Козы и овцы имеют буквально идентичный спектр звуков в рамках «ме». Можете полюбоваться в данном видео. Что же касается «утверждённого» мнения, то оно чаще всего сходится на том, что овцы говорят «бе», а козы «ме». Козы и овцы: есть ли различия звуков? Многие люди часто задаются вопросом – коза издает звук «Ме-е-е-е» или «Бе-е-е-е-е». Если вам также интересен вопрос, тогда попробуем разобраться в нем. Вообще принято считать, что козы «говорят» «Ме», а звук «Бе» — это. 2/25/ · Интонация и протяжность зависит от состояния и настроения, а также от пола, так как у самцов голос грубее и более приглушенный.5/5(1). Полорогие обладают спектром близких звуков в рамках сонорной согласной «м». Почти все представители, помимо коз и баранов, имеют спектр звуков разным тембром в рамках «му». Козы и овцы имеют буквально идентичный. Что же касается «утверждённого» мнения, то оно чаще всего сходится на том, что. Полорогие обладают спектром близких звуков в рамках сонорной согласной «м». Почти все представители, помимо коз и баранов, имеют спектр звуков.

Посетивший СССР Никсон спросил у Брежнева, почему советские рабочие не бастуют. Вместо ответа Брежнев повез Никсона на завод и там обратился к рабочим:
С завтрашнего дня вам будет:
– уменьшена зарплата! (аплодисменты);
– и увеличен рабочий день! (аплодисменты);
– каждого десятого будут вешать! (Аплодисменты, вопрос из толпы: «Веревку свою приносить или профком обеспечит»?).
Советский анекдот над которым все дружно смеялись…

Жил-был пастух, у которого было большое стадо овец.

Каждый день он забивал на продажу одну овцу из стада, но овцы доставляли ему много беспокойства – овца, которую он собирался убить, чувствуя это начинала отчаянно сопротивляться, и её крики пугали других, и они разбегались по лесу перед каждым забоем, и ему приходилось тратить очень много времени на то, чтобы каждый раз ловить новую овцу и снова собрать стадо.

Тогда пастух придумал такую хитрость – он поговорил с каждой овцой наедине, и каждой внушил что-то своё.

Одним он сказал: «Ты не овца, ты такой же человек, как и я. Тебе нечего бояться, ведь я убиваю только овец, но ты единственный человек в этом стаде и значит – мой лучший друг».

Другим он говорил: «Почему ты убегаешь от меня, как другие овцы. Ты же львица и тебе нечего бояться. Я убиваю только овец, а ты мой друг».

Третьим он внушил: «Послушай, ты не овца, ты волчица. Волчица, которую я уважаю. Я, как и раньше, буду продолжать убивать ежедневно одну овцу из стада, но волчице, моему лучшему другу, нечего бояться».

Таким образом, он внушил каждой из овец, что она не овца, а совершенно другое животное, которое отличается от всех остальных овец в стаде.

После этого разговора поведение овец полностью изменилось – они совершенно спокойно паслись и больше никогда не убегали в лес.

И когда пастух убивал очередную овцу, они думали: «Ну вот, убили еще одну овцу, а мне – льву/волку/человеку/лучшему другу пастуха – нечего бояться».

И даже овцы, которых он убивал, перестали сопротивляться.

Он просто подходил к одной из них и говорил: «О, мой лучший друг, мы давно не общались. Пойдем ко мне на двор. Мне нужно с тобой посоветоваться по поводу стада».

И овца с гордостью шла за пастухом на двор. И там он действительно спрашивал у своего «лучшего друга», как идут дела в стаде. И жертва с радостью рассказывала ему обо всём…

А потом пастух убивал её, и овца даже ничего не успевала понять.

А пастух был очень доволен – он высоко поднял самооценку каждой из овец, в итоге они перестали забивать себе голову мыслями о неизбежной смерти, стали менее невротичны, наслаждались жизнью и спокойно щипали траву, в результате чего даже их мясо стало значительно вкуснее.

На протяжении многих лет пастух легко управлялся с огромным стадом, и самое интересное, что остальные овцы даже стали ему помогать – если какая-нибудь слишком сообразительная овца начинала догадываться об истинном положении вещей, то остальные овцы (то есть львы-люди-волки-лучшие друзья пастуха) сообщали ему о поведении этой овцы, и на уже на следующий день пастух с удовольствием её забивал…

Мораль сей притчи такова: стадо есть стадо, как ни назови тех, кто в нём состоит, а овцы боящиеся волков и всяких других внешних врагов – лёгкая добыча пастухов…

Жил-был Мужик с Женой в былые времена.
Бедна их жизнь была, убога и скудна.
К тому ж Баран с Козой кормились у людей,
Но были всё равно некормленных худей.

Сказал однажды Муж: «Гляди, Жена, сама:
На сено денег нет, а вскорости зима…
Барана и Козу нам прокормить невмочь.
Впустую ведь едят, пускай уходят прочь!»

Не спорила Жена: «Пускай, давно пора.
Согласна я взашей согнать их со двора.
Чему на свете быть, того не миновать!
Уж сколько кормим их, а не видать добра!»

А что Баран с Козой, бедняги из бедняг!
Хозяин порешил, и, значит, будет так.
Несчастные, пошив один большой мешок,
Пустились в путь — куда укажет посошок.

Идут они молчком — какие тут слова!
В глазах у них темно, не радует трава.
Как долго шли они — про то Аллаху знать —
Вдруг около тропы — глядь! — волчья голова!

Боятся подойти, ведь робок нрав у них.
Баран пуглив, Коза — трусиха из трусих,
Стоят у головы, дрожмя дрожат кусты,
Друг другу говорят: «Хватай!» — «Нет, лучше ты!»

«Ты, дядюшка Баран,— твердит Коза,— сильней».
Баран твердит: «Зато ты, борода, смелей».
Чтоб страшную башку да за уши поднять,
Где им отваги взять, где храбрости занять?!

Долгонько так они и мялись и тряслись,
В конце концов взялись и с духом собрались,
За оба уха враз подняли страшный груз,
Раскрыли свой мешок и опустили вниз.

Опять пошли они. Конца дороги нет.
Вдруг видят: средь стволов горит какой-то свет.
Сказал Баран Козе, бредущей по пятам:
«Давай, Коза, пойдём и заночуем там.

Волкам-то ведь к огню никак не подойти,
Зубастым у костра никак нас не найти».
Усталая Коза с Бараном заодно:
«Что ж, милый друг, идём, поскольку решено».

Баран с Козой к огню приблизились сквозь мрак,
И оторопь взяла несчастных бедолаг:
Там волки вкруг костра расселись на земле,
Для варева вода кипит в большом котле.

Стоять Баран с Козой остались, не спеша,
Да в чём у горемык и держится душа?
«Приветствуем, друзья! Небось не ждали нас?» —
Сказали всё ж, себя приободрить спеша.

Коза да с ней Баран! Вот радость-то волкам!
Явился к очагу желанный ужин сам!
«Обоих сгложим враз! Какая красота!
И мясо на зубок, и каша не пуста!»

Но говорит Коза: «Друзья, зачем тужить;
Мы мясом можем всем на славу удружить!
Чего глядишь, Баран? Достань-ка из мешка
Припас, ты что, забыл? Там волчья есть башка».

Лишь вынул из мешка свой страшный груз Баран,
Опешил волчий стан — поплыл в глазах туман.
Коза, тотчас поняв, что взял волков испуг,
За словом, осердясь, не лезет вновь в карман.

Коза Барану тут как закричала: «Ме-е!
Ведь дюжина была голов у нас в суме-е!
Не можешь разве счесть гостей, глупец Баран,
Башку-то покрупней достань скорей, болван!»

Смекнув, что без труда получится обман,
Вновь споро из мешка башку извлёк Баран.
Пришла к волкам беда: не шутит ведь Коза!
Трясутся, пасть раскрыв и выпучив глаза.

Не нужен ужин им и не нужна еда,
Одна лишь мысль у них: куда сбежать, куда?
Напасть пришла к волкам, ох, Господи, прости!
Как от напасти той им ноги унести?!

Поднялся с места вдруг огромный старый волк,
Седой, бывалый волк, и в жизни знавший толк,
Сказал: «Я принесу в котёл ещё воды,
Сгорит ведь ужин наш и пропадут труды».
Волчище так сказал и канул в лес. Привет!
Все ждут-пождут: воды и волка нет как нет.
Уже устали ждать — сгустилась ночь вокруг,
А волка-главаря как есть простыл и след.

Оставшихся волков объемлет вновь испуг,
Теперь вожак сбежал, покинув тесный круг.
Сказал другой: «Куда же делся водонос?
Пойду его искать»,— и ноги в лес унёс.

Сбежал, понятно… Но осталась стая ждать,
Хотя для всех нашёл он повод убежать.
Исчез и следопыт, опять часы идут,
Чего здесь ждать ещё? А волки ждут и ждут.

Так от напасти злой гуськом за волком волк
В великом страхе в лес чуть ноги уволок…
Вздохнули без забот Коза и наш Баран,
Когда свободен стал зловещий волчий стан.

У жаркого огня уселись, развалясь,
И каши вдосталь из котла наелись, не таясь.
Насытясь, от костра не вздумали вставать,
Вблизи огня в тепле остались ночевать.

Там выспались они и с утренней зарёй,
Мешок свой захватив с волчиной головой,
По лесу путь продожили друзья.
Пускай! Завершена история моя!

Перевод Р.Бухараева

Оригинал на татарском: Кәҗә белән Сарык хикәясе

Это очень грустно, если вас выбрали козлом отпущения. Выбрали – значит хотят свалить чужую вину на вас. Выражение стало настолько привычным, настолько понятным, что вроде и не требует какого-то дополнительного объяснения.

Но как и откуда к нам пришёл этот фразеологизм? Всё началось в древней Иудее, задолго до появления христианства, а возникло выражение из-за языческих обрядов, которые были связаны с жертвоприношениями животных.

Если верить летописным рассказам, древние евреи каждый год совершали обряд отпущения грехов. Для этого приводили двух козлов. С одним поступали не очень гуманно – его приносили в жертву богам, а другого отпускали на свободу или, скорее, выгоняли в пустыню, предварительно «возложив на него руки», тем самым как бы перекладывая на него все свои грехи. По сути, происходила своего рода индульгенция без исповеди и покаяния.

Ещё по одной версии, козла могли сбросить со скалы – тоже как бы «отпускали». Козёл уносил все грехи с собой, и потому также именовался козлом отпущения.

Вели Холопайнен, за плечами которого успешная журналистская карьера, любит путешествовать по извилистым дорогам финского языка, и они порой приводят его в скрытые от привычного взгляда, потаенные места. Недавно он порадовал своих подписчиков в Твиттере, рассказав о финских глаголах, которые так или иначе связаны с животным миром (Вели Холопайнен в Твиттере: @VeliHolopainen).

Он сделал выборку из тех финских глаголов, неопределенная форма которых содержит название какого-либо животного или птицы. Например, в корне глагола jänistää (янистяя) –струсить, испугаться есть существительное jänis (янис) – «заяц». В финском глаголе pyytää (пюютяя) – «ловить, отлавливать» – спряталось существительное pyy (пюю) – это любимый финскими охотниками «рябчик», а глагол pukata (пуката) – «толкать», например, толкать футбольный мяч – берет начало от существительного pukki (пукки) – «козел», который, как известно, может бодаться, идти напролом и даже атаковать.

Кстати сказать, Pukki – это по совпадению и фамилия финской футбольной звезды Теему Пукки, который известен своими быстрыми атаками на футбольном поле.

Комплексные производные

Финский футболист Теему Пукки (в желтой рубашке) метким ударом забивает мяч в сетку ворот противника во время матча Norwich City – Stoke City. Финский глагол pukata (пуката), означающий толкать и часто используемый футбольными комментаторами, имеет в корне слово pukki (пукки) – козел, а по совпадению пукки также фамилия известного финского футболиста Теему Пукки.Фото: Карл Ресайн/Reuters/Lehtikuva

Однако «животная» сторона финского языка – непростой орешек. «Так как финны и их повседневная жизнь прочно связаны с окружающей природой, то заманчиво было бы сделать вывод о том, что финские глаголы и названия животных имеют одинаковую этимологию, но это не всегда так», – говорит Улла-Майя Форсберг, директор Института языков Финляндии.

Как считает Улла-Майя Форсберг, в финском может быть даже больше, чем в других языках, омонимов, т.е. слов, одинаковых по звучанию и написанию, но разных по лексическому значению.

«В финском языке есть много производных слов, которые мы получаем из одного корня, но у которых могут быть разные значения, – поясняет Улла-Майя. – Поэтому может показаться, что все эти слова с включением названий животных связаны друг с другом».

Внешняя схожесть обманчива

У финских слов poro (поро) – «северный олень» и porottaa (пороттаа) – «жечь, освещать», на первый взгляд, одна основа, но, на самом деле, они не связаны друг с другом. Хотя если посмотреть на эту фотографию, то здесь и солнце, и олени оказались связанными в единую композицию: под лучами яркого солнца рядом с хельсинкской библиотекой Oodi расположились северные олени работы скульптора Тимо Хейно. Фото: Мартти Кайнулайнен/ Lehtikuva

В финском языке, действительно, есть много слов, в которых прослеживаются анималистические названия, но правда состоит в том, что ничего общего эти слова с животными или птицами все-таки не имеют. К примеру, в глаголе varistaa (варистаа) «стряхнуть» мы видим слово varis (варис) – «ворона», но этимология этого глагола совсем иная. В другом финском глаголе hirvittää (хирвиттяя) – «приходить в ужас, бояться» фигурирует слово hirvi (хирви) – «лось». И хотя лось – очень распространенный обитатель финских лесов, тем не менее, происхождение этого глагола не имеет к нему отношения.

В еще одном финском глаголе porottaa (пороттаа) – «жечь, светить, припекать» – также присутствует типичный представитель финской фауны: poro (поро) – «северный олень». Несмотря на это, и у этого глагола нет связи с животным миром. А вот про то, что солнце сильно припекает, по-фински можно сказать, используя именно глагол porottaa: Aurinko porottaa (Ауринко пороттаа).

Глаголы kanavoida (канавойда) и emuloida (эмулойда) также могут ввести в заблуждение, так как в них обманчиво видятся представители пернатых: в глаголе kanavoida – kana (кана), т.е. «курица», в глаголе emuloida – emu (эму), т.е. «страус». На самом деле, оба глагола – заимствования из английского языка: kanavoida – «проложить или провести канал» происходит от английского canal, channel, означающего «канал», а emuloida, происходит от английского emulate, означающего «копировать» или «имитировать функции другого объекта».

(Текст продолжается после таблицы.)

Анималистические глаголы

Название животного или птицы на финском языке Название животного или птицы на русском языке Финский глагол Значение глагола на русском языке Происхождение
ahma
(ахма)
росомаха ahmaista (ахмайста) быстро проглатывать пищу, пожирать глагол происходит от названия животного
hirvi
(хирви)
лось hirvittää
(хирвиттяя)
ужасаться, пугаться омоним (в корне глагола по случайному совпадению одинаковое по звучанию и написанию слово, обозначающее животное)
hukka
(хукка)
волк hukata
(хуката)
терять название животного происходит от глагола
jänis
(янис)
заяц jänistää
(янистяя)
трусить, бояться глагол берет начало от названия животного
karhu
(карху)
медведь karhuta
(кархута)
напоминать об оплате, требовать оплату глагол происходит от названия животного, заимствованное слово
katka
(катка)
ракообразное животное katkaista (каткайста) отрезать, отрубать название животного происходит от глагола
kettu
(кетту)
лиса kettuilla (кеттуйлла) поддразнивать, надсмехаться раздражать

эвфемизм

kotka
(котка)
орел kotkata
(котката)
захватить, зажать название птицы происходит от глагола
kurki
(курки)
журавль kurkistaa (куркистаа) заглядывать, подглядывать омоним
kyy
(кюю)
змея, гадюка kyyditä
(кююдитя)
везти, подвозить омоним
poro
(поро)
северный олень porottaa (пороттаа) сиять, жечь омоним
pukki
(пукки)
козел pukata
(пуката)
толкать, бодаться глагол происходит от названия животного
pyy
(пюю)
рябчик pyytää
(пюютяя)

просить, ловить, охотиться

глагол происходит от названия птицы
repo
(репо)
лиса repostella (репостелла) критиковать омоним
saivare
(сайваре)
вошь, гнида saivarrella (сайваррелла) придираться по мелочам, занудствовать глагол происходит от названия насекомого
varis
(варис)
ворона varistaa (варистаа) стряхнуть омоним

Названия животных и птиц присутствуют в очень многих финских словах и идиоматических выражениях, поэтому, как это неудивительно, но именно представители финской фауны помогут вам освоить новые высоты в финском языке. Например, выражение ketunhäntä kainalossa (кетунхянтя кайналосса), что буквально означает «хвост лисы в подмышке», описывает человека хитрого, с нечестными замыслами. А если вы оказались jäniksen selässä (яниксен селясся), т.е. «на закорках у зайца», это означает, что вы в спешке, торопитесь.

Финская Лапландия, находящаяся на севере Финляндии и занимающая треть ее территории, – страна обетования и рай для северных оленей. В Финляндии говорят, что любое расстояние можно измерить в особой единице – poronkusema (поронкусема), которая приравнивается примерно к 7,5 км. Северный олень не может ходить и мочиться одновременно, и именно это расстояние – максимум 7,5 км – олень может пройти, не останавливаясь. Знание этой единицы не только поможет вам в освоении финского языка, но еще и сориентирует вас на местности в случае, когда вам скажут, что ближайший бар, магазин, заправка находятся на расстоянии десяти poronkusema.

И еще – если вы попадете на финский север и вам улыбнется удача, вы сможете увидеть чудо: revontulet (ревонтулет), что в буквальном переводе означает лисьи огни – именно так по-фински называется северное сияние.

Текст: Карина Чела, июль 2019 г.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *