Нет ничего более ценного, чем познание, ибо познание есть свет разумной души.

Прп. Иоанн Дамаскин. «Источник знания»

© Лега В. П., 2016

© Оформление. Издательство Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, 2016

* * *

Введение

Задачи изучения философии

Философия всегда была одной из необходимых дисциплин при подготовке будущих специалистов в системе высшего образования. Целью ее преподавания в каждом высшем учебном заведении является лучшее понимание студентом той науки, которую он изучает. Специалист с высшим образованием не должен уподобляться ремесленнику, способному лишь повторять заученные навыки своей профессии. Он должен уметь оценить свое место в жизни как специалиста, должен уметь понимать смысл и значение своей специальности, а также понимать фундаментальные основы изучаемой им науки. Для этого необходимо иметь целостное мировоззрение, объединяющее как знания о своей будущей специальности, так и понимание связи ее с другими видами знания – этическими, эстетическими, религиозными и др. Выработкой такого целостного мировоззрения и занимается философия.

Основной целью и задачей изучения философии в православном вузе является формирование у студента целостного и непротиворечивого христианского мировоззрения. Философия должна помочь будущему священнику и богослову, миссионеру и церковному историку понять суть христианской веры, уметь связать религиозные знания с другими видами знаний, суметь доказать истинность христианства. Поэтому логическим продолжением и завершением курса философии в духовном учебном заведении является курс основного богословия, главной задачей которого, по словам Н. П. Рождественского, «должно быть надлежащее уяснение истины, чтобы светлый образ ее представлялся в его целостном виде».

В духовных семинариях и академиях философия преподавалась даже тогда, когда в 1850 г. император Николай I ограничил ее преподавание в светских учебных заведениях, ибо, по словам министра народного просвещения князя П. А. Ширинского-Шихматова, «польза от философии весьма сомнительна, а вред очевиден». А в Казанской духовной академии, имевшей ярко выраженную миссионерскую направленность, отдельно существовал даже целый философский факультет.

Но это и неудивительно. Как сказал митр. Минский и Слуцкий Филарет на семинаре «Наука и богословие: от конфронтации к диалогу?», «богословие и философия – родственники. Философия обращается к фундаментальному вопросу о бытии как таковом. Соответственно философия видит в человеке того, кто не просто живет в природном и социальном мире, но приобщен к бытию и укоренен в нем. Богословие тоже в свою очередь говорит о бытии, источником которого является Бог, сотворивший мир и человека».

Основание такому подходу можно найти и в Новом Завете, и в творениях отцов Церкви. В Послании к колоссянам апостол Павел сказал: «Смотрите, братия, чтобы кто не увлек вас философиею и пустым обольщением, по преданию человеческому, по стихиям мира, а не по Христу» (Кол. 2, 8). То есть, по словам апостола, опасна не философия сама по себе, а лишь философия мирская, нехристианская. В Деяниях святых апостолов описывается эпизод проповеди апостола Павла в Афинском ареопаге, где присутствовали среди прочих и философы – стоики и эпикурейцы. Апостол Павел обращается к ним и говорит, проповедуя распятого Христа: «Сего-то, Которого вы, не зная, чтите, я проповедую вам» (Деян. 17, 23). И после проповеди апостола Павла некоторые из слушающих, в числе которых, возможно, были и стоики и эпикурейцы, уверовали (Деян. 17, 34). Таким образом, Новый Завет указывает, что философия может как привести человека ко Христу, так и увести от Него. Поэтому необходимо изучение философии: христианской – для лучшего понимания истины Божественного откровения, а атеистической и материалистической – чтобы увидеть ее ошибочность и опасность.

Именно так понимали значение философии отцы Церкви, которые широко использовали философские идеи и понятия в своих трудах. Хорошо известно, что активно использовал аристотелевские положения прп. Иоанн Дамаскин и платоновские – блж. Августин. Августин еще юношей полюбил философию после прочтения работ Цицерона. И затем, через много лет сомнений и поисков, он приходит в Церковь благодаря чтению работ античных философов Платона и Плотина. О Платоне блж. Августин говорит как о философе, наиболее близко подошедшем к истинам христианства. О влиянии чтения работ Плотина на свое обращение он пишет следующее: «Я прочитал там не в тех же, правда, словах, но то же самое со множеством разнообразных доказательств, убеждающих в том же самом, а именно: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог…”».

Прп. Иоанн Дамаскин в работе «Источник знания», прежде чем перейти к изложению христианского догматического учения в «Точном изложении православной веры», дает краткое изложение философии как науки о правильном мышлении. При этом прп. Иоанн дает такое определение философии: «Философия есть познание сущего как такового, т. е. познание природы сущего. И снова: философия есть познание божественных и человеческих вещей, т. е. видимого и невидимого. Философия опять-таки есть помышление о смерти произвольной и естественной… Двойственна и смерть: естественная, которая есть отделение души от тела, и произвольная, в которой мы, пренебрегая настоящей жизнью, стремимся к будущей. Затем, философия есть уподобление Богу. Уподобляемся же мы Богу через мудрость, т. е. истинное познание добра, а также через справедливость, которая каждому воздает свое и нелицеприятно судит; наконец, через святость, которая выше справедливости, т. е. через добро и благодеяния обидчикам. Философия есть искусство искусств и наука наук. Ибо философия есть начало всякого искусства; благодаря ей изобретено всякое искусство и всякая наука… Опять-таки философия есть любовь к мудрости; Бог же есть истинная мудрость. Посему истинная философия есть любовь к Богу». Подобный же подход можно обнаружить и в Словах о богословии свт. Григория Богослова, который решительно восстает против пренебрежения светской ученостью: «…всякий, имеющий ум, признаёт первым для нас благом ученость… Посему не должно унижать ученость, как рассуждают о сем некоторые; а напротив того, надобно признать глупыми и невеждами тех, которые, держась такого мнения, желали бы всех видеть подобными себе, чтобы в общем недостатке скрыть свой собственный недостаток и избежать обличения в невежестве». Да и сам термин «философия» очень часто использовался отцами Церкви, только в русском переводе их творений это не всегда легко заметить, ибо переводчики в XIX – начале XX в. обычно предпочитали давать перевод этого греческого слова – «любомудрие». Так, свт. Григорий Богослов в Первом слове о богословии пишет: «О чем же можно любомудрствовать (т. е. философствовать. – В. Л.) и в какой мере? О том, что доступно для нас, и в такой мере, до какой простираются состояние и способность разумения в слушателе». И далее: «Любомудрствуй о мире или мирах, о веществе, о душе, о разумных – добрых и злых природах, о воскресении, суде, мздовоздаянии, Христовых страданиях. Касательно этого и успеть в своих исследованиях не бесполезно, и не получить успеха не опасно». Таким образом, изучать философию нам надо именно для того, чтобы кто-нибудь не увлек нас какой-нибудь философией и пустым обольщением по преданию человеческому, а не по Иисусу Христу. Именно для этого. Ведь любой человек всегда ищет ответы на некоторые волнующие его мировоззренческие вопросы, и, не разбираясь в философии, он обязательно подпадет под влияние какого-нибудь случайно подвернувшегося учения, будет увлечен каким-нибудь обольщением.

Но также хорошо известна и опасность философии – в частности то, что некоторые философские идеи повлияли на формирование ересей оригенизма, пелагианства, манихейства и др., а некоторые впоследствии стали основой атеистических учений.

Таким образом, изучать философию надо как для того, чтобы в своих поисках ответа на жгучие вопросы человеческого бытия не увлечься какой-нибудь атеистической и материалистической философией, так и для того, чтобы лучше понять всю глубину истины христианского учения.

Метод изучения философии

Как лучше изучать философию? Есть два способа: изучение систематического курса философии и изучение истории философии. В духовных учебных заведениях традиционно читается именно история философии. И это правильно. Во-первых, преподавание философии в богословском учебном заведении обязательно скорректировано с преподаванием других дисциплин. История Церкви, патрология, история человечества, история западных вероисповеданий и другие предметы будут усваиваться студентами гораздо лучше, если они будут знать соответствующие философские идеи. Например, знание античной и средневековой философии позволит студентам лучше понять многие положения, высказанные отцами Церкви, а знание западной средневековой философии к тому же позволит глубже понять особенности католического способа мышления. Понять глубинные причины и особенности Реформации невозможно без знания философии ренессансной, а многочисленные современные богословские идеи – как в православии, так и в других деноминациях – нельзя понять без знания идей, высказанных в Новое время и в современных философских школах. Во-вторых, известно, что не существует одной-единственной философии, которую можно было бы считать абсолютно истинной. Философия всегда представлена совокупностью различных систем философии. И свободное отношение отцов Церкви к античным философским школам подтверждает этот факт: одни тяготели к философии Платона (блж. Августин), другие – к учению Аристотеля (свт. Василий Великий, прп. Иоанн Дамаскин), третьи брали из различных систем то, что в большей степени помогало развитию христианского богословия (прп. Максим Исповедник). В-третьих, изучение любого предмета лучше строить на историческом восхождении от простого к сложному. Так строятся курсы школьной и вузовской математики (от Пифагора и Евклида к Декарту, Лейбницу и Коши), физики (от Архимеда и Ньютона к Фарадею и Эйнштейну) и т. п. Последовательное изучение философских идей так, как они открывались человечеством, гармонично введет студента в круг проблем философии.

Можно задать вопрос: а зачем нужно изучать историю философии? Зачем знакомиться с еретическими и атеистическими учениями? Зачем повторять чужие ошибки? Можно взять учебник православной философии (скажем, «Основы христианской философии» прот. В. Зеньковского или какой-нибудь другой) и изучать его. Лучше сразу ознакомиться с истинной философией, оставив в стороне историю развития с ее заблуждениями. И все же, изучая даже самый лучший учебник, нельзя научиться философствовать, мыслить, этому может научить лишь совместное мышление с гениями философии – Платоном, Аристотелем, Плотином, Спинозой, Кантом, Соловьевым. К тому же нет философии «вообще». Нет единственно истинной философии, есть множество философий. И нет фактически развития философии. В этом одно из отличий философии от науки. Наука всегда развивается. Если сравнить, скажем, Гейзенберга и Фарадея, то ясно, что Гейзенберг, живя позднее, развил дальше физику, открыл новые законы, которые не отменяют фарадеевские, но, наоборот, расширяют область их применения и уточняют их. Теория Коперника отменяет теорию Птолемея, потому что та была ошибочной. В философии этого нет. Мы не можем сказать, что Кант опроверг и отменил Платона, хотя Кант так и считал, полагая, что произвел «коперниканский» переворот в философии. Правда, потом этот «коперниканский» переворот производил Гегель, потом Маркс, и еще много кто производил «перевороты» в философии, а Платон и Сократ как были гениальными философами, так и остались. Философия никогда не отменяет сама себя. Поэтому, чтобы изучать философию, нужно изучать философию в ее развитии, читать самих философов, и, читая их, мы интуитивно, сердцем, душой поймем, что такое философия, и сами научимся правильно мыслить. Мы увидим, как аргументируют и отвечают на вопросы гении, и после этого будем более критично относиться и к своим первоначальным взглядам.

Исторический метод изучения философии более правилен еще и потому, что такой метод используется при изучении любых наук. Нельзя изучить математический анализ, созданный в XVII в., не изучив предварительно алгебру, возникшую ранее; невозможно понять законы электродинамики, открытые в XIX в., не разобравшись в законах механики (XVII в.); нельзя по-настоящему понять Достоевского, не прочитав Гоголя, и т. д. Что будет, если в первом классе школы будут изучать «математику вообще», включая математический анализ, алгебру, дифференциальные уравнения и др., нетрудно представить: дети ничего не поймут и возненавидят этот предмет. Все должно изучаться в развитии. Философию же обычно изучают статично, как нечто состоявшееся, готовое, как набор различных мнений и определений. В результате из философии исчезает ее проблематика, ее способность удивляться, видеть проблемы там, где для обычного человека все кажется понятным. Ведь еще Аристотель говорил: «Ибо и теперь и прежде удивление побуждает людей философствовать» (Метафизика, I, 2). В результате студенты не понимают философии, недоумевают, зачем она нужна. А понять ее можно, лишь проходя ее путь вместе со всем человечеством. Тогда и ее категории и понятия предстанут наполненными жизнью. Кроме того, изучая историю философии, а не просто конкретную философию, мы лучше поймем и специфику различных систем, и язык, на котором ведутся философские диспуты. Мы лучше поймем и проблемы, которые волнуют философов.

Кроме того, изучение каждого этапа истории философии имеет свою специфику и задачи. Так, очевидно, что полноценно понять творения отцов Церкви невозможно без знания античной философии. Курс средневековой философии есть фактически изучение философских идей христианских богословов и отцов Церкви. Изучая философию Нового времени, студент узнает, как формировалась современная естественнонаучная картина мира, каково было отношение к религиозным вопросам великих ученых и философов XVII–XVIII вв. Без знания современной западной философии невозможна действенная проповедь христианства в нынешнем мире, ведь любой человек, даже не осознавая этого, исповедует те или иные идеи современных философов: позитивизма, экзистенциализма, марксизма, психо анализа и др.

Предмет философии

Прежде чем приступить к изучению философии, необходимо выяснить значение и смысл изучаемого предмета. Поэтому следует определить, что такое философия. Собственно говоря, определение любой науки, даже не только науки, а практически любой сферы деятельности, как правило, заложено в самом ее названии. Когда мы говорим «физика», то понимаем, что это наука о природе. Когда говорим «биология», то знаем, что в переводе с греческого это наука о жизни. Социология – наука об обществе. Богословие – тоже ясно. Слово же «философия» нам ничего не прояснит. В переводе с древнегреческого оно означает «любовь к мудрости» (φιλέω – любить, σοφία – мудрость). И поэтому возникает вопрос: почему именно философ называет себя любителем мудрости? Разве физик, биолог или просто человек, любящий поразмышлять, не любит мудрость? Почему философ противопоставляет себя физику, говоря: вот я, философ, люблю мудрость, а ты, физик, ее не любишь. Таким образом, исходя из самого понятия, названия дисциплины, мы не можем сказать, что означает эта область человеческого знания.

Несколько слов об истории самого термина «философия». Впервые это слово, по свидетельству Диогена Лаэртского и Цицерона, употребил Пифагор, один из первых древнегреческих философов: мудрецом (σόφος), по мнению Пифагора, может быть только Бог, человек же может испытывать влечение к мудрости. Проверить справедливость этих свидетельств мы не можем, поскольку Пифагор не оставил после себя никаких записей. Самое первое «авторизованное» упоминание слова «философия» встречается у Геродота, который приводит письмо Креза к Солону: «…ты, стремясь к мудрости (φιλοσοφέον) и желая повидать свет, объездил много стран». Древнегреческий философ Платон считал, что впервые придал истинный смысл слову «философия» Сократ. Сократ жил во времена, когда активно действовали так называемые «софисты». Сейчас термин «софист» стал нарицательным и облекся негативным смыслом, а во времена Сократа этим словом обозначали мудрецов, умных людей, которые обучали всех желающих различного рода наукам. Сократ же утверждал, что подлинным софистом, мудрецом, является один лишь Бог. Человек не может быть мудрецом, он может быть только любителем мудрости, философом. Таким образом, Сократ противопоставлял себя софистам, и в этом противопоставлении и появились впервые термины «философия», «философ». Ученик Платона Аристотель еще более способствовал утверждению термина «философия», противопоставив ее другим наукам и введя классификацию наук, в которой первое место занимала именно философия, которую Аристотель называл также теологией, учением о Боге. После Аристотеля термин «философия» уже прочно утвердился в древнегреческом языке. Однако, наблюдая развитие философии, мы видим еще одну ее удивительную особенность. Мыслители до Аристотеля, даже до Сократа занимались не только философией в том смысле, как мы понимаем ее сейчас, но и учением о природе, тем, что мы назвали бы физикой, и учением о жизни, что мы назвали бы биологией. Да и сам Аристотель физику называл второй философией. Биология у него была также частью философии, так же как и психология. И после Аристотеля многие философы занимались и физикой, и биологией, и астрономией, и другими естественными науками.

Со временем от философии начинают отделяться другие науки. Отделяется с самого начала, уже после Пифагора, математика. В дальнейшем – геометрия и астрономия. После Гиппократа, Аристотеля и Галена – медицина. В эпоху Возрождения отделяется физика, в дальнейшем появляется химия. В XIX в. отделяются психология, социология и т. д. Науки отделялись, а философия как была, так и осталась.

Таким образом, анализ термина «философия» не позволяет нам полно понять суть этого учения. Может быть, на вопрос, что такое философия, нам могли бы ответить сами философы. Но все они предлагают самые различные определения философии. Согласно Сократу, философия есть исследование самого себя. Платон утверждал, что философия – это учение о вечно сущем и неизменном, т. е. наука об идеях. По Аристотелю, философия есть наука, исследующая все сущее как таковое, первое начало всего существующего. Эпикур считал философией основанное на разуме стремление к счастливой жизни. Средневековые западные схоласты философией считали основанное на христианской вере познание Бога, мира и человека и их отношений. Даже по этому не столь большому перечню видно, что полного согласия в понимании предмета философии не было уже с самого начала. И тем не менее, несмотря на такой разнобой в определениях, никто из философов не будет спорить, является ли тот или иной мыслитель философом. Можно легко определить, кто философ, а кто нет – не философ, а, скажем, физик или математик. То есть мы отличаем философа от нефилософа интуитивно. И это проявляется часто и в наших обиходных высказываниях, например когда говорим: «Хватит философствовать» или что-нибудь в таком же духе.

Посмотрим в энциклопедии. В энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона приводится определение Э. Радлова: «Философия есть свободное исследование основных проблем бытия, человеческого познания, деятельности и красоты». А.Спиркин в Философском энциклопедическом словаре пишет, что философия – это «наука о всеобщих законах развития природы, общества и мышления».

Сравнивая эти определения, мы сразу же видим разнобой, если не сказать противоречие. По Платону, философия есть наука только о вечном, по Аристотелю – учение о всем существующем. Радлов утверждает, что философия есть свободное исследование, а Спиркин – что это наука о законах.

Далее, возьмем любое определение, например в Философском словаре: «Наука о всеобщих законах развития природы, общества и мышления». Может ли определение включать в себя понятия, которые сами надо определять в рамках определяемого учения? Если может, то это плохое определение. В философии же ситуация уникальная. В определении философии используются понятия «бытие», «общество», «мышление», «свобода», которые, таким образом, предполагаются уже понятными, однако именно они и составляют главный предмет изучения в философии. Мы строим определение на понятиях, которые определяются данной же областью знаний. Любая наука всегда будет стремиться строить определения, стараясь избежать замкнутого круга. Если, например, мы говорим, что физика – это наука о природе, то понимаем, что на вопрос, что такое природа, отвечает не физика, а иная область знания – философия. Физик исследует природу, а существует она или не существует, познаваема или непознаваема – это философские вопросы. Так же и с другими науками. Возможно, одним из основных критериев философии как раз и может служить это наличие замкнутого круга в определении.

Может быть, философия отличается от других областей знания своим методом? Действительно, у философии есть свой метод. Обычно считается, что философия всегда непрактична и умозрительна. Но сразу же вспоминаются такие мыслители XIX в., как Конт, Маркс, Ницше, которые упрекали философию именно в ее умозрительности. Маркс, а вслед за ним Ленин утверждали, что критерием истины является практика, что философия, оторванная от практики, всегда будет ошибочной. Недостаток всех предыдущих философий Маркс видел именно в том, что они объяснили мир, и своей задачей считал изменить его. Конт утверждал критерием истины философии не практику, а научность, т. е. философия должна быть ориентирована на науку, иначе философия – это бесполезное мудрствование. Ницше считал критерием философии жизнь, саму жизнь. ХХ в. как раз оказался веком проверки на практике этих трех основных учений, – и в действительности все увидели, что философия отнюдь не теоретическая дисциплина.

Но, с другой стороны, и теоретических наук сколько угодно. Математика даже еще более теоретическая наука, чем философия. Отличие, быть может, в ее формализуемости? Но в философии также можно найти примеры формализации – у Аристотеля, Спинозы. А в современной западной аналитической философии даже не найдешь границы, где кончается математика и начинается философия. Да, собственно, и сам Ньютон свою знаменитую диссертацию назвал «Математические начала натуральной философии», а ведь это работа по математической механике. Так что и по методу мы, скорее всего, не сможем однозначно отличить философию от других наук.

Может быть, стоит пойти по другому пути, отталкиваясь от того, что мы знаем. Что такое наука, мы знаем. Что такое искусство, мы тоже знаем. Поэтому надо выяснить, как относится философия к науке и искусству, и, таким образом, точнее понять суть философии.

Есть ли что-то общее между философией и наукой? Очень многие считают, что философия есть наука. Такого мнения придерживался и Аристотель, и Декарт, и Спиноза, и Гегель. Советская марксистско-ленинская философия тоже утверждала, что философия есть наука о наиболее общих законах бытия, общества и мышления. Согласно такой точке зрения, философия есть наука, и отличие советского общества в том, что оно построено на научной философии, а вся остальная философия была ошибочной, т. е. ненаучной. Поэтому, говорили с высоких трибун и на страницах партийной печати, мы будем строить правильное общество, ибо оно основано на научной философии.

Попробуем посмотреть на философию с этой точки зрения. Что такое наука? Определение давать не будем, так как это вопрос сам по себе уже философский, но некоторые основные черты науки мы знаем. Первое – это общезначимость и объективность ее положений. Если Ньютон открыл свой закон, то это не значит, что он его создал, – он его именно открыл. Законы Ньютона истинны всегда и везде. Если мы говорим, что Эйнштейн создал теорию относительности, то он создал теорию, а не законы. Он не отменил законы Ньютона, а определил границы их применения, т. е. область малых скоростей и малых гравитационных сил. Законы Эйнштейна и Ньютона, как и множество других законов природы, действуют всегда и везде. И это является одним из основных принципов для определения, является то или иное открытие истинным или нет. Если эксперимент был проведен, скажем, в Калифорнии, то он точно такие же результаты должен дать и в Москве, и где-нибудь в Гайане. Поэтому принцип верифицируемости, проверяемости также является основным для определения научности знания. Отвечает ли этим принципам философия? Скорее всего, нет. Например, Платон создал свое собственное философское учение. Аристотель, его ученик, подверг теорию Платона разрушительной критике. Тем не менее мы считаем и Платона и Аристотеля величайшими философами. Существует множество философских систем: система Декарта, система Лейбница, система Фихте, учение Гегеля, Маркса, Бергсона, Сартра, Хайдеггера, Фомы Аквинского. Их положения не являются общезначимыми, их невозможно проверить при помощи эксперимента. Можно назвать массу имен тех, кто создавал философские системы или учения. Философы часто не признавали друг друга, до такой степени они были противоположны в своих оценках.

Может ли быть наукой такое учение, которое позволяет и допускает столь разительное многообразие внутри себя? Можно ли сказать, что существует биология Линнея, биология Ламарка, биология Дарвина, Лысенко, Мичурина и т. п.? Нет. Существует или биология, или лжебиология. Не может быть различных противоположных систем в науке. Философия же позволяет себе это. Более того, разве можем мы сказать, что существует русская или немецкая физика? А русская и немецкая философия существуют. И существует английская философия, которая отличается от французской. Человек, который разбирается в философии, зачастую по стилю может отличить книгу немецкого философа от французского, от американского, от английского, от русского. Но говорить о национальной науке бессмысленно. Таким образом, и наукой мы не можем назвать философию, ибо она и необщезначима, и тем более неверифицируема.

Может быть, философия в таком случае есть искусство? Действительно, существует множество философий, и каждый выбирает ту, какая ему больше нравится. Возможно, к примеру, и Платон прав, и Аристотель прав, зачем спорить, кому что нравится. Как в области искусства: одному нравится Бетховен, а другому Рахманинов – нельзя говорить, чья музыка истиннее. Кому-то нравится Толстой, кому-то нравится Золя; значит ли это, что чья-то литература истиннее? Это искусство, это выражение внутреннего мира человека, его взгляда на мир. Многие философы – Платон, Ницше, Камю и др. – писали свои произведения в художественной форме. К тому же каким философским системам часто отдается предпочтение? Да тем, которые написаны хорошим языком. Жан-Поль Сартр и Анри Бергсон были даже лауреатами Нобелевской премии по литературе.

Может быть, философия есть форма искусства, форма самовыражения? Между прочим, некоторые философы (например, Бердяев) так и считали. В 1960-х гг. во Франции даже возникла школа, которая утверждала, что философия есть искусство. Зачем спорить, какая система истиннее, – все системы истинны, у каждой есть своя логичность, своя стройность. Будет ли спорить Скрябин, скажем, с Чайковским о том, чья музыка более истинна? Вопрос риторический.

Но споры между философами – это естественное дело, и философия всегда строится как доказательная система. Философ никогда не будет писать просто так, он всегда будет доказывать свою истину. Если какой-нибудь композитор, или писатель, или художник будет доказывать, что его взгляд на мир является более истинным, то это уже не его искусство, а его философские, искусствоведческие мысли.

Получается, что философия не является ни наукой, ибо в ней есть нечто от искусства, ни искусством, ибо похожа на науку. И именно в этом своеобразие философии. Имея общие черты с наукой, философия предлагает объективный взгляд на интересующие вопросы, но при этом, разделяя некоторые черты искусства, философия не навязывает себя человеку, оставляя за ним право выбора. Поэтому философия всегда имеет мировоззренческий характер. И это роднит философию с религией. Существуют разные религии, и каждая считает, что именно она является единственно истинной, однако оставляя при этом право выбора веры за каждым человеком. Но многие верующие, и в том числе христиане, являются в той или иной мере противниками философии. Что значит искать истину, любить истину? Господь сказал: «Я есмь путь и истина и жизнь» (Ин. 14, 6). Что еще, о чем спорить? Изучайте Писание, а не Платона или Канта, если вы надеетесь обрести жизнь вечную.

Однако обратим внимание на тот факт, что философия, зародившись в Древней Греции, существует в последние 10–20 веков лишь в христианских странах. Говорить о мусульманской философии можно лишь в отношении ее средневекового периода. В буддизме другое положение, там мы просто не найдем границы между философией и религией. Поэтому и следует изучать прежде всего историю западной философии. Курс истории восточной философии излишен, потому что те же вопросы поднимаются в рамках курса истории религий. В чем отличие философии буддизма или философии даосизма от религии буддизма или даосизма? Да ни в чем. Это европеец может выделить некие философские элементы в этих религиях.

Таким образом, сказать, что такое философия, крайне сложно. К какой сфере человеческого познания она относится – тоже сказать с определенностью невозможно. Единственное, что можно сказать с полной уверенностью, – это что философия не наука, не искусство и не религия, это философия.

A204 Христианская апологетика

Описание курса:

Курс лекций «Систематическая апологетика» разработан для знакомства с различными сферами, основными методами и ограничениями христианской апологетики. Курс развивает навыки и умения, необходимые для эффективной передачи своих убеждений и предостерегает от наиболее часто допускаемых ошибок. Лекционный материал рассматривает место истории, науки, логики и морали в христианской апологетике, раскрывает основные аргументы ее противников и демонстрирует способы ведения диалога с ними.

Цели курса:

Академические цели курса — развитие у студентов:

  • понимания необходимости логического обоснования своих убеждений;
  • знаний и навыков для эффективной передачи своих убеждений;
  • свободы владения фактическим материалом истории, философии, этики и науки;
  • понимания основных аргументов теизма и умения применять их на практике;
  • готовности к конструктивной полемике с людьми противоположных взглядов.

Духовные цели курса:

  • утверждение студентов в собственных убеждениях;
  • воспитание готовности «с кротостью и благоговением” дать ответ «всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании” ( 1 Петра 3:15)

В рамках данного учебного курса предусмотрено изучение следующих тем:

Лекция 1. Место апологетики в стратегии благовестия

1.1. Притча о сеятеле.

1.2. Пробуждение или иллюзия?

1.3. Классификация религиозных убеждений.

1.4. Подход Иисуса к благовестию.

1.5. Как мы можем узнать, что у человека в сердце?

1.6. Шкала мировоззрений.

Лекция 2. Основы христианской апологетики

2.1. Определение апологетики.

2.2. Традиционный подход.

2.3. Систематический подход.

2.4. Необходимость христианской апологетики.

Лекция 3. Христианская апологетика и логика

3.1. Логика в проповеди Петра.

3.2. Логические принципы.

3.3. Критерии истинности.

3.4. Корректность использования логики.

3.5. Типы логических аргументов.

3.6. Логические ошибки.

3.7. Логика и атеизм

3.8. Применение логики Иисусом.

Лекция 4. Христианская апологетика и философия

4.1. Теизм и гуманизм.

4.2. Идеи, формирующие мировоззрение.

4.3. Классические аргументы в пользу бытия Божьего.

Лекция 5. Христианская апологетика и история

5.1. Особенности исторического исследования.

5.2. Этапы исторического исследования.

5.3. Ранние текстовые свидетельства.

5.4. Игра — тренинг «Адвокат”.

5.5. Археологические свидетельства.

5.6. Нехристианские источники об Иисусе.

5.7. Новый Завет. Воскресение Иисуса.

5.8. Божественность Иисуса.

Лекция 6. Христианская апологетика и естественные науки

6.1. Определение. Принципы науки.

6.2. Небесная механика.

6.3. Ограничения науки.

6.4. Физические законы и начало вселенной.

6.5. Телеологический аргумент.

6.6. Примеры в природе.

6.7. Естественный отбор.

6.8 Эволюционные фальсификации.

6.9 Теория информации и генетический код.

6.10. Альтернативные теории.

6.11. Время.

6.12. Хронология происхождения земли.

6.13. Попытки совместить эволюцию и Писание.

6.14. Аргумент теистических эволюционистов.

Лекция 7. Христианская апологетика и мораль

7.1. Теодицея.

7.2. Нравственный аргумент существования Бога.

7.3. Поэтические книги о страдании.

Лекция 8. Опасности и ограничения христианской апологетики

8.1. Место личного свидетельства в апологетике.

8.2. Попытки защитить Бога.

8.3. Попытки доказать и навязать Бога.

8.4. Утрата цели.

О книге «Основное богословие. Учебное пособие»

Учебное пособие священника Димитрия Лушникова по предмету «Основное богословие» соответствует курсу для духовных учебных заведений и является итогом многолетнего систематического изучения автором предмета, вобравшего в себя всю многообразную проблематику богословского и философского наследия как русской, так и европейской интеллектуальной традиции.

Книга способствует пониманию того, что вера в Бога не есть нечто неразумное, противоречащее законам человеческого разума, но отвечает глубочайшим запросам и потребностям человеческой души.

Пособие адресовано преподавателям и студентам духовных учебных заведений, богословских факультетов светских вузов, а также читателям, интересующимся решением мировоззренческих вопросов о смысле бытия мира и жизни человека.

На нашем сайте можно скачать книгу «Основное богословие. Учебное пособие» в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt или читать онлайн. Рейтинг книги составляет 3 из 5. Здесь так же можно перед прочтением обратиться к отзывам читателей, уже знакомых с книгой, и узнать их мнение. В интернет-магазине нашего партнера вы можете купить и прочитать книгу в бумажном варианте.

15.11
201813 ноября в Малом актовом зале Московской духовной академии прошли заседания кандидатского диссертационного совета №1. В ходе заседаний состоялись защиты диссертаций на соискание ученой степени кандидата богословия.

А. М. Хамидулин представил к защите диссертацию на тему: «Мистические аспекты философии С.Л. Франка», которую он написал под научным руководством кандидата философских наук, профессора МДА Н.К. Гаврюшина. Официальные оппоненты: заведующий кафедрой философии и социально-политических дисциплин Полтавского национального технического университета имени Юрия Кондратюка доктор философских наук, профессор Г.Е. Аляев и кандидат философских наук, доцент Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета Т.Н. Резвых.

Диссертационный совет отметил, что на основании своих исследований соискатель, в частности, разработал концепцию мистического дискурса в философии С.Л. Франка, проанализировал личный мистический опыт философа, а также осуществил сравнительный анализ философии мистики С.Л. Франка с философией мистики Н.А. Бердяева и И.А. Ильина.

В результате тайного голосования члены диссертационного совета приняли решение о присуждении А. М. Хамидулину искомой степени кандидата богословия.

Следующий соискатель, священник Евгений Веселов написал диссертацию на тему: «Эсхатология сект протестантского происхождения» под научным руководством кандидата богословия, доцента Р.М. Коня. Официальные оппоненты: доктор исторических наук, кандидат филологических наук, кандидат богословия, доцент Санкт-Петербургского государственного университета протодиакон Владимир Василик и кандидат богословия, профессор Киевской духовной академии В.М. Чернышев.

На основании выполненных соискателем исследований впервые в русском сектоведении выявлено на конкретном материале богословское преемство ересей баптизма, пятидесятничества, адвентизма седьмого дня и свидетелей Иеговы и одновременно показано их богословское разнообразие. Определена цельная картина формирования сектантской эсхатологии. Анализ сектантских доктрин и их опровержение проведен с творческим использованием полемического святоотеческого дискурса, а также с позиций библейского богословия.

По итогам голосования диссертационный совет также принял решение о присуждении священнику Евгению Веселову степени кандидата богословия.

Последним защищал диссертацию диакон Николай Шаблевский. Диссертационное исследование диакона Николая было посвящено теме: «Сравнительный анализ принципов арамейских переводов Пятикнижия Моисеева (таргумов и Пешитты)» и написано под научным руководством кандидата богословия, доцента М.А. Скобелева. Официальные оппоненты: доктор филологических наук, доцент, профессор кафедры английской филологии Национального университета «Острожская академия» Д. В. Цолин и кандидат исторических наук, заведующий секцией Ближнего Востока Школы востоковедения НИУ ВШЭ А.В. Муравьев.

Автор диссертации предложил оригинальный взгляд на проблему жанра, литературной формы и предикативных конструкций текстов Торы, а также исследовал арамейские переводы синтаксиса речи рассказчика в прозаическом повествовании и проанализировал особенности переводов диалогических высказываний. Кроме того, диакон Николай в своем диссертационном исследовании определил синтаксические особенности арамейских переводов правовых текстов и изучил переводы форм предикации поэтической строки в таргумах и Пешитте.

Члены диссертационного совета признали диакона Николая достойным степени кандидата богословия.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *