Иногда из художественной литературы мы можем почерпнуть не меньше пищи для нашей духовной жизни, чем из богословских трактатов и благочестивых размышлений святых. При этом важно помнить, что беллетристика — это не Катехизис, и что выдумка даже самого замечательного и самого верующего автора не может быть источником истины и не может спорить с многовековым опытом Церкви в области моральных суждений. Из беллетристики мы черпаем материал для размышлений, но не моральный императив, не исторические факты, которым следует доверять. Об этом важно помнить, когда мы читаем художественную литературу, даже если её герои — священники, а сюжет разворачивается в стенах церкви.

Я хочу предложить вашему вниманию список из десяти художественных произведений, главные герои которых — католики: священники, монашествующие и миряне, праведники и грешники, из разных стран и разных времён, каждый — со своей уникальной историей отношений с Богом. Каждая из этих книг в своё время стала предметом долгих обсуждений со знакомыми католиками, а так же со священниками. В этом списке есть и спорные книги, но я хотела бы отстоять право на прочтение каждой из них. Небольшие цитаты дадут вам общее представление о каждом произведении.

1. «Возвращение в Брайдсхед», Ивлин Во, 1944

История взаимоотношений художника и атеиста Чарльза Райдера с семьей британских аристократов-католиков, взаимоотношений, растянувшихся на долгие годы и странным образом связавших его с их родовым поместьем Брайдсхед. На первый взгляд, эта семья может показаться нам эксцентричной: отец семейства лорд Марчмейн живёт в Италии со своей новой возлюбленной, его жена леди Марчмейн управляет поместьем и неустанно бдит нравственность своих детей. В свою очередь, лорд Себастьян Флайт и леди Джулия Флайт переживают бунт молодости, Джулия — в большей степени внутренний, Себастьян — прорастающий наружу. Он всеми силами стремится вырваться из-под опеки матери, которая вновь и вновь повторяет ему, взрослому мужчине, что он должен быть хорошим мальчиком, чтобы не расстраивать её и Господа. То, как вера влияет на жизнь этих людей, мы наблюдаем со стороны вместе с Чарльзом. И хотя в какие-то минуты, наблюдая за трагической судьбой Себастьяна и Джулии, мы вместе с Чарльзом можем сказать, что это тоталитарная и одержимая верой леди Марчмейн уничтожила своих детей, давайте посмотрим на факты. Лорд Марчмейн, спустя десятки лет, тяжело больной, возвращается в Брайдсхед умирать и даже примиряется с Церковью, раскаявшись перед смертью в своих грехах. Леди Джулия, хоть и уходит от мужа, не может остаться с Чарльзом, потому что он не понимает её веры, её глубинного стержня, — они говорят на разных языках. Джулия вдруг понимает, что вера важна для неё не потому, что так сказала её мать, а потому что эта жажда есть в глубине её самой. Где мы находим Себастьяна в конце книги? Отшельником, помогающим в качестве привратника в больнице при монастыре, — вот как он распорядился свободой, которую получил. Но что их вера изменила в самом Чарльзе Райдере? Каждый ответит на этот вопрос сам, прочитав эту книгу.

Часто, едва ли не каждый день с начала нашего знакомства какое-нибудь случайное слово в разговоре напоминало мне, что Себастьян — католик, но я относился к этому, как к чудачеству вроде его плюшевого мишки. Мы не говорили о религии, но однажды в Брайдсхеде, на второй неделе моего там пребывания, когда мы сидели на террасе после ухода отца Фиппса и просматривали воскресные газеты, Себастьян вдруг удивил меня, со вздохом сказав:

— О господи, как трудно быть католиком.

— Разве это для вас имеет значение?

— Конечно. Постоянно.

2. «Поющие в терновнике», Колин Маккалоу, 1977

Долгоиграющая сага, описывающая жизнь семьи Клири, управляющей крупным австралийским поместьем, их путь от бедности к богатству, их радости и потери. И конечно, историю любви их младшей дочери Мэгги к отцу Ральфу де Брикассару, историю, длиной в целую жизнь. Именно в связи с этой историей некоторые католики называют книгу Колин Маккалоу вредной, порочащей нравственность служителя Церкви. Но, опять же, давайте обратимся к фактам. Разве не был отец Ральф хорошим священником? Разве не отказался он от любви к Мэгги, которую, да, пронёс через всю свою жизнь, ради служения Церкви? И даже сама Мэгги в какой-то момент признаёт, что они украли то, что он отдал Богу в своём обете и что этот грех вопиет о возмездии. Жизнь обоих этих героев наполнена страданием, страданием, по-своему ведущим каждого из них к Богу. Поэтому для меня крайне странно слышать высказывания о том, что этот роман — о безнравственном священнике, о безнравственной женщине… Этот роман — о двух верующих людях, совершивших ошибку, за которую они оба так или иначе расплачивались до конца своих дней. И о священнике, чьей первой и последней любовью была Церковь.

Архиепископ поднялся с кресла, подошел и преклонил колена рядом с другом, рядом с этим красавцем, которого он полюбил, как мало что любил, кроме Господа Бога и церкви — любовь к Богу и церкви для него была едина и нераздельна.

— Вы не оставите свой пост, Ральф, вы и сами хорошо это знаете. Вы принадлежите святой церкви, всегда ей принадлежали и всегда будете ей принадлежать. Это — истинное ваше призвание. Помолимся же вместе, и отныне до конца жизни я стану молиться и за вашу розу. Господь ниспосылает нам многие скорби и страдания на нашем пути к жизни вечной. И мы — я так же, как и вы — должны учиться смиренно их переносить.

3. «Имя розы», Умберто Эко, 1980

Многослойный интеллектуальный роман с детективным сюжетом, в центре которого – серия убийств в бенедиктинском монастыре. Расследование ведёт францисканец, Вильгельм Баскервильский, выдающийся учёный. Надо сразу сказать, что детективный сюжет и кипящие в монастыре страсти выдуманы Умберто Эко как канва, на которой распускаются цветы его философских и культурологических рассуждений, которые есть подлинная цель написания этого романа. Спор с «Поэтикой» Аристотеля, многочисленные рассуждения о природе и назначении литературы, исследование средневекового самосознания и, конечно, спор о бедности Христа. Без видения этих пластов «Имя розы» превращается в банальный средневековый детектив, описывающий страсти, кипящие в закрытом монастыре: заговоры, предательства, ненависть и подлость. Упаси Бог читателя забыть о том, что это беллетристика, и что написана она вовсе не ради детективного сюжета.

Рядом с Беренгаром молился Малахия: мрачный, насупленный, непроницаемый. Рядом с Малахией выделялось столь же непроницаемое лицо слепого Хорхе. Напротив того, отличался нервностью весь вид Бенция Упсальского, ученого-риторика, виденного нами вчера в скриптории, и мы перехватили пронзительные взгляды, которые он время от времени бросал на Малахию. «Бенций взволнован, Беренгар напуган, — подытожил Вильгельм. — Допрашивать надо немедленно.

4. «Нарцисс и Златоуст», Герман Гессе, 1930

Умелая стилизация под средневековый роман, представляющая собой философское размышление над двумя путями познания: эмоциональным и рационалистическим. В центре повествования – история жизни двух мужчин, чья дружба началась в юности, во время послушничества в монастыре, и, пусть их дальнейшие пути радикально разошлись, они не утратили гармоничности их взаимоотношений. Тем, кто собирается прочесть эту книгу, я советовала бы заведомо отказаться от оценочных суждений, как отказывается от них сам автор, и просто наблюдать. Нарцисс познаёт Бога в монастыре, в посте и молитве, в научных трудах, используя инструменты философии и логики. Златоуст познаёт Бога в Его творении, в природе и людях, в наслаждениях и в боли, в красоте и в страдании. И, несмотря на то, какие разные пути они выбрали, в конце жизни они способны с интересом и уважением отнестись к выбору друг друга и взаимно обогатиться, поделившись этим опытом.

Стоя перед другом и смотря в его решительное лицо, целеустремленный взгляд, Златоуст окончательно понял, что теперь они больше не братья и товарищи, что пути их уже разошлись. Тот, кто стоял перед ним, не был мечтателем и не ждал каких-то зовов судьбы: он был монахом, отдал себя в распоряжение твердого порядка и долга, был слугой и солдатом ордена, церкви, духа. Сам же он, сегодня это стало ясно ему, не принадлежал к этому миру, он был без родины, его ждала неизвестность. То же самое было когда-то с его матерью. Она оставила дом и хозяйство, мужа и ребенка, общину и порядок, долг и честь и ушла в неизвестное, видимо, там давно и погибла. У нее не было цели, как и у него. Иметь цели, — это дано другим, не ему. О, как хорошо все это уже давно видел Нарцисс, как он был прав!

5. «Кожа для барабана», Артуро Перес-Реверте, 1995

Детективный роман, бесконечно далёкий от реалий Церкви, несмотря на то, что главный герой его – католический священник, а действие разворачивается в церковной среде Севильи. Отец Лоренсо Куарт больше похож на солдата, чем на священника, и все же он проходит свой необычный путь подвижничества, ведущий через многие искушения и даже грехопадение к подлинной вере. Сам автор в предисловии пишет о том, что абсолютно все герои и ситуации — плод его фантазии, единственный реальный объект в романе — это Севилья, в которой разворачивается действие. Об этом важно помнить от первой до последней страницы. Тогда вы найдете в этом произведении немало пищи для размышлений и поймёте, почему Артуро Перес-Реверте назвал его словосочетанием, которое встречается нам лишь однажды в тексте.

— Я знаю только одно: когда кончится искушение, кончимся и мы, потому что логика и разум означают конец. Но до тех пор, пока какая-нибудь бедная женщина испытывает потребность опуститься на колени в поисках надежды или утешения, моя церквушка должна существовать. Пусть такие священники, как я, кажутся вам ничтожествами, и пусть даже это правда, но все же мы нужны… Мы — старая, латаная-перелатаная кожа того барабана, что все еще разносит по свету гром славы Божией. И только сумасшедший способен позавидовать подобной тайне. Мы знаем… Мы знаем того ангела, в руках у которого находится ключ от бездны.

6. «Молчание», Сюсаку Эндо, 1966

Роман о португальских миссионерах, проповедовавших в Японии начала XVII века, раскрывающий всю трагичность периода христианизации Японии и все ужасы гонений на христиан. Несмотря на то, что герои его вымышленные, Сюсаку Эндо опирался на исторические данные об этом периоде. Тем не менее, этот роман не может быть достоверным историческим источником — он может только служить для нас вдохновляющим и укрепляющим примером мученичества за веру и заставить нас задуматься: а на что готовы мы, ради проповеди Слова Божия?

Наступила ночь. Красное пламя костра, у которого грелись стражники, смутно виднелось из нашей хижины. А на морском берегу толпились жители Томоги, тщетно вглядываясь в окутанное тьмой море. И небо, и море тонули во мраке, так что не видно было ни Мокити, ни Итидзо. Невозможно было разглядеть даже, живы они или уже мертвы. Плача, мы беззвучно молились. И вдруг все услышали голос — кажется, это был голос Мокити. Чтобы укрепиться духом, он прерывающимся голосом пел христианский гимн:

Мы пойдем, мы придем
В храм параисо,
В дивный храм параисо,
Прекрасный храм…

7. «Князь мира сего», Роберт Бенсон, 1907

Приключенческий роман, написанный католическим священником, представляет собой размышление о том, какими будут последние дни этого мира. Технический прогресс, глобализация, всеобщий мир и… воцарение антихриста. Под каким видом он придёт, и какова будет участь христиан в эти последние страшные дни? Этот роман вполне можно назвать благочестивым размышление священника. Важно только помнить, что открыто нам на этот счет в Писании: «не знаете ни дня, ни часа, когда придёт Сын Человеческий». Поэтому мы не можем относиться к написанному Бенсому как к точному указанию знамений конца времен. Можем только неустанно бодрствовать, чтобы быть готовыми к этому часу.

Его разум вопрошал в недоумении: почему, почему, почему? Почему Он это допускает? Как это возможно, чтобы Господь не вмешивался, чтобы Отец всего человечества позволил своему любимому творению ополчиться против Него? Что Он хочет этим сказать? Хорошо тем, кто имеет веру, но что с теми бесчисленными миллионами, которые впали в богохульство? Были ли они так же детьми и овцами паствы Его? Для чего была Католическая Церковь, если не для обращения мира? Почему же тогда Всемогущий Бог позволил ей, с одной стороны, истощиться до малой горстки, а миру, с другой стороны, обрести покой без Него?

8. «Дневник сельского священника», Жорж Бернанос, 1936

История провинциального священника, страдающего из-за проблем со здоровьем и всё же самоотверженно пытающегося преобразить жизнь своего прихода и помочь своим прихожанам. Его евангельская простота и кротость не только вызывают сопротивление горожан, но также делают его посмешищем и объектом для издевательств. Бессмертный роман о вечном противостоянии святости и пошлости в этом мире. Постараемся увидеть себя в каждом из горожан — иногда мы, действительно, действуем так.

Привыкнув к отроческим покаяниям моих семинаристов, я до сих пор не могу понять, в результате каких ужасных превращений внутренняя жизнь христианина сводится в его собственной передаче к такой не поддающейся расшифровке схеме… Вряд ли среди людей взрослых многие повинны в том, что кощунствуют на исповеди. Ведь ничего нет легче, как просто не исповедоваться! Нет, тут дело хуже! Происходит медленная кристаллизация ничтожных обманов, уловок, недоговоренностей. Этот панцирь облекает совесть, сохраняя до известной степени ее форму, только и всего. Возникает привычка, и со временем люди наименее тонкие вырабатывают в конце концов свой особый язык, до невероятия отвлеченный. Ничего особенного они не утаивают, но их лукавая искренность похожа на матовое стекло — оно пропускает свет настолько рассеянный, что глаз ничего толком не различает.

9. «Мост короля Людовика Святого», Торнтон Уайлдер, 1927

Роман-размышление о том, что движет человеческими судьбами: Провидение Божие или просто случай. В центре повествования – судьбы пяти разных людей, погибших при обрушении древнейшего моста, носившего имя короля Людовика Святого, а так же монаха-францисканца, брата Юнипера, который стал свидетелем этой трагедии, произошедшей в Лиме (Перу) в 1714 году. Приступая к чтению этой книги, важно понимать, что, хоть Уайлдер и опирается на реальные заметки брата Юнипера, найденные им в библиотеке в Лиме, их содержания недостаточно, чтобы восстановить подлинные исторические факты. Так что роман Уайлдера — это вариация на тему того, как всё могло быть на самом деле, но ни в коем случае не документалистика.

Иногда, после целого дня исступленных заклинаний, в ней что-то надламывалось. Природа глуха. Бог безразличен. Человек бессилен изменить ход вещей. И тогда она застывала где-нибудь на перекрестке, в голове у нее мутилось от отчаянья, и, прислонясь к стене, она мечтала уйти из мира, в котором отсутствует Замысел. Но скоро вера в великое Может Быть подымалась из глубины ее естества, и она бегом возвращалась домой, чтобы сменить свечку над кроватью дочери.

10. «Ключи от Царства», Арчибальд Кронин, 1941

История жизни отца Френсиса Чизхолма: от юношества и несчастной любви до миссии в Китае и тихой старости на родине. Автор показывает всю гамму переживаний и сомнений, с которыми герой сталкивается на разных этапах своего жизненного пути, а так же красоту его веры, которая растёт и укрепляется на каждом из этих этапов. Эта книга не нуждается в пояснениях или оправданиях. «Ключи от Царства» — всемирно признанный шедевр христианской литературы.

Если бы он только мог верить, как верил Ансельм, который без всякой внутренней борьбы, легко и улыбчиво принимал все, начиная от Адамова ребра до менее вероятных подробностей о пребывании Ионы во чреве китовом!

Он, Фрэнсис, тоже верил, верил, верил… только вера его не на поверхности, она живет глубоко, в самой глубине души… она живет усилием его любви, чтобы верить, ему надо без передышки работать в своих трущобах, после посещения которых он стряхивает с одежды блох в пустой ванне… но ему никогда не бывает легко верить, никогда… разве только, когда он сидит со своими хворыми и калеками и видит их больные пепельно-серые лица. Жестокость испытания, которому сейчас подвергалась его вера, изнуряла его душу, убивала в нем радость молитвы.

Все перечисленные книги, кроме «Князя мира сего» Роберта Бенсона, можно найти в электронной версии на русском языке. Большинство из них так же были экранизированы, некоторые — неоднократно.

Анастасия Орлова

  • Редакция Рускатолик.рф

    Жизнь с верой интереснее во сто крат. Мы проверяли!

Страницы ← предыдущая следующая → тились в сильные и не редко очень богатые центры, владеющие иму- ществом. Многие монастыри были центрами образования культуры. Так, в Англии в конце VII- начале VIII вв. в одном из монастырей жил, Беда Достопочтенный, один из наиболее образованных людей своего времени, автор первого крупного сочинения по английской истории. С середины XII в. в быстро развивающихся городах сосредота- чивается наиболее подвижная и образованная часть населения, вос- приимчивая к духовной пище. Нищенствующие ордена (доминиканский, францисканский и др.) были частью городских ду- ховных течений и в то же время реакцией на их еретические крайности одной из важнейших сторон деятельности орденов было пастырское служение, прежде всего проповедь и исповедь. Из их среды вышли крупнейшие теологи средневековья – Альберт Великий (ок. 1193 – 1280) и Фома Аквинский (1225-1274). Альберт Великий начал перестройку и энциклопедическую систематизацию христианского богословия. Основное сочинение Фомы Аквинского «Сумма теологии» обобщала основы средневекового мировоззрения. Им же были сформулирова- ны пять доказательств существования Бога. В XII-XIII вв. значительно расширилось влияние католической церкви и папства на жизнь общества. Наиболее могущественным па- пой этого периода был Иннокентий III (1160 или 1161 – 1216 ). Он установил всепроникающий контроль церкви над властью и обществом. За исполнением его решений следил отлаженный административный и фискальный аппарат. Папа стремился превратить всех государей Ев- ропы в вассалов Святого престола. Римская католическая церковь выступала в роли арбитра в спо- рах между государствами, была крупнейшим финансовым центром мира, активно вела коммерческую и общеэкономическую деятельность, например, продавала индульгенции (от лат. Милость)- грамоты об от- пущении грехов, как уже совершенных, так и будущих. Учение церкви было исходным моментом всякого мышления, все науки (юриспруденция, естествознание, философия, логика) – все при- водилось в соответствии с христианством. Духовенство было един- ственно образованным классом, и именно церковь длительный период определяла политику в области образования. 51 2. Образование и литература в эпоху Средневековья В V-IX вв. все школы в странах Западной Европы находились в руках церкви. Церковь составляла программу обучения, подбирала учащихся. Главная задача монашеских школ была определенна как воспитание служителей церкви. Христианская церковь сохраняла и использовала элементы светской культуры, оставшиеся от античной системы обра- зования: в церковных школах преподавались дисциплины, унаследо- ванные от античности: » семь свободных искусств» — грамматика, риторика, диалектика с элементами логики, арифметика, геометрия, астрономия и музыка. Существовали также светские школы где обучались юноши не предназначенные для церковной карьеры, в них обучались дети из знат- ных семейств (множество таких школ было открыто в Англии во II пол. IX в.). В XI в. в Италии на базе Болонской юридической школы был от- крыт первый университет (1088), ставший крупнейшим центром изу- чения римского и канонического права. Студенты и профессора объединялись в университеты для того, чтобы добиться независимос- ти от города, и иметь право самоуправления. Университет делился на землячество – объединение студентов из той или иной страны и фа- культеты, где они овладевали теми или иными знаниями. В Англии в 1167г был открыт первый университет в Оксфорде, затем – университет в Кембридже. Виднейшим университетским уче- ным Англии XIII в. был Роджер Бэкон ( около 1214 – 1292 ), который в качестве основного метода познания выдвигал не церковные автори- теты, а разум и опыт. Крупнейшим и первым из университетов Франции была Парижс- кая Сорбонна (1160). Она объединяла четыре факультета: общеобразо- вательный, медицинский, юридический и богословский. Так же, как и в другие крупные университеты, сюда стекались студенты из всех европейских стран. Средневековая университетская наука называлась схоластикой (от гр. школьный, ученый). Ее наиболее характерными чертами было стрем- ление опереться на авторитеты, прежде всего церковные, недооцени- 52 вание роли опыта как метода познания, соединения теолого-догмати- ческих посылок с рационалистическими принципами, интерес к фор- мально – логическим проблемам. Важнейшим элементом средневековой культуры была литература в период раннего Средневековья активно развивалась устная поэзия, особенно героический эпос, что было характерно прежде всего для Англии и стран Скандинавии. Особое место в литературе в Скандина- вии занимают исландские саги. Одна из наиболее известных – » Сага об Эрике Рыжем», рассказывающая об открытии исландцами Грен- ландии и Северной Америки. Возникает и развивается рыцарская литература. Одно из наиболее знаменитых произведений – величайший памятник французского на- родного героического эпоса – «Песнь о Роланде», в которой воспева- ются военные подвиги знаменитого военачальника Карла Великого графа Роланда, погибшего во время военного похода в Испанию. Большой популярностью также пользовался роман немца Готф- рида Страсбургского » Тристан и Изольда» о пылкой любви двух мо- лодых людей. Важный памятник германской народной литературы XII –XIII вв. – «Песнь о Нибелунгах», повествующая о нашествии гуннов на Бургундское королевство в начале V в. в ее основе – древние гер- манские сказания. Успешно развивается в странах Западной Европы и рыцарская лирическая поэзия. В Германии менестрели ( певцы высокой любви ), сами исполнявшие свои произведения, во Франции поэзия трубаду- ров воспевавших добродетели рыцаря – вассала, идеальную любовь и преданное служение даме. Значительным явлением в литературе Фран- ции XII-XIII вв. была поэзия вагантов. Бродячие поэты – ваганты выс- меивали католическую церковь и духовенство за алчность, лицемерие, невежество. Важнейший памятник Английской литературы XIII в. – знамени- тые баллады о Робин Гуде, который и поныне остается одним из самых известных героев мировой литературы. Выдающимся событием этого периода можно считать активное развитие литературы на английском языке. Итальянская литература была представлена в основном лиричес- кой поэзией – песнями, балладами, сонетами. В конце XIII в. появля- ется первое прозаическое произведение на итальянском языке – 53 собрание новелл, сюжеты которых использовал знаменитый Бок- каччо при создании «Декамерона». 3. Городская культура. Романское искусство, готика В этот период быстро развивается городская литература, для ко- торой были характерны реалистическое изображение городского по- вседневного быта различных слоев населения, а также появление сатирических произведений. Развитие городской литературы свидетельствовало о новом явле- нии в культурной жизни западноевропейского общества – городской культуре, сыгравшей очень большую роль в становлении западной цивилизации в целом. Суть городской культуры сводилась к постоян- ному усилению светских элементов во всех сферах человеческого бытия. Городская культура зародилась во Франции в XI-XII вв. В этот пери- од она была представлена, в частности, творчеством жонглеров, которые, как актеры, акробаты, дрессировщики, музыканты и певцы, выступали на городских площадях, ярмарках, народных праздниках, свадьбах, кре- стинах и пользовалась большой популярностью в народе. Новым и чрезвычайно важным явлением, свидетельствующим о развитии городской культуры, было создание в городах нецерковных школ: это были частные школы, материально от церкви не зависящие. Преподаватели этих школ жили за счет платы, взимаемой с учащихся. С этого времени идет быстрое распространение грамотности в среде городского населения. Выдающимся магистром Франции XII в. был Петр Абеляр (1079-1142), философ, богослов и поэт, основавший це- лый ряд нецерковных школ. Ему принадлежит знаменитое сочинение «Да и нет», в котором разрабатывались вопросы диалектической ло- гики. В своих лекциях, пользовавшихся у горожан необыкновенной популярностью, он утверждал примат знания над верой. Сильная роль церкви проявлялась и в архитектуре, скульптуре и живописи. Как и в других областях культуры, она действовала здесь как универсальная сила, накладываясь на специфику национальных культур, это находило выражение в особенностях архитектурных форм и приемах изобразительного искусства, орнаментах, сочетаниях цве- товой гаммы и пр. Для Западной Европы V в. была характерна роскошь в архитекту- ре и скульптуре, отход от реалистического изображения в сторону сти 54 лизации и формализма. Пластические искусства все более уда- ляются от присущей античности реалистической направленности, при- обретая отвлеченный и символический характер. Постоянно строились феодальные замки и церковные соборы. Церковное строительство осо- бенно усилилось около 1000г. в связи с ожидавшимся, концом света. С этого времени для возведения построек в Западной Европе широко используется камень. Тяжесть каменных сводов могли вы- держать только толстые мощные стены с немногочисленными узкими окнами. Такой стиль получил название романского. В романском сти- ле построены собор Нотр-Дам в Пуатье, соборы в Тулузе, Орсивале, Велезе, Арле (Франция), соборы в Оксфорде, Винчестере, Нориче (Ан- глия), в Шпейере, Майнце, Вормсе (Германия), во Флоренции, Пизе и Милане (Италия). Для скульптур романского стиля характерен полный отказ от реа- лизма в трактовке природы и человеческого тела. Исключительно цер- ковный по содержанию была и настенная живопись – плоскостная, отрицающая фигур и перспективу. К XII в. относится появление нового архитектурного стиля – го- тике, ставшей после романского стиля вторым каноном Средневеко- вья. Причудливый мир готики явился своеобразным отражением протекавшим в Средневековой Европе экономических и политичес- ких процессов (усложнения структуры общества, рост городов, уси- ление влияния третьего сословия, религиозные воины). Первые соборы, построенные в готическом стиле в Северной Франции, относятся ко второй половине XII в. Основа готического собора – высокие и строй- ные колонны, собранные как бы в пучки и перекрещивающиеся на большей высоте. В таком здании стены не являются несущим элемен- там конструкции, они становятся все тоньше, в них появляются ог- ромные окна, украшенные яркими разноцветными стеклами – витражами. Характерная черта готики – устремление зданий ввысь. Великолепны готические соборы в Париже (Нотр-Дам, Сен-Шапель), Шартре, Бурже, Бове, Реймсе (Франция). Для Английских готических соборов (в Солсбери, Йорке, Кен- тербери) были характерны большая протяженность и меньшая высота, своеобразное пересечение стрельчатых арок сводов, образовавших декоративные «веерные» узоры. Шедевр готического стиля – Вестмин- стерское аббатство в Лондоне. 55 В архитектуре Германии переход к готике был более медленным. Собор в Любеке положил начало кирпичной готике, широко распрос- транившейся затем в странах Северной Европы. С развитием готической архитектуры меняется и скульптура, и живопись. Человеческие фигуры становятся более реалистичными, богаче становятся гамма красок. Все отчетливее сказывается насле- дие античности. Итак, XIII-XIV вв. – непосредственные предшествен- ники культуры Возрождения. Глоссарий: Инквизиция – (от лат. «розыск» ) в католической церкви в XIII – XIX веках особые суды церковной юрисдикции, независимые от ор- ганов и учреждений светской власти, созданные для борьбы с инако- мыслием (ересями). Схоластика – (от лат. «школа») школьная наука в период запад- но-христианского средневековья; средневековая религиозная фило- софия XI-XIV веков. Схоластика выдвигает на первое место авторитет Святого Писания, постановление Вселенских соборов, творений отцов церкви. Эсхатология – (от греч. – «последний») в христианской догмати- ке учение о конце света, о воскрешении мертвых, о Страшном суде, о царстве Божием на земле. Вопросы для контроля: 1. Какое влияние религия и церковь оказали на формирование культу- ры, образования, науки в эпоху Средневековья? 2. Расскажите об основных особенностях западноевропейской лите- ратуры Средневековья? 3. Охарактеризуйте роль городов как центров образования и науки средневековой Европы, расскажите об особенностях ее архитекту- ры? ЛЕКЦИЯ 8. «РОЖДЕНИЕ ЗАПАДА» Учебные вопросы: 1. Возрождение. 2. Реформация. 3. Рационализм и Просвещение. 56 1. Возрождение Культура Возрождения делится на три периода; 1. Раннее Возрождение (XIV– конец XV в.) 2. Высокое Возрождение (конец XV-XVI в.) 3. Северное Возрождение (конец XV-XVII в.) — культура европейских стран севернее Италии. В начале XIV в. в Италии начало формироваться раннебуржуазная культура, получившая название «культура Возрождения» (Ренессанс). Термин «Возрождение» указывал на связь новой культуры с антично- стью. В это время Итальянское общество начинает активно интересо- ваться культурой Древней Греции и Рима, разыскиваются рукописи античных писателей (так были найдены сочинения Цицерона и Тита Ливия). Эпоха Возрождения значительно отличается от средневековой куль- туры. Усиливаются светские мотивы в европейской культуре, все бо- лее самостоятельными и не зависимыми от церкви становятся различные сферы жизни общества – искусства, философия, литерату- ра, образование, наука. В центре внимания деятелей возрождения был человек, поэтому мировоззрение носителей этой культуры обозначают термином «гуманистическое» (от слова человеческий). Ярче всего эпоха Возрождения нашла выражение в философско- эстетическом явлении, называемом гуманизмом. Оно носило ярко выраженный светский характер, противостояло духовному господству церкви, выступало против феодальных привилегий, отстаивая новый, кардинально отличный от средневекового взгляд на человека его мес- та в мире. Гуманисты Возрождения полагали, что в человеке важно не его происхождение или социальное положение, а личностные каче- ства, такие как ум, творческая энергия, предприимчивость, чувство собственного достоинства, образованность. В качестве идеального человека признавалось сильная, талантливая и всесторонне развитая личность. Но важно также отметить, что культура Возрождения не являлась слепым подражанием античности, а впитало в себя все лучшее, что было в античности и средневековье. Для Возрождения характерны; синтез античности и средневековья (Данте, Джотто). 57 Раннее Итальянское Возрождение – Данте, Франческо Петрарка и Джовани Боккаччо – знаменитые поэты Возрождения, были создате- лями Итальянского литературного языка. Всемирную известность по- лучили сонеты Петрарки на жизнь и смерть Лауры и бессмертное произведение Боккаччо «Декамерон»- отразившее идеи гуманизма. Эпоха раннего Возрождения завершилась к концу XIV в. на сме- ну шло высокое Возрождение – время наивысшего расцвета гуманис- тической культуры Италии. Титаном высокого Возрождения был Леонардо да Винчи (1456-1519) – он обладал разносторонними спо- собностями и дарованиями, Леонардо одновременно был художником, теоретиком искусства, скульптором, архитектором, математиком, фи- зиологом и др. Важнейшие его художественные работы «Тайная вече- ря», на которой изображен момент вечери после слов Христа; «Один из вас предаст меня», а также всемирно известный портрет; «Джоконда». Кроме того, следует выделить еще двух титанов высокого Воз- рождения это Рафаэль Санти (1483-1520) создатель знаменитой «Сик- стинской Мадонны» и Микеланджело (1475-1564) – скульптор, живописец, архитектор и поэт, создатель знаменитой статуи Давида и одна из самых впечатляющих его фресок – сцены страшного суда. Всех этих художников объединяет реалистичность изображений, и не смотря на традиционно религиозную тематику виден новый под- ход к искусству, который выражается в идеях гуманизма. Крупнейшими представителями «северного Ренессанса» были Дюрер, Кранах Старший, Хольбейн. Также можно выделить утопи- ческие теории Томаса Мора, выдающихся писателей Уильяма Шекс- пира (1564-1616), Мигеля де Сервантеса (1547-1616) с его бессмертным Дон-Кихотом и основоположника Испанской националь- ной драмы Лопе де Вега («Собака на сене», «Учитель танцев»). 2. Реформация Идеи возрождения и гуманизма предопределили эпоху Реформа- ции, которые выразились в новом взгляде на отношении человека к Богу, новой картине мира и новом типе трудовой этики. Возрождение в Германии неразрывно связанно с явлением Ре- формации – движение за реформу католической церкви, за создание «дешевой церкви» без поборов и платы за обряды, за очищение хрис- тианского учения от всяческих неверных положений, неизбежных при 58 многовековой истории христианства. Возглавлял движение за Рефор- мацию Мартин Лютер (1483 – 1546), доктор богословия и монах авгу- стинского монастыря. Он считал, что вера есть внутреннее состояние человека, что спасение человеку даруется непосредственно от Бога и что придти к Богу можно без посредничества католического духовен- ства. Лютер и его сторонники отказались вернуться в лоно католичес- кой церкви и выразили протест на требование отречься от своих взглядов, положив начало протестантскому направлению в христиан- стве. Лютер первым перевел немецкий язык Библию, что в значитель- ной степени способствовало успеху Реформации. Основоположником Реформации в Швейцарии стал Ульрих Цвин- гли (1484-1531). В 1523г. Он провел церковную реформу в Цюрихе, в ходе которой были упрощены церковные обряды и богослужения, от- менен целый ряд церковных праздников, закрыты некоторые монасты- ри, проведена секуляризация церковных земель. В дальнейшем центр швейцарской Реформации переместился в Женеву, а реформационное движение возглавил Жан Кальвин (1509-1562) создатель наиболее последовательного реформационного движения. Кальвин исходил из идеи об абсолютном предопределении человека Богом к спасению или гибели. Это предопределение необратимо и непостижимо; показате- лем того, что человек на правильном пути, что он «избранник божий» является его успех в профессиональной деятельности, который во мно- гом зависит от личной воли и усердия. Реформация победила в Швей- царии в 40-е г. XVI в. и эта победа во многом определила общую культурную атмосферу в обществе: излишняя роскошь, пышные праз- днества, увеселения порицались, одобрялись честность, трудолюбие, целеустремленность, строгость нравов. Эти идеи получили особое рас- пространение в странах Северной Европы. 3. Рационализм и Просвещение Западная Европа в XVII в. внешне казалась спокойной. В то же время этот век был судьбоносным и поворотным. Он стал столетием, определившим путь развития Европы по дороге научно-технического прогресса и роль в нем художественной культуры. Во многих странах сложилось некое равновесие между уходящим феодализмом и раз- вивающимся капитализмом, который оказывал пока еще слабое влия- ние на общественную жизнь. Это был век, наполненный 59 противоположностями. Абсолютная и ограниченная монархии буржу- азная республика, католицизм и протестантство гуманизм и буржуаз- ный индивидуализм оказывали свое влияние на науку и искусство, все больше приобретавших преобразовательный характер. Вслед за Италией национальные культуры возникают в других странах. Так, Париж превращается в общепризнанный центр культуры, а Европа становится континентом, на котором начали зарождаться эле- менты мировой культуры. Могущественные государства Западной Ев- ропы начинают диктовать свои правила экономического, социально-политического и культурного общежития. Мир облетает де- виз Ф. Бэкона; «Знание – сила!». С середины XVI столетия в странах Европы развивается стиль барокко, наложивший отпечаток на все виды искусства, особенности научной и философской мысли, на различные стороны жизни и быта. Тесно связанный с придворно-аристократическими и церковными кру- гами стиль барокко был призван для прославления их могущества. В то же время в нем нашел косвенное отражение антифеодальный про- тест, связанный с бюргерством и народными движениями, вносивши- ми в барокко подчас струю демократических бунтарских устремлений. Для этого стиля характерны грандиозность, пышность, динамика, при- страстия к эффектным зрелищам, совмещению реального и иллюзор- ного, контрасту масштабов и ритмов, светов и тени, отсутствие прямых линий. В Италии, на родине барокко, этот стиль проявился в живописи А. Корреджо, М. Караваджо, в архитектуре и скульптуре Л. Бернини, в Нидерландах – в живописи П. Рубенса, А. ван Дейка, в Испании – в реалистической живописи Х. де Реберы и Ф. Сурбарана. Внутри видов искусства идет процесс дифференциации, изменя- ются существующие и возникают новые его жанры. В музыке рожда- ется опера, появляются кантаты и оратории. В живописи самостоятельными жанрами становится пейзаж и психологический портрет, возникает натюрморт. Настоящий расцвет переживал европей- ский театр (во Франции работали блестящие драматурги – Корнель, Расин, Мольер). Два события потрясли Европу в XVII в. – Английская буржуазная революция, положившая начало новой эпохе – новому времени, и 30- летняя война, в результате которой потерпел крах план Габсбургов о создании «мировой империи» и восторжествовала идеология суще- ствования в Западной Европе национальных государств. 60 Страницы ← предыдущая следующая →

Долгие годы во многих странах было принято считать, что католическая церковь – зло и исчадие ада на земле. О ней знали лишь то, что она устраивала крестовые походы, в ней была рождена инквизиция и она была чудовищно агрессивна ко всем инакомыслящим и исповедующим иные религии, особенно к иудеям и катарам.
О том, что протестанты в Северной Европе на кострах инквизиции или православные неофиты времен крещения Руси сжигали не менее, а большее количество как соплеменников так и инородцев, предпочитали не знать, и все казни априори приписывали католикам. О том, что Католическая церковь именно в Средние века оказало огромное влияние на музыку, изобразительное искусство, архитектуру, создала международную юриспруденцию, при ней появились первые университеты и именно она во многом создала ту европейскую цивилизацию, к которой сейчас стремится весь мир, за исключением апологетов сермяжности, исконности, лаптей и паранджей, — предпочитают не размышлять. О том, что католическая церковь — вообще первая христианская церковь, а православие, к примеру, родилось лишь тысячу лет спустя – не задумываются.
Мракобесие многих хулителей католичества не позволяет им видимо задуматься и о том, что именно Католическая церковь — «составительница» и «редактор» Нового завета, завета Христа, который исповедуют абсолютно все христианские конфессии на земле. Предубеждение и невежество, множество устаревших клише до сих пор сопутствуют «знанию» о Католической церкви.
Средние века
Безусловно, во время своего становления Католическая церковь претерпевала разные перипетии, и ее изменения во многом зависели от того, кто управлял ею в тот или иной исторический период. Так, рождению инквизиции действительно способствовали люди со смещенной психикой: Папа Луций III в 1184 году и Папа Иннокентий III в 1198-м. Да, из-за их «изысканий» и им подобных, человечество лишилось Джордано Бруно, Галилея и многих-многих других талантливых, гениальных и самых простых людей. Но!
Но, во-первых, справедливости ради надо сказать, что не только в католических странах и на католический престол к власти то и дело приходили не совсем адекватные индивидуумы, устраивающие всемирные побоища и не ценящие человеческие жизни: мол, «бабы новых нарожают». И не только католические мракобесы писали трактаты по типу «Молота ведьм». Подобные литературные шедевры и сейчас нет-нет появляются на книжных прилавках, а их авторов привечают центральные российские телеканалы.
И, во-вторых, как-то совершенно забывается, что именно во времена средневековья Католическая церковь дала человечеству великолепных музыкантов, художников, ученых-священников. Основателя геологии о. Николаса Стено (Нильс Стенсен), основателя египтологии о. Атаназиуса Кирхера, теоретика, измерившего ускорение свободно падающего тела о. Джамбаттиста Риччоли, отцом современной квантовой теории был иезуит Руджер Бошкович. Кстати говоря, именно иезуиты когда-то особенно преуспели в исследовании землетрясений, да сейсмологию до сих пор нет-нет да назовут «иезуитской наукой». А сколько среди католических священников и монахов было выдающихся математиков, астрономов, естествоиспытателей, исследователей и юристов.
Так, многочисленный орден бенедиктинцев внес огромный вклад в культуру и экономику Средневековья: при них создавались библиотеки, скриптории, художественные мастерские, а их успехи и изыскания в животноводстве и селекции до сих пор имеют огромное влияние на аграрную науку.
Или, например, первым составителем международного права был католический священник 16 века, профессор Франсиско де Витория. Столкнувшись с жестоким обращением испанцев с исконными жителями Нового Света, де Витория и другие католические философы и теологи стали размышлять о правах человека и о должных отношениях между странами и народами. Именно эти католические мыслители разработали идею международного права в его нынешнем понимании. И, поскольку все европейские монархии так или иначе находились в подчинении у Папского государства, то они обязаны были учитывать утверждаемые ею современные для средневековья постулаты.
Современность
Первые большие перемены в Католической церкви нашего времени начали происходить во время правления Папы Иоанна XXIII, который был инициатором созыва Генерального Совета Второго Ватиканского собора (1962-1965 гг.). В этой масштабной встрече приняли участие епископы из разных стран мира, а также наблюдатели от православной, англиканской и протестантской конфессий. Совет инициировал множество изменений: в литургическом языке (переход с латинского на национальный язык), пересмотр сакраментальных ритуалов, экуменическую открытость по отношению к другим христианским церквям, большую озабоченность по политическим и социальным вопросам.
Итак, с середины 60-х годов прошлого века католики всех стран имеют возможность молиться и проводить обряды на своем родном, простом – современном языке. Так, например, принято во внеевропейских странах, но там, где проживает католики разных национальностей, например в Узбекистане, службы в церкви (местном Соборе Святейшего Сердца Иисуса) разделены по времени и проводятся на английском, русском (не старославянском), польском и корейском.
Безусловно, Католическая церковь консервативна и никогда не откажется от многовековых догматов. Однако и она меняется в силу изменения исторической и политической обстановки в мире. Более того, повзрослевшая и много претерпевшая за два тысячелетия Католическая церковь давно поняла, что ее могущество и в слабости. Поэтому ее понтифики находят в себе силы каяться за все прошлые прегрешения.
Папа Римский Иоанн Павел II за время правления — с 1978 по 2005 годы — принес более ста извинений: еврейскому народу за многовековой антисемитизм Католической церкви; извинения за нетерпимость и насилие, совершенные в отношении инакомыслящих; покаяние в организации религиозных войн и крестовых походов; покаяние в грехах, нарушивших единство христиан; покаяние в грехах против прав народов – неуважение к иным культурам и религиям; покаяние в прегрешениях против человеческого достоинства; покаяние перед женщинами мира за соучастие церкви в их притеснении и многие другие… 12 марта 2000 года Папа Иоанн Павел II провел отдельную торжественную мессу Mea Culpa в церкви Святого Петра в Ватикане, во время которой состоялось общее покаяние и «очищение памяти». Здесь было принесено покаяние и возданы молитвы о прощении у Бога за несправедливость, которую допустили христиане за все прошедшие столетия. Нынешний понтифик — Папа Римский Франциск в апреле 2014 года попросил прощения у всего мирового сообщества за священников, которые были уличены в сексуальных домогательствах к детям.
Среди многочисленных заблуждений есть еще одно — о том, что в настоящее время Католическая церковь в Европе утратила свои позиции. Это, мягко говоря, не совсем так. Среди наглядных примеров тому огромное количество верующих, еженедельно собирающихся на воскресные службы не только в главные церковные праздники. Кстати говоря, прямые эфиры с празднования Рождества и Пасхи, которых ведутся от ступеней Базилики Святого Петра в Риме, по зрительскому рейтингу могут быть сравнимы лишь с футбольными матчами во время Кубка мира.
Но это видимая сторона. Есть также и невидимая, но вполне весомая. Именно из-за миролюбивого и негласного влияния Католической церкви люди имеют сейчас ту Европу, которая им известна. Европу после правления Рэйгана и Тэтчер: Европу после падения Железного занавеса. Именно Католическая церковь последних тридцати-сорока лет оказала огромное влияние на мировоззрение людей Запада, отказавшихся от завоевательных идей и восстановления каких-бы то ни было империй. Также она повлияла и влияет на идеи толерантности и веротерпимости: во многом и благодаря Католической церкви человечество продвинулось в этом отношении вперед.
Ключевые слова
католики, Католическая церковь, Папа Римский, Ватикан, Европа, Средние века, средневековье, католический орден, иезуиты, францисканцы, бенедиктинцы, инквизиция, современность, наше время
p.s. этот текст еще не опубликован на КакПросто, но мне отчего-то хочется вынести его отдельно, а не как я делаю это обычно — в «сборниках»: OksMary: мой копирайт. №… / ликбез для домохозяек
p.p.s. хотя в сборнике OksMary: мой копирайт. №27 / ликбез для домохозяек он есть вместе с другими 🙂

Метки: кофейное, личное, размышлизмы, словоблудие, статьи-копирайт

История

Основная статья: История Католической церкви

Христианство основано на учении Иисуса Христа, который жил и проповедовал в I веке нашей эры в провинции Иудея Римской империи. Католическая доктрина учит, что современная Католическая церковь является продолжением ранней христианской общины, основанной Иисусом. Христианство распространилось по ранней Римской империи, несмотря на преследования и конфликты с языческими жрецами. Император Константин узаконил христианство в 313 году, а в 380 году оно стало государственной религией. Варварские завоеватели, которые захватили территории империи в V и VI веках и многие из которых уже к тому времени приняли арианское христианство, в результате перешли в католицизм.

Современная Римско-католическая церковь рассматривает всю историю Церкви до Великого Раскола 1054 года как свою историю.

Вероучение Церкви, по убеждению её приверженцев, восходит к апостольским временам (I век).

Средние века и Возрождение

Католическая церковь имела доминирующее влияние на Западную цивилизацию с поздней античности до начала Нового времени. Благодаря её поддержке возникли романский, готический, ренессансный, маньеристский и барочные стили в искусстве, архитектуре и музыке. Многие деятели Возрождения, такие, как, к примеру, Рафаэль Санти, Микеланджело, Леонардо да Винчи, Сандро Боттичелли, Фра Беато Анджелико, Тинторетто, Тициан, поддерживались Католической церковью.

В XI веке усилиями папы Григория VII право избрания пап закреплялось за коллегией кардиналов. Собрание кардиналов, на котором производились такие выборы, стало называться конклавом (лат. con clave — с ключом).

Анатолий Завгородний

Отвечает протодиакон Николай Михайленко:

– Одним из главных отличий православной Библии от католической является количество книг, включенных в канон. На сегодняшний день канон складывается следующим образом: православная Библия – 50 книг Ветхого Завета (из них 11 – неканонических) и 27 книг Нового Завета, католическая – 45 книг Ветхого Завета и 27 книг Нового Завета (согласно католической энциклопедии).

Все католические Библии восходят к латинскому переводу Вульгата. Православная Библия в части Ветхого Завета восходит к греческому переводу Септуагинта.

Есть ошибки перевода, причем, поскольку референтные тексты разные, – они разные. Из наиболее забавных случаев «трудностей перевода» приведу пример с пророком Моисеем. На многих западноевропейских картинах и скульптурах Моисей изображен с рогами. Это произошло в результате неправильного латинского перевода. В тексте на иврите сказано, что, когда он спустился с горы, лицо его светилось (сияло, было окружено лучами), но из-за двузначности одного из слов латинские переводчики ошиблись в переводе и вместо «лучей» получились «рога». А поскольку Вульгата считается в католицизме богодухновенной, ошибка живет себе Бог знает сколько лет. Кстати, в современных переводах на европейские языки ее обычно исправляют.

В Православии книги Ветхого Завета в греческой Библии совпадают с Септуагинтой (кроме Од и Псалмов Соломона, отсутствующих в греческой Библии).

Ветхий Завет славянской Библии основан на Септуагинте, но на эту основу накладываются многочисленные влияния со стороны латинской Библии (Вульгаты). В синодальном переводе Библии на русский язык, выполненном в XIX веке, канонические книги Ветхого Завета переведены с еврейской Библии (Масоретского текста), но в отдельных случаях с Септуагинты, например (Ис 7, 14), а неканонические книги – с греческого (кодексов Септуагинты), кроме третьей книги Ездры, переведенной с латинской Вульгаты. В синодальном переводе дополнительные отрывки и стихи, взятые из Септуагинты, но не содержащиеся в еврейской Библии, помещаются в квадратных скобках .

К неканоническим (которые рассматриваются как полезные и назидательные, но не богодухновенные) книгам, помещаемым в славянскую Библию, наша Церковь относит 11 книг, о которых было сказано выше:

  1. Вторая книга Ездры (В Септуагинте – Ездры А)
  2. Книга Товита
  3. Книга Юдифи
  4. Книга Премудрости Соломона
  5. Книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова
  6. Послание Иеремии
  7. Книга пророка Варуха
  8. Первая книга Маккавейская
  9. Вторая книга Маккавейская
  10. Третья книга Маккавейская
  11. Третья книга Ездры, (переведена с латинской) и все дополнительные отрывки к Танаху, содержащиеся в Септуагинте

В католицизме же состав канонических книг Ветхого Завета Библии (новая Вульгата), утвержденных на Тридентском соборе в 1546 году и подтвержденных на Ватиканском соборе 1871 года, входят так называемые второканонические (девтероканонические) книги, признанные имеющими равный авторитет и богодухновенность с книгами Танаха (ранее вошедшими в канон):

  1. Книга Товита
  2. Книга Иудифи
  3. Книга Премудрости Соломона
  4. Книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова
  5. Книга пророка Варуха с Посланием Иеремии (включена в книгу Варуха в качестве 6-й главы)
  6. Первая книга Маккавейская
  7. Вторая книга Маккавейская

В католицизме также приняты как канонические многие отрывки, содержащиеся в Септуагинте, кроме 151-го Псалма и Молитвы Манассии. В отличие от православной Библии, в католической Библии отсутствует Третья книга Маккавейская, 151-й Псалом, Вторая и Третья книга Ездры, причем последние две помещались в приложении к Вульгате (с названием 3-я и 4-я книга Ездры) вместе с Молитвой Манассии.

В греческих Православных Церквях (Константинопольская, Александрийская, Антиохийская, Иерусалимская, Элладская, Кипрская) дополнительные книги к Танаху называются «анагиноскомена» (то есть «рекомендуемые для чтения»), причем некоторые православные богословы называют их католическим термином – второканонические.

На Поместном Иерусалимском Соборе 1672 года, на котором присутствовало около 70 архиереев и священников от большинства Православных Церквей, книги Премудрость Соломона, Книга Иудифи, Книга Товита, Книги Маккавейские, Премудрость Сираха и 13-я и 14-я главы книги Пророка Даниила (повесть о Сусанне и история о Виле и Драконе) были отнесены к числу канонических. А вот катехизис митрополита Филарета (Дроздова) не упоминает этих книг в составе книг Ветхого Завета. Сами греки понимают каноничность этих книг не в смысле их богооткровенности (богодухновенности), но том в смысле, что они входят в принятый ими состав Священного Писания.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *