<<<   БИБЛИОТЕКА   >>>

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий). Дух, душа и тело

Предисловие

Несколько десятилетий нашего века Русская Церковь жила под прессом, жесточайших гонений. Одним из многих аспектов этих гонений был террор морально-интеллектуальный. Монополизировав все ветви культуры, атеистическая власть провозгласила именем науки, что Бога нет. Скольких маловерных эти навязчивые декларации сделали еще более маловерными! Но и твердые в вере, но малознающие (а большие знания всегда были и всегда будут уделом меньшинства) не знали, что возразить, когда окончательный приговор религии им приносили из безбожного мира их собственные дети или внуки. Здесь, несомненно, одна из главных причин пресечения преемственности веры в большинстве русских семей.

Особое внимание гонители уделяли тому, чтобы заставить Церковь безмолвствовать перед лицом самых яростных и бесстыдных на нее нападений. Знаменитая сталинская Конституция под "свободой совести" понимала "свободу отправления религиозного культа и антирелигиозной пропаганды", очевидным образом (о чем многократно заявляли различные "официальные лица") отказывая Церкви в праве "религиозной пропаганды". Условием "тихого и безмятежного жития" для священника и для всякого христианина был отказ от проповеди. Во многих церквах проповедь вообще перестала звучать, в других — ограничивалась "евангельскими темами", часто в акцентировано археологическом освещении. Апологетика (защита веры от безбожия) оказалась под полным запретом, и даже в духовных семинариях и академиях, когда они возродились после четвертьвекового перерыва, курс с таким названием отсутствовал.

Книга, которая перед вами, есть труд по апологетике. Ее автор Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий), был замечательным врачом, и мог бы до конца жизни с совершенно чистой совестью нести это служение страждущему человечеству. Но он почувствовал призвание к еще более высокому служению, и в самые страшные для Церкви годы он принимает священство, а вскоре и епископский сан. После недолгого пребывания на менявшихся по чужой воле кафедрах — долгие годы заточения. Потом наступили годы хрупкого и двусмысленного "сталинского конкордата", когда под влиянием военных событий произошло, в довольно узких рамках, возрождение церковной жизни. У подавляющего большинства священников, вернувшихся из тюрем и лагерей, было одно чувство: "ну вот, теперь мы можем служить", владыка Лука хотел не только служить, но и бороться за души тех, кто был далек от Церкви. Так возникла эта книга, одно из замечательных произведений церковного "самиздата", который кстати, сказать, существовал и в самые опасные годы, когда в помине не было интеллигентского литературного самиздата, не говоря уж о политическом.

В своей книге архиепископ Лука рассматривает теорию высшей нервной деятельности академика И. Павлова, которую в СССР объявили высшим достижением материализма, и показывает, что единственное философское учение, которое позволяет включить в себя павловскую теорию, это самое антиматериалистическое из всего, что дала философия в нашем веке, учение А. Бергсона. Когда с такого рода апологетической теорией выступает лауреат Сталинской премии по медицине, она гораздо более весома, чем если бы ее стал развивать хотя бы и большой богослов, но менее искушенный в естественных науках.

При оценке книги приснопамятного Владыки Луки мы должны всегда помнить о целях, которые ставил себе автор. Книга эта не есть трактат по догматическому богословию или антропологии. Скажем, различение духа и души здесь вовсе не есть метафизическое утверждение. И сами эти понятия в изложении высокопреосвященного автора в большой степени динамичны: признавая влияние телесной стороны человека на духовную, автор видит и обратное влияние духа на тело, и "духом" называет сферу, где преобладает и владычествует духовная сторона, а "душою" — ту сферу, где духовное сопряжено с телесным теснейшим образом и зависит от него.

Замечательная книга человека, который всю жизнь служил Богу и защищал веру и Церковь делом, словом и писанием, будет и впредь помогать многим и многим в обретении веры, радости о Господе и в преодолении "антирелигиозных предрассудков".

Протоиерей Валентин Асмус

О жизни архиепископа Луки

Архиепископ Лука, в миру Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий, родился в Керчи 27 апреля 1877 года в семье аптекаря. Отец его был католиком, мать — православной. По законам Российской Империи дети в подобных семьях должны были воспитываться в православной вере. Он был третьим из пятерых детей.

В Киеве, куда семья переехала впоследствии, Валентин окончил гимназию и рисовальную школу. Собирался поступать в Петербургскую Академию Художеств, но по размышлении о выборе жизненного пути решил, что обязан заниматься только тем, что "полезно для страдающих людей", и избрал вместо живописи медицину. Однако на медицинском факультете Киевского Университета св. Владимира все вакансии были заняты, и Валентин поступает на юридический факультет. На какое-то время влечение к живописи снова берет верх, он едет в Мюнхен и поступает в частную школу профессора Книрра, но через три недели, затосковав по дому, возвращается в Киев, где продолжает занятия рисованием и живописью. Наконец Валентин осуществляет свое горячее желание "быть полезным для крестьян, так плохо обеспеченных медицинской помощью", и поступает на медицинский факультет Киевского университета св. Владимира. Он учится блестяще. "На третьем курсе, — пишет он в "Мемуарах", — произошла интересная эволюция моих способностей: умение весьма тонко рисовать и любовь к форме перешли в любовь к анатомии…"

В 1903 году Валентин Феликсович закончил университет. Невзирая на уговоры друзей заняться наукой, он объявил о своем желании всю жизнь быть "мужицким", земским врачом, помогать бедным людям. Началась русско-японская война. Валентину Феликсовичу предложили службу в отряде Красного Креста на Дальнем Востоке. Там он заведовал отделением хирургии в госпитале Киевского Красного Креста Читы, где он познакомился с сестрой милосердия Анной Ланской и обвенчался с ней. В Чите молодые супруги прожили недолго.

С 1905 года по 1917-й В.Ф. Войно-Ясенецкий работает в городских и сельских больницах Симбирской, Курской и Саратовской губерний, а также на Украине и в Переславле-Залесском. В 1908 году он приезжает в Москву и становится экстерном хирургической клиники профессора П.И. Дьяконова.

В 1916 году В.Ф. Войно-Ясенецкий защитил докторскую диссертацию "Регионарная анестезия", о которой его оппонент, известный хирург Мартынов сказал: "Мы привыкли к тому, что докторские диссертации обычно пишутся на заданную тему, с целью получения высших назначений по службе, и научная ценность их невелика. Но когда я читал Вашу книгу, то получил впечатление пения птицы, которая не может не петь, и высоко оценил ее". Варшавский университет наградил Валентина Феликсовича премией имени Хойнацкого за лучшее сочинение, пролагающее новые пути в медицине.

С 1917 года по 1923-й он работает хирургом в Ново-Городской больнице Ташкента, преподает в медицинской школе, преобразованной затем в медицинский факультет.

В 1919 году от туберкулеза умирает жена Валентина Феликсовича, оставив четверых детей: Михаила, Елену, Алексея и Валентина.

Осенью 1920 года В.Ф. Войно-Ясенецкого приглашают возглавить кафедру оперативной хирургии и топографической анатомии открывшегося в Ташкенте Государственного Туркестанского университета. В это время он активно участвует и в церковной жизни, посещает заседания ташкентского церковного братства. В 1920 году на одном из церковных съездов ему было поручено сделать доклад о современном положении в Ташкентской епархии. Доклад получил высокую оценку епископа Ташкентского Иннокентия. "Доктор, вам надо быть священником", — сказал он Войно-Ясенецкому. "У меня не было и мыслей о священстве, — вспоминал Владыка Лука, — но слова Преосвященного Иннокентия я принял как Божий призыв архиерейскими устами, и минуты не размышляя: "Хорошо, Владыко! Буду священником, если это угодно Богу!" В 1921 году Валентин Феликсович был рукоположен в диаконы, а через неделю, в день Сретения Господня, Преосвященный Иннокентий совершил его рукоположение во иереи. Отец Валентин был определен в ташкентский собор, с возложением на него обязанности проповедовать. В священном сане Войно-Ясенецкий не перестает оперировать и читать легации. В октябре 1922 года он активно участвует в первом научном съезде врачей Туркестана.

Волна обновленчества 1923 года доходит и до Ташкента. Епископ Иннокентий покинул город, не передав никому кафедру. Тогда отед Валентин вместе с протоиереем Михаилом Андреевым приняли управление епархией, объединили всех оставшихся верными священников и церковных старост и устроили с разрешения ГПУ съезд.

В 1923 году отец Валентин принимает монашеский постриг. Преосвященный Андрей, епископ Ухтомский, намеревался дать отцу Валентину при постриге имя целителя Пантелеймона, но, побывав на литургии, совершенной постригаемым, и послушав его проповедь, остановился на имени апостола. Евангелиста, врача и художника св. Луки. 30 мая того же года иеромонах Лука был тайно хиротонисан во епископа в церкви св. Николая Мир Ликийских города Пенджикента епископом Волховским Даниилом и епископом Суздальским Василием. На хиротонии присутствовал ссыльный священник Валентин Свендицкий. Преосвященный Лука был назначен епископом Туркестанским.

10 июня 1923 года епископ Лука был арестован как сторонник Патриарха Тихона. Ему предъявили нелепое обвинение: сношения с оренбургскими контрреволюционными казаками и связь с англичанами. В тюрьме ташкентского ГПУ Владыка Лука закончил свой, впоследствии ставший знаменитым, труд "Очерки гнойной хирургии".

В августе его отправили в московское ГПУ.

В Москве Владыка получил разрешение жить на частной квартире. Служил с Патриархом Тихоном литургию в церкви Воскресения Христова в Кадашах. Святейший подтвердил право епископа Туркестанского Луки продолжать заниматься хирургией. В Москве Владыку снова арестовали и поместили в Бутырскую, а затем в Таганскую тюрьму, где Владыка перенес тяжелый грипп. К декабрю был сформирован восточно-сибирский этап, и епископ Лука вместе с протоиереем Михаилом Андреевым были отправлены в ссылку на Енисей. Путь лежал через Тюмень, Омск, Новониколаевск (нынешний Новосибирск), Красноярск. Арестантов везли в столыпинских вагонах, а последнюю часть пути до Енисеиска — 400 километров — в лютую январскую стужу им пришлось преодолеть на санях. В Енисеиске все оставшиеся открытыми церкви принадлежали "живоцерковникам", и епископ служил на квартире. Ему разрешили оперировать. В начале 1924 года, по свидетельству жительницы Енисеиска, Владыка Лука пересадил почки теленка умирающему мужчине, после чего больному стало легче.

Краткая биография святителя Луки (Войно-Ясенецкого), архиепископа Симферопольского и Крымского

Но официально первой подобной операцией считается проведённая доктором И.И. Вороным в 1934 году пересадка почки свиньи женщине, больной уремией.

В марте 1924 года епископа Луку арестовали и отправили под конвоем в Енисейскую область, в деревню Хая на реке Чуне. В июне он снова возвращается в Енисейск, но вскоре следует высылка в Туруханск, где Владыка служит, проповедует и оперирует. В январе 1925 года его высылают в Плахино — глухое место на Енисее за Полярным Кругом, в апреле переводят снова в Туруханск.

По окончании ссылки Владыка возвращается в Ташкент, поселяется в домике на Учительской улице и служит в церкви Преподобного Сергия Радонежского.

6 мая 1930 году Владыку арестовывают по делу о смерти профессора медицинского факультета по кафедре физиологии Ивана Петровича Михайловского, застрелившегося в невменяемом состоянии. 15 мая 1931 года, после года тюремного заключения, был вынесен приговор (без суда): ссылка на три года в Архангельск.

В 1931-1933 годах Владыка Лука живет в Архангельске, ведет амбулаторный прием больных. Вера Михайловна Вальнева, у которой он жил, лечила больных самодельными мазями из почвы — катаплазмами. Владыку заинтересовал новый метод лечения, и он применил его в условиях больницы, куда устроил на работу Веру Михайловну. И в последующие годы проводил многочисленные исследования в этой области.

В ноябре 1933 года митрополит Сергий предложил Преосвященному Луке занять свободную епископскую кафедру. Однако предложение Владыка не принял.

Пробыв недолго в Крыму, Владыка возвратился в Архангельск, где принимал больных, но не оперировал.

Весной 1934 года Владыка Лука посещает Ташкент, затем переезжает в Андижан, оперирует, читает лекции. Здесь он заболевает лихорадкой папатачи, которая грозит потерей зрения, после неудачной операции он слепнет на один глаз. В этом же году, наконец, удается издать "Очерки гнойной хирургии". Он совершает церковные службы и руководит отделением ташкентского Института неотложной помощи.

13 декабря 1937 года — новый арест. В тюрьме Владыку допрашивают конвейером (13 суток без сна), с требованием подписать протоколы. Он объявляет голодовку (18 суток), протоколов не подписывает. Следует новая высылка в Сибирь. С 1937 года по 1941-й Владыка жил в селе Большая Мурта Красноярской области.

Началась Великая Отечественная война. В сентябре 1941 года Владыка был доставлен в Красноярск для работы в местном эвакопункте — здравоохранительном учреждении из десятков госпиталей, предназначенных для лечения раненых.

В 1943-м Преосвященный Лука становится архиепископом Красноярским. Через год его переводят в Тамбов архиепископом Тамбовским и Мичуринским. Там он продолжает медидинскую работу: на его попечении 150 госпиталей.

В 1945 году была отмечена пастырская и врачебная деятельность Владыки: он удостаивается права ношения бриллиантового креста на клобуке и награждается медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.".

В феврале 1946 года архиепископ Тамбовский и Мичуринский Лука стал лауреатом Сталинской премии 1 степени за научную разработку новых хирургических методов лечения гнойных заболеваний и ранений, изложенных в научных трудах "Очерки гнойной хирургии" и "Поздние резекции при инфицированных огнестрельных ранениях суставов".

В 1945-1947 годах им закончена работа над эссе "Дух, душа и тело", начатая в начале 20-х годов.

26 мая 1946 года Преосвященный Лука, несмотря на протесты тамбовской паствы, переведен в Симферополь и назначен архиепископом Крымским и Симферопольским.

1946-1961 годы были всецело посвящены архипастырскому служению. Болезнь глаз прогрессировала, и в 1958 году наступила полная слепота.

Однако, как вспоминает протоиереи Евгений Воршевский, даже такой недуг не мешал Владыке совершать Божественные службы. Архиепископ Лука входил без посторонней помощи в храм, прикладывался к иконам, читал наизусть богослужебные молитвы и Евангелие, помазывал елеем, произносил проникновенные проповеди. Ослепший архипастырь также продолжал управлять Симферопольской епархией в течение трех лет и иногда принимать больных, поражая местных врачей безошибочными диагнозами.

Скончался Преосвященный Лука 11 июня 1961 года в День Всех Святых, в земле Российской просиявших. Похоронен Владыка на городском кладбище Симферополя.

В 1996 году Святейшим Синодом Украинской Православной Церкви Московского Патриархата было принято решение о причислении Высокопреосвященного архиепископа Луки к лику местночтимых святых, как Святителя и исповедника веры. 18 марта 1996 года состоялось обретение святых останков архиепископа Луки, которые 20 марта были перенесены в Свято-Троицкий кафедральный собор Симферополя. Здесь 25 мая состоялся торжественный акт причисления Высокопреосвященного Луки к лику местночтимых святых. Отныне каждое утро, в 7 часов, в кафедральном Свято-Троицком соборе Симферополя совершается акафист Святителю у его раки.

Высокопреосвященный Владыка Лазарь освятил место в поселке Кяцивели для строительства храма в честь Святителя Луки. Позже был освящен закладной камень храма.

Ибо слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные. (Евр. 4,12)

И ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа. (1 Фес. 5, 23)

 Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter

<<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>>

— Биография Святителя Луки —

 

Лука (Войно-Ясенецкий Валентин Феликсович), архиепископ Симферопольский и Крымский.

Родился 27 апреля 1877 года в г. Керчи, в семье провизора.
Родители его вскоре переехали в Киев, где он в 1896 году одновременно окончил 2-ю Киевскую гимназию в Киевское Художественное Училище. У юноши проявилось художественное дарование, наметилось и направление, проникнутое религиозной идеей. Войно-Ясенецкий ходил по церквам и в Киево-Печерскую Лавру, делал много зарисовок богомольцев, за которые получил премию на выставке в Училище. Он собирался поступить в Академию Художеств, но желание приносить непосредственную пользу народу заставило его изменить свои планы.

Валентин Феликсович проучился год на юридическом факультете, затем перешел на медицинский факультет Киевского университета.
В 1903 г. он с отличием окончил университет.

В январе 1904 г. во время войны с Японией, направлен с госпиталем Красного Креста на Дальний Восток и работал в г. Чите заведующим хирургического отделения госпиталя. Здесь Валентин Феликсович познакомился с сестрой милосердия, которую раненые называли "святой сестрой" и женился на ней.

С 1905 по 1917 гг. В.Ф. Войно-Ясенецкий работал земским врачом в больницах Симбирской, Курской, Саратовской и Владимирской губернии и проходил практику в Московских клиниках. За это время он сделал множество операций на мозге, органах зрения, сердце, желудке, кишечнике, желчных путях, почках, позвоночнике, суставах и т.д. и внес много нового в технику операций. Во время первой мировой войны в нем пробудилось религиозное чувство, забытое было за множеством научной работы, и он начал постоянно ходить в церковь.

В 1916 г. В.Ф. Войно-Ясенецкий защитил в Москве диссертацию на тему: "Регионарная анестезия" и получил степень доктора медицины. Варшавский университет удостоил его диссертацию крупной премии имени Хайницкого.

В 1917 г. Войно-Ясенецкий получил по конкурсу место главного врача и хирурга Ташкентской больницы.

В 1919 г. его жена скончалась от туберкулеза, оставив четверых детей.

Войно-Ясенецкий был одним из инициаторов организации Ташкентского университета и с 1920 г. избран профессором топографической анатомии и оперативной хирургии этого университета. Хирургическое искусство, а с ним и известность проф. Войно-Ясенецкого все возрастали. В разного рода сложных операциях он изыскивал и первым применял методы, получившие затем повсеместное признание. Его бывшие ученики рассказывали чудеса об его изумительной хирургической технике. На его амбулаторные приемы больные шли непрерывным потоком.

Сам он все больше находил утешение в вере. Посещал местное православное религиозное общество, изучал богословие, ближе сошелся с духовенством, принимал участие в церковных делах. Как он сам рассказывал, однажды он выступил на епархиальном съезде "по одному очень важному вопросу с большой горячей речью". После съезда Ташкентский епископ Иннокентий (Пустынский) сказал ему: "Доктор, вам нужно быть священником". "Я принял это, как Божий призыв, — говорил архп. Лука, — и ни минуты не раздумывая ответил: "Хорошо, владыко, я буду".

В 1921 г. в день Сретения Господня, проф. Войно-Ясенецкий был рукоположен во диакона, 12 февраля — во иерея и назначен младшим священником Ташкентского кафедрального собора, оставаясь и профессором университета.

В мае 1923 г. отец Валентин принял пострижение в монашество с именем Луки, в честь св. апостола и евангелиста Луки, который, как известно, был не только апостол, но и врач, и художник.
12 мая того же года он хиротонисан тайно в г. Пенджекенте во епископа Ташкентского и Туркестанского.

— "Много людей недоумевает, — говорил архиеп. Лука в день своего восьмидесятилетия 27 апреля 1957 года, — как я мог, достигнув славы ученого и весьма крупного хирурга, стать проповедником Евангелия Христова".

"Думающие так, глубоко ошибаются, что невозможно совместить науку и религию … Знаю я, что и среди нынешних профессоров есть очень много верующих, просящих у меня благословения".
Нужно добавить, что, принимая священнический сан, проф. Войно-Ясенецкий получил от Патриарха Тихона наказ, подтвержденный и Патриархом Сергием, — не оставлять научную и практическую деятельность по хирургии; и все время, в какие бы условия не попадал, он везде продолжал эту работу.

Находясь в 1923-1925 годах на Севере, епископ Лука обратил внимание на местную жительницу Вальневу, излечивавшую своими средствами некоторые гнойные воспаления, обычно требовавшие хирургического вмешательства. Она делала состав из каких-то трав, перемешанных с землей и сметаной, и лечила даже глубоко расположенные гнойники. Возвращаясь в Ташкент, преосвященный Лука вывез с собой и Вальневу и много времени отдал лабораторным исследованиям и научной обработке ее метода, дававшего у него хорошие результаты. В Ташкентской газете "Правда Востока" за 1936 или 1937 г. печаталась интересная дискуссия его по этому вопросу с некоторыми хирургами.
Не забывал епископ Лука и своих пастырских обязанностей. Все многочисленные церкви г. Енисейска, где он жил, так же, как и церкви областного города Красноярска, были захвачены обновленцами. Епископ Лука с тремя сопровождавшими его священниками совершал литургию в своей квартире, в зале, и даже рукополагал там священников, за сотни верст приезжавших к православному архиерею.
С 25 января 1925 г. по сентябрь 1927 г. епископ Лука снова епископ Ташкентский и Туркестанский.
С 5 октября по 11 ноября 1927 г. — епископ Елецкий, вик. Орловской епархии.

С ноября 1927 г. проживал в Красноярском крае, затем в городе Красноярске, где служил в местном храме и работал врачом в городской больнице.

В 1934 г. вышла в свет его книга "Очерки гнойной хирургии", ставшая настольной книгой хирургов.
"Пожалуй, нет другой такой книги, — писал кандидат медицинских наук В.А. Поляков, — которая была бы написана с таким литературным мастерством, с таким знанием хирургического дела, с такой любовью к страдавшему человеку".

Сам епископ Лука определяет свое отношение к больным краткой, но выразительной формулой: "Для хирурга не должно быть "случаев", а только живой, страдающий человек".

В своей биографии и в упомянутом ранее слове в день восьмидесятилетия, епископ Лука сообщает интересный факт, связанный с работой над этой книгой. Когда он еще в 1915 году задумал книгу по гнойной хирургии и написал предисловие, ему вдруг пришла неожиданная мысль: "На этой книге будет стоять имя епископа".

— "И действительно, — продолжает он, — я предполагал издать ее двумя выпусками и, когда закончил первый выпуск, то написал на заглавном листе: "Епископ Лука. Очерки гнойной хирургии". Ибо тогда я уже был епископом".

Продолжая свою научную работу, епископ Лука не оставлял и пастырской деятельности, трудился и над углублением своих богословских знаний.

С первых же дней Великой Отечественной войны до конца 1943 г., епископ Лука работал главным хирургом и консультантом Красноярского эвакогоспиталя для тяжелораненых.

Осенью 1942 г. он был возведен в сан архиепископа с назначением на Красноярскую кафедру.

8 сентября 1943 г.

он был участником Собора, единогласно избравшего митрополита Сергия Патриархом Московским и всея Руси. Этот же Собор постановил отлучить от Церкви всех епископов и священнослужителей, изменивших Родине и перешедших в лагерь фашистов, и лишить их сана.
В конце 1943 года архиепископ Лука переезжает в г. Тамбов. Хотя зрение его начало заметно 

ухудшаться, но он ведет активную работу в эвакогоспиталях, выступает с докладами, читает лекции для врачей, учит их и словом и делом.

В январе 1944 г. его назначают архиепископом Тамбовским и Мичуринским.

Ко времени пребывания архп. Луки в Тамбове относится страничка воспоминаний о нем В.А. Полякова. Он пишет:

"В один из воскресных дней 1944 г. меня вызвали в Тамбов на совещание начальников и главных хирургов госпиталей Воронежского военного округа. В то время я был ведущим хирургом госпиталя на 700 коек, стоявшего в Котовске.

На совещание собралось много народа. Все расселись по своим местам и за столом президиума уже поднялся председательствующий чтобы объявить название доклада. 

Но, вдруг, широко открылись обе двери, и в зал вошел человек огромного роста в очках. Его седые волосы ниспадали до плеч. Легкая, прозрачная, белая кружевная борода покоилась на груди. Губы под усами были крепко сжаты. Большие белые руки перебирали черные матовые четки.

Человек медленно вошел в зал и сел в первом ряду. Председательствующий обратился к нему с просьбой занять место в президиуме. Он поднялся прошел на подмостки и сел в предложенное ему кресло.
Это был профессор Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий". (Журнал "Хирургия" 1957 г., № 8, с. 127).

В конце 1943 года вышло второе издание "Очерки гнойной хирургии", переработанное и увеличенное почти вдвое, а в 1944 году — книга "Поздние резекции инфицированных огнестрельных ранений суставов". За эти два труда архп. Луке была присуждена Сталинская премия первой степени.
Есть сведения, что он состоял членом Академии Медицинских Наук. Впрочем, в официальных биографиях, данных об этом не имеется.

Кроме трудов на медицинские темы, архп. Лука составил много проповедей и статей духовно-нравственного и патриотического содержания.

В 1945-1947 гг. он работал над большим богословским трудом — "Дух, душа и тело", — в котором разрабатывал вопрос о душе и духе человека, а также учение Св. Писания о сердце, как органе богопознания. Много времени уделял он и на укрепление приходской жизни. В 1945 году высказывал мысль о необходимости избрания патриарха по жребию.

В феврале 1945 г. за архипастырскую деятельность и патриотические заслуги архп. Лука был награжден правом ношения креста на клобуке.

В мае 1946 года он назначен архиепископом Симферопольским и Крымским.

В. Ф. Войно-Ясенецкий врач, философ и богослов

В Симферополе он опубликовал три новые медицинские работы, но зрение его становилось все хуже. Левый глаз его уже давно не видел света, а в это время и на правом стала зреть катаракта, осложненная глаукомой.
В 1956 году архиепископ Лука совсем ослеп. Практическую врачебную деятельность он оставил еще в 1946 году, но продолжал помогать больным советами. Епархией же управлял до самого конца с помощью доверенных лиц. В последние годы своей жизни он только слушал, что ему читают и диктовал свои работы и письма.

Скончался архиепископ Лука 11 июня 1961 года.

О характере архиеп. Луки давались самые разноречивые отзывы. Говорили о его спокойствии, скромности и доброте, и в то же время, о его высокомерии, неуравновешенности, заносчивости, болезненном самолюбии. Можно думать, что человек, проживший такую долгую и трудную жизнь, до предела насыщенную самыми разнородными впечатлениями, мог проявлять себя по-разному. Вполне возможно, что его громадный авторитет в области хирургии, привычка к безусловному повиновению окружающих, особенно во время операций, создала у него нетерпимость к чужим мнениям даже в тех случаях, когда его авторитет вовсе не являлся непререкаемым. Такая нетерпимость и властность могли быть и очень тяжелы для окружающих. Словом, это был человек, с неизбежными у всякого человека недостатками, но в то же время стойкий и глубоко верующий. Достаточно было посмотреть, как проникновенно, со слезами, совершал он литургию, чтобы убедиться в этом.

Занявшись богословскими науками уже в возрасте сорок с лишним лет, архп. Лука, естественно, не мог достигнуть в этой области такого совершенства, как в медицине; или какого достигли некоторые другие архиереи, всю жизнь посвятившие только богословию. Он допускает промахи, иногда довольно серьезные. В его основном богословском труде "Дух, душа и тело", встречаются мнения, оспариваемые многими сведущими читателями, а статья "О посылке Иоанном Крестителем учеников к Господу Иисусу Христу с вопросом, Он ли Мессия", — и вообще была запрещена и не печаталась. Зато проповеди его, которым архп. Лука придавал исключительное значение, считая их неотъемлемой частью богослужения, отличаются простотой, искренностью, непосредственностью и самобытностью.

Хочется привести отрывок из его "Слова в Великую Пятницу". Тема проповеди — основное в христианстве. На эту тему так много говорили в течение 1900 лет лучшие христианские проповедники, что, кажется, ничего нового сказать уже нельзя. И, все-таки, слова архиепископа Луки трогают, как что-то неожиданное.

— "Господь первый взял крест, — говорит он, — самый страшный крест, и вслед за ним взяли на рамена свои кресты меньшие, но часто тоже страшные кресты, бесчисленные мученики Христовы. Вслед за ними взяли кресты свои огромные толпы народа, которые, тихо опустив головы, пошли с ними в дальний путь.
В дальний и тернистый путь, указанный Христом, — путь к Престолу Божиему, путь в Царство Небесное, идут и идут, и идут, почти уже 2000 лет, идут вслед за Христом толпы и толпы народа …
"Что же, неужели мы не присоединимся к этой бесконечно идущей толпе, к этому святому шествию по пути скорбей, по пути страданий?
Неужели мы не возьмем на себя кресты свои и не пойдем за Христом?
Да, не будет! …
Да наполнит Христос, так тяжко пострадавший за нас, Своей безмерной благодатью сердца наши.
Да, даст Он нам в конце нашего долгого и трудного пути познание того, что сказал Он: — "мужайтесь! Яко Аз победил мир! Аминь".

Если припомнить, что эти слова были сказаны весной 1946 г., когда архиеп. Лука с болью сердечной порывал с делом всей своей жизни, когда он стоял на пороге слепоты, неизбежность которой как врач, он хорошо понимал, — если припомнить все это, то его слова, его смиренное согласие принять на себя новый и тяжкий крест, приобретают особенный смысл.

2 июля 1997 г. в Симферополе, городе, где святитель жил в 1946-1961 гг. ему открыт памятник.
 

Назад к списку

Архиепископ Лука. Война. Тамбов

Ирина Тымчук

      Архиепископ Лука. Война . Тамбов.

     На фото  из Интернета:
     1. Профессор Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий.
     2. Памятник архиепископу Луке ( Войно-Ясенецкому) в Тамбове.
     3. Икона с изображением Святителя Луки.

     *****

    В Тамбове на территории городской больницы № 2 в 1994 году был  установлен   памятник  хирургу-священнику, профессору медицины  Архиепископу Луке ( в миру — Валентину Феликсовичу Войно-Ясенецкому). Мои земляки — тамбовчане , приходя  в эту больницу , впервые узнают, кто же  он – этот человек , чьим именем  названа  больница  и чей памятник встречает их , жаждущих исцеления.

   Это был необычный врач.

Архиепископ Лука(В.Ф. Войно-Ясенецкий)

Прежде, чем стать ученым с мировым именем,  лауреатом  Сталинской премии, обладателем высшей церковной награды – бриллиантового креста,  Валентин Феликсович прошел долгий и  трудный  жизненный путь.

***
  Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий родился в 1877 году в городе Керчи в семье аптекаря.  С отличием закончил медицинский факультет Киевского университета  и выбрал  путь земского врача , « мужицкого доктора» -, как он себя называл.

  Во время Русско-Японской войны   Валентин Феликсович работает  хирургом в эвакуационных госпиталях  города Читы.  В 1915 году издает книгу «Региональная  анестезия» с собственными иллюстрациями ( ведь он закончил помимо гимназии  и художественную  школу) .В 1916 году Войно-Ясенецкий защищает диссертацию и получает степень доктора.

  Воспитанный в православной вере и будучи глубоко верующим человеком, он регулярно посещает воскресные и праздничные  богослужения ,выступает с беседами о толковании священного писания.  С приходом советской власти Валентин Феликсович не поменял своих религиозных убеждений.
  В 1920 году Войно- Ясенецкий принимает сан  священника, а через три года он был наречен епископом с именем Лука в честь евангелиста Луки , по преданию  также врача и  иконописца.

    Работая в больницах и госпиталях , Валентин Феликсович  никогда не скрывал своего  негативного отношения  к новой власти , к её кровавым методам насилия, когда представителей духовенства тысячами расстреливали. Священник – это в то время опасная профессия.

   Лука  начинает ходить в больницу   только   в рясе и с крестом на груди,  в операционной устанавливает иконы   и  молится перед началом операции. Такое поведение  доктора  не могло не сказаться на отношении  к нему  властей, когда в стране началась массовая антирелигиозная пропаганда.   И последовали доносы, аресты  и ссылки ,освобождения и снова ссылки.

  1923 год. Первая ссылка- Енисейск, Туруханск. Вторая –Ташкент, где он занимается частной практикой, принимая до 400-х  больных в месяц. Там же он заканчивает свою монографию « Очерки  гнойной хирургии», которая была издана в 1934 году и получила мировую известность.

  1937 год – третий арест. Обвинение во вредительстве и шпионаже, изощренные допросы по нескольку дней без еды, без сна, на которых от Луки хотели добиться отречения от священного сана  и затем ссылка в Красноярский край.
Когда  началась война, Валентин Феликсович  отправляет телеграмму  председателю президиума Верховного  совета СССР М. Калинину с просьбой   направить его на работу в госпиталь.

 С октября 1941 года  профессор Войно-Ясенецкий стал консультантом всех госпиталей  Красноярского края и главным хирургом эвакогоспиталя, а через год ему поручают  управление Красноярской  епархией с титулом архиепископа Красноярского.

   ***
  Одна из самых знаменательных страниц жизни Святителя связана с городом Тамбовом, куда он приехал в феврале  1944 года.  Со дня своего прибытия Валентин Феликсович занимает должность главного хирурга-консультанта госпиталей . Ему было 67 лет.
  Вот отрывок из письма Луки сыну Михаилу от 10 августа 1944 года :«Приводим церковь в благолепный вид… Работа в госпитале идет отлично… Читаю лекции врачам о гнойных артритах… Свободных дней почти нет. По субботам два часа принимаю в поликлинике. Дома не принимаю, ибо это уже совсем непосильно для меня. Но больные, особенно деревенские, приезжающие издалека, этого не понимают и называют меня безжалостным архиереем. Это очень тяжело для меня. Придется в исключительных случаях и на дому принимать».

  В 1944 Луку назначают архиепископом   Тамбовским и Мичуринским. За плечами Валентина Феликсовича уже тогда был существенный опыт церковной и врачебной деятельности.

  В Тамбове, несмотря на свой непререкаемый авторитет хирурга и большое почтение властей, Владыка всегда подчеркивал, что, прежде всего он — архиерей, и все должны с этим считаться.
  Как главному хирургу Тамбовской госпитальной базы  Войно- Ясенецкому приходилось курировать около 150 госпиталей, в каждом из них было от 500 до 1000 коек.
  Доктор  делает  уникальные операции, на которые кроме него ни один хирург не мог решиться. Врачи и больные его боготворили.

  Из воспоминаний старшей медсестры эвакогоспиталя Л.С. Лесных: «Тамбов был перевалочным пунктом для раненых, здесь шла обработка больных, а дальше их везли вглубь, в Саратов, а тех, которые были нетранспортабельны, оставляли».

  Вот таких -то и приходилось оперировать Валентину Феликсовичу. В среде медперсонала о нем говорили как о необыкновенном человеке, который сразу мог поставить точный диагноз и определить, стоит ли проводить операцию или нет.

  А вечером  архиепископ Лука шел в Покровскую церковь, которая была открыта за полгода  до его приезда и активно проповедовал. Проповеди (всего 77) записывались и распространялись.
  Прихожане отмечали, что богослужения, совершаемые архиепископом Лукой, отличались высокой духовностью и молитвенностью: «Службы Владыки были долгие. Все исполнялось… Владыка не считался со своим изношенным здоровьем, и народ, видя его ревность, умилялся и безропотно терпел все тяжести».
  И, конечно же,  Святитель продолжал врачевать.

  Поскольку линия фронта проходила близ Тамбовской области, здесь была создана широкая сеть госпиталей. Они размещались в помещениях школ, больниц, санаториев. За годы войны госпитали приняли более 600 тысяч (!) раненых. Ежедневно на станцию Тамбов прибывало в среднем по три санитарных эшелона. В 250 госпиталях тамбовщины дни и ночи шла битва за жизни людей.
  Валентин Феликсович  много оперирует. На этих операциях часто присутствовало большое количество врачей. О его искусстве хирургического исцеления ходили легенды. Доктор спас жизнь и вернул здоровье тысячам воинов.

  Многие из тех, кого Владыка исцелял, становились верующими  людьми и активно посещали церковь, в которой служил святитель. Покровский собор сделался центром, где люди старались получить исцеление души и тела.

  В Тамбове Лука получил высшую государственную награду того времени – Сталинскую премию. Так высоко был оценён его труд «Очерки гнойной хирургии». Работа вышла в свет в 1943 году, когда еще  отсутствовали антибиотики и благодаря ей были спасены тысячи жизней.
  Полученная премия была пожертвована на оказание помощи детям, оставшимся без родителей.
 
В 1946 году Святитель покинул город. Умер Лука в 1961 году.
В 2003 году русская православная церковь причислила архиепископа Луку (Войно-Ясенецкого) к лику святых.
Совсем недавно он жил среди нас…
****************************************************

Использована информация из открытых источников Интернета:
 "Тамбовский период жизни архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого)"   http://www.zavet.ru/obs/mx/fact/051tambovper.htm
  Лисичкин В.А. « Военный путь святителя  Луки (Войно-Ясенецкого)»   и другие источники.

© Copyright: Ирина Тымчук, 2015
Свидетельство о публикации №215050202039

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Ирина Тымчук

Рецензии

Написать рецензию

Интересный текст, Ира. Всякие были священнослужители. Архиепископ Лука был большой патриот страны. Немногие могут так самопожертвовано отдавать себя людям. Уважение ему как Гражданину страны —

Саша Егоров   09.05.2015 19:50   &#0149;   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

А Лука о себе говорил :" Я полюбил страдания — они очищают душу". В Интернете так много рассказано об этом необыкновенном докторе.
Я знала женщину,которая во время войны работала медсестрой в одном из тамбовских госпиталей и помнила профессора. Она часто вспоминала одно из его наставлений медперсоналу : " При отсутствии необходимых медикаментов используйте для лечения " гипертоничесий раствор". (Т. е. 9% солевой р-р, который обладает ранозаживляющим и антимикробными свойствами ).

Ирина Тымчук   09.05.2015 21:57   Заявить о нарушении

Ира! Это значимое дополнение. В рецензии оно потеряется. Попробуй вставить его в текст вместе с другими известными тебе сведениями

Саша Егоров   09.05.2015 23:23   Заявить о нарушении

Прочитал в инете про солевой раствор и стал прикладывать его к шейным позвонкам С5-С6-С7 ( получил травму на целине нырнув головой в дно). Вроде стало меньше беспокоить. Так что не только для ран это годится.

Саша Егоров   11.02.2016 22:25   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

Написать рецензию     Написать личное сообщение     Другие произведения автора Ирина Тымчук

Сергей Сергеевич Юдин после операции в НИИ им. Н.В. Склифосовского

Сергей Сергеевич, несмотря на высокую должность, оставался верующим христианином, постоянно посещал службы в Елоховской церкви и даже подпевал на клиросе. Он крестил детей своих друзей и коллег, а дочери сотрудницы объяснял Евангелие и Ветхий Завет.

В 1948 году Сергей Сергеевич Юдин был арестован по надуманному обвинению и четыре года провел в тюрьме, затем в ссылке. Вернувшись на свою должность в Москву, он прожил всего полтора года и умер в возрасте 63 лет.

Юдин с глубочайшим уважением и любовью относился к епископу Луке, и в 1946 году, еще до своего ареста, заказал знакомому скульптору М.П. Оленину бронзовый бюст Войно-Ясенецкого для галереи великих хирургов, которую он планировал создать в НИИ им. Склифосовского.

Академик Владимир Петрович Филатов

Другом святителя Луки можно назвать и академика Владимира Петровича Филатова, знаменитого хирурга-офтальмолога, который также был верен Православию всю жизнь. Поселившись перед революцией в Одессе, он основал Институт глазных болезней, который и поныне носит его имя. Каждое воскресенье академик и директор института ходил в храм святых мучеников Адриана и Наталии на Французском бульваре, который он спас от закрытия. Перед каждой сложной операцией академик Филатов брал благословение священника, а после заказывал благодарственные молебны. Владимир Петрович боролся за сохранение храмов в Одессе и в те страшные времена удостоился двух наград Русской Православной Церкви. Перед смертью правящий митрополит назвал Владимира Петровича "дорогим Старцем" в письме к его жене.

Его отношения со святителем Лукой были достаточно близкими, поскольку в Одессе жила Софья

Сергеевна Белецкая с детьми святителя, и академик оказывал им покровительство. Младший сын Святителя Валентин Валентинович много лет работал у Филатова в институте заведующим отделением, и отец писал ему, что "слава Богу, академик – человек верующий".

Когда архиепископ Лука приезжал в Одессу навестить сына, он общался с Филатовым, исповедовал его. В поздравительном письме Владимиру Петровичу по поводу его 80-летнего юбилея святитель писал: "Много даров благодати Духа Святого получили Вы, много добра принесли тысячам и тысячам слепых и больных людей, что весьма угодно Богу… Я рад, что Вашего сердца коснулись мои проповеди, и посылаю Вам в подарок последний том их… Дай Бог, чтобы их чтение углубило Ваше понятие о важности покаяния и от славы земной и научной, хотя и великой, но тленной, обратило сердце Ваше к вечной и немеркнущей славе небесной. Примите же, дорогой Владимир Петрович, мое благословение на этот последний этап Вашей жизни – и любовь мою!"

В Институте глазных болезней и тканевой терапии им. В.П. Филатова всегда работало много верующих людей – замечательных специалистов, бережно хранящих память о своем учителе. Некоторое время сотрудницей института была и правнучка Святителя, Татьяна Валентиновна Войно-Ясенецкая, врач-анестезиолог, много помогавшая мне в подготовке изданий о своем прадеде.

Вот то, что хотелось бы рассказать о друзьях святителя.

Заседание в Институте В.П. Филатова, четвертый в левом ряду – младший сын святителя Валентин Валентинович Войно-Ясенецкий

А какими были его отношения с родными?

Поскольку святитель Лука был очень сдержанным в проявлениях чувств, свидетельства об этом также немногочисленны. О своих родителях он писал с глубокой благодарностью и почтением, считая, что религиозность он унаследовал, скорее, от отца-католика, хотя и мать, Мария Дмитриевна, была глубоковерующей, придерживалась истового Православия, но ее отношения с Церковью были непростыми. Мать оставила глубокий след в душе сына, в архиерейском доме святителя до самой смерти хранился ее портрет. Возможно, от нее Валентин Феликсович унаследовал деятельное благочестие. Родные вспоминали, как в годы Первой мировой войны Мария Дмитриевна помогала раненым и обездоленным, как на кухне целыми ведрами кипятили молоко, чтобы накормить голодных.

Портрет матери, из квартиры святителя в Симферополе. Музей при Свято-Троицком соборе

В январе 1926 года между двумя ссылками, возвращаясь поездом из Красноярска в Ташкент через Черкассы, епископ Лука встречался с родителями и старшим братом (у него было два брата и две сестры), которых не видел более 10 лет. Матери в это время было 76 лет, отцу – 85.

Святитель и хирург. Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий

Владыка вместе с ними отслужил панихиду по своей умершей сестре Ольге, тяжело болевшей и безвременно скончавшейся. Возможно, по просьбе святителя его сын Валентин назвал свою единственную дочь Олей. Родителей он тогда видел в последний раз, но всегда помнил день их упокоения (даты были записаны на особом листочке) и, конечно, поминал в церкви.

С братьями, Владимиром и Павлом, и сестрой Викторией – его отношения всегда были ровными и хорошими. Когда братьев не стало, после войны он приютил у себя в Симферополе их овдовевших дочерей с маленькими детьми.

Единственной, горячо любимой женщиной в его жизни была жена Анна Васильевна, родившая ему 4 детей. Она скончалась от туберкулеза в Ташкенте в 1919 году, на кресте на ее могиле Валентин Феликсович своей рукой написал слова из Нагорной проповеди Христа: "Чистая сердцем, алчущая и жаждущая правды…" В семье правнучки святителя Татьяны Войно-Ясенец-кой хранится небольшая пастель, нарисованная им, – женская фигура в потоках света, – воспоминание о недолгом семейном счастье. Сыновья святителя Луки считали, что ее смерть изменила всю его жизнь. По чудесному знаку свыше, он оставил четверых осиротевших детей на попечение своей операционной сестры Софьи Сергеевны Белецкой, мужественно без колебаний принявшей этот крест. "Ее и детей выгнали из моей квартиры главного врача и поселили в небольшой каморке, где они могли поместиться только потому, что дети сделали нары и каморка стала двухэтажной. Однако Софью Сергеевну не выгнали со службы, она получала два червонца в месяц и на них кормилась с детьми", – писал святитель Лука в автобиографии, вспоминая "великие благодеяния, которые получали мои дети через Софью Сергеевну…"

Мать святителя Луки Мария Дмитриевна в молодости

Софья Сергеевна Белецкая воспитала детей святителя, никогда не претендуя на иную роль. В семье Валентина Валентиновича, младшего сына, который очень любил и почитал Софью Сергеевну, называл ее мамой, а его дети и внуки "бабой Соней", благоговейно хранят память о ней. На фотографиях – очень строгая, собранная женщина, всегда в черном, с глухими воротничками, полная благородства.

Софья Сергеевна Белецкая

Из своих детей святитель выделял старшего сына Михаила, к нему адресованы большинство писем, в которых святитель исповедовал свою веру, говорил о главном в своей жизни.

Сыновья святителя (справа налево) Михаил, Алексей и Валентин, дочь Елена

Когда в 1934 году потерпел катастрофу поезд, в котором ехал Михаил, отец, находившийся в это время на лечении в Москве, бросил все и отправился без промедления в Ленинград. Позднее это стало причиной потери зрения левого глаза.

Портрет архиепископа Луки, написанный его сыном Валентином

Все дети святителя Луки, став взрослыми, последовали по его пути в выборе профессии. Несмотря на все препятствия, которые им создавали даже при получении медицинского образования, Михаил, Алексей и Валентин стали докторами медицинских наук, дочь Елена – врачом-эпидемиологом. К сожалению, дети не разделяли веры отца, и можно только представить, какую боль причиняло святителю их неверие. Но он предоставлял им в этом вопросе полную свободу и относился к ним с большой любовью. Сыновья также очень уважали его, гордились его научными достижениями, помогали ему материально, зная, что все свое архиерейское жалованье он раздавал бедным и больным. Большой печалью святителя было и то, что многие его внуки также отошли от Церкви, на служение которой он положил свою жизнь. Только два мальчика и девочка, жившие с ним последние 15 лет в Крыму и, можно сказать, воспитанные им – в основном личным примером, выросли верующими людьми. Это были дети его племянниц Веры Владимировны Прозоровской и Нины Павловны Сидоркиной, которых он пригласил жить к себе в архиерейский дом, когда получил назначение в Симферополь и почувствовал, что ему уже трудно обходиться без помощи близких.

Архиепископ Лука — Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий — Святитель Лука — Биография

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *