Человек церкви

Каждый год, в третью Неделю по Пасхе (30 апреля в 2017 году), когда Православная Церковь чтит святых Жён-Мироносиц, а также тайных учеников Господа – праведных Иосифа Аримафейского и Никодима, – мы, северяне (впрочем, не только!), молитвенно воспоминаем нашего приснопамятного митрополита Ленинградского и Новгородского Никодима (в миру Борис Георгиевич Ротов).

Будущий митрополит родился 15 октября 1929 года в обычной советской семье, окончил среднюю школу и два года проучился на факультете естествоведения Рязанского педагогического института. Но Бог уготовал ему иной путь, и юный студент принял тайный монашеский постриг, символически означенный новым именем. Это произошло 19 августа 1947 года в праздник Преображения Господня (здесь и далее все даты, во избежание путаницы, – по гражданскому календарю). С 20 ноября 1949 года иеромонах Никодим проходил служение в сельских храмах Ярославской епархии, а с 1952 года – в кафедральном Феодоровском соборе Ярославля. В 1955 году он закончил Ленинградскую Духовную академию, а с 1956 по 1958 год находился в Святой земле, сначала в качестве члена, а затем начальника Русской Духовной миссии в Иерусалиме. В 1959 году архимандрит Никодим становится заместителем председателя Отдела Внешних церковных связей, а в 1960 – его Председателем, и возводится в сан епископа Подольского.

В 1960–63 годы он возглавлял Издательский отдел Московского Патриархата и, в противовес запретам, сумел наладить выпуск первого в советское время научного церковного журнала «Богословские труды» (он так и оставался единственным до эпохи «Перестройки»). С октября 1963 года и до конца жизни – в течение пятнадцати лет – он возглавляет Ленинградскую и Новгородскую митрополию. Одновременно с 1974 года – Патриарший Экзарх Западной Европы.

Митрополит Никодим был доктором богословия (хорошо помню его учёную защиту в 1975 году), оставив после себя пятитомный машинописный сборник сочинений (из которого опубликовано далеко не всё).

Ему приходилось совмещать ряд ответственных должностей, становиться организатором многих международных форумов и конференций. Без преувеличения, его знал весь мир, причём, не только христианский. В то же время он оставался простым и приветливым человеком (каким и должен быть Святой и Великий!), духовным наставником студентов богословских школ, и знал в лицо практически каждого семинариста, который понимал, что может обратиться к Никодиму Великому с любым житейским вопросом. В последние годы митрополит ещё и профессорствовал – читал в Духовной академии лекции по истории Русской Церкви. (Горжусь тем, что аз, недостойный ученик Великого Святителя, готовил ему краткие исторические справки, преимущественно о русских святых, обсуждавшиеся вечерами.) Ноша была почти непосильна, и, приводивший в ужас своим «непослушанием» врачей, митрополит Никодим умер за месяц до своего сорокадевятилетия. Это произошло в богоспасаемом граде Риме – граде Первоверховных Апостолов – 5 сентября 1978 года во время с провиденциальной беседой с папой Иоанном-Павлом I, новоизбранным наместником кафедры апостола Петра.

Жизнь Великого иерарха была посвящена борьбе за сохранение Русской Церкви при жесточайших (в каком-то смысле более подлых по своему характеру, чем прежние) хрущёвских гонениях, направленных на полную ликвидацию религии. Это должно было произойти уже к началу 80-х годов – к завершению 20-летнего периода «построения коммунистического общества» (тогда это не было шуткой). Безумные правители в очередной раз попытались оспорить слова Спасителя о бессилии «врат адовых»… Митрополит Никодим практически в одиночку определил единственно возможную тогда трагическую «стратегию выживания» (в буквальном смысле слова), – к сожалению, непонятную многим современным людям, даже историкам. В 1961 году Русская Церковь вступила во всемирный Совет Церквей, Президентом которого наш Святитель был избран в 1975 году. Это был мудрый и провиденциальный шаг.

Благодаря расширению международных экуменических (в переводе с греческого – «вселенских») связей и созданию Иностранного факультета Владыка Никодим сумел предотвратить неминуемое закрытие Ленинградских Духовных школ, «позоривших» своим существованием «город Ленина» (это «планировалось» сделать в 1963—1964 годах).

Как Алексий (Ридигер) потопил Никодима (Ротова)

Их хотели «сослать» в Печерский монастырь. В ситуации аджорнаменто (обновления) Римо-Католической Церкви после Второго Ватиканского собора (1962–65 годы) он много сделал для улучшения взаимоотношений Москвы и Ватикана и, несмотря на протесты врачей (к тому времени перенес уже 5 инфарктов!), считал необходимым лично приветствовать новоизбранного папу Иоанна-Павла I.

С особым вниманием и уважением митрополит Никодим относился к нашему старообрядчеству, хранящему ценные богослужебные древнерусские традиции, спешно уничтожавшиеся во время необдуманных «грекофильских» реформ патриарха Никона, приведших к трагическому расколу. В 1971 году со старообрядцев были сняты анафемы, наложенные в XVII веке.

Все эти шаги были обусловлены не сиюминутной церковно-политической конъюнктурой, не только «духом времени», – но заботой о будущем Церкви, и определялись уникальным даром покойного Святителя, остро переживавшего ненормальность разделений и вражды между христианами различных Церквей и течений, а также между представителями других религий.

В результате деятельности митрополита Никодима и «питомцев его гнезда» (один из которых, по промыслу Божию, стал нашим Патриархом!) Русская Церковь смогла выйти из изоляции внешней и, отчасти, изоляции внутренней. Но последнее, как показал опыт нашей церковной жизни в условиях политической и духовной свободы, – самое трудное. Это хорошо понятно всем интеллигентным петербуржцам вне зависимости от их конфессиональной принадлежности. Ведь наш Город Святого Петра, символически основанный в день «смешения языков» (праздник Пятидесятницы, или Святой Троицы, 16/27 мая 1703 года), изначально – город ойкуменический («вселенский», в буквальном смысле этого греческого слова), то есть без боязни открытый всем народам, религиям и культурам. Достаточно, озираясь по сторонам, пройти по Невскому проспекту, начиная от речки Мойки, в сторону Казанского собора. Даже в условиях государственной Церкви у нас не было места плебейской нетерпимости к представителям других конфессий и религий, а тем более не может быть сейчас! К этому религиозному взаимопониманию (и простой человеческой порядочности!) призывает нас долг памяти Великого Архиерея, мечтавшего видеть православных христиан людьми духовно благородными – добрыми, образованными, открытыми и терпимыми.

Каждый год в день памяти митрополита Никодима в Свято-Троицком соборе Александро-Невской Лавры совершается заупокойная Литургия и Панихида. Приезжают многочисленные иерархи, клирики и миряне, как лично знавшие покойного (увы! с каждым годом их становится всё меньше…), так и молодые почитатели его светлой памяти. Последних становится всё больше… После Литургии и панихиды в соборе на могиле Святителя (на Никольском лаврском кладбище) служится лития.

иподиакон Георгий Рубан

15 октября 2004 года, в 75-ю годовщину со дня рождения митрополита Никодима (Ротова), в Свято-Троицком соборе московского Свято-Данилова монастыря митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл совершил панихиду о упокоении этого выдающегося иерарха Русской Православной Церкви XX века. На богослужении присутствовали православные верующие Первопрестольного града, сотрудники Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата.

Приступая к совершению панихиды и призвав собравшихся в храме вознести молитвы о упокоении души приснопамятного митрополита Никодима, Владыка Кирилл, в частности, сказал:

«Сегодня мы молитвенно чтим память митрополита Никодима (Ротова) — замечательного иерарха XX столетия, оставившего яркий след в истории Русской Православной Церкви. Жизненному пути и церковному служению приснопамятного Владыки Никодима посвящены многие публикации как в религиозных, так и в светских изданиях. Мне же как человеку, хорошо знавшему его лично, хотелось бы сказать о главном, что всегда поражало в его личности.

Митрополит Никодим был подвижником в полном смысле этого слова, ибо подвижник — этот тот, кто отдает всего себя Богу и людям. Господь даровал Владыке Никодиму огромные силы — и физические, и духовные. Те, кто его помнят — а таких уже, наверное, мало с нами, — никогда не забудут его интеллектуальный облик. Он обладал феноменальной памятью, с легкостью овладевал иностранными языками, даже не обучаясь им специально.

Талантами хвалиться нельзя, ибо они от Бога. Но нельзя забывать о том, что все таланты, которыми Господь щедро наделил Владыку Никодима, он отдал на служение Церкви Христовой, народу Божию.

Тот факт, что приснопамятный митрополит Никодим скончался на 48-ом году жизни от шестого инфаркта, лучше всего свидетельствует о том, что он всецело посвятил свою жизнь служению Церкви, ничего не оставляя для себя. Если бы он жил по-другому, то, возможно, годы жизни митрополита Никодима были бы более продолжительными. Про Владыку говорили, что он „сгорает“, исполняя свое служение. Когда ему говорили об этом откровенно, он всегда с улыбкой отвечал: „Лучше гореть, чем тлеть“. Никакие аргументы не могли остановить его стремление вперед, его пламенный порыв служить Богу и людям.

Доныне ясно различим и значим след, оставленный им. В те времена, когда по стране бушевали хрущевские гонения на веру Христову, он заложил основу того епископата, который в настоящее время является ядром, сердцевиной иерархии Русской Православной Церкви. И потому мы не вправе рассматривать нынешний период новейшей истории нашей Церкви в отрыве от деяний, вклада и самой личности Владыки Никодима. Ибо значительную роль в жизни Русского Православия наших дней играют те люди, которых Владыка Никодим в свое время благословил и поставил на путь иерархического служения. И первым среди таких людей мы должны вспомнить Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.

О жизни Владыки Никодиа, о его трудах нельзя говорить как о наследии прошлого. Это также достояние нынешнего времени, и, думаю, времени будущего. Уйдут люди, которые знали его лично, но этот человек Церкви наверняка сохранится в памяти народа Божия, в анналах отечественной истории. И, может быть, как это часто бывает с деятельными людьми, которые опережают свое время, будущие поколения станут относиться к нему с большей любовью и уважением, чем современники.

Сегодня в Санкт-Петербурге совершаются заупокойные богослужения над могилой Владыки Никодима. И здесь, в Москве, мы также имеем возможность помолиться о его упокоении в Селениях праведных.

Для Владыки Никодима Отдел внешних церковных связей был любимым детищем, поскольку, приняв в управление маленькую канцелярию, он со временем создал из нее высокоорганизованное церковное учреждение, у которого в те трудные годы была невероятно сложная миссия: взаимодействовать с государством и таким образом защищать Церковь всеми доступными средствами, включая внешние церковные связи.

Поэтому я призываю всех помолиться о митрополите Никодиме, дабы Господь упокоил душу его в Небесных Своих обителях и сотворил в наших сердцах вечную молитвенную память о нем».

Владыка Никодим (Борис Георгиевич Ротов) родился 15 октября 1929 года в деревне Фролове Кораблинского района Рязанской области, куда семья переехала из Рязани, чтобы провести лето. Отец его, Георгий Иванович, работал инженером-землеустроителем. Мать, Елизавета Михайловна, была учительницей. После окончания школы Борис Ротов два года проучился в Рязанском педагогическом институте.

Но рано проявившееся призвание к духовному служению определило его дальнейшую жизнь. 17 августа 1947 года архиепископ Ярославский и Ростовский Димитрий (Градусов) рукоположил Бориса Ротова во диакона. А два дня спустя архиепископ Димитрий совершил его пострижение в монашество с именем Никодим (впоследствии свое иноческое имя он оформил и как гражданское).

20 ноября 1949 года иеродиакон Никодим был рукоположен во иеромонаха. Служение его последовательно проходило в небольшом селе Давыдове Толбухинского района, в Переяслевле-Залесском и в древнем Угличе. С января 1952 года он был назначен клириком кафедрального собора в Ярославле и секретарем архиепископа Ярославского и Ростовского.

Пастырское служение иеромонах Никодим сочетал с духовным образованием. В 1953 году он завершил заочное обучение в Ленинградской Духовной семинарии, а двумя годами позже окончил курс Академии по первому разряду. В 1956—1958 годах архимандрит Никодим служил в Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, начальником которой он стал в сентябре 1957 года.

По возвращении на Родину в марте 1959 года он был назначен заведующим Канцелярией Московской Патриархии.

10 июля 1960 года в Троицком соборе Свято-Троицкой Сергиевой Лавры хиротонисан во епископа Подольского, викария Московской епархии с назначением председателем Отдела внешних церковных сношений Московского патриархата. Как председатель ОВСЦ МП епископ Никодим вступил в управление приходами Русской Православной Церкви в Венгрии, Финляндии и Японии.

В том же году назначен членом комиссии по межхристианским связям, а с 19 сентября того же года руководил Издательским отделом Московской Патриархии.

С 23 ноября 1960 года — епископ Ярославский и Ростовский.

С 16 марта 1961 года -Постоянный член Священного Синода.

10 июня 1961 года Владыка Никодим был возведен в сан архиепископа. 11 мая 1963 года награжден правом ношения креста на клобуке.

3 июля 1963 назначен председателем Комиссии Священного Синода по вопросам христианского единства. 3 августа того же года возведен в сан митрополита. Назначен на Минскую и Белорусскую кафедру.

Чекисты в рясах

В том же году, 9 октября, Высокопреосвященнейший Никодим становится митрополитом Ленинградским и Ладожским.

7 октября 1967 года был назначен управляющим Новгородской епархией с титулом «Ленинградский и Новгородский».

Заслуги митрополита Никодима перед Русской Православной Церковью были высоко оценены. Он награжден высшим церковным орденом святого равноапостольного князя Владимира 3-х степеней; 12 апреля 1970 года удостоен права ношения второй панагии; в 1971 году награжден правом служения с предносным крестом. Кроме того, он награжден также многими орденами Поместных Православных Церквей, ряда других Церквей и государственными орденами: Греции — орденом Феникса; Ливана — орденом Ливанского Кедра; Югославии — орденом Югославского знамени.

Митрополит Никодим был почетным членом Ленинградской и Московской Духовных академий.

Митрополит Никодим — выдающаяся личность своего времени. Он отличался кипучей энергией и обширной разносторонней и многообразной деятельностью. Трудился он не щадя своих сил и здоровья. Труды Владыки были посвящены распространению идей христианства. Митрополит Ленинградский и Новгородский Никодим активно принимал участие в работе светских миротворческих организаций.

В 1972 году с ним случился первый инфаркт, после чего он подал прошение об освобождении его от должности председателя ОВЦС МП. Прошение это было удовлетворено. Но состояние здоровья митрополита продолжало ухудшаться. Несмотря на это, в 1974 году согласно постановлению Священного Синода он принял на себя пост Патриаршего Экзарха Западной Европы. В октябре 1975 года во время заседания рабочего комитета ХМК в Бад-Саарове (ГДР) он перенес пятый инфаркт. Врачи категорически потребовали от больного решительно изменить жизненный ритм, резко сократить объем работы. Эти требования врачей частично были выполнены, но созидательная деятельность митрополита Никодима на благо Русской Православной Церкви не прекращалась. Он продолжал, превозмогая телесные недуги, вести общецерковную работу и заботиться о духовном окормлении приходов своей епархии. Будучи уже тяжело больным человеком, он служил Божественную литургию, считая, что лучшим лекарством является молитва.

Скончался он 5 сентября 1978 года за пределами своей Родины во время исполнения им церковного послушания, порученного ему Священноначалием нашей Церкви.

20-летию со дня смерти и 70-летию со дня рождения митрополита Никодима (Ротова) была посвящена книга «Человек Церкви», изданная 1998 году и содержащая воспоминания Патриарха Московского и всея Руси Пимена, митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, митрополита Харьковского и Богодуховского Никодима, митрополита Нижегородского и Арзамасского Николая, митрополита Ставропольского и Бакинского Гедеона, протоиерея Виталия Борового и многих иных видных деятелей Русского Православия.

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II предпослал книге воспоминаний такие слова о митрополите Никодиме: «Он жил и совершал свое служение, дерзновенно свидетельствуя о жизнеспособности Православной Церкви после страшных перенесенных Церковью репрессий и перед лицом новых испытаний».

15 октября 2004 г.

Родился 15 октября 1929 г. в д. Фролово Кораблинского района Рязанской области. По окончании средней школы поступил в Рязанский педагогический институт на факультет естествознания.

19 августа 1947 г. архиепископом Ярославским и Ростовским Димитрием (Градусовым) пострижен в монашество и рукоположен в сан иеродиакона с причислением к ярославскому архиерейскому дому.

20 ноября 1949 г. архиепископом Димитрием рукоположен в сан иеромонаха и назначен настоятелем храма Рождества Христова в с. Давыдово Ярославской области. Позже некоторое время состоял вторым священником Покровского храма в г. Переславле-Залесском, а затем 7 августа 1950 г. назначен настоятелем храма святого царевича Димитрия в г. Угличе и благочинным Угличского округа.

В том же году поступил на заочный сектор Ленинградской духовной семинарии, по окончании которой поступил в Ленинградскую духовную академию.

В январе 1952 г. назначен клириком Ярославского кафедрального собора и секретарем архиепископа Ярославского и Ростовского, затем ключарем собора, а с декабря 1954 г. — исполняющим обязанности настоятеля.

В 1955 г. окончил Ленинградскую духовную академию со степенью кандидата богословия.

25 февраля 1956 г. назначен членом Русской духовной миссии в Иерусалиме, а затем заместителем начальника Миссии.

31 марта 1957 г. митрополитом Крутицким и Коломенским Николаем возведен в сан игумена, а 25 сентября того же года назначен начальником Русской духовной миссии в Иерусалиме с возведением в сан архимандрита. Возведение в сан архимандрита было совершено (по просьбе Святейшего Патриарха Алексия I) митрополитом Назаретским и всей Галилеи Исидором.

В марте 1959 г.

Никодимовщина, как рак РПЦ, поедающий ее изнутри

назначен заведующим канцелярией Московской Патриархии.

4 июня того же года стал заместителем председателя Отдела внешних церковных сношений.

10 июля 1960 г. в Троицком соборе Свято-Троицкой Сергиевой лавры хиротонисан во епископа Подольского, викария Московской епархии, с назначением председателем Отдела внешних церковных сношений. Хиротонию совершали Святейший Патриарх Алексий I, митрополит гор Ливанских Илия, епископы Сергиопольский Василий, Дмитровский Пимен, Можайский Стефан.

Как председатель ОВЦС епископ Никодим вступил в управление приходами Русской Православной Церкви в Венгрии, Финляндии и Японии.

28 августа 1960 г. назначен членом Комиссии по межхристианским связям, а с 19 сентября руководил Издательским отделом Московской Патриархии. Назначен председателем редакционной коллегии сборника «Богословские труды».

С 23 ноября 1960 г. — епископ Ярославский и Ростовский.

16 марта 1961 г. стал постоянным членом Священного Синода.

10 июня 1961 г. возведен в сан архиепископа.

11 мая 1963 г. награжден правом ношения креста на клобуке. Избран почетным членом Московской духовной академии.

3 июля 1963 г. назначен председателем Комиссии Священного Синода по вопросам христианского единства.

3 августа того же года возведен в сан митрополита, назначен на Минскую и Белорусскую кафедру, а 9 октября становится митрополитом Ленинградским и Ладожским.

7 октября 1967 г. назначен управляющим Новгородской епархией с титулом «Ленинградский и Новгородский».

В 1968 г. во главе делегации Русской Православной Церкви присутствовал на IV Ассамблее Всемирного совета церквей в Упсале (Швеция) и избран в состав Центрального комитета ВСЦ; в том же году избран на пост председателя Комитета продолжения работ ХМК.

Возглавлял делегации Русской Православной Церкви на четырех Всеправославных совещаниях — в 1961, 1963, 1964 и 1968 гг.

20 марта 1969 г.

назначен представителем от Московского Патриархата в Межправославную подготовительную комиссию Святого Всеправославного Собора и утвержден председателем Комиссии Священного Синода по вопросам христианского единства.

В 1970 г. поручено временное управление Патриаршими приходами Северной и Южной Америки. В том же году удостоен права ношения двух панагий; также присуждена ученая степень магистра богословия.

25 июня 1970 г. назначен членом Комиссии Священного Синода для подготовки Поместного Собора Русской Православной Церкви.

30 мая 1972 г. согласно прошению освобожден от должности председателя Отдела внешних церковных сношений в связи с перенесенной тяжелой болезнью. При этом был оставлен председателем Комиссии Священного Синода по вопросам христианского единства; также было поручено архипастырское окормление находящихся в Финляндии приходов, которые относятся к ведению Московского Патриархата. 3 сентября назначен Патриаршим экзархом Западной Европы.

24-25 октября в связи с 20-летием Христианской богословской академии в Варшаве Сенат и Совет академии присудили митрополиту Никодиму почетную степень доктора богословия honoris causa за большие заслуги в области экуменической и миротворческой деятельности.

С 23 ноября по 10 декабря 1975 г. возглавил делегацию Русской Православной Церкви на V Генеральной ассамблее ВСЦ в Найроби и был избран президентом Всемирного совета церквей.

Заслуги Высокопреосвященнейшего Никодима перед Русской Православной Церковью были отмечены многими наградами, в том числе орденом святого равноапостольного князя Владимира (I, II, и III ст.); он был удостоен права ношения второй панагии и права служения с предносным крестом. Кроме того, он был награжден многими орденами Поместных Православных Церквей и других церквей, а также государственными орденами ряда стран: Греции (орденом Феникса), Ливана (орденом Ливанского Кедра), Югославии (орденом Югославского знамени).

Был почетным членом Ленинградской и Московской духовных академий. Входил в правление Союза Советских обществ дружбы и культурных связей с зарубежными странами и правление Советской ассоциации дружбы с народами Африки.

Митрополит Никодим скончался от сердечного приступа 5 сентября 1978 г. в Ватикане, куда прибыл по поручению Священного Синода во главе делегации Русской Православной Церкви.

Отпевание состоялось 10 сентября 1978 г. в Свято-Троицком соборе Александро-Невской лавры. Отпевание по монашескому чину совершили Святейший Патриарх Пимен, Блаженнейший Митрополит Пражский и всей Чехословакии Дорофей, Архиепископ Карельский и всей Финляндии Павел в сослужении постоянных членов Священного Синода Русской Православной Церкви: митрополита Киевского и Галицкого Филарета, митрополита Таллинского и Эстонского Алексия и митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, митрополита Минского и Белорусского Антония, временно управляющего Ленинградской епархией, других прибывших проститься с почившим митрополитов, архиепископов и епископов, многочисленного духовенства.

Похоронен митрополит Никодим на Никольском кладбище Свято-Троицкой Александро-Невской лавры.

***

Памяти митрополита Никодима (Ротова). К 40-летию со дня кончины

Эссе Никодимовщина Московского Патриархата, как за

Владимир Мочалов

«Никодимовщина» Московского Патриархата как закономерный итог «сергианства»

Эссе

На православном сайте опубликован материал о современном состоянии РПЦ МП. Что не все ладно в «датском королевстве» было наглядно заметно уже давно. Поведение чиновников Совета по делам религий позволяло предположить, что там царят какие то неведомые посторонним законы. Списывать «сергианство», по лживым утверждениям либералов, единственно на Сталина нонсенс. Да и процессы о которых пойдет речь происходили уже после смерти Сталина, о чем и говорит сама статья. Давайте вместе посмотрим на эти события современным взглядом: 

«Никодимовщина, как рак РПЦ, поедающий ее изнутри»
Опубликовано 6 Сентябрь 2016 

С начала 1960-х годов почти одновременно начинают развиваться два еретических учения «патриархии»,— богословие революции и экуменическое учение. Оба они связаны с личностью выдвинувшегося тогда и набравшего большую силу в церковных верхах митрополита Ленинградского и Ладожского Никодима (Ротова). Он сам и группа единомышленных с ним «богословов» занялись «православным» оправданием Октябрьской революции и подобных ей, как «соответствующих евангельским идеалам», созвучных учению Христа Спасителя. Договорились до утверждения, что Христос на Кресте всыновил Себе будто бы не только верующих Ему, а всё человечество поголовно. Следовательно, Телом Христовым, Церковью являются все люди, независимо от их отношения ко Христу, а потому и выходит, что «неверующие братья» (т.е. безбожники и сатанисты-коммунисты) могут творить и творят дело Божие — дело построения Царства Божия на земле, каковым является «коммунизм», а верующие, закоснев в своих предрассудках, даже часто противятся этому Божию делу! Церковь поэтому во многом — консервативна, не отвечает «духу времени» и её нужно «обновлять».

Никодимовцы никогда не цитировали ясных слов Христа: «Не о всём мiре молю, но о тех, которых Ты (Отец Небесный — прот. Л.) дал Мне» (Ин.

Тайна смерти митрополита Никодима.

17,9), то есть только о верующих! Постепенно «никодимовцы» стали избегать упоминаний о диаволе и бесах, сам Никодим вместо слова «грехи» начал употреблять элегантное — «наши несовершенства», и, наконец, поставил ребром вопрос перед Всеправославным совещанием на о. Родос, готовившем, в сущности, новый Вселенский 8-й Собор, названный, впрочем, осторожно — «Всеправославным», что пора признать масонство одной из религий (чтобы с ним можно было установить экуменическое общение)!

Во всей своей деятельности Никодим и его компания имели мощную поддержку КГБ, МИД и «Совета по делам». Московские семинаристы дополнили его титул: «Ленинградский, Ладожский и Лубянский» (если бы только это, о чем говорится далее В.М.). А студенты Ленинградской духовной академии в 1974 г. прикололи на двери его кабинета объявление: «Совет по делам религий при Совете министров СССР, Комитет Государственной безопасности при том же Совете, масонская ложа г. Арбатова, Хоральная синагога г. Конотопа и прочие заинтересованные организации с глубоким прискорбием извещают о безвременной кончине митрополита… Никодима. Сему печальному событию приличествует некоторое сожаление. Смерть вырвала из наших рядов одного из самых стойких борцов с Православием!..» Общецерковного признания безбожников членами Тела Христова не получилось, хотя эта явная ересь до сих пор «патриархией» не осуждена.

Никодимовщина — рак РПЦ

В настоящее время никодимовцами заняты все ключевые посты в Русской Православной Церкви. Следовательно, мы получили духовное наследие никодимовской политики, которая имеет ярко выраженное экуменическое направление, размывающее основу Православия, которое так бережно хранили русские люди на протяжении веков. И сегодня такая соблазнительная экуменическая активность митрополита Никодима предлагается русскому православному народу в духовное наследие.

Напомним некоторые факты и моменты из жизни митр. Никодима (Ротова). По своим религиозным взглядам он явно тяготел к католичеству. Опубликовано немало личных свидетельств служения Никодимом «приватных месс» по латинскому обряду.

…состоялось первое в истории официальное паломничество из Русской Церкви к святыням Рима. Кульминацией паломничества стала торжественная «божественная литургия», которую митрополит Никодим совершил в русском католическом храме Св. Антония в сослужении  иеромонаха Кирилла Гундяева (нынешнего Патриарха). Присутствовавшие католики приступили к причастию, предвкушая наступление евхаристического общения между Москвой и Римом.

Уже в 1969 года заслугами митрополита Никодима постановлением Священного Синода РПЦ МП до таинств были допущены римские католики. Но вскоре это скандальное постановление отменили.

Нужно сказать, что с символичной смертью митрополита Никодима проповедуемая и усиленно насаждаемая им ересь экуменизма не перестала существовать в Русской Церкви, поскольку он успел оставить после себя плеяду своих учеников, которых в свое время сумел рукоположить в священный сан и поставить на руководящие должности.

Одним из ближайших и любимых учеников митрополита Никодима также был архиепископ Выборгский, а ныне Патриарх Московский и всея Руси Кирилл (Гундяев).

Первый ученик владыки Никодима никогда не скрывал, что считает своим долгом довести дело своего покойного учителя до конца. А идеалом и главной мечтой Ротова было «воссоединение с великой церковью запада» через проведение «восьмого вселенского» собора.

Умер митрополит Никодим (Ротов) во время визита в Ватикан. Конец Ротова был ужасен. 10 августа 1978 г., вопреки строжайшему запрету Святых Апостолов, он отслужил панихиду на гробе папы римского Павла VI. 12 августа, так же вопреки канонам, он участвовал в его отпевании. А 5 сентября во время аудиенции у папы римского Иоанна-Павла I при исполнении обязательного обряда – целования туфли он скоропостижно скончался Сбылось пророчество блаженной Пелагии Рязанской, которая предрекла экуменисту страшную и позорную смерть.

 В настоящее время ученики Ротова занимают ведущие кафедры Русской Православной Церкви.

Более того, и сейчас, спустя 35 лет после его кончины, во главе Церкви по-прежнему стоят те люди, которых в свое время он выдвинул». В их числе ; Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, а также Блаженнейший митрополит Киевский и всея Украины Владимир, Патриарший Экзарх всея Беларуси митрополит Минский и Слуцкий Филарет,  среди ставленников митрополита Никодима был и приснопамятный Патриарх Алексий II.

…препятствиями к сближению (с католиками В.М.) после раскола в 1054 году продолжают оставаться вопрос о филиокве, то есть исхождении Святого Духа, догмат о непорочном зачатии Пресвятой Богородицы, учение о примате Папы. До XIX столетия Русская Православная Церковь и Римско-Католическая церковь считали друг друга еретическими».

Вот такая статья опубликована на православном сайте Движение «Сопротивление новому мировому порядку». Но я хотел бы дополнить ее некоторыми сведениями и соображениями.

Мне думается, и это видно из многих источников, что дехристанизация РПЦ (здесь принимаю современное название) началась еще много лет назад и за двести лет синодоидального управления РПЦ потеряла во многом свой дух. И все же в ней до революции 1917 года продуктивно действовал Приходской Совет прихожан Храма, имевший много полномочий и управлявший совместно со священником имуществом Прихода. То есть в имущественных вопросах слово Приходского Совета было решающим, и именно он определял и контролировал размер денежного содержания настоятеля и остального клира.

Понятно, что в 1943 году восстановить полностью вместе с Патриархией прежний порядок не представлялось возможным, а в дальнейшем произвол уполномоченного Совета по делам религий в отношении Приходской жизни и священничества нигде не освещался.

С приходом, в Государство и естественно в Церковь, сатанистской «демократии» передаваемые в Церковь Храмы и имущество переподчинили в управление самим Настоятелям, назначаемым Митрополией (здесь, у меня возможны какие либо небольшие неточности, но дух перемен, передан верно) и не подотчетным Приходским Советам, которые позже были фактически устранены вовсе. Вот такая, незаметная постороннему взгляду, Революция произошла в РПЦ. И как следствие не собираются Поместные Соборы и они решениями Архирейских Соборов лишены всех полномочий, так что и собираться незачем, Поместные Соборы теперь говорильня без всяких прав.

Луч надежды мелькнул с появлением на правлении приснопамятного Митрополита Сакт-Перербургского и Ладожского Иоанна (Снычева) и у простых верующих возникла надежда на его грядущее Патриаршество, но мечты остались мечтами и на кафедру взошел продолжатель дела Никодима Ротова, Патриарх Алексий II(Ридигер). А своего выдающегося Митрополита верхушка Русской Православной Церкви и сама Церковь предала забвению. Здесь наглядно проявляется отношение простых верующих к месту упокоения Митрополита Иоанна (Снычева). Его могила на Никольском кладбище Александро Невской Лавры опекаема и посещаема многочисленными верующими и простыми гражданами, всегда горит неугасимая лампадка, и контраст рядом мертвая могила Никодима Ротова (только один раз видел букет белых роз от Патриарха Кирилла).   

Еще создается устойчивое представление и чувство, что жизнь РПЦ управляется из внешнего центра, и дело Никодима Ротова идет к логическому завершению, полного порабощения РПЦ, или мировой «Церковью» или чем то похожим наподобие. Гаванская встреча Патриарха и Папы Римского предсказуемые звенья этой цепи.

© Copyright: Владимир Мочалов, 2016
Свидетельство о публикации №216091301778

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Владимир Мочалов

Рецензии

Написать рецензию

Другие произведения автора Владимир Мочалов

2 ноября 2011 года митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев) прочитал в Санкт-Петербургской православной духовной академии лекцию, которую он посвятил памяти митрополита Ленинградского и Новгородского Никодима (Ротова). В предисловии к своей работе митрополит указал на Никодима (Ротова) как на безспорный авторитет, а его деятельность определил в качестве надежного ориентира, когда речь идет о подготовке грядущего Всеправославного Собора. 

По словам митрополита Илариона, этот иерарх Русской Православной Церкви «стоял у истоков того процесса, который в конечном итоге должен привести к созыву Святого и Великого Собора Православной Церкви». Он также был «непосредственным участником предсоборного процесса вплоть до своей безвременной кончины в 1978 году».

Остается неясным, почему митрополит Иларион в своем докладе под названием «Межправославное сотрудничество в рамках подготовки к Святому и Великому Собору Православной Церкви» подчеркивает работу митрополита Никодима (Ротова) в рамках подготовки к Всеправославному Собору и в церковной жизни в целом, поскольку деятельность этого иерарха не может быть ни канонической, ни догматической основой для созыва Всеправославного Собора (не может быть и примером для православных христиан). В противном случае появятся только серьезные проблемы догматического характера, возникнут ереси, которые потрясут Вселенскую Церковь, а также и проблемы, имеющие общее значение для всех поместных Православных Церквей. Поэтому выдвижение такой личности как митрополит Никодим (Ротов) на первый план в настоящее время, по меньшей мере, проблематично.

Из нижеприведенного текста можно видеть, что другие источники говорят о том, кем был этот человек.

 

Редакция сербского сайта «Борьба за веру»

+   +   +

Митрополит Никодим (Ротов)

В книге М. Стаховича «Фатимские явления Божией Матери — утешение России» приводится занимательный факт: «В 1931 году, 5 февраля, епископ д’Эрбиньи, представитель комиссии «Pro Russia» («За Россию») (римского) Восточного института, приближенный папы, с которым встречался ежедневно, писал в Москву епископу Неве о своем проекте для России, чтобы избрать Патриархом епископа Варфоломея, который тайно перешел в католицизм. Это «избрание» состояло бы, при содействии Рима, в сборе отдельных подписей православных епископов. Благодарный «избранный» кандидат подписал бы унию, и Россия ее приняла бы в ответ на щедрый жест Рима: дар России мощей святителя Николая Угодника» (М. Стахович. Фатимские явления Божией Матери – утешение России. М. 1992. С. 23-24).

В книге профессора католических факультетов в Лионе и Страсбурге и советника посольства Франции при Ватикане А. Ванже (в другой транскрипции – Венгер) «Рим и Москва, 1900-1950» (Wenger A. Rome et Moscou, 1900-1950. Paris, 1987) говорится, что «апостолический администратор» Москвы П. Неве получил от Мишеля д’Эрбиньи полномочия разрешать обращенным при переходе из Православия в католичество сохранять втайне свою новую конфессиональную принадлежность.

Примечательно, что в сообщении Ванже упоминается о том, что митрополит Никодим (Ротов) говорил, что в коллегиуме «Русикум» (иезуитское отделение для подготовки миссионеров «восточного обряда») он служил на антиминсах, которые еще в 20-х или 30-х годах епископ Неве посылал епископу д’Эрбиньи.

 В связи с этим очень серьезное сообщение опубликовано в католическом издании «National Catholic Reporter” («Национальный Католический Репортер») со ссылкой на книгу «Pasion and Ressurection: The Greek Catolic Church in Soviet Union» («Страдание и Воскресение: Греко-Католическая Церковь в Советском Союзе»), согласно которому Ленинградский митрополит Никодим имел инструкции от папы Павла VI распространять католицизм в России и был тайным католическим епископом, скрывавшимся под маской православного архиерея.

Согласно сообщению «Радио Ватикана», патер Шиман в журнале иезуитов «Чивилта Католика» («Католическая Цивилизация») утверждает, что митрополит Никодим открыто поддерживал организацию «Общество Иисуса», со многими членами которой имел самые близкие приятельские отношения. Так, например, испанский иезуит Мигель Арранц был приглашен митрополитом Никодимом преподавать в Ленинградской духовной академии (в 70-х годах), став первым иезуитом, читавшим лекции в православном учебном заведении в Советском Союзе.

Митрополит Никодим перевел на русский язык текст «Духовных упражнений» Игнатия Лойолы – основателя «Общества Иисуса» и, как пишет патер Шиман, постоянно имел их при себе, а по словам М. Арранца, постоянно занимался «духовностью иезуитов» («Истина и жизнь», № 2. 1995. С. 27).

В том же католическом вестнике «Истина и жизнь» (С. 26) приводятся весьма характерные воспоминания отца-иезуита Мигеля Арранца о том, как по благословению Ленинградского митрополита Никодима он служил «литургию восточного обряда» в домовой церкви митрополита Никодима в Ленинградской Духовной Академии. <…> Митрополит Никодим допускал своего друга иезуита М. Арранца во время его преподавательской деятельности в Ленинградской духовной академии причащаться по воскресеньям вместе с православными клириками («Истина и жизнь», № 2. 1993. С. 27).

С другом-иезуитом М. Арранцем

Добавим к этому, что степень магистра богословия митрополит Никодим получил в 1970 году за диссертацию о понтификате римского папы Иоанна XXIII, а скончался он скоропостижно в сентябре 1978 года в Ватикане на аудиенции у новоизбранного папы Иоанна Павла I, в чем нельзя не увидеть указание Свыше на то, к чему стремилась душа этого маститого митрополита-экумениста.

Необходимо отметить, что понятие "тайный католик" не предполагает формального разрыва с Православной Церковью: тайный переход в католичество означает негласное принятие духовного лица в сущем сане в лоно т.н. "вселенской церкви", то есть в евхаристическое общение и иерархическую связь с римским епископом (папой); при этом продолжается служение в Православной Церкви в прежнем сане и должности с целью постепенного насаждения среди прихожан и, возможно, духовенства симпатии к Западной "Матери-церкви" (римскому "святому престолу") и к католическому вероучению. Делается это очень осторожно и часто незаметно для неискушенных в богословских вопросах. Еще в начале XX века папа Пий X разрешил принимать в унию православное духовенство с оставлением их на занимаемых местах при православных храмах, под юрисдикцией православных архиереев и петербургского Синода; на литургии было разрешено не произносить Filioque, не поминать папу, разрешалось молиться за Святейший Синод и т.п. (К.Н. Николаев.

Патриарх и 40 гомоепископов — Интервью диакона Андрея Кураева о гомосексуальном лобби в РПЦ

Восточный обряд. Париж. 1950. С.62).

Именно тайное униатство отдельных священников или даже епископов должно, по замыслу ватиканских аналитиков, обезпечить дело унии с т.н. "апостольским римским престолом".

Этой униатской идее служит и идея, которую широко распространяют филокатолически настроенные православные – идея «двух легких крыльев» — Православия и католицизма, которые якобы составляют единую Вселенскую Церковь (один из родоначальников этой идеи — русский религиозный философ Владимир Соловьев, принявший католицизм в 1896 году). <…>

Ватикан, ради своих миссионерских и униональных целей, теперь уже не настаивает на чтении Символа веры с прибавлением «и от Сына», когда совершается византийская литургия (папа Бенедикт XIV еще в 1746 г. указал, что выражение «от Отца исходящего» не следует понимать как «от Отца только», но, имплицитно, «и от Сына»). Кроме этого, «восточный обряд» Ватикана признает многолетнее почитание русских святых, прославленных Православной Церковью после 1054 года, формой их канонизации Римом (равнозначной латинской беатификации) и допускает в криптоуниатских целях их литургическое почитание.

Митрополит Никодим на аудиенции у папы

Таким образом, «восточный обряд» — это новый метод миссии Ватикана, используемый после неуспешных попыток унии на протяжении прошлых веков, когда церковная совесть православного народа предпочитала терпеть гонения и смерть, только бы не предавать Святоотеческой Православной веры.

В последние десятилетия униональная стратегия Ватикана в отношении России заключается в том, чтобы открыто не заниматься откровенным латинским прозелитизмом среди отдельных русских "схизматиков", а повторить попытку навязать унию по "образцу" изменника Православной веры митрополита Киевского и всея Руси Исидора (XVI в.): подчинить римскому "первосвященнику" — "викарию Иисуса Христа" сразу всю Русскую Церковь, оставляя за ней право не принимать никаких других латинских догматов и нововведений и тем самым как бы сохранить свою "восточную чистоту" — православный византийский обряд, уклад церковной жизни, каноническое право и даже православные догматы, с добавлением лишь признания примата римского папы. Причем признание папского примата должно заключаться даже не в поминовении папы за литургией, а "всего лишь" в утверждении Римом избранного первоиерарха Русской Церкви.

Необходимо помнить, что Ватикан никогда не забывал своей главной, вековой цели — подчинить римскому престолу «восточных схизматиков», или, согласно современной экуменической терминологии, «Церковь-сестру».

Владимир Димитриевич

От догматики до аскетики, Православная Церковь и римокаталицизм, ЛИО, 2002, стр. 315-317.

В книге использованы материалы: Ватикан: натиск на Восток. М., 1998 и др. источники

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *