Барселоне

Биография

В 1965 году окончил ММИ им. И. М. Сеченова МЗ СССР и аспирантуру того же института в 1968 году.

С 1968 года работает в Институте сердечно-сосудистой хирургии им. А. Н. Бакулева сначала в должности старшего научного сотрудника, затем руководителя лаборатории гипербарической оксигенации. В этом же году защитил кандидатскую диссертацию.

В 1973 году защитил докторскую диссертацию на тему «Гипербарическая оксигенация в кардиохирургии». Имеет звание профессора.

В 1977 году был назначен заместителем директора по научной работе и проработал в этой должности вплоть до 1993 года, когда в связи с организацией Научного Центра сердечно-сосудистой хирургии РАМН был назначен директором Института кардиохирургии этого Центра.

С сентября 1994 года Л. А. Бокерия являлся исполняющим обязанности, а с ноября 1994 года — директором НЦССХ им. А. Н. Бакулева РАМН.

В 1994 году избран действительным членом РАМН по специальности «кардиохирургия».

В 2011 году избран действительным членом РАН по отделению физиологии и фундаментальной медицины.

В 2012 году стал доверенным лицом кандидата в Президенты РФ Путина В.В., выставившего свою кандидатуру на третий президентский срок.

Профессиональная и научная деятельность

Л. А. Бокерия на протяжении всей своей деятельности активно и плодотворно использовал экспериментальный метод. Целый ряд операций и методов, апробированных в эксперименте, затем были успешно реализованы в клинике. Это различные операции дистанционного управления в барооперационной, электрической изоляции левого предсердия, денервации сердца, моделирования пороков сердца синего и бледного типов и т. д. Из новейших методов — это криоаблация, фулгурация, лазерная фотоаблация, теперь широко применяемых не только в стране, но и за рубежом.

Активно использует компьютерные методы в диагностике, моделировании патологии системы кровообращения, газообмена, аритмий. Были созданы различные номограммы, карты-схемы, таблицы, применяющиеся в клинике. Провел около 2000 операций на открытом сердце при тахиаритмиях.

Является одним из основоположников хирургического лечения нарушений ритма сердца — новейшего направления клинической медицины. Ещё в 1980 году им было создано первое в стране специализированное отделение тахиаритмий и внедрены в клиническую практику электрофизиологические методы диагностики аритмий. Был разработан и внедрен в клинику комплекс неинвазивного обследования больных со сложными жизнеугрожающими нарушениями ритма, включающий самые современные методы диагностики, поверхностное картирование, ЭКГ высокого разрешения, вариабельность сердечного ритма и другие. Им разработаны и внедрены в широкую практику новые операции при синдроме преждевременного возбуждения желудочков, наджелудочковых тахикардиях и жизнеугрожающих желудочковых аритмиях. Это операции резекции и денервации синусного узла с имплантацией бифокальных ЭКС при синусовых аритмиях и синдроме удлиненного QT, эпикардиальной электроимпульсной деструкции при синдроме Вольфа — Паркинсона — Уайта, эндокардиальной резекции и криодеструкции при некоронарогенных желудочковых тахикардиях, операции при аллоритмиях, при синдроме удлиненного интервала QT, различные операции изоляции атриовентрикулярного узла при узловых тахиаритмиях, радикальное устранение трепетания предсердий, сложнейшей операции «Лабиринт-3» для лечения мерцательной аритмии.

Основные направления научной деятельности Л. А. Бокерия это: хирургия аритмий и ишемической болезни сердца, врожденных и приобретенных пороков сердца, терминальной сердечной недостаточности, гипербарическая оксигенация, малоинвазивная хирургия сердца, применение лазера при операциях на сердце, использование компьютеров в хирургии и математическое моделирование, моделирование патологии сердечно-сосудистой системы в эксперименте, целевое планирование и методология науки.

Научные достижения

  • Л. А. Бокерия принадлежат первые в стране работы по гипербарической оксигенации. Оригинальные работы выполнены с применением гипербарической оксигенации в реаниматологии, трансплантологии и некоторых других разделах. Им лично было выполнено почти двести операций на сердце под повышенным давлением в барооперационной. Ряд операций на «сухом» сердце, а также при сочетании гипербарической оксигенации и искусственного кровообращения были первыми в хирургической практике.
  • Он одним из первых в мире выполнил одномоментные операции для коррекции врожденных, приобретенных пороков сердца, или ишемической болезни сердца, сочетающихся с жизнеугрожающими тахиаритмиями. Эти операции значительно расширили возможности радикального излечения ранее неоперабельных больных. Им также впервые в стране были проведены операции имплантации кардиовертеров-дефибрилляторов для профилактики внезапной смерти.
  • Большой вклад Л. А. Бокерия внес в проблему ишемической болезни сердца — самого распространенного заболевания. Он внедрил в клиническую практику новые методы реконструкции левого желудочка у больных с постинфарктными аневризмами сердца. Это новый тип физиологичных операций у больных с очень высоким операционным риском.
  • Л. А. Бокерия является инициатором и пионером минимально инвазивных операций на сердце, в том числе с применением трехмерного отображения операционного поля для повышения безопасности самой операции.
  • Большой заслугой Л. А. Бокерия является разработка совместно с физиками, выполнение первых операций и внедрение в практику трансмиокардиальной реваскуляризации миокарда с использованием отечественного углекислотного лазера, а впоследствии и эксимерного лазера у наиболее тяжелого контингента больных ИБС с дистальной формой поражения коронарных артерий, когда невозможно выполнение аорто-коронарного шунтирования.

    Биография Лео Бокерии

    Новым шагом в этой новейшей проблеме стало интраоперационное использование ТМЛР при аорто-коронарном шунтировании.

  • С именем Л. А. Бокерия связано открытие новой главы в отечественной кардиохирургии — формирование подходов к хирургическому лечению критической (терминальной) сердечной недостаточности. Он является пионером в развитии концепции динамической кардиомиопластики при критической сердечной недостаточности. Им лично выполнено большое количество этих операций, в том числе впервые в мире у детей.
  • Особой заслугой Л. А. Бокерия является выполнение первых в СССР операций полностью имплантируемых искусственных желудочков сердца (ИЖС), в частности ИЖС «Новокор».
  • Л. А. Бокерия является пионером принципиально нового раздела кардиохирургии — миниинвазивной хирургии сердца в СССР. Им выполнены первые успешные операции с применением новейших методик у больных с врожденными и приобретенными пороками сердца, с жизнеугрожающими аритмиями, при ИБС.
  • Он является одним из инициаторов создания пока единственной автоматизированной истории болезни кардиохирургического профиля, в базе данных которой более 20 тысяч больных.
  • Является одним из авторов и разработчиков пилотного телемедицинского проекта «Москва — регионы России», целью которого является проведение врачами на местах полноценных консультаций со специалистами Центра с использованием всего объёма диагностической информации. Сегодня в рамках данного проекта на базе видеоконференцсвязи регулярно проводятся телеконсультации, в том числе из операционной, с врачами из 16 российских регионов и Беларуси.
  • Имеет более 150 патентов на изобретения, полезные модели и рационализаторские предложения.

Почётные звания и награды

  • 1976 год — Лауреат Ленинской премии (совместно с В. И. Бураковским и В. А. Бухариным) — за разработку и внедрение в клиническую практику гипербарической оксигенации
  • 1986 год — Лауреат Государственной премии — за разработку и внедрение в клиническую практику новых методов электрофизиологических методов диагностики и операций при синдромах перевозбуждения желудочков, наджелудочковых и желудочковых тахикардиях и развитие нового направления — хирургической аритмологии.
  • 1994 год — Заслуженный деятель науки Российской Федерации
  • 1999 год — Орден «За заслуги перед Отечеством» III степени
  • 1997, 1999, 2002 годы — титул «Человек года», Русский биографический Институт
  • 2000 год — титул «Человек десятилетия» в номинации «медицина», Русский биографический Институт
  • 2001 год — Орден русской православной церкви Преподобного Сергия Радонежского II степени
  • 2002 год — титул «Человек-легенда» общероссийской премии Правительства, союза промышленников и Фонда «Третье тысячелетие», «Русский национальный Олимп»
  • 2002 год — Государственная премия в области науки и техники — за разработку основных положений проблемы хирургического лечения аневризм восходящего отдела и дуги аорты.
  • 2003 год — Международная премия «Золотой Гиппократ» (лучшим кардиохирургам мира)
  • 2003 год — звание «Человек года-2003» в номинации «Медицина» за выдающийся вклад в мировую кардиохирургию и укрепление российского здравоохранения, Русский биографический Институт
  • 2003 год — Премия Правительства Российской Федерации в области науки и техники — за разработку и внедрение трансмиокардиального метода лечения неоперабельных больных.
  • 2004 год — наградной знак-орден «Меценат» за выдающийся вклад в дело возрождения и процветания Мира, за величие души, за бескорыстную щедрость. Присуждается Благотворительным Фондом «Меценаты столетия».
  • 2004 год — Золотой почетный знак «Общественное признание» за большой личный вклад в развитие отечественной медицины, проведение уникальных кардиохирургических операций с применением новейших медицинских технологий, спасших жизни сотен детей и новорожденных, многолетнюю и плодотворную научно-практическую, педагогическую и просветительскую деятельность, активную гражданскую позицию. Присужден Национальным Фондом «Общественное признание», Национальным гражданским комитетом по взаимодействию с правоохранительными, законодательными и судебными органами, независимой организацией «Гражданское общество».
  • 2004 год — премия «Триумф».
  • 2004 год — звание «Человек года-2004» (Русский биографический Институт).
  • 2004 год — орден «За заслуги перед Отечеством» II степени
  • 2004 год — орден «За честь, доблесть, созидание, милосердие».

    Премия Профессия-жизнь.

  • 2005 год — Премия «Лучшие книги и издательства года», номинация «Наука», за издание книги «Здоровье нации» (Атлас).
  • 2005 год — звание «Человек года — 2005» (Русский биографический институт).
  • Почётный член Российской академии художеств
  • 2007 год — медаль «За заслуги перед Чеченской республикой»
  • 2010 год — орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени

Интересные факты

28 июня 2005 открыто высказал свою гражданскую позицию по громкому судебному процессу, подписав, в числе 50 представителей общественности, «Письмо в поддержку приговора бывшим руководителям „ЮКОСа“».. Однако в феврале 2011 года Лео Бокерия заявил «Газете. Ru», что «против Ходорковского ничего не подписывал», а ставил свою подпись под другим текстом, направленным в защиту независимости судов.

6 февраля 2012 года был официально зарегистрирован как доверенное лицо кандидата в Президенты РФ и действующего премьер-министра Владимира Путина.

В современной медицине появляются новые термины, новые определения. Скажем, уже не удивляют "неонатальная кардиология", "неонатальная кардиохирургия". Почему? Об этом обозреватель "РГ" беседует с директором Научного центра сердечно-сосудистой хирургии имени Бакулева академиком Лео Бокерия.

Лео Антонович, неонатология — раздел медицины, который изучает младенцев, новорожденных. Отслеживает их рост, развитие, их болезни. Почему в последнее время в этом разделе набирают силу неонатальная кардиология и неонатальная кардиохирургия?

Лео Бокерия: Это, можно сказать, веление дня. Это осознание того, что есть особая проблема врожденных пороков сердца, так называемых критических, с которыми некоторые новорожденные появляются на свет. Это стало понятным со второй половины 60-х годов прошлого века. Проблема в том, что 36% детей, родившихся с пороком, могут умереть в течение первого месяца жизни, если им не оказать соответствующую помощь. В те шестидесятые была методика операций при врожденных пороках на открытом сердце, такие операции проводили, начиная с трехлетнего возраста. Это поздно. Надо раньше, в новорожденном периоде. Нужна неонатальная кардиохирургия. Развивалась она очень непросто.

Почему?

Лео Бокерия: Не было необходимых методов диагностики. Не было соответствующей аппаратуры. Не было специалистов. Да и медицинское сообщество не было к этому готово. И главное — частота летальных исходов после таких операций.

Диагноз порока сердца можно поставить, когда младенец в утробе матери. И, может, это медицинское показание к прерыванию беременности?

Лео Бокерия: Например, синдром гипоплазии левого сердца (СГЛС). После рождения младенцы с СГЛС умирают в первые дни. Страшная трагедия. Но если их немедленно прооперировать… Я сам участвовал в дискуссиях по этой проблеме лет 12-15 назад. Тогда специалисты из весьма продвинутых в области медицины стран настаивали именно на прерывании в таких случаях беременности на любом ее сроке. Мы и тогда, и сейчас категорически против этого. Против потому, что владеем объективными доказательствами: вовремя прооперированные, эти дети потом живут, учатся, работают, рожают детей. Они не будут чемпионами в каком-либо виде спорта. Но ведь и те, кто родился без всяких пороков, не всегда становятся чемпионами. Есть удивительная большая книга родителей этих детей. Детей, которые выросли. Как говорят родители, таких детей отличают невероятная доброжелательность, искренность и жизнелюбие.

Вы окончили лечебный факультет Первого медицинского института имени И.М. Сеченова. Теперь это университет. В ваше время педиатрического факультета в этом вузе не было. Его открыли шесть лет назад. Открыли потому, что все болезни из детства?

Лео Бокерия: Многие болезни.

Без операции 36% детей с пороком сердца могут умереть в первый месяц жизни

Но почему вы, так успешно оперирующий взрослых, стали с таким упорством внедрять операции младенцев? Согласитесь, некоторым это казалось просто безумством, особенно тогда, когда на операционный стол стали брать новорожденных. Это же не просто риск! Это огромная ответственность, которую вы брали на себя, ответственность перед родителями таких детей.

Лео Бокерия: Тут своя история. Началась она в 1968 году, когда я защищал кандидатскую диссертацию, а моим оппонентом был директор Института сердечно-сосудистой хирургии Владимир Иванович Бураковский. Незадолго до этого они с Борисом Алексеевичем Константиновым открыли у себя в институте отделение для детей грудного возраста. Проводились первые операции при сложных пороках. Смертность очень большая. А тема моей диссертации по гипербарической оксигенации была именно тем методом, который вселял надежду на улучшение результатов. Но таких специалистов практически не было. И мой учитель академик Владимир Васильевич Кованов определил меня на работу в Институт Владимира Ивановича Бураковского. И вся моя деятельность в этом институте связана с детским контингентом.

Сейчас многое изменилось в хирургии, в том числе и в неонатальной. Другие возможности диагностики, другая аппаратура, другие специалисты. Но самих пороков не становится меньше?

Лео Бокерия: Даже больше. Прежде всего потому, что улучшилась диагностика в пренатальном периоде, то есть у плода. Объем знаний в этой области зашкаливает. Но по-прежнему актуально как скоро новорожденный попадет в кардиохирургический стационар. У нас в центре самым молодым пациентом был ребенок, родившийся два часа назад.

Где он родился?

Лео Бокерия: В Москве.

Бокерия Лео Антонович

Заранее было известно, что его надо срочно везти к нам. Была наготове операционная. Тот ребенок жив, здоров, нормально развивается.

На форумах вашего центра есть такая фишка: на сцену выходят дети, которые в разное время были прооперированы по поводу порока сердца. Но вот если ребенок с врожденным пороком родился не в Москве…

Лео Бокерия: Все федеральные центры сердечно-сосудистой хирурги и и многие кардиохирургические клиники (их в стране 110) проводят самые сложные операции у таких детей.

Иногда такой операции приходится ждать, так как нет квоты. Не вся высокотехнологичная помощь под силу бюджетному финансированию?

Лео Бокерия: Отвечу примером. На днях наш центр заключил договор о поддержке высокотехнологичной помощи с крупной компанией по производству минеральных удобрений. Компания выделила центру 20 миллионов рублей на проведение таких операций. Подобная социальная ответственность компании, особенно в сложной экономической ситуации, важна чрезвычайно.

Неприятный вопрос: процент выживаемости после операций?

Лео Бокерия: Такой же, как во всем мире. Если речь о простых врожденных пороках, то никто не умирает. А вот если критические пороки сердца периода новорожденности, то в зависимости от тяжести этих пороков цифра колеблется от 5 до 20 процентов.

Вам знакомо чувство отчаяния, когда малыша спасти не удается?

Лео Бокерия: В жизни всякое бывает. Но опыт, накопленный в нашем центре, позволяет сказать, что ни один ребенок не остается на операционном столе, как это случалось раньше. У нас сегодня есть дополнительные способы защиты организма, например ЭКМО (экстракорпоральная мембранная оксигенация). Она позволяет нормализовать функции сердца и легких и может продолжаться несколько дней, до стабилизации всех функций организма.

У нас в центре самым маленьким пациентом был малыш, родившийся два часа назад

Отчаяние…Давно, когда я начинал заниматься проблемами аритмий, к нам поступил ребенок в очень тяжелом состоянии. Я его успешно прооперировал. Вечером, как это принято, позвонил узнать, как малыш? Ответили: в критическом состоянии. Я посоветовал дополнительную лекарственную терапию. Но коллеги, которые выхаживали ребенка, опасались, что и она не спасет, что ребенок не выживет. В семь тридцать утра я приехал на работу с жутким предчувствием. В это же время подъехал к институту Владимир Иванович Бураковский. Спрашивает у меня: "Как дела?". Ответил: "Наверное, плохо. Наверное, наш малыш умер". Идем вместе в реанимацию. А там ребенок лупает на нас глазами. Бураковский мне говорит: "Чего обманул?". А это я от отчаяния. Потом ребенок тот выписался. Прошел год. Открывается без стука дверь в мой кабинет. Входит мальчишка в помочах с букетиком цветов. И я узнал его родителей — мама у него врач. Такая вот радость. Вспоминаю еще один случай из своей жизни.

Из жизни или из практики?

Лео Бокерия: Из жизни. Моя практика — это и есть моя жизнь. Так вот. Мы только что перешли из здания на Ленинском проспекте на Рублевское шоссе. Ранняя осень. Восемь утра. Собираюсь в операционную. Вижу, как от калитки ко входу в институт почти бегут четыре человека. По мере приближения стало ясно: двое взрослых старших и двое взрослых молодых. Еще подумал: куда они так спешат? Вдруг увидел у молодой женщины в руках кулечек. Когда они приблизились, понял: в кулечке малыш. В очередной раз осознал, какая сложная судьба объединяет этих людей, у которых одно общее желание: спасти ребенка. Я знаю судьбу того ребенка. С ним все в порядке. А было это в 1998-м году.

И все-таки: почему врожденных пороков не становится меньше? Сейчас многие проблемы со здоровьем принято списывать на генетику. Она "виновата" ?

Лео Бокерия: Достоверно на этот вопрос никто не ответит. Хотя некоторые заболевания, например аритмия, имеют генное происхождение. Но это не относится к врожденным порокам сердца, неблагополучному развитию плода в начальном периоде беременности. Также известно, что дети с пороком сердца чаще рождаются у женщины, страдающей таким пороком.

И потому вы столь упорно пропагандируете здоровый образ жизни…

Лео Бокерия: Не только я. У меня немало сторонников. И цепочку здоровые родители — здоровые дети никто не отменял. Она вечна.

Отступление в тему

Много лет назад в редакцию пришло письмо с Дальнего Востока. Написали его школьники. В письме речь шла об однокласснице Маше. Девочке, которую удочерила хорошая семья. А проблема была в том, что у Маши оказался тяжелейший порок сердца. Ее надо было спасать. У нас сомнений не было: Машу нужно срочно определить в Бакулевский центр к Лео Антоновичу. Добро на госпитализацию было получено немедленно. Маша с мамой прилетели в Москву. И ранним зимним утром мы отправились в Бакулевский центр. В вестибюле встретили стремительно идущего к выходу Лео Антоновича. Он уже кого-то прооперировал и спешил на срочный вызов. Остановился. Познакомился с Машей и ее мамой. Получился какой-то почти веселый разговор. Бокерия ушел, а мы отправились оформлять Машино пребывание в центре. Помню, как Маша неожиданно заявила: "Я больше операции не боюсь". Помню и саму операцию. Помню, как попросила фотокорреспондента, который тоже был в операционной, срочно снимать Машино сердце, когда оно было на ладони Лео Антоновича. Через несколько дней позвонила в центр узнать, как там наша Маша. Лечащий врач сообщил: "Маши в палате нет. Она танцует в холле". Потом в редакцию приходили письма с Дальнего Востока с фотографиями взрослой красавицы Маши.

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *