Содержание

Что такое церковные каноны и зачем они нужны?

Слово «канон» — греческого происхождения, и переводится оно как «правило», «норма». Каноны представляют собой общеобязательные правила поведения, принятые в Церкви. Поэтому можно сказать, что канон в Церкви по своему содержанию и смыслу есть то же самое, что и закон в государстве.

Необходимость церковных канонов в общем понятна. Оказываясь в любом обществе, мы должны соответствовать определенным, принятым в нем правилам поведения. Так и в Церкви. Став ее членом, человек должен подчиняться действующим в ее пределах нормам — канонам.

Можно прибегнуть к такой аналогии. Когда мы поправляем свое здоровье в больнице, мы сталкиваемся с определенными правилами, которым — хотим мы того или нет — должны подчиняться. И эти больничные правила могут поначалу показаться излишними или даже абсурдными до тех пор, пока мы не постараемся в них вникнуть.

При этом в Церкви не может быть канонического формализма. Каждый человек индивидуален, и потому значительную роль в его церковной жизни играет духовник. Зная слабые и сильные стороны приходящего к нему человека, священник, опираясь на каноническую норму, может действовать достаточно свободно. Ведь нельзя забывать, что основной массив канонов сформировался очень давно, еще в первое тысячелетие, и многие каноны не могут буквально применяться в нынешнее время. Поэтому у батюшки остается большое пространство для «маневра» (сами каноны это предполагают, оставляя священнику, например, право сокращать или, напротив, продлевать епитимии), и это очень важно, когда речь идет о таком сложном и чрезвычайно деликатном деле, как пастырство.

Но неужели без этого формализма невозможно спастись?

Нет, дело тут не в самом формализме, а в нас самих. Поскольку мы даже после крещения остаемся существами несовершенными, ленивыми, эгоцентричными, нас нужно приводить к какому-то соответствующему нашей вере порядку благочестивой жизни.

Конечно, не подлежит нормативному регулированию наше общение с Богом, например, как человек молится дома: долго ли, коротко ли, с лампадкой или без, глядя на икону или закрыв глаза, лежа или стоя, — это его личное дело и зависит исключительно от того, как у него получается лучше помолиться. Но если христианин приходит в собрание верующих, в Церковь, где таких, как он, уже много и у каждого есть свои взгляды, интересы, какие-то предпочтения, здесь уже без определенных правил, которые всю эту пестроту приведут к какому-то правильному единообразию, не обойтись.

То есть общеобязательные нормы, каноны, нужны там, где появляется общество, где уже требуется предписать определенные права и обязанности его членам, чтобы избежать в нем хаоса и беспорядка.

Кроме того, каноны служат поддержанию того изначального образа Церкви, который возник в день Пятидесятницы, так что она остается неизменной при любом государстве, культуре, общественной формации. Церковь всегда и во все времена одна и та же: и в I веке, и в эпоху Вселенских Соборов, и в поздней Византии, и в Московском царстве, и сейчас. И каноны оберегают эту тождественность Церкви самой себе через все века.

А разве в Евангелии Христос говорил что-либо о необходимости следовать каким-то правилам?

Конечно, говорил. Некоторые нормы христианской жизни Господь задает прямо в Евангелии. Например, есть каноны, которые регулируют таинство Крещения. И в Евангелии Христос первым эту норму устанавливает: Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь» (Мф 28:19–20).

Тут мы находим формулу крещения — «во имя Отца и Сына и Святого Духа», — которая произносится сегодня священником во время совершения таинства. Кроме того, сказано, что сначала нужно научить, а уже затем крестить. И вот отсюда, например, берет начало практика так называемых огласительных бесед перед крещением, когда священник или катехизатор должен подробно объяснить желающему войти в Церковь человеку основы христианской веры и благочестия.

Кроме этого, Господь Иисус Христос установил единобрачие, как норму (Мф 19:4–9). На основе именно Его слов Церковь развила свое учение о таинстве Брака. Однако она несколько смягчила «строгость» Евангелия, где, как известно, сказано: кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует (Мф 19:9). Церковь, снисходя к людской немощи и понимая, что не все смогут понести бремя одиночества, позволяет при определенных обстоятельствах вступать во второй и даже в третий брак.

Однако существуют и другие каноны, не взятые напрямую из Нового Завета. Церковь, водимая Святым Духом, выступает как продолжательница Законодателя Христа, расширяя, уточняя и поновляя свои правовые нормы. При этом, повторюсь, сама эта детализация и в целом вся законотворческая деятельность Церкви опирается на принципы, данные Спасителем в Евангелии.

А какие существуют каноны? И что они регулируют?

Церковных канонов очень много. Их можно разделить на несколько больших групп. Есть, например, каноны, регулирующие административный порядок управления Церковью. Есть «дисциплинарные» каноны, которые регулируют жизнь верующих и служение клириков.

Существуют каноны догматического характера, которые осуждают определенные ереси. Есть каноны, которые упорядочивают территориальное управление Церкви. Эти каноны устанавливают полномочия высших епископов, — митрополитов, патриархов, они определяют регулярность проведения Соборов и так далее.

Все каноны во всем их многообразии были сформулированы в первом тысячелетии церковной истории, и некоторые из них в чем-то устарели. Но Церковь эти древние каноны все равно чтит и очень внимательно изучает, потому что уникальная эпоха Вселенских Соборов является своего рода эталоном, образцом для всех последующих веков.

В наши дни из этих древних норм мы извлекаем если не прямые правила поведения, то по меньшей мере их дух, принципы, чтобы установить в поновленном виде такие нормы, которые будут отвечать потребностям сегодняшнего дня.

Понятно, что если гражданин нарушит закон, то он по решению суда будет за это наказан. А что в Церкви? Предусмотрены ли в ней наказания за нарушение того или иного церковного канона?

Если говорить о церковном праве, регулирующем благочестивую жизнь христианина, канонические санкции прежде всего лишают провинившегося человека самого главного — общения со Христом в таинстве Причастия. Это не мера возмездия, не наказание в расхожем смысле слова, а «терапевтическая» мера, нацеленная на то, чтобы вылечить тот или иной духовный недуг. Однако и здесь есть очень важная и существенная оговорка: окончательное решение относительно применения того или иного церковного наказания принимает духовник или, если брать более высокий уровень, епископ. При этом каждый случай рассматривается отдельно, и в зависимости от конкретной ситуации принимается то или иное решение.

Таким образом, церковные каноны более походят на лекарства, чем на законы. Закон действует в значительной мере формально, законодательная и исполнительная власть должны быть независимы.

В этом смысле, правоприменитель (епископ или священник) должен действовать так же, как поступает хороший и внимательный доктор. Ведь не станет же врач мучить новыми препаратами своего пациента, если назначенные лекарства уже благотворно подействовали! А вот если лечение положительных результатов не приносит, тогда доктор начинает применять другие препараты до тех пор, пока пациент не пойдет на поправку. И если в медицине показателем успешности лечения является выздоровление пациента, то для епископа и духовника подобным свидетельством будет искреннее раскаяние верующего.

Это, собственно, то, ради чего и существуют церковные санкции: настроить человека на покаяние и исправление, чтобы помочь ему в духовном росте, чтобы верующий, попавший под епитимью, пережил внутренний переворот и покаялся. Чтобы он осознал, что совершенный им грех лишает общения с Богом и постарался вновь его восстановить.

Церковные каноны где-то зафиксированы? Есть ли какие-то сборники, в которых они классифицированы и представлены?

Конечно. Кодифицировать свое право Церковь начала уже в конце IV века. Именно в эту эпоху после окончания гонений на христиан появляется огромное количество канонов, которое необходимо было как-то систематизировать и упорядочить. Так появились первые канонические сборники. Одни из них были организованы хронологически, другие — тематически, по предметам правового регулирования. В VI веке появились оригинальные сборники смешанного содержания, так называемые «номоканоны» (от греческих слов «номос» — императорский закон, «канон» — церковное правило). В него вошли и каноны, принятые Церковью, и законы императоров, касающиеся Церкви.

Существуют еще и так называемые апостольские правила. К самим ученикам Христа они прямого отношения не имеют и такое название, скорее всего, получили из-за их особой значимости и авторитетности. Возникли эти каноны на территории Сирии в IV веке.

Самый известный сборник древних канонов называется «Книга правил». В нее вошли и «апостольские» правила, и каноны, принятые на Вселенских Соборах, и каноны некоторых Поместных Соборов, и авторитетные мнения святых отцов по различным проблемам церковной жизни.

Нарушивший церковные законы

Примеры употребления слова грешник в литературе.

Годвин и его сыновья вели непрестанную войну с нормандцами, явившимися в Англию с новым королем, и вскоре старому эльдормену даже пришлось покинуть родину, когда его опозорил сын Свен, в греховной страсти посягнувший на красивую аббатиссу одного монастыря, а потом ушедший, босым, в одежде кающегося грешника, замаливать свой грех в Палестину и умерший где-то там, на Востоке.

И сказал Меркурин Авксентий, епископ Доростольский, такое надгробное слово князю готскому Атанариху: — Хотел сделать нас трусами и отступниками, но когда случалось так, чтобы грехи грешника не пали на его же голову?

Кроме Малалы, Пантелей, по наущению Иллариона, читал также хронику Георгия Амартола, то есть грешника, византийского монаха, который, подобно Малале, излагал историю человечества начиная от Адама, однако с особым желанием сосредоточивался на повествованиях о великих людях языческого мира, что вельми привлекало Пантелея.

Тут черт хвостом взмахнул, гром прокатился, князь еле на ногах удержался, деревья, дома, бараны, мосты вихрем пронеслись над головой, треснула земля, а там серые черти вилами ворочают в кипящей смоле грешников вместе в их арбами, кудиани же на вертелах диких барсов поджаривает.

Быть может, столь горько взирать ему стало На грешников, в ком добродетелей мало, Столь мерзостны стали и фат и бахвал, Что, лени предавшись, себя рисовал?

Источник: библиотека Максима Мошкова

Благочиние

Происхождение

Канон — греч. κανών, буквально — прямой шест, всякая мера, определяющая прямое направление, ватерпас, линейка. В Древней Греции этим словом называли свод основных положений или правил по специальности, имевших аксиоматический или догматический характер.

У древних греческих юристов κανών означал то же, что у юристов римских regula juris — краткое положение, тезис, извлеченный из действующего права и представляющий схему для решения того или другого частного юридического вопроса.

Церковный канон — это правила в области догматики отдельно взятой церкви, культовых действий, организации самой церкви, возведенные в закон.

Христианские церкви, как правило, следуют систематике из книг Ветхого Завета III века до нашей эры, греческий перевод Священного Писания «Септуагинта».

Как правило, для книг Ветхого Завета христианская традиция просто приняла еврейское собрание книг, которые рассматривались как авторитетные источники для применения в обществе. Но поскольку еврейский канон не был официально установлен, многие книги использовавшиеся со ссылкой на иудаизм, не достигли статуса святости.

По общему определению канон — это свод утверждений, имеющих догматический характер.

Библейский канон — совокупность избранных книг, которые считают непререкаемыми учениями, в создании которых участвовал сам Бог.

Канон Нового Завета сложился между первым и четвертым веками. В начале христианской церкви он оставался открытым для новых сочинений. Многие из них были широко распространены и читали их в западных и восточных частях Церкви. Со временем различные христианские общины пришли к тому, что признали некоторые из них авторитетными.

Во времена христианства название «канон», еще в эпоху апостолов (Гал. 6, 16; Фил. 3, 16), было усвоено тем церковным правилам, которые происходили от Самого Иисуса Христа и апостолов, или были установлены Церковью позднее, или, были установлены хотя и государством, но применительно к основанной на божественных заповедях компетенции собственно церковной. Имея форму положительных определений и нося на себе внешнюю церковную санкцию, эти правила назывались канонами в отличие от тех постановлений о церкви, которые, исходя от власти государственной, охраняются ее одобрением и осуществляются ее силой.

Каноны имеют большую силу, чем законы, так как законы издавались только греко-римскими императорами, а каноны — святыми отцами церкви, с утверждением императоров, вследствие чего канонам принадлежит авторитет обеих властей — церковной и государственной.
В обширном смысле канонами называются все постановления церкви, как относящиеся к вероучению, так и касающиеся устройства церкви, ее учреждений, дисциплины и религиозной жизни церковного общества.

Типы канонов

После того, как церковь стала свое вероучение излагать в общецерковных символах, слово канон получило более специальное значение — постановления Вселенского собора, относящегося к устройству церкви, ee управлению, учреждениям, дисциплине и жизни.

Определениями вселенских соборов VI и VII в. каноны церковные признаются «неотменными», «несокрушимыми» и «непоколебимыми»; но эти определения по самому существу дела допускают ограничения и исключения.

Ученые канонисты различают каноны действующие и прекратившие действие.

К неотменно действующим канонам относятся каноны всеобщие, касающиеся предметов веры, а также существенных оснований общецерковного устройства и дисциплины. Церковный канон, обусловленный обстоятельствами времени, приостанавливает действие канона более древнего, в чем они не согласуются один с другим, и в свою очередь может подлежать отмене по истечению обстоятельств, его вызвавших. Иногда позднейший канон считается не отменой более древнего, относящегося к тому же предмету, а лишь его разъяснением. Устное предание получает характер канона лишь после того, как оно оформлено в постановлении собора.

Каноны вселенских соборов исправляют и отменяют постановления поместных соборов. Иные каноны признаются утратившими свою силу вследствие изменившегося порядка жизни церковной, а также при наличии несогласных с ними государственных законов. Из постановлений соборов название канонов установилось за правилами соборов Вселенских, правилами девяти поместных соборов, апостольскими и правилами, извлеченными из творений тринадцати отцов церкви.

«Церковный канон» церкви вселенской большинством канонистов считается завершившимся в X веке, с изданием номоканона Фотия.
Всех канонов православной церкви 762.

Первым кодексом церковных канонов, бывшим в употреблении со времен императора Константина Великого, был сборник правил Никейского собора, дополненных правилами поместных соборов

Кодификация государственных законов греко-римской империи при Юстиниане вызвала подобные же работы и со стороны Церкви по отношению как к ее собственным канонам, так и по отношению к государственным законам по церковным вопросам. Отсюда получили свое начало так называемые номоканоны.

Действующие каноны

В настоящее время кодексом действующих церковных канонов в греческой церкви служит Пидалион (πηδάλιον — руль на корабле), составленный греч. учеными в 1793-1800 гг. К тексту канонов присоединены: толкования Зонары, Аристина и Вальсамона; Толкования этих трех толкователей в православной греческой и русской церкви всегда пользовались авторитетом. И это не только ради их внутреннего достоинства, но и вследствие одобрения их высшею церковною властью.Помимо работ толкователей,к текту Пидалиона приложены правила Иоанна Постника, Никифора и Николая патриархов. константинопольских и несколько статей, относящихся к области брачного права и формальностей церковного делопроизводства.

Русская Православная Церковь, при самом своем начале принявшая вместе с вероучением церковное право Византии в виде Номоканона (получившего на Руси имя Кормчей книги), не имеет полного кодекса действующих ныне церковных законов и постановлений,. Имеется лишь полное собрание, в хронологическом порядке, канонов древней вселенской церкви под названием книги правил, изданной от лица Святейшего Синода.

В 1873-1878 гг. Московским обществом любителей духовного просвещения сделано научное издание этих правил — греческого их подлинника и славянского перевода параллельно с толкованиями Зонары, Аристина и Вальсамона.

Хронологическое «Собрание постановлений по ведомству Св. Синода» было начато синодальной архивной комиссией (с 1869 по 1894 г. издано семь томов, охватывающих время с 1721 по 1733 г. включительно)

Необходимость церковных канонов

Любое организованное общество предполагает какие-то принципы своей организации, которым должны подчиняться все его члены. Каноны — это правила, по которым члены Церкви должны служить Богу и организовывать свою жизнь так, чтобы постоянно поддерживать это состояние служения, эту жизнь в Боге.

Как и любые правила, каноны призваны не осложнять жизнь христианину, а наоборот, помочь ему ориентироваться в сложной церковной реальности и в жизни вообще. Если бы никаких канонов не было, то церковная жизнь представляла собой полный хаос, да и вообще само существование Церкви как единой организации на земле было бы невозможно. При этом очень важно подчеркнуть, что, в строгом отличие от догматов, которые неизменны, как неизменен сам Бог, и не могут иметь никаких альтернатив, все каноны принимались в соответствии с учетом человеческого фактора, поскольку они ориентированы на человека — существо слабое и склонное к переменам.

Более того, сама Церковь первична по отношению к своим канонам и поэтому вполне возможны случаи, когда Церковь редактирует свои собственные каноны, что совершенно невозможно в отношении догматов. Можно сказать, что если догматы говорят нам о том, что существует на самом деле, то каноны говорят нам о том, как удобно Церкви существовать в предлагаемых обстоятельствах земного, грехопадшего мира.

Библиография

  • Епископ Г. Граббе Каноны Православной Церкви
  • Зачем Церкви нужны догматы и каноны — http://www.pravda.ru
  • Каноны Православной Церкви — http://lib.eparhia-saratov.ru
  • Каноны или книга правил — http://agioskanon.ru
  • Каноны Православной Церкви — http://www.zaistinu.ru/articles?aid=1786
  • Каноны Православной Церкви или Книга Правил — http://www.troparion.narod.ru/kanon/index.htm
  • Православие — http://ru.wikipedia.org
  • Протоирей В. Цыпин Каноны и Церковная Жизнь — http://www.azbyka.ru

Александр А. Соколовски

Каноны (правила) церковные

(51 голос: 4.6 из 5)

  • Авторитет и сила священных канонов Панайотис И. Бумис
  • Неизменное и временное в Церковных канонах Н.Н. Афанасьев
  • Алфавитная Синтагма иером. Матфей Властарь
  • Каноны Православной Церкви еп. Григорий (Граббе)
  • Учебник церковного права Н.С. Суворов
  • Церковное право прот. В.А. Цыпин
  • Деяния Вселенских Соборов
  • Краткий свод Канонов Православной Церкви
  • Правила первых четырёх Вселенских Соборов архиеп. Петр (Л’Юилье)
  • Канонические правила Православной Церкви с толкованиями Зонары, Аристина, Вальсамона и Славянской кормчей
  • Правила Святой Православной Церкви с толкованиями еп. Никодим (Милаш):
    • Правила св. Апостолов и Вселенских Соборов
    • Правила Поместных Соборов
    • Правила Святых Отцов Православной Церкви

Церко́вные кано́ны – 1) основные церковные правила, определяющие порядок жизни Православной Церкви (ее внутренне устройство, дисциплину, частные аспекты жизни христиан); 2) свод таких правил.

В широком смысле эпитет «канонический» в церковной лексике означает «законный, признанный» (например, канонические книги Священного Писания).

Как правильно понимать и применять церковные каноны?

При попытке применения церковных канонов к современным обстоятельствам необходимо учитывать mens legislatoris – намерение законодателя, т.е. изначально вкладываемый в канон смысл, исторический и культурный аспекты.

«Чтобы человек правильно применял церковные каноны с пользой для людей, он должен быть духовным и иметь духовное рассуждение. Потому что иначе он остаётся на букве закона, а буква закона «убивает». Человек тебе говорит. «В Кормчей так написано», и как видит в книжке, так буквально и применяет, а должен бы каждый случай анализировать отдельно. Как я видел на практике, в одном случае могут скрываться тысячи других случаев. Здесь нет одного рецепта, одного единого правила на все случаи жизни».
старец Паисий Святогорец

* * *

Протопресвитер Николай Афанасьев этими словами начинал свой курс канонического права: «Господа студенты! Мне поручено читать вам предмет, который обычно называют “каноническое право”, хотя я вам сразу должен сказать, что такое название является недоразумением, потому что самому праву в Церкви места нет. Право проникло в Церковь только тогда, когда оскудела любовь».

Краткий свод канонических определений Вселенских Соборов

I Вселенский собор в Никее в 325 году оставил нам 20 правил:

Правило первое запрещает принимать в клир лиц, которые сами себя оскопили;

Правило второе запрещает производить в священные степени новообращенных;

Правило третье запрещает священнослужителям иметь у себя в доме женщину, которая не является близкой родственницей;

Правило четвертое гласит, что епископы должны избираться епископами данной области и утверждаться митрополитом;

Правило пятое запрещает епископу принимать в общение лиц, отлученных другим епископом и повелевает дважды в год созывать соборы епископов;

Правило шестое подтверждает высшую власть некоторых епископов над другими епископами и запрещает поставлять епископа без соизволения митрополита и общего избрания;

Правило седьмое возвышает иерусалимского епископа на степень митрополита;

Правило восьмое законополагает о присоединении к Церкви еретиков и запрещает быть двум епископам в одном городе;

Правило девятое запрещает допускать к священнослужению лиц порочных;

Правило десятое заповедует извергать из священного чина падших;

Правило одиннадцатое говорит о способе покаяния отступивших от веры;

Правило двенадцатое говорит также об образе покаяния другого вида падших;

Правило тринадцатое повелевает напутствовать Св. Тайнами каждого умирающего;

Правило четырнадцатое устанавливает образ покаяния для отпадших от веры оглашенных;

Правило пятнадцатое воспрещает епископам и клирикам самовольно переходитьиз града во град ;

Правило шестнадцатое предписывает не принимать в общение клириков, которые самовольно удаляются от собственной церкви;

Правило семнадцатое воспрещает клирикам заниматься ростовщичеством;

Правило восемнадцатое воспрещает дьяконам преподавать св. Дары пресвитерам, причащаться прежде епископов и сидеть между пресвитерами;

Правило девятнадцатое говорит о «павлианах», что они, в случае их обращения, должны быть вновь крестимы, а клирики перерукополагаемы;

Правило двадцатое запрещает преклонять колена в день воскресный и во дни Пятидесятницы.

II Вселенский собор в Константинополе в 381 году оставил после себя всего семь правил:

Правило первое подтверждает Символ Веры, составленный на I Вселенском соборе и анафематствует всякую ересь;

Правило второе запрещает епископам простирать свою власть «за пределами своей области», вмешиваться в дела чужой епархии и устанавливает 5 церковных округов на Востоке;

Правило третье дает Константинопольскому епископу «преимущество чести по Римском епископе»;

Правило четвертое осуждает Максима Киника и «произведенное им бесчиние»;

Правило пятое принимает «исповедающих Едино Божество Отца и Сына и Святого Духа»;

Правило шестое повелевает «не без исследования» принимать обвинения на правителей Церкви;

Правило седьмое указывает на правила принятия кающихся еретиков.

III Вселенский собор, состоявшийся в Ефесе в 431 году, оставил восемь правил:

Правила – первое, второе, третье, четвертое, пятое и шестое – все касаются отлучения от Церкви еретика Нестория и его сторонников;

Правило седьмое запрещает слагать какой-либо новый Символ Веры;

Правило восьмое запрещает епископам «простирать свою власть на иную епархию, которая прежде и сначала не была под рукою его» и освобождает кипрских епископов от зависимости Антиохийского патриарха.

IV Вселенский собор, созванный в Халкидоне в 451 году, оставил после себя 30 правил. Из этих правил:

Правило первое подтверждает необходимость соблюдать все, что было постановлено на прежних соборах;

Правило второе карает низвержением симонию, или поставление в церковные степени за деньги;

Правило третье воспрещает епископам, клирикам и монашествующим «ради гнусного прибытка» заниматься «мирскими делами»;

Правило четвертое запрещает монахам бесчинное жительство;

Правило пятое подтверждает запрет епископам или клирикам «преходить из града во град»;

Правило шестое запрещает рукополагать клириков без определенного назначения;

Правило седьмое запрещает клирикам и монахам, под угрозой анафемы, «вступать в воинскую службу или в мирской чин»;

Правило восьмое повелевает клирикам пребывать «под властью епископов каждого града»;

Правило девятое запрещает клирикам судиться в светских судилищах;

Правило десятое воспрещает клирику числиться одновременно в двух церквах;

Правило одиннадцатое говорит о грамотах, выдаваемых убогим;

Правило двенадцатое запрещает епископам в церковных делах обращаться к гражданским властям;

Правило тринадцатое запрещает служить клирикам в чужой епархии без представительной грамоты своего епископа;

Правило четырнадцатое запрещает чтецам и певцам вступать в брак с иноверными женами;

Правило пятнадцатое говорит о поставлении дьяконисс;

Правило шестнадцатое запрещает монашествующим и девам вступать в брак;

Правило семнадцатое определяет точные границы епархий;

Правило восемнадцатое воспрещает «составлять скопища» и «строить ковы» епископам и своим сопричетникам;

Правило девятнадцатое повторяет правило о двукратном созыве в год Собора епископов;

Правило двадцатое повторяет запрещение клирикам переходить в другую церковь;

Правило двадцать первое повелевает не принимать доноса на епископов «просто и без исследования»;

Правило двадцать второе запрещает клирикам «расхищать вещи» епископа по его смерти; запрещает клирикам и монашествующим без всякого поручения от своего епископа приходить в Константинополь и жить в нем;

Правило двадцать четвертое запрещает обращать монастыри в мирские жилища;

Правило двадцать пятое запрещает оставлять кафедры епископов незамещенными больше трех месяцев;

Правило двадцать шестое повелевает епископам управлять церковным имуществом с помощью икономов;

Правило двадцать седьмое запрещает похищать жен для супружества;

Правило двадцать восьмое определяет круг судебной и административной деятельности Константинопольского патриарха и уравнивает его с папой Римским;

Правило двадцать девятое запрещает низводить епископа на пресвитерскую степень;

Правило тридцатое говорит о египетских епископах.

V Вселенский собор в Константинополе в 553 году и VI Вселенский собор в Константинополе в 680 году не оставили после себя правил, но, вместо этого, в 691 году был созван собор так наз. «Трулльский», именуемый иногда поэтому «Пято-Шестым», на котором было возмещено это опущение и составлено целых 102 правила. Из правил этого собора особенно важны:

36-е правило, которое повторяет о равноправии константинопольской и римской патриарших кафедр и указывает вообще иерархический порядок патриарших кафедр;

8-е правило, которое повелевает митрополиту ежегодно созывать собор епископов;

12-е, 13-е и 48-е правила решают вопросы о браке священнослужителей;

33-е правило осуждает обычай Армянской страны принимать в состав клира только лиц, происходящих из священнического рода;

64-е и 70-е правила запрещают мирянину и жене поучать всенародно в храме во время богослужения;

80-е правило грозит отлучением тому, кто в течение трех воскресных дней не придет в храм на богослужение;

54-е правило запрещает вступление в брак в близком родстве;

53-е правило узаконяет духовное родство восприемников с воспринимаемыми и запрещает им вступление в брак;

72-е правило запрещает смешанные браки с еретиками;

73-е правило повелевает воздавать честь животворящему Кресту Господню и запрещает начертывать изображение его на земле, дабы оно не попиралось ногами;

75-е правило требует благочинного пения в храмах;

74-е и 76-е правила запрещают в храмах и «внутри священных оград» устраивать трапезы, корчемницы или «купли производить»;

77-е правило запрещает не только священнослужителям и инокам, но и «всякому христианину мирянину» мыться в бане вместе с женщинами;

83-е правило запрещает преподавать Евхаристию телам умерших;

86-е правило повелевает отлучать от Церкви тех, кто содержит блудниц;

90-е правило повторяет запрещение преклонять колена в дни воскресные, «ради чести Воскресения Христова»;

91-е правило повелевает отлучать от Церкви вытравляющих плод во чреве;

100-е правило подвергает отлучению распространяющих порнографию;

102-е правило говорит о епитимиях кающихся.

VII Вселенский собор в Никее в 787 году издал двадцать два правила, из которых наиболее важные:

3-е правило, запрещающее избрание во священные степени мирскими начальниками;

4-е и 5-е правила, запрещающее симонию;

6-е правило повторяет требование о созыве ежегодных соборов епископов и запрещает мздоимство;

10-е правило повторяет запрещение клирикам оставлять свои приходы и занимать мирские должности;

11-е правило повторяет требование иметь иконома в каждой церкви и по монастырям;

12-е правило повелевает епископу и игумену иметь попечение о всех церковных вещах и ими распоряжаться, но не присваивать чего-либо самому себе в собственность, под страхом изгнания;

15-е, 16-е, 18-е и 22-е правила запрещают священнослужителям и монашествующим своекорыстие, роскошь и близкое общение с лицами женского пола;

20-е правило запрещает устройство «двойных монастырей», где бы женщины жили вместе с мужчинами, и близкое сообщение монахов с монахинями;

21-е правило запрещает монаху или монахине оставлять свой монастырь и отходить в другой без воли игумена.

Канон церковный

(греч. κανών, буквально — прямой шест — всякая мера, определяющая прямое направление: ватерпас, линейка, наугольник). I. В Древней Греции композиторы, грамматики, философы, медики этим словом называли свод основных положений или правил по своей специальности, имевших аксиоматический или догматический характер (то, что позже, в эпоху схоластики, наз. summa, напр. summa philosophiae). У древних греческих юристов κανών означал то же, что у юристов римских regula juris — краткое положение, тезис, извлеченный из действующего права и представляющий схему для решения того или другого частного юридического вопроса. II. Во времена христианства это название прежде всего, еще в эпоху апостолов (Галат. VI, 16; Филип. III, 16), было усвоено тем правилам церковным, которые происходили от самого И. Христа и апостолов, или были установлены церковью в пределах данных ей от И. Христа и апостолов полномочий, или, наконец, были установлены хотя и государством, но применительно к основанной на божественных заповедях компетенции собственно церковной. Имея форму положительных определений и нося на себе внешнюю церковную санкцию, эти правила назывались К. в отличие от тех постановлений о церкви, которые, исходя от власти государственной, охраняются ее санкцией и осуществляются ее силой. Последним в юридической греко-римской литературе усвояется название закона — νόμος, общее со всеми законами государства. По мнению византийских канонистов (Вальсамона, Властаря и др.), а также некоторых новейших ученых, каноны имеют большую силу, чем законы, так как послание издавались только греко-римскими императорами, а каноны — святыми отцами церкви, с утверждения императоров, вследствие чего К. принадлежит авторитет обеих властей — церковной и государственной. В обширном смысле К. называются все постановления церкви, как относящиеся к вероучению, так и касающиеся устройства церкви, ее учреждений, дисциплины и религиозной жизни церковного общества, а иногда и творения отдельных отцов церкви (напр. Κανών έκκλησιαστικός Климента Александрийского). После того, как церковь стала свое вероучение излагать в общецерковных символах, слово К. получило более специальное значение — постановления вселенского собора, относящегося к устройству церкви, ee управлению, учреждениям, дисциплине и жизни. В этом значении слово К. окончательно узаконено 1 и 2 правилами Трулльского собора. Поэтому в сборниках церковных К. хотя находятся и символы, и догматы, но лишь настолько, насколько они входят в состав определений соборов. Затем обыкновенно различают К. всеобщие (καθολικοί, γενικοι κανόνες) и частные, или местные (τοπικοί, ίδικοί κανόνες), а некоторые канонисты, кроме того, — К. личные (προςοπικοί). Большинство ученых, с Вальсамоном во главе, постановления, касающиеся отдельных лиц, не признают за К. по силе принципа «jura non in singulas personas, sed generaliter constituntur». Определениями вселенских соборов VI и VII в. К. церковные признаются «неотменными», » несокрушимыми» и «непоколебимыми»; но эти определения по самому существу дела допускают ограничения и исключения. Ученые канонисты различают К. действующие и прекратившие действие. К неотменно действующим К. относятся лишь К. всеобщие, касающиеся предметов веры, а также существенных оснований общецерковного устройства и дисциплины. Церковный К., обусловленный обстоятельствами времени, приостанавливает действие К. более древнего, в чем они не согласуются один с другим, и в свою очередь может подлежать отмене по миновании обстоятельств, его вызвавших. Иногда позднейший К. считается не отменой более древнего, относящегося к тому же предмету, а лишь его разъяснением. Устное предание получает характер К. лишь после того, как оно оформлено в постановлении собора. К. соборов вселенских исправляют и отменяют постановления соборов поместных (см. апр. 16-е правило VI вселенского собора). Иные К. признаются утратившими свою силу вследствие изменившегося порядка жизни церковной, а равно при наличности несогласных с ними государственных законов. Из постановлений соборов сначала название К. усвоялось лишь правилам соборов вселенских. Трулльский собор возвел на степень К., равных по силе и ненарушимости постановлениям вселенских соборов, правила девяти поместных соборов: Анкирского, Неокесарийского, Гангрского, Антиохийского, Лаодикийского, Сардикийского, Карфагенского и Константинопольского, затем правила так называемые апостольские и правила, извлеченные из творений тринадцати отцов церкви: Дионисия Александрийского, Петра Александрийского, Григория Неокесарийского, Афанасия Александрийского, Василия Великого, Григория Нисского, Феофила Александрийского, Григория Богослова, Амфилохия Иконийского, Тимофея Александрийского, Кирилла Александрийского, Геннадия Константинопольского и Киприана Карфагенского. Впоследствии к К. причислены правила Константинопольского собора 861 г., так называемого двукратного, или второпервого (см.), и Константинопольского собора 879 г., бывшего в храме Софии. Всех К. православной церкви 762. Древнейший сборник, воспроизводящий первобытную церковную практику, — так назыв. постановления апостольские (διαταγαί τών άγιων άποστόλων), о которых упоминает в III в. Ириней Лионский, а в IV в. Афанасий Александрийский и Епифаний Кипрский, — в первоначальном своем виде не дошел до нас, а в том виде, в каком он сохранился от V в., содержит много примесей и искажений, вследствие чего собор Трулльский (692 г.) воспретил пользоваться им как источником каноническим и он имеет значение лишь исторического материала. Другой сборник древнейших К. церкви, известный под именем правил св. апостолов, составление которого в нем самом приписывается Клименту (отнюдь не римскому епископу, как думали до позднейшего времени), сначала имел значение лишь местное, и хотя еще 1-й вселенский собор ссылался на некоторые его правила, но в настоящем своем виде он получил начало, по мнению проф. Лашкарева, не ранее половины V в. Дионисий Малый знал его (и перевел на латинский язык) лишь в числе 50 правил; но Иоанн Схоластик и затем Трулльскый собор признали его подлинным в полном составе 85 правил. Первым кодексом церковных К., бывшим в употреблении со времен имп. Константина Великого, был сборник правил собора Никейского, дополненных правилами поместных соборов Анкирского, Неокесарийского и Гангрского, а позже — и Антиохийского; он был составлен в период времени между Никейским и Константинопольским вселенскими соборами, на Востоке и пополнялся затем постановлениями позднейших соборов. В половине VI века в его состав входят вышеупомянутые апостольские правила. Кодификация государственных законов греко-римской империи при Юстиниане вызвала подобные же работы и со стороны церкви по отношению как к ее собственным К., так и по отношению к государственным законам по церковным вопросам. Отсюда получили свое начало так называемые номоканоны (см. Византия). В настоящее время кодексом действующих церковных К. в греческой церкви служит Пидалион (πηδάλιον — руль на корабле), составленный греч. учеными в 1793-1800 гг. на основании, главным образом, синтагмы патр. Фотия. К тексту К. присоединены: 1) толкования Зонары (см.), Аристина (составившего в XII в. «толкование на синопсис К.») и Вальсамона (см.); 2) правила Иоанна Постника, Никифора и Николая патр. константинопольских и 3) несколько статей, относящихся к области брачного права и формальностей церк. делопроизводства. Такое же значение имеет и Синтагма (συνταγμα), изд. в Афинах в 1852-59 г. (см. Византия). Русская церковь, при самом своем начале принявшая вместе с вероучением церковное право Византии в виде номоканона (получившего на Руси имя Кормчей), доселе не имеет полного кодекса действующих ныне церковных законов и постановлений, так что, по справедливому замечанию одного из современных канонистов русских, за одно и то же церковное закононарушение один епископ может присудить одно наказание, основываясь на одном правиле, другой епископ — другое, руководясь другим законом. Имеется лишь полное собрание, в хронологическом порядке, К. древней вселенской церкви под названием книги правил, издаваемой от лица Св. Синода. В недавнее время (1873-1878 гг.) Московским обществом любителей духовного просвещения по мысли протопресвитера М. И. Богословского под редакцией сначала проф. А. Ф. Лаврова, а потом проф. А. С. Павлова сделано научное издание этих правил — греческого их подлинника и славянского перевода параллельно с толкованиями Зонары, Аристина и Вальсамона. Хронологическое «Собрание постановлений по ведомству Св. Синода» едва начато синодальной архивной комиссией (с 1869 по 1894 г. издано семь томов, обнимающих время с 1721 по 1733 г. включительно). См. Biener, «De collectionibus canonum ecclesiae Graecae» (Берл., 1827); Bickell, «Geschichte des Kirchenrechts» (Гиссен, 1843); Zachariä von Lingenthal, «Die griechischen Nomocanonen» (СПб., 1877); проф. M. Остроумов, «Курс православного церковного права. Ч. 1-я. Источники церковного права» (Харьков, 1894; в этом сочинении рассмотрена вся древняя и новая литература предмета); проф. П. Лашкарев, «Право церковное в его основах и источниках» (Киев, 1889); проф. Н. Заозерский, «Очерки кодификации церк. права», в «Чтен. Моск. общ. любит. духовн. просвещ.» (1881-1883); его же, «Исторический обзор источников церковного права» (М., 1891).

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *