Митрополит Филарет (в миру Георгий Николаевич Вознесенский) родился в Курске 22 марта 1903 года. В 1909 году его семья переехала в Благовещенск-на-Амуре. Высшее образование Георгий Вознесенский получил в Русско-китайском политехническом институте в Харбине, там же окончил пастырско-богословские курсы. В 1931 году он принял постриг с именем Филарет, вскоре был рукоположен, в 1933 году возведен в сан игумена, в 1937 году – архимандрита. В 1962 году из Харбина уехал в Гонконг, оттуда в Брисбен, епископом которого назначен в 1963 году. А в 1964 году владыка Филарет избран на место ушедшего на покой первоиерарха РПЦЗ митрополита Анастасия (Грибановского; † 1965). Это бремя митрополит Филарет нес в течение 21 года. Владыка Филарет преставился ко Господу 21 ноября 1985 года. В 1998 году было решено перенести останки почившего первоиерарха из крипты кладбищенского Успенского храма в новую усыпальницу Свято-Троицкого собора в Джорданвилле. Когда вскрыли гробницу, то мощи митрополита Филарета оказались нетленными.

«Митрополит Филарет – это человек глубокой аскетической жизни. Посмотрите на его облик! Он был молитвенником, – вспоминает о владыке Филарете (Вознесенском) протоиерей Алексий Котар, настоятель Николаевского кафедрального собора в г. Сиэтл (штат Вашингтон, США). – Сам святой владыка Иоанн Шанхайский его кандидатуру выставил. Кандидатами тогда были и святитель Иоанн, и кто-то другой, и в качестве компромисса владыка Иоанн предложил выбрать молодого архиерея – владыку Филарета.

В какой-то мере владыка Филарет был мне как отец, потому что когда я учился в русской гимназии в Нью-Йорке, то в последний год моего обучения родители уехали в Сан-Франциско, папа (протоиерей Николай Котар. – А.Н.) был переведен туда, и владыка Филарет взялся как-то присматривать за мной, вызывал меня к себе, наставлял, поправлял. Он очень любил молодежь, часто встречался с молодежью. У нас по воскресеньям были кружки; мы приходили к нему прямо в покои, где он нас угощал, беседовал с нами. Когда он приходил к нам домой, то любил сесть за рояль: играл некоторые вещи, в том числе и свои, был хорошим музыкантом и композитором.

Что еще сказать о нем? Митрополит Филарет очень строго относился к церковным канонам, был ревнителем церковного порядка, очень переживал из-за нового стиля, из-за экуменизма. Но одно дело – его переживания, а другое – позиция первоиерарха. В личном разговоре он как-то мне сказал: «Я не знаю, осталась ли благодать в России”. Но Синод никогда такого от него не слышали, это не становилось официальной точкой зрения. То же самое и по поводу календаря. Он говорил, что новый календарь неблагодатный. Но я сам был свидетелем тому, как однажды к нам на праздник Благовещения пришел молодой греческий священник. У них, в греческой церкви, всенощной не служили, и он шел к нам, тихонько становился в храме и молился. Отец сказал владыке, что в храме греческий священник-новостильник, и тот сразу попросил пригласить его в алтарь, кратко с ним поговорил и велел принести фелонь. И вот этот новостильный священник вышел с нами на полиелей. Владыка любил всех, был очень терпелив, болел за правду и единство».

Публикуемое ниже слово митрополита Филарета «Православие, инославие и экуменизм» сказано на открытии пастырско-богословских курсов в Джорданвилле. Архивная запись слова предоставлена Евгением Лукьяновым († 2007).

Православие, инославие и экуменизм

Люди старшего поколения хорошо помнят, что было у нас на Руси-матушке в свое время; хорошо помнят, как много у нас было различных духовных учебных заведений. И высших, как академии, и средних, как семинарии, и низших, как духовные училища. Теперь условия совсем не те. И как вы сами, конечно, знаете, у нас, в Зарубежной Церкви, фактически настоящее полноценное духовное заведение – это только наша семинария, которая уже не первый и не второй год работает при Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле. В посильную помощь этому духовному заведению открываются духовные пастырские курсы, за что Богу благодарение, потому что в наше время нужно ценить, всячески поддерживать и оберегать те организации и учреждения, где является возможным предлагать людям церковное научение.

Конечно, по сравнению с прошлым временем, у нас есть один плюс. Вы знаете хорошо, друзья, как раньше говаривали у нас на Руси-матушке, что самые отчаянные кощунники и атеисты выходили из семинаристов. Может быть, в такой формулировке это звучало слишком обостренно и преувеличенно, но дыма без огня нет, потому что, действительно, раньше бывало так сплошь и рядом. В семинарию попадали люди, совсем не подходящие для нее, и выходили в конце концов, чтобы оказаться врагами веры.

Я позволю себе припомнить сейчас то, что не предполагал сказать сначала, а сейчас вспомнил – рассказ писателя А.В. Амфитеатрова о том, как в свое время в Московском университете преподавал богословие знаменитый ученый, профессор, протоиерей Николай Сергиевский. Однажды на экзамене по богословию отвечал молодой человек из очень интеллигентной аристократической семьи. Ответ был исключительно блестящим. Настолько были велики знания отвечавшего юноши, что ответ моментами выливался почти в диспут между профессором и студентом. Окончился этот почти часовой экзамен. Протоиерей Николай Сергиевский, ставя ему «пятерку», сказал: «Вы, вероятно, по убеждениям совершеннейший атеист?» Тот покраснел: «Откуда Вы могли знать?» «По характеру Ваших знаний и ответов. Вы учите это для того, чтобы с нами же спорить». И потом, когда через год его младший брат, очень скромный и богобоязненный юноша, отвечал также очень хорошо, но далеко не так блестяще, как его старший брат, то профессор, также ставя ему «пятерку», спросил: «Вы не брат такого-то? Ваш ответ блестящий, благодарю Вас. Ответ Вашего брата был еще лучше, но полный балл Вам я ставлю с гораздо большим удовольствием».

Это было тогда. Сейчас возможность того, что из духовного учебного заведения может выйти противник веры, гораздо меньше, потому что теперь в семинарию и даже на пастырские курсы пойдет человек, действительно ищущий и назидания духовного, и духовного просвещения. И дал бы Бог, чтобы наше скромное начинание пошло и было бы поддержкой единственной нашей духовной семинарии.

Как-то в Харбине пришлось мне читать книгу одного теософа, который, защищая свои теософские доктрины, говорил: «Нет религии выше истины. Это наш основной догмат, теософский. Потому все религии ценны, что все они ищут истину». Как будто бы даже довольно привлекательное утверждение, которое, однако, внутренне фальшиво. Почему? Да потому что если все религии ищут истину, а говорят о ней по-разному, то разве можно считать их равноценными? Это все равно что на стенке будут висеть рядом двенадцать одинаковых часов и показывать разное время, а мы станем утверждать: так как все они сделаны для того, чтобы показывать время, то все их показания равноценны. На самом деле одни показывают правильно, остальные неправильно, а может, и все неправильно. Во всяком случае, истина одна, и, показывая разное, они все говорить правду не могут.

Так же можно сказать и о религии. Конечно, религия – высшая точка духа человека, поэтому верующий христианин никогда не станет смеяться над чужой религией, как бы примитивна она ни была. Но это одно. С другой стороны, если это теософское утверждение так фальшиво, то внешне, повторяю, оно кажется достаточно привлекательным. И вот автор этой книги, теософ, говорит: «Нам удалось объединить представителей почти всех религий, в частности, почти всех христианских вероисповеданий, за исключением одного упрямого – Православия. Оно никак не хочет становиться на эту точку зрения. Оно говорит, что истины не ищет, а ею обладает в полноте, ему нечего искать. И поэтому оно эту истину может предложить всякому желающему, всякому, кто ее ищет, болеет о ней душой. А искать Православию нечего, оно есть религия, которая содержит истину богооткровенную. И так как истина одна, то, следственно, ни с какой другой религией Православие объединяться не желает».

Совершенно верно. В Православии то и ценно, что оно исповедует свою веру, ту богооткровенную истину, которую не люди изобрели в своих домыслах о Боге и о вере, а которую принес с неба на землю Господь Иисус Христос, воплотившийся Сын Божий, Божий разум, Божия сила, Божия премудрость. Потому-то этим и определяется вечность, стойкость и постоянство верной себе нашей православной религии, нашей православной веры, этого настоящего подлинного христианства. Господь Иисус Христос Своим апостолам говорил: «Все, что Я слышал от Отца Моего, все сказал». Вот почему апостол Петр в свое время и указывал: «Все потребное для жизни и благочестия дано нам от Господа». Этим словам Спасителя не противоречат другие Его слова, сказанные на той же тайной вечере, когда Он говорил: «Много еще имею вам сказать, но вы не можете носить ныне». Речь идет не о том, что им была сказана неполная истина, а только о том, что ее они не могли полностью вместить. «А когда придет Дух-Утешитель, Тот напомнит вам, о чем вам сказал, и озарит ваш ум так, что он поймет истину, воспримет во всей полноте». Церковь всегда и учит, что полнота истины, полнота видения принадлежит именно всей Церкви Вселенской, а не какому бы то ни было одному человеку. Так вот, следственно, содержание нашей веры дано уже. Оно сформулировано на Вселенских Соборах, сжато заключено в исчерпывающем Символе веры. Дальше Церковь говорит, что раскрывается оно в своей глубине в истории Церкви, в творениях святоотеческих, усваивается как спасительная истина каждой человеческой душою в подвиге жизни, в изучении, в благоговейном восприятии того, что Церковь предлагает как истину богооткровенную. Но иного, совсем нового, прибавить уже нельзя ничего.

На этом твердо стоит наша Православная Церковь. Основы такого понимания в свое время предостерегающе указал апостол Павел, который писал галатийским христианам: «Если не только мы, а ангел с неба будет вам благовестить не то, что вы приняли (значит, что-то совсем новое), анафема да будет». Поэтому если раскрывается перед вами истина по-новому, то для того, чтобы принять это разъяснение, христианин должен, прежде всего, заботиться о полном соответствии с той истиной, которая уже имеется в нашей Православной Церкви. Это не должно быть каким-то новшеством, а только выводом из того, что Церковь предлагает, раскрытием того, что уже дано. И вот в этом-то, повторяю, постоянство, верность, сила и стойкость нашего Православия.

Был когда-то у нас на Руси оригинальный мыслитель, философ, Василий Васильевич Розанов, большой оригинал. Человек, который мыслил иногда не только не совсем церковно, но и совсем нецерковно, по крайней мере, высказывался. Высказывал парадоксы, иногда просто атаковал христианство, говоря, что христианство отнимает у жизни ее свет, отнимает у жизни ее радостные стороны и делает ее чем-то мрачным, совершенно безотрадным для души. Но если говорят о русском человеке, что у него ум и сердце не в ладу, то это как раз было у такого оригинала, Розанова. Ум его явно восставал против христианства часто, а перо шло за умом и писало много такого, чего христианину не следовало бы писать. А вот его сердце тянулось к Церкви, тянулось к Православию. Он сам говорил, что если будет умирать, то желает пригласить перед смертью батюшку и перед кончиной исповедоваться ему за всю свою грешную жизнь.

Так вот, этот оригинальный мыслитель говорил: «Почему, когда я вхожу в церковь, моя мятущаяся душа чувствует спокойствие? Почему, когда войду я в маленькую самую, сельскую какую-нибудь церковь, там дьячок-псаломщик на клиросе что-то читает и поет, может быть сам не всегда понимая слова, которые он выпевает и вычитывает, старушки стоят и благоговейно молятся, а они-то уж вряд ли и половину понимают из того, что поется, но почему такой мир и покой на душе? Потому что мы вошли в атмосферу вечности, потому что тут сила нашей веры, нашего Православия, значения нашей Православной Церкви.

Вот этот смиренный служитель Церкви – псаломщик, божий служитель – на своем месте что-то там читает и поет, и я знаю, что до этого в течение сотен лет это же самое читалось и пелось. Церковь это пела и читала, Церковь это предлагала чадам своим. Нас не будет, за нами в Церковь будут ходить другие, и они то же самое услышат, ощутят ту же благодатную атмосферу. Что с того, что эти старушки не все, может быть, понимают? Они питаются здесь, они чувствуют эту благодатную атмосферу, они ею живут. И моя грешная душа, – говорит он, – так же чувствует живительность этой атмосферы духовной и чувствует камень, чувствует скалу, на которую можно опереться, это постоянство, эту неизменность». Она есть, как он верно подметил, только в Православной Церкви. За порогом храма иногда совершаются самые потрясающие перемены. Поколения сменяют поколения, государства исчезают, и на их месте другие появляются. А Церковь делает свое дело так, как делала его во времена апостольские, так, как она делает его теперь и будет делать его до конца, пока не кончится эта земная история человечества.

Если мы с вами перейдем к инославному вероисповеданию католицизма, то мы знаем, что его честные и искренние представители откровенно признают, что именно Православная Церковь хранит истину такой, какой она была при апостолах и Вселенских Соборах, а католицизм к ней прибавил нечто новое. Они считают эти добавления боговдохновенными, считают их догматами, но они признают, что именно Православная Церковь нерушимо хранит то, что в ней есть. А католицизм, как вы знаете, измыслил много нового. Нет времени говорить о нем подробно, вы сами знаете многие пункты, по которым католицизм отошел от Православия, отошел от подлинного христианства.

Лиха беда начало. Допусти что-нибудь новое, допусти какое-нибудь новшество, словно по наклонной плоскости, покатится камень, а жизнь показывает, как это страшно, как это опасно. Страшную трагедию католицизма мы с вами наблюдаем теперь. Когда-то философ, кажется, Вышеславцев, писал, вспоминая страшные годы жизни в Советском Союзе в первые годы после революции: «Много декретов издавала советская власть, много делала распоряжений. Как мы жили? Жили мы тогда, когда мы их обходили, не исполняли, потому что исполнять – значит погибнуть». И вот это мне все время вспоминается, когда теперь приходится слышать, что благочестивые католики, воспитанные в вере отцов, как раз и стараются сохранить прежнее и живут каким-то благочестивым стремлением, постольку, поскольку они совершенно не принимают нововведений католицизма, того разрушительного, что связано с так называемыми нововведениями самого так называемого римского первосвященника.

Вы сами видите, что тут делается, видите трагедию католицизма, который, казалось, стоял скалой нерушимой. Они ведь раньше всегда смотрели на нас сверху вниз, говоря, что у нас всегда какие-то волнения, нет единства, нет единения, нет одного центра, нет единой власти, а мы тверды, как скала. Вот как она рассыпалась, эта скала, или, по крайне мере, начинает рассыпаться теперь.

Что касается протестантизма, который появился как протест против тех, скажу прямо, безобразий, которыми осрамил себя католицизм уже ко времени средних веков, то он появился как здоровый протест против этих искажений правды. Но, увы, получилось так, что он протестовал-протестовал, да и отошел в другую сторону от истинного христианства, от Православия дальше, чем отошел от него католицизм. Если представить себе прямо и спокойно висящий маятник (это будет Православие), а католицизм откачнулся куда-то в сторону от него, то протестантизм сделал качок в другую сторону, но не остановился там, где Православие, а, улетевши, оказался еще дальше.

Протестантизм порвал и со многим тем, что в католицизме еще хранилось. В протестантизме нет ни преемственности рукоположения, ни многих таинств, а отсюда и результат, что при таком отсутствии внутренней верности апостольскому учению, при таком произволе протестантизм дробится, дробится и дробится на секты, на толки, на всевозможные разветвления и разделения, друг друга иногда почти что исключающие и в крайних своих выводах доходящие почти что до полного отрицания христианства, до отрицания его основ. И Божию Матерь они не чтят и даже сомневаются в божестве Господа Иисуса Христа, то есть по существу совсем от христианских начал и верований отходят.

И вот эти-то трагедии инославных вероисповеданий и породили то явление, которое сейчас ядовитым соблазном предстоит перед многими душами, слабыми или недостаточно понимающими дело. Это то, что называют теперь «экуменизм». Еще раз повторю, что нет возможности здесь говорить о нем подробно. Но скажу, прежде всего, вот что, в нескольких словах постараюсь указать на главный пункт его несостоятельности. Экуменисты говорят: мы призываем к тому, чтобы объединились, воедино слились все вероисповедования христианские. У каждого из них есть доля истины, они по-разному учат, по-разному говорят. И вот если они сольются, поделятся истиной, а заблуждения свои отбросят, тогда получится новая Церковь, истинная христианская в полном единении.

Как будто, опять-таки, довольно привлекательная перспектива. Но смотрите, какой ценой нам ее предлагают? Нам, как и всем другим вероисповеданиям, говорят: у вас есть доля истины. Доля! Это значит, что в нашем вероисповедовании, в нашей святой спасающей вере мы должны признать только долю, а остальное объявить заблуждением. Вот я и спрашиваю: какая совесть православная, какое сердце, душа русского православного человека согласится на подобную вещь? В той спасительной вере, которой жили люди когда-то в древности, жили святые отцы, наши благочестивые предки, пламенел отец Иоанн Кронштадтский и великие наши праведники, объявить только долю истины, а остальное заблуждением? Никогда, конечно, сознание православного человека, православная душа не согласится ни на что подобное.

Задержавшись еще немножко на этой схеме, мы с вами можем увидеть парадоксы экуменизма, которые указывают, опять-таки, на его несостоятельность при кажущейся некоторой внешней привлекательности. Прежде всего, чем вызвано это? Конечно, тем, что мир переживает эпоху всяких потрясений и шатаний. Для того чтобы спокойно все это переживать, нужно иметь духовный фундамент. Разрозненное христианство, особенно разрозненные толки протестантизма, потеряли совершенно единство, потеряли силу, потеряли ощущение возможной связи с небесной торжествующей Церковью, о которой они и не думают, обращая свои взоры на землю, все толкуют, чтобы на земле Царство Божие устроить. И вот в этой-то перспективе находясь, они, как вы сами знаете, не могут истины обрести, потому что так она не находится.

Они думают, если сольются раздробленные, маловерные, малодушные разные толки и исповедования, то в единении они создадут нечто могучее и духовное, тогда как известно, что сколько нулей не складывай – все равно будет нуль. Экуменизм строится на утверждении, что все вероисповедания только отчасти правильные, и делается вывод, что если они соединятся, то получится новое учение, настоящее христианство. Но это парадоксально и неправдоподобно. А, кроме того, еще более неправдоподобна основная та идея, из которой он выходит, что на земле среди человечества нет никакой вполне истинной Церкви. Потому что если бы она была, то не нужен экуменизм, и просто все влились бы в эту Церковь. А экуменизм оттого и проповедует свое учение, что он считает, что никакой истинной Церкви, по-настоящему обладающей ее полнотой, нет, а есть только исповедания, группы людей, которые обладают кусочками, долями истины. Повторяю: для православного самосознания совершенно неприемлема такая постановка вопроса.

Мне хотелось еще вот что сказать. Если мы с вами, конечно, как православные, как чада Церкви, и не подумаем никогда о том, чтобы примкнуть к такому экуменизму, который говорит, что истина у вас только отчасти, а в остальном вы заблуждаетесь, но встречаться с инакомыслящими нам все-таки приходится, придется и вам, будущим пастырям. Запомните, пожалуйста, что если придется беседовать с инакомыслящими, то тут нужно учитывать несколько обстоятельств. С одной стороны, как указывал покойный владыка Антоний, беседуя о нашей вере и предлагая ее истины инакомыслящим, нужно предлагать нашу веру такой, какая она есть, нисколько не снижая ее строгих точных требований и высоких начал в угоду кому бы то ни было – своему ли собеседнику или каким-то господствующим течениям.

Владыка Антоний когда-то указывал, что так называемая приспособляемость католического духовенства к пастве объясняется тем, что оно не паству поднимает наверх, а свою веру принижает до нее. А вот этого никогда не должен делать православный пастырь, миссионер, вообще тот, кому приходится говорить о вере. Излагай ее так, как она есть, во всей ее высоте, во всей ее чистоте, во всей ее светоносной, но строгости, не принижая и не отрубая, не усекая ее, повторяю, в угоду кому бы то ни было.

А с другой стороны, с инакомыслящими беседуя, всегда нужно беседовать с известной теплотой, приветливостью, предлагая все это именно в духе любви. Как и говорил владыка Антоний: «Устраняй по возможности все, что может обидеть собеседника, оцарапать, оттолкнуть. Истины веры предлагай, как они есть, но чтобы это было согрето теплом искренней благожелательности».

Один церковный писатель писал: «Был я недавно на диспуте православного миссионера с сектантом. Православный миссионер переспорил своего собеседника к торжеству, радости православных слушателей. Но, – говорит рассказчик, – я ушел с самым тяжелым чувством. Оперировали текстами Священного Писания оба противника и били друг друга текстами по голове, как палками. С каким-то недоброжелательством, с ожесточением, с недобрыми нотками. Это была именно борьба. Не христиански братолюбное обсуждение спорного вопроса с целью выяснить истину, раскрыть ее перед заблуждающимся, а именно желание победить во что бы то ни стало, и поэтому получился форменный боевик. И неизвестно, что было бы, – замечает рассказчик, – если бы сектант был более привычен к спору, более начитан, более силен в диалектике и логике. Неизвестно, что бы еще получилось. А вот нужно, чтобы собеседник, которому вы объясняете, чувствовал, что от Православной Церкви на него идет свет и тепло».

И еще одно скажу православным пастырям. В особенности сейчас душа болит за молодежь, которая находится под ветрами самых различных противоцерковных, противорелигиозных, антиморальных влияний. Отовсюду на молодую душу обрушивается это как ураган. Что можно этому противопоставить? Не только научение головы. А нужно, чтобы дети, молодежь, юношество почувствовали тепло и свет около Церкви. Есть такая молодежь, у нас тут есть, есть всюду, где только наша Церковь имеет свои очаги и гнездышки. Если молодежь почувствовала тепло и свет около Церкви, она уже наша. Но, увы, ее совсем немного. И нужно пастырям заботиться о том, чтобы именно молодежь привлекать и не просто логически ей что-то доказывать, а чтобы молодая расцветающая душа, повторяю, около Церкви почувствовала себя уютно, почувствовала себя дома, почувствовала тот свет и тепло, которые православная вера и Церковь вокруг себя распространяют. И вот когда молодая душа это почувствует, повторяю, она наша, потому что вкусивший сладкого горького не захочет.

Предисловие и публикация Александры Никифоровой

Митрополит Филарет (в миру Георгий Николаевич Вознесенский), митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский, Первоиерарх Русской Православной Церкви Зарубежом.

Георгий Николаевич Вознесенский родился в Курске 22 марта 1903 г. Мать его, Лидия Васильевна, скончалась, когда юноше было 18 лет, а отец, впоследствии принявший монашество с именем Димитрия, был епископом и в 1947 г. был репатриирован в СССР, где и скончался.

Семья владыки митрополита в 1909 г. переехала в Благовещенск – на Амуре, где он в 1920 г. окончил восьмиклассную гимназию. Переехав с семьёй в Харбин, он поступил в русско-китайский политехнический институт и закончил его со званием инженера-электромеханика в 1927 г. В 1931 г. он окончил Пастырско-богословские курсы, переименованные затем как Богословский факультет, при институте св. князя Владимира. На нём он потом был преподавателем Нового Завета, Пастырского Богословия и Гомилетики. Рукоположенный в 1930 г. в сан диакона, он в 1931 г. был пострижен в монашество с именем Филарета и в том же году рукоположен в иеромонаха. В 1933 г. владыка Филарет был возведён в сан игумена, а в 1937 г. – в сан архимандрита.

Один из коллег Владыки по институту вспоминает: «Большая церковная и пастырско-проповедническая деятельность была проведена о. архимандритом Филаретом. Молящиеся стремились в тот храм, где он служил. Его любили все слои православного населения Харбина. Имя архимандрита Филарета было широко известно и за пределами Харбинской епархии. Он был добрым, доступным для всех, кто к нему обращался. А обращавшихся к нему было очень много. Идя к нему, знали, что получат правильный совет, будут иметь утешение и помощь. О. архимандрит Филарет был весьма строг к себе; он был известен как истинный аскет. А какой редкой памятью обладал наш добрый, сердечный владыка. При встрече с ним, он выявлял большой интерес ко всем сторонам нашей жизни; ему не нужно было напоминать о своих нуждах или затруднениях, он уже сам развивал с вами тему разговора, давал готовые ответы».

После оккупации советскими войсками Манчжурии, в Харбине настали трудные дни. Обманутый ложными сведениями о положении Церкви в России, престарелый митрополит Мелетий признал над собою и своим клиром власть Московской патриархии. В числе этого клира находился и архимандрит Филарет. Однако он решительно отказался принять советский паспорт. Когда к нему явился газетный репортёр для интервью, спрашивая, как он смотрит на «мудрый шаг советского правительства, предложившего русскому населению Харбина снова стать гражданами своей родины», то услышал следующий смелый ответ: «Я не считаю возможным принять и не приму советского подданства до той поры, пока не удостоверюсь фактически и несомненно, на 100%, в том, что преследование религии, антирелигиозная пропаганда и травля служителей Церкви совершенно прекращены, и Церковь, которая не «отделена», а изгнана из государства, снова заняла в нём подобающее ей положение». Архимандрит Филарет так до конца своего пребывания в Китае и не принял советского гражданства, несмотря на всю связанную с такой позицией опасностью. В другой раз архимандрит Филарет подвергался некоторым прещениям за свою смелость. Ознакомившись с номером «Журнала Московской Патриархии», в котором в числе гениев-благодетелей рода человеческого значился Ленин, архимандрит Филарет выразил своё возмущение в проповеди, получившей широкую известность.

Бесстрашное обличение богоборцев коммунистов привело их в особую ярость, и они решили живым сжечь архимандрита Филарета, поджегши его келью. Но Господь сохранил Своего избранника: хотя и с сильными ожогами, но он вышел живым из огненной ловушки.

Всячески ограждая свою паству, он, по его выражению, «никогда не осквернил свои уста и свою молитву – молитвой за антихристовых слуг», несмотря на неоднократные угрозы. Вместе с тем, в течение ряда лет архимандрит Филарет разными путями сносился с главой Русской Зарубежной Церкви, митрополитом Анастасием, пренебрегая опасностью, с которой это было связано.

Архиерейский Синод долго и упорно хлопотал о том, чтобы получить для него выездную визу, и, судя по имеющейся переписке в архиве, почти каждая епархия Зарубежной Церкви надеялась получить его для себя. Только к 1962 г. Архиерейскому Синоду удалось добиться приезда архимандрита Филарета в Гонконг, откуда он довольно быстро переехал в Брисбен. В Австралии собралась значительная часть бывших прихожан о. Филарета, и очень скоро по его прибытии туда, за многочисленными подписями, было подано в Синод прошение о назначении архимандрита Филарета епископом в этот город. Ходатайство это было охотно поддержано болевшим уже тогда архиепископом Саввой, и в 1963 г. архимандрит Филарет, к радости своих бывших пасомых, стал епископом Брисбенским.

На Соборе 1964 г., на котором митрополит Анастасий ушел на покой, Первоиерархом был избран приехавший вместо своего правящего архиерея, архиепископа Саввы, его викарий, епископ Филарет. Собор судил ему быть новым Первоиерархом Зарубежной Церкви, и это бремя он нёс в течение 21 года.

Как раз почти посередине этого времени первосвятительства был созван третий Всезарубежный Собор. Особенно запомнятся нашим верующим четыре прославления угодников Божиих, бывшие в это двадцатилетие: святого праведного Иоанна Кронштадтского, преподобного Германа Аляскинского, святой блаженной Ксении и святых Новомучеников и Исповедников Российских.

Неоднократно наш Первоиерарх обращался с вразумляющими посланиями к главам других церквей, и к его голосу прислушивались некоторые из иерархов. Владыка митрополит был замечательным проповедником.

Глубокая вера, пламенная молитва, доброта и благожелательность, забота о том, чтобы не нарушался духовный мир и непоколебимое стояние в исповедании Истины – вот характерные черты нашего Первоиерарха владыки митрополита Филарета. На протяжении всего своего служения владыка исповедовал в нашем отечестве истинность и непорочность Катакомбной Церкви и не признавал Московскую патриархию Церковью-Матерью.

Владыка преставился ко Господу 21 ноября 1985 года, в день Архистратига Божия Михаила.

В 1998 году было решено перенести останки почившего Первоиерарха с крипты кладбищенского Успенского храма в новую усыпальницу под алтарем Свято-Троицкого собора в Джорданвилле. Когда 10 ноября вскрыли гробницу, то мощи святителя оказались нетленны – были светлого цвета; полностью сохранились кожа, борода и волосы. Облачение владыки, Евангелие, грамота с разрешительной молитвой, крест и воздух, покрывавший лицо усопшего, были в совершенной сохранности. Даже белая ткань, которой было покрыто тело сверху, сохранила ослепительную белизну. Металлические же застежки находившегося в гробу Евангелия рассыпались в прах при прикосновении…

После Божественной литургии 21 ноября, архиепископ Лавр призвал собравшихся молиться об упокоении души почившего Первоиерарха до тех пор, пока не будет указана воля Божия относительно почитания его в лике святых… После Литургии была совершена панихида, а затем гроб с мощами святителя Филарета крестным ходом обнесли вокруг Свято-Троицкого собора и внесли в усыпальницу на приготовленное место.

После кончины митрополита Филарета был документально зафиксирован целый ряд случаев благодатных исцелений и чудесной помощи людям, молитвенно обращавшимся к нему.

Его многочисленные почитатели составляют службу почившему Первоиерарху…

13/26 августа 2020 года

Архиерейский Синод ПРЦ/РПЦЗ состоялся в соответствии с Уставными Правилами «Положения о РПЦЗ» (Пр. 14; Пр.15; Пр. 22), утвержденными определениями Соборов Епископов РПЦЗ от 26 сентября/9 октября 1956 года; 27 сентября/10 октября, 28 сентября/11 октября, 29 сентября/12 октября и 2/15 октября 1956 года; 5/18 июня 1964 года; Собором Епископов РПЦЗ(ПРЦ) от 8/21 сентября 2016 года; Соборами Епископов ПРЦ/РПЦЗ от 7//20 сентября 2017 года; 12/25 сентября 2019.

Пояснение: «В междусоборный период срочные и важные вопросы, подлежащие компетенции Собора, решаются Архиерейским Синодом путем затребования отзывов от всех Епископов…» (Правило 15). Кроме того, Уставные Правила позволяют членам Архиерейского Синода «выражать свое мнение по обсуждаемым вопросам письменно или с использованием электронных средств связи… в чрезвычайных условиях, когда возникает острая необходимость в принятии срочных синодальных решений, но при этом затруднена возможность своевременно собрать Архиерейский Синод… Принимаемые таким образом заочные синодальные решения должны рассматриваться на ближайшем Архиерейском Синоде или Архиерейском Соборе и теряют свою силу, если ими не утверждаются» (Правило 22 и Примечание к нему).

Архиерейский Синод, рассмотрев вопросы правомерности единоличных Указов Председателя Синода Митрополита Филарета (Семовских),

постановил:

  • Признать беззаконным и недействительным Указ Митрополита Филарета (от 25-го марта 2020 г) о возвращении заштатного архиепископа Николая (Борисенко) в штат действующих и о назначении его на епископскую кафедру, занятую другим архиереем, ибо принятие архиереев в штат Собора Епископов и назначение их на кафедры, а также смещение действующих архиереев со своих кафедр и перемещения их с кафедры на кафедру осуществляются только Соборными Архиерейскими определениями. В связи с этим члены Архиерейского Синода констатируют, что Председатель Синода своим Указом превысил свои полномочия и нарушил Правило 10, Правило 11 (д, е, ж) «Положения о ПРЦ/РПЦЗ» , а также Правило 74 Святых Апостолов, Правило 12 Карфагенского Собора, Каноническое Правило 1 Святителя Кирилла Александрийского и др.
  • Признать беззаконным и недействительным Указ Митрополита Филарета (от 22 декабря 2019) протоиерею Сергию Кузнецову, в котором говорится: «Ваше Высокоблагословение отец Сергий, сим УКАЗОМ утверждаю Вас и ваши приходы, находящиеся под вашим духовным окормлением, от сего времени приняты под мой омофор. Отныне вам следует поминать только моё имя за всеми богослужениями. Призываю на вас Божие благословение. С любовью во Христе, нед. + Митрополит Филарет (Семовских) Первоиерарх РПЦЗ/ПРЦ».

Этим беззаконным указом Митрополит свидетельствует, что он, объединившись с двумя заштатными архиереями (архиепископом Николаем и епископом Лукой) и отделившись от всех действующих архиереев ПРЦ/РПЦЗ (которые от него не отделялись), вмешался в дела чужой епархии, учиняя раскол и нарушая Правила (Ап. 35; Всел. 16; 2 Всел 2; 4 Всел. 20; Антиох 9, 13, 22; Карф. 65; Анкир.13; Сардик. 15), за что архиерею Собор Епископов может вынести наказание вплоть до лишения сана.

  • Считать недействительным и канонически неграмотным Указ Митрополита Филарета (от 26 июля 2020 г.) «О аннулировании (признании недействительными) монашеского пострига и архиерейской хиротонии епископа Зосимы (Мороз)», ибо Председатель Синода превышает свои полномочия и берет на себя право решать вопросы, которые находятся только в ведении Собора Епископов. К тому же Митрополит в указе никак не объясняет, на основании каких Канонических Правил «аннулируются» сразу два монашеских пострига (мантийный и рясофорный) и две хиротонии (архиерейская и священническая), если Правило 25 Святых Апостолов говорит: «не отмстиши дважды за едино». Нарушая это Правило Святых Апостолов и прибавляя к беззаконию беззаконие, Митрополит опять без всякого обоснования и ссылок на Каноны вводит в формулировки своего указа несуществующее в церковных правилах определение – «аннулировать». Никаким указом невозможно аннулировать единожды совершенные неповторяющиеся христологические таинства. Например, единожды крещенного человека можно отлучить от Церкви, можно даже предать анафеме, но невозможно аннулировать таинство его крещения. Также единожды рукоположенного в сан священника или архиерея можно запретить или даже извергнуть из сана, но аннулировать таинство хиротонии невозможно никаким архиерейским указом.
  • Признать недействительным указ Митрополита Филарета о назначении заместителем Председателя Синода заштатного архиепископа Николая (Борисенко), ибо на должность Заместителя Председателя Синода назначение осуществляется Собором Епископов в соответствии с Правилом 11 «Положения…», которое Первоиерарх нарушил.
  • Признать недействительными указы и распоряжения Митрополита Филарета о награждении духовенства (например, прот. Сергия Кузнецова) правом ношения креста с украшением и правом ношения митры, а также заштатных архиереев правом ношения бриллиантовых крестов на клобуках, ибо решения об этих наградах вправе принимать только Архиерейский Собор или Архиерейский Синод в соответствии с Правилом 29 «Положения…», которое Председатель Синода нарушил.
  • Принимая во внимание, что Митрополит Филарет (Семовских), продолжает издавать неправомерные указы (несмотря на неоднократные официальные обращения к нему всех действующих архиереев ПРЦ/РПЦЗ с просьбой не превышать свои полномочия), Архиерейский Синод постановил временно отстранить Митрополита Филарета от обязанностей Председателя Синода до чрезвычайного Собора Епископов на основании Правила 106 «Положения о Церковном Суде РПЦЗ», которое позволяет это делать «по инициативе не менее одной трети его членов (членов Архиерейского Собора)…, или по мотивированному постановлению архиерейского Синода».
  • В связи с изложенными выше обстоятельствами Архиерейский Синод постановляет созвать в сентябре текущего года чрезвычайный Архиерейский Собор для рассмотрения вопросов, обозначенных настоящим Синодом, и для рассмотрения других вопросов церковной жизни, которые требуют неотложного решения. Место и точные сроки проведения Собора согласовать в рабочем порядке до праздника Успения Божией Матери.
  • До чрезвычайного Архиерейского Собора назначить Преосвященного Серафима (Скуратова), епископа Бирмингемского и Европейского, временно Исполняющим Обязанности Председателя Синода на основании Правила 15 «Положения…».
  • При невозможности Исполняющему обязанности Председателя Синода Епископу Серафиму (Скуратову) прибыть на чрезвычайный Архиерейский Собор и председательствовать на нем, вопрос о председательстве на Соборе определяется Правилом 21 «Положения…».

Подписи членов Архиерейского Синода:

+ Высокопреосвященнейший Филарет (Рожнов) Архиепископ Московский и Восточно-Российский.

+ Преосвященнейший Серафим (Скуратов) Епископ Бирмингемский и Европейский.

+ Преосвященнейший Серафим (Корабельский) Епископ Ахтырский и Малороссийский.

+ Преосвященнейший Серафим (Кошель) Епископ Ейский и Южно-Российский.

+ Преосвященнейший Зосима (Мороз) Епископ Санкт Петербургский и Северо-Российский.

+ Преосвященнейший Георгий (Яблоков) Епископ Сочинский.

13/26 августа 2020 (Отдание праздника Преображения Господня).

***

P.S. От Синодальной Канцелярии:

Уже после вынесения единогласного синодального решения о Председателе Синода Митрополите Филарете (Семовских) им издан очередной беззаконный указ «о полном непризнании решений и постановлений Архиерейского Собора 2019», опубликованный на сайте, который не имеет никакого отношения к ПРЦ/РПЦЗ. Остается только сожалеть, что Митрополит доверился авантюристам, которые дискредитируют его имя, и которые не имеют даже элементарных понятий о Церковных Канонах. Разве им не известно, что не только Председатель Синода, но даже законный Синод не может отменить Постановления Собора? Это вправе сделать только равнозначный Собор, да и то в случае, если предыдущий Собор был еретическим. Но Собор 2019 года никакой ереси не исповедовал. Остается только удивляться сумбурности и непоследовательности организаторов раскола (бывших епископов ПРЦ/РПЦЗ, которых Собор 2019 года вывел за штат). Авантюристические действия этих «заштатников» привели к тому, что Митрополит теперь остался без действующих архиереев и священников. Духовенство не признает его указы, которые он пытается поставить выше церковной соборности по лекалам папы римского. Как можно единоличным указом объявлять Собор 2019 года недействительным и в то же время на сайте, подделанном под официальный сайт ПРЦ/РПЦЗ, показывать епархии, которые были учреждены Собором 2019 года, а также показывать действующими архиереев, которые были рукоположены на Соборе 2019 года? Архиереи, показанные на сайте раскольников, конечно, действующие (за исключением заштатных), только к раскольникам они никакого отношения не имеют. Учредители лжесайта обманывают читателей заявлениями о том, что беззаконные указы Митрополита якобы будут утверждены Синодом. Но Синод с этими указами не соглашался и не согласен. Более того, все действующие члены Синода в официальных обращениях неоднократно призывали Митрополита Филарета не превышать свои полномочия, не поддаваться искушениям заштатных епископов. Действующие члены Синода, ради мира и сохранения церковного единства, а также ради сохранения авторитета Первоиерарха, старались (насколько это возможно) не выносить в публичное пространство цезаре-папистский характер указов Митрополита Филарета. Но после того как Первоиерарх сам вынес на всеобщее обозрение свои неканонические указы, теперь появилась необходимость поведать хронологию того, как епископат пытался удержать Митрополита от беззаконных действий, которыми он сам поставил себя вне канонической соборности и вне церковного единства.

Первое обращение к Первоиерарху всех архиереев ПРЦ/РПЦЗ

«Обращение епископата ПРЦ/РПЦЗ к Председателю Синода Высокопреосвященнейшему Митрополиту Филарету (Семовских)

от 23 января 2020 года:

Ваше Высокопреосвященство, Высокопреосвященнейший Владыко Митрополит, Мы, нижеподписавшиеся члены Архиерейского Синода, смиренно обращаемся к Вам с целью заверить Вас в том, что мы все глубоко уважаем Вас и далеки от мысли отстранения Вас от Первоиераршества. Никто не задумывает заговора против Вас. Ваше имя достойно провозглашается архиереями и священниками РПЦЗ /ПРЦ на богослужениях. Однако нас очень огорчило, что Вы намеревались единолично запрещать архиереев в служении (и возвращать заштатных в состав Собора), что по канонам, является в компетенции только Собора Епископов. Этот факт вызвал наше досадное недоумение (или даже, негодование) и мы убедительно просим Вас отказаться от таких намерений в будущем. Для блага нашей Церкви сохранением в Ней единства и мира, и во избежание пагубного раскола и смятения паствы, мы очень надеемся на Вашу мудрость и великодушие и молим об этом Всемилостивого Господа.

С глубоким уважением, члены Архиерейского Синода… (С предложенным текстом обращения, проект которого составил епископ Серафим Бирменгемский, согласились все архиереи, за подписями которых оно было отправлено Митрополиту Филарету 23 января 2020).

Второе обращение к Первоиерарху всех архиереев ПРЦ/РПЦЗ

(Март — 2020)

После первого официального обращения к Первоиерарху всех архиереев и даже после его официальных обещаний не отходить от «предыдущих наших Соборных решений» по епископам и «строго следовать канонам святой Православной Церкви», Митрополит Филарет опять единоличными решениями пытался вернуть в штат действующих архиереев епископа Луку и архиепископа Николая.

Это обстоятельство подвинуло всех Архиерев ПРЦ/РПЦЗ вторично обратиться к Первоиерарху с просьбой не нарушать Канонические Правила и не превышать свои полномочия решением вопросов, которые находятся в компетенции Собора. Причем вторичное официальное обращение к Первоиерарху всех архиереев было не в одном документе, а в личных заявлениях каждого архиерея в отдельности, сканы которых (с личными подписями) были направлены Митрополиту в марте 2020 года по электронной связи. Такой шаг был предпринят для того, чтобы развеять у Митрополита ложное мнение, что все официальные обращения к нему фабрикуются одним человеком. Но и этот шаг архиереев вразумить Митрополита не возымел успеха.

Третье обращение к Первоиерарху

всех архиереев ПРЦ/РПЦЗ от 27 мая/10 апреля 2020 года

(приводится в сокращенном виде, чтобы не оголять деликатные темы)

Его Высокопреосвященству Высокопреосвященнейшему Митрополиту Филарету (Семовских), Первоиерарху ПРЦ/РПЦЗ.

Ваше Высокопреосвященство, Высокопреосвященнейший Владыка! Мы, нижеподписавшиеся архиереи, члены Архиерейского Собора и Синода, имеем основание выразить недоумение тем, что вопреки Каноническим Правилам Вы не оставляете попыток единоличными решениями запретить действующих архиереев и сформировать из заштатных епископов и епископов раскольников свой альтернативный Синод со своим организационным управлением, меняя при этом по своему произволу (вопреки соборным решениям) границы епархий, о чем свидетельствуют Ваши многочисленные указы. В частности, Ваш указ от 25 марта 2020 года, обращенный к заштатному архиепископу Николаю (Борисенко), гласит (указ цитируется дословно): «Ваше Высокопреосвященство, Преосвященнейший Владыка Николай. В соответствии с Вашим прошением о возвращении Вас в штат нашего Собора, сим указом благословляю и восстанавливаю вас штатным членом нашей святой Церкви – РПЦЗ/П.Р.Ц., в Вашем чине Архиепископа Брянского и Санкт-Петербургского! Первоиерарх Р.П.Ц.З. + Митрополит Филарет».

В этом одном Ваше указе содержится сразу три канонических преступления: незаконное возвращение заштатного епископа в штат действующих; незаконное отстранение от своих обязанностей действующего архиерея; незаконное назначение на должность правящего архиерея с изменением титулов и границ епархий, утвержденных Собором.

Вызывает недоумение то, что этот указ Вами был издан после того, как все члены Архиерейского Собора дважды обращались к Вам с убедительной просьбой не превышать свои полномочия и не выводить из состава Епископата действующих архиереев, а также не вводить в состав Епископата заштатных архиереев, ибо это находится только в компетенции Собора Епископов…

Члены Архиерейского Собора неоднократно призывали Вас не превышать свои полномочия, но разрешить все проблемы на Соборе Епископов. Однако после обращения к Вам всех архиереев и даже после Ваших официальных обещаний не отходить от «предыдущих наших Соборных решений» по епископам и «строго следовать канонам святой Православной Церкви», Вы опять единоличными решениями пытались вернуть в штат действующих архиереев епископа Луку и архиепископа Николая. После этого все Архиереи ПРЦ/РПЦЗ вторично обратились к Вам с просьбой не нарушать Канонические Правила и не превышать свои полномочия решением вопросов, которые находятся в компетенции Собора. Причем вторичное обращение к Вам с этой просьбой выражено было всеми архиереями уже не в одном совместном обращении, а в личных заявлениях от каждого архиерея, сканы которых (с личными подписями) Вам были направлены в марте 2020 года по электронной связи.

Но, несмотря на все соборные предупреждения и Ваши обещания не нарушать каноны, Вы вдруг вновь самолично издаете беззаконный указ (от 25 марта 2020 года) о пересмотре границ епархий и возвращении архиепископа Николая в состав действующих архиереев, что вправе сделать только Архиерейский Собор. Это вызвало у архиереев очередное недоумение. Напоминаем Вам, что никто иной, а именно Вы выступили с инициативой запретить Владыку Николая, в то время как Собор даже смягчил ему наказание – утвердил его добровольное прошение об увольнении за штат…

По приезду из Австралии в Россию на Архиерейский Собор Вы, Владыка, рассказали участникам Собора о недостойном поведении архиепископа Николая в Австралии, и об обиде, нанесенной Вам, будучи у Вас в гостях. Члены Архиерейского Собора пошли навстречу Вашим требованиям и добровольное прошение об увольнении в заштат архиепископа Николая было утверждено Соборным Решением от (25 августа/7 сентября 2019 г.). Почему же сейчас Вы так непоследовательны и сумбурны в своих решениях и действиях? То Вы под угрозой запрета владыки Николая и вл. Луки (за известные Вам грехи) понудили их подать прошение в заштат (с чем они согласились), теперь же, игнорируя соборные постановления, издаете указы о их возвращении в состав епископата, при этом ничего не разъясняя, а также не обращая внимание на неоднократные просьбы членов Синода не издавать беззаконных указов! Это касается и других вопросов. Чем, например, объяснить Ваши указы, которыми Вы, вопреки Каноническим Правилам, вмешиваетесь в дела чужих епархий? В частности, в письме священнику чужой Епархии протоиерею Сергию Кузнецову Вы направили следующий документ (орфография сохранена): «…сим УКАЗОМ утверждаю Вас и ваши приходы находящиеся под вашим духовным окормлением, от сего времени приняты под мой омофор. От ныне вам следует поминать только мое имя за всеми богослужениями?… Митрополит Филарет (Семовских) Первоиерарх ПРЦ/РПЦЗ 22-го декабря 2019 г. (н. ст.)».

Члены архиерейского Собора недоумевают – как понимать такие Ваши указы? Разве архиереи, поминающие Вас как Предстоятеля Церкви, не находятся под Вашим омофором? Разве кто-то из действующих архиереев заявлял о разрыве молитвенного общения с Вами? Или Вы уже составили раскол с какими-то епископами, которые не принадлежат к действующему епископату Церкви? Эти вопросы для всех членов Собора Епископов остаются сейчас открытыми. Судя по тому, как Вами не соблюдаются обещания и игнорируются призывы епископата не превышать своих полномочий, возникает опасение, что Вы упорно стараетесь утвердиться в папизме, ставя свои определения выше соборных и даже выше Правил Святых Апостолов и Вселенских Соборов.

Принимая во внимание все вышеизложенное и Вашу нераскаянность в совершаемых беззакониях, мы выражаем Вашему Высокопреосвященству соборное недоверие и предлагаем Вам добровольно уйти на покой. Призываем Вас к благоразумию и к достойному завершению своей святительской карьеры в качестве пятого Первоиерарха РПЦЗ с 2015 по 2020 годы, оставаясь пожизненно в Церкви почетным архиереем на покое. Вы как Первоиерарх много сделали для того, чтобы утвердить ростки неповрежденной Православной Веры в России в очень сложное время. Так не омрачайте же сейчас свой авторитет беззаконными делами и поруганием Православных Канонов. Очевидно причиной многих недоразумений, связанных с Вашей деятельностью, является Ваша удаленность от Отечества и отсутствие непосредственного общения с духовенством. Поэтому, чтобы не выносить весь негатив возникших вопросов на чрезвычайный Собор и Церковный Суд, мы просим Вас прислушаться к нашему соборному мнению и мирно завершить свое служение в качестве Первоиерарха РПЦЗ, оставаясь в ней почетным заштатным святителем.

Если же Вы, исходя из своих указов (не имеющих канонической силы), составите с заштатными архиереями раскол, к которому они, очевидно, Вас подстрекают, то вместе с ними отпадете от Церкви, и Ваше имя в церковной истории может покрыться позором. Но страшнее то, что грех раскола не смывается даже мученической кровью, от чего мы Вас предостерегаем.

Члены Архиерейского Собора и Синода:

  1. Старейший Епископ РПЦЗ (по хиротонии и по возрасту) Бирмингемский и Европейский Преосвященнейший Серафим (Скуратов)
  2. Высокопреосвященнейший Филарет (Рожнов) Архиепископ Московский и Восточно-Российский
  3. Преосвященнейший Серафим (Корабельский) Епископ Ахтырский и Малороссийский
  4. Преосвященнейший Серафим (Кошель) Епископ Ейский и Южно-Российский
  5. Преосвященнейший Зосима (Мороз) Епископ Санктпетербургский и Северо-Российский
  6. Преосвященнейший Георгий (Яблоков) Епископ Сочинский

27 мая/10 мая 2020 года, Неделя о расслабленном.

Из всего вышеизложенного видно, что все архиереи ПРЦ/РПЦЗ, находясь в полном единомыслии в оценках деятельности Первоиерарха Митрополита Филарета, предпринимали неоднократные попытки удержать его от раскола, однако он сам поставил себя вне соборного церковного единства. Теперь решающее слово по Первоиерарху за чрезвычайным Собором Епископов, который в таких случаях предусмотрен церковными Канонами и Уставными Правилами РПЦЗ.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *