, перевод и комментарии Д. С. Лихачева

Источник — http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=4874

  • ПОУЧЕНИЕ
  • РАССКАЗ МОНОМАХА О СВОЕЙ ЖИЗНИ
  • ПИСЬМО МОНОМАХА К ОЛЕГУ СВЯТОСЛАВИЧУ

ПОУЧЕНИЕ

Я, худой, дедом своим Ярославом, благословенным, славным, нареченный в крещении Василием, русским именем Владимир, отцом возлюбленным и матерью своею из рода Мономахов… и христианских ради людей, ибо сколько их соблюл по милости своей и по отцовской молитве от всех бед! Сидя на санях, помыслил я в душе своей и воздал хвалу Богу, который меня до этих дней, грешного, сохранил. Дети мои или иной кто, слушая эту грамотку, не посмейтесь, но кому из детей моих она будет люба, пусть примет ее в сердце свое и не станет лениться, а будет трудиться.

Прежде всего, Бога ради и души своей, страх имейте Божий в сердце своем и милостыню подавайте нескудную, это ведь начало всякого добра. Если же кому не люба грамотка эта, то пусть не посмеются, а так скажут: на дальнем пути, да на санях сидя, безлепицу молвил.

Ибо встретили меня послы от братьев моих на Волге и сказали: «Поспеши к нам, и выгоним Ростиславичей, и волость их отнимем; если же не пойдешь с нами, то мы — сами по себе будем, а ты — сам по себе». И ответил я: «Хоть вы и гневаетесь, не могу я ни с вами пойти, ни крестоцелование преступить».

И, отпустив их, взял Псалтырь, в печали разогнул ее, и вот что мне вынулось: «О чем печалишься, душа моя? Зачем смущаешь меня?» — и прочее. И потом собрал я эти полюбившиеся слова и расположил их по порядку и написал. Если вам последние не понравятся, начальные хоть возьмите.

«Зачем печалишься, душа моя? Зачем смущаешь меня? Уповай на Бога, ибо верю в него». «Не соревнуйся с лукавыми, не завидуй творящим беззаконие, ибо лукавые будут истреблены, послушные же Господу будут владеть землей». И еще немного: «И не будет грешника; посмотришь на место его и не найдешь его. Кроткие же унаследуют землю и многим насладятся миром. Злоумышляет грешный против праведного и скрежещет на него зубами своими; Господь же посмеется над ним, ибо видит, что настанет день его.

Оружие извлекли грешники, натягивают лук свой, чтобы пронзить нищего и убогого, заклать правых сердцем. Оружие их пронзит сердца их, и луки их сокрушатся. Лучше праведнику малое, нежели многие богатства грешным. Ибо сила грешных сокрушится, праведных же укрепляет Господь. Как грешники погибнут, — праведных же милует и одаривает. Ибо благословляющие его наследуют землю, клянущие же его истребятся. Господом стопы человека направляются. Когда он упадет, то не разобьется, ибо Господь поддерживает руку его. Молод был и состарился, и не видел праведника покинутым, ни потомков его просящими хлеба. Всякий день милостыню творит праведник и взаймы дает, и племя его благословенно будет. Уклонись от зла, сотвори добро, найди мир и отгони зло, и живи во веки веков».

«Когда восстали бы люди, то живыми пожрали бы нас; когда прогневалась бы на нас ярость его, то воды бы потопили нас».

«Помилуй меня, Боже, ибо попрал меня человек; всякий день нападая, теснит меня. Попрали меня враги мои, ибо много восстающих на меня свыше». «Возвеселится праведник и, когда увидит отмщение, руки омоет свои в крови грешника. И скажет человек: «Если есть награда праведнику, значит есть Бог, творящий суд на земле”». «Освободи меня от врагов моих, Боже, и от восстающих на меня защити меня. Избавь меня от творящих беззаконие и от мужа крови спаси меня, ибо уже уловили душу мою». «Ибо гнев в мгновение ярости его, а вся жизнь в воле его: вечером водворится плач, а наутро радость». «Ибо милость твоя лучше, чем жизнь моя, и уста мои да восхвалят тебя. Так благословлю тебя при жизни моей и во имя твое воздену руки мои». «Укрой меня от сборища лукавых и от множества делающих неправду». «Возвеселитесь все праведные сердцем. Благословлю Господа во всякое время, непрестанна хвала ему», и прочее.

Ибо как Василий учил, собрав юношей: иметь душу чистую и непорочную, тело худое, беседу кроткую и соблюдать слово Господне: «Есть и пить без шума великого, при старых молчать, премудрых слушать, старшим покоряться, с равными и младшими любовь иметь, без лукавства беседуя, а побольше разуметь; не свиреповать словом, не хулить в беседе, не смеяться много, стыдиться старших, с нелепыми женщинами не беседовать, глаза держать книзу, а душу ввысь, избегать суеты; не уклоняться учить увлекающихся властью, ни во что ставить всеобщий почет. Если кто из вас может другим принести пользу, от Бога на воздаяние пусть надеется и вечных благ насладится». «О владычица Богородица! Отними от сердца моего бедного гордость и дерзость, чтобы не величался я суетою мира сего» в ничтожной этой жизни.

Научись, верующий человек, быть благочестию свершителем, научись, по евангельскому слову, «очам управлению, языка воздержанию, ума смирению, тела подчинению, гнева подавлению, иметь помыслы чистые, побуждая себя на добрые дела, Господа ради; лишаемый — не мсти, ненавидимый — люби, гонимый — терпи, хулимый — молчи, умертви грех». Избавляйте обижаемого, давайте суд сироте, оправдывайте вдовицу. Приходите да соединимся, — говорит Господь. — Если будут грехи ваши как обагренные, — как снег обелю их», и прочее. «Воссияет весна поста и цветок покаяния; очистим себя, братья, от всякой крови телесной и душевной. Взывая к Светодавцу, скажем: «Слава тебе, Человеколюбец!”»

Поистине, дети мои, разумейте, что человеколюбец Бог милостив и премилостив. Мы, люди, грешны и смертны, и если кто нам сотворит зло, то мы хотим его поглотить и поскорее пролить его кровь; а Господь наш, владея и жизнью и смертью, согрешения наши превыше голов наших терпит всю нашу жизнь. Как отец, чадо свое любя, бьет его и опять привлекает к себе, так же и Господь наш показал нам победу над врагами, как тремя делами добрыми избавляться от них и побеждать их: покаянием, слезами и милостынею. И это вам, дети мои, не тяжкая заповедь Божия, как теми делами тремя избавиться от грехов своих и царствия небесного не лишиться.

Бога ради, не ленитесь, молю вас, не забывайте трех дел тех, не тяжки ведь они; ни затворничеством, ни монашеством, ни голоданием, которые иные добродетельные претерпевают, но малым делом можно получить милость Божию.

«Что такое человек, как подумаешь о нем?» «Велик ты, Господи, и чудны дела твои; разум человеческий не может постигнуть чудеса твои», — и снова скажем: «Велик ты, Господи, и чудны дела твои, и благословенно и славно имя твое вовеки по всей земле». Ибо кто не восхвалит и не прославит силу твою и твоих великих чудес и благ, устроенных на этом свете: как небо устроено, или как солнце, или как луна, или как звезды, и тьма, и свет, и земля на водах положена, Господи, твоим промыслом! Звери различные, и птицы и рыбы украшены твоим промыслом, Господи! И этому чуду подивимся, как из праха создал человека, как разнообразны человеческие лица; если и всех людей собрать, не у всех один облик, но каждый имеет свой облик лица, по Божьей мудрости. И тому подивимся, как птицы небесные из рая идут, и прежде всего в наши руки, и не поселяются в одной стране, но и сильные и слабые идут по всем землям, по Божьему повелению, чтобы наполнились леса и поля. Все же это дал Бог на пользу людям, в пищу и на радость. Велика, Господи, милость твоя к нам, так как блага эти сотворил ты ради человека грешного. И те же птицы небесные умудрены тобою, Господи: когда повелишь, то запоют и людей веселят; а когда не повелишь им, то и, имея язык, онемеют. «И благословен, Господи, и прославлен зело!» «Всякие чудеса и эти блага сотворил и совершил. И кто не восхвалит тебя, Господи, и не верует всем сердцем и всей душой во имя Отца и Сына и Святого Духа, да будет проклят!»

Прочитав эти божественные слова, дети мои, похвалите Бога, подавшего нам милость свою; а то дальнейшее — это моего собственного слабого ума наставление. Послушайте меня: если не все примете, то хоть половину.

Если вам Бог смягчит сердце, пролейте слезы о грехах своих, говоря: «Как блудницу, разбойника и мытаря помиловал ты, так и нас, грешных, помилуй». И в церкви то делайте и ложась. Не пропускайте ни одной ночи, — если можете, поклонитесь до земли; если вам занеможется, то трижды. Не забывайте этого, не ленитесь, ибо тем ночным поклоном и молитвой человек побеждает дьявола, и что нагрешит за день, то этим человек избавляется. Если и на коне едучи не будет у вас никакого дела и если других молитв не умеете сказать, то «Господи помилуй» взывайте беспрестанно втайне, ибо эта молитва всех лучше, — нежели думать безлепицу, ездя.

Всего же более убогих не забывайте, но, насколько можете, по силам кормите и подавайте сироте и вдовицу оправдывайте сами, а не давайте сильным губить человека. Ни правого, ни виновного не убивайте и не повелевайте убить его; если и будет повинен смерти, то не губите никакой христианской души. Говоря что-либо, дурное или хорошее, не клянитесь Богом, не креститесь, ибо нет тебе в этом никакой нужды. Если же вам придется крест целовать братии или кому-либо, то, проверив сердце свое, на чем можете устоять, на том и целуйте, а поцеловав, соблюдайте, чтобы, преступив, не погубить души своей. Епископов, попов и игуменов чтите, и с любовью принимайте от них благословение, и не устраняйтесь от них, и по силам любите и заботьтесь о них, чтобы получить по их молитве от Бога. Паче же всего гордости не имейте в сердце и в уме, но скажем: смертны мы, сегодня живы, а завтра в гробу; все это, что ты нам дал, не наше, но твое, поручил нам это на немного дней. И в земле ничего не сохраняйте, это нам великий грех. Старых чтите, как отца, а молодых, как братьев. В дому своем не ленитесь, но за всем сами наблюдайте; не полагайтесь на тиуна или на отрока, чтобы не посмеялись приходящие к вам, ни над домом вашим, ни над обедом вашим. На войну выйдя, не ленитесь, не полагайтесь на воевод; ни питью, ни еде не предавайтесь, ни спанью; сторожей сами наряживайте, и ночью, расставив стражу со всех сторон, около воинов ложитесь, а вставайте рано; а оружия не снимайте с себя второпях, не оглядевшись по лености, внезапно ведь человек погибает. Лжи остерегайтеся, и пьянства, и блуда, от того ведь душа погибает и тело. Куда бы вы ни держали путь по своим землям, не давайте отрокам причинять вред ни своим, ни чужим, ни селам, ни посевам, чтобы не стали проклинать вас. Куда же пойдете и где остановитесь, напоите и накормите нищего, более же всего чтите гостя, откуда бы к вам ни пришел, простолюдин ли, или знатный, или посол; если не можете почтить его подарком, — то пищей и питьем: ибо они, проходя, прославят человека по всем землям, или добрым, или злым. Больного навестите, покойника проводите, ибо все мы смертны. Не пропустите человека, не поприветствовав его, и доброе слово ему молвите. Жену свою любите, но не давайте им власти над собой. А вот вам и основа всему: страх Божий имейте превыше всего.

Если не будете помнить это, то чаще перечитывайте: и мне не будет стыдно, и вам будет хорошо.

Что умеете хорошего, то не забывайте, а чего не умеете, тому учитесь — как отец мой, дома сидя, знал пять языков, оттого и честь от других стран. Леность ведь всему мать: что кто умеет, то забудет, а чего не умеет, тому не научится. Добро же творя, не ленитесь ни на что хорошее, прежде всего к церкви: пусть не застанет вас солнце в постели. Так поступал отец мой блаженный и все добрые мужи совершенные. На заутрене воздавши Богу хвалу, потом на восходе солнца и увидев солнце, надо с радостью прославить Бога и сказать: «Просвети очи мои, Христе Боже, давший мне свет твой прекрасный». И еще: «Господи, прибавь мне год к году, чтобы впредь, в остальных грехах своих покаявшись, исправил жизнь свою»; так я хвалю Бога и тогда, когда сажусь думать с дружиною, или собираюсь творить суд людям, или ехать на охоту или на сбор дани, или лечь спать: спанье в полдень назначено Богом; по этому установленью почивают ведь и зверь, и птица, и люди.

РАССКАЗ МОНОМАХА О СВОЕЙ ЖИЗНИ

А теперь поведаю вам, дети мои, о труде своем, как трудился я в разъездах и на охоте с тринадцати лет. Сначала я к Ростову пошел сквозь землю вятичей; послал меня отец, а сам он пошел к Курску; и снова вторично ходил я к Смоленску, со Ставком Гордятичем, который затем пошел к Берестью с Изяславом, а меня послал к Смоленску; а из Смоленска пошел во Владимир. Той же зимой послали меня в Берестье братья на пожарище, что поляки пожгли, и там правил я городом утишенным. Затем ходил в Переяславль к отцу, а после Пасхи из Переяславля во Владимир — в Сутейске мир заключить с поляками. Оттуда опять на лето во Владимир.

Затем послал меня Святослав в Польшу: ходил я за Глогов до Чешского леса, и ходил в земле их четыре месяца. И в том же году и сын родился у меня старший, новгородский. А оттуда ходил я в Туров, а на весну в Переяславль и опять в Туров.

И Святослав умер, и я опять пошел в Смоленск, а из Смоленска той же зимой в Новгород; весной — Глебу в помощь. А летом с отцом — под Полоцк, а на другую зиму со Святополком под Полоцк, и выжгли Полоцк; он пошел к Новгороду, а я с половцами на Одреск войною и в Чернигов. И снова пришел я из Смоленска к отцу в Чернигов. И Олег пришел туда, из Владимира выведенный, и я позвал его к себе на обед с отцом в Чернигове, на Красном дворе, и дал отцу триста гривен золота. И опять из Смоленска же придя, пробился я через половецкие войска с боем до Переяславля и отца застал, вернувшегося из похода. Затем ходили мы опять в том же году с отцом и с Изяславом к Чернигову биться с Борисом и победили Бориса и Олега. И опять пошли в Переяславль и стали в Оброве.

И Всеслав Смоленск пожег, и я с черниговцами верхом с поводными конями помчался и не застали… в Смоленске. В том походе за Всеславом пожег землю и повоевал ее до Лукомля и до Логожска, затем на Друцк войною и опять в Чернигов.

А в ту зиму повоевали половцы Стародуб весь, и я, идя с черниговцами и со своими половцами, на Десне взяли в плен князей Асадука и Саука, а дружину их перебили. И на следующий день за Новым Городом разбили сильное войско Белкатгина, а семечей и пленников всех отняли.

А в Вятичскую землю ходили подряд две зимы на Ходоту и на сына его и к Корьдну ходили первую зиму. И опять ходили мы и за Ростиславичами за Микулин, и не настигли их. И на ту весну — к Ярополку на совет в Броды.

В том же году гнались за Хорол за половцами, которые взяли Горошин.

На ту осень ходили с черниговцами и с половцами-читеевичами к Минску, захватили город и не оставили в нем ни челядина, ни скотины.

В ту зиму ходили к Ярополку на сбор в Броды и дружбу великую заключили.

И на весну посадил меня отец в Переяславле выше всей братии, и ходили за Супой. И по пути к Прилуку городу встретили нас внезапно половецкие князья, с восьмью тысячами, и хотели было с ними сразиться, но оружие было отослано вперед на возах, и мы вошли в город; только семца одного живым захватили да смердов несколько, а наши половцев больше убили и захватили, и половцы, не смея сойти с коней, побежали к Суле в ту же ночь. И на следующий день, на Успение, пошли мы к Белой Веже, Бог нам помог и святая Богородица: перебили девятьсот половцев и двух князей взяли, Багубарсовых братьев, Осеня и Сакзя, и только два мужа убежали.

И потом на Святославль гнались за половцами, и затем на Торческ город, и потом на Юрьев за половцами. И снова на той же стороне, у Красна, половцев победили, и потом с Ростиславом же у Варина вежи взяли. И затем ходил во Владимир опять, Ярополка там посадил, и Ярополк умер.

И снова, по смерти отца и при Святополке, на Стугне бились мы с половцами до вечера, бились у Халепа, и потом мир сотворили с Тугорканом и с другими князьями половецкими, и у Глебовой чади отняли дружину свою всю.

И потом Олег на меня пришел со всею Половецкою землею к Чернигову, и билась дружина моя с ними восемь дней за малый вал и не дала им войти в острог; пожалел я христианских душ, и сел горящих, и монастырей и сказал: «Пусть не похваляются язычники». И отдал брату отца его стол, а сам пошел на стол отца своего в Переяславль. И вышли мы на святого Бориса день из Чернигова и ехали сквозь полки половецкие, около ста человек, с детьми и женами. И облизывались на нас половцы точно волки, стоя у перевоза и на горах, — Бог и святой Борис не выдали меня им на поживу, невредимы дошли мы до Переяславля.

И сидел я в Переяславле три лета и три зимы с дружиною своею, и много бед приняли мы от войны и голода. И ходили на воинов их за Римов, и Бог нам помог, перебили их, а других захватили.

И вновь Итлареву чадь перебили, и вежи их взяли, идя за Голтав.

И к Стародубу ходили на Олега, потому что он сдружился с половцами. И на Буг ходили со Святополком на Боняка, за Рось.

И в Смоленск пошли, с Давыдом помирившись. Вновь ходили во второй раз с Вороницы.

Тогда же и торки пришли ко мне с половцами-читеевичами, и ходили мы им навстречу на Сулу.

И потом снова ходили к Ростову на зиму, и три зимы ходили к Смоленску. Из Смоленска пошел я в Ростов.

И опять со Святополком гнались за Боняком, но… убили, и не настигли их. И потом за Боняком гнались за Рось, и снова не настигли его.

И на зиму в Смоленск пошел; из Смоленска после Пасхи вышел; и Юрьева мать умерла.

В Переяславль вернувшись к лету, собрал братьев.

И Боняк пришел со всеми половцами к Кснятину; мы пошли за ними из Переяславля за Сулу, и Бог нам помог, и полки их победили, и князей захватили лучших, и по Рождестве заключили мир с Аепою, и, взяв у него дочь, пошли к Смоленску. И потом пошел к Ростову.

Придя из Ростова, вновь пошел на половцев на Урусову со Святополком, и Бог нам помог.

И потом опять ходили на Боняка к Лубну, и Бог нам помог.

И потом ходили к Воиню со Святополком, и потом снова на Дон ходили со Святополком и с Давыдом, и Бог нам помог.

И к Вырю пришли было Аепа и Боняк, хотели взять его; к Ромну пошли мы с Олегом и с детьми на них, и они, узнав, убежали.

И потом к Минску ходили на Глеба, который наших людей захватил, и Бог нам помог, и сделали то, что задумали.

И потом ходили к Владимиру на Ярославца, не стерпев злодеяний его.

А из Чернигова в Киев около ста раз ездил к отцу, за один день проезжая, до вечерни. А всего походов было восемьдесят и три великих, а остальных и не упомню меньших. И миров заключил с половецкими князьями без одного двадцать, и при отце и без отца, а раздаривал много скота и много одежды своей. И отпустил из оков лучших князей половецких столько: Шаруканевых двух братьев, Багубарсовых трех, Осеневых братьев четырех, а всего других лучших князей сто. А самих князей Бог живыми в руки давал: Коксусь с сыном, Аклан Бурчевич, таревский князь Азгулуй и иных витязей молодых пятнадцать, этих я, приведя живых, иссек и бросил в ту речку Сальню. А врозь перебил их в то время около двух сот лучших мужей.

А вот как я трудился, охотясь, пока сидел в Чернигове; а из Чернигова выйдя и до этого года по сту уганивал и брал без трудов, не считая другой охоты, вне Турова, где с отцом охотился на всякого зверя.

А вот что я в Чернигове делал: коней диких своими руками связал я в пущах десять и двадцать, живых коней, помимо того, что, разъезжая по равнине, ловил своими руками тех же коней диких. Два тура метали меня рогами вместе с конем, олень меня один бодал, а из двух лосей один ногами топтал, другой рогами бодал; вепрь у меня на бедре меч оторвал, медведь мне у колена потник укусил, лютый зверь вскочил ко мне на бедра и коня со мною опрокинул. И Бог сохранил меня невредимым. И с коня много падал, голову себе дважды разбивал и руки и ноги свои повреждал — в юности своей повреждал, не дорожа жизнью своею, не щадя головы своей.

Что надлежало делать отроку моему, то сам делал — на войне и на охотах, ночью и днем, в жару и стужу, не давая себе покоя. На посадников не полагаясь, ни на биричей, сам делал, что было надо; весь распорядок и в доме у себя также сам устанавливал. И у ловчих охотничий распорядок сам устанавливал, и у конюхов, и о соколах и о ястребах заботился.

Также и бедного смерда и убогую вдовицу не давал в обиду сильным и за церковным порядком и за службой сам наблюдал.

Не осуждайте меня, дети мои или другой, кто прочтет: не хвалю ведь я ни себя, ни смелости своей, но хвалю Бога и прославляю милость его за то, что он меня, грешного и худого, столько лет оберегал от тех смертных опасностей, и не ленивым меня, дурного, создал, на всякие дела человеческие годным. Прочитав эту грамотку, постарайтесь на всякие добрые дела, славя Бога со святыми его. Смерти ведь, дети, не боясь, ни войны, ни зверя, дело исполняйте мужское, как вам Бог пошлет. Ибо, если я от войны, и от зверя, и от воды, и от падения с коня уберегся, то никто из вас не может повредить себя или быть убитым, пока не будет от Бога повелено. А если случится от Бога смерть, то ни отец, ни мать, ни братья не могут вас отнять от нее, но если и хорошее дело — остерегаться самому, то Божие сбережение лучше человеческого.

ПИСЬМО МОНОМАХА К ОЛЕГУ СВЯТОСЛАВИЧУ

О я, многострадальный и печальный! Много борешься, душа, с сердцем и одолеваешь сердце мое; все мы тленны, и потому помышляю, как бы не предстать перед страшным судьею, не покаявшись и не помирившись между собою.

Ибо кто молвит: «Бога люблю, а брата своего не люблю», — ложь это. И еще: «Если не простите прегрешений брату, то и вам не простит Отец ваш небесный». Пророк говорит: «Не соревнуйся лукавствующим, не завидуй творящим беззаконие». «Что лучше и прекраснее, чем жить братьям вместе». Но все наущение дьявола! Были ведь войны при умных дедах наших, при добрых и при блаженных отцах наших. Дьявол ведь ссорит нас, ибо не хочет добра роду человеческому. Это я тебе написал, потому что понудил меня сын мой, крещенный тобою, что сидит близко от тебя; прислал он ко мне мужа своего и грамоту, говоря в ней так: «Договоримся и помиримся, а братцу моему Божий суд пришел. А мы не будем за него мстителями, но положим то на Бога, когда предстанут перед Богом; а Русскую землю не погубим». И я видел смирение сына моего, сжалился и, Бога устрашившись, сказал: «Он по молодости своей и неразумению так смиряется, на Бога возлагает; я же — человек, грешнее всех людей».

Послушал я сына своего, написал тебе грамоту: примешь ли ты ее по-доброму или с поруганием, то и другое увижу из твоей грамоты. Этими ведь словами я предупредил тебя, чего я ждал от тебя, смирением и покаянием желая от Бога отпущения прошлых своих грехов. Господь наш не человек, но Бог всей вселенной, — что захочет, во мгновение ока все сотворит, — и все же сам претерпел хулу, и оплевание, и удары и на смерть отдал себя, владея жизнью и смертью. А мы что такое, люди грешные и худые? — сегодня живы, а завтра мертвы, сегодня в славе и чести, а завтра в гробу и забыты, — другие собранное нами разделят.

Посмотри, брат, на отцов наших: что они скопили и на что им одежды? Только и есть у них, что сделали душе своей. С этими словами тебе первому, брат, надлежало послать ко мне и предупредить меня. Когда же убили дитя, мое и твое, перед тобою, следовало бы тебе, увидев кровь его и тело его, увянувшее подобно цветку, впервые распустившемуся, подобно агнцу заколотому, сказать, стоя над ним, вдумавшись в помыслы души своей: «Увы мне, что я сделал! И, воспользовавшись его неразумием, ради неправды света сего суетного нажил я грех себе, а отцу и матери его принес слезы!»

Надо было бы сказать тебе словами Давида: «Знаю, грех мой всегда передо мной». Не из-за пролития крови, а свершив прелюбодеяние, помазанник Божий Давид посыпал главу свою и плакал горько, — в тот час отпустил ему согрешенья его Бог. Богу бы тебе покаяться, а ко мне написать грамоту утешительную да сноху мою послать ко мне, — ибо нет в ней ни зла, ни добра, — чтобы я, обняв ее, оплакал мужа ее и ту свадьбу их, вместо песен: ибо не видел я их первой радости, ни венчания их, за грехи мои. Ради Бога, пусти ее ко мне поскорее с первым послом, чтобы, поплакав с нею, поселил у себя, и села бы она как горлица на сухом дереве, горюя, а сам бы я утешился в Боге.

Тем ведь путем шли деды и отцы наши: суд от Бога пришел ему, а не от тебя. Если бы тогда ты свою волю сотворил и Муром добыл, а Ростова бы не занимал и послал бы ко мне, то мы бы отсюда и уладились. Но сам рассуди, мне ли было достойно послать к тебе или тебе ко мне? Если бы ты велел сыну моему: «Сошлись с отцом», десять раз я бы послал.

Дивно ли, если муж пал на войне? Умирали так лучшие из предков наших. Но не следовало ему искать чужого и меня в позор и в печаль вводить. Подучили ведь его слуги, чтобы себе что-нибудь добыть, а для него добыли зла. И если начнешь каяться Богу и ко мне будешь добр сердцем, послав посла своего или епископа, то напиши грамоту с правдою, тогда и волость получишь добром, и наше сердце обратишь к себе, и лучше будем, чем прежде: ни враг я тебе, ни мститель. Не хотел ведь я видеть крови твоей у Стародуба; но не дай мне Бог видеть кровь ни от руки твоей, ни от повеления твоего, ни от кого-либо из братьев. Если же я лгу, то Бог мне судья и крест честной! Если же в том состоит грех мой, что на тебя пошел к Чернигову из-за язычников, я в том каюсь, о том я не раз братии своей говорил и еще им поведал, потому что я человек.

Если тебе хорошо, то… если тебе плохо, то вот сидит подле тебя сын твой крестный с малым братом своим и хлеб едят дедовский, а ты сидишь на своем хлебе, об этом и рядись; если же хочешь их убить, то вот они у тебя оба. Ибо не хочу я зла, но добра хочу братии и Русской земле. А что ты хочешь добыть насильем, то мы, заботясь о тебе, давали тебе и в Стародубе отчину твою. Бог свидетель, что мы с братом твоим рядились, если он не сможет рядиться без тебя. И мы не сделали ничего дурного, не сказали: пересылайся с братом до тех пор, пока не уладимся. Если же кто из вас не хочет добра и мира христианам, пусть тому от Бога мира не видать душе своей на том свете!

Не от нужды говорю я это, ни от беды какой-нибудь, посланной Богом, сам поймешь, но душа своя мне дороже всего света сего.

На Страшном суде без обвинителей сам себя обличаю. И прочее.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *