Павел Корин. «Реквием». К истории «Руси уходящей»

Выставка, посвященная великому замыслу Павла Корина работает с 22 ноября в ЦДХ на Крымском Валу. Зал 38.На протяжении нескольких лет Третьяковская галерея готовилась к реализации крупного и сложного спецпроекта, посвященного картине Павла Корина «Реквием. Русь уходящая», одному из самых грандиозных и загадочных художественных замыслов ХХ века, который так и остался незавершенным. Впервые после проведения больших реставрационных работ Третьяковская галерея экспонирует весь корпус портретов, этюдов и эскизов к картине, включая предназначавшийся для нее крупноформатный холст.
Павел Дмитриевич Корин (1892–1967) – выдающийся живописец, жизнь и творчество которого полны трагических парадоксов. Потомственный палехский иконописец, ученик и близкий друг М.В.Нестерова, П.Д.Корин был известен современникам в первую очередь как мастер портрета. Его кисти принадлежат ставшие классическими изображения художников С.Т.Коненкова, М.С.Сарьяна, М.В.Нестерова, Кукрыниксов, выполненные в 1940–1960-е годы. Знаковыми для советского искусства воспринимаются монументальные работы Корина – мозаики станций метро «Комсомольская» и «Смоленская», витражи станции «Новослободская». Благодаря им мастер получил официальное признание. Но главным делом его жизни стала работа над картиной «Реквием».
Замысел произведения возник в марте 1925 года под впечатлением от всенародного прощания с патриархом Тихоном, в котором Корин принимал участие. Потрясенный увиденным, он решил написать большое полотно, на котором главными героями стали бы реальные участники церемонии отпевания патриарха. За конкретным событием художник увидел обобщение – «церковь выходит на последний парад» (П.Д.Корин). Назвав будущую картину «Реквием», мастер определил ее содержание как заупокойную литургию, траурное прощание. Второе, широко известное в советское время название – «Уходящая Русь» («Русь уходящая») – было дано произведению А.М.Горьким и стало для Корина своеобразной «охранной грамотой».
Общая идея «Реквиема» с годами трансформировалась: первоначальный вариант – уход подвижников, гибель духовной традиции – в окончательной версии преобразился в свидетельство «неиссякающего множества» Церкви как вечного источника духа. Соответственно менялась и композиция. Если в ранних вариантах эскизов художник выстраивал ее по принципу шествия, крестного хода (работа 1927 года), то на последнем эскизе (1959) Корин пришел к идее предстояния, избрав местом действия центральное пространство Успенского собора Московского Кремля
В результате подготовительных работ к картине сформировался цикл из 29 портретов, эскизов-вариантов композиции, этюдов интерьеров Успенского собора Московского Кремля. Загрунтованный холст (551 × 941 см), помещенный в экспозиции, на протяжении десятилетий стоял нетронутым в мастерской художника. Ныне он воспринимается своеобразным камертоном, благодаря которому становится понятна грандиозность замысла, свидетельствующая о Корине как о продолжателе традиции создания «большой» исторической картины, важнейшей для национального искусства, а весь ряд произведений, созданных к «Руси уходящей», читается наиболее значительно.
Реальные персонажи портретов – митрополиты, архиепископы, игумены, схимницы, нищие, слепые, монахи и монахини, пришедшие проститься со своим патриархом, – на холстах художника превращаются в символы трагических событий в истории России XX века. Многие из действующих лиц «Реквиема» служили для Корина примерами нравственного и духовного выбора. Увековечение их облика средствами изобразительного искусства было одной из основных задач мастера. Четкие силуэты, выразительные, но сдержанные жесты и позы свидетельствуют о значительной внутренней силе героев картины, лучших представителей Церкви Земной перед ликами Церкви Небесной.
Корин продолжал трудиться над проектом более 30 лет, так и не приступив к написанию большого полотна. Однако нереализованность главного замысла не воспринимается как его крах. Идея «Реквиема» и процесс работы над ним были беспрецедентны в советском искусстве. В настоящее время корпус произведений, связанных с воплощением этой идеи, представляется целостным творческим проектом. Входящие в него работы выстраиваются в единое и мощное полифоническое полотно. О картине Корина ходили легенды. Мастерская живописца превратилась в место паломничества художников, литераторов, артистов, дипломатов; сохранились воспоминания о посещении ее наркомами, священнослужителями. Так «Реквием» превратился в значимое явление неофициальной художественной жизни Москвы.
Работа над «Реквиемом» стала лабораторией мастера, в которой формировались творческие принципы и живописные приемы, во многом предопределившие будущие пластические открытия в отечественном искусстве 1960-х годов.
С момента своего создания полотна хранились в доме П.Д.Корина на Малой Пироговской улице. Впоследствии по завещанию художника дом был передан Третьяковской галерее и стал одним из научных отделов музея. Однако здание мастерской – бывшая прачечная доходного дома – оказалось неприспособленным для экспонатов. В неблагоприятных условиях хранения у всех полотен изменился цвет, так как авторский лак утратил прозрачность. В 2009 году холсты поступили в запасники Третьяковской галереи из закрывшегося на реконструкцию Дома-музея П.Д.Корина.
На протяжении нескольких лет специалисты музея с помощью уникальных авторских методик выравнивали лаковую пленку, проводили регенерацию лака, удаляли провисание холстов. Два полотна отреставрированы благодаря финансовой поддержке ОАО «ТВЭЛ». В результате проведенных работ на многих полотнах открылись не читавшиеся ранее детали, вернулась глубина и прозрачность колористической гаммы. Проявившаяся интенсивная цветность живописи стала настоящим открытием даже для самих исследователей творчества Корина. Современному зрителю впервые предоставлена возможность увидеть эти полотна в первозданном состоянии.
Подготовлен альбом-каталог, включающий статью об истории работы над картиной, краткие биографии портретируемых, хронологию жизни и творчества П.Д.Корина.
Дизайн-проект экспозиции создан архитектором и художником Юрием Аввакумовым.

«Русь уходящая»: Церковь выходит на последний парад

Главное дело жизни Павла Корина — картина «Реквием. Русь уходящая». Над эскизами к ней он работал более сорока лет, но так и не приступил к написанию большого полотна. Картину называют одним из грандиозных художественных замыслов ХХ века.

А началось все в марте 1925 года, когда Павел Корин участвовал во всенародном прощании с Патриархом Тихоном в московском Донском монастыре. «Церковь выходит на последний парад», — подумал тогда молодой художник, выпускник Палехского иконописного училища, и решил писать большую картину, которую назвал траурным молебном — «Реквием».

Ее герои, среди которых есть реальные участники церемонии отпевания Патриарха — митрополиты, архиепископы, игумены, схимницы, нищие, слепые, монахи и монахини, – должны были воплотить образ Православной Церкви в целом.

Павел Корин. Реквием. Русь уходящая

Например, на картине мы видим Патриарха Московского и всея Руси Алексия I, архимандрита Сергия — духовника Марфо-Мариинской обители. Одним из первых духовных лиц, которые позировали Корину, стал митрополит Трифон (Борис Петрович Туркестанов), который широко почитался народом как подвижник и проповедник. Многие из изображенных были репрессированы во время борьбы с тайными монашескими братствами в Москве в 1920–1930-е годы.

Митрополит Трифон (фрагмент)

Переименовать картину в «Русь уходящую» Корину предложил Максим Горький и так уберег от различных преследований из-за попыток «воспевания Церкви». Писатель всегда поддерживал молодого художника.

Вскоре изменился и замысел картины: теперь главной стала не идея гибели духовной традиции, а мысль о неистребимости Церкви как вечного источника духа.

На вопрос, где и как он писал портреты «Реквиема», Корин отвечал: «Ходил по церквам, там и встречал этих людей, приводил к себе и писал». Художник признавался, что «изображал людей убежденных, но фанатиков не изображал».

«Мне трудно Вам объяснить, почему я писал это, но все-таки я скажу, что трагедия моих персонажей была моей бедой. Я не смотрел на них со стороны, я жил с ними, и сердце мое обливалось кровью» (из писем Павла Корина В. М. Черкасскому).

И хотя Корин называл эти работы «этюдами», по своим художественным свойствам это полноценные портреты. 29 портретов-этюдов для масштабной композиции сегодня хранит Третьяковская галерея. Часть из них можно увидеть на экспозиции:

Иеромонах Пимен (Сергей Михайлович Извеков). С 1971 по 1990 год — Патриарх Московский и всея Руси

В 1930–1940-х неоднократно подвергался арестам. В 1941-43 годах участвовал в Великой Отечественной войне, был ранен. Внес большой вклад в укрепление отношений между Православными Церквями разных стран, награжден орденом Трудового Красного Знамени «за активную миротворческую деятельность». По инициативе Патриарха Пимена в 1989 году были канонизированы Патриархи Тихон и Иов.

Иеромонах Пимен (на переднем плане)

Из-за нечеткой надписи, оставленной Кориным на подрамнике, есть два предположения, кто изображен за Патриархом Пименом. Либо это епископ Антонин (Александр Андреевич Грановский), богослов, исследователь и знаток древних языков, ученый и переводчик раннехристианских текстов. В 1921 году был запрещен в священнослужении за самовольные изменения в литургии. Активно сотрудничал с советской властью, выступал за низложение и арест Патриарха Тихона. Был одним из лидеров обновленческого церковного раскола. Либо это кто-то из иерархов, служивших в 1920–1930-е годы, – Антоний Миловидов, Антоний Панкеев, Антоний Романовский.

Великие события на стенах московского метро

И если этюды к «Руси уходящей» и портреты советских деятелей культуры можно увидеть только в музее, то есть работы, мимо которых ежедневно проходят миллионы жителей столицы и гости города, — это станции метро.

Московский метрополитен Павел Корин начал оформлять в 1950-е годы. На тот момент он уже двадцать лет был заведующим реставрационными мастерскими ГМИИ им. А.С. Пушкина.

По эскизам и под наблюдением Павла Корина на своде станционного зала «Комсомольской кольцевой» сделаны мозаики с изображением русских воинов – Дмитрия Донского, Минина и Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова, советских солдат и офицеров, а также Орден Победы в переходе на радиальную ветку. За оформление «Комсомольской кольцевой» Павел Корин получил Сталинскую премию.

Мозаика на Комсомольской кольцевой. Фото: Сергей Авдуевский / Москва меняется

Для станции метро «Новослободская» Павел Корин нарисовал эскизы 32 витражей — они стали его первой работой в этой технике, и эскиз мозаичной картины «Миру — мир», на которой изображена мать с ребенком на руках.

Новослободская. Фото: Сергей Авдуевский / Москва меняется

«Рабочий и колхозница» на торцевой стене зала «Павелецкой» и мозаика с эмблематикой русского и советского оружия в вестибюле станции «Смоленская» — это тоже работы Павла Дмитриевича.

Нет сомнения – Павел Корин был выдающимся мастером монументального искусства, считая, что «великие события истории, изображенные на стене, дадут народу не меньше, чем книга, прочитанная миллионами».

Биография

Родился 25 июня (7 июля) 1892 года в Палехе в семье потомственных иконописцев. Брат — Александр Корин, тоже художник. Отец умер, когда Павлу было 5 лет.

В 1903—1907 годах учился в Палехской иконописной школе, после окончания которой был принят учеником в московскую иконописную палату Донского монастыря, руководил которой К. П. Степанов.

В 1911 году М. В. Нестеров, для которого Павел Корин копировал его работы, пригласил его помогать расписывать церкви; через много лет в письме от 26 июля 1935 года Корин писал своему учителю: «Вы бросили мне в душу Ваш пламень, Вы виновник того, что я стал художником». По настоянию Нестерова в 1912 году Павел поступил в Училище живописи, ваяния и зодчества. Его учителями были К. А. Коровин и Л. О. Пастернак.

В 1916 году Корин окончил училище и в соответствии с пожеланиями великой княгини Елизаветы Фёдоровны отправился в Ярославль и Ростов изучать фрески древних русских церквей.

В феврале 1917 года он поселился в мансарде дома № 23 на Арбате, где организовал свою мастерскую. Там он работал до 1934 года. Здесь художника посетил Максим Горький, который принял участие в его судьбе: он выхлопотал для Павла Корина у советского правительства поездку в Италию.

В 1933 году Корин переехал в мастерскую на Малой Пироговской улице (дом № 16), где жил и работал до конца жизни и где теперь расположен Дом-музей П. Д. Корина. В 1942 году он руководил бригадой реставраторов, восстанавливавших плафон и фойе Большого театра, пострадавшие от бомбардировок.

После войны руководил реставрацией полотен Дрезденской галереи, возглавлял реставрационную мастерскую музея имени Пушкина. Во Владимирском соборе Киева реставрировал фрески и лично восстанавливал роспись Виктора Васнецова и Михаила Нестерова.

В 1958 году ему было присвоено звание народного художника РСФСР, он был избран действительным членом Академии художеств СССР. В 1962 году Корину присвоили звание народного художника СССР.

В 1963 году за портреты Мартироса Сарьяна, Рубена Симонова, Кукрыниксов, Ренато Гуттузо Павлу Дмитриевичу была присуждена Ленинская премия. В этом же году состоялась персональная выставка художника по случаю 70-летия со дня рождения и 45-летия творческой деятельности.

В 1966 году Корин подписал письмо 25 деятелей культуры и науки на имя генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева против реабилитации Сталина.

Умер 22 ноября 1967 года в Москве, похоронен на Новодевичьем кладбище (участок № 1).

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *