Пушкин был одним из первых учеников Царскосельского лицея. Вместе с ним на курс поступили еще 29 человек. С одними у него завязалась дружба, которую он пронес через всю жизнь, отношения с другими были холодны. Diletant.ru вспоминает тех однокашников Пушкина, которые после окончания лицея сумели добиться приличных результатов на поприще карьеры и общественной деятельности.

Куда бы нас ни бросила судьбина,
И счастие куда б ни повело,
Все те же мы: нам целый мир чужбина;

Отечество нам Царское Село…

А.С. Пушкин


Александр Михайлович Горчаков
По окончании лицея с головой ушел в международные дела империи. С апреля 1856 Горчаков занимал должность министра иностранных дел. За время работы резко изменил внешнюю политику России от «дворянского интернационализма» к защите сугубо национальных интересов ослабленной после поражения в Крымской войне державы. Девиз Горчакова в начале его деятельности — «Россия сосредотачивается» — стал незыблемым принципом его политики.

Девиз Горчакова в начале его деятельности — «Россия сосредотачивается» — стал незыблемым принципом его политики
Путем хитроумных комбинаций, дипломатического мастерства, настойчивости ему удалось достичь главной цели — добиться отмены опасных и унизительных для страны запрещений иметь военный флот на Черном море (1870). Понимая опасность в создании агрессивной Германской империи, определил противовес — союз с Францией. Провел реформу дипломатической службы, которая полностью сохранялась до 1917, а по сути, сохраняется и до настоящего времени.
Именным Высочайшим указом от 17 (29) марта 1871 года министру иностранных дел, государственному канцлеру князю Александру Михайловичу Горчакову пожалован с нисходящим его потомством титул светлости.

Портрет Горчакова руки Пушкина
Политическая карьера Горчакова завершилась Берлинским конгрессом; с тех пор он уже почти не принимал участия в делах, хотя и сохранял почётный титул государственного канцлера.
Антон Антонович Дельвиг
Дельвиг рано начал писать стихи, и уже в1814 году они появились в печати, в «Вестнике Европы» («На взятие Парижа» — за подписью Русский). После окончания лицея поступил на гражданскую службу, но продолжал писать стихи, а в последствии стал и издателем альманахов. В 1830 году он начал издание «Литературной газеты», которая пережила своего создателя.

Уже при жизни поэта его стихи перелагались на музыку Даргомыжским, Варламовым, Глинкой, Алябьевым. Пожалуй, самым известным его произведением стал романс «Соловей», посвящённый Пушкину.
В 1830 году Дельвиг начал издание знаменитой «Литературной газеты», которая пережила своего создателя
«Идиллии Дельвига…, — писал Пушкин, — удивительны. Какую должно иметь силу воображения, дабы из России так переселиться в Грецию, из 19 столетия в золотой век, и необыкновенное чутье изящного, дабы так угадать греческую поэзию сквозь латинские подражания или немецкие переводы, эту роскошь, эту негу греческую, эту прелесть более отрицательную, чем положительную, не допускающую ничего запутанного, темного или глубокого, лишнего, неестественного в описаниях, напряженного в чувствах…».

Модест Андреевич Корф
Окончив лицей, Корф начал карьеру гражданского служащего. Постепенно продвигаясь по должностной лестнице, к 1848 году дошел до назначения членом негласного комитета для надзора за книгопечатанием, а в 1855-м стал его председателем. Новые веяния в правительственных сферах, вызванные сдачей Севастополя, заставили его представить Александру II в 1856 году доклад с ходатайством о закрытии комитета как «не только переставшего быть полезным, но и сделавшегося вредным».


В период 1849—1861 годы он состоял директором Санкт-Петербургской публичной библиотеки, в делах которой и позже принимал горячее участие. Будучи директором библиотеки, обновил и преобразовал её, обосновал увеличение её средств, привлёк к ней внимание публики, повысил объем частных пожертвований, облегчил доступ в библиотеку, продвинул составление каталогов, основал особый отдел иностранных книг о России.
Корф, будучи директором Санкт-Петербургской публичной библиотеки, обновил и преобразовал ее
В 1872 году возведён в графское достоинство.
Вильгельм Карлович Кюхельбекер
С ранних лет проявлял черты вольнолюбия, был членом кружка декабриста Бурцева, глубоко изучал общественные науки, составлял словарь политических терминов, серьезно занимался литературой. Считался одним из признанных лицейских поэтов. Уже в 1815 печатался в журналах «Сын Отечества», «Амфион», принимал активное участие в «Вольном обществе любителей российской словесности», на одном из заседаний которого в 1820 прочел стихи, посвященные ссыльному Пушкину, что послужило поводом для доноса на Кюхельбекера.

В 1823 году поэт сблизился с В. Одоевским, вместе с которым издавал альманах «Мнемозина», где печатались Пушкин, Баратынский, Языков.
В 1825 поселился в Петербурге, вошел в круг декабристов, был принят в тайное общество. 14 декабря Кюхельбекер, один из немногих «штатских» среди военных, проявлял бурную деятельность: посещал восставшие части, мужественно вел себя на площади, стрелял в великого князя Михаила Павловича. Когда войска восставших были рассеянны, переодевшись в крестьянское платье, он пытался бежать за границу. Арестованный в Варшаве, был приговорен к смертной казни, впоследствии замененной длительной каторгой.
После восстания декабристов Кюхельбекер, переодевшись женщиной, пытался бежать в Варшаву
После десяти лет одиночного заключения он был сослан в Сибирь. Некоторые из созданных в эти годы произведений Пушкину удалось напечатать под псевдонимом.
Умер Кюхельбекер в 1846 году в Тобольске.
Сергей Григорьевич Ломоносов
В 1817 году он поступил в министерство иностранных дел, уже через год был определен к посольству в Вашингтоне. В 1820—1830 годы его деятельность развивалась в Европе, где он успел послужить в Мадриде, Париже, Копенгагене, Лондоне.

В 1841 году Ломоносов был назначен посланником в Бразилию. За время его пребывания в Южной Америке он объехал ее побережье от Рио-де-Жанейро до устья реки Амазонки и едва ли не первый познакомил русских с континентом. Спустя несколько лет возвращен в Европу — переведен в Португалию. А с 1853 года и до конца жизни занимал пост чрезвычайного посланника и полномочного министра при Нидерландском дворе.
Фёдор Фёдорович Матюшкин
Выйдя из лицея, поступил волонтёром на флот, где в младших чинах участвовал в ряде кругосветных и полярных экспедиций под начальством В. М. Головнина и барона Ф. П. Врангеля. Последний назвал один из описанных им мысов в Чаунской губе мысом Матюшкина.

С 1830-х служил в военном флоте. Назначенный в 1852 году вице-директором инспекторского департамента, он посвятил себя административной деятельности: участвовал в составлении нового морского устава, исправлял должность главного командира Свеаборгского порта, состоял членом морского генерал-аудиториата, цензором от морского министерства, членом разных комитетов и с 1858 года председателем Морского учёного комитета. В 1867 году произведен в адмиралы.
Иван Иванович Пущин
Вскоре после выхода из лицея Пущин начал карьеру военного и вступил в первое тайное общество «Священную артель», основанное гвардейскими офицерами.

После восстания декабристов признан судом виновным «в участии в умысле на цареубийство одобрением выбора лица, к тому предназначенного, в участии управлением общества, в принятии членов и в отдаче поручений и, наконец, в том, что лично действовал в мятеже и возбуждал нижних чинов». Приговорен к смертной казни, но помилован и обречен на пожизненную каторгу. Срок каторги отбывал в Читинском остроге и Петровском заводе.

По прошествии 20 лет он был поселён сначала в Туринске, а потом в Ялуторовске. Возвращён из ссылки в 1856 году.

http://diletant.ru/articles/24181965/



«Святому братству верен я». День лицеиста

Альма-матер для мальчиков из родовитых семей. Первый лицей в России готовил к «важным частям службы государственной». Открыт был по императорскому указу, приравнивался к университету. В здании дворцового флигеля Екатерининского дворца витал особый дух — «лицейской республики». Вспомним историю и традиции дворянской высшей школы вместе с Натальей Летниковой. «Для общей пользы» — девиз объединил наставников и питомцев. Учили, «не затемняя ума детей пространными изъяснениями, а возбуждая собственное его действие». Умы кипели — и на занятиях, и в «кельях». Запрет телесных наказаний — особый пункт устава. Выгодно отличал статусное учебное заведение от частных пансионов и военных школ.
Что постигали. По программе самого Михаила Сперанского — реформатора и законотворца. Изучалась словесность русская и иностранная, науки исторические и математические, нравственные дисциплины, изящные искусства и гимнастика. Шестилетняя программа готовила гуманитариев к дальнейшей службе — будь то военной или гражданской.
Единица — «за счастье». За отличные успехи ставилась оценка «1», и по нарастающей до четверки — за успехи «посредственные». А вот «выражение отсутствия всякого знания» грозило нулем. За каждый предмет лицеист получал три отметки, первые две менялись, но первая оставалась неизменна во время всего обучения: за способности или за талант.
№ 14. Комнаты, или кельи, как называл спальни для студентов Александр Пушкин. Нехитрая обстановка: комод, конторка, железная кровать, зеркало и стол для умывания. В этих узких комнатках студенты жили весь год. Каникулы выпадали на месяц. № 14 — «келья» Пушкина. «№ 14» — так подписывал поэт письма к друзьям-лицеистам даже после его окончания.Литературные игры. Стихи и проза, политика и критика. Упражнения в словесности юных лицеистов, невзирая на недовольство педагогов, становились периодическими изданиями. «Для удовольствия и и пользы», «Неопытное перо», «Юные пловцы» и, наконец, «Лицейский мудрец». Журнал, который лицеисты издавали целых три года. Прародитель школьных стенгазет.

Экзамен — как первый поэтический успех. Переводные испытания в лицее были публичными. Когда экзамен держал Пушкин, в числе гостей находился первый поэт ХVIII века — Гавриил Державин. Ода «Воспоминания в Царском Селе» прозвучала «с необыкновенным оживлением». Державин был растроган и захотел обнять пылкого лицеиста. Под печатным текстом «Воспоминаний» Пушкин впервые поставил свою полную подпись.
Поэты в поэтической среде. Не только учебные классы, но и тенистые аллеи роскошных парков. В лицее стихи писали все кому не лень, страдая метроманией. Не лень было Дельвигу, Кюхельбекеру, Пущину, Илличевскому, Корсакову и, конечно, Пушкину. «На рифмах вдруг заговорю…» — молодой поэт написал в лицее более 120 стихотворений.
Проказы и забавы. С момента торжественного открытия дух лицея взял верх — закончился званый обед… игрой в снежки. Украсть яблоко из императорского сада или сбежать в Петербург. Что за годы лицейские без невинных шалостей и прозвищ: Француз — Пушкин, Франт — Горчаков, Жанно — Пущин, Кюхля — Кюхельбекер», Тося — Дельвиг. Что за дружба без ссор и дуэлей — на пистолетах, заряженных клюквой.«Чугунники». Так стали именовать себя лицеисты первого, пушкинского выпуска. После окончания альма-матер на прощание директор Егор Энгельгардт подарил воспитанникам чугунные кольца — символ крепкой, как металл, дружбы. Сделаны были кольца в виде сплетенных рук из осколков разбитого колокола лицейской церкви. По традиции после выпускных колокол, собиравший на занятия во время всего обучения, разбивали.
Клятве остались верны. Друзья-лицеисты на прощальном балу решили встречаться каждый год в день основания лицея. В 1825-м Пушкин написал стихотворное послание из ссылки в Михайловском. «Друзья мои, прекрасен наш союз!», мысленно находясь с теми, кто в этот день пировал на берегах Невы, вспоминая тех, кто оказался вдали или ушел из жизни. Последним клятву исполнил канцлер Российской империи Александр Горчаков, переживший товарищей. «И последний лицеист будет праздновать 19 октября»…Александр Пушкин на акте в Лицее 8 января 1815 года читает свою поэму Воспоминания в Царском Селе. Илья РЕПИН
А.С.Пушкин на экзамене в Царскосельском Лицее. Евгений ДЕМАКОВ
Лицей. Рисунок А. С. Пушкина на рукописи романа Евгений Онегин
Торжество в Царскосельском лицее в 1836 г. по поводу 25-летия лицея. Неизвестный художник
Памятник Пушкину в Царскосельском лицее
Литография К. Шульца по рисунку И. Мейера.

Были использованы материалы:

Прозвища Пушкина в Царскосельском лицее

У Александра Пушкина за время учебы в Царскосельском лицее сменилось несколько прозвищ.

Самым первым из них было «француз». Прозвали его так за великолепное знание языка и увлечение французскими авторами.

Потом однокурсник Пушкина Яковлев сравнил его с обезьяной, возможно за язык его тела и жесты. И это прозвище привязалось к нему.

После тот же Яковлев дал ему новую кличку — тигр. Скорее всего, когда Пушкин сердился, был похож на тигра. Говорили, что своими эпиграммами он словно набрасывается на жертву и терзает ее.

Потом это вылилось в то, что Александра Пушкина стали называть «смесью обезьяны с тигром». Это прозвище привязалось к нему надолго.

Кроме того, поэта часто называли по присвоенному номеру, который давали каждому ученику лицея, «номер 14».

За неусидчивость и живость Пушкина иногда называли «егоза», но это имя не было таким ярким, как предыдущие.

В лицее Александр неофициально был принят в литературное общество «Арзамас». У всех членов клуба были вымышленные имена. Поэту в нем дали имя «сверчок».

Биография

Михаил Яковлев, сын статского советника, воспитывался в Московском благородном университетском пансионе. Поступил в Царскосельский лицей в 1811 году и окончил его в 1817 году. Профессорами был отмечен как прилежный ученик. Среди лицейских друзей Яковлева были Пушкин (чей литературный кружок он посещал) и Кюхельбекер. Был известен как имитатор (лицейское прозвище — «Паяс 200 номеров»). Лицейскую дружбу Яковлеву удалось пронести через всю дальнейшую жизнь: его самого друзья называли «лицейским старостой», а его квартиру «лицейским подворьем».

В июне 1817 года Яковлев стал чиновником Шестого департамента Правительствующего сената; несколько следующих лет выполнял секретарские функции при сенаторах Мертваго и Гермесе. С 1820 года занимал место столоначальника в департаменте разных податей. С января 1827 года переведен в Санкт-Петербург во II отделение Собственной его императорского величества канцелярии по составлению законов под начальством М. М. Сперанского. В 1830 году назначен членом комиссии по разбору государственного и сенатского архивов, а в 1832 году — директором типографии II отделения Собственной Е. И. В. канцелярии. В этом качестве Яковлев способствовал первому изданию пушкинской «Истории Пугачёвского бунта».

С 1840 по 1843 год Яковлев возглавлял комитет II отделения по надзору за изданием полного свода законов. По окончании этой работы он был награждён орденом Станислава I степени и назначен членом совета Министерства внутренних дел. В этой должности Яковлев оставался до 1848 года, когда был уволен в отставку по собственному желанию.

В 1862 году Яковлев возвратился на службу в качестве консультанта Министерства юстиции. В том же году ему была поручена ревизия делопроизводства нескольких департаментов Сената. В 1863 году, выполнив эту задачу, Яковлев был произведён в тайные советники и назначен в присутствие Сената по межевому департаменту. В 1865 году переведён во II отделение Пятого департамента, а два года спустя во II отделение Третьего департамента Сената. Скончался в 1868 году.

Творчество

С литературным творчеством, которым Яковлев занимался ещё в Лицее, он покончил достаточно быстро. Некоторые стихотворения, опубликованные в альманахах его времени, в частности, в «Северных цветах» Дельвига, приписывались ранее Михаилу Лукьяновичу, но позже было установлено, что их автором был другой Яковлев — Михаил Алексеевич. М. А. Яковлевым был в 1828 году издан «Опыт русской анфологии, или Избранные эпиграммы, мадригалы, эпитафии, надписи, апологи и некоторые другие мелкие стихотворения», который также ранее приписывался Михаилу Лукьяновичу.

Внешние аудиофайлы

Музыка М. Л. Яковлева

Зимний вечер (сл. А. С. Пушкина)

Признание (сл. А. С. Пушкина)

Элегия (сл. А. А. Дельвига)

К концу 20-х годов Яковлев активно занялся музыкой и стал популярным салонным композитором и певцом (баритоном, как указывает М. И. Глинка). Также играл на скрипке. Всего Яковлеву-композитору приписывают 21 опубликованное произведение, в основном романсы и стилизации под народные песни на слова Пушкина, Дельвига, Державина. Ряд произведений Яковлева переиздавался на протяжении XIX и XX веков. Из произведений Яковлева наиболее известен романс «Зимний вечер» («Буря мглою небо кроет…») на слова Пушкина. Его романс «Когда, душа, просилась ты» впоследствии переложен Глинкой для двух голосов.

Ссылки

  • Статья Яковлев, Михаил Лукьянович в Большой биографической энциклопедии
  • Статья Яковлев М. Л. в Музыкальной энциклопедии
  • Яковлев, Михаил Лукьянович в библиотеке Максима Мошкова

Лицейские годы Пушкина – это годы серьёзной учёбы. Выпускные экзамены включали пятнадцать предметов. Даже во время каникул жизнь лицеистов была строго регламентирована. Каникулы были один месяц и стены Лицея покидать не разрешалось. В то время – Аркадию Мартынову, Константину Данзасу, Александру Корнилову было десять лет, остальным одиннадцать – тринадцать. Только Ивану Малиновскому исполнилось – пятнадцать.

С первых дней учёбы мальчишки стали придумывать прозвища.

Пушкина звали «Француз», он знал прекрасно этот язык. Потом, за непоседливость, его прозвали «Егоза», потом, за вспыльчивость, частенько называли «Смесь тигра с обезьяной». Он при этом не дрался и не обижался.Говорят ему такое прозвище нравилось.

Мишенька Яковлев всех подряд пародировал. Это было смешно. Поэтому и получил прозвище «Паяс двести номеров». Сегодня бы это звучало «паяц».

Серёжа Вольховский был лучшим учеником. Его звали «Разумница», позже «Суворочка». Внешне был хрупким, но имел твёрдую волю и сильный характер.

Князь Горчаков много времени уделял свой внешности. За это был прозван «Франт».

Серёжа Комовский был ябедой и приставалой. Отзывался на кличку «Лиса» и «Смола».

Самым отчаянным был Ваня Малиновский. Не зря получил кличку «Козак».

Мечтал о море будущий адмирал Фёдор Матюшкин. Его так и прозвали «Плыть хочется».

Олосенькой ласково называли Алёшу Илличевского.

Клички и прозвища были у всех. Иван Пущин – «Большой Жано», «Иван Великий». Антона Дельвига все называли – «Тося, Тосенька», Кюхельбекера звали – «Кюхля», Мясоедова величали – «Мясожоров или Мясин».

Понятно, что давать прозвища и клички плохо. Но видимо, лицеисты так развлекались. Ведь они были живыми и непоседливыми мальчишками, которым было грустно и тоскливо вдали от дома.

«Пушкинский» выпуск Императорского Лицея. «Тесней наш верный круг составим…» (В. В. Меркушев, 2016)

Владимир Вольховский

1798–1841

Владимир Вольховский был переведён в Лицей из Московского пансиона благодаря отличной успеваемости и примерному поведению, не имея ни протекции, ни рекомендаций. Отличной учёбой и примерным поведением Вольховский выделялся и в Лицее, заслуженно занимая первую парту лучшего ученика.

Спартанскою душой пленяя нас,

Воспитанный суровою Минервой,

Пускай опять Вольховский сядет первый,

Последним я, иль Брольо, иль Данзас…

– писал Пушкин о своём товарище «Суворчике», «Суворочке», как приятельски называли его воспитанники.

Пожалуй, не было для «Суворочки» человека более авторитетного, нежели Александр Суворов. Мечтая о воинской службе, Вольховский, подобно своему кумиру, закаливался, приучался спать на голых досках, добровольно подвергал себя лишениям и испытаниям.

Преподаватели и воспитатели характеризовали Вольховского исключительно позитивно.

Профессор словесности Н. Ф. Кошанский: «Владимир Вольховский один из тех редких питомцев, кои соединяют все потребные способности в лучшей степени: особенно он отличается примерным вниманием и примерным прилежанием».

Адъюнкт-профессор А. П. Куницын: «Вольховский весьма понятен и действует силой рассудка, а поэтому весьма способен к наукам отвлечённым».

Надзиратель по учебной и нравственной части М. С. Пилецкий: «Скромность его столь велика, что достоинства его закрыты ею».

Наставники отмечали благородство и вежливость Вольховского, его благоразумие и кротость, стремление к знаниям и терпеливость: «Разум его не столь остр, сколько проницателен. В нём приметны черты не столько гения, сколько природного дара смысла. Успехи его чрезвычайны».

Была у лицеиста Вольховского и одна черта, отличавшая его от прочих воспитанников. Характеризуя воспитанников, педагоги часто прибегали к одним и тем же формулировкам. Привычна в них была такая фраза: «рачителен к пользе своей». В отчётах о Владимире Вольховском таких слов никогда не было. Их заменяли другие: «Рачителен к своей обязанности». И это было подмечено верно. Рачительность к обязанности своей всегда будет отличать этого блистательного военного, на каких должностях он бы ни состоял и в какой бы ни оказался обстановке.

Иногда Вольховского относят к лицейским друзьям Пушкина. Пушкину, несомненно, был симпатичен умный и рассудительный Вольховский. Но Вольховский стремился к ровному отношению ко всем лицеистам, и к тем, кто активно искал его дружеского участия, и к тем, кто не стремился вовлечь его в свой ближайший круг. Недаром Большую золотую медаль ему присудили с учётом мнения соучеников. В каком-то смысле Вольховский дополнял старания воспитателей и гувернёров, не допуская ссор и разрешая любые споры. При всём этом он сохранял завидную независимость и постоянство, что позволило Энгельгардту так отозваться о своём подопечном: «Из всех учеников этого надо оберегать меньше всего, так как перед его душой стоит прекрасный идеал, к достижению которого он стремится твёрдо и настойчиво».

Владимир Вольховский на черновике поэмы «Братья разбойники».

После выпуска из Лицея Вольховский поступает на службу в Генеральный штаб гвардии. О деятельном его участии в движении декабристов точных сведений не имеется, хотя он посещал собрания «Священной артели», «Союза спасения» и «Союза благоденствия». Ему, безусловно, были близки декларируемые декабристами идеи действовать в пользу справедливости и бескорыстия. Несмотря на отсутствие явной причастности к восстанию, высочайшим повелением было решено отправить Вольховского на Кавказ, в действующую армию, где уже находилось немало бывших декабристов. В сражениях Вольховский демонстрировал исключительную храбрость, за что был награждён множеством орденов и Золотым оружием. Участвовал в персидской, турецкой, польской кампании. На Гроховских полях под Варшавой был контужен.

Николай Первый, посетивший в 1837 году Кавказ, устроил ревизию всем высшим чинам отдельного Кавказского корпуса, среди которых начальник штаба корпуса генерал-майор В. Д. Вольховский был в числе первых. Последовал ряд громких отставок, Вольховский получил назначение в Литву с явным понижением в должности. Что послужило причиной такого события, сказать сложно. Возможно, донос, а, возможно, покровительство Вольховского и командира корпуса генерала-адъютанта Г. В. Розена сосланным декабристам. Но чаще всего указывают на иную причину: коляска Императора опрокинулась на Верийском спуске при выезде из Тифлиса, что привело Николая в неописуемую ярость.

Вольховский писал по этому случаю: «Двадцать лет продолжал я службу, пользуясь милостивым одобрением всех начальников своих и даже имел счастие неоднократно удостоиться Высочайшего внимания и благоволения, но 1837 год был пределом моего благополучия. Между тем строго в совести моей, рассматривая поведение своё, нахожу себя может быть ещё более несчастным, нежели виновным…»

В 1838 году здоровье Вольховского сильно пошатнулось, и он вынужден был отправиться на лечение в Пятигорск. 16 февраля 1839 года В. Д. Вольховский подал в отставку и вместе со своей женой Марией Малиновской, дочерью первого директора Лицея, поселился в имении Малиновских – селе Каменка Харьковской губернии. Соседом Вольховского был его лицейский товарищ Иван Малиновский.

Один из кавказских сослуживцев впоследствии писал о своём начальнике: «Даровитый к гражданскому долгу В. Д. Вольховский, мой горячий защитник, в немилости доживал последние часы своей жизни…»

«Он скучал и… хочет пуститься служить… и вступить опять в государственную службу… – написал Фёдору Матюшкину Е. А. Энгельгардт. – Жаль Суворчика, он был полезный человек государству…»

(Герб Лицея)

Вольховский, Владимир Дмитриевич

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Вольховский.

Владимир Дмитриевич Вольховский

Вольховский в 1830-е
Дата рождения 1798
Место рождения Полтавская губерния, Российская империя
Дата смерти 7 (19) марта 1841
Место смерти село Каменка, Изюмский уезд, Харьковская губерния, Российская империя
Принадлежность Российская империя
Годы службы 1817—1839
Звание генерал-майор
Сражения/войны Русско-персидская война (1826—1828),
Русско-турецкая война (1828—1829),
Кавказская война,
Подавление Польского восстания (1830—1831)
Награды и премии

иностранные

Влади́мир Дми́триевич Вольхо́вский (Вальхо́вский; 1798, Полтавская губерния — 7 (19) марта 1841, село Каменка, Изюмский уезд, Харьковская губерния) — генерал-майор, лицеист первого выпуска, капитан Гвардейского генерального штаба.

Родился в семье гусарского офицера павловской эпохи. Происходил из малороссийской шляхты. Воспитывался в Московском университетском пансионе, откуда как отличный ученик в 1811 году был переведён в Царскосельский лицей. В Лицее получил прозвище «Sapientia» (мудрость) за то, что, как вспоминал И. В. Малиновский «нередко двумя, тремя словами он останавливал тех из запальчивых своих одноклассников, на которых иногда ни страх, ни убеждения не действовали». Второе прозвище — «Суворочка» он получил потому, что при внешней хрупкости и небольшом росте обладал сильным характером и несгибаемой волей, вёл спартанский образ жизни, напоминая этим Суворова. Жил в комнате № 11, окно которой выходило на Большой (Екатерининский) дворец. А. С. Пушкин упомянул его в своём знаменитом послании к лицеистам:

«Спартанскою душой пленяя нас,
Воспитанный суровою Минервой,
Пускай опять Вальховский сядет первый,
Последним я, иль Брогльо, иль Данзас.»

Выпущен прапорщиком в гвардию 10 июня 1817 года с первой золотой медалью. После дополнительного экзамена по военным наукам утверждён офицером Гвардейского генерального штаба и назначен состоять при Гвардейском корпусе — 13 июня 1817, подпоручик — 30 июля 1818, поручик — 30 июля 1819, командирован в Бухару с миссией Негри — 24 июля 1820, находился там с 10 октября 1820 до 12 мая 1821, произвёл съёмку маршрутной карты от Оренбурга до Бухары и обратно до крепости Орской; штабс-капитан — 2 августа 1822, командирован в Отдельный Оренбургский корпус по особым поручениям — 24 января 1824, на военно-топографическом обозрении Киргиз-Кайсацкой степи с 24 февраля по 29 марта 1824, капитан — 29 марта 1825, назначен в экспедицию для обозрения пространств между Каспийским и Аральским морями (27 августа 1825).

Член преддекабристской организации «Священная артель», Союза спасения (с лета 1817) и Союза благоденствия, в 1823 году участвовал в совещаниях у Ивана Пущина и других членов тайного общества. Во время следствия по делу декабристов по совету начальника Главного штаба Ивана Дибича всё это оставлено без дальнейшего действия.

Переведён на Кавказ состоять при Паскевиче — 1 сентября 1826, участник Русско-персидской войны 1826—1828, командирован в Тегеран за контрибуцией — 2 декабря 1827 по 3 марта 1828, полковник — 4 марта 1828, обер-квартирмейстер Отдельного кавказского корпуса — 13 марта 1828, участник Русско-турецкой войны 1828—1829, по окончании прибыл в Петербург, где 22 ноября 1830 года назначен генеральным консулом в Египет, но в связи с польским восстанием 1830—1831 временно откомандирован к 6 пехотный корпус в действующую армию. Контужен 13 февраля 1831 года в сражении на Гроховских полях под Варшавой.

Генерал-майор 3 июня 1831, вновь назначен обер-квартирмейстером Отдельного Кавказского корпуса — 13 сентября 1831, исполняющим должность начальника штаба корпуса — 17 ноября 1832 (с 11 июля по 15 октября 1832 года был в четырёх экспедициях), во время отсутствия командующего Отдельного Кавказским корпусом Г. В. Розена управлял Закавказским краем — с 21 января по 4 апреля 1835, с 4 апреля по 11 июля 1835 — в экспедиции по занятию мыса Адлер.

На Кавказе Вольховский «сильно пошёл в гору», но с приездом туда в 1837 году императора Николай I «счастье его оставило». Император нашел много злоупотреблений при управлении бароном Розеном, с зятя его князя А. Л. Дадианова публично были сорваны флигель-адъютантские аксельбанты. Вольховский лишился места начальника штаба и назначен командиром 1-й бригады 3-й пехотной дивизии (в Динабурге) — 9 ноября 1837.

По словам Сафоновича, «это был жестокий для него удар и совершенно царская немилость. Он приехал в Петербург, чтобы похлопотать и оправдаться, но генерал А. И. Чернышёв объявил ему, что государь и имени его слышать не хочет. В бытность его в Петербурге он иногда заходил ко мне, всегда также скромный, застенчивый и скучный». В советское время царскую немилость блистательно начавшего карьеру Вольховского было принято объяснять его декабристским прошлым и происками неприязненно относившегося к нему князя Паскевича.

Вольховский вышел в отставку 16 февраля 1839 года и удалился в Каменку, чтобы наладить усадебное хозяйство. Умер от тифа через два года; похоронен там же в ограде церкви.

Семья

Марья Васильевна, жена

Женился 23 февраля 1834 года в Ревеле на Марии Васильевне Малиновской (3.07.1809—09.09.1899), дочери директора лицея; за невестой было дано в приданое село Каменка (Стратилатовка) Изюмского уезда. Сообщая о свадьбе, О. С. Павлищева писала матери: «Малиновская делает прекрасную партию, она вполне её заслуживает; это новость меня обрадовала, родители в восторге, какое счастье видеть её так хорошо устроенной». Е. А. Энгельгардт 5 ноября 1834 года писал Вольховскому по поводу его предстоящей женитьбы:

Доброе дело, брат Суворчик. Выбор твой хорош во всяком отношении, она роду-племени доброго, взросла в тишине, привыкла отказывать себе во всем, что может называться прихотью; она одарена талантами необыкновенными, и — лицейского поля ягодка! Что же тут ещё прибавить?

В 1836 году у Вольховских родилась дочь Анна (в замужестве Носова), в 1840 году — сын Владимир. До 1838 года чета Вольховских воспитывала также первенца А. Е. Розена, племянника Евгения, которого его матери запрещено было взять с собой в Сибирь. Выйдя замуж по любви, Мария Васильевна только семь лет прожила в счастливом браке. Оставшись вдовой, она «обрезала свои великолепные косы и положила в гроб мужа. Надела старческий чепчик и 58 лет прожила безупречную вдовой». Её племянники так её характеризовали: «Это была чудная личность, всеми глубоко уважаемая, кто её знал. Великолепно образованная, умная, сердечная. Как свет ни зол, но об этой святой женщине никогда никто не мог ничего сказать…».

Дети

  • Анна (28.07.1836—1897), замужем за Александром Алексеевичем Носовым
  • Мария (1838— 08.1839), умерла в раннем детстве
  • Владимир (1840—?)

Награды

Отечественные

  • орден Св. Владимира 4-й степени (13.08.1824) — за участие в разбитии и преследовании кочевых мятежников во время экспедиции в Киргиз-Кайсацкую степь;
  • орден Св. Анны 2-й степени — за сражение при Джеван-Булахе (5 июля 1827);
  • Монаршее благоволение — за осаду и взятие Сардар-Абада (14 сентября 1827);
  • орден Св. Анны 2-й степени с алмазами (1827) — за осаду и взятие крепости Эривани (1 октября 1827);
  • орден Св. Георгия 4-го класса (16.11.1828) — за взятие штурмом крепости Карса (23 июня 1828);
  • золотая шпага с надписью «За храбрость»;
  • орден Св. Владимира 3-й степени (21.08.1829);
  • орден Св. Станислава 1-й степени (1831) — за отличие в сражениях при речке Мухавцы (при деревне Игловки, близ города Сельце) (29 марта 1831) и отражении многочисленного неприятеля в течение целого дня;
  • орден Св. Анны 1-й степени (27.07.1833) — за отличное усердие к службе, мужество и храбрость оказанные в экспедиции 1832 года против горцев, и за неусыпную деятельность;
  • знак отличия беспорочной службы (XV лет) (1836).

Иностранные

  • орден Льва и Солнца 1-й степени (Персия; 1835).
  1. Сергеев С. В., Долгов Е. И. «Военные топографы Русской армии». — М.: СиДиПресс, 2001. — С. 476. — ISBN 5-8443-0006-8
  2. Воспоминания Валериана Ивановича Сафоновича // Русский архив. — 1901.— Выпуски 1—4. — С. 179.
  3. В. В. Вересаев. Спутники Пушкина. Т. 2. — М., 1993. — С. 491—494.
  4. Письма О. С. Павлищевой к мужу и отцу. 1831—1837. Т. 2. — СПб.: Изд-во «Пушкинский фонд», 1994. — С.198.
  5. Н. Гастфрейнд. Товарище Пушкина по имп. Царскосельскому лицею. Материалы для словаря лицеистов 1-го курса 1811—1817 гг. — СПб., 1912—1913. — Т. 103. — С. 1.
  6. Е. А. Розен составил неизданную биографию В. Д. Вольховского.
  7. Н. Гастфрейнд. Товарище Пушкина по имп. Царскосельскому лицею. Материалы для словаря лицеистов 1-го курса 1811—1817 гг. — СПб., 1912—1913. — Т. 1. — С. 179.
  • ГАРФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 240.
  • Малиновский И. В. О жизни генерал-майора Вольховского. — Х.: ХГВ, 1844.
  • Мясоедова Н. Е. Друг Пушкина — В. Дм. Вольховский. — 1996.
  • Савельев А. Е. «Дóлжно всегда и везде служить Отечеству» // Теория и практика общественного развития. — Краснодар: Изд. дом «ХОРС», 2011. — № 1. — С. 238—241. — ISSN 1815-4964.
  • Торнау Ф. Ф. Записки русского офицера. — М.: АИРО-ХХ, 2002.
  • Фомичёв С. Вольховский Владимир Дмитриевич // Грибоедов. Энциклопедия. — СПб.: Нестор-История, 2007. — С. 89—90. — ISBN 978-5-981872-36-5.
  • Вольховский (Вальховский) Владимир Дмитриевич. На сайте Аллы Самаль «Виртуальная энциклопедия декабристов».
  • Вольховский Владимир Дмитриевич. На сайте «Хронос».
Даты в этой статье приведены по юлианскому календарю.

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *