Скачать в других форматах:

Мэтью Генри

Толкование книг Ветхого Завета. Книга Екклесиаста

ГЛАВА 4

Соломон, показав суетность мира на примере искушений к угнетению и преследованию подчиненных, которые испытывают люди у власти, далее показывает,

(I) какое искушение к недовольству и нетерпимости испытывают угнетенные (ст.1-3).

(II) Искушение, испытываемое эгоистами, побуждающее заняться собой и забросить дело из страха перед завистью (ст.4-6).

(III) Безрассудство тех, кто копит мирское богатство (ст.7,8).

(IV) Средство от этого безрассудства: необходимо осознать, насколько выгодно общество и взаимная помощь (ст.9-12).

(V) Люди, занимающие царское положение, подвержены переменам не только из-за собственного безрассудства (ст.13,14), но и из-за непостоянства народа, как бы благоразумен ни был царь (ст.15,16). Цари не обладают исключительным правом быть избавленными от суетности и томления духа, сопровождающих эти процессы; поэтому никто не должен ожидать подобного.

Стихи 1-3

Соломон имел большую душу (3Цар.4:29), и среди всего прочего оказалось, что он нежно беспокоился о самой ничтожной части человечества и знал о страданиях бедствующих. Он сделал выговор угнетателям (Еккл.3:16,17) и заставил задуматься о грядущем суде, чтобы обуздать их наглость, а теперь он обращает внимание на самих угнетенных. Он делает это как царь, чтобы исполнить справедливость и отомстить их врагам, ибо он боялся Бога и уважал людей; но здесь он делает это как проповедник и показывает:

I. Их бедственное положение (ст.1); он говорит о них с большим чувством и состраданием. Он огорчился, увидев,

(1) что сила одерживает победу над правотой, что много всяких угнетений делается под солнцем, что хозяева угнетают своих слуг, рабочих и бедных людей, используя их нужду и навязывая им те условия, которые им выгодны, что должники угнетаются жестокими кредиторами, а кредиторы в свою очередь злостными должниками, арендаторы угнетаются жестокими землевладельцами, а сироты – предательскими опекунами; и что хуже всего – подчиненные угнетаются деспотичными правителями и несправедливыми судьями. Такие угнетения делаются под солнцем, в то время как над солнцем вечно царствует правда. Мудрые люди видят всякие угнетения и думают, как можно помочь угнетенным. Блажен, кто помышляет о бедном.

(2) Что обиженные затаили в своем сердце обиду за причиненное им зло. Он увидел слезы угнетенных и, возможно, не смог вынести этого зрелища. Мир – это место плача; куда бы мы ни посмотрели, нам откроется печальное зрелище – слезы тех, кто угнетен той или иной бедой. Они видят, что бессмысленно жаловаться, и поэтому тайно скорбят (как Иов, Иов.16:20; 30:28), но блаженны плачущие.

(3) Что они не могут помочь себе: в руке угнетающих их – сила; совершая зло, они настойчивы и извлекают для себя выгоду; поэтому бедных повергают сильной рукой и у них нет возможности возместить убытки. Печально видеть злоупотребление силой, когда то, что дано человеку для совершения добра, извращают, чтобы иметь поддержку для совершения зла.

(4) Что все окружающие с пренебрежением относятся к ним и их бедствиям. Они плачут и нуждаются в утешении, но некому оказать им такую дружескую услугу: утешителя у них нет; их угнетатели сильны и угрожают им, поэтому утешителя у них нет; те, которые готовы утешить, не осмеливаются быть утешителями из страха вызвать недовольство угнетателей и стать их соучастниками. Печально видеть мало человечности среди людей.

II. Искушения, сопутствующие их положению. Из-за такого жестокого обращения они испытывают искушения ненавидеть и презирать жизнь, завидовать умершим, лежащим в могилах, и жалеть о том, что родились (ст.2,3). Соломон готов согласиться с ними, ибо это также доказывает, что все – суета и томление духа, раз такова сама жизнь. Если мы равнодушны к жизни, по сравнению с благоволением и благами от Господа (как св. Павел, Деян.20:24, Фил.1:23), то это похвально, но если (как в данном случае) так относимся к ней из-за сопровождающих ее бедствий, то это наша слабость, и мы судим о ней по плоти, как Иов и Илия.

1. Здесь автор считает, что счастлив тот, кто закончил эту полную бедствий жизнь, исполнил свой долг и ушел со сцены: «И ублажил я мертвых, которые давно умерли, были вскоре убиты или быстро прошли через этот мир, которые быстро пересекли океан жизни и умерли до того, как толком начали жить. Мне понравилась их участь, и если бы она зависела от их выбора, то я похвалил бы их мудрость за то, что они, лишь посмотрев на этот мир, покинули его и не привязывались к нему. Я пришел к выводу, что их положение лучше, чем положение живых, которые живут доселе, и все, кто влачит длинную и тяжелую цепь жизни, устали от ее утомительных минут». Это место можно сравнить не с Книгой Иова 3:20,21, а с Книгой Откровение 14:13, где во времена преследований (которые здесь описывает Соломон) не разгневанный человек, а Дух Божий говорит: «…блаженны мертвые, умирающие в Господе…». Отметьте: положение умерших святых, отправившихся на покой к Господу, во всех смыслах лучше и желаннее положения живущих святых, которые продолжают свой труд и сражение.

2. Он считает счастливыми тех, кто так и не начал эту бедственную жизнь, более того, самыми счастливыми: «Блаженнее их обоих тот, кто еще не существовал». Лучше не родиться, чем родиться, чтобы увидеть всякие угнетения, какие делаются под солнцем, увидеть много совершаемого беззакония, много зла и не только не иметь возможности изменить ситуацию, но и пострадать за доброе дело. Благочестивый человек, как бы бедственно ни было его положение в этом мире, не может иметь оснований желать никогда не родиться, раз он прославляет Господа даже в огне и впоследствии будет вечно счастлив, как и любой другой человек не должен желать этого, пока живет, ибо пока есть жизнь, есть и надежда; человека нельзя считать погибшим, пока он не оказался в аду.

Стихи 4-6

В этих стихах Соломон вновь возвращается к наблюдениям и размышлениям о суете и томлении духа, которые сопутствуют делам этого мира, о чем он говорил ранее (Еккл.2:11).

I. Если человек сообразительный, способный и успешный в бизнесе, то он вызывает зависть у своих ближних (ст.4). Он прилагает много усилий и проходит через все трудности, его состояние не легко ему достается, а стоит большого труда; он также не добывает его бесчестными способами, не причиняет вреда и не обманывает людей, а трудится честно, занимаясь достойным делом и управляя бизнесом по всем правилам справедливых и открытых отношений, но, несмотря на это, его успех производит взаимную между людьми зависть, особенно из-за хорошей репутации благодаря своей честности. Это демонстрирует,

(1) как мало совести у большинства людей; они будут завидовать своему ближнему, злословить о нем и отвечать на добро злом лишь потому, что он более изобретателен и трудолюбив, чем они сами, за то, что небеса его больше благословляют. Каин завидовал Авелю, Исав – Иакову, Саул – Давиду, и все из-за того, что те честно трудились. Это явно дьявольская черта характера.

(2) Как мало надежды у мудрых и полезных людей получить утешения в этом мире. Даже если они будут вести себя очень осторожно, то и тогда не смогут избежать зависти; да и кто устоит против ревности? (Прит.27:4). Кто превосходит в добродетели, тот всегда будет соринкой в глазу тех, кто чрезмерно порочен. Но это не должно разубеждать нас честно трудиться; мы должны надеяться получить похвалу не от людей, а от Бога, и не должны рассчитывать получить удовлетворение и счастье от творения, ибо если праведный труд оказывается суетой и томлением духа, то всякие труды под солнцем не могут быть другими. Но каждое правое дело будет принято Богом, и поэтому человек не должен беспокоиться, если это вызовет зависть его ближнего; она может лишь побудить его меньше любить этот мир.

II. Если человек глуп, ленив и не разбирается в своем деле, то он вредит самому себе (ст.5): если глупец, приступая к работе, сидит, сложив руки, словно они связаны, если он делает все неуклюже, ленив (ибо тот глуп), любит бездельничать и сидит, сложив руки, чтобы они были в тепле, так как отказываются работать, то такой человек съедает плоть свою и по отношению к себе является каннибалом. Он погружается в такую бедность, что ему нечего есть, кроме собственной плоти; условия его жизни становятся такими ужасными, что от досады он готов есть собственную плоть. Его жизнь похожа на собачью – голод и безделье. Так как он видит, что мир завидует предприимчивым процветающим людям, то впадает в другую крайность, и, чтобы ему не завидовали из-за его праведных дел, делает все неправильно и не заслуживает сострадания. Отметьте: безделье – это грех, который сам является наказанием. Следующие за этими слова (ст.6) «лучше горсть с покоем, нежели пригоршни с трудом и томлением духа» представляют собой

(1) аргумент, которым ленивец оправдывает свое безделье. Он сидит, сложив руки, злоупотребляя и неправильно истолковывая для своего оправдания хорошую истину: словно горсть с покоем лучше, чем изобилие при борьбе, и поэтому немногое с праздностью лучше, чем изобилие при честном труде. Так ленивец в глазах своих мудр (Прит.26:16). Либо эти слова —

(2) совет Соломона придерживаться середины между трудом, в результате которого тебе начнут завидовать, и ленью, которая заставит тебя есть свою плоть. Лучше благодаря трудолюбию владеть горстью, чтобы не нуждаться в необходимом, чем иметь руки, наполненные добром, что приведет лишь к томлению духа. Умеренные усилия и умеренные прибыли являются наилучшими. Человек может владеть лишь горстью этого мира, но в то же время радоваться ей и пребывать в покое, иметь удовлетворение разума, мир в совести, любовь и доброжелательность соседей; в то время как многие, чьи руки наполнены богатством и имеют больше, чем может пожелать сердце, вынуждены много трудиться и испытывать раздражение от этого. Тот, кто не может жить, имея немного, скорее всего не сможет жить в изобилии.

Стихи 7-12

Здесь Соломон приводит еще один пример суетности мира: часто чем больше человек имеет, тем больше ему хочется; и в своем желании он так настойчив, что не испытывает радости от обладания тем, что имеет. В этих стихах Соломон показывает:

I. Что причиной этого зла является себялюбие (ст.7,8): «Человек одинокий думает и заботится лишь о себе и если бы мог, то поместил бы себя одного в центр земли; другого нет, и он не желает, чтобы кто-либо был, считая, что одного рта достаточно для дома; ему жалко всего, что проходит мимо него. Посмотрите, как здесь описывается этот жадный навозный червь.

1. Он делает себя рабом своего бизнеса. Хотя у него нет обязанностей, так как ни сына, ни брата нет у него и кроме себя ему не о ком заботиться; хотя у него нет бедных родственников, никто не зависит и не получает ничего от него; хотя он не осмеливается жениться из страха перед расходами на семью, но в то же время всем трудам его нет конца. Он трудится день и ночь, рано встает и поздно ложится, редко позволяет себе и своим работникам отдыхать. Он не ограничивается сферой своей деятельности, а старается приложить руку ко всему, до чего может дотянуться (см. Пс.126:2).

2. Он никогда не считает, что имеет достаточно, и глаз его не насыщается богатством. Алчность названа похотью глаз (1Иоан.2:16), так как мирские люди, похоже, больше всего жаждут смотреть на него своими глазами (Еккл.5:10). Он имеет достаточно для себя (как замечает епископ Рейнольдс), своего живота, своего призвания и своей семьи, чтобы жить прилично в этом мире, но недостаточно для своих глаз. Он может лишь видеть свое богатство, лишь пересчитать свои деньги, но не находит в сердце желания использовать их и испытывает беспокойство, потому что не имеет больше, чтобы порадоваться своими глазами.

3. Он отказывает себе в утешении от того, что имеет, и лишает душу свою блага. Если наши души лишены блага, то именно мы лишаем их благ. Другие могут лишить нас внешних благ, но не могут отнять у нас утешения и благодати – наши духовные блага. Мы сами виноваты, если не радуем себя. Но многие так привязаны к этому миру, что, стремясь овладеть им, лишают душу свою блага здесь и в вечности, терпят крах веры и доброй совести, лишая себя не только благоволения Бога и вечной жизни, но и удовольствий этого мира в нынешней жизни. Мирские люди, считая себя мудрыми, в действительности являются врагами себе.

4. У него нет оправдания для подобного поведения: ни сына, ни брата нет у него – никого, к кому он был бы привязан, кому планировал бы отдать то, что имеет для собственного удовлетворения пока жив, никого, кому он хотел бы сделать что-то хорошее, для кого мог бы копить к собственному удовлетворению и кому мог бы оставить все, когда умрет; у него нет никого, кто беден или дорог ему.

5. Он недостаточно задумывается, чтобы увидеть безрассудство своего поведения, и никогда не задавал себе вопрос: «Для кого же я тружусь? Тружусь ли я, как должно, для славы Божьей, чтобы иметь возможность давать нуждающимся? Задумываюсь ли я о том, что тружусь лишь для тела, для умирающего тела; или я тружусь для других (неизвестно для кого): возможно, глупца, который растратит богатство так же быстро, как я собрал; возможно, для врага, который будет с неблагодарностью вспоминать меня?» Отметьте: мудро поступает тот, кто, прилагая усилия в этом мире, задумывается, для кого он трудится и действительно ли стоит лишать себя благ, чтобы потом отдать их незнакомцу. Если человек не задумывается об этом, то это – суета и недоброе дело. Он позорит себя и старается напрасно.

II. Дружелюбие – исцеление от этого зла. Люди становятся корыстными, потому что трудятся для себя. И здесь Соломон с помощью различных примеров показывает, что нехорошо человеку быть одному (Быт.2:18); тем самым он хочет порекомендовать нам женитьбу и дружбу – две вещи, от которых отказываются алчные скряги, так как они накладывают обязательства. Но они также несут утешения и преимущества; и если их благоразумно исполнять, то очень скоро затраты вернутся. Человек один в раю не мог быть счастлив без своей супруги и поэтому, как только был сотворен, так и получил жену.

1. Соломон утверждает как истину то, что двоим лучше, нежели одному; они будут более счастливы вместе, чем поодиночке, более приятны вдвоем, чем по отдельности, когда служат для взаимного благополучия и, объединив силы, смогут сделать больше добра для других: у них есть доброе вознаграждение. Какую бы услугу они ни сделали, она будет вознаграждена другим путем. Кто служит лишь для себя, тот является и своим кассиром и чаще всего оказывается более несправедливым и неблагодарным к себе, чем был бы для него друг, если бы служил у него; трудам его нет конца, и в то же время он лишает душу свою блага; нет ему вознаграждения в труде его. Но кто добр к другому человеку, тот имеет доброе вознаграждение; наслаждения и преимущества святой любви будут щедрым вознаграждением за все дела и труд любви. Отсюда Соломон приходит к выводу, что одиночество – это зло: горе одному. Такой человек подвержен многим искушениям, от которых оберегает и против которых помогает устоять дружба и хорошая компания; ему не хватает тех преимуществ, которые имеет человек, созерцающий лицо своего друга; так железо заостряется о железо. В таком случае монашеская жизнь никогда не предназначалась для достижения состояния совершенства; и большими поклонниками Бога нельзя считать тех, кто не находит в своем сердце любви к другому.

2. С помощью различных примеров он доказывает, насколько выгодна дружба и доброе общение.

(1) Помощь, оказанная в случае острой необходимости. Хорошо путешествовать вдвоем, ибо, когда упадет один, то он может погибнуть из-за отсутствия элементарной помощи. Если человек согрешает, то друг поможет ему исправиться в духе кротости; если он попал в беду, то друг поможет ему утешиться и смягчит скорбь.

(2) Взаимная сердечность. Полезно иметь не только спутника во время путешествия (amicus pro vehiculo – друг – хорошая замена смелости), но и компаньона по жизни: если лежат двое, то тепло им. Доброе сообщество стимулирует добродетель и благодатные чувства, а сердечность христиан согревает друг друга, поощряя к любви и добрым делам.

(3) Объединение сил. Если враг увидит, что человек один, то он, скорее всего, преодолеет его; своими собственными силами он не сможет устоять, но если есть кто-то еще, то вдвоем они могут справиться: двое устоят против него. «Ты поможешь мне сражаться против моих врагов, а я помогу тебе сражаться против твоих», — так звучал договор между Иоавом и Авессой (2Цар.10:11), и тогда оба они будут победителями; в противном случае, если бы они действовали поодиночке, то были бы побеждены. Как говорили о древней Британии, когда ее завоевали римляне: «dum singuli pugnant, universi vincuntur – сражаясь по отдельности, они проиграли главную битву». В наших духовных сражениях мы можем помогать друг другу, как и в духовной работе; за утешением от общения с Богом следует утешение от общения со святыми. Нитка, втрое скрученная, не скоро порвется, как и связка стрел, хотя каждую нить в отдельности, как и каждую стрелу, легко порвать. Двоих людей автор сравнивает с нитью, втрое скрученной, ибо где двое крепко объединены в святой любви и дружбе, туда Христос придет Своим Духом и станет третьим, как Он присоединился к двум ученикам, шедшим в Еммаус, и тогда нить, втрое скрученная, никогда не порвется. Пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем.

Стихи 13-16

Соломон был царем и поэтому мог позволить себе говорить открыто о суетности царского положения и почестей, которые здесь показывает переменчивыми. Он ранее говорил (Прит.27:24), что власть не всегда передается из рода в род, и его сын убедился в этом. Нет более скользкого места, чем престол наивысшей славы при отсутствии мудрости и любви народа.

I. Царь не может быть счастлив, пока не обретет мудрость (ст.13,14). Кто является воистину мудрым, благоразумным и благочестивым, но при этом беден, очень молод и из-за этого пренебрегаем, тот лучше, ценнее и более достоин уважения, так как сделает добро для себя и станет большим благословением для своего поколения, чем старый царь, уважаемый за свою степенность и высокое положение, но при этом неразумный, который не знает, как управлять государственными делами, не умеет принимать советы других и не желает быть наставленным (англ.пер.), то есть не допустит, чтобы ему давали совет или предостережение (никто из окружающих не осмеливается противоречить ему), или не будет слушать их. Кто считает, что царю не приличествует получать советы, тот тем самым не воздает ему славу. Безрассудство и упрямство часто идут рука об руку, и тот, кто более всего нуждается в предостережении, хуже всего выносит его. Ни возраст, ни титулы не сохранят уважение к человеку, если он похвально не характеризуется истинной мудростью и добродетелью, в то время как мудрость и добродетель приобретут человеку похвалу, несмотря на его молодость и бедность. Доказав, что умный юноша лучше неразумного царя, автор показывает, к чему в итоге приходит каждый из них (ст.14).

1. Бедный благодаря своей мудрости получит продвижение, как Иосиф, который, несмотря на свою молодость, вышел из темницы, чтобы стать вторым человеком в царстве, на что, похоже, здесь ссылается Соломон. Иногда провидение из праха поднимает бедного, чтобы посадить его с князьями (Пс.112:7,8). Мудрость дарует людям не только свободу, но и положение, поднимает из навозной кучи, из рва, и садит на трон.

2. Царь из-за своего упрямства обеднеет. Хотя он родился в царстве, которое перешло ему по наследству, хотя дожил до старости и имел время наполнить свои сокровищницы, но если он пойдет плохими путями и не будет принимать советы, как было раньше, считая, что в старости не нуждается в них, тогда он станет бедным. Его богатство истощится, возможно, ему придется отказаться от короны и удалиться в уединение.

II. Царь вряд ли долго продержится, если народ не будет любить его; это подразумевается в последних двух стихах.

1. Царь должен иметь наследника – другого юношу, который займет место того – своего, или того бедного, но умного, о котором говорится в ст.13. Состарившись, цари огорчаются, видя тех, кто вытесняет и занимает их место.

2. Людям естественно восхищаться восходящим солнцем. Видел я всех живущих, которые ходят под солнцем, с этим другим юношею; они поддерживают его интересы, хорошо его знают и оказывают ему внимания больше, чем отцу, на которого смотрят как на уходящего и которым пренебрегают, так как его лучшие дни остались позади. Соломон наблюдал это; он видел, что так ведет себя его народ, и это проявилось сразу после его смерти, когда люди стали жаловаться на его правление и на свою предрасположенность к переменам.

3. Люди никогда долго не остаются спокойными и довольными: не было числа всему народу; люди не желали покоя, а все время хотели перемен, не зная, что в конце концов из этого получится.

4. Это не ново; так было со всеми, кто был перед ним; в каждом веке можно найти примеры этому; даже Самуила и Давида не всегда одобряли.

5. Как было, так и продолжается: позднейшие будут иметь тот же дух, и долго им не порадуются – тем, кем вначале особо восхищались. Сегодня – «осанна», завтра – «распни».

6. Безусловно, правители сильно огорчаются, видя пренебрежение к себе со стороны тех, кого они учили угождать и кто зависел от них. У людей нет ни веры, ни постоянства. И это – суета и томление духа. (Стих 17 данной главы в английском переводе стоит стихом 1 в главе 5).

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *