Сегодня, в день 102-ой годовщины прибытия государя и членов его семьи в Екатеринбург, постараемся в своём молитвенном делании уделить особое внимание чтению Акафиста святым Царственным страстотерпцам. Об этом песнопении рассказал старший помощник проректора по воспитательной работе, преподаватель кафедры церковно-практических дисциплин Екатеринбургской духовной семинарии иеромонах Клавдиан (Меньшиков) в рамках духовно-просветительского проекта «Читаем акафист», призваного раскрыть красоту акафистного пения и познакомить с наиболее чтомыми акафистами.

— Ни один святой не вызвал такой активизации богослужебного почитания, как семья последнего российского императора, — рассказал иеромонах Клавдиан (Меньшиков). — Так, по подсчетам исследователей, в 2010 году было известно в общей сложности пять акафистов в честь всех семи святых Царственных страстотерпцев, девять акафистов (один из которых печатается в двух существенно различных редакциях) святому царю Николаю II, по два акафиста святой царице Александре, святой Ольге и святой Татиане и по одному акафисту святому Алексию, Марии и Анастасии — всего 23 акафиста! Однако, следует отметить, что к общецерковному использованию Священным Синодом одобрен только один из вышеперечисленных акафистов (рефрен: «Радуйтеся, царственнии страстотерпцы, земли Российския хранитилие и молитвенницы»).

Как известно, святой император Николай II был канонизирован сначала в 1981 году в Русской Православной Церкви Заграницей, а затем в 2000 году на Юбилейном Архиерейском Соборе в Москве. Примерно через год после канонизации святых царственным страстотерпцев был утвержден текст службы им, а в 2009 году — текст акафиста, который по мнению Т.И.Кошелевой «представляет собой современное гимнографическое произведение, стройное в композиционном отношении, с хорошим слогом, написанное грамотным церковнославянским языком».

Данный акафист раскрывает перед нами последовательность исторических событий: от избрания первого царя из династии Романовых на престол до прославления мученического подвига семьи последнего царя, при этом хронологическая точность в изложении периодически уступает место требованиям гимнографии. Особое внимание уделяется отношению святого императора к Церкви и благочестию, что является для нас глубоко назидательным.

Ссылка на акафист святым Царственным страстотерпцам: https://azbyka.ru/days/caa/539

Акафист святым царственным страстотерпцам

Текст утвержден Священным Синодом
Русской Православной Церкви
10 октября 2009 года (журнал № 95)

Конда́к 1

Избра́ннии ца́рственнии страстоте́рпцы,/ еди́на дома́шняя це́рковь Христо́ва,/ Нико́лае, Алекса́ндро, Алекси́е,/ О́льго, Татиа́но, Мари́е и Анастаси́е,/ вы, сою́зом любве́ связу́еми,/ я́ко а́гнцы, Христу́ Бо́гу ве́рою после́довали есте́/ и, в страда́ниих смерть претерпе́вше,/ Ца́рствия Небе́снаго насле́дницы яви́лися есте́./ Ны́не же, дерзнове́ние ко Го́споду иму́ще,/ моли́теся о земне́м оте́честве ва́шем, да прославля́ем вас си́це:

Ра́дуйтеся, ца́рственнии страстоте́рпцы,/ земли́ Росси́йския храни́телие и моли́твенницы.

И́кос 1

А́нгельскими си́лами укрепля́еми во и́стиннем пути́, седмочи́сленнии страстоте́рпцы, о житии́ пра́веднем и богоуго́днем ревнова́ли есте́, да я́вите наро́ду ру́сскому о́браз благочести́вых царе́й. Сего́ ра́ди прославля́ем вас си́це:

Ра́дуйтеся, страх Бо́жий в се́рдце, я́ко основа́ние, положи́вшии;

ра́дуйтеся, прему́дрость Бо́жию и́стинне возлюби́вшии.

Ра́дуйтеся, все упова́ние на Бо́га возложи́вшии;

ра́дуйтеся, оте́честву ва́шему ве́рно послужи́вшии.

Ра́дуйтеся, христиа́нскаго благоче́стия тве́рдое пра́вило;

ра́дуйтеся, ца́рственнаго ро́да Росси́йскаго похвало́.

Ра́дуйтеся, Правосла́вныя ве́ры кре́пкое испове́дание;

ра́дуйтеся, стра́ждущаго наро́да на́шего утеше́ние.

Ра́дуйтеся, ца́рственнии страстоте́рпцы, земли́ Росси́йския храни́телие и моли́твенницы.

Конда́к 2

Ви́дя Госпо́дь покая́ние наро́да на́шего, егда́ сму́тная времена́ наста́ша, умилосе́рдися и яви́ ми́лость Свою́ во избра́нии Михаи́ла царя́, его́же ико́ною Пречи́стыя Богоро́дицы, Фео́доровская имену́емою, чрез роди́тельницу благослови́, да бу́дет ико́на сия́ покро́в и защище́ние ему́ и всему́ новоизбра́нному ца́рскому ро́ду и во утвержде́ние держа́вы Росси́йския. Сего́ ра́ди благода́рне вопие́м Бо́гу: Аллилу́ия.

И́кос 2

Разуме́ша лю́дие Росси́йстии, я́ко избра́нием на ца́рство но́ваго ро́да благочести́ваго, утиши́ Госпо́дь нестрое́ния и сму́ты в Земли́ на́шей, принесо́ша обе́т ве́рнаго служе́ния ро́ду сему́. Мы же, любви́ и ре́вности тех подража́юще, к вам, ца́рственнии страстоте́рпцы, я́ко насле́дником сего́ избра́ния со умиле́нием вопие́м:

Ра́дуйтеся, вене́ц и похвало́ ро́да ца́рскаго и свяще́ннаго;

ра́дуйтеся, ко́рене благочести́ваго пресла́вныя о́трасли.

Ра́дуйтеся, Патриа́рха Росси́йскаго Филаре́та свято́е прозябе́ние;

ра́дуйтеся, попече́нию его́ о Це́ркви и оте́честве подража́вшии.

Ра́дуйтеся, вели́кия ста́рицы и́нокини Ма́рфы благослове́нное насле́дие;

ра́дуйтеся, поко́рность во́ли Бо́жией от нея́ восприи́мшии.

Ра́дуйтеся, пред ико́ною Бо́жия Ма́тере Фео́доровския моли́твы при́сно возноси́вшии;

ра́дуйтеся, все упова́ние на по́мощь Богоро́дицы с ве́рою возлага́вшии.

Ра́дуйтеся, ца́рственнии страстоте́рпцы, земли́ Росси́йския храни́телие и моли́твенницы.

Конда́к 3

Сила Бо́жия и промышле́ние Всевы́шняго яви́ся в рожде́нии твое́м, ца́рственный страстоте́рпче Нико́лае, вели́каго бо святи́теля и́мя восприе́м, засту́пник Росси́йския Земли́ показа́лся еси́. Мно́гия же ско́рби и боле́зни, подо́бне И́ову пра́ведному, в житии́ претерпе́в, ны́не с ли́ки страстоте́рпцев наслажда́ешися ра́йскаго блаже́нства, воспева́я Бо́гу: Аллилу́ия.

И́кос 3

Име́я сугу́быя засту́пники и покрови́тели в рожде́нии твое́м И́ова многострада́льнаго и Никола́я чудотво́рца, держа́вный страстоте́рпче, доброде́телем тех после́довал еси́. Мы же, дивя́щеся промышле́нию Творца́, во святы́х сих о́браз благоче́стия указа́вшаго ти, благогове́йне воспева́ем си́це:

Ра́дуйся, в моли́твах святи́теля Мир Лики́йских при́сно призыва́яй;

ра́дуйся, по́мощию того́ Росси́йскую Держа́ву пра́ведно окормля́яй.

Ра́дуйся, о́бразом кро́тости тому́ уподо́бивыйся;

ра́дуйся, милосе́рдие мно́гое, я́коже о́ный, яви́вый.

Ра́дуйся, терпе́ние И́овле в се́рдце твое́м име́вый.

ра́дуйся, ве́рность Бо́гу в житии́ твое́м до конца́ сохрани́вый.

Ра́дуйся, в тя́жких беда́х, я́коже о́ный, благодаре́ние Бо́гу приноси́вый;

ра́дуйся, вся находя́щая на тя со смире́нием прие́мый.

Ра́дуйтеся, ца́рственнии страстоте́рпцы, земли́ Росси́йския храни́телие и моли́твенницы.

Конда́к 4

Бу́рю смуще́ния, воздвиза́емую от челове́к безбо́жных в стране́ на́шей, ви́дя, страстоте́рпче Нико́лае, не смути́лся еси́ в се́рдце твое́м и, все упова́ние на Бо́га возложи́в, не возропта́л еси́, егда́ отверго́ша тя лю́ди твоя́; оба́че с ве́рою воспе́л еси́ Бо́гу: Аллилу́ия.

И́кос 4

Слы́ша о мяте́жех, боле́знех и междоусо́бных бра́нех, наше́дших на зе́млю Ру́сскую, во у́зах сый, страстоте́рпче царю́ Нико́лае, моле́ние о лю́дех ея́ непреста́нне приноси́л еси́, милосе́рдие Бо́жие к ним призыва́я. Сего́ ра́ди мы воспева́ем тебе́ та́ко:

Ра́дуйся, от ю́ности оте́чество и наро́д твой возлюби́вый;

ра́дуйся, я́ко и во отверже́нии любо́вь сию́ сохрани́вый.

Ра́дуйся, пома́зание на ца́рство с благогове́нием прие́мый;

ра́дуйся, о́браз благочести́ваго царя́ ми́ру яви́вый.

Ра́дуйся, ца́рский вене́ц со смире́нием на ся возложи́вый;

ра́дуйся, венца́ страда́ний от Го́спода удосто́енный.

Ра́дуйся, ца́рское служе́ние, я́ко послуша́ние Бо́гу, разуме́вый;

ра́дуйся, поноше́ния, я́ко крест, взе́мый и с терпе́нием понесы́й.

Ра́дуйтеся, ца́рственнии страстоте́рпцы, земли́ Росси́йския храни́телие и моли́твенницы.

Конда́к 5

Богосве́тлый свети́льник во мра́це скорбе́й благове́рней супру́жнице твое́й яви́лся еси́, ца́рственный страстоте́рпче Нико́лае, указу́я и возглавля́я путь ея́, я́коже повеле́ Госпо́дь. Мы же, прославля́юще ваш благослове́нный сою́з во Христе́, хвалу́ Бо́гу воздае́м, пою́ще: Аллилу́ия.

И́кос 5

Ви́дя ца́рственный страстоте́рпец ю́ницу Алекса́ндру, я́ко голуби́цу чи́сту, избра́ ю себе́ в благове́рную супру́жницу, Правосла́вную цари́цу и ма́терь наро́да Росси́йскаго. Мы же, ве́дуще усе́рдное служе́ние ея́, воспева́ем си́це:

Ра́дуйся, имени́таго ро́да благочести́вое прозябе́ние;

ра́дуйся, от лю́терския ве́ры к Правосла́вию о́бразе спаси́тельнаго прехожде́ния.

Ра́дуйся, всем се́рдцем моли́тву возлюби́вшая;

ра́дуйся, о слу́жбе Бо́жией серде́чно ревнова́вшая.

Ра́дуйся, сло́вом Бо́жиим и писа́нием святы́х оте́ц себе́ назда́вшая;

ра́дуйся, уста́вы церко́вныя благогове́йно соблюда́вшая.

Ра́дуйся, ру́сское благоче́стие досто́йне восприе́мшая;

ра́дуйся, и́стинныя жи́зни во Христе́ приобщи́вшаяся.

Ра́дуйтеся, ца́рственнии страстоте́рпцы, земли́ Росси́йския храни́телие и моли́твенницы.

Конда́к 6

Пропове́дует житие́ ва́ше бра́ка свята́го чистоту́, благове́рнии Нико́лае и Алекса́ндро. Вы бо, благода́ть сего́ вели́каго та́инства досто́йно восприе́мше, да́же до му́ченическия кончи́ны ве́рность Христу́ и любо́вь друг ко дру́гу сохрани́ли есте́, при́сно воспева́юще Бо́гу: Аллилу́ия.

И́кос 6

Возсия́ в стране́ Росси́йстей, я́ко прекра́сная свети́ла, благове́рная ца́рственная чета́ Никола́й и Алекса́ндра, супру́зи, сою́зом любве́ Христо́вы связу́емии. Мы же, прославля́юще о́браз их целому́дреннаго и добронра́внаго жития́ в ми́ре сем, со благогове́нием воспева́ем си́це:

Ра́дуйтеся, всем се́рдцем Бо́га взыска́вшии;

ра́дуйтеся, в путе́х Госпо́дних непоро́чно ходи́вшии.

Ра́дуйтеся, дво́ице честна́я, свы́ше избра́нная;

ра́дуйтеся, дво́ице свята́я, сла́вою и че́стию от Бо́га венча́нная.

Ра́дуйтеся, целому́дрие супру́жеское многоча́дием просла́вившии;

ра́дуйтеся, ча́да ва́ша, я́ко новосажде́ния ма́сличная, о́крест трапе́зы Небе́сныя собра́вшии.

Ра́дуйтеся, супру́ги во благоче́стии и любви́ жи́ти науча́ющии;

ра́дуйтеся, мир Христо́в о́ным ми́лостивно низпосыла́ющии.

Ра́дуйтеся, ца́рственнии страстоте́рпцы, земли́ Росси́йския храни́телие и моли́твенницы.

Конда́к 7

Хотя́ще ваш дом благоче́стно устро́ити, любо́вь, я́ко основа́ние, положили есте́ и брак че́стен до́бре соблюли́ есте́, благове́рнии супру́зи Нико́лае и Алекса́ндро. Те́мже, и дще́ри ва́ша, я́ко му́дрыя ева́нгельския де́вы, воспита́вше, в неве́сты Христу́ угото́вали есте́. С ни́миже ны́не вку́пе воспева́ете Бо́гу: Аллилу́ия.

И́кос 7

Но́вую ми́лость дарова́ Госпо́дь наро́ду ру́сскому, целому́дренныя дще́ри ца́рственныя четы́ О́льгу, Татиа́ну, Мари́ю и Анастаси́ю. Ты́я бо, жена́м мироно́сицам подража́ющыя, еле́ем милосе́рдия боля́щим и стра́ждущим послужи́ша и, сме́рть за Христа́ прие́мшя, ны́не Престо́лу Бо́жию предстоя́т. Сего́ ра́ди прославля́ем их си́це:

Ра́дуйтеся, дще́ри царе́вы, обетова́ний Бо́жиих сподо́бльшыяся;

ра́дуйтеся, за́поведь Бо́жию о почита́нии роди́телей соблю́дшыя.

Ра́дуйтеся, досто́инство ца́рственное свя́то сохра́ньшыя;

ра́дуйтеся, стихи́ями ми́ра сего не порабоще́нныя.

Ра́дуйтеся, лю́дем, су́щым в беда́х и ско́рбех, я́ко Христу́, послужи́вшыя;

ра́дуйтеся, за враго́в свои́х усе́рдно моли́вшыяся.

Ра́дуйтеся, а́гницы непоро́чныя, в же́ртву Бо́гу себе́ прине́сшыя;

ра́дуйтеся, неве́сты Христо́вы, в черто́зех Жениха́ Небе́снаго пребыва́ющыя.

Ра́дуйтеся, ца́рственнии страстоте́рпцы, земли́ Росси́йския храни́телие и моли́твенницы.

Конда́к 8

Стра́нно и чу́дно бысть рожде́ние твое́, святы́й царе́вичу Алекси́е. Плод бо благосла́вен моли́тв Саро́вскаго чудотво́рца и ча́емый насле́дник ца́рственных роди́телей быв, сла́ва, наде́жда и упова́ние яви́лся еси́ всем конце́м Земли́ на́шея. Сего́ ра́ди лю́дие Росси́йстии с ра́достию благода́рственно воспе́ша Бо́гу:Аллилу́ия.

И́кос 8

К вы́шним душе́ю чи́стою устремля́яся, святы́й царе́вичу Алекси́е, измла́да боле́знь, я́ко крест от Го́спода да́нный, безро́потно поне́сл еси́, последи́ же, я́ко а́гнец незло́бивый, рука́ми злочести́вых убие́н, моли́твенник пред Бо́гом яви́лся еси́. Сего́ ра́ди воспева́ем ти си́це:

Ра́дуйся, отроча́, от утро́бы ма́тере Бо́гом предызбра́нное;

ра́дуйся, ча́до, моли́твами Саро́вскаго чудотво́рца Росси́и дарова́нное.

Ра́дуйся, страда́льче, измла́да ско́рби и неду́ги безро́потно понесы́й;

ра́дуйся, царе́вичу, в боле́знех сострада́ние к лю́дем обреты́й.

Ра́дуйся, насле́дниче, лише́ние ца́рства земна́го со смире́нием прие́мый;

ра́дуйся, страстоте́рпче, Ца́рствия Небе́снаго от Бо́га удосто́енный.

Ра́дуйся, а́гнче незло́биве, от безбо́жных закла́нный;

ра́дуйся, ца́рственный о́троче, венце́м нетле́нным от Царя́ ца́рствующих увенча́нный.

Ра́дуйтеся, ца́рственнии страстоте́рпцы, земли́ Росси́йския храни́телие и моли́твенницы.

Конда́к 9

Всяк ум челове́ческий смути́ся, егда́ в земли́ на́шей беззако́ние умно́жися, и́стина помрачи́ся и ме́рзость запусте́ния на ме́сте святе́м ста. Ты же, царю́ Нико́лае, изгна́ние, поруга́ние и темни́чное заточе́ние му́жественне претерпе́в, сын ве́рный Святы́я Це́ркве и страстоте́рпец Христо́в яви́лся еси́. Сего́ ра́ди Це́рковь Ру́сская, прославля́ющи тя, Бо́гу вопие́т: Аллилу́ия.

И́кос 9

Вети́и злому́дреннии тща́шася оболга́ти тя клевето́ю, пома́занниче Бо́жий Нико́лае, ты же, ева́нгельски вся терпя́, о благоче́стии наро́да Правосла́внаго попече́ние сугу́бое прилага́л еси́. Сего́ ра́ди, па́мять твою́ све́тло пра́зднующе, воспева́ем ти си́це:

Ра́дуйся, прославле́ния уго́дников Бо́жиих до́брый рачи́телю;

ра́дуйся, па́стыря Кроншта́дтскаго благогове́йный почита́телю.

Ра́дуйся, Саро́вских торже́ств держа́вный возглави́телю;

ра́дуйся, и́ноческих оби́телей благочести́вый покрови́телю.

Ра́дуйся, духо́вных вертогра́дов усе́рдный попечи́телю;

ра́дуйся, Правосла́вных хра́мов боголюби́вый зда́телю.

Ра́дуйся, Святы́я Земли́ и Афо́нския Горы́ ще́дрый благотвори́телю;

ра́дуйся, устрое́ния Це́ркве Ру́сския му́дрый ревни́телю.

Ра́дуйтеся, ца́рственнии страстоте́рпцы, земли́ Росси́йския храни́телие и моли́твенницы.

Конда́к 10

Спасти́ хотя́ лю́ди Росси́йския от ро́зни братоуби́йственныя, царю́ Нико́лае, престо́л земны́й оста́вил еси́, оба́че, на ми́лость Бо́жию упова́я, непоколеби́м в ве́ре и благоче́стии пребы́л еси́, воспева́я: Аллилу́ия.

И́кос 10

Стена́ и огражде́ние бысть Госпо́дь тебе́, царю́ Нико́лае, Ему́ же те́пле моли́лся еси́, да сохрани́т держа́ву Росси́йскую от наше́ствия иноплеме́нник и братоуби́йственныя бра́ни, наипа́че же лю́ди Правосла́вныя во благоче́стии да укрепи́т. Сего́ ра́ди благода́рне воспева́ем ти си́це:

Ра́дуйся, полко́в Росси́йских му́дрый предводи́телю;

ра́дуйся, ра́тных люде́й христолюби́вый попечи́телю.

Ра́дуйся, оте́чества на́шего держа́вный храни́телю;

ра́дуйся, слове́нских наро́дов ре́вностный защи́тителю.

Ра́дуйся, мечи́ на ора́ла прекова́ти наро́ды призва́вый;

ра́дуйся, мир име́ти со все́ми язы́ки преи́скренне жела́вый.

Ра́дуйся, благове́рным князе́м в благоче́стии подража́вый;

ра́дуйся, о́браз царя́ Правосла́внаго во смире́нии ми́ру яви́вый.

Ра́дуйтеся, ца́рственнии страстоте́рпцы, земли́ Росси́йския храни́телие и моли́твенницы.

Конда́к 11

Пе́ния вся́каго досто́йна па́мять ва́ша, святи́и ца́рственнии страстоте́рпцы. Вы бо, о́браз испове́дничества и ре́вности по Бо́зе ве́рным лю́дем показа́вше, запове́дасте не мсти́ти злоде́ющим, па́че же проща́ти гоня́щим и моли́тву твори́ти за них, пою́ще Бо́гу: Аллилу́ия.

И́кос 11

Светоно́сный свети́льник седмочи́сленный ве́мы вас, святи́и ца́рственнии страстоте́рпцы, ца́рским бо путе́м ше́ствующе, угото́васте себе́ за Христа́ пострада́ти. Те́мже, просвети́те омраче́нная сердца́ на́ша и ева́нгельским путе́м ше́ствовати научи́те нас, прославля́ющих вас си́це:

Ра́дуйтеся, а́гнцы незло́бивии, А́гнцу Бо́жию в кро́тости подража́вшии;

ра́дуйтеся, о́браз терпе́ния в злострада́ниих ве́рным показа́вшии.

Ра́дуйтеся, во всем житии́ со́весть чи́сту храни́вшии;

ра́дуйтеся, убие́ние беззако́нное смире́нно восприе́мшии.

Ра́дуйтеся, седмочи́сленнии страстоте́рпцы, во еди́ном ду́се Бо́гу предста́вшии;

ра́дуйтеся, кро́вию му́ченическою зе́млю на́шу обагри́вшии.

Ра́дуйтеся, лик благове́рных царе́й и князе́й воспо́лнившии;

ра́дуйтеся, собо́р святы́х земли́ Росси́йския украси́вшии.

Ра́дуйтеся, ца́рственнии страстоте́рпцы, земли́ Росси́йския храни́телие и моли́твенницы.

Конда́к 12

Благода́ть изря́дну Бог дарова́ Це́ркви Росси́йстей, просла́вив вас на Небеси́, ца́рственнии страстоте́рпцы, храни́телие и покрови́телие страны́ на́шея. Сего́ ра́ди и мы на земли́ почита́ем вас, Бо́гу вопию́ще: Аллилу́ия.

И́кос 12

Воспева́юще по́двиги ва́ша, ца́рственнии страстоте́рпцы, прославля́ем Триеди́наго Бо́га. Вы бо соизволе́нием Отца́ Безнача́льнаго, соверше́нием Сы́на Единоро́днаго и соде́йствием Свята́го Ду́ха Бо́жия прича́стницы Ца́рствия Небе́снаго соде́ластеся и засту́пницы оте́чества на́шего яви́стеся. Сего́ ра́ди дерза́ем взыва́ти вам си́це:

Ра́дуйтеся, я́ко прославле́нию ва́шему Це́рковь ра́дуется;

ра́дуйтеся, я́ко чудесы́ ва́шими ве́ра укрепля́ется.

Ра́дуйтеся, я́ко о́бразы ва́ши мироточе́нием прославля́ются;

ра́дуйтеся, я́ко в честь ва́шу хра́мы созида́ются.

Ра́дуйтеся, я́ко житие́м ва́шим лю́ди благоче́стию науча́ются.

ра́дуйтеся, я́ко терпе́нием ва́шим во страда́ниих ве́рнии назида́ются;

Ра́дуйтеся, я́ко ева́нгельския заве́ты исполня́ти нас наставля́ете;

ра́дуйтеся, я́ко бе́ды и ско́рби му́жественне нести́ нам помога́ете.

Ра́дуйтеся, ца́рственнии страстоте́рпцы, земли́ Росси́йския храни́телие и моли́твенницы.

Конда́к 13

О, святи́и ца́рственнии страстоте́рпцы! Приими́те от нас похва́льное сие́ пе́ние и ми́лостивым ва́шим хода́тайством умоли́те Царя́ Сла́вы мир стране́ на́шей дарова́ти, Це́рковь в Правосла́вии и еди́нстве сохрани́ти, нас же во благоче́стии утверди́ти, да вопие́м Бо́гу: Аллилу́ия.

Сей конда́к глаго́лется три́жды.

И па́ки чте́тся 1-й и́кос и 1-й конда́к.

Моли́тва

О, свята́я седмери́це, ца́рственнии страстоте́рпцы, Нико́лае, Алекса́ндро, Алекси́е, Мари́е, О́льго, Татиа́но и Анастаси́е!

Вы, сою́зом любве́ Христо́вы связу́еми, дом ваш, я́ко ма́лую Це́рковь, благоче́стно устро́или есте́ и смире́нием себе́ посреде́ земна́го вели́чия украси́ли есте́. В годи́ну же братоуби́йственныя бра́ни и гоне́ний безбо́жных во оте́честве на́шем, все упова́ние на Бо́га возложи́вше, о́браз терпе́ния и страда́ния всей земли́ Росси́йстей яви́ли есте́ и, моля́щеся о мучи́телех, клевету́, у́зы и изгна́ние, глумле́ние, насмея́ние и оболга́ние, убие́ние и теле́с поруга́ние му́жественне претерпе́ли есте́. Сего́ ра́ди от земна́го ца́рствия к Небе́сному прешли́ есте́ и те́плии хода́таи о нас яви́лися есте́.

О, святи́и уго́дницы Бо́жии! Моли́теся о нас Бо́гу, да Це́рковь в единомы́слии и тве́рдей ве́ре соблюде́т, страну́ на́шу ми́ром и благоде́нствием огради́т и от междоусо́бныя бра́ни и разделе́ния изба́вит, власть предержа́щую умудри́т, во́инство му́жеством украси́т, супру́ги в ве́рности и любви́ укрепи́т, ча́да в благоче́стии и послуша́нии возрасти́т, и вся ны ку́пно с ва́ми сподо́бит воспева́ти Пречестно́е и Великоле́пое и́мя Живонача́льныя Тро́ицы Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

И́на моли́тва, страстоте́рпцу царю́ Никола́ю

О, святы́й страстоте́рпче, царю́ му́чениче Нико́лае! Госпо́дь тя избра́ пома́занника Своего́, во е́же ми́лостивно и пра́во суди́ти лю́дем твои́м и храни́телем Це́ркве Правосла́вныя бы́ти. Сего́ ра́ди со стра́хом Бо́жиим ца́рское служе́ние и о душа́х попече́ние соверша́л еси́. Госпо́дь же, испыту́я тя, я́ко И́ова Многострада́льнаго, попусти́ тебе́ поноше́ния, ско́рби го́рькия, изме́ну, преда́тельство, бли́жних отчужде́ние и в душе́вных му́ках земна́го ца́рства оставле́ние. Вся сия́ ра́ди бла́га Росси́и, я́ко ве́рный сын ея́, претерпе́в, и, я́ко и́стинный раб Христо́в, му́ченическую кончи́ну прие́м, Небе́снаго Ца́рства дости́гл еси́, иде́же наслажда́ешися Вы́шния сла́вы у Престо́ла всех Царя́, ку́пно со свято́ю супру́жницею твое́ю цари́цею Алекса́ндрою и ца́рственными ча́ды Алекси́ем, О́льгою, Татиа́ною, Мари́ею и Анастаси́ею. Ны́не, име́я дерзнове́ние ве́лие у Христа́ Царя́, моли, да пода́ст нам Госпо́дь грехо́в проще́ние и на вся́кую доброде́тель наста́вит нас, да стяжи́м смире́ние, кро́тость и любо́вь, и сподо́бимся Небе́снаго Ца́рствия, иде́же ку́пно с тобо́ю и все́ми святы́ми новому́ченики и испове́дники Росси́йскими просла́вим Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Рассказать новость близким:

– Что вы думаете о канонизации мучеников Русской Церкви, которая была совершена Карловацким собором в Нью-Йорке?

Митрополит Антоний Сурожский

– Я думаю, во-первых, что канонизация святых – дело всей Церкви, а не какой-то одной группы, находящейся за границей. Второе: я думаю, что канонизация происходила преждевременно, т.е. что не дали достаточно времени политическим страстям улечься, чтобы решение было принято не на основании каких-то политических переживаний, а на основании вдумчивого отношения к каждой личности, о которой шла речь.

Есть, однако, одно заявление, которое мне кажется интересным, епископа Антония Женевского, который написал послание своей пастве в Западной Европе, где он говорит, что считает, что канонизация должна быть делом всей Русской Церкви, и что поэтому совершенную в Нью-Йорке канонизацию надо рассматривать как благословение на местное почитание, какое бывало в течение всех веков, тех или других лиц; и что когда пройдет время и вся русская православная действительность сможет произнести свой суд и свое решение – только тогда можно будет говорить о канонизации, которая имела бы полное значение для всей русской православной действительности.

Би-би-си, 16 мая 1990 года

(Дикторский текст) Сегодняшний день особенно для нас знаменателен ввиду того, что впервые в пределах Русской Патриаршей Православной Церкви воздвигнут храм не только в честь святителя Николая, но и в память государя императора Николая Александровича, государыни императрицы Александры Федоровны, цесаревича великого князя Алексея Николаевича, великих княжон Ольги, Татьяны, Марии, Анастасии и с ними всех мучеников и мучениц рода царского.

Тысячи людей в России, слушая нашу сегодняшнюю службу, возрадуются о том, что в свободном мире могут дети Русской Церкви молиться тем, кого миллионы людей поминают как мучеников, к заступничеству которых они обращаются и прославления которых они ждут.

Не является ли эта служба своеобразной канонизацией замученной царской семьи? Или местным их прославлением?

– В Православной Церкви издревле признавалось местное почитание святых. В каждой стране есть святые, которые неизвестны в других странах; каждая страна или область, где верующие признают святость тех или других подвижников, особенно мучеников, имела право их почитать как святых.

Зарубежная Церковь, вместе с целым сонмом мучеников российских и таких подвижников веры, как патриарх Тихон, святитель Феофан Затворник, святитель Игнатий Брянчанинов и другие, формально канонизовала царскую семью. И мы, находясь на Западе, эту канонизацию признали как осмысленную, законную (но не обязательную для каждого верующего).

Она должна быть провозглашена в свое время в России. Но для этого нужно, во-первых, чтобы времена переменились. Сейчас еще слишком много незнания о царской семье, слишком много приобретенных навыков мысли и сердца; для многих эта канонизация была бы непонятна, многие просто не знают о царской семье ничего. На Западе собран большой материал о жизни, о личности и о смерти членов царской семьи, который в свое время будет передан в Патриархию, и я уверен, что царская семья будет признана как семья царственных мучеников Российских.

– Наши слушатели услышат этот молебен. Не может ли у них возникнуть мысль, что в Англии была проведена канонизация царственных мучеников?

– Я не думаю. Ведь ни в какой момент не был зачитан акт о канонизации, ни в какой момент не было действия, которое усопших, верующих христиан, воздвигло на престол уже святых.

Конечно, канонизация – не только административное дело, это не зачитывание какого-то документа, но это действие, которое должно быть совершено. Мы его не совершали, мы считали, что оно совершено, что сознанием церковным у нас на Западе оно принято, и на этом основании мы действовали.

– Как вы думаете, собирается ли Московская Патриархия провести канонизацию царских мучеников? Готовятся ли к этому? Думают ли об этом?

– Я думаю, что в России тысячи и тысячи людей этого ждут. Я думаю, что сейчас еще время для этого не пришло. Во-первых, для того чтобы была совершена чья бы то ни было канонизация, требуется собирание всех возможных материалов за и против, взвешивание всех оснований за и против, и решение Церкви. Причем Церкви – не просто Патриарха и Синода.

Патриарх и Синод должны рассмотреть это дело и принять какое-то предварительное решение, но решение принимается Поместным собором Русской Церкви, где представлены под председательством Патриарха все епископы, представители духовенства из каждой епархии и представители из мирян.

Я думаю, что рано или поздно это случится, но это должно быть совершено только тогда, когда это может быть воспринято как чисто религиозное действие, без всякого оттенка политичности.

О монархии

31 июля 1990 года

Монархия несомненно не является единственной формой государственного строя, которая приемлема для христианина или для верующего вообще. В свое время, в древности монархия была силой, объединяющей весь народ вокруг одной личности, стоявшей за одну идею: идею православной Руси, и за единство русского народа, объединенного одной культурой. В этом отношении монархия была знаменем единства.

Царская семья

Впоследствии, когда и культура, и Церковь, и государственный строй начали расходиться, когда появились новые и политические и общественные течения, вопрос монархии встал по-иному. Та абсолютная монархия, которая представляла собой единство народа с Церковью, единство русской культуры, единство государства, уже устарела в абсолютном ее смысле; и конечно, поднятый при Александре II вопрос о конституционной монархии был выходом.

Этот выход соединил бы, с одной стороны, обновление всего русского общества и всех сословных отношений и, с другой стороны, сохранил бы идею единства народа, объединенного именем одного человека, который заботится о своем народе, любит этот народ, который свою жизнь для него готов отдать.

Меня очень поразило одно изречение Николая I, которого считают солдафоном и нечутким человеком; он сказал о монархии, что роль монарха – так устраивать жизнь своего народа, чтобы весь народ был обеспечен, благоустроен и мог заниматься духовной жизнью… Вот это был бы идеал монархии.

На деле в наше время встали очень многие проблемы, которые такой монархией – абсолютной или даже «слегка» конституционной – не решаются. Вот мое отношение. В глубине души, да, я монархист, в том смысле, что я верю в единство личности, представляющей целый народ, но не властвующей, а отдающей свою жизнь за него. И в этом отношении император Николай II это выполнил.

Святой Иоанн Златоуст сказал в одном из своих сочинений, что всякий человек может править, управлять, но только царь может умереть за свой народ. И вот это выполнил Николай II. В этом его величие, которое как бы снимает те недостатки, те слабости, то, в чем его можно упрекать с точки зрения политической или общественной. Он свою душу, т.е. свою жизнь положил за тех людей, которых он считал вверенными ему Богом (неверующий мог бы сказать: судьбой).

Его канонизация – дело спорное в том отношении, что в ней, как мне кажется, сыграла роль не только религия, не только видение величия царской семьи перед смертью, но и политический момент. И поэтому его канонизация может восприниматься или не восприниматься до времени, пока не выкристаллизуется до конца его образ, пока не будет продуман, пережит и изучен его образ как человека.

Поэтому мне кажется, что мы имеем полное право, с одной стороны, служить по нему панихиды, молиться, чтобы Господь после многострадальной жизни и страшной смерти дал вечный покой, победную радость царской семье. Но когда мы совершаем панихиды, мы молимся не только о них, мы молимся о всех тех, которые за тысячелетие русской истории жизнь свою положили на поле брани, за тех, которые погибли в русской смуте, молимся, согласно распоряжению, а не только желанию патриарха Тихона, не разбираясь, в каком они были лагере, о

всех тех, которые погибли в пучине морской, которые умерли от болезней, погибли на горьких работах, обо всех, которых как бы представлял собой русский царь.

Зарубежная Церковь канонизовала царскую семью. Я думаю, что всякий человек, который единодушно с ними так переживает судьбу царской семьи, имеет право им молиться. Издревле существовало в Православной Церкви местное почитание святых. Подвижники, которые были известны в том или ином краю и не известны на всех просторах русской земли, почитались святыми местно. Так же мы можем относиться к канонизации царской семьи.

Одни считают их святыми, совершают им молебны, молятся им. Другие считают их подвижниками, многострадальными, страдальцами за землю русскую, и совершают панихиды. Но в панихиде мы не только молимся о том, чтобы Господь дал вечное упокоение тому или другому лицу, – мы свидетельствуем о том, что этот человек или эта семья не напрасно прожили, что они были светом, что они зажгли в нас любовь и благоговение, что эту любовь, это благоговение мы Богу приносим как их славу вместе с нашей молитвой.

О причислении царской семьи к лику святых

«Русская мысль», 6 сентября 1991 года

Перепечатка: «Известия», 14 августа 2000 г.

Несколько лет тому назад Зарубежная Русская Православная Церковь причислила к лику святых Государя императора Николая Александровича и всю царскую семью. Одновременно были канонизированы российские новомученики и подвижники того времени, в их числе и патриарх Тихон.

Вопрос о причислении царской семьи к лику святых вызвал очень горячие обсуждения. Я нарочно употребляю слово «обсуждения», а не «споры», потому что говорили об этом серьезно, вдумчиво, от сердца, не сводя к политической теме.

Вероятно, при истоках замысла канонизации были и политические мотивы: люди, которым дорога память о государе, которые верят в монархию, мечтают о восстановлении в России если не старого строя, то всё же монархического, переживали это отчасти политически. Но в то же время многие видели в Государе подвижника, так же как в членах его семьи. В нем видели человека, который показал, что он подлинно христианин и верующий.

Мне задавали вопрос: могут ли православные люди, не принадлежащие к Зарубежной Церкви, чтить память Государя и царской семьи? И мой ответ был очень определенен. Издревле почитание святых начиналось с поместного почитания: люди, которые знали о тех или иных подвижниках, слышали от очевидцев, люди, для которых их святость была очевидна и служила вдохновением, начинали поминать этих подвижников как святых еще до времени их канонизации.

Сначала служили панихиды о них, но в частном порядке люди часто обращались к еще не канонизованным подвижникам с молитвой. Впрочем, с такой же простотой и непосредственностью люди обращаются с молитвой, мольбой к своим покойным родителям: «Мать, ты же любила меня на земле. Взгляни, смотри, как мне тяжело. Помоги!»

В этом отношении Православная Церковь очень широко объясняет свое понимание святости. Всякий человек, который себя до конца посвящает Богу, до конца отдает себя Богу, близок Богу; а любовь не умирает. Ветхий Завет говорит: «Любовь, как смерть, крепка». А в Новом Завете после Воскресения Христова мы можем сказать, что любовь крепче всякой смерти, смерть побеждена. Нет смерти, которая могла бы разделить навеки человека и Бога или любимого и любящего человека.

Что касается Государя императора и царской семьи, многие за границей почитают их святыми. Те, кто принадлежит к патриаршей Церкви или другим Церквам, совершают панихиды в память их, а то и молебны. А в частном порядке считают себя свободными им молиться. Это является в глазах многих местным почитанием, к которому мы можем приобщиться, если сами душой соединены с этими подвижниками.

Почему можно считать возможной канонизацию царской семьи? Критиковали Государя как императора, как правителя, но никто никогда худого слова не сумел и не посмел бы сказать о нем как о семьянине, как о человеке. Его кротость, доброта, простота, смирение, супружеская верность, весь его облик – всё это говорило о том, что как частное лицо он истинный христианин.

Он оказался на троне в самое трудное, самое сложное и трагическое время русской истории; он не справился с событиями, которые, как гроза, поднимались на горизонте; но какой вывод мы можем из этого сделать?

Царь Николай II во время смотра войск

Можно ли быть уверенным, что другой бы справился? Говорит это только о том, что в этот момент Николай II не оказался ни Петром Великим, ни Иоанном Грозным, что он не был одним из тех правителей, которые, как молот, дробили всё вокруг и на время восстанавливали порядок, но так восстановленный порядок вел к новой трагедии.

Это не пустые слова. Я могу привести две цитаты в доказательство этого. Одна взята из письма Государя императора:

«Я имею больше чем предчувствие, полную уверенность, что я предопределен ужасным испытаниям и не получу награды здесь, на земле. Быть может, нужна искупительная жертва, чтобы спасти Россию. Я буду этой жертвой. Да свершится воля Господня! Для России, для ее счастья я готов отдать и трон, и жизнь».

Такие слова можно говорить только из глубины громадной, изумительной любви и к тем, кого Бог поручил твоему водительству, и из глубины совершенной веры в Бога, т.е. полного доверия к Богу и к Его путям. Часто критикуют Государыню. Приведу цитату и из ее письма:

«Вся жизнь борьба, а то не было бы подвига и награды. Ведь все испытания, Им посланные, все к лучшему. Везде видишь Его руку. Делают люди тебе зло, а ты принимай без ропота. Он и пошлет ангела-хранителя, утешителя Своего. Никогда мы не одни. Он – вездесущий, всезнающий, сама любовь. Как Ему не верить!»

Это писалось 15 марта 1918 года, когда царская семья была в тисках плена и жизнь висела на волоске. Такие слова можно сказать только из глубокой, спокойной уверенности в Боге и из глубины готовности всё отдать для Родины, для своих.

А что сказать о царевиче и царевнах? Вот стихотворение, которое было написано Великой княжной Ольгой Николаевной. Оно было написано действительно «у преддверия могилы», перед самой их смертью:

Пошли нам, Господи, терпенья
В годину буйных, мрачных дней
Сносить народные гоненья
И пытки наших палачей.

Дай крепость нам, о Боже правый,
Злодейства ближнего прощать
И крест, тяжелый и кровавый,
С Твоею кротостью встречать.

А в дни мятежного волненья,
Когда ограбят нас враги,
Терпеть позор и оскорбленья,
Христос Спаситель, помоги.

Владыка мира, Бог вселенной,
Благослови молитвой нас
И дай покой душе смиренной
В невыносимый страшный час.

А у преддверия могилы
Вдохни в уста Твоих рабов
Нечеловеческие силы
Молиться кротко за врагов.

Разве здесь не отзвук слов Самого Спасителя, когда Его пригвождали ко кресту и когда Он молился: «Отче, прости им. Они не знают, что творят»? И разве человек, который так соединился с Христом, – я говорю сейчас и о Государе, и о Государыне, и о Цесаревиче, и о Великих княжнах – разве они не составляют одну таинственную частицу, как бы частицу воплощенного распятого Тела Христова – распятого за спасение Родины, людей?

Вот почему я думаю, что справедливо их причислить к лику святых и что рано или поздно, когда все политические предрассудки, все страхи пройдут и можно будет посмотреть спокойным, благодатным взором на их мученическую кончину, их причисление к лику святых будет принято всеми. Всеми без исключения. Потому что в них проявилась беспредельная, кроткая, глубокая, жертвенная, крестная любовь Христова.

Радио «Свобода», 7 декабря 1991 года

Прежде всего хочу отметить, что мое отношение к царской семье не связано с моей политической установкой. Я положительно отношусь к монархии как таковой, но, конечно, не к той, которая существовала до революции. Монархия в России должна была бы быть совершенно иная – подлинно демократическая и построенная на совершенно новых началах.

Но вопрос о канонизации царской семьи для меня не ставится в порядке политики, но ставится в плане принятия личностей и оценки личностей как самого Государя императора, так и его супруги и царственных детей…

Нет жизни, которая сама по себе более драгоценна другой жизни. Всякая жизнь имеет полную цену перед лицом Божиим. Нет человека, которого можно было бы изъять из человечества, без того чтобы самое человечество и Царство Небесное, когда оно придет, не оказалось бы лишенным чего-то абсолютно неповторимого.

Но некоторых людей Церковь в течение своей истории выделяла, не потому что они занимали то или иное положение, а потому что они были характерны для той или иной эпохи или для того или иного особенного подвига христианской веры. И в этом отношении, мне кажется, что, конечно, когда мы молимся о усопших, всех усопших без остатка, без различия, мы молимся о всех с равным чувством трепета, благоговения.

Но положение Государя императора Николая Александровича тем особенно, что он выбрал этот подвиг. Он мог бы уйти. Ему предлагали возможность скрыться, переехать за границу под защиту иностранных и инославных людей, но он решил остаться со своим народом; больше того: мне кажется, что один из его самых великих подвигов в том, что он не только сам остался, но обрек на ту же самую трагическую, мученическую судьбу и свою жену и детей.

Жена могла это сделать по своему собственному выбору, но он принес как бы в дар Богу своих детей, которые не могли принимать никакого решения – не потому что они были малолетние, а потому что были связаны со своими родителями такими связями любви, которые не могли быть расторгнуты.

Очень важно, мне кажется, то, что когда мы говорим о святых, мы всегда думаем, что они были во всём безукоризненны, что ничем никогда ни один из святых не подпал под какую-либо критику. О многих святых мы так мало знаем, что не можем дать такой оценки. Но о некоторых святых мы знаем определенно, что они не во всех отношениях были идеалами христианской жизни, однако в какой-то момент своей жизни они выбрали путь крестный. Святой Серафим Саровский говорил, что большей частью начало жизни спокойное, середина же жизни почти всегда представляет собой бурю, и вопрос в том, как буря уляжется и как кончится жизнь.

Царь Николай II, перенесение мощей святого преподобного Серафима Саровского

Да, мы можем сказать, что с точки зрения политической Николай II не был идеальным монархом (хотя и это мы сейчас еще не можем до конца определить); конечно, он делал ошибки. Но вспоминается из «Истории Русской Церкви» профессора Карташева его оценка митрополита Московского Алексия, который принимал участие в политической деятельности московского зарождающегося тогда государства. Карташев, упоминая о некоторых его поступках политического рода, говорит, что мы, однако, не должны этим смущаться: «И на солнце есть пятна».

Да, человек остается человеком до конца, даже в святости своей он остается порой несовершенным. Совершенство его заключается не в том, что он без пятна и порока, – без греха только Христос, а в том, что при всей своей слабости он направляет все свои силы, все свои убеждения на то, чтобы творить добро и исполнять волю Божию.

Говорят: как он мог, если считал себя помазанником Божиим, отречься от престола? Тут можно вспомнить сказанное им в свое время кому-то из приближенных, – что кругом него измена, трусость и обман, и рассматривать его отречение в этом контексте.

Великая княгиня Ольга писала из Тобольска одному из приближенных их семьи: отец просит передать всем, кто ему остался предан, чтобы они не мстили за него, так как он всех простил и за всех молится; и чтобы они помнили: то зло, которое сейчас в мире, будет еще сильнее, но не зло победит зло, а только любовь…

Кроме этого, мне пришлось читать в труде, изданном в Америке, цитаты из тех книг, которые царская семья прочитывала во время своего заключения, и те заметки, которые были сделаны на полях этих книг. Это были писания святых отцов Церкви, и все почти они говорили о том, как надо относиться к врагам и как надо готовиться к смерти, как надо свою жизнь отдать до конца без злобы, принести ее как дар родной земле.

И вот эти свойства в контексте даже тех критик, которые можно возвести на управление Государя императора, на личность Александры Федоровны и на последующую судьбу России, говорят, что святой Серафим был прав, лишний раз прав: да, середина их жизни была бурей, полной смятения, смущения, ошибок, но когда они стали перед лицом русской трагедии, они не захотели отмежеваться от нее, они вошли в нее полностью, они в единстве во всем народом решили взять и нести этот крест, и свою жизнь положить вместе с народом русским.

Вот почему, молясь о них, мы молимся о всех усопших во время трагедии российской, но царская семья является как бы образом подвига самоотдачи, жертвы вольной волей приносимой. Мы почитаем и подвиг Государя, но такое почитание не обязательно для всей Церкви, для всех верующих.

Но если кто-то в России или где бы то ни было станет пользоваться их памятью, станет из монархических соображений (я говорю «монархических» – с точки зрения политической) раздувать этот вопрос, то он поступит вероломно, он поступит против самых дорогих желаний царской семьи и всех, кто ее почитает.

Царская семья не может стать как бы знаменем политической борьбы; они уже в той области, где политика отошла, где остается только молитва, победоносная молитва мучеников за многострадальную землю Российскую.

Отрывок из беседы 23 сентября 1996 года

Альфа и Омега. 1997. № 3 (14). С. 11.

Я вам дам еще один пример. Есть место в книге Царств, в Ветхом Завете, об учреждении царства среди евреев. Это место всегда приводится как доказательство, что царство – божественное установление, что король или царь является помазанником Божиим.

А рассказ говорит вот о чем. Прежде еврейский народ был водим духовными вождями; были патриархи, были пророки, были судьи – это все были люди, которые не занимали как бы официального положения, которых Бог вызвал из толпы, потому что они были Ему открыты до конца, и они были способны провозглашать Его волю и проводить Его волю среди людей.

В какой-то момент Израиль посмотрел вокруг себя и увидел, что находится в абсолютно особенном положении: никакой уверенности в завтрашнем дне нет, – у них нет постоянного вождя. «Сейчас у нас есть Самуил; мы ожидали, что его сыновья унаследуют его роль и призвание, а они никуда не годятся; что же – мы пропали? Давай-ка себя спасем, учредив какую-то уверенность…». И они обращаются к Самуилу и говорят: «Мы хотим быть как все народы (то есть именно тем, чем они никогда не были; они были народом Божиим, тогда как все народы были иные), дай нам царя».

Самуил обращается к Богу и говорит: «Что мне делать? Они меня отвергли!» И Господь отвечает ему: «Не тебя они отвергли, но отвергли Меня (1 Цар. 8:7). Дай им царя, но предупреди их о том, чем будет царь в их жизни». И далее следует отрывок, где говорится, как царь их будет порабощать, принуждать, притеснять и т.д…

Проповедь 18 июля 1976 года

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Из года в год в день праздника св. Сергия Радонежского мы вспоминаем с благоговением и глубокой скорбью убийство царской семьи. В ту ночь, когда все верующие на Руси возносили свои молитвы и полагали свои надежды на заступничество одного из самых великих святых земли Русской, царская семья погибла в застенке.

Мы вспоминаем русского царя, его супругу, цесаревича и дочерей не потому, что мы избрали тот или иной политический путь, а потому, что мы глубоко поражены, что дело их убийства было делом злобы и ненависти, но то, как они свою жизнь отдали, было делом веры и любви, и непобедимой надежды.

Еще до того, как он был взят в плен, Государь говорил о том, что если это было бы нужно для России, он бы и жизнь свою отдал за нее; когда еще никто не требовал ее от него, когда никто не старался вырвать ее у него, он ее уже принес Богу как дар, и Господь этот дар принял. И перед своей смертью в одном из последних своих писем Государь писал: «Не мстите за меня».

Он отдавал свою жизнь по любви, по любви к своему народу, он отдавал ее с надеждой, что не напрасна будет эта кровавая жертва для России, он верил в будущее ее…

Святой Иоанн Златоуст в одной из своих проповедей говорил о том, что властвовать и править может всякий, отдать же свою жизнь за свой народ может только император, потому что он – не случайно выбранный человек, не плод временного желания людей; он – человек, который на свои плечи взял всю судьбу своей родины и своего народа; и он готов крестом и кровью стоять за них.

Мы его вспоминаем не потому, что он был великим правителем, не потому, что он был светлым семьянином, а потому, что он до крови и до смерти сумел возлюбить, и потому, что перед смертью ни горечь, ни злоба, ни ненависть, ни страх не сумели его победить…

Будем молиться о нем, будем молиться о всех тех, которые, подобно ему, с ним, по его примеру жизнь отдали; но будем молиться за всех тех, которые за смертные, слепящие годы начала нашего столетия погибли в этой смуте, погибли порой светло, а порой – с помраченным умом, горьким сердцем, с ненавистью и болью, – всех помянем, потому что за всех, для всех, ради всех отдавал свою жизнь русский царь и приносил он в жертву и семью свою.

Всех помянем, да будут они помянуты перед Богом молитвами пострадавших, молитвами веровавших и надеющихся и любовью жизнь свою положивших.

Проповедь 18 июля 1981 года

Сейчас мы совершим панихиду о Государе и царской семье, погибших в ночь, когда праздновалось обретение мощей преподобного Сергия Радонежского. Мы молимся о нем не для того, чтобы возвеличить человеческую, земную Русскую державу, которую некоторые из нас вспоминают с болью в сердце и с благоговейной любовью; мы молимся о нем, потому что он тоже со своей семьей вошел в лик страстотерпцев российских – не тех, которые умерли за свою веру, а тех, которые умерли ради долга своего, ради правды евангельской, чтобы не изменить своему земному призванию.

Святой Иоанн Златоустый нам говорит, что всякий может править, но только царь может умереть за свой народ… Государь мог спасти себя и свою семью бегством; но он захотел остаться с тем народом, который ему был Богом поручен. И на него легло бремя столетий русской неправды; его сокрушила тяжесть всей несправедливости, всего зла, жестокости, которые накопились в нашей истории столетие за столетием. Он умер, не желая сбросить со своих плеч эту тяжесть, желая разделить со своим народом все последствия трагической, с начала до конца, русской истории.

Великая княжна Ольга Николаевна Романова

Вот почему мы благоговейно вспоминаем его и царскую семью. Перед тем как умереть, одна из Великих княжон написала стихотворение, как бы предсмертное завещание, последние строки которого звучат так:

И у преддверия могилы
Вдохни в уста Твоих рабов
Нечеловеческие силы
Молиться кротко за врагов.

И Государь писал перед своей смертью: «Не мстите за меня…» Вот образ, перед которым мы стоим, и вот люди, живые люди, живые тогда плотью, живые духом теперь, о которых мы молимся. И с ними вместе – о всех тех, кто в течение русской истории кровью, смертью заплатил за все события, такие мучительные, такие порой страшные, которыми наша история исполнена…

Молиться будем за тех, кто на поле брани положил свою жизнь, отдавая ее, да – но с каким страхом порой и с какой болью; молиться за тех, кто погиб в смуте, – и не будем себе ставить вопрос, в каком лагере они были: были ли они правы или виноваты.

Правые стали перед Богом в славе; о виноватых, в каком бы лагере они ни были, мы должны молиться особенно: Боже! Прости их! Господи, помилуй!.. И о тех, кто в течение всей нашей истории склонил голову к земле, в болезни, в заточении, в рудниках, на горьких работах, кто потонул в пучине морской, кто был лишен радости тихой смерти, окруженной лаской и любовью.

Всех соберем в свое сердце; всем дадим, сколько сумеем, сострадания, ласки и любви. И в их имя будем строить мир всеми силами, всей верой, всей любовью, чтобы он стал менее страшным, чтобы таких событий когда-то уже не стало на земле.

Сейчас, когда мы соберемся с зажженными свечами, мы помолимся, и пусть эти свечи перед Господом горят как напоминание о том, что мы верим в вечную победу света над тьмой; что мы верим, что и искры света, которые воссияли в земной, темной истории, никогда не погаснут, что они зажглись и в наших сердцах, и что мы их пронесем до конца…

Текст: Электронная библиотека «Митрополит Антоний Сурожский»

«Царь у нас праведной и благочестивой жизни, — писал в 1905 году о Государе Николае ІІ святой Иоанн Кронштадтский, — Богом послан Ему тяжелый крест страданий, как Своему избраннику и любимому чаду».

Святой Царь-Мученик Николай ІІ родилса 19 мая 1868 года под Санкт-Петербургом, в Царском Селе. По совершении таинства крещения Царственого младенца хор воспел благодарственную песнь, и колокольный звон всех церквей и гром пушек вторили пению. Отслужили Божественную Литургию и новокрещенный младенец был приобщен Святых Тайн.

Великий Князь Николай с детства отличался благочестием и старалса в добродетелях подражать праведному Иову Многострадальному, в день памяти которого родился, и святителю Николаю в честь которого был назван. «Я родился в день Иова Многострадального, -говорил он и мне предназначено страдать».

Образование сына по воле Августейшего отца Александра ІІІ велось строго в русском православном духе. Царственный отрок проводил много времени за книгой. Он удивлял своих учителей необычайной памятю и незаурядными способностями. Будущий Государь успешно окончил высший курс экономических, юридических и военных наук под руководством выдающихся наставников.

Весной 1894 года, видя непоколебимое решение Царевича вступить в брак с принцессой Алисой Гессен-Дармштадтской, Августейшие родители дали свое благословение. С глубокой верой и любовью Царевич убедил принцессу принять Святое Православие. В решающем разговоре он сказал: «Когда вы узнаете, как прекрасна, благодатна и смиренна наша Православная религия, как великолепны наши храмы, как торжественны и величавы наши богослужения, — Вы их полюбите и ничто не будет нас разделять».

Всей душой глубоко и искренно приняла Александра Федоровна Православие. «Твоя страна будет моей страной, -говорила она –твой народ моим народом и твой Бог – моим Богом». (Руфь 1,16). Император Николай ІІ взошел на Престол 2 ноября 1894 года. «В этот скорбный, но торжественный час вступления Нашего на Прародительский Престол – сказал он принимаем священный обет, пред лицом Всевышнего всегда иметь единой целью мирное преуспевание, могущество и славу дорогой России.

Государь неутомимо стремился дать внутренний мир стране, чтобы она могла свободно развиваться и благоденствовать. По своей природе он был совершено не способен причинить кому-нибудь зло. За все время царствования Государь не подписал ни одного смертного приговора, ни одна просьба о помиловании, дошедшая до царя не была им отклонена. Он всякий раз беспокоился, чтобы помилование не запоздало.

Удивительно искренний взгляд Государя всегда светился неподдельной добротой. Однажды Царь посетил крейсер Рюрик, где находился революционер, давший клятву убить его. Матрос не выполнил обета. Я не смог этого сделать, -обяснил он. Эти глаза смотрели на меня так кротко так ласково.

Господь благословил этот брак по любви рождением 4 дочерей Ольги, Татианы и Анастасии – сына Алексея. Долгожданный наследник Престола родился 12 августа 1905 года, он стал любимцем всей семьи. Близкие отмечали благородство характера Царевича, доброту и отзывчивость его сердца. На двадцатом году царствования Императора Николая ІІ русское хозяйство достигло высшей точки своего расцвета. Урожай зерновых увеличился вдвое по сравнению с началом правления, население выросло на 50 миллионов человек. Из безграмотной Россия быстро становилась грамотной. Экономисты Европы в 1913 году предсказывали, что к середине текущего века Россия будет господствовать над Европой в политическом, экономическом и финансовом отношениях.

Мировая закулиса не позволила России ити вперед, Грянула Первая Мировая, потом революция… Начался крестный путь Царской Семьи на Голгофу. Она всецело предала себя в руки Господа. По промыслу Божию Царственные Мученики были взяты из земной жизни все вместе, в награду за безграничную взаимную любовь , которая связала их в одно нераздельное целое.

17 июля благочинный Чудновского округа протоиерей Андрей Змиевский совершил молебен с чтением акафиста Царственным мученикам в Свято-Пантелеймоновской молитвенной комнате, которая находится при Центральной Районной больнице местечка Чуднова. После завершения молебна о.Андрей обратился к прихожанам с проповедью про житие Царственных Мучеников.

Молитва Святому Царю мученику Николаю (из акафиста)

О, святый страстотерпче царю мучениче Николае! Господь тя избра помазанника Своего, во еже милостивно и право судити людем твоим и хранителем Церкве Православныя быти. Сего ради со страхом Божиим царское служение и о душах попечение совершал еси. Господь же, испытуя тя, яко Иова Многострадальнаго, попусти ти поношения, скорби горькия, измену, предательство, ближних отчуждение и в душевных муках земнаго царства оставление. Вся сия ради блага России, яко верный сын ея, претерпев, и, яко истинный раб Христов, мученическую кончину прием, Небеснаго Царства достигл еси, идеже наслаждаешися Вышния славы у Престола всех Царя, купно со святою супружницею твоею царицею Александрою и царственными чады Алексием, Ольгою, Татианою, Мариею и Анастасиею. Ныне, имея дерзновение велие у Христа Царя, моли, да простит Господь грех отступления народа нашего и подаст грехов прощение и на всякую добродетель наставит нас, да стяжим смирение, кротость и любовь и сподобимся Небеснаго Царствия, идеже купно с тобою и всеми святыми новомученики и исповедники Российскими прославим Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Тропарь Николаю II, Императору Российскому, глас 5

Царства земнаго лишение, / узы и страдания многоразличныя / кротко претерпел еси, / свидетельствовав о Христе даже до смерти от богоборцев,/ страстотерпче великий Боговенчанный царю Николае, / сего ради мученическим венцем на небесех, / венча тя с царицею и чады и слуги твоими Христос Бог, / Егоже моли помиловати страну Российскую / и спасти души наша.

Тропарь Царственным страстотерпцам, глас 7

Ангели земли Российския,/ и воскресения ея путеводителие,/ Царю Николае и Царице Александро,/ начавшемуся богоотступлению,/ Державою благоверне правившии,/ и юныя Великия Княжны,/ в трудех и милосердии добре подвизавшияся,/ и Царевичу- страдальче Алексие,/ -Царственнии страстотерпцы,/ яко агнцы незлобивии,/ от безбожных губителей Руси/ мучимии и закланнии,/ ныне же царство вечное приимшии,/ молитеся Небесному Царю Царей/ о Державе сродников ваших,/ просветитися ей верою отцев// и покаянием паки возродитися.

Тропарь Царственным страстотерпцам (из службы), глас 4

Днесь, благовернии людие, светло почтим/ седмерицу честную царственных страстотерпец,/ Христову едину домашнюю Церковь:/ Николая и Александру,/ Алексия, Ольгу, Татиану, Марию и Анастасию./ Тии бо, уз и страданий многоразличных не убоявшеся,/ от богоборных смерть и поругание телес прияша/ и дерзновение ко Господу в молитве улучиша./ Сего ради к ним с любовию возопиим:/ о святии страстотерпцы,/ гласу покаяния и стенанию народа нашего вонмите,/ землю Российскую в любви к Православию утвердите,/ от междоусобныя брани сохраните,/ мир мирови у Бога испросите// и душам нашим велию милость.

Кондак Царственным страстотерпцам, глас 3

Днесь ублажаем Царственныя страстотерпцы,/ первее богоугодне России послужившия,/ труды и скорби велия понесшия,/ от богоборцев за благочестие возненавиденныя,/ и сего ради яко Православия столпи,/ слугами диавола убиенныя./ Молим вы, святии мученицы:/ Николае, Александро, Алексие,/ Ольго, Татиано, Марие, Анастасие,/ молите Христа Бога// благочестием просветити люди ваша.

Кондак Царственным страстотерпцам (из службы), глас 8

Избраннии Царем царствующих и Господем господствующих/ от рода царей Российских,/ благовернии мученицы,/ муки душевныя и смерть телесную за Христа приимшии/ и венцы Небесными увенчавшиися,/ к вам, яко покровителем нашим милостивым,/ с любовию благодарне вопием:/ радуйтеся, царственнии страстотерпцы,// за Русь Святую пред Богом усерднии молитвенницы.

Величание Царственным страстотерпцам

Величаем вас,/ святии царственнии страстотерпцы,/ и чтим честная страдания ваша,/ яже за Христа// претерпели есте.

УДК 801.13 <М:Шр§:/Мо1.о^/10.34680/2411-7951.2019.2(20).29

Т.И.Кошелева

ДВЕ РЕДАКЦИИ АКАФИСТА СВЯТЫМ ЦАРСТВЕННЫМ СТРАСТОТЕРПЦАМ

Статья посвящена описанию структурных, языковых и стилистических особенностей акафиста Святым Царственным страстотерпцам, являющегося типичным образцом современного акафистного творчества. Анализ материала осуществлен в сравнении с лучшими русскими акафистами на церковнославянском языке.

Ключевые слова: акафист, гимнография, икос, кондак, рифма, аллюзия, образ

Почитание святых царственных страстотерпцев — императора Николая II и его семьи, как это обычно и

бывает в православной среде, стало складываться задолго до их официального прославления. И тексты первых акафистов, посвященных им, известны уже с этого времени.

А тот факт, что в 1981 году члены царской семьи были канонизированы Русской Зарубежной Православной Церковью, способствовал появлению новых церковнославянских богослужебных текстов не только за рубежом (где после канонизации эти тексты были официально утверждены), но и среди христиан Русской Православной Церкви. И если текст церковного богослужения бывает, как правило, составлен лишь после официального прославления святого, поскольку без этого невозможна церковная служба, то акафисты (как жанр, употребительный не столько в богослужении, сколько в домашней молитвенной практике), естественно, появляются задолго до канонизации святого. Более того, и после официального прославления и появления утвержденного Священным Синодом текста акафиста новые акафисты продолжают создаваться. Почитание Царской семьи в этом отношении очень примечательно: по подсчетам священника Феодора Людоговского уже в 2010 году было известно 23 акафиста святым Царственным страстотерпцам. «Ни один святой не только Русской, но и Вселенской Церкви не вызывал в церковном народе такой активизации богослужебного (и не только акафистного) творчества» .

Однако официально принятыми считаются лишь те богослужебные тексты, «которые были одобрены Синодальной Богослужебной комиссией и утверждены на заседании Священного Синода» .

Российский император Николай II и члены его семьи были канонизированы Русской Православной Церковью в 2000 году, в 2001 году была утверждена служба святым Царственным страстотерпцам, а в 2002 году на рассмотрение Священного Синода был вынесен текст акафиста, но утвержден он был после значительной переработки лишь 2009 году. Именно эти два последних варианта акафиста и будут рассмотрены в предлагаемой статье.

Известно, что как жанр церковной гимнографии акафист является подражанием первому (и первоначально единственному) Акафисту ко Пресвятой Богородице. Первые такие подражания появились, по словам прот. Максима Козлова, «лишь на исходе византийской эпохи» . На церковнославянском языке это были первоначально переводные акафисты, а с середины XVII века получили распространение оригинальные славянские (русские) акафисты. Значительная часть оригинальных акафистов на церковнославянском языке написана в XXI веке.

Акафист ко Пресвятой Богородице считается исключительным по своим художественным особенностям: исследователями отмечается своеобразное композиционное построение первого акафиста, его метрическая организация, ритмический рисунок, поэтические и языковые особенности. В переводах Акафиста, в том числе славянском, некоторые его ценности утратились, а в оригинальных русских акафистах многие особенности первого акафиста и не могли быть в полноте воспроизведены. Однако и переводные, и оригинальные славянские акафисты, особенно первые, являются замечательными образцами гимнографического творчества, сочетающими в себе и стройность формальной организации, и красоту поэтического слога, и насыщенную продуманной системой выразительных образов содержательную сторону.

Но акафист, становясь в наше время, по словам А.А.Чуркина, явлением «массовой литературы» , неизбежно теряет свои художественные достоинства. И речь идет не только о том акафистном творчестве, которое не получило официального утверждения, но и о тех акафистах, которые рекомендованы к использованию Священным Синодом.

А между тем основные критерии, которым должен соответствовать акафист, сформулированы еще в начале XX века: в 1903 году вышел в свет фундаментальный труд профессора Казанской духовной академии Алексея Васильевича Попова «Православные русские акафисты» (в 2013 г. книга переиздана в Москве). Критерии эти сформулированы, конечно, не как конкретные рекомендации составителям акафистов. Автор посредством глубокого разностороннего анализа огромного количества акафистов (от древних до современных ему), выявляет достоинства и ценности одних и недостатки других.

Еще раньше, во второй половине XIX века, в опубликованном собрании писем святителя Феофана Затворника можно было найти советы составителю акафистов, основанные также на внимательном сопоставлении текстов акафистов разного времени.

Наконец, современные исследователи акафистного творчества продолжают выявлять те достоинства и недостатки, которые являет акафистное творчество.

Представляется интересным взглянуть на текст акафиста Святым Царственным страстотерпцам (в двух его редакциях), представляющего собой типичный образец современного акафистного творчества на церковнославянском языке, с точки зрения соответствия этим критериям.

В структурном отношении акафист Царственным страстотерпцам (далее АЦС) соответствует традиционным образцам акафистного творчества. Он, как и положено, состоит из 25 строф: 13 кондаков и 12 икосов, чередующихся друг с другом. Каждый кондак и начало каждого икоса содержат повествование, касающееся жизни святых, а в икосах к повествовательной части добавляется так называемая прославительная, хвалебная часть, состоящая из возглашений, «хайретизмов» («херетизмов»), каждый из которых начинается со слова РАДУЙТЕСЯ. Последнее такое возглашение, является рефреном, повторяющимся в каждом икосе: в утвержденной Синодом редакции АЦС — рефрен Радуйтеся, святии царственнии страстотерпцы, земли Российския хранителие и молитвенницы.

С точки зрения количества хайретизмов в каждом икосе АЦС не является полным, классическим. Идеалом в этом случае считается Великий Акафист, в котором каждый икос состоит из 12 хайретизмов (не считая рефрена). В обеих рассматриваемых редакциях АЦС — 8 хайретизмов в икосе. Но это, конечно, не делает его хуже других, во-первых, потому что определенное число возглашений не является строгой нормой, каноном, и в разных русских акафистах мы видим от 5 до 12 возглашений; во-вторых, потому что 8, так же, как и 12 — количество строк, удобное для пения. Тот напев, на который традиционно распевается акафист, состоит из повторяющейся мелодии, рассчитанной на 4 строки.

При составлении Акафистов соблюдается еще одна «формальная» традиция: каждый кондак и каждый икос начинается с определенных слов или однокоренных образований (1 икос: ангел (ангельский), 2 кондак: видети (видя, видевши) и т. д.). Ф.Людоговский называет их «строфическими ключами» . Это славянский перевод греческих начальных слов Акафиста ко Пресвятой Богородице, первые буквы которых составляли греческий алфавит. Таким образом, Акафист ко Пресвятой Богородице представляет собой алфавитный акростих. Этим объясняется и количество строф в акафистах. Первый кондак в акростих не входит, а количество последующих икосов и кондаков — 24, столько, сколько букв в классическом греческом алфавите. Конечно, при переводе на церковнославянский язык акростих не прослеживался, но традиция употребления строфических ключей укоренилась и в оригинальных акафистах на церковнославянском языке.

Что касается АЦС, то и в нем эта традиция имеет место, но в середине акафиста строгое соответствие устоявшемуся канону даёт сбой: 8 икос АЦС редакции 2002 года начинается не со слова весь (всяк, всяческий), а со слова вышний: К вышним душею детскою, яко Ангел, устремляяся, святый царевичу Алексие, родители, сестры, сродники и ближняя искренне возлюбил еси.

В варианте 2009 г. этот сбой не устранён: либо редакторы не обратили на него внимание, либо не посчитали необходимым строго придерживаться формальных правил. Хотя исследователи акафистного творчества в некоторых русских акафистах усматривают попытки придать такого рода формальности определенную значимость: в таких текстах тема, заданная первым словом икоса, поддерживается содержанием хайретизмов, например, употреблением того же слова, но в другом контексте и иногда в другом значении. Так, в акафисте святителю Никите Новгородскому, в 1 икосе, начинающемся со слова ангел, первое возглашение: Радуйся, Никито, ангелов равностоятелю. В 8 икосе, который традиционно начинается словом весь (всякий), — Радуйся, во всяких нуждах скорое поможение. Ни в первой, ни во второй редакции АЦС такого приема нет: содержание хайретизмов хоть и является продолжением повествовательной части икоса, но никакими специальными приемами эта связь не поддерживается. Но надо сказать, что и в других русских акафистах это является редкостью.

Еще одна традиционная особенность формальной организации акафиста — ритмический рисунок, в частности рифма. В повествовательной части акафистов (кондаках и начальных строках икосов) ритма и рифмы нет, а вот хайретизмы во многих акафистах попарно рифмуются. Хотя рифма эта не является такой безупречно строгой, как в светских поэтически произведениях: Радуйся, предивный целомудрия хранителю, радуйся, постнического жития истинный любителю. Радуйся, светозарная молние, Новград Великий весело озаряющая, радуйся, луче светосиянная, демонскую тьму разгоняющая (Акафист свт. Никите Новгородскому).

Обе редакции АЦС в этом отношении следуют традиции: хоть и нерегулярная, но рифма в большинстве возглашений прослеживается, причем, некоторые изменения, внесенные в вариант 2009 года, по сравнению с редакцией 2002 г. выигрывают как раз появлением рифмы, хоть и не всегда точной:

2002: Радуйтеся, христианскаго благочестия твердое правило,

Радуйтеся, православным веры крепкое исповедание.

2009: Радуйтеся, христианскаго благочестия твердое правило,

Радуйтеся, царственнаго рода Российскаго похвало.

В Акафисте ко Пресвятой Богородице (оригинале) ритмический рисунок текста гораздо сложнее: в каждой паре хайретизмов «одна строка зеркально отражает другую: … они связаны регулярной парной рифмой, т.е. каждое слово в одной строке зарифмовано с соответствующим ему (словом) в другой» . Такую рифму, конечно, в переводах невозможно сохранить. Нет ее и в оригинальных акафистах на церковнославянском языке.

Но, по словам Алексея Попова, ритм звуковой в русских акафистах «заменен ритмом мыслей». «Этот внутренний ритм проявляется в параллелизмах мыслей и образов, внешне выражаясь в возглашениях, соединённых между собой попарно» .

Исследователями отмечается параллелизм как одна из сильных сторон церковнославянского творчества (не только акафистного), это продолжение еще ветхозаветных принципов поэтики. В русских акафистах выделяют:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— синонимический параллелизм: употребление симметрично построенных строк, где вторая дополняет мысль, высказанную в первой, синонимом: Радуйся, отче, отцев славная красото, радуйся всех богомудрых премудрая доброто (Акафист свт. Николаю);

— антитетический параллелизм: во второй строке мысль высказана посредством противоположных по значению слов, также выстроенных симметрично: Радуйся, яко во глубину смирения приникл еси. Радуйся, яко на высоту добродетелей возшел еси (Акафист Митрофану Воронежскому);

— синтетический параллелизм: сказанное в первой строке пополняется объяснением причин или следствий во второй строке (продолжение мысли): Радуйтеся, путь правый в Царство Небесное обретшии, радуйтеся, сим путем невозвратно шествовавшии. (Акафист Борису и Глебу).

К сожалению, такая сильная сторона церковнославянской гимнографии в АЦС очень скудно представлена: можно отметить лишь последний из указанных типов — синтетический параллелизм, и то с натяжкой:

Икос 10 (царю-страстотерпцу Николаю):

Радуйся, полков Российских мудрый предводителю, Радуйся, ратных людей христолюбивый попечителю. Радуйся, мечи на орала прековати призвавый, Радуйся, мир имети со всеми языки преискренне желавый. Икос 12:

Радуйтеся, яко прославлению вашему Церковь радуется, Радуйтеся, яко чудесы вашими вера укрепляется.

Ни в первом варианте АЦС (2002 г.), ни в измененном (2009 г.) других типов параллелизма не встретилось.

Еще одной ценностью русских акафистов Алексей Попов считал использование системы образов, дающих представление о подвигах святых. Образы эти также заимствуются из традиций богослужебного творчества. Духовное подаётся в символах материального и в лучших образцах акафистной поэзии поддерживается целой цепочкой однотипных образов. А.В.Попов приводит примеры: Икос 8 акафиста свт. Алексию Московскому: Радуйся, горо, добродетельми выше небес вознесенная, Радуйся, реко, скверны наша омывающая, Радуйся, источниче, жажду греховную утоляющий .

Похожих цепочек связанных между собой образов в рассматриваемом акафисте почти нет. Мы обнаружили только одну (корень — отрасль — прозябение): Икос 2:

Радуйтеся, корене благочестжаго преславныя отрасли.

Радуйтеся, Патриарха Россшскаго Филарета святое прозябание (2009 г.).

Великой познавательной и назидающей силой в акафистах, по словам святителя Феофана Затворника, являются образы, непосредственно отсылающие нас к Священному Писанию . Такие аллюзии в АЦС обнаруживаются, причем, являются в тексте удачно вплетенными в повествование о житии святых.

Икос 3: Радуйся, терпение Иовле в сердце твоем имевый (напоминание о праведном Иове Многострадальном, в день памяти которого Николай IIродился);

Икос 7: Радуйтеся, невесты Христовы, в чертозех Жениха Небеснаго пребывающыя (отсылка к евангельским образам Жениха, брачного пира и брачного чертога).

Икос 6, воспевающий христианский брак царя Николая и царицы Александры (пожалуй, самый образно-вдохновенный):

Радуйтеся, двоице святая, славою и честию от Бога венчанная.

Радуйтеся, чада ваша, яко новосаждения масличная, окрест трапезы Небесныя собравшии. (слова из 127 псалма, текст которого входит в чин венчания, так же, как и сочетание славою и честию).

Жаль, что такая отсылка к псалму 127 оказалась неполной, незаконченной: строка, продолжающая приведённый текст «Радуйтеся, целомудрие супружеское многочадием прославившии» не содержит скрытой цитаты, а ведь в псалме есть образ многочадия: «Жена твоя яко лоза плодовита в странах дому твоего» (Пс.127).

Некоторые из таких библейских образов, скрытых евангельских цитат, есть в редакции 2002 г. К сожалению, в утвержденный Синодом вариант они не вошли:

Икос 1: Радуйтеся, не яко наемницы, но сыны Божии, Господу угодившии; радуйтеся, яко и звания друзей Божиих удостоившиися.

Икос 10 (царю Николаю): радуйся, евангельски сподобивыйся/ блаженства миротворцев стяжати.

Таким образом, Акафист Святым Царственным Страстотерпцам в конечном своем варианте представляет собой современное гимнографическое произведение, стройное в композиционном отношении, с хорошим слогом, написанное грамотным церковнославянским языком. Однако художественные его достоинства немногочисленны. Не нашлось в нем места тем выработанным веками стилистическим приёмам, которыми славятся русские акафисты. Существует мнение, что текст акафиста, поскольку он используется не столько в храмовом богослужении, сколько в келейном употреблении, должен быть более прост для восприятия по сравнению с текстом службы, в нем не должно быть сложных построений, многозначных образных конструкций. Но ведь текст богослужения не имеет той доступности, которой обладает акафист, и используется он, как правило, 1—2 раза в год — в день празднования памяти святого (святых). А акафист доступен для верующих, читать его можно каждый день. Имея такой текст перед глазами, каждый обладает возможностью поразмыслить над ним. И тогда сложное не покажется таким непонятным, многозначные смыслы будут доступны для восприятия, и воздействующая сила такого жанра церковной гимнографии, как акафист, окажется вполне востребованной.

1. Священник Феодор Людоговский, диакон Максим Плякин. Хвалебные гимны подвижникам. Современные особенности акафистного творчества // Журнал Московской Патриархии. 2010. № 6. С. 70.

2. Прот. Максим Козлов. Акафист в истории православной гимнографии // ЖМП. 2000. № 6. С. 84.

4. Людоговский Ф.Б. Структура и поэтика церковнославянских акафистов. М.: Институт слявяноведения РАН, 2015. С. 130.

5. Попов А.В. Православные русские акафисты. М.: Изд-во Московской Патриархии Русской Православной Церкви, 2013. С. 365.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Popov A.V. Pravoslavnye russkie akafisty . Moscow, 2013, p. 365.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *