Недавно в монастырь из Верх-Чикской библиотеки были на время переданы письма Светланы Козловой-Носиковой. Эта бабушка — родом из Верх-Чика, и по любви к родному селу проделала большую работу по поиску в областном архиве и в старых газетах сведений по истории Верх-Чика. В метрических книгах Верх-Чикской церкви она обнаружила имена служителей храма, проживавших в селе в начале XX века. Это священники Иродион Зяблицкий, Арсений Двинянинов, Василий Зудилов, Иоанн Туголуков. Диаконы Константин Разумов, Константин Павлов, церковники Фока Шенцевич, Феодор Третьяков. Псаломщики разных лет: Алексей Пашков, Иезекииль Введенский, Аркадий Вознесенский, Петр Фавстрицкий, Димитрий Паринов (скончался от брюшного тифа 3 декабря 1915 г. в возрасте 19 лет), Михаил Лазарев (скончался 22 января 1919 г. от чахотки в возрасте 28 лет).
Ровно сто лет назад, 18 февраля 1920 г. скончался от тифа в возрасте 31 года священник Иоанн Туголуков, был похоронен в церковной ограде.
О. Иоанн был женат на дочери священника Арсения Двинянинова Евдокии, их брак был заключен в 1912 г. Сестра о. Иоанна Мария Андреевна Туголукова была учительницей в сельской школе.

В 1913 г. вольнослушатель 5-го класса Томской Духовной Семинарии Иоанн Туголуков был рукоположен в сан диакона к Иннокентьевской церкви при семинарии (Томские епархиальные ведомости (далее – ТЭВ). 1913. №22. С. 512). В следующем, 1914 г. он был назначен диаконом к церкви села Локтевскаго, благочиния № 15, с разрешением выезжать в семинарию для окончания обучения (ТЕВ. 1914. №10. С. 142). 3 мая 1915 г. в Томском кафедральном соборе епископ Анатолий (Каменский) рукоположил окончившего семинарию диакона Иоанна в сан священника (ТЕВ. 1915. №10. С. 449).

В метрических книгах записи о совершенных крещениях и отпеваниях за подписью о. Иоанна встречаются в 1917-1918 гг. В 1919 г. записи уже идут за подписью о. Арсения Двинянинова. Возможно, о. Иоанн был переведен в другой храм или не служил в 1919 г. по какой-то другой причине
Уже в наше время некоторые бабушки – старожилы села вспоминают, что в детстве залезали в подпол под сельской амбулаторией (здание сельсовета и амбулатории построены на месте сгоревшего храма) и там видели две могилы. Возможно, одна из них и есть место захоронения о. Иоанна.

Подробнее об истории церкви с. Верх-Чик с 1917 по 1945 гг.

В одном из писем Светланы Козловой-Носиковой содержится дата, когда сгорело здание Верх-Чикской церкви, переоборудованное в клуб. Это произошло 17 декабря 1968 г., в понедельник, в клубе был в тот день выходной день.

Литература:
Козлова-Носикова С. Письма // Архив библиотеки дер. Верх-Чик Ордынского района Новосибирской области.
Иеромонах Симон (Истюков). Судьбы храмов и духовенства в селах, где ныне располагаются подворья Михаило-Архангельского мужского монастыря Новосибирской епархии, в период 1917–1945 гг. Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Судьбы православных общин в советской России (1917–1945 гг.)»
Лыков О. М. Ордынская хроника. Книга вторая. Трагедия и подвиг Ордынской земли. Новосибирск, 2010.

Иноки Михаило-Архангельского мужского монастыря первую страницу своей истории открыли в апреле 1996 года. По просьбе епископа Новосибирского и Бердского Сергия (Соколова, †2000) из Ивановской епархии были направлены два иеромонаха — Серафим (Остроумов) и Артемий (Снигур), для устроения монашеской общины. Место было выбрано в 120 км от Новосибирска в селе Малоирменка (бывшая Шубинка) на родине духовника Троице-Сергиевой Лавры архимандрита Наума (Байбородина).
В самый канун Пасхи 1996 года, в Великую субботу, грузовик с армейской палаткой и самым необходимым инвентарем, после пятидневного пути от Иванова до Новосибирска, прибыл на место, где промыслом Божиим надлежало быть монашеской общине. Первая Литургия в походном храме, устроенном из армейской палатки, была отслужена в эту же Пасхальную ночь.
С помощью местных жителей был найден фундамент разрушенного храма, а дети помогли раскопать его. Началось строительство храма. Внутри строящегося храма стояла та самая армейская палатка, в которой была отслужена первая Пасхальная служба. В палатке по воскресным дням совершалась Литургия, а в будни постоянно читался Псалтирь. Для жилья был отремонтирован старый деревянный магазин, срублена баня, построен хлев для скота.

19 июля 1997 года по представлению епископа Сергия Священный Синод утвердил открытие Михаило-Архангельской мужской обители в селе Малоирменка. Наместником был назначен иеромонах Артемий (Снигур) (ныне игумен).
Молодая обитель начала активно участвовать в жизни Новосибирской епархии. В соседнем селе Козиха ей передали гараж для сельхозтехники, построенный на месте разрушенного храма (также во имя Архистратига Божия Михаила). Этот гараж за год был перестроен в монашеский корпус с внутренним храмом. Средств было очень мало, и стены утепляли саманом, который делали из глины и соломы. Жили в небольшом помещении, ранее служившей кочегаркой.
В 1998 году Священный Синод утвердил открытие женского монастыря, и по общему решению его разместили в более устроенном месте — селе Малоирменка, а мужской монастырь был переведен в село Козиха, где наместник и братия монастыря продолжили свою деятельность по восстановлению храмов Ордынского района.

На десятилетие обители Высокопреосвященнейший архиепископ Новосибирский и Бердский Тихон освятил закладку нового храма во имя Святого Духа на территории монастыря. Этот храм будет копией Троицкого храма в Троице-Сергиевой Лавре, где почивают мощи преподобного Сергия.
У монастыря есть подворья:
Приход во имя святого равноапостольного князя Владимира (г. Новосибирск, Филатова, 14).
с. Верх-Ирмень – храм во имя святого пророка Илии.
с. Верх-Чик – церковь в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы.
с. Новый Шарап — храм в честь Рождества Христова.
с. Красный Яр — храм во имя святого благоверного князя Александра Невского.
с. Петровское — храм во имя первоверховных апостолов Петра и Павла.
с. Новошилово – храм в честь иконы Божией Матери «Спорительница хлебов».

Мужской монастырь в селе Козиха был основан в 1997 году.

Фото: Влад КОМЯКОВ

Михаило-Архангельский мужской монастырь в деревне Козиха Ордынского района — место особенное для православных верующих. В 2017 году монастырю исполняется 20 лет. За это время на обломках совхоза, среди полуразрушенных складов и ремонтных мастерских появился храм, помещение для келий и большое фермерское хозяйство с коровами, лошадьми, курами, яблоневым садом и даже собственным прудом.

«С молитвой работается легче», — говорят в монастыре.

Фото: Влад КОМЯКОВ

Секрет успешного возрождения хозяйства нам выдал первый же встречный — один из послушников монастыря. Здоровяк-бородач с широченной спиной чистил ломиком коровник. Смерзшаяся грязь откалывалась большими кусками и разлеталась в разные стороны.

— Главное в монастыре — не забывать молиться, — говорит послушник. — С молитвой и работается легче — вон как все поддается. А если не молиться, то тяжело и работать, и жить будет.

Среди монахов есть даже физик-ядерщик, выпускник МФТИ.

Фото: Влад КОМЯКОВ

Всего в монастыре живут и трудятся около 30 человек. Есть среди них даже физик-ядерщик, выпускник престижнейшего МФТИ, ученый, которому светила карьера в лучших университетах мира, но он избрал для себя другой путь. В келью к нему нас, правда, так и не пустили: говорят, большое внимание мирян не на пользу монашеству. Все-таки монах — это человек, который идет на духовный подвиг, а не для того чтобы светиться в прессе.

Владыка Павел показывает монастырский храм, который разместился в здании бывшей ремонтно-тракторнкой мастерской.

Фото: Влад КОМЯКОВ

Кажется, здесь все время что-то переделывается и достраивается. Храм, служивший когда-то помещением для местной ремонтно-тракторной мастерской, постоянно меняется и ремонтируется.

— Здесь стояли трактора, вон там были большие ворота, через которые сюда на ремонт заезжала техника. — Владыка Павел, епископ Колыванский, викарий Новосибирской епархии, стоя возле алтаря, показывает рукой в сторону. — Потом, с развалом Советского Союза, здесь все пришло в упадок, и в итоге нам передали это здание. Мы его перестроили и стали служить.

В большом монастырском хозяйстве есть даже пара лошадей-тяжеловесов.

Фото: Влад КОМЯКОВ

Со стороны может показаться, что монастырь — обыкновенное фермерское хозяйство, сельскохозяйственное предприятие широкого спектра. Здесь занимаются и пчеловодством, и животноводством, и даже рыбоводством. В нескольких километрах от монастыря есть пруд, в котором монахи разводят карпов. Особая гордость монастырского хозяйства — дикие утки, которые прижились на пруду. Когда в округе охотники активно отстреливают дичь, можно найти спасение в тишине и спокойствии закрытого монастырского водоема. Утиная семья живет здесь уже в нескольких поколениях.

В первое время монастырские здания активно отстраивались, и послушникам приходилось просыпаться в 3.45.

Фото: Влад КОМЯКОВ

Но первое впечатление обманчиво: все «работники» данного «предприятия» живут по жесткому уставу, регламентирующему каждую минуту жизни. День в монастыре начинается с молебна в 6 часов утра и заканчивается отбоем в 11 часов вечера. Но это еще смягченный вариант распорядка: в конце 1990-х годов подъем был в 4.40 (а несколько месяцев, когда шла стройка храма, — даже в 3.45. — Прим. авт.).

Такие жесткие условия способен выдержать далеко не каждый — неудивительно, что периодически часть послушников покидают стены монастыря. Но те, кто остается, с улыбкой говорят, что подобной радости, которую они испытывают здесь, в миру просто не бывает.

Владыка Павел в миру работал инженером на военном заводе.

Фото: Влад КОМЯКОВ

— Я когда-то был инженером по радиолектронике, работал на военном заводе в закрытом городе, — поведал свою историю владыка Павел. — Достойная зарплата, серьезные перспективы. Однажды меня вызвал к себе главный технолог и сказал: «Вас видели в храме в соседнем городе. Это, конечно, ваше личное дело, но мне хотелось бы знать ваши дальнейшие планы». Я ответил, что не желаю связывать свою жизнь с военным производством. Когда впервые приехал сюда, тут было все очень бедно: саманные стены, некрашеный пол, деревянные нары… Все в ватниках, валенках, удобства на улице. Но мне здесь все очень понравилось. Почему? Это то, о чем я мечтал с детства и искал всю жизнь. Все лишнее, что было: деньги, вещи — все отдаешь и получаешь большую духовную свободу. И от этого такая радость… Я ее даже сначала не понимал. В миру такой радости не бывает.

Одно из первых чудес в истории монастыря — обретение Иверской иконы Пресвятой Богородицы.

Фото: Влад КОМЯКОВ

Несмотря на то что монастырь в Козихе пока еще достаточно молод, у него уже есть свои чудесные истории. Например, обретение Иверской иконы Пресвятой Богородицы. Это список с оригинала, хранящегося на горе Афон в Греции. икона была написана в начала прошлого века и находилась в храме в селе Решеты Кочковского района. С приходом советской власти храм был уничтожен, а икону применяли в домашнем хозяйстве в качестве гнета для приготовления квашеной капусты. Спустя какое-то время соседи выменяли ее у «хозяйственных» владельцев, но лик Богородицы на иконе потускнел, и никому не удавалось отмыть образ.

После того, перед иконой начали молиться, лик Богородицы проявился.

Фото: Влад КОМЯКОВ

— Новая хозяйка стала молиться перед иконой, и постепенно изображение на образе стало проявляться — в течение нескольких месяцев лик полностью восстановился, — рассказывает владыка Павел. — Потом хозяйка умерла, и икона досталась в наследство ее племяннице. Многие священники просили передать ее для их приходов, но женщина всем отказывала. Представителям нашего монастыря удалось уговорить хозяйку дать ее на две недели в наш храм. Все две недели мы усердно молились, чтобы женщина оставила икону здесь, и в итоге она нам ее подарила. Каждый день мы начинаем с молитвы Богородице. Наш храм общедоступен для всех — любой верующий с 8 часов утра и до 8 часов вечера может зайти и помолиться.

Отец Антоний — главный монастырский пекарь — топит русскую печь для приготовления хлеба.

Фото: Влад КОМЯКОВ

Пожалуй, самое ароматное помещение — это монастырская пекарня. Хлеб здесь выпекается по старым добрым традициям — без дрожжей, в русской печи. За один раз получается около 40 булок вкуснейшего хлеба, один только запах которого сводит с ума.

— Сначала я закладываю в топку березовые дрова и развожу огонь, который постепенно прогревает кирпичный свод, — поделился главный пекарь монастыря отец Антоний. — Когда дрова прогорают, разравниваю внутри угли, закладываю хлеб — и спустя примерно час он готов. Главное — прогреть все кирпичи.

Традиционная пасхальная кулинария для монастыря — дело вторичное. Главное — службы накануне праздника.

Фото: Влад КОМЯКОВ

— Для нас Пасха — это прежде всего духовный праздник, — продолжает епископ Павел. — Перед ней — Страстная седмица, это очень волнительные службы. Потом — всенощное бдение, служба идет всю ночь. А потом уже трапеза… Кулинария — общая для всех, для нас этот вопрос уже вторичен. На столе традиционно крашеные яйца, куличи, селедка под шубой, рыбный супчик.

— Кагор дозволяется?

— У нас сухой закон, мы вообще ничего не пьем. В этом нет необходимости, нам и так весело на душе (улыбается).

Среди послушников монастыря есть даже туркмены и таджики.

Фото: Влад КОМЯКОВ

Среди послушников монастыря — люди разных национальностей, есть даже туркмены и таджики. Принимая постриг, человек отрекается от всего, что было с ним в прошлом, — даже от собственного имени и дает три обета — послушания, нестяжания и целомудрия.

— Если в монастырь поступает тот, кто не может себя реализовать в миру, то из него и здесь ничего не получится, — утверждает викарий Павел. — В монастырь должен уходить тот, кому есть от чего отречься. А когда к нам приходит человек, который «отрекается» от кредитов, мы понимаем, что он все равно здесь не задержится…

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *