В Типиконах Иерусалимского устава о времени К. сообщается в отдельной рубрике (см. гл. 22 совр. Типикона). Согласно ранним редакциям (напр.: Sinait. gr. 1094, XII-XIII вв.- см.: Lossky. Typicon. P. 148), а также первопечатному греческому Типикону 1545 г., К. предписывается совершать на вечерне на «Господи, воззвах», в начале утрени, на 9-й песни канона, на непорочнах (Пс 118) в субботу и воскресенье. В первопечатном московском Типиконе 1610 г. добавлено указание на К. в начале великой вечерни на Господские праздники (т. е. в начале всенощного бдения), перед и после чтения Евангелия на воскресной утрене и в дни памяти полиелейных святых. К. после чтения Евангелия на утрене упомянуто и в Типиконе 1633 г., хотя о К. перед чтением Евангелия не сказано. В Типиконе 1641 г., напротив, оставлено только указание на К. после чтения Евангелия. В исправленном издании Типикона 1682 г. указания о К. до и после чтения Евангелия были изъяты из аналогичной рубрики.

В печатных московских Типиконах к рубрике о К. примыкают сведения о порядке совершения К. (см. гл. 22 совр. Типикона).

На вечерне К. происходит при пении стихир на «Господи, воззвах». Вероятно, оно связано с наличием в Пс 140 фразы «Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою». Порядок этого К. подробно описан в Евергетидском Типиконе 2-й пол. XI в. (Дмитриевский. Описание. Т. 1. С. 612-613). Оно совершается священником или диаконом и включает в себя К. внутреннего пространства алтаря, иконостаса, затем всего храма и братии, начиная с игумена. Подробно описано К. хоров и канонарха крестовидно (σταυροειδῶς). Такая же манера К., предписываемая в т. ч. совр. Типиконом, предполагает использование кадила с рукояткой (кации); при использовании кадила на цепях крестовидное К. может заменяться троекратным К. (Скабалланович. Типикон. Ч. 2. С. 493).

К. в начале утрени подробно описано уже в Студийско-Алексиевском Типиконе 1034 г. (Пентковский. Типикон. С. 398-399). Его порядок зависит от времени года. От Пасхи до Крестовоздвижения священник кадит престол, затем иконы и стены храма по сев. стороне. Храм в это время еще пуст, т. к. братия ожидает священника на паперти. Дойдя до церковных дверей, священник кадит на запад, после чего произносит возглас «Благословен Бог наш…», всеми поются надлежащие псалмы и Трисвятое, во время которого он кадит братию, начиная со священников, стоящих с северной стороны, и возвращается к церковным дверям, где крестовидно кадит, смотря на алтарь и произнося возглас «Яко свят еси…». Затем он входит в церковь и кадит южную сторону, братия следует за ним. Он заходит в алтарь, трижды крестовидно кадит, стоя перед престолом, и произносит возглас утрени «Слава Святей…». В период от Крестовоздвижения до Пасхи братия сразу собирается в храме (это может быть обусловлено наступлением холодного времени года), в связи с чем порядок К. несколько изменяется.

В традиции Иерусалимского устава К. в начале утрени совершается по указаниям, содержащимся в 9-й гл. совр. Типикона. Священник кадит престол, алтарь, иконостас, предстоятеля, хор, молящихся и храм (см. также: Розанов. Устав. С. 95-96). На возгласе «Слава Святей…» перед престолом делает кадилом крестовидные движения.

К. на 9-й песни канона, согласно 9-й гл. совр. Типикона, совершается священником. В Типиконе говорится о К. престола, алтаря, храма и братии. На практике это К. может совершаться как священником, так и диаконом, причем возглас «Богородицу и Матерь Света…» произносится не у престола, как предписывает Типикон, а у иконы Богородицы, находящейся в местном ряду иконостаса.

Порядок К. в начале всенощного бдения, согласно ранним редакциям Иерусалимского устава (напр.: Sinait. gr. 1094, XII-XIII вв.- см.: Lossky. Typicon. P. 140), таков: священник, стоя у престола, кладет ладан в кадило, читает про себя молитву кадила, кадит престол и алтарь, затем выходит из алтаря и становится перед св. вратами. После возгласа «Повелите…», к-рый произносит кандиловжигатель, священник трижды крестовидно кадит св. врата, затем кадит игумена и братию, затем кадит притвор, возвращается и, стоя у царских врат, кадит крестовидно и возглашает: «Господи, благослови». Далее он поднимается на амвон и произносит возглас «Слава Святей…». В последующих редакциях эти указания были отчасти изменены и дополнены (ср. гл. 2 совр. Типикона). В соборно-приходском богослужении они, как правило, не выполняются.

На великой вечерне в составе всенощного бдения К. также совершается на «Господи, воззвах», в процессии вечернего входа, и при благословении хлебов на литии.

На утрене в составе всенощного бдения полное К. храма совершается при пении непорочнов (Пс 118) или полиелея (Пс 134, 135) (в дни Господских двунадесятых праздников, а также Богородичных двунадесятых праздников и святых, к-рым в Типиконе назначаются всенощное бдение или полиелей, не совпадающих с воскресеньем).

В московских Типиконах 1610 и 1633 гг. есть указание на К. по чтении Евангелия на утрене. Возможно, оно относится к К. в начале канона, о чем упоминается в ряде источников, напр. в «Диатаксисе священнослужения» патриарха Филофея (Скабалланович. Типикон. Ч. 2. C. 686-687). Такая практика сохраняется в афонских монастырях и в настоящее время.

К. на 9-й песни канона на всенощном бдении отличается от будничного тем, что, согласно Типикону, его совершает диакон.

Уважаемая Христина!

Каждение совершается в следующих случаях: для освящения места молитвы и предстоящих, особенно при начале богослужения или домашней молитвы; для выражения особенного почтения, благоговения и торжественности, например, при пении «Честнейшую херувим», величаний и т.п.

Каждение – знамение возношения молитвы к Богу. Кадильный дым струится в пренебесные сферы и обратно нисходит к нам уже не фимиам кадильный, а благодать Святого Духа.

Также каждение совершается при молитве за усопших. Можно сказать, что струями кадильного дыма течет к нам та деятельная любовь к Церкви душ усопших, которой они уже не могут проявить лично.

Каждение служит образом духовно-приятного Богу благоухания, каковым всегда должны быть сами верующие по своей жизни, которая должна распространять благоухание богопознания во всяком месте.

Ладан следует приобретать в церкви и по несколько зерен класть на горячие угли (их можно также купить в церкви в виде угольных таблеток) в прочном сосуде из негорючего материала (продаются специальные кадильницы).

Каждение совершается перед Крестом, перед иконами и во всех жилых помещениях по праздникам, хотя по желанию можно делать каждение и в другие дни.

Горячее кадило с вложенным в него ладаном благословляется епископом или священником с чтением молитвы: «Кадило Тебе приносим, Христе Боже наш, в воню (т. е. в аромат – прим.) благоухания духовнаго, еже прием в пренебесный Твой жертвенник возниспосли нам благодать Пресвятаго Твоего Духа». Но мирянину эту молитву читать не положено, он может произнести лишь кратко: «Господи, благослови кадило сие» и осенить его крестным знамением.

Храни Вас Господь!

Кадило – один из символов православного богослужения. С апостольских времен совершается каждение во время молитвы. В металлическую кадильницу на раскаленные угли полагается душистая смола восточных деревьев – ладан. При сгорании он образует благовонный дым – фимиам. Фимиам также символизирует молитву. В молитве поется: «Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою» (Пс.140:2). Во время каждения густые клубы благоухающего фимиама медленно и плавно поднимаются вверх, вот так и ум наш должен в мире и тишине восходить к Господу Богу. По толкованию Святых Отцов, огонь как вещество сожигающее и согревающее изображает собою Божество. Поэтому огонь кадильных углей знаменует Божественную природу Христа, само вещество угля – Его человеческую природу, а ладан – молитвы людей, приносимые Богу. Кадильница есть образ Богоматери, вместившей Невместимого Христа. Во многих молитвах Пречистая называется кадилом благовонным. Перед началом каждения священник произносит молитву: «Кадило Тебе приносим, Христе Боже наш, в воню (запах) благоухания духовного, еже прием в пренебесный мысленный Твой жертвенник, возниспосли нам благодать Пресвятаго Твоего Духа». Из этой молитвы ясно, что видимый дым кадила означает невидимое присутствие благодати Господней, духовно укрепляющей верующих. Богослужебное каждение бывает полным, когда охватывает весь храм, и малым, когда кадят алтарь, иконостас и предстоящих людей с амвона. Когда каждение совершается священным предметам – иконам, храму, оно относится к Богу, воздавая Ему подобающую честь и хвалу. Когда же кадило обращается к людям, этим свидетельствуется, что Дух Святой нисходит на всех верных, как носящих в себе образ Божий. Священнослужитель совершая каждение, тайно (про себя) произносит 50-й псалом («Помилуй мя, Боже…»), а обратясь к людям и кадя их, говорит: «Дух Святый найдет на вас и сила Вышняго осенит вас.» На это молящиеся, (не крестясь) кланяются в пояс, и каждый тихо отвечает: «Дух Твой благий наставит мя на землю праву.» В храме следует всегда стоять лицом к алтарю, поэтому во время каждения нельзя поворачиваться к нему спиной, нужно лишь слегка развернуться в сторону священника с кадилом и поклониться. Каждение много способствует молитвенному настроению верующих и своим чисто телесным воздействием на человека. Духовному, «умному» богослужению предшествует это телесное, внешнее. Фимиам возносит ум к престолу Божию, куда он направляется с нашими молитвами. И внешним видом ничто так не напоминает благодатного дыхания Духа Святого, как дым фимиама. Благовония действуют повышающе, возбудительно на наше настроение. С этой целью устав, например, пред пасхальным бдением предписывает уже не просто каждение, а чрезвычайное наполнение храма запахом из поставленных сосудов с курениями. Посему и предано Церкви делать это как во славу Создателя (ибо все от Него), для прославления Виновника, так и для нашего просвещения и освящения. Материал подготовлен с открытых православных источников.

Вопрос:

Почему во время службы священник окуривает кадилом людей?

Отвечает иеромонах Иов (Гумеров):

В религиозной обрядовой символике фимиам обозначает молитву. На это указано в Священном Писании: «И когда он взял книгу, тогда четыре животных и двадцать четыре старца пали пред Агнцем, имея каждый гусли и золотые чаши, полные фимиама, которые суть молитвы святых» (Откр.5:8). Как благовонный дым легко поднимается вверх, так и искренняя молитва, исходящая от очищенного сердца, должна возноситься к Богу. Как фимиам имеет приятный запах, так и моление, совершаемое с любовью и смирением, угодны Господу. Св. апостол Павел говорит: «подражайте Богу, как чада возлюбленные, и живите в любви, как и Христос возлюбил нас и предал Себя за нас в приношение и жертву Богу, в благоухание приятное» (Еф.5:1-2). В приведенных словах мы находим мысль, что ветхозаветное каждение было прооброзом благоухания подвига Спасителя мира. Когда за очередной ропот Бог стал поражать израильтян, первосвященник Аарон, войдя в среду народа, стал совершать каждение, гнев Божий прекратился (Числ.16:41-48). Грех был прощен. Св. пророк Захария во время каждения в храме получил весть от Ангела Господня о рождения сына – Предтечи Господа великого Иоанна (Лк.1:11).

Нужно сказать, что каждение имеет не только символическое значение, но является также и реальным очищающим действием. Это известно из практики. Мне самому довелось в этом убедиться во время освящения квартиры. В доме, куда я был приглашен, находилась пожилая женщина, которая много лет страдала от вселившегося в нее демона. Она могла молиться, приступать к святым таинствам, но не имела возможности избавиться от бесовского плена. Предупрежден я не был, но убедился в этом с первой же минуты. Она попыталась поблагодарить священника за то, что он пришел в их дом, но закончить фразу не успела. Другой голос в ней грубо оборвал ее и сказал, явно обращаясь к священнику: «Зачем пришел. Уходи…». Священник в подобных случаях не должен вступать в общение с демоном, спорить или обличать его. Ему надо положиться на помощь Божию и совершить дело, ради которого пришел, не обращая никакого внимания на беса. За все время моего пребывания в доме была возможность наблюдать его поведение. Если священник не произносил молитву, а молча совершал необходимое действие, то демон замолкал. Как только возобновлялась молитва, он начинал что-нибудь выкрикивать, чтобы перебить и помешать. Когда я стал окроплять квартиру святой водой, бес начал громко кричать: «Гонят меня, гонят. Сам уйду, сам уйду. Через два с половиной часа уйду». Не буду все подробно описывать. Скажу лишь, что крики его и недовольство достигли особой силы, когда началось каждение всей квартиры. Можно было наглядно убедиться в верности пословицы: «Ладан на чертей, а тюрьма на татей» (В.И.Даль. Пословицы русского народа). Замечу, что крики демона слышали все присутствующие. В этом я убедился после окончания молебна.

Не любят также демоны, когда горит лампада или возжигается свеча. Совершая установленные Церковью обрядовые действия, христианин должен помнить, что они имеют значение и силу, только тогда, когда от сердца нашего исходит чистый фимиам смирения, любви и благодарения к Богу. Господь говорит: «от востока солнца до запада велико будет имя Мое между народами, и на всяком месте будут приносить фимиам имени Моему, чистую жертву; велико будет имя Мое между народами, говорит Господь Саваоф» (Мал.1:11).

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *