ЛАЗАРЕВ ВИКТОР НИКИТИЧ — российский ис­то­рик ис­кус­ст­ва и му­зей­ный дея­тель, член-корреспондент АН СССР (1943 год).

Сын ин­же­не­ра Н. Г. Ла­за­ре­ва. Учил­ся на ис­то­ри­ко-фи­ло­ло­гическом фа­куль­те­те Московского уни­верситета (1918-1920 годы) у Н. И. Ро­ма­но­ва, Р. Ю. Вип­пе­ра, Б. Р. Вип­пе­ра, В. К. Мальм­бер­га и др. В 1924 году окон­чил ас­пи­ран­ту­ру Института ар­хео­ло­гии и ис­кус­ст­во­зна­ния РАНИОН, за­щи­тив диссертацию «Про­ис­хо­ж­де­ние порт­ре­та в италь­ян­ском ис­кус­ст­ве». В 1925 и 1926 годах на­хо­дил­ся в за­гра­нич­ной ко­ман­ди­ров­ке в стра­нах Западной Ев­ро­пы и в Тур­ции.

В 1924-1938 годах хра­ни­тель от­де­ла итальянской жи­во­пи­си, заведующий кар­тин­ной га­ле­ре­ей, заместитель ди­рек­то­ра по на­учной час­ти ГМИИ. С 1927 года со­труд­ни­чал с от­де­лом ис­кусств БСЭ, уча­ст­во­вал в 1-м и 2-м из­да­ни­ях БСЭ (как ав­тор, кон­суль­тант, ре­дак­тор-кон­суль­тант). Один из ос­но­ва­те­лей (совместно с И. Э. Гра­ба­рём) Института ис­то­рии ис­кусств АН СССР (ны­не Ин­сти­тут ис­кус­ст­во­зна­ния в Мо­ск­ве), где в 1945-1960 годах воз­глав­лял сек­тор жи­во­пи­си и скульп­ту­ры. Ини­циа­тор и ав­тор 12-том­ной «Ис­то­рии рус­ско­го ис­кус­ст­ва», в ко­то­рой им на­пи­са­ны все раз­де­лы по древнерусскому изо­бра­зи­тель­но­му искусству XI-XV веков.

Лазарев — при­знан­ный мас­тер ис­кус­ст­во­ведческих ат­ри­бу­ций, один из круп­ней­ших пред­ста­ви­те­лей зна­то­че­ст­ва в отечественной нау­ке. В ос­но­ве его на­учного ме­то­да — син­тез фор­маль­но-сти­ли­стического ана­ли­за с ис­то­ри­ко-куль­тур­ным и ико­но­гра­фическими под­хо­да­ми, по­зво­ляв­ший учё­но­му дос­тичь наи­боль­шей пол­но­ты в ха­рак­те­ри­сти­ке идей­но­го со­дер­жа­ния и фор­маль­но­го строя про­из­ве­де­ний искусства, его свя­зи с ис­то­рическим кон­тек­стом.

Основные сфе­ры на­учных ин­те­ре­сов Лазарева — ви­зантийское и древнерусское искусствo, искусство эпо­хи Воз­ро­ж­де­ния в Ита­лии, а так­же ев­ропейское искусство Но­во­го вре­мени. Пре­по­да­вал в МГУ (с 1925 года; профессор с 1935 года; заведующий ка­фед­рой ис­то­рии за­ру­беж­но­го ис­кус­ст­ва с 1960 года); в 1935-1948 годах профессор и заведующий ка­фед­рой ис­то­рии ис­кусств МХИ.

Лазарев яв­ля­ет­ся ос­но­ва­те­лем современной московской шко­лы изу­че­ния ви­зантийского, древнерусского и ре­нес­санс­но­го искусства, его тру­ды (все­го около 200) и на­учная дея­тель­ность име­ли ос­но­во­по­ла­гаю­щее зна­че­ние для раз­ви­тия все­го отечественного ис­кус­ст­во­зна­ния в XX веке. Почетный пре­зи­дент Ме­ж­ду­народной ас­со­циа­ции ви­зан­ти­ни­стов. Государственная премия СССР (1976 год). С 1977 года МГУ про­во­дит Ла­за­рев­ские чте­ния — еже­год­ные меж­ду­народные на­учные кон­фе­рен­ции.

Сочинения:

О. Шпе­нг­лер и его взгля­ды на ис­кус­ст­во. М., 1922

Н. П. Кон­да­ков. М., 1925

Порт­рет в ев­ро­пей­ском ис­кус­ст­ве XVII в. М.; Л., 1937

Ис­то­рия ви­зан­тий­ской жи­во­пи­си. М., 1947–1948. Т. 1–2. М., 1986

Ле­о­нар­до да Вин­чи. М., 1952

Про­ис­хо­ж­де­ние италь­ян­ско­го Воз­ро­ж­де­ния: В 3 т. М., 1956–1979

Фео­фан Грек и его шко­ла. М., 1961

Кон­стан­ти­но­поль и на­цио­наль­ные шко­лы в све­те но­вых от­кры­тий // Ви­зан­тий­ский вре­мен­ник. 1961. Т. 17

Ан­д­рей Руб­лев и его шко­ла. М., 1966

Рус­ская сред­не­ве­ко­вая жи­во­пись. . М., 1970

Ви­зан­тий­ская жи­во­пись. . М., 1971

Ста­рые италь­ян­ские мас­те­ра. М., 1972

Древ­не­рус­ские мо­заи­ки и фрес­ки XI–XV вв. М., 1973

Ста­рые ев­ро­пей­ские мас­те­ра. М., 1974

Нов­го­род­ская ико­но­пись. 2-е изд. М., 1976

Ис­то­рия ви­зан­тий­ской жи­во­пи­си. М., 1986

Рус­ская ико­но­пись. От ис­то­ков до на­ча­ла ХVI в. / Вступ. ста­тья и ред. Г. И. Вздор­но­ва. 2-е изд. М., 1994.

Предисловие
Никодим Павлович Кондаков
Основы византийского искусства
Византийская эстетика
Равеннские мозаики
Фрески Кастельсеприо
Византийское искусство и итальянская живопись раннего средневековья
Система живописной декорации византийского храма IX—XI веков
Три фрагмента расписных эпистилиев и византийский темилон
Константинополь и национальные школы в свете новых открытий
Приемы линейной стилизации в византийской живописи х-XII вкков и их истоки
Живопись XI—XII веков в Македонии
Мозаики Чефалу
Несколько критических замечаний о хлудовской псалтири
Царьградская лицевая псалтирь XI века
Новый памятник константинопольской миниатюры XIII века
Этюды по иконографии богоматери
Византийские иконы XIV—XV веков
Новые памятники византийской живописи XIV века. Высоцкий чин
Два новых памятника станковой живописи палеологовской эпохи
«Маньера грека» и проблема критской школы
список иллюстраций

В настоящем сборнике собраны работы о византийском искусстве, в основном о византийской живописи. Публикуя этот материал, написанный в разные годы и рассеянный по разным, иногда трудно доступным зарубежным журналам, можно было пойти двумя путями: либо ничего не менять и оставить все в первоначальном виде, либо внести необходимые уточнения и исправления, с учетом новых открытий и новой научной литературы. Я пошел вторым путем, которого обычно избегают авторы, твердо верящие в свою непогрешимость. Часть статей подверглась сильной переработке, другая получила лишь незначительные добавления, ряд статей остался нетронутым. В прямых скобках приводится новая литература, относящаяся к теме данной статьи и появившаяся в свет уже после ее написания.

Чтобы придать сборнику большую цельность и законченность, в него включены три главы из моей «Истории византийской живописи»: «Основы византийского искусства», «Византийская эстетика» и «Система живописной декорации византийского храма» (последняя глава дается в сильно расширенном по сравнению с русским изданием варианте). Остальные статьи распадаются на шесть групп: ставящие методологические вопросы («Никодим Павлович Кондаков»), выявляющие связи Византии с Италией («Византийское искусство и итальянская живопись раннего средневековья», «Константинополь и национальные школы…», «Маньера грека и проблема критской школы»), анализирующие монументальные росписи («Равеннские мозаики», «Фрески Кастельсеприо», «Приемы линейной стилизации…», «Живопись XI — XII веков в Македонии», «Мозаики Чефалу»), иконы («Три фрагмента расписных эпистилиев и византийский темплон», «Византийские иконы XIV — XV веков», «Новые памятники византийской живописи XIV века. Высоцкий чин», «Два новых памятника станковой живописи палеологовской эпохи»), миниатюры («Несколько критических замечаний о Хлудовской Псалтири», «Царьградская лицевая Псалтирь XI века», «Новый памятник константинопольской миниатюры XIII века»), наконец, посвященные специальным иконографическим проблемам («Этюды по иконографии Богоматери»), В совокупности статьи освещают почти все стороны византийской художественной культуры.

Известно, что нигде иконографический метод не пустил таких глубоких корней, как в науке о византийском искусстве. Крупнейшим представителем этого направления был Н.П. Кондаков. Но уже его ученик Д.В. Айналов сделал решительный шаг вперед на пути обогащения методики изучения византийского искусства. В совершенстве владея иконографическим методом, он в то же время все чаще начал использовать стилистический анализ для изучения произведений византийского мастерства. К сожалению, и по сей день среди историков византийского искусства преобладают чистые «иконографы», ничего не желающие знать ни о формах художественного выражения, ни о стиле как эстетической категории, ни о новейших течениях в искусствоведческой науке. Столь однобокий подход к интересующим нас вопросам, к счастью, явление далеко не повсеместное. В трудах Демуса, Китцингера, Бухталя, Радойчича мы сталкиваемся с иным подходом — более многогранным и более современным. Проблема иконографии не снимается, но в то же время формы художественного выражения становятся предметом пристального изучения ученого. С этих позиций и иаписаны входящие в настоящий сборник статьи.

Хочу в заключение выразить благодарность А. В. Банк, проф. Манолису Хатзидакису и проф. Джузеппе Бовини за любезное пред оставление мне ряда фотографий. Но особенно я обязан Г. И. Вздорнову, взявшему на себя нелегкий труд подготовить настоящий сборник к печати.

Монументальная живопись 9—10 вв. К 9 веку в неразрывной органической связи с конструкцией зданий складывается система их внутреннего декоративного убранства. Один из крупнейших деятелей византийской церкви патриарх Фотий посвятил одну из своих гомилий (бесед) описанию мозаик, украшавших дворцовую церковь, посвященную богоматери (ранее считалось, что это описание относится к несколько более позднему времени и посвящено церкви Неа Василия). В этой церкви (середина 9 века) в куполе был изображен Христос-Пантократор (вседержитель), окруженный ангелами, в абсиде находилась богоматерь-оранта, далее располагались на сводах апостолы, мученики, пророки и т. д.
Строгая система расположения изображений в архитектуре постепенно приобретала канонические формы и в известной мере отражала земную феодальную иерархию.
Мозаики церкви св. Софии. Однако культура Византии и в это время не порвала с античностью. Это особенно заметно в искусстве константинопольской школы в первые десятилетия после восстановления иконопочитания. Открытые в 30-х годах нашего столетия мозаики храма св. Софии дают представление о развитии столичного искусства в пределах от середины 9 века до середины 12 века. Наиболее ранние (расположенные в алтарной части) изображения архангела Гавриила и богоматери с младенцем хранят эллинистические традиции, напоминая никейские мозаики. Но при всем земном характере этих образов они отличаются глубокой одухотворенностью. Если здесь сохранена свободная манера контрастного сопоставления разноцветных кубиков смальты, то позднее мозаики выкладываются более правильными рядами с постепенными переходами близких по тону кубиков.
Над главной дверью, ведущей из нартекса в храм, представлен император Лев Мудрый, распростертый перед троном Христа. Сцена напоминает о церемониях византийского двора, подробно описанных в сочинении византийского императора Константина Порфирородного. Лицо императора Льва портрет-но. Тяжелые складки богатых одежд следуют положению фигуры, но в кладке кубиков заметно усиление линейного начала.
Ретроспективные портреты (сделанные во второй половине 10 в.) императора Константина, подносящего Богоматери основанный им город, и Юстиниана с моделью храма Софии имеют некоторые, хотя и не столь ярко выраженные, индивидуальные отличия. Подобные сцены подношения получили впоследствии широкое распространение в искусстве Византии и связанных с ней стран.
Целая серия императорских портретов 11—12 веков расчищена в южной галерее храма: в них много условности при большом внимании к передаче различных деталей пышных многоцветных одежд. Однако и в наиболее поздних частях мозаик св. Софии лица не утрачивают объемной моделировки, фигуры сохраняют правильные пропорции. Полны глубокой одухотворенности лица богоматери и Иоанна Крестителя в композиции деисуса (деисус по-гречески — сцена моления) середины 12 века. Благородный аристократизм лица Христа в той же композиции далек от суровой строгости Пантократора (вседержителя) провинциальных памятников того же времени; все эти лица переданы с мягкой пластичностью.
Миниатюра 9—10 вв. Своеобразный классицизм константинопольской школы 10 века получил свое выражение и в области книжной миниатюры. К этому времени относится ряд рукописей, подражающих старым образцам или копирующих таковые. Среди них преобладают рукописные книги религиозного характера, но встречаются и рукописи светского содержания, как, например, «Топография» Косьмы Индикоплова. Большой известностью пользуются рукопись Григория Назианзина (№ 510) и особенно псалтырь (№ 139) из Парижской национальной библиотеки. Миниатюры Парижской псалтыри резко отличаются от тех, что украшают Хлудовскую: они написаны не на полях рукописи, а занимают целые листы кодекса и заключены в орнаментальные обрамления. Большое место отведено пейзажу, данному в перспективе, равно как и архитектурному фону. Часто используются аллегорические изображения, олицетворяющие реки, горы и т. п. Ночь, например, изображается в виде женщины с опрокинутым факелом и распростертым над головой покрывалом, Мелодия сидит рядом с царем Давидом, представленным в образе юного пастуха, играющего на лире.
Монументальная живопись 11—12 вв. В течение 11—12 веков усиливается спиритуалистический характер искусства. Фигуры утрачивают телесность, они помещаются вне реальной среды, на золотом фоне. Архитектурный пейзаж или ландшафт приобретают условный характер. Элементы живописности, существовавшие ранее, вытесняются линейным изображением. Колорит также становится условней.
Константинопольские мастера работали не только на территории самой столицы. Об этом свидетельствуют мозаики 11 века в церкви Успения (ныне разрушенные) в Никее и церкви в Дафни (близ Афин).
Мозаики церкви в Дафни. В Дафни можно наблюдать то органическое единство конструкции здания и его декоративного оформления, которое характерно для византийского искусства зрелого периода. Мозаики хорошо обозримы, так как они расположены в верхних частях здания; в нижней части стены украшены мраморными плитами. Каждая сцена с большим искусством вписана в отведенное для нее пространство.
Среди мозаик Дафни наиболее замечательны циклы мозаик с сюжетами из жизни Христа и богоматери. Трактовка фигур, позы, жесты, драпировка одежд свидетельствуют об использовании мастерами античных прототипов, но использовании творческом, подчиненном тому содержанию, которое художники вкладывали в изображенные ими сцены. Глубокая продуманность всей композиции, лаконичность в передаче сюжета, сдержанность жестов и тщательность в отборе деталей помогают сосредоточить внимание зрителя на внутренней характеристике участвующих лиц. Сдержанность трактовки не препятствует многообразию композиционных решений и характеристике персонажей. Утонченное мастерство рисунка сочетается в этих мозаиках с богатством цветовых оттенков и большой живописной культурой. Все это придает мозаикам Дафни особое очарование и красоту, свойственные всем произведениям настоящего искусства.
Мозаики церкви Луки в Фокиде. Совсем иную линию развития искусства отражают относящиеся почти к тому же времени мозаики церкви Луки в Фокиде. Они продолжают в известной мере ту народную традицию, которой были отмечены мозаики церкви св. Софии в Фессалониках. Грубоватые фигуры укороченных пропорций, графически переданные строго фронтальные лица с большими широко раскрытыми глазами, застывшие позы, ломаные складки одежд — все это придает провинциальный вид этому интересному памятнику. Множество единоличных изображений указывает на развитой культ святых: особое почитание местных святых, а также святых воинов характерно для идеологии феодального общества.
Миниатюра 11—12 вв. Относящаяся к тому же периоду книжная миниатюра стилистически близка к памятникам монументальной живописи. Появившийся в начале 11 века знаменитый Менологий (месяцеслов) Василия II (Ватиканская библиотека) далек от классицизма. Украшающие его миниатюры занимают часть страницы и органически связаны с великолепно написанным текстом и заглавными буквами. Легкие, как бы бесплотные фигуры святых выделяются на золотом фоне. Архитектурные формы обобщены и даны в значительно меньшем масштабе, чем фигуры, пейзаж условен и занимает минимальное место. Миниатюры переливаются яркими чистыми тонами — синим, красным, зеленым на золотом фоне. В этом направлении развивается украшение византийской книги в течение 11 — начале 12 века: изумительные по тонкости исполнения орнаментальные заставки и инициалы включают растительный и геометрический орнамент, фигурки птиц и животных, а иногда и людей. Особенно распространенным видом рукописных книг является Евангелие. Как правило, оно начинается с изображения евангелиста; текст часто сопровождается иллюстрациями основных, так называемых «праздничных», евангельских сцен. В некоторых, наиболее драгоценных, кодексах имеются и портретные изображения вкладчиков или заказчиков, чаще всего императоров или членов их семей.
Иконопись 10—12 вв. Наряду с монументальной, мозаичной и фресковой живописью в византийском искусстве 10—12 веков развивается и своеобразный вид станковой живописи — икона . Роль иконы, по-видимому, значительно возросла в послеиконоборческий период (9 в). Однако число дошедших до нас памятников этого времени весьма ограничено.
Техника писания икон восковыми красками, так называемая «энкаустика», в это время постепенно исчезла. Господствует яичная темпера. По левкасу наносился первоначальный контур изображения, который затем заполнялся основным — локальным тоном, поверх которого делались высветления, подрумяны и т. д.
Монументальное искусство оказало значительное воздействие на икону. В иконе часто встречаются архитектурные элементы (арки, колонны). Общее с монументальной живописью можно проследить также и в принципах построения композиции. Человеческая фигура господствует в иконе. Ландшафт и архитектурный фон передаются условно; число действующих лиц весьма ограничено. Композиция строится вокруг центральной по своему значению фигуры, обычно выделенной размерами.
Одним из наиболее выдающихся образцов иконописи является икона Григория Чудотворца из собрания Эрмитажа (12 в.). На первый взгляд она производит впечатление монументального мозаичного образа, выделяющегося на мерцающем золотом фоне. Глубокая одухотворенность, тонкий рисунок складок одежд, сдержанная красочная гамма, общее высокое качество исполнения дают основания для ее сближения с крупнейшим произведением этого вида искусства — иконой Владимирской Богоматери в Третьяковской галерее.
Икона эта была расчищена в 1918 году. Под множеством позднейших напластований были вскрыты реставраторами лики богоматери и Христа, принадлежащие руке византийского мастера первой половины 12 века. Несколько грустное, глубоко проникновенное выражение лица богоматери производит и поныне неотразимое впечатление. Лицо дано в темных оливковых тонах, местами оживленных розовато-коричневыми красками. Карминно-красными мазками отмечены губы и уголки глаз. Серьезный взор младенца обращен к матери; его лицо исполнено в более светлой, контрастирующей рядом с лицом матери красочной гамме.
При всем спиритуалистическом характере этого образа Владимирская Богоматерь глубоко человечна и эмоциональна. Она явилась образцом для многих позднейших воспроизведений и подражаний.

<<< Искусство Средних Веков. Византийское Искусство. Византийское искусство в 9—12 веках. Архитектура.

Искусство Средних Веков. Византийское Искусство. Византийское искусство в 9—12 веках. Художественные ремесла. >>>

Иллюстрации к разделу >>>

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *