На глазах у всей России президент принес клятву защищать страну и соблюдать Конституцию. Мы решили узнать, насколько серьезно граждане относятся к этому обряду.
Евгений Михайлов, губернатор Псковской области. Сейчас мне достаточно просто слова. Даже не клятвенного, а обычного слова, которым скрепляются все обязательства. Клятвы от меня давно никто не требует. Да и несерьезно это было бы с моей стороны.
Александр Музыкантский, министр правительства Москвы. Последний раз я клялся, когда вступал в пионеры. Сейчас не божусь, даже когда начальство отчитывает. Ему лучше на глаза не попадаться, чем заверять обещаниями и прибавлять: «Ей-богу!» «Клянусь» — это слово из прошлого. Его, наверное, только президент и произносит.
Олег Сысуев, первый зампредседателя совета Альфа-банка. Четыре года назад я клялся на уставе города Самары. Тогда меня во второй раз избрали мэром. А по жизни я почти не клянусь — по крайней мере, всячески стараюсь избегать этого. Может, потому, что серьезно отношусь к слову. И потом, а вдруг не выполню обещание!
Александр Вешняков, председатель Центризбиркома. Сейчас я вообще не клянусь. И, кажется, с тех времен, когда меня принимали в пионеры, давать клятву мне не приходилось. Но если бы пришлось, то, наверное, я бы поклялся своим именем.
Людмила Нарусова, председатель политического консультационного совета Санкт-Петербурга. Я клялась только раз в жизни — перед алтарем, когда венчалась со своим мужем. Я поклялась быть с ним и в радости, и в горести. И эту клятву я выдержала.
Майкл Макфолл, бывший советник президента США Клинтона по России. Мы, американцы, клянемся и божимся так часто, что сами этого не замечаем. Мы говорим: «Oh, my God!» И у нас эти слова лишены сакрального смысла и не тяготят душу, как вам, русским. В последний раз я сказал «Oh, my God!», когда обещал наказать своего ребенка за то, что он не хотел идти в школу.
Лев Лещенко, народный артист России. Я могу поклясться только своим именем или репутацией, безупречной службой своему отечеству в течение многих лет. Но я никогда не скажу женщине: «Клянусь тебя любить вечно». Это глупо. А на месте Путина я бы серьезно задумался, на чем клясться.
Виктор Коклюшкин, писатель-сатирик. Думаю, что у меня даже в торжественный момент все равно получилось бы что-нибудь непечатное. Вот если бы меня избрали президентом, я бы не стал возлагать руку на Конституцию, а просто сказал: «Ребята, сукой буду, при мне все будет хорошо!» К сожалению, сейчас клятве придается такой же смысл, как и матерщине. Если все перевести на нормальный язык, то получится полная бессмыслица.
Николай Козицын, атаман Всевеликого войска Донского. В 1992 году, после войны в Приднестровье, я дал себе клятву не совершать деяний, неугодных Господу, и не поступать против совести. И вот уже восемь лет держу это слово.
Юрий Бондарев, писатель. У меня своя молитва, и я ей верю. Ее можно назвать даже клятвой. В любом случае я обращаюсь к высшим, запредельным силам, в которые верю. Это как бы часть суеверия. А я, бесспорно, суеверен. Мы на фронте перед боем даже не брились и не надевали чистые рубашки.

Елена Малышева, ведущая телепрограммы «Здоровье». Я клятву Гиппократа давала и клятву верности своему мужу и ни одной клятвы не нарушила. Детьми клясться нехорошо, но если бы Путин поклялся, что его детям и всем детям жить будет легко, свободно и радостно, то мы бы жили припеваючи.
Владимир Сергеенков, губернатор Кировской области. Мальчиком я кровью клялся бить фашистов. Мне три года было, когда война началась. А недавно давал клятву губернатора, положив правую руку на устав Кировской области.
Геннадий Кулик, зампредседателя комитета Госдумы по бюджету. Самое дорогое, что у меня есть,— внук, и однажды мне пришлось им поклясться. Это было только один раз, потому что я вообще-то не люблю всякие клятвы.
Сергей Станкевич, бывший советник президента России. Клясться — смертный грех. Я приносил только клятву юного пионера и воинскую присягу. Но это ритуал, это Бог простит. То же самое клятва президента. И хочется, чтобы он не ограничился ритуалом, а присягнул мысленно, в душе. Редко у кого появляется шанс дать такую клятву. Так пусть она будет иметь исторические последствия.
Эдуард Успенский, писатель. Мальчишкой я зуб давал. А сейчас ничем не клянусь. Я человек серьезный, мне и так все верят, достаточно моего слова. А клянутся, наверное, те, кому не верят.
Георгий Данелия, режиссер. Раньше мамой клялся, а теперь ее памятью. В школе, помню, были грубоватые клятвы вроде «падлой буду». Теперь я редко клянусь, чаще про себя, не вслух. Когда у меня умер сын, я поклялся, что не помру, пока его дочек на ноги не поставлю.
Федор Черенков, тренер «Спартака». Один раз я клялся на военных сборах, а еще когда был пионером и потом комсомольцем. Но сейчас не клянусь, не знаю почему.
Дамир Хизатуллин, заместитель муфтия Духовного управления мусульман России. Мы говорим: «Ва Аллахи!» Это всеобъемлющее слово, оно означает и «ей-богу», и «Аллах свидетель», и «клянусь». Человек обычно так говорит, когда искренне уверен в своих словах. Нарушение такой клятвы — страшный грех.
Андрей Донских, председатель правления Московского кредитного банка. Не помню такого. Если я что-то обещаю, то от меня не требуют никаких клятв. И опыта клясться ни на Библии, ни тем более на Конституции у меня нет. Мне достаточно репутации — она меня еще никогда не подводила.
Александр Лебедев, президент Национального резервного банка. Я не клянусь: я же не занимаю таких ответственных государственных постов, чтобы клятвы давать. Я не президент, чтобы обещать лечь на рельсы, и не Геращенко, который руку на отсечение давал, что курс рубля будет стабильным, как раз перед «черным вторником».

Клятва в исламе

Клятва – это торжественное обещание выполнения чего-то, или невыполнения. В обычных условиях, при отсутствии крайней необходимости не следует прибегать к клятвам. Необходимо оберегать свой язык от привычки постоянно клясться, основываясь всегда на простоте и честности.

Однако иногда, в очень важных и тонких вопросах возникает необходимость принести клятву. В этом случае клятва служит подкреплением честности наших слов. Что же касается привычки клясться по любому поводу, то это является макрухом.

Существует три вида клятв

  1. Непреднамеренные клятвы

Эти клятвы именуются термином «лягв», упоминаемом в Коране. За эти клятвы на человека не возлагается какой-либо ответственности. Аллах Всевышний сказал в Коране:

«Аллах не призовет вас к ответу за непреднамеренные клятвы, но призовет вас к ответу за то, что приобрели ваши сердца. Аллах – Прощающий, Выдержанный» (аль-Бакара 2/225).

Непреднамеренная клятва, произнесенная непроизвольно не может считаться полноценной клятвой. Так как эта клятва делается не для того, чтобы подтвердить правильность чего-либо. Эта клятва состоит из слов, случайно слетевших с языка. Искуплением за такие клятвы, является избегание их впредь.

  1. Клятвы, подкрепляющие сообщения о событиях прошлого.

На языке фикха этот вид клятв именуется термином «гамус», например, когда кто-то говорит: «Клянусь Аллахом, я сделал такое-то дело» или «Клянусь Аллахом, я не видел того человека». Доказательством того, что этот вид является действительными клятвами, с точки зрения шариата, является следующий аят: «Они клянутся Аллахом, что ничего не говорили» (ат-Тауба 9/74).

  1. Клятвы, направленные на то, что произойдет в будущем

На языке фикха этот вид клятв именуется «мунакит». Например, такие слова: «Клянусь Аллахом я сделаю такое-то дело» или «Клянусь Аллахом я никогда не войду туда». Так же примером этому виду клятв могут служить следующие слова посланника Аллаха (салаллаху алейхи ва саллям): «Клянусь Аллахом, я буду воевать с Курайшитами» (Абу Давуд, 3285).

Как мы уже сказали, непреднамеренные клятвы не требуют искупления.

Что же касается двух других видов, то любая ложная клятва, касающаяся прошлого или будущего, требуют искупления, которое является приказом Аллаха и фардом.

Искупая ложную клятву необходимо накормить или одеть десять бедняков.

Человек волен выбрать любой из этих видов искупления. Если же человек не в состоянии выполнить ничего из этого, то за каждую нарушенную или ложную клятву следует соблюдать трехдневный пост.

■ Воспитание

► В Белгородском юридическом институте МВД России им. И.Д. Путилина состоялось торжественное мероприятие, посвященное приведению к присяге сотрудника органов внутренних дел курсантов и слушателей ведомственного вуза.


Клятвенную речь произнесли более 460 человек. Они пообещали с честью исполнять служебный долг, быть достойными гражданами и патриотами России.

В торжественной церемонии приняли участие почетные гости. Начальник УМВД России по Белгородской области генерал-майор полиции Василий Умнов поздравил первокурсников и слушателей со знаменательным событием, отметив, что они выбрали непростую, но почетную миссию — служить закону и защищать правопорядок. Став полноправными сотрудниками органов внутренних дел, они взяли на себя большую ответственность.

Впереди молодых стражей порядка ждет сложная, но интересная работа. Василий Петрович пожелал курсантам и слушателям вуза ответственно подходить к обучению, быть настойчивыми в достижении поставленных целей и стать достойными продолжателями лучших традиций органов внутренних дел.

ФОТО ПРЕСС-СЛУЖБЫ УМВД ПО БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ

Теги: 42(1830)Безопасность[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *