Мегалиты – это сооружения из огромных каменных глыб, совмещенных и установленных в определенном порядке. Название «мегалит» родом из греческого языка. В переводе с греческого «мегас» — большой, а «литос» — камень.

Вес этих гигантских блоков варьируется от нескольких десятков до нескольких тысяч тонн. Эти блоки соединены между собой без использования какого- либо раствора. Эти камни можно повстречать на Кавказе, в Западной Европе, в Австралии и в Северной Америке. А недавно ученые обнаружили их недалеко от Багамских островов, на дне Атлантического океана.

Возраст построек из мегалитов достигает 10 тысяч лет.

Интересно, что сооружения из мегалитов подчинены некоторому архитектурному замыслу. Исследователи различают их по внешнему виду и делят на три группы: дольмены, менгиры и кромлехи. Эти слова взяты из древнего бретонского языка. На этом языке разговаривали жители полуострова Бретани на Северо-Западе Франции.

С бретонского языка «дольмен» переводится как большой каменный ящик, накрытый плоской тяжелой плитой.

Менгир переводится как вертикально врытый в землю камень.

Кромлех – это сооружение в виде ограждения из больших камней. Загадка происхождения и предназначения мегалитов еще не раскрыта, и до сих пор волнует исследователей. Во французском музее есть модель, показывающая наглядно, как с помощью катков, канатов и рычагов возвести такую конструкцию.

По мнению исследователей, в произведении этого сооружения принимали участие сотни людей. Работа такого уровня сложности должна была преследовать основательную цель. Ради чего древние люди поднимали с земли и укладывали многотонные глыбы? Какая тайна спрятана в самой форме этих сооружений и почему они расположены именно таким образом?

На протяжении долгого времени считалось, что эти строения использовали для погребения усопших и проведения разного рода ритуальных церемоний. Но это утверждение не оправдано, так как в этих местах после раскопок очень редко обнаруживаются следы ритуальных предметов или останки погребенных людей. Конечно, это может означать, что эти места захоронения были попросту разграблены давным-давно, но точного утверждения пока нет.

МЕГАЛИТИЧЕСКИЕ КУЛЬТУРЫ — археологические культуры, одним из ярких признаков которых является наличие мегалитов.

Тер­мин ча­ще при­ме­ня­ет­ся к куль­ту­рам не­оли­та и брон­зо­во­го ве­ка Ев­ро­пы, в свя­зи с изу­че­ни­ем ко­то­рых он поя­вил­ся, хо­тя та­кие куль­ту­ры из­вест­ны зна­чи­тель­но ши­ре. Ак­тив­ное ис­поль­зо­ва­ние это­го тер­ми­на обу­слов­ле­но по­яв­ле­ни­ем мно­го­численных, но сла­бо ар­гу­мен­ти­ро­ван­ных, ги­по­тез о на­ли­чии осо­бых цен­тров мегалитических культур, ми­гра­ци­ях строи­те­лей ме­га­ли­тических со­ору­же­ний на ог­ром­ные рас­стоя­ния и т. п. Мно­гие учё­ные из­бе­га­ют тер­ми­на «мегалитические культуры» как слиш­ком не­оп­ре­де­лён­но­го.

К од­ной из древ­ней­ших зон мегалитических культур от­но­сят Западное Сре­ди­зем­но­мо­рье и Пи­ре­ней­ский полуостров. С не­оли­та здесь из­вест­ны по­гре­баль­ные со­ору­же­ния, вы­се­чен­ные в ска­лах, став­шие, по-ви­ди­мо­му, про­то­ти­па­ми мо­гил в ви­де доль­ме­нов и ка­мен­ных ящи­ков. В эне­о­ли­те по­яв­ля­ют­ся ко­ри­дор­ные гроб­ни­цы с ка­ме­ра­ми со сту­пен­ча­тым сво­дом (Лос-Миль­я­рес и другие куль­ту­ры) и другие слож­ные мо­ги­лы, вклю­чаю­щие ме­га­ли­тические кон­ст­рук­ции. Есть и непо­гре­баль­ные ме­га­ли­тические па­мят­ни­ки, например «хра­мы» на острове Маль­та (ком­плек­сы из круп­ных кам­ней, вклю­чаю­щие по­ме­ще­ния в ви­де ле­пе­ст­ков, со­еди­нён­ных «стеб­лем» из ко­ри­до­ров и ок­ру­жён­ных об­щей сте­ной). На Ба­ле­ар­ских островах, например, ме­га­ли­ты пред­став­ле­ны тау­ла­ми (ка­мен­ный столб, ино­гда 2-3, пе­ре­кры­тый пли­той), по 1-3 на по­се­ле­нии, и на­ве­та­са­ми («ко­раб­лик») — гроб­ни­ца­ми из кам­ней, сло­жен­ных в ви­де лод­ки.

Се­вер­нее Западного Сре­ди­зем­но­мо­рья к мегалитическим культурам от­но­сят куль­ту­ры Шас­се, Се­ны-Уа­зы- Мар­ны и др., для ко­то­рых ха­рак­тер­ны по­гре­бе­ния в доль­ме­нах, цис­тах, кры­тых га­ле­ре­ях, ес­те­ст­вен­ных и ис­кусственных пе­ще­рах. Для «ме­га­ли­тической куль­ту­ры Бре­та­ни» по­ка­за­тель­ны доль­ме­ны с ко­ри­до­ра­ми, круг­лые гроб­ни­цы с лож­ным сво­дом и др. мо­ги­лы, ино­гда из не­сколь­ких ка­мер, с изо­гну­тым ко­ри­до­ром, и т. п., не­ко­то­рые пли­ты име­ют врез­ные ор­на­мен­ты или фор­му схе­ма­тич­ных скульп­тур; мно­го­чис­лен­ны мен­ги­ры, в т. ч. ком­плек­сы, например, Кар­нак, Кер­ма­рио (более 1000 мен­ги­ров в 10 ря­дов на площади 100×1120 м) и др.

На Бри­тан­ских островах из­вест­ны хенд­жи (ок­руг­лые про­стран­ст­ва до 500 м в диа­мет­ре, ок­ру­жён­ные ва­лом и внутренним рвом), внут­ри ко­то­рых рас­по­ло­же­ны ме­га­ли­ты (Эйв­бе­ри, диа­метр 350 м, с 2 коль­ца­ми кам­ней и ал­ле­ей мен­ги­ров, ве­ду­щей к др. хенд­жу; Сто­н­хендж и др.), доль­ме­ны, кры­тые га­ле­реи и др. Ме­га­ли­тические гроб­ни­цы ха­рак­тер­ны и для западных групп (от Пи­ре­ней­ско­го полуострова до Бри­тан­ских островов) ко­ло­ко­ло­вид­ных куб­ков куль­ту­ры. На тер­ри­то­рии от Южной Шве­ции до Гол­лан­дии и Северной Гер­ма­нии ме­га­ли­ты пред­став­ле­ны ти­па­ми, из­вест­ны­ми юго-за­пад­нее, хо­тя и свя­за­ны с др. куль­ту­ра­ми, например во­рон­ко­вид­ных куб­ков куль­ту­рой (мегалиты поя­ви­лись на её сред­нем эта­пе и не во всех ло­каль­ных груп­пах).

Ме­га­ли­тические цис­ты есть в ша­ро­вид­ных ам­фор куль­ту­ре, но это не основной тип по­гре­баль­ных со­ору­же­ний. В сред­нем брон­зо­вом ве­ке строи­тель­ст­во ме­га­ли­тических со­ору­же­ний на большей час­ти Ев­ро­пы пре­кра­ща­ет­ся, хо­тя мес­та­ми про­дол­жа­лось до ран­не­го же­лез­но­го ве­ка, например Нью-Грейндж на тер­ри­то­рии Ир­лан­дии (кур­ган диа­мет­ром 60 м, с плот­но по­став­лен­ны­ми кам­ня­ми по краю, ка­мен­ны­ми дро­мо­сом и мо­ги­лой с лож­ным сво­дом; многие пли­ты ук­ра­ше­ны спи­ра­ля­ми, ром­ба­ми и т. д.). Ка­мен­ные пи­ра­мид­ки, ва­лу­ны на под­став­ках и т. п., на­зы­вае­мые сей­дами, рас­про­стра­не­ны на тер­ри­то­рии Ка­ре­лии и Коль­ско­го полуострова и по настоящее время по­чи­та­ют­ся саа­ма­ми. Ме­га­лит, сход­ный по кон­ст­рук­ции с сей­да­ми, най­ден в Туль­ской области (Конь-Ка­мень, вес около 20 тон).

К древ­ней­шим зо­нам рас­про­стра­не­ния ме­га­ли­тов и ме­га­ли­тических со­ору­же­ний от­но­сит­ся Ближнй Вос­ток (Не­ва­лы-Чо­ри, Чай­о­ню, Телль Аб­ра и др. па­мят­ни­ки до­ке­ра­мического не­оли­та); ран­ни­ми фа­зами не­оли­та в Северо-Восточной Аф­ри­ке да­ти­ру­ет­ся ком­плекс в На­бта-Плая. Эти тра­ди­ции пре­ры­ва­ют­ся; но­вые — при­над­ле­жат здесь уже эпо­хе ста­нов­ле­ния и су­ще­ст­во­ва­ния го­су­дарств. На Кав­ка­зе к кру­гу мегалитических культур об­ще­при­знан­но от­но­сит­ся доль­мен­ная куль­ту­ра.

В брон­зо­вом и ран­нем же­лез­ном ве­ках на тер­ри­то­рии Ко­реи, Северо-Восточного Ки­тая, Япо­нии из­вест­ны мен­ги­ры, доль­ме­ны не­сколь­ких ти­пов и др. ме­га­ли­ты. Ка­мен­ные «лун­ные» стол­бы на восточном по­бе­ре­жье Тай­ва­ня свя­зы­ва­ют с куль­ту­рой Бэй­нань (3500-2300 лет на­зад). «По­ля мен­ги­ров» есть в северо-западных рай­онах Ти­бе­та. В Центр.альной и Южной час­ти полуострова Ин­до­стан для ран­не­го же­лез­но­го ве­ка вы­де­ля­ют «куль­ту­ру ме­га­ли­тов», на­зван­ную по мо­ги­лам с мас­сив­ны­ми ка­мен­ны­ми кон­струк­ция­ми ти­па цист (Брах­ма­ги­ри и др.).

В Юго-Восточной Азии ме­га­ли­ты от­но­сят­ся в основном к брон­зо­во­му и ран­не­му же­лез­но­му ве­кам, хо­тя не­ко­то­рые ис­сле­до­ва­те­ли пред­по­ла­га­ют их по­яв­ле­ние в не­оли­те. На се­ве­ре Лао­са из­вест­ны стоя­щие тон­кие слан­це­вые пли­ты высотой до 3 м, ана­ло­гич­ные пли­ты по­кры­ва­ли по­гре­баль­ные ка­ме­ры или ле­жа­ли на их по­лу. В До­ли­не кув­ши­нов (Центральный Ла­ос) со­хра­ни­лись ка­мен­ные со­су­ды, на­по­ми­наю­щие кув­ши­ны (сред­няя вы­со­та и диа­метр 1,5 м, круп­ней­ший до 3 м в диа­мет­ре, мас­сой 14 т), «дис­ки» (ино­гда слож­ных очер­та­ний). Зо­на в Лао­се рез­ко от­ли­ча­ет­ся от со­сед­них куль­тур, где ме­га­ли­ты неиз­вест­ны. Гру­бые кув­ши­ны (ча­ще — ва­лу­ны с уг­луб­ле­ния­ми) и «кам­ни для си­де­ния» (пло­ские свер­ху, под­пёр­тые бо­лее мел­ки­ми кам­ня­ми) есть в го­рах Ко­чар на се­ве­ро-вос­то­ке Ин­до­ста­на.

Ка­мен­ные кув­ши­ны и «дис­ки», ста­туи, изо­бра­жаю­щие лю­дей, с про­ра­бо­тан­ны­ми де­та­ля­ми убо­ра, под­чёрк­ну­ты­ми ге­ни­та­лия­ми, из­вест­ны в центральной час­ти острова Су­ла­ве­си. На пла­то Па­се­мах (юг острова Су­мат­ра) из­вест­ны ка­мен­ные бло­ки с уг­луб­ле­ния­ми; уни­каль­ные бло­ки с рель­еф­ны­ми изо­бра­же­ния­ми лю­дей в шле­мах и др. де­та­ля­ми убо­ра, со сло­на­ми; ал­леи ка­мен­ных стол­бов; пли­то­вые мо­ги­лы. Ка­мен­ные «си­де­нья», ал­та­ри, доль­ме­ны, мен­ги­ры рас­про­стра­не­ны на Яве и др. островах Ин­до­не­зии; не­ко­то­рые ме­га­ли­тические со­ору­же­ния соз­да­ва­лись вплоть до эт­но­гра­фических вре­ме­ни (например, у ни­ас­цев).

В Ме­ла­не­зии кру­ги, пря­мо­уголь­ни­ки, ря­ды срав­ни­тель­но не­вы­со­ких стоя­щих кам­ней свя­за­ны с мо­гиль­ни­ка­ми, ино­гда вто­рич­ные по­гре­бе­ния пе­ре­кры­ты кон­ст­рук­ция­ми, на­по­ми­наю­щи­ми доль­ме­ны. На островах Фид­жи длин­ные ка­мен­ные ко­ри­до­ры с пе­ре­го­род­ка­ми ис­поль­зо­ва­ли в об­ря­дах ини­циа­ции. Ря­ды ка­мен­ных плит есть на острове Но­вая Ка­ле­до­ния. На острове Тон­га со­хра­ни­лись стоя­щие ко­рал­ло­вые бло­ки, в т. ч. па­ра с пе­ре­кры­ти­ем. На Мар­киз­ских островах ту­фо­вые скульп­ту­ры си­дя­щих лю­дей (высотой до 2,5 м) на плат­фор­мах свя­за­ны со свя­ти­ли­ща­ми. В Центральной По­ли­не­зии стоя­щие кам­ни во­пло­ща­ют ду­хов пред­ков, с ко­то­ры­ми мож­но об­щать­ся ка­са­ясь ру­ка­ми. Осо­бую из­вест­ность по­лу­чи­ли т. н. мо­аи с острова Пас­хи: ту­фо­вые бюс­ты со сло­жен­ны­ми под гру­дью ру­ка­ми и от­дель­но из­го­тов­лен­ны­ми го­лов­ны­ми убо­ра­ми. Там на­счи­ты­ва­ют бо­лее 600 скульп­тур, да­ти­руе­мых около 1200-1500 года, в т. ч. около 150 неза­кон­чен­ных. Бюс­ты ус­та­нав­ли­ва­ли на ка­мен­ные пло­щад­ки свя­ти­лищ, са­мый боль­шой име­ет высоту 11,5 м и вес около 100 т (од­на из не­за­кон­чен­ных скульп­тур, ос­тав­шая­ся в ка­ме­но­лом­не, име­ет дли­ну 20 м).

Ком­плек­сы из круп­ных ва­лу­нов на тер­ри­то­рии Северо-Вос­то­ка США пред­по­ло­жи­тель­но свя­за­ны с куль­ту­ра­ми ар­хаи­че­ско­го пе­рио­да (смотрите Ин­дей­цы). Вы­ло­жен­ные из кам­ня ар­ки, баш­ни, кру­ги (т. н. инук­су­ит) на тер­ри­то­рии Ка­на­ды и Аля­ски соз­да­ны инуи­та­ми и др. на­ро­да­ми арк­тической зо­ны до при­хо­да ев­ро­пей­цев; эти со­ору­же­ния рас­смат­ри­ва­лись как жи­ли­ще ду­хов, но име­ли и прак­ти­че­ское зна­че­ние (на­ви­га­ци­он­ные зна­ки, хра­ни­ли­ща). В Южной Аме­ри­ке пре­об­ла­да­ют цик­ло­пи­че­ские со­ору­же­ния; в ама­зон­ской сель­ве (Кал­су­эни, штат Ама­па, Бра­зи­лия) ис­сле­до­ван кром­лех из 127 гра­нит­ных бло­ков, на­зван­ный «Тро­пи­че­ский Сто­нхендж» (да­ти­ров­ка — до 2000 лет на­зад).

В Аф­ри­ке юж­нее Са­ха­ры ме­га­ли­тов немно­го. Ши­ро­кую из­вест­ность по­лу­чи­ли Зим­баб­ве и по­доб­ные ком­плек­сы; коль­ца из стол­би­ков ла­те­ри­та из­вест­ны на средневековых мо­гиль­ни­ках на тер­ри­то­рии Се­не­га­ла и Гам­бии. В Ав­ст­ра­лии (Вур­ди Юан, штат Вик­то­рия) най­де­на вы­клад­ка из не­боль­ших кам­ней, хо­тя их общий вес со­став­ля­ет 23 т. Ка­мен­ные на­сы­пи и кру­ги есть в Новой Зе­лан­дии (Пу­ке­та­пу).

Какие существуют типы мегалитов

Мегалиты (от греч. — большой камень) — доисторические сооружения из больших блоков. В предельном случае это один модуль (менгир). Термин не является строго научным, поэтому под определение мегалитов и мегалитических сооружений подпадает достаточно расплывчатая группа строений. Как правило они относятся к дописьменной эпохе данной местности.

Мегалиты распространены во всём мире преимущественно в приморских областях. В Европе они в основном датируются эпохой энеолита и бронзового века (3—2 тыс. до н. э.), за исключением Англии, где мегалиты относятся к эпохе неолита. Мегалитические памятники особенно многочисленны и разнообразны в Бретани. Также большое число мегалитов встречается на средиземноморском побережье Испании, в Португалии, части Франции, на западном побережье Англии, в Ирландии, Дании, на южном побережье Швеции и в Израиле. В начале XX века было распространено мнение, что все мегалиты принадлежали к одной глобальной мегалитической культуре, но современные исследования и методы датировки опровергают это предположение.

Назначение мегалитов не всегда можно установить. Большей частью они, по мнению некоторых ученых, служили для погребений или были связаны с погребальным культом. Есть и другие мнения. По-видимому, мегалиты — общинные сооружения (функция — социализирующая). Их возведение представляло для первобытной техники сложнейшую задачу и требовало объединения больших масс людей. Некоторые мегалитические сооружения, как, например, комплекс из более 3000 камней в Карнаке (Бретань) Франция, представляли собой важные церемониальные центры, связанные с культом мёртвых. Другие комплексы мегалитов использовались для определения времени астрономических событий, таких как солнцестояние и равноденствие. В районе Набта-Плайя в нубийской пустыне было найдено мегалитическое сооружение, служившее для астрономических целей. Это сооружение на 1000 лет старше Стоунхенджа, который также считается своеобразной доисторической обсерваторией.

Типы мегалитических сооружений:

  • менгир — одиночный вертикально стоящий камень
  • кромлех — группа менгиров, образующая круг или полукруг
  • дольмен — сооружение из огромного камня, поставленного на несколько других камней
  • таула — каменное сооружение в форме буквы «Т»
  • трилит — сооружение из каменной глыбы, установленной на два вертикально стоящих камня
  • сейд — в том числе сооружение из камня
  • каирн — каменный курган с одним или несколькими помещениями
  • крытая галерея
  • лодкообразная могила

КУЛЬТУРА «БОЛЬШИХ КАМНЕЙ»

Палеолит, неолит – это эпохи существования человека, временные границы которых очерчены учеными главным образом из соображений специфики трудовой деятельности и образа жизни. Палеолит – это время охоты и собирательства, кочевого или полукочевого образа жизни. Неолит – время освоения человеком производства продуктов питания, распространения скотоводства, земледелия, переход к оседлости, начало керамической индустрии. Религия этих обществ была частью их бытия, судя по доле затрачиваемого на нее труда – частью важнейшей. И все же, рамками для изучения религии палеолита и неолита являются рамки социально-экономического бытия. У нас слишком мало данных, чтобы выявить в сколь-либо полной форме религиозную систему саму по себе. Впервые такая возможность предоставляется нам для последних тысячелетий неолита и начала эпохи металла.

Удивительно, но эту возможность дают не высокоразвитые неолитические сообщества Переднего Востока, не готовые вскоре заговорить на вечном языке письмен египтяне и шумерийцы, но обитатели холодных прибрежий Атлантического океана, жители Британских островов, Скандинавии, Бретани, Иберийского полуострова.

Мегалиты, то есть в переводе с греческого «большие камни», – это не какая-то новая технология изготовления орудий и не новые формы хозяйственной деятельности, но совокупность очень характерных памятников, дошедших до нас в большом количестве, всегда известных человеку в последующие за их возведением века, всегда будивших воображение, множивших догадки и домыслы о том, кто были их создатели и в чем были причины их трудов.

Мегалитами именуют довольно разнообразную совокупность объектов, возведенных по сходной технологии из необработанных или мало обработанных громадных камней весом до нескольких десятков тонн каждый. Поскольку мегалитические памятники бы ли первоначально исследованы и описаны в тех краях Европы, где сохранилось древнее кельтское население (бретонцы Франции; валлийцы, гэлы Великобритании, ирландцы), и потому что народная легенда связывала эти камни с древними кельтами, их отдельным разновидностям были даны кельтские названия. Всего же таких памятников в Западной Европе известно ныне до пятидесяти тысяч.

Дольмен (дол – стол, мен – камень) – это сооружение из нескольких вертикально врытых в землю каменных плит, на которые положен сверху монолит. Часто вход также загорожен огромной плитой или двумя плитами с маленьким отверстием круглой или элипсообразной формы между ними. Например, знаменитый дольмен Сото около Севильи имеет длину почти 30 м . Вход в него загораживает гранитная плита в 3,5 м высотой и 3 м шириной при толщине в 70 см . Весит эта плита 21 т. Некоторые дольмены были настолько велики, что их еще недавно использовали как загоны для стад коз и овец, другие – небольшие, в которых с трудом поместится один человек. Ныне дольмены большей частью стоят открыто, но когда они возводились, то они покрывались землей, над ними насыпались курганы.

Галерейные гробницы – иногда к дольмену пристраивали длинный коридор тоже из каменных, врытых в землю вертикально плит, перекрытых или монолитами или ложным сводом из больших плоских камней. Дольмен, к которому вел такой коридор, превращался в обширное помещение овальной или крестообразной формы, также перекрытое ложным сводом. Над таким каменным сооружением насыпался громадный курган. Например, расположенный в долине реки Бойн (Ирландия) расползшийся курган Ньюгрэйндж (Newgrange) имел длину почти 40 м , а высоту внутренней сводчатой камеры — 7м. Иногда, например, на Оркнейских островах (Шотландия), курганы имеют форму длинного вала, расширяющегося на концах. Коридор и камера часто составляют в длину только 1/6 – 1/8 часть такого кургана. Там, где ветры сдули за тысячи лет земляной покров, галерейные гробницы кажутся случайному глазу просто грудой хаотически набросанных камней, но специалист легко различает, что это сложная постройка.

Менгир (мен – камень, гир – длинный) – специально врытые в землю, вертикально стоящие камни то в одиночку, то большими группами, являются кое-где на атлантических прибрежьях Европы чуть ли ни обычным элементом ландшафта. Во Франции насчитывается до шести тысяч менгиров, в том числе в одном департаменте южной Бретани – Морбиан – 3,5 тысячи. Крупнейший из известных менгиров Мен-ен-Хрёх (близ Локмариакёр), упавший от землетрясения и расколовшийся на пять частей, имел двадцать метров высоты. Обычная высота менгира 4-8 м.

Курган и галерейная гробница в Ньюгрэйндж

Во Франции и Англии есть места, где менгиры стоят рядами по нескольку сотен. Самая знаменитая «аллея менгиров» в Карнаке (Сагпас, Франция) одиннадцатью рядами протянулась с запада на восток на четыре с четвертью километра и включает 2935 «длинных камней». «Аллея» в Менеке состоит из одиннадцати рядов завершающихся на западе кругом камней и всего насчитывает 1169 менгиров. Буквально в 200 м от Менека более, чем на километр протянулась «аллея» Кермарио с десятью рядами менгиров (всего 1029). К западу от нее просматриваются также следы кольцеобразной группы камней. В 400 м к северо-востоку от Кермарио находится третья «аллея» – Керлескан, включающая 555 менгиров, построенных в 13 рядов по 900 м .

Стоунхевдж – реконструкция и алан

На Западе 39 менгиров также образуют полукруг. Одна «аллея» имеется и в Англии. Это Эшдоун, где 800 менгиров стоят рядами в неправильном параллелограмме со сторонами 250 на 500 метров.

Круги менгиров называются кромлех (кром – круг, лех – место). Они с запада, а иногда и с востока завершают аллеи менгиров. Иногда они стоят сами по себе. Особенно примечательны английские кромлехи – Вудхендж, Эйвбюри, Амингхолл, Аболо и, разумеется, всемирно известный Стоунхендж (Stonehenge) близ Эмсбюри на равнине Солсбери (Уилтшир). Археологи обнаружили вокруг Стоунхенджа сложные земляные сооружения, остатки которых заметны на пространстве в несколько сотен метров. Но главным памятником этого удивительного кромлеха являются стоящие кругом циклопические прямоугольные монолиты. 30 таких камней по четыре метра в высоту каждый, располагались кругом диаметром в тридцать метров. По их верху шел сплошной архитрав из таких же почти громадных плит. Четыре из них лежат до сего дня так, как были положены тысячи лет назад. Внутри этого круга идет еще один круг меньших менгиров, а они окружают подковообразную фигуру из пяти громадных П-образных конструкций высотой в 3,5 метра. Внутри опять подковой стоят небольшие менгиры, а завершает сооружение плоский алтарный камень пять метров длиной, метр шириной и полметра толщиной. Вся постройка выполнена из прекрасного серо-голубого гранита, который пришлось доставлять километров за 250, из Пембрукшира (Уэльс), с гор Преселли. Это причудливое сооружение среди полей уютной обустроенной Англии с редкой силой напоминает о том, что смыслы человеческой деятельности далеко не всегда совпадали с нынешними, но не менее современного европейца его древний предок действовал целеустремленно и созидал не жалея сил. Только для чего созидал?

На острове, расположенном на другом конце Европы, на Мальте, лежащей между Италией и Тунисом, и издревле прозванной Isola Sacra – священный остров – имеются также уникальные и ни с чем не сходные мегалитические сооружения. Это – храмы. Они воздвигнуты из таких же, как и дольмены, громадных монолитов, но не гранита, а известняка, вертикально врытых в землю. Сверху, судя по найденным рядом глиняным моделькам, они были перекрыты исчезнувшими ныне крышами. Храмы, как правило, состояли из двух вытянутых овальных залов, соединенных друг с другом, и с выходом-коридором, дальний зал по оси коридора-выхода имел полукруглую обширную нишу – «алтарь». В залах и в алтаре стоят камни жертвенников, иногда кубической, иногда колоннобразной формы. Здесь же найдены и остатки больших статуй сидящих очень толстых женщин, формами, безусловно, напоминающих «венер» верхнего палеолита. Храмы эти порой велики. Так, условно поименованный по соседней деревне, Тарксиен (Tarxien) Центральный имеет длину 23,1 м, ширину – 18,6 м. Камень жертвенника в Тарксиене Южном высотой 1,15 м украшен рельефом типично средиземноморского орнамента в виде спирали. Примечательно, что входы в эти обширные постройки часто крайне малы. Например, в подземный храм Халь Сафлине вело отверстие 1 м на 0,4 м, в которое нужно было протискиваться чуть ли не ползком 134.

К числу мегалитических монументов относятся и циклопические, построенные из плохо обработанных глыб «в сухую» башни Корсики и Сардинии – нураги и торри.

Мегалитические постройки задают нам несколько загадок, не разрешенных до конца и по сей день. В чем смысл этих огромных и страшно трудоемких построек? Когда были возведены они и кем? Почему эти памятники встречаются практически по всему миру, не только в Европе, но и у нас на Кавказе, и в Индии, и на островах Индонезии, и в Океании, но всегда рядом с морем. Чем дальше от морского берега, тем меньше становятся их размеры, а на расстоянии нескольких десятков километров вглубь суши они и вовсе исчезают.

Некоторые примитивные народы Юго-Восточной Азии до начала XX века возводили типичные мегалиты – дольмены и менгиры. На острове Ниас (близ западного берега Суматры) чиновник голландской колониальной администрации Е. Е. В. Г. Шредер заснял в 1907 году на киноленту возведение дольмена на могиле вождя.

Говорит ли это о том, что мегалитическая культура имеет несколько центров возникновения и не связана с какой-то одной цивилизацией или с одной эпохой? Или же мы ничего не знаем о некоей древней культуре навигаторов и строителей, в незапамятные времена распространивших свои формы религиозных представлений почти по всем побережьям? Кое-где передаваемая от народа к народу древняя эта традиция возведения «больших камней» дошла до наших дней, хотя, надо думать, нынешние строители дольменов могут объяснить первоначальный смысл действий своих учителей не больше, чем хозяйка, пускающая в новый дом прежде людей кота.

Кому только не приписывалось создание мегалитов! И атлантам, и «истинным арийцам» (нацистская идея) и египтянам. Все эти домыслы остаются совершенно произвольными, и покров таинственности так и не снят с мегалитической цивилизации и ее создателей.

Кто и когда создал мегалитическую цивилизацию?

Эти огромные камни люди видят на протяжении тысячелетий, но уже для греков и римлян, осваивавших западные побережья Средиземного моря и атлантические взморья Европы, они были памятниками седой старины, о которых местные варвары рассказывали разные небылицы. В конце XIX века в европейской науке установилось мнение, не колеблемое до середины 1960-х годов, что мегалиты были вдохновлены заупокойными комплексами великих цивилизаций Месопотамии, Египта, Малой Азии и Ханаана. Из Восточного Средиземноморья такие памятники постепенно распространились до Иберийского полуострова и Северной Африки, а затем, во II тысячелетии до Р. Х. достигли Британских островов и французской Бретани. В I тысячелетии до Р. Х. они были восприняты жителями Южной Скандинавии, Северной Германии и Ютландии. Первоначально возводились, думали ученые, небольшие скальные гробницы, там, где пещер не хватало, гробницы достраивались из грубых каменных плит и лишь много позже европейцы освоили сложные сооружения вроде Стоунхенджа или Ньюгрэйнджа, храмы мальтийского типа.

Только в 1963 году блестящий знаток мегалитов Глин Даниэл 135 высказал мнение, что гробницы Италии и Сардинии моложе мегалитических комплексов атлантической Европы, а, следовательно, мегалитическая культура Западной Европы не пришла из Средиземноморья, но возникла самостоятельно. Применение усовершенствованных методов радиокарбонного анализа не только подтвердило эту гипотезу Даниэла, но и обнаружило, что основные ансамбли Бретани и севера Иберийского полуострова, а также курганы Ирландии возводились в VI-IV тысячелетиях до Р. Х., в то время как Средиземноморские ансамбли – в IV-III тысячелетиях. Оказалось также, что все основные типы мегалитических памятников создавались одновременно, причем некоторые сложные кромлехи и храмовые комплексы (Алаприайа близ Лисабона), были воздвигнуты ранее более простых сооружений 136.

Значение этого открытия огромно. Мегалитическая цивилизация оказалась не заимствованной из «Плодородного Полумесяца», но самостоятельно возникшей на крайнем западе Европы в IV-V тысячелетиях до Р. Х. Что-то побудило небогатых земледельцев и рыбаков атлантических прибрежий отказаться от старых, достаточно простых форм религиозной жизни и с напряжением всех сил начать возводить громадные комплексы из гигантских камней. Нам так трудно считать, что духовный переворот может случиться в народе, что всегда легче объяснить резкую перемену строя жизни заимствованием или вторжением иноплеменников. Но также точно, как промышленная революция XVII века произошла в Европе из-за развития внутренних свойств самих европейских народов, и «мегалитическая религиозная революция» не явилась, как видится теперь, следствием рецепции культовых форм, но оказалась проявлением заложенных в самих атлантических народах потенций.

Кто же был строителем мегалитических комплексов? «На Атлантическом побережье, в Северной и Центральной Португалии циклопические каменные гробницы строились, в этом нет никаких сомнений, зажиточными крестьянами» – указывает Дж. Марингер 137. Тщательный археологический и палеоэкономический анализ последних десятилетий, в частности исследования Колина Рэнфрю 138, показали, что природные условия главных мегалитических районов Западной Европы были суровы, а трудоемкость даже простого воспроизводства пищи – высокой. Хотя семь тысяч лет назад климат Европы был теплее нынешнего, все же сам характер почв свидетельствует о невысоком плодородии приморских долин. Нехватку хлеба отчасти компенсировала рыбная ловля и охота, но полагать неолитических земледельцев Ирландии или Бретани богатыми было бы очень большим преувеличением. Тем более что меновая торговля, в те века уже процветавшая на Ближнем Востоке, здесь вряд ли была развита. Ничего исключительного, ценного для иных краев северо-запад Европы не производил, а от основных центров богатства удален был весьма значительно.

Работа ученых на богатом мегалитическими галерейными гробницами шотландском острове Арран и в Южной Швеции выявила, что строители мегалитов жили хуторами, организованными в территориальные общины, объединявшие от 50 до 500 человек. Расположенные в местах схождения нескольких участков пахотной земли гробницы по всей вероятности являлись коллективным могильником соседской общины. Жители Аррана и иных атлантических районов Европы не были объединены в то время никаким образованием государственного типа. Это были именно хуторские соседские общины, которые вели натуральное хозяйство.

Колин Рэнфрю подсчитал, что при неолитических технологиях для возведения самой скромной галерейной гробницы затрачивалось 10 тысяч человеко-часов. Более крупные сооружения, обслуживавшие несколько общин, требовали десятикратного увеличения усилий, а такие ансамбли как Стоунхендж или Ньюгррэндж обошлись неолитическим земледельцам в 30 млн. человеко-часов каждый.

Хотя кромлехи Англии, курганы Ирландии и бретонские «аллеи менгиров» создавались веками, если не тысячелетиями, они все равно требовали объединения усилий десятков тысяч людей. А так как государство, способное направить силы своих подданных в нужном направлении, отсутствовало, то действовал какой-то механизм социальной самоорганизации. Видимо, Стоунхендж и Ньюгрэндж имели такое значение для сотен английских или ирландских соседских общин, что они добровольно участвовали в их строительстве, безусловно, в ущерб своему бытовому благополучию. Ведь мы порой забываем, живя в громадном безличном государстве, что в то далекое время труд и продукт труда зримо соединялись. Потратил лишний день на вспашку поля – больше поднял земли и больше собрал урожай. Вышел еще раз в море – наполнил пару бочек соленой рыбой. Когда строители мегалитов, в ущерб своим продуктовым запасам, предпочитали вспашке полей и рыбалке таскание многотонных гранитных глыб и копание рвов святилища, часто отстоящего к тому же за сотни километров от их жилья, – они делали нелегкий, но очень характеризующий их выбор.

Долгое время ученые, изучающие мегалитическую цивилизацию, не могли разрешить и такую загадку – где жили строители кромлехов и дольменов. Ничего даже отдаленно напоминающего грандиозностью эти культовые постройки и предназначенного для жилья не удавалось найти. Если люди так умело строили каменные гробницы, то где каменные основания их домов, загонов для скота, сенных сараев? Ничего подобного археологи не нашли и по сей день и, скорее всего, не найдут никогда. Но тщательные изыскания последних десятилетий с применением совершенной техники позволили все же отыскать жилье создателей культуры «больших камней». Жилье это оказалось на редкость убогим. В Южной Скандинавии Стрёмберг в 1971 году нашел в Хагестаде (Скэн) следы от обуглившихся в болотистой почве свай. Это были единственные остатки жалких свайных хижин, в которых ютились строители мегалитов 139. Не более основательными оказались и жилища рыбаков Аррана. Хутора или деревни вокруг бретонских «аллей менгиров», кажется, так до сих пор и не найдены. А о создателях мальтийских мегалитических святилищ Дж. Марингер писал: «Самым удивительным у этих неолитических островитян была, кажется, сила их веры. Хотя сами они вне всяких сомнений ютились в жалких хижинах из плетеных циновок, которые вскоре разрушались и исчезали без следа, они возводили громадные храмы, циклопические стены которых сохранились и по сей день» 140. Еще более Марингер бы удивился, когда узнал, что мальтийские храмы построены были тысячи на две лет раньше, чем думал он и все его коллеги в 1950-е годы, и притом на их строительство никак не повлияли ни Египет, ни Шумер, где тогда ничего подобного еще не строили.

«Даже простые дольмены, – пишет он в другом месте своего исследования, – обнаруживают затраты сил и материалов, намного превышающие все необходимое в отношении мертвых. Такие затраты не могут быть убедительно объяснены из того факта, что эти дольмены, галерейные и купольные гробницы являлись общинными склепами. Невозможно объяснить их за редчайшими исключениями и непомерным честолюбием отдельных богатых родов. Поражает то, что, возводя величественные жилища своим мертвецам, они и не думали строить что-либо подобное для нужд живых» 141.

Но кто и когда убедительно объяснил какие затраты для умерших разумно делать живым? Священник Джордж Барри 142, написавший в начале ХIХ столетия книгу истории Оркнейских островов, расположенных к северу от Шотландии и также богатых мегалитическими памятниками, считал, что создатели этих сооружений «почти до безумия были воспламенены причудливым духом их религии». Но, наверное, с точки зрения строителей стоунхенджей, современные европейцы, далекие их потомки, показались бы им не менее безумными, когда все силы своих рук и воли они вкладывают в обустройство временного, земного существования, стараясь вовсе забыть о неизбежности смерти и отщипывая для умерших только жалкую толику тех средств, какие тратятся на прихоти живых.

«В мегалитических культурах Средиземноморской и Западной Европы, – пишет Мирча Элиаде, -… поселения не превосходили размеров деревни. Мегалитические «города» (the cities) на Западе в действительности возводились для умерших – это были некрополи» 143.

Чтобы понять религию мегалита мы должны представить себе строй сознания очень несходный с нынешним. Люди с глубочайшей древности искали связи с Богом и путей победы над смертью, но здесь, на атлантических прибрежьях Европы, шесть-семь тысяч лет назад они по непонятным для нас причинам вдруг с особой ясностью осознали, сколь непроста эта задача. Они усомнились в привычных ритуалах и жертвоприношениях. Они почему-то сочли, что того, что делалось раньше, совершенно недостаточно для уверенности в хорошем посмертном бытии. Они поняли, что труды для вечности следует многократно умножить, пренебрегая удобствами этой жизни. Вряд ли мы когда-либо достоверно узнаем, что стало причиной этой духовной революции, но она быстро охватила обширные пространства атлантических побережий Европы, Северозападную Африку, сначала Западное, а потом Восточное Средиземноморье, берега Черного моря.

Судя по тому, что круг бытовых археологических находок очень разнится в отдельных частях этого мегалитического мира, можно с большой долей уверенности предположить, что мы в данном случае имеем дело не с колонизацией одним народом – «строителем мегалитов» обширных пространств Старого Света, но с распространением суммы религиозных идей среди многих племен и культур.

Возникнув где-то на западе Европы, убеждения, связанные с резким возрастанием трудоемкости религиозных, особенно заупокойных ритуалов, распространились на очень большой территории. Процесс этот сравним с движением идей всемирных религий. Если археолог далекого будущего раскопал бы древний Новгород, Кёльн и Йорк он повсюду столкнулся бы со сходной картиной – один громадный каменный комплекс, безусловно, религиозного предназначения, некоторое число подобных же, но меньших размеров, комплексов, и море недолговечных и неказистых жилых построек. Он бы ошибся, если бы счел все эти ансамбли делом рук одного народа, но он был бы совершенно прав, когда бы решил, что люди, их возводившие, вдохновлялись идеями, нашедшими из единого источника, и что они одинаково предпочитали усилия в религиозной сфере житейским трудам.

Если бы такому археологу пришлось раскапывать современные Чикаго, Петербург или Милан, он конечно бы и здесь нашел постройки «культового назначения», но они бы совершенно теряялись среди многоэтажных домов, шикарных вилл, стадионов и театров. И ученый будущего будет совершенно прав, если сделает вывод, что через 600-800 лет после Новгорода и Йорка представления европейцев претерпели глубочайшие изменения и теперь, заботливо охраняя свои религиозные памятники, они направляли основные силы на обустройство этой, «посюсторонней» жизни.

Когда мы исследуем цивилизации далекого прошлого, не оставившие письменных свидетельств, то сами камни порой убедительно говорят, во что верили и чем жили их строители. «Большие камни» мегалита, безусловно, утверждают, что мощнейший религиозный подъем имел место в Европе и прилегающих к ней землях в VI-IV тысячелетиях до Р. Х.

Процесс этого религиозного подъема между тем не захватил все народы Европы. Почему-то он плохо распространялся вглубь материка. Жители Средней Германии, обитатели свайных построек швейцарских озер, земледельцы придунайских равнин остались к нему равнодушны. Подчас даже на маленьком пространстве можно зафиксировать границы зоны распространения мегалитической культуры. Так, в Южной Швеции, на островах и балтийских берегах Ютландии из ледниковых валунов возводили циклопические постройки, а рядом, в Западной и Центральной Ютландии продолжали хоронить «по старинке» в обычных копанных могилах, нисколько не считая нужным умножать труды для своего и своих соплеменников надежного посмертного существования.

Но в чем же была суть этой «новой веры»? Зачем, пожертвовав частью урожая и удачными охотами, потеряв, кажется, всякий интерес к обустройству своей земной жизни, начали европейцы ворочать многотонные глыбы гранита и известняка?

Страной мегалитов можно назвать Бретань. Именно из слов бретонского языка, в конце XVII в., и были составлены названия основных типов мегалитических построек (дольмен: daol — стол, men — камень; менгир: men — камень, hir — длинный; кромлех: кromm — закругленный, lec’h — место). Культовые камни в мифологии северо-запада // www.perpettum.narod.ru/essari.htm В Бретани эпоха мегалитического строительства началась около 5000 до н.э. и завершилась около 2500 до н.э. Строители мегалитов не являлись автохтонным населением Арморики. Они пришли с берегов Средиземноморья, постепенно продвигаясь на северо-запад от южного и западного берегов Иберийского полуострова, густо заселив сначала берег Морбиана, между реками Вилен и Этель, а затем и другие земли нынешней Бретани, поднявшись вглубь полуострова по рекам и продвигаясь вдоль побережья.

Дольмены

Дольмены, обычно представляют собой «ящики», составленные из каменных плит, к которым присоединятся, иногда, длинные или короткие галереи. Они являлись коллективными погребальными камерами, о чем свидетельствуют останки костей и вотивные клады (керамика, украшения, топоры из полированного камня). Речь идет о следах захоронений, в основном коллективных, небольших или колоссальных, первоначально покрытых камнями (каирны) или землей (курганы), и, несомненно, снабженных дополнительными конструкциями из дерева. Дольмены могли быть как отдельностоящими сооружениями, так и входить в состав более сложных конструкций.

Вариации дольменов очень многочисленны, и их архитектура изменялась с течением времени. Наиболее древние, были большого размера, но погребальные камеры в них были сокращены; это позволяет предположить, что они были предназначены для некоторых, наиболее значительных деятелей племени. Со временем, объем дольменов сократился, в то время как размеры погребальных камер выросли, и они стали настоящими коллективными могилами. В местечке Шоссе-Тиранкур (Chaussйe-Tirancourt), в Парижском Бассейне, во время исследования подобного захоронения, археологи обнаружили около 250 скелетов. К сожалению, кислотность почвы часто приводит к уничтожению костей. В бронзовом веке, захоронения снова становятся индивидуальными. Позже, во времена римского владычества, некоторые дольмены были приспособлены для удовлетворения религиозных нужд завоевателей, о чем говорят найденные в них многочисленные терракотовые статуэтки римских божеств.

Менгиры

Менгир это вертикально врытый в землю каменный столб. Их высота варьируется от 0,80 метров до 20. Менгиры стоящие отдельно, являются обычно самыми высокими. «Рекордсменом», был Men-er-Hroech (Камень Фей), из Локмариакера (Морбиан), который был разрушен около 1727 г. Самый большой осколок его равнялся 12 м., а в целом виде, он достигал 20 м. в высоту, при приблизительном весе в 350 т. В настоящее время, все самые крупные менгиры находятся в Бретани:

— менгир в Керлоас (Финистер) — 12 м.

— менгир в Каелонан (Кот-д`Армор) — 11,20 м.

— менгир в Пергаль (Кот-д`Армор) — 10,30 м. Хокинс Дж. Кроме Стоунхенджа. М., 1975. С. 63

Существуют, также, менгиры, выстроенные в линию, иногда в несколько параллельных рядов. Самый грандиозный ансамбль такого рода, находится в Карнаке, и насчитывает около 3000 менгиров. Он, безусловно, является наиболее знаменитым мегалитическим ансамблем Бретани и одним из двух (наряду со Стоунхенджем) в мире.

Предназначение менгиров, которые не являются надгробными памятниками, остается загадкой. Из-за отсутствия инструкции по употреблению, оставленной строителями для будущих поколений, археологи осторожно манипулируют несколькими гипотезами. Эти гипотезы, не исключающие друг друга, варьируются в каждом конкретном случае и зависят от самых разных факторов: менгиры изолированные или нет; ряды камней составлены из одного ряда или нескольких, более или менее параллельных; менгиры ориентированные читаемым способом, и т.д. Некоторые могли отмечать территорию, указывать на могилы, или относится к культу вод.

Но гипотеза наиболее часто высказываемая, относится к нескольким большим, сориентированным между востоком и западом рядам камней. Есть предположение, что это атрибуты cолярно-лунного культа, вкупе с сельскохозяйственными методами и астрономическими наблюдениями, и собиравшие возле себя, большие скопления людей, например во время зимнего и летнего cолнцестояний. «Направление некоторых блоков согласно привилегированным направлениям, поддается анализу, — подчеркивает Мишель Ле Гоффи, бретонский археолог, — и когда случаи повторяются, иногда по четко отслеживаемой системе, с полным правом можно думать, что это не случайно. Это почти точно во многих случаях, как в Сен-Жюст и в Карнаке. Но сомнения будут существовать всегда, из-за отсутствия прямых доказательств. Археологические находки среди рядов камней — действительно очень туманны, было найдено немного глиняной посуды и обработанных кремней, но остатки ритуальных костров, датирующихся тем же временем, что и возведение мегалитов, позволяют думать, что они находились вне зоны проживания». Культовые камни в мифологии северо-запада // www.perpettum.narod.ru/essari.htm

Кромлехи

В качестве примера кромлеха можно привести такую общеизвестную постройку как Стоунхенж.

Кромлехами, называют ансамбли менгиров стоящих, чаще всего, кругом или полукружьем и соединенных каменными плитами, лежащими сверху, однако встречаются менгиры, собранные в прямоугольник. На маленьком островке Эр Ланник (Er Lannic), в заливе Морбиана, располагается «двойной кромлех» (в форме двух соприкасающихся кругов).

Кем были строители мегалитов? Их нельзя назвать, но можно с большей или меньшей степенью точности, обрисовать их образ жизни.

В период регионального неолита (4500-2500 до н.э.), произошло радикальное изменение в способе жизни людей. Освоив азы сельского хозяйства и разведение скота, они переходят в этот период к «производительной» стадии (сельское хозяйство — разведение скота). Это изменение приводят людей к оседлому образу жизни и к развитию таких технологий как гончарное дело, ткачество, обработка камня.

Для чего эти народы воздвигали камни? Опыт показывает, что в каждой эпохе люди находили им какое-либо применение, в зависимости от временного контекста и личной фантазии. Люди эпохи бронзы устраивали могилы в дольменах и в рядах менгиров. Галлы, галло-римское население и крестьяне Средних веков, были, вероятно, восхищены возможностью использовать такие красивые камни, в укреплении или строительстве домов. Даже христианство, стремящееся к искоренению языческих культов, сделало это не самым радикальным способом, состоявшим в разрушении мегалитов, вместо этого многочисленные камни были «христианизированы», путем переделывания их в кресты, как в менгир Сен-Узе в Племёр-Боду (Pleumeur-Bodou), департамент Кот-д`Армор. Ну а американские «Джи-Ай» в 1945 собирались использовать ряды карнакских камней как противотанковую защиту от немцев.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *