Молитва первая
Господи! Имя Тебе Любовь: не отвергни меня, заблуждающегося человека! Имя Тебе – Сила: подкрепи меня изнемогающего и падающего! Имя Тебе – Свет: просвети мою душу, омраченную житейскими страстями! Имя Тебе — Мир: умири мятущуюся душу мою! Имя Тебе – Милость: не переставай миловать меня.

Молитва вторая
Господи, Ты Судия земли, Ты не любишь неправду, услыши молитву мою недостойную и пошли силу Твою, и пошли помощь Твою там, где встретят меня враги видимые и невидимые, и чтобы стали столпы на месте том, где их встретит сила Твоя. Аминь.

Молитва третья
Тебе, Господи, единому Благому и Непамятозлобному, исповедую грехи моя; Тебе припадаю, вопия, недостойный: согреших, Господи, согреших, и несмь достоин воззрети на высоту небесную от множества неправд моих. Но, Господи мой, Господи, даруй ми слезы умиления, единый Блаже и Милостивый, яко да ими Тя умолю, очиститися прежде конца от всякаго греха: страшно бо и грозно место имам пройти, тела разлучився, и множество мя мрачное и безчеловечное демонов срящет, и никтоже в помощь спутствуяй, или избавляяй. Тем припадаю Твоей благости, не предаждь обидящим мя, ниже да похвалятся о мне врази мои, Благий Господи, ниже да рекут: в руки наша пришел еси и нам предан еси. Ни, Господи, не забуди щедрот Твоих и не воздаждь ми по беззаконием моим, и не отврати лица Твоего от мене; но Ты, Господи, накажи мя, обаче милостию и щедротами, враг же мой да не возрадуется о мне, но угаси его на мя прещения и все упраздни его действо. И даждь ми к Тебе путь неукорный, Благий Господи, занеже, и согрешив, не прибегох ко иному врачу и не прострех руки моея к богу чуждему. Не отрини убо моления моего, но услыши мя Твоею благостию и утверди мое сердце страхом Твоим; и да будет благодать Твоя на мне, Господи, яко огнь попаляяй нечистыя во мне помыслы. Ты бо еси, Господи, свет паче всякаго света, радость паче всякия радости, упокоение паче всякаго упокоения, жизнь истинная и спасение, пребывающее во веки веков. Аминь.

Молиться духом и истиною (Как следует молиться)

Для чего нужно и дома молиться, и ходить в церковь к богослужению? А для чего ты ешь и пьешь и ходишь на свежий воздух каждый день, или работаешь каждый день? Для того, чтобы поддерживать жизнь тела и укреплять его. И молиться нужно непременно для того, чтобы поддерживать и возбуждать жизнь души, подкреплять душу, недугующую грехами, очищать ее, как и пищу и питье иное ты употребляешь для очищения от вредных мокрот или нечистот. Если, поэтому, ты не молишься, то весьма неразумно и безрассудно поступаешь, тело всячески поддерживая, услаждая, укрепляя, а душу оставляя в пренебрежении. Ведь всякий человек двояк, ибо состоит из души и тела.

* * *

Когда молишься, внимай себе, чтобы внутренний человек твой молился, а не внешний только. Хотя без меры грешен, а все молись. На диавольское разжжение, лукавство и отчаяние не смотри, а преодолевай и побеждай его козни. Помни пучину человеколюбия и милосердия Спасова. Диавол будет представлять тебе лице Господа грозным и немилостивым, отвергающим твою молитву и твое покаяние, а ты вспомни слова Спасителя, исполненные для нас всякого упования и дерзновения: грядущаго ко Мне не изжену вон (Ин. 6, 37), и приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии грехами и беззакониями и диавольскими кознями и наветами, и Аз упокою вы (Мф. 11, 28).

Доколе стоим на усердной молитве, дотоле и спокойно, и тепло, и легко, и светло на душе оттого, что тогда мы с Богом и в Боге; а как с молитвы долой, так и пошли искушения, разные смущения. О, преблаженное время молитвы!

Говорят: нет охоты, так не молись лукавое мудрование плотское; не стань только молиться, так и совсем отстанешь от молитвы; плоть того и хочет. Царствие Небесное нудится (Мф. 11, 12), без самопринуждения к добру не спасешься.

Можно ли молиться с поспешностью, не вредя своей молитве? Можно тем, которые научились внутренней молитве чистым сердцем. В молитве надобно, чтобы сердце искренно желало того, чего просит; чувствовало истину того, о чем говорит, – а чистое сердце имеет это как бы в природе своей. Потому оно может молиться и с поспешностью и в то же время богоугодно, так как поспешность не вредит истине (искренности) молитвы. Но не стяжавшим сердечной молитвы надо молиться неспешно, ожидая соответствующего отголоска в сердце каждого слова молитвы. А это не всегда скоро дается человеку, не привыкшему к молитвенному созерцанию. Поэтому редкое произношение слов молитвы для таких людей должно быть положено за непременное правило. Ожидай, пока каждое слово отдастся в сердце свойственным ему отголоском.

У людей, старающихся проводить духовную жизнь, бывает самая тонкая и самая трудная война через помыслы каждое мгновение жизни – война духовная; надобно быть каждое мгновение всему оком светлым, чтобы замечать втекающие в душу помыслы от лукавого и отражать их; сердце свое такие люди должны иметь всегда горящим верою, смирением, любовью; в противном случае в нем легко поселится лукавство диавольское, за лукавством маловерие или неверие, а затем и всякое зло, от которого скоро не отмоешься и слезами. Потому не допусти, чтобы сердце твое было холодным, особенно во время молитвы, избегай всячески холодного равнодушия. Весьма часто бывает, что на устах молитва, а в сердце – лукавое маловерие или неверие, устами как будто близок человек к Господу, а сердцем далек. А во время молитвы лукавый все меры употребляет к тому, чтобы охладить и излукавить наше сердце самым незаметным для нас образом. Молись да и крепись, сердце свое крепи.

Иногда мы стоим в церкви или дома на молитве в расслаблении духа и тела: и бессильна, хладна, бесплодна бывает душа наша, как оная языческая неплодящая церковь; но лишь напряжем сердце свое к искренней молитве к Богу, обратим мысли и сердце свое к Нему с верою живою, тотчас оживет, согреется и оплодотворится душа наша; какое вдруг спокойствие, какая легкость, какое умиление, какой внутренний святой огонь, какие теплые слезы о грехах, какое искреннее чувство сожаления о том, что прогневали ими Владыку Преблагого, какой свет в сердце и в уме, какой обильный поток живой воды заструится в сердце, льющийся свободно с языка или с пера и карандаша на бумагу; пустыня душевная процветает яко крин пришествием Господа в сердце. Ах! зачем мы чаще не обращаем сердец своих ко Господу! Сколько у Него всегда сокрыто для нас покоя, утешения! Коль многое множество благости Твоея, Господи, юже скрыл еси боящимся Тебе! (Пс. 30, 20).

Человек, приступая к молитве, должен смирить гордое сердце свое, отбросить от него суету земную и ввести в него веру живую и несомненную.

Бывает вместе со скорбью и теснотою новое искушение: окаменение, одеревенение, нечувствительность сердца ко всему истинному, доброму и святому; весь бываешь как камень, как колода, без веры, без способности молиться, без надежды на Божие милосердие, без любви. Как тяжело быть камнем или деревом, без веры и любви, будучи создан верить, чувствовать, надеяться, любить! И это надо терпеть и в терпении молиться, чтобы Господь отвалил камень нечувствия от дверей гроба сердца нашего, чтобы отнял от нас сердце каменное и дал нам сердце плотяное. Но что же значит это окаменение или одеревенение человека? Это показывает присутствие в нашем сердце диавола, который, насильно заняв собою, при нашем маловерии, сердце наше, отталкивает от него всякую добрую мысль, не допуская ей ложиться на сердце, отревает всякую веру, всякое доброе чувство и делает человека тяжким для самого себя. Это подлинно бывает с людьми. Да ведают же они, что это значит.

Молитва принужденная развивает ханжество, делает не способным ни к какому занятию, требующему размышления, и делает человека вялым ко всему, даже к исполнению должностей своих. Это должно убедить всех, таким образом молящихся, исправить свою молитву. Молиться должно охотно, с энергией, от сердца. Ни от скорби, ни от нужды (принужденно) молись Богу, – доброхотна бо дателя любит Бог (2 Кор. 9, 7).

Кто поспешно, без сердечного понимания и сочувствия, читает молитвы, побеждаемый своею ленивою и сонною плотью, тот служит не Богу, а плоти своей, самолюбию своему, и ругается Господу своим невниманием, безучастием своего сердца в молитве, ибо Бог есть Дух, и поклоняющиеся Богу должны покланяться Ему в духе и истине (Ин. 4, 24) – нелицемерно. Как бы ни ленива и ни расслабленна была твоя плоть, как бы ни клонила она тебя ко сну, преодолей себя, не пощади себя для Бога, отвергнись себя, да будет дар твой для Господа совершен, дай Богу твое сердце.

Хорошо иногда на молитве сказать несколько своих слов, дышащих горячею верою и любовью ко Господу. Да, не все чужими словами беседовать с Богом, не все быть детьми в вере и надежде, а надо показать и свой ум, отрыгнуть от сердца и свое слово благо, притом же к чужим словам как-то привыкаем и хладеем. И как приятен бывает Господу этот наш собственный лепет, исходящий прямо от верующего, любящего и благодарного сердца – пересказать нельзя; надобно только то сказать, что душа при своих словах к Богу трепещет радостью, вся разгорячается, оживляется, блаженствует. Несколько слов скажешь, а блаженства вкусишь столько, что не получишь его в такой мере от самых длинных и трогательных чужих молитв, по привычке и неискренне произносимых.

Во время молитвы каждое слово нужно произносить сердцем с тою силою, какая содержится в каждом из них, как и лекарства принимаются, обыкновенно, с соответствующею каждому из них лекарственною, данною им от Творца, силою. Если выпустим силу или эссенцию лекарства, тогда оно не будет действенно и набьет только оскомину; так точно, если на молитве будем произносить слова без силы их, не чувствуя их истины сердцем, мы не получим пользы от молитвы, потому что истинная, плодотворная молитва должна быть в духе и истине. Слова молитвы соответствуют лекарственным составам или специям, имеющим каждая свою силу и вместе составляющим целебный для тела прием. Как аптекари берегут силу ароматичных составов лекарственных, держа их крепко закупоренными в стекляницах или в другом каком сосуде, так и мы должны хранить крепко силу каждого слова в своем сердце, как в сосуде, и не иначе произносить его, как с соответственною ему силою.

Молясь, нужно все творение представлять как ничто пред Богом, и Единого Бога Всем, вся содержащим как каплю воды, во всем сущим, действующим и все оживляющим.

При молитве держись того правила, что лучше сказать пять слов от сердца, нежели тьмы слов языком. Когда замечаешь, что сердце твое хладно и молится неохотно, – остановись, согрей свое сердце каким-нибудь живым представлением, – например, своего окаянства, своей духовной бедности, нищеты и слепоты, или представлением великих, ежеминутных благодеяний Божиих к тебе и к роду человеческому, особенно же к христианам, и потом молись не торопясь, с теплым чувством; если и не успеешь прочитать всех молитв ко времени, беды нет, а пользы от теплой и неспешной молитвы получишь несравненно больше, чем если бы ты прочитал все молитвы, но спешно, без сочувствия. Хощу пять словес умом моим глаголати… нежели тьмы словес языком (1 Кор. 14, 19). Но очень хорошо, разумеется, было бы, если бы мы могли с должным сочувствием сказать на молитве и тьмы словес. Господь не оставляет трудящихся для Него и долго предстоящих Ему, в нюже меру они мерят, возмеривает и Он и, соответственно обилию истинных слов их молитвы, посылает в душу их обилие духовного света, теплоты духовной, мира и радости. Хорошо продолжительно и непрестанно молиться, но не вси вмещают словесе сего, но имже дано есть могий вместити да вместит (Мф. 19, 11–12). Не могущим вмещать продолжительной молитвы лучше творить молитвы краткие, но с горячею душою.

Вот ты молишься, молитва твоя совершается успешно, ты имеешь внутреннее свидетельство, что Господь и слышит ее, и благоволит к ней; у тебя мир помыслов, легко и сладостно на сердце; но вот под конец твоей молитвы, из-за самого малого расслабления твоего сердца и помышлений, в твое сердце ввергается какое-то тяжелое бремя, расслабляющий сердце огонь, и ты чувствуешь и крайнюю тяжесть молитвы, и отвращение от нее вместо прежней легкости и расположения к ней. Не отчаивайся, друг, это козни врага, который любит посмеиваться над нами, особенно в конце наших благочестивых занятий, чтобы мы впали в уныние и сочли потерянными все предыдущие труды свои в святом деле. Научись из этого вперед не угашать духа своего ни на минуту в продолжение молитвы, – молиться духом и истиною, неослабно и не льстить Господу на молитве ни одним словом, то есть ни одного слова не произносить притворно, лицемерно, пусть вся молитва твоя будет одним выражением истины, трубою Святого Духа, и ни одним словом не служит лжи вражией, не будет органом диавола. А о снятии бремени вражия с души твоей и о погашении огня его помолись сердечно ко Господу, признав пред Ним от сердца вину свою лицемерие во время произношения молитвы, – и получишь облегчение и мир. Не торопись, мирно все говори и делай. Успеешь. Враг торопит и смущает, ибо в смутной торопливости нет толку.

В близости к тебе Господа будь так уверен, чтобы тебе чувствовать, что ты, молясь Богу, касаешься Его не только мыслию и сердцем, но и устами и языком. Близ ти глагол во устех твоих и в сердце твоем (Рим. 10, 8), то есть Бог.

Живите (и ты живи), как члены одного тела, как чада Божии, в любви и согласии, в мире и тишине, друг друга уважая, друг другу снисходя, как Господь снисходит нам. Не гордитесь, не завидуйте, не враждуйте, плотские похоти обуздывайте, целомудрствуйте, воздерживайтесь от всякого излишества, будьте неленостны на молитву, дела житейские всегда начинайте краткою молитвою, день и начинайте и оканчивайте молитвою усердною к Богу, Царице Небесной и Ангелу Хранителю: за всех молитесь, как за себя, всем желайте добра, как себе, и никому не желайте и не делайте зла.

Молиться нужно для постоянной и твердой уверенности сердца, что все – и души, и тела наши с их благосостоянием и неблагосостоянием, и все имение наше, и все обстоятельства жизни – мы имеем от Бога, от державы Его, а не от природы, не от случая, не от себя. Не стань молиться Богу – и скоро забудешь сердцем Благодетеля, Творца и Господа Своего, а с забвением Его впадешь во всякое зло. Итак, видишь, что молитва всегда приносит тебе существенную пользу.

Даниэль Галадза (Daniel Galadza)

В последние недели руководители Церкви рассматривали исторический прецедент, чтобы найти способы продолжать служение верующим и поддерживать отправление обрядов в церкви во время глобальной пандемии, поскольку, как отметили другие, закрытие богослужебных учреждений и прекращение служения Литургии – это не выход для Церкви, даже если некоторые святые и были способны стяжать святость в отсутствии регулярной обрядовой жизни или участия в совместном поклонении.

Несмотря на желание каждого вернуться к нормальной жизни, это в настоящее время невозможно в большинстве регионов. Например, в Германии, греческий Православный митрополит Августин известил верующих о том, что, несмотря на вновь открывшиеся для богослужения церкви, постановления правительства не дают возможность причащать верующих из общей лжицы. В соседней Австрии греческий Православный митрополит Арсений нашел решение этой задачи, убрав из «уравнения» ложку и причащая верующих в руку, руководствуясь при этом историческим прецедентом и «литургической и канонической традицией первого тысячелетия и освященной веками и признанной практикой причащения Божественной Литургии Св. Иакова, брата Господня».

То, что найден способ предоставить верующим причащение, достойно похвалы; однако, можно спросить, необходимо ли такое обоснование, так как это манипулирует литургической историей в угоду трудным обстоятельствам. Для того, чтобы лучше понять, почему, я дам краткое описание того, что известно о Божественной Литургии Св. Иакова и использовании лжицы при причащении.

Божественная Литургия Св. Иакова была местной евхаристической литургией Иерусалима и его окрестностей в первом тысячелетии до тех пор, пока она постепенно не вышла из употребления и не исчезла из практики примерно в двенадцатом столетии. Ей на смену пришли Литургии Св. Иоанна Златоуста и Св. Василия Великого, которые служили в Константинополе и других местах и которые теперь известны как Византийский обряд. Причины, стоящие за этим, сложны, но их можно объяснить феноменом «Византизации» — утратой значения литургии Иерусалима во время исламистской оккупации и растущим влиянием Константинополя. Самые примечательные характеристики литургии Св. Иакова, которые, как можно предположить, относятся к восьмому веку, включают, помимо прочих, более продолжительную Анафору с подробным поминанием живых и мертвых в Диптихах (списках имен, поминаемых во время литургии), с вводной фразой «Помяни, Господи Боже наш…», чтение Ветхозаветного Писания и многочисленные и различные песнопения.

Что касается причащения, эти рукописные источники – которые, следует отметить, нисколько не древнее, чем самые древние свидетельства Литургий Св. Василия Великого и Св. Иоанна Златоуста – очень мало говорят о том, как распределялись среди верующих Дары. Повсюду их правила богослужения минимальны. Мы можем, однако, выяснить из других источников, что причастие под двумя видами – тело Христово преподавалось в руку и кровь Христова – из общей чаши — было нормой в Литургии Св. Иакова, так же, как и в Литургии Св. Василия Великого и Св. Иоанна Златоуста, до одиннадцатого столетия, когда использование лжиц для причащения стало распространенным явлением. Точнее – что вполне вероятно — лжицы впервые стали использоваться в том регионе, где служили Литургию Св. Иакова, т.е., в Палестине, уже в седьмом веке.

И только благодаря греческому возрождению Литургии Св. Иакова в девятнадцатом веке Архиепископом Дионисием (Латас) Закинфским, а затем, в начале двадцатого века, в ее славянском издании, иеромонахом Филиппом (Иваном А. Гарднером), в Литургию добавили и разработали правила богослужения, временами обнаруживая фантазии креативных издателей, которые изучали библейскую археологию и раннее средневековье. Среди новых правил была, некогда всеобщая, практика причащения в руку и из общей чаши.

Фактически, Константинопольский Совет в Трулло (A.D. 691/2), который является самым ранним письменным свидетельством, приписывающим Божественную Литургию Иерусалима «Св. Иакову, брату, по плоти, Бога нашего Христа » (канон 32) , также уточняет, что в конце седьмого века был только один способ причащения – в руку (канон 101) — во всех Божественных Литургиях, будь это литургия Иакова или Златоуста.

История Литургии используется часто и по-разному, будь то духовные лица, изучающие ее, чтобы сохранить взятые из прошлого прецеденты Православного Христианского богослужения, или богословы, исследующие временами «воображаемое прошлое» практики литургии –либо в предписаниях жестких правил богослужения, либо в описаниях пышных служб с огромным количеством духовенства и верующих. Однако, литургическая история информативна, но не нормативна; то, как что-то совершалось в прошлом, не обязывает нас делать так же сегодня. Слепо доверяя неточной или необоснованной истории и мифам, можно исказить Литургическую молитву и практику.

Заявления некоторых руководителей Церкви по поводу причащения в руку – это похвальная попытка уважать предписания врачей и гражданских властей, обращаясь к литургическим прецедентам в церковной традиции. (Между прочим, еще одна особенность Литургии Св. Иакова – это «Гимн о мытье рук», непостоянный гимн, соответствующий короткому тропарю или стихире, который пели, когда священники мыли руки перед тем, как перенести Дары на алтарь при Великом Входе; увидим ли мы его возрождение в этот период повышенной заботы о гигиене?). Однако, нужно ли оправдывать практику причащения в руку, ссылаясь на недостоверную литургическую историю? И является ли причащение в руку — возможно, менее шокирующее для католиков Византийского обряда, знакомых с современной Римско-Католической практикой, последующей за Вторым Ватиканским собором, но чужое для Православных верующих – наилучшим вариантом для Православной церкви сегодня? Мне сказали, что Причащение в руку и из общей чаши практиковалось в Новом Скиту, когда это был католический монастырь Византийского обряда, но прекратилось по требованию церковных властей, когда эта община была принята в Православную Церковь Америки.

Во время великой социальной дестабилизации и страстного желания вернуться к нормальной жизни литургическое богослужение — это важнейшая служба, которую ждут верующие для поддержки и возврата к знакомому общению. Должен поощряться знакомый метод причащения, который является надежным теологически, исторически и с медицинской точки зрения. Методы, которые предполагают, что нужно брать, а не принимать причастие, чтобы распределить элементы Евхаристии, порождают теологические вопросы и изменяют значение того, что происходит во время Божественной литургии. Методы принятия причастия, когда хлеб погружают в вино и подают все вместе причащаемому в рот, не используя лжицу, могут вызвать беспорядок и грязь. Методы, которые вводят иные сосуды, такие, как разовые бумажные стаканы или деревянные ложки, создают ненужные отходы, нерациональны и противоречат канонам Церкви (сравните Трулло, канон 101). Методы, которые используют химикаты для очищения общей ложки, сложно осуществлять эффективно, и при этом вводят в чашу посторонние вещества. Методы, которые используют литургическую историю для оправдания (т.е., причащение в руку), но делают это избирательно (т.е., оставляя общую чашу), являются неверными.

Вместо искажения истории церковным властям следует действовать в духе Церковной традиции, но делать это честно, сознавая, что эти решения и изменения могут остаться в силе на некоторое время после окончания пандемии. До сих пор лучшим методом, который уже был предложен в патриархате Румынии и Православной Церкви Америки, кажется использование отдельных металлических лжиц для каждого причащающегося; эти лжицы стерилизуются после каждой службы. Этот метод как знакомый, так и надежный. Я знаю, что католики Византийского обряда в Венгрии вводили такой метод сто лет назад во время другой пандемии, и, вероятно, где-то есть и другие примеры.

По иронии судьбы, некоторые католики в Австрии, среди которых причащение в руку широко распространено, вводят лжицу для причащения верующих во избежание прямого контакта между рукой священника и причащаемым.

Все эти примеры даются, чтобы показать, что во времена кризиса решение , как наилучшим образом служить верующим, должны принимать мудрые и ревностные пасторы, а литургисты должны помогать им, информируя и напоминая им об исторических фактах.

Диакон Даниэль Галадза является научным сотрудником Центра перспективных исследований «Вне канона» в Университете Регенсбурга.

Public Orthodoxy –Общественное Православие стремится способствовать обсуждению, обеспечивая форум для различных точек зрения по современным вопросам, относящимся к Православному Христианству. Мнения, высказываемые в данной статье, принадлежат единственно автору и необязательно представляют точку зрения издателей или Центра Православных Христианских исследований.

4.9 / 5 ( 41 голос )

  • молитва об учении
  • молитва об исцелении
  • молитва об исцелении от бесов
  • молитва от пьянства
  • молитва от порчи
  • благодарственная молитва
  • благодарственная молитва Богу
  • молитва по соглашению

Молитва Иоанну Кронштадтскому об учении

«О, великий угодниче Христов, святый праведный отче Иоанне Кронштадтский, пастырю дивный, скорый помощниче и милостивый предстателю!

Вознося славословие Триединому Богу, ты молитвенно взывал: «Имя Тебе — Любовь: не отвергни меня заблуждающагося; Имя Тебе-Сила: укрепи меня изнемогающаго и падающаго; Имя Тебе — Свет: просвети душу мою, омраченную житейскими страстями; Имя Тебе — Мир: умири мятущуюся душу мою. Имя Тебе — Милость: не переставай миловать меня».

Ныне благодарная твоему предстательству всероссийская паства молится тебе: Христоименитый и праведный угодниче Божий! Любовию твоею озари нас, грешных и немощных, сподоби нас принести достойные плоды покаяния и неосужденно причащатися Святых Христовых Тайн; силою твоею веру в нас укрепи, в молитве поддержи, недуги и болезни исцели, от напастей, врагов видимых и невидимых избави; светом лика твоего служителей и предстоятелей Алтаря Христова на святые подвиги пастырскаго делания подвигни, младенцам воспитание даруй, юность настави, старость поддержи, святыни храмов и святые обители озари; умири, чудотворче и провидче преизряднеишии, народы страны нашея, благодатию и даром Святаго Духа избави от междоусобныя брани, расточенныя собери, прелыщенныя обрати и совокупи Святей Соборной и Апостольской Церкви; Милостию твоею супружества в мире и единомыслии соблюди, монашествующим в делах благих преуспеяние и благословение даруй, малодушныя утеши, страждущих от духов нечистых свободи, в нуждах и обстояниях сущих помилуй и всех нас на путь спасения настави.

Во Христе живый, отче наш Иоанне! Приведи нас к невечернему свету жизни вечныя, да сподобимся с тобою вечнаго блаженства, хваляще и превозносяще Бога во веки веков. Аминь».

Молитва Иоанну Кронштадтскому об исцелении

«Отче Иоанне досточудне! Ты добродетельми многими к Богу приблизился еси и дарований духовных от Него сподобился еси: недуги врачевати, страсти прогоняти и скорби утоляти. Темже смиренно молим тя: подаждь недугом нашим исцеление и страстем врачевание, находящия же на нас скорби утоли и радость духовную в сердца наша всели. И помози нам подражательми быти святаго твоего жития и всех благих твоих деяний, яко да сподобимся с тобою наследия Царствия Небеснаго. Аминь.»

Молитва Иоанну Кронштадтскому об исцелении от бесов

«О великий чудотворче и предивный угодниче Божий, богоносне отче Иоанне! Презри на нас и внемли благосердно молению нашему, яко великих дарований сподоби тя Господь, да ходатаем и присным молитвенником за нас будеши. Се бо страстьми греховными обуреваеми и злобою снедаеми, заповеди Божия пренебрегохом, покаяния сердечнаго и слез воздыхания не принесохом, сего ради многим скорбем и печалем достойни явихомся. Ты же, отче праведный, велие дерзновение ко Господу и сострадание к ближним своим имея, умоли Всещедраго Владыку мира, да пробавит милость Свою на нас и потерпит неправдам нашим, не погубит нас грех ради наших, но время на покаяние милостивно нам дарует. О святче Божий, помози нам веру православную непорчно соблюсти и заповеди Божии благочестно сохранити, да не обладает нами всякое беззаконие, ниже посрамится Правда Божия в неправдах наших, но да сподобимся достигнути кончины христианския, безболезненныя, непостыдныя, мирныя и Тайн Божиих причастныя. Еще молим тя, отче праведне, о еже Церкви нашей Святей до скончания века утвержденней быти, Отечеству же нашему мир и пребывание испроси и от всех зол сохрани, да тако народи наши, Богом храними, в единомыслии веры и во всяком благочестии и чистоте, в лепоте духовнаго братства, трезвении и согласии свидетельствуют: яко с нами Бог! В Нем же живем и движемся, и есмы, и прибудем во веки. Аминь.»

Молитва Иоанну Кронштадтскому от пьянства

«Господи, призри милостиво на раба Твоего (имя), прельщенного лестью чрева и плотского веселья. Даруй ему познать сладость воздержания в посте и проистекающих от него плодов Духа. Аминь.»

Молитва Иоанна Кронштадтского от порчи

«Слава Тебе, Господи Иисусе Христе Сыне единородный безначального Отца, Едине исцеляй всякий недуг и всякую язю в людях, яко помиловал мяеси грешного и избавил есимя от болезни моея, не попустив ей развиться и умертвить меня по грехам моим.

Даруй мне отныне, Владыка, силу твердо творить волю Твою во спасение души моей окаянной и во славу Твою со безначальным Твоим Отцем и единосущным Твоим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.»

Благодарственная молитва Иоанна Кронштадтского

«Благодарю Тя, Господи Боже мой, за дарование мне бытия, за рождение меня в христианской вере, за Пречистую Деву Марию, Ходатаицу о спасении рода нашего, за святых Угодников Твоих, молящихся за нас, за Ангела Хранителя, за общественное богослужение, поддерживающее в нас веру и добродетель, за Священное Писание, за Святые Таинства, а в особенности Тело и Кровь Твою, за таинственные благодатные утешения, за надежду получить Царствие Небесное и за все блага, Тобою мне дарованные.»

Молитва благодарственная за все благодеяния Божии, св. Иоанна Кронштадтского

«Господи! Что принесу Тебе, чем отблагодарю Тебя за Твои непрестанные, величайшие мне и прочим людям Твоим милости Твои? Ибо вот, я каждое мгновение оживляюсь Духом Твоим Святым, каждое мгновение дышу воздухом, Тобой разлитым, легким, приятным, здоровым, укрепляющим, — просвещаюсь Твоим радостным и животворным светом — духовным и вещественным; питаюсь духовной пищей пресладкой и животворной и питьем таковым же, святыми Тайнами Тела и Крови Твоей и пищей и питиями сладости вещественными; Ты одеваешь меня пресветлым, прекрасным царским одеянием — Собой Самим и одеждами вещественными, очищаешь мои прегрешения, исцеляешь и очищаешь многие и лютые страсти мои греховные; отъемлешь мое душевное растление в державе безмер-ной благости, премудрости и крепости Твоей, исполняешь Духом Твоим Святым — Духом святыни, благодати; подаешь душе моей правду, мир и радость, пространство, силу, дерзновение, мужество, крепость, и тело мое одаряешь драгоценным здравием; научаешь руце мои на ополчение и персты мои на брань с невидимыми врагами моего спасения и блаженства, со врагами святыни и державы славы Твоей, с духами злобы поднебесными; венчаешь успехами дела мои, о имени Твоем совершаемые… За все сие благодарю, славлю и благословляю всеблагую, отеческую, всесильную державу Твою, Боже, Спасителю, Благодетелю наш. Но познан буди и прочими людьми Твоими тако, якоже мне явился еси, Человеколюбче, да ведают Тебя, Отца всех, Твою благость, Твой промысл, Твою премудрость и силу и прославляют Тебя, со Отцем и Святым Духом ныне и присно и во веки веков. Аминь.»

Молитва по соглашению Иоанна Кронштадтского

«Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, Ты бо рекл еси пречистыми усты Твоими: «Аминь глаголю вам, яко аще двое от вас совещаются на земли всякой вещи, ее же аще просите, будете иметь от Отца Моего, Иже на Небесех: где же два или трое собрались во имя Мое, ту есмь Аз посреде их». Непреложны словеса Твоя, Господи, милосердие Твое безприкладно и человеколюбию Твоему несть конца. Сего ради молим Тя: даруй нам, рабам Твоим (имена), согласившимся просить Тя (просьба), исполнения нашего прошения. Но обаче не якоже мы хотим, но якоже Ты. Да будет во веки воля Твоя. Аминь.»

Сохранить молитвы в социальных сетях:

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *