С древних времен и до наших дней учителя и пастыри Церкви говорили и продолжают говорить о том, насколько важна общая семейная молитва. Собственно, семья как домашняя Церковь складывается из немногих моментов, и среди них – общая молитва, по сути – общее богослужение, служение Богу. Протоиерей и профессор Глеб Каледа так говорил об этом:

«Семья как домашняя Церковь должна иметь совместную молитву… По мере возрастания дети приобщаются к родительской молитве, возникает общесемейное молитвенное правило, которое не исключает индивидуальных молитвенных правил у каждого члена семьи. В условиях современной жизни семье удобнее всего собираться на общую молитву один раз в сутки, вечером».

Как найти время для молитвы, когда дети не успевают даже уроки сделать на завтра?

То, что это дело важное и нужное, наверное, понятно каждому, кто пытается построить свою семью как семью христианскую. При этом есть люди, у которых все это дело легко, просто и естественно встроено в жизнь – встроено с самого начала жизни семьи, встроено еще до начала этой жизни. Но многим из нас встать всем вместе на молитву, делать это каждый день оказывается совсем не просто. Как найти время для молитвы, когда дети не успевают даже уроки сделать на завтра? Как молиться со всеми детьми, когда они разных возрастов, разной способности простоять на месте хотя бы полторы минуты, разной готовности осмысленно произнести просто «Господи, помилуй»? В каждой семье эти проблемы решаются по-своему, и решений здесь будет фактически столько же, сколько и семей. Мне кажется, важно даже не то, как именно будет устроена общая домашняя молитва, а то, чтобы она вообще появилась в жизни каждого дома.

Как найти время для общей молитвы?

Когда речь идет о семье, где родители работают почти круглосуточно, где дети учатся в школах с многоэтажными домашними заданиями, занимаются хоть какими-то дополнительными занятиями и приходят домой ближе к девяти вечера, где домашние дела – это бесконечные уборки, готовки и прочий быт, то найти время для молитвы кажется почти невозможным. Но здесь вопрос только один: мы действительно считаем общую молитву делом важным, или это только абстрактные слова? Если правда важно – время найдется.

24 часа, положенные нам на каждый день, мы как-то на что-то распределяем. Сначала делаем важные и неотложные дела, а то, что считаем не настолько важным, – по остаточному принципу. При этом, если есть какие-то проблемы со здоровьем или есть желание, чтобы этих проблем не возникло, стараемся находить возможность еще и отдыхать. Тайм-менеджмент и все такое умное трогать не будем. Но есть вполне понятная вещь: то, что мы поставили в список «желательного», но не «обязательного» скорее всего, сделано не будет. Или будет делаться нерегулярно. Поэтому дело за малым: если мы хотим, чтобы в жизни нашей семьи появилась ежедневная общая молитва, нужно просто поставить ее во главу угла, на место дел обязательных. А все остальные дела в нашем списке поставить уже после нее.

Чаще всего в православных семьях реальное общее правило – вечернее. Например, каждый вечер, после ужина и уборки со стола, мы все встаем на общую молитву. Если при этом у кого-то есть срочная работа, или в доме есть что-то вопиюще неубранное, или нужно успеть приготовить что-то назавтра – мы НЕ занимаемся этими срочными делами. Мы просто встаем на молитву. Может быть, эти срочные дела можно будет сделать после правила. Может быть, обнаруженное срочное дело будет отложено на завтра. Но принцип прост: встать на молитву – это на первом месте. Исключения, конечно, могут быть – но если исключения бывают через каждые пару дней, то это уже не исключения, а правило.

Ежедневная молитва строит наш день, строит жизнь нашего дома

Уже упомянутый отец Глеб Каледа так говорил об этом: «Молитвенные циклы создают ритмику христианской жизни, а она перерастает в духовное развитие». Это о том, что ежедневная молитва строит наш день, строит жизнь нашего дома. И еще это о том, что привычка вставать каждый день на молитву – пусть просто привычка, пусть где-то формальность, но это шанс перевести «ритуал» на уровень «духовного развития».

И еще один момент. Иногда кажется, что мы и наши дети и так перегружены бесконечными работами и учебами – ну, куда еще нам молитвенные правила устраивать? Нам, многоработным и многодетным, «полагается» послабление. Но ведь все дело как раз в том, что общая молитва – не перегруз, не бремена неудобоносимые, а ровно наоборот.

Если наш день – бесконечные дела, изматывающие поездки и рутинный труд, то нам как раз совершенно необходимы остановки, перезагрузки. Необходимо слезать с наших американских горок и иногда лежать на травке, глядя в голубое небо. Модные психологи советуют современным дамам устраивать хотя бы десятиминутные медитации, хотя бы раз в день. Это даже не параиндуистские заморочки – а, скорее, на тему «отбрось все мысли о делах, подумай и великом и прекрасном». Это некий выход из суеты и круговерти ежедневных дел. Это из серии «давайте делать паузы в пути».

Найти время для молитвы – вопрос безопасности. И духовной, и психической

И что в таком случае может быть лучше молитвы?! Трудно вообразить. Это та самая пауза в пути, это перезагрузка, это «отложи житейское попечение» и при этом – «вспомни о том, ради Кого, во Имя Кого все это». Это обращение к Богу, это хотя бы попытка общения с нашим Помощником и Покровителем, с нашим Отцом. И это – «двое или трое собраны во Имя Мое» (Мф. 18, 20)…

Если наши дни, дни наших детей заряжены срочными и бесконечными делами, то ежедневная молитва – крайняя необходимость. Не только в плане духовной жизни. Найти время для молитвы – по-моему, вопрос безопасности. И духовной, и психической.

Полное или сокращенное правило?

Смежный вопрос: а сколько времени может занимать общая молитва? Тоже вопрос растяжимый. Во-первых, что значит «положенное полное правило»? Повечерие с каноном дня? Служба дня? Принятые в России «вечерние молитвы»? Кто-то ссылается на Древнюю Русь, кто-то на греков, чаще ориентируются на изданные молитвословы. Здесь многое зависит от меры каждого человека, и здесь много может помочь священник, который хорошо знает семью и у которого есть опыт общих молитв в его собственной семье.

Но в общем и целом есть такой момент: когда мы молимся всей семьей, это значит, что на молитву встают очень и очень разные люди. Взрослые, подростки, младшие школьники, дошкольники, младенцы – все собираются вместе. И странно было бы ожидать, что все эти присутствующие смогут молиться едиными усты и единым сердцем. Но ведь именно этого мы в конечном счете и хотели бы добиться?

Чтобы общая молитва могла состояться, чтобы стояние на молитве не стало слишком тяжелым испытанием для всех нас, стоит учитывать, что детям класса до четвертого не так просто заниматься монотонным делом долгое время. И этот момент – в пользу короткого правила. К тому же короткое правило, в отличие от длинного, будет гораздо легче вписать в расписание дня. Найти час на молитву трудно. А десять минут? Из 1440 минут, которые есть в сутках, уж десять-то можно посвятить общей молитве. Даже когда аврал, режим сбит, те самые срочные дела или все хотят спать – десять минут реально высвобождаются. Тогда как получасовое правило покажется трудным и, скорее всего, невыполнимым.

Так что каждый решает сам, в совете с мужем, женой, духовником. Но мне кажется, что общее правило должно быть обязательным, ежедневным и примерно десятиминутным. Плюс-минус. Все, что мы, родители, захотим почитать еще – почитаем сами отдельно. Если кто-то из наших детей захочет помолиться подольше, побольше – пусть молится сам или в других возможных комбинациях. У нас иногда кто-то из детей приходит «домаливаться» после общей молитвы к родителям. Но формат общесемейной молитвы, когда в доме много разных возрастов, когда младшие дети хотя бы в начальной школе, или когда подростки не протестуют против молитвы, но и не стремятся к ней – такой формат должен быть, по-моему, минимально-реальным.

Обстановка для молитвы

Мы можем обращаться к Богу в любом месте, в любой обстановке. Но православная, двухтысячелетняя традиция показывает особенную обстановку, которая помогает настроиться на молитву. В первую очередь это традиция молиться перед иконами. Как мы устроим домашний красный угол, поместим ли одну икону на стену, поставим на полку – это, конечно, не принципиально. Можно сказать такую вещь: когда икона очень маленькая, когда лики размером всего в один сантиметр, то сосредоточиться на иконе довольно трудно. Приобрести икону большого размера, где лики будут крупные, сегодня – никаких проблем. Не имея денег на покупку большого образа, можно из церковного календаря вырезать святое изображение и вставить в готовую рамку для фотографий.

Еще одна в буквальном смысле яркая церковная традиция – зажигать лампаду или свечу перед иконой. Кроме символического значения, этот обычай имеет еще очень важные практические функции. Когда мы встанем на молитву – выключим свет, и перед иконой будет гореть живой огонек. В темноте комнаты единственным светлым, ярким местом окажутся иконы. А значит, волей-неволей и мы, и наши дети будем, скорее всего, смотреть именно на лики Спасителя, Божией Матери. А значит, будет шанс, что хотя бы иногда во время общей молитвы мы будем… молиться. Или хотя бы мысли наши будут возвращаться куда-то в эту сторону. Впрочем, бывает, что нужно больше света, когда дети читают по молитвослову. Тогда каждый может держать в руке свечу или на время этого чтения выключать нижний свет. Но вообще, когда за ребенком надолго «закрепляется» та или иная молитва, довольно быстро текст выучивается наизусть, и свет уже не нужен.

А еще горящий огонь успокаивает. Тоже важная вещь: после суматохи дня, после миллиона дел, в преддверии еще одного миллиона дел несделанных огонек лампады помогает утишить свои чувства и мысли. Вокруг суета мегаполиса, бесконечная гонка и нервотрепки – и тут раз в день вечером мы собираемся все вместе, выключаем свет. И перед иконами горит лампада. Так не только гораздо легче молиться. Все это еще и буквально, наглядно, осязаемо выключаетмiр, переводит время домашней молитвы в некую параллельную реальность. Собственно, это и есть выход в другое измерение – в область жизни духовной.

Впрочем, многим из нас зажигать свечи, зажигать живой огонь в квартире непривычно и иногда, может быть, даже страшно. И это понятно – пожары никто не отменял, техника безопасности должна соблюдаться. Здесь можно сказать, что самое опасное, наверное, – это тонкая церковная свеча, вставленная в небольшой подсвечник, на деревянной полке перед бумажной иконой. Тонкая свеча легко может упасть, согнуться, сама икона может упасть на огонь свечи. Здесь необходимо внимание и еще раз внимание.

Лампада – совсем другое дело. Это несравненно более безопасная вещь по самой своей сути. Да и огонек лампады такой крошечный, что скорее он сам не вовремя погаснет, чем окажется способен что бы то ни было зажечь.

Тем, кто уж очень боится и не привык иметь дело с лампадами, на помощь могут прийти современные технологии. Так называемые греющие свечки, да еще вставленные в специальные стеклянные или узорчатые металлические подсвечники, – наверное, самый безопасный на свете способ зажечь дома живой огонь. Такая греющая свечка, вставленная в красный стаканчик – это почти лампадка.

Что делать: заниматься уборкой или начать молитву?

Еще один вопрос «внешней обстановки» во время общей молитвы – уборка комнаты. Наверное, есть люди, у которых всегда и везде абсолютная чистота и порядок. Но чаще всего, когда в доме есть маленькие дети, когда вообще в доме дети, к вечеру хоть что-то, да не в порядке. А может быть, вообще все в беспорядке. И получается так: пора вставать на молитву, а в комнате – небольшой или даже большой хаос. Что делать: заниматься уборкой или начать молитву?

Вообще, молитва как таковая стоит того, чтобы ее почтить. Вопрос в том – как. На практике, если у нас все упрется в уборку, то до молитвы дело может и не дойти. Все окажется настолько непростым и суетным, столько негатива скопится вокруг идеи «встать всем вместе на молитву», что наша десяти-пятнадцатиминутная молитва превратится в тяжелое испытание для нервов всех членов семьи. Так что если в комнате действительно очень грязно, то, мне кажется, будет достаточно быстро, вместе, без криков и обвинений убрать что-то основное, что-то сильно выдающееся. А пылесосить и перемывать полы, раскладывать книжки по полочкам не стоит. К тому же ситуацию спасает выключенный свет: темно, торчащих из-под кроватей игрушек и колготок не видно. Зато видна икона, подсвеченная лампадкой. Вот на эту икону мы и будем смотреть во время молитвы.

Вообще, в жизни семьи бывает и другой формат общей молитвы: настоящее домашнее богослужение, когда дома читается церковная служба. И вот тогда можно и хорошо, особенно убираться к этому делу, одеваться, зажигать ладан… Но на каждый день, мне кажется, все это устраивать не обязательно.

Как можно организовать общее правило, о молитве своими словами, о проблемах с «плохим» поведением детей во время молитвы, о малышах и подростках – об этом разговор пойдет во второй части.

Попробовать себя в роли сварщика было ее давней мечтой. Это немного странно для женщины, но герои нашей рубрики – вообще личности неординарные.
Приезжаем на место. В лаборатории сварки и дефектоскопии производственного объединения «Норильскремонт” шумно от аппаратов: ни одна из рабочих кабинок не простаивает. Здесь постоянно подтверждают квалификацию. Сваривают контрольные образцы, обучаются новым видам работ, осваивают новое оборудование.
Наша героиня уже переоделась в спецовку и идет в учебный класс на инструктаж по технике безопасности.
– Будем выполнять сварку стыкового соединения стальных пластин толщиной 10 миллиметров. В случае чрезвычайной ситуации не пытайтесь нейтрализовать ее самостоятельно, следуйте моим указаниям. Всегда ведите динамическую оценку риска, – Вера Калабекова внимательно слушает своего инструктора по сварке Александра Логинова. Он объясняет азы рабочего процесса.
А журналисты в это время отвлекаются на демонстрационную доску в учебном классе, где маркером написана целая поэма. Правда, на неясном языке: «Технологическая карта на сварку пластин ГОСТ 5264-80, угловое, тавровое, нахлесточное соединения, тип разделки кромок – С17, положение сварочного шва в пространстве – П1, рекомендуемые параметры тока…” Словом, понятно, что неспециалисту тут ничего не понятно.
Да вам и ни к чему, – снисходительно улыбается один из сопровождающих.
Технологично
Инструктаж окончен, и начинающая сварщица вслед за инструктором заходит в одну из учебных кабинок. Места там немного, да и по технике безопасности находиться возле работающего аппарата без защитной амуниции нельзя. Поэтому наблюдаем снаружи.
Со стороны ученица и ее инструктор похожи на астронавтов, ремонтирующих сломанную деталь звездолета: современные сварочные маски и щитки очень напоминают часть космического скафандра. Это уже не тот примитив из простого корпуса и темного стекла, каким пользовались когда-то.
– Это сварочная маска с автоматически затемняющимся светофильтром, вот здесь – настройки степени затемнения, – объясняет главный сварщик ПО «Норильскремонт” Николай Шемотюк, показывая электронную начинку маски. – Светофильтры имеют разные уровни чувствительности. Можно выбрать и скорость срабатывания затемнения, в зависимости от силы тока и того, что варишь…
У старых масок была проблема: в опущенном состоянии они не давали нормально увидеть место, откуда надо начинать варить шов. Сварщики работали вслепую – или рисковали испортить зрение вспышкой дуги. У маски-хамелеона затемнение минимально, когда дуга не горит и сварщику ничто не мешает смотреть на шов.
Характеристики у нынешних масок и щитков могут быть самые разные. Есть модели, снабженные оптическими датчиками и панелью солнечных батарей. Есть с блоком подачи очищенного воздуха. Если погуглить, можно найти очень много вариантов и увидеть, что на эти «головные уборы” даже существует своя мода: маски сварщиков красивые, разных расцветок и похожи на шлемы продвинутых мотоциклистов. Таким маскам позавидовал бы Дарт Вейдер.
Прогресс коснулся и сварочного оборудования.
Николай Шемотюк – сварщик с почти тридцатилетним стажем, ему есть с чем сравнивать.
– Все время приходится учиться: появляется много новых видов сварки, и то, что было актуальным вчера, устаревает сегодня, – рассказывает он. – Если в 80-х мы работали на сварочных трансформаторах переменного тока, то сейчас используем аппараты инверторного типа, маленькие, переносные. В чем-то они более удобны, в чем-то – нет. Это зависит от вида работы. Инверторный аппарат взял на плечо, подключил к розетке 220 В, чего раньше нельзя было сделать, и варишь. Но если надо заварить толстый металл с большой протяженностью шва, спасают многопостовые сварочные аппараты – они могут бесперебойно работать сутками.
Прогресс портит сварщика
Наш собеседник показывает нам аппарат аргонодуговой сварки и объясняет, чем она отличается от электродуговой:
– Аргонодуговая – это сварка неплавящимся вольфрамовым электродом. Смотрите, вот маленькая горелочка: здесь электрод, здесь керамическое сопло, оттуда подается газ…
Мы не уверены, что до конца вникли в технологию, но поняли, что шов, сваренный аргоном, получается более красивым. А так называемый присадочный материал – металлические прутки или проволока – может быть самым разным.
– Это может быть титан, который возможно варить только аргонодуговой сваркой, – Николай Шемотюк показывает на прутки с надписью «титан”. – Есть алюминий, который очень тяжело варить, потому что он довольно капризен во время контакта с кислородом и при нагревании. Вот свинец, это новый для нас вид сварки, который мы сейчас осваиваем.
Аргонодуговая сварка тоже далеко шагнула вперед. Это уже полуавтоматический процесс.
– Если вспоминать слова моего бывшего прораба, сейчас сварочные аппараты портят сварщика, – продолжает Николай Шемотюк. – Он должен держать в голове, каким током варить, в каком пространственном положении, должен знать и уметь выполнять массу функций, чтобы настроить аппарат. А взять, к примеру, современный «Фрониус” – там просто нажимаешь кнопочку: толщина металла – 5 миллиметров. И дальше он все параметры выставляет сам. Сварщику не нужно думать.
– Ваша лаборатория занимается и дефектоскопией?
– Конечно. У нас есть рентгеновские аппараты, с помощью которых мы просвечиваем изделия и проверяем швы на наличие дефектов.
В духе Прометея
На наличие дефектов проверят и шов, который сварила Вера Калабекова. А пока металл остывает, ее ведут в помещение, где обучают плазменной резке: «Вы должны это тоже попробовать”.
От себя скажем: этот фейерверк из огненных брызг – резку стальной трубы плазморезом – стоит если не попробовать, то хотя бы увидеть.
– С помощью этого аппарата можно легко и быстро разрезать практически любой токопроводящий металл толщиной до 50 миллиметров, – поясняет Николай Шемотюк. – Для его работы нужны, по сути, две вещи: электричество и воздух. Аппарат для воздушно-дуговой резки является генератором плазмы, полученной путем нагрева в электродуге воздуха до температуры ионизации. Так что сейчас в ее руках (показывает на Веру Калабекову, уже вполне уверенно управляющую плазморезом) – 15 000 градусов по Цельсию. Прометей!
Ставить ей оценку кураторы не стали.
– Поначалу ни у кого не получается без нареканий, – говорит Александр Логинов. – Но для первого раза вполне неплохо. Задатки хорошие, рука твердая, глазомер тоже (смеется). Приходите еще.
О своих впечатлениях
– Я не раз бывала на производстве: под землей, на заводах и фабриках – много где, – делится впечатлениями генеральный директор «Северного города”. – Но профессия сварщика мне всегда казалась уникальной. Очень тонкой, ювелирной, практически художественной. Что и подтвердили мои сегодняшние учителя, говоря о том, что у ребят, которые работают сварщиками и при этом рисуют, имеют навыки художника, швы получаются тоньше и изящнее.
Поначалу сложным казалось все, да и сейчас кажется. Разве что относительно просто было пройти инструктаж и вставить электрод.
Конечно, сложно работать электродом, вести его ровно и красиво. Благодаря моим наставникам у меня, надеюсь, что-то да получилось. И моя мечта – посмотреть на эту профессию изнутри, опробовать сварочный аппарат, увидеть, как вылетают брызги огня, – осуществилась. Я благодарна проекту «Совсем другое дело”, который дал мне возможность попробовать себя в новой профессии.
Цифры и факты
В производственном объединениии «Норильск-ремонт” ООО «Норильскникельремонт” работают 630 сварщиков. Они трудятся на разных объектах Заполярного филиала.
В парке «Норильскремонта” более 600 единиц сварочного оборудования: выпрямители, трансформаторы, инверторы, генераторы. Есть многопостовые сварочные выпрямители – от такого аппарата могут варить восемь человек одновременно. Есть однопостовые, от которых варит один человек.
Профессия сварщика – одна из самых востребованных на рынке рабочих специальностей. И одна из самых хорошо оплачиваемых. Ведь люди сейчас во всех отраслях используют изделия из металла: трубы, листы, каркасы, самое разное машинное оборудование и технику. Металл окружает нас повсюду. От работы сварщиков зависит долговечность и срок службы металлических изделий. Поэтому труд сварщика незаменим на любом производстве – в строительстве, обслуживании, ремонте.
Где научат?
Получить профессию сварщика можно в специализированных колледжах. В Норильске это техникум промышленных технологий и сервиса.
«Сварщик” – общее название профессии, которая включает в себя много квалификаций. Одна из самых востребованных – электрогазосварщик, или специалист по дуговой сварке. Эта сварка пользуется спросом в большей части промышленной отрасли.
Но выучиться на сварщика и быть сварщиком – это две очень разные истории.
– Стать хорошим сварщиком может далеко не каждый, – считает Николай Шемотюк. – Надо много знать: металловедение, физику, виды сварки. Знать оборудование и уметь его настроить. Ведь каждый металл ведет себя по-своему. А прежде всего нужен дар. Поэтому среди большого количества сварщиков не много очень хороших. Есть те, кто за всю жизнь качественно варить так и не научился. А есть те, кому стоит показать, направить в нужное русло – и все, у него пошло.

Молитва огню

И ныне. И присно. И во веки веков. Аминь. Пожар! Люди глохнут от колоколов! Сгинь! Чтоб сердце в груди воспалить – искры от костра Хватило! В ней сила Решительна и быстра! Непреодолима Великая власть Огня… Сноп искр – все мимо, И только одна – в меня!!! Пожарная вышка обрушилась сразу. Навзничь. Стихии не выдержала. В насмешку – с неё и Начал. Оранжевый дикий праздник лишал Окраса. Оранжевый – как лишай, Как чума, заразен! Лишал – разносимый ветром Лихих полей В секунду на целый метр – Домов, церквей! Лишал он всего! Заборов, Преград не зная, Вторгалась полночным вором Жара шальная. Церквушка, упав, рыдает, Собой моля. Воде не дотечь сюда – нет, Не даст земля… Ближайшая речка ныла: «Никак не могу! Ведь я берега иные Уже берегу…» Удушлив. Накрыл одеялом. Не знал пощады. Расплавленным солнцем стал он Над тьмой дощатой. Всё, что не дается, упрямится – Станет лишним! Сиротами печи объявятся На пепелище… Оранжевый и слепящий Палач. Смертоносен. Мир вашему праху, спящие! Вечная осень. Полвека назад, вчера, сегодня, и впредь – Гореть! Чтоб сердце моё залить, не хватит Морей. Чтоб сердце моё задуть, не хватит Ветров. И ныне. И присно. И, верю, во веки Веков.
Страничка для новоначальных
Лампадка в доме
В домах Православных Христиан перед иконами принято вешать или ставить на подставке лампадки. Это древняя благочестивая традиция, которая символизирует непрестанную молитву Христиан к Богу. Если в доме нет лампады, то дом этот как бы духовно слеп, темен, здесь не всегда прославляют Имя Божие.
В доме может быть как одна лампада, так и больше. Есть благочестивая традиция зажигать в домах негасимые лампады, которые горят и ночью, и тогда, когда хозяев нет дома. Но в современных условиях это не всегда возможно и желательно, так как может стать соблазном для неверующих или маловерующих членов семей. Чаще всего Христианин зажигает лампадку, когда приходит домой, и не гасит ее до тех пор, пока не уходит из дома. В случае если нет лампад, зажигают церковные свечи во время молитвы.
Современные подвижники говорят, что зажженная лампадка очищает воздух от всякой скверны и тогда в доме царит благодать. Ни в коем случае нельзя использовать огонь от лампады в бытовых целях — это неблагоговейно по отношению к святыне. Не принято зажигать лампаду от спички, для этого используется церковная свеча. Про неблагоговейных монахов в монастырях раньше говорили: «Он от спички лампаду зажигает…» Лампадное масло (изначально — оливковое), так же как и фитилек, можно купить в церковной лавке или в Православном магазине. Можно сделать фитилек самому из бинта или другой тряпицы: узкую полоску тонкой материи туго скручивают в жгут и протягивают через поплавок лампадки. Лампадки бывают разных цветов — красная, синяя, зеленая. Есть традиция в посты зажигать более темные по цвету лампадки (синюю, зеленую), а в праздники — красную.
Висящую лампаду прикрепляют к потолку или к киоту икон. Ее принято вешать возле наиболее чтимых икон. Есть благочестивая традиция в случае болезни или неблагополучных обстоятельств крестообразно помазывать маслом от лампады детей и близких. Так поступал Преподобный Серафим Саровский, помазывая маслом от лампадки всех приходивших к нему.
Не нужно, чтобы лампадный огонек горел очень сильно и коптил, достаточно, чтобы он был размером с одну-две спичечные головки. Детей нужно приучать зажигать лампаду.
Есть специальная молитва, читаемая при зажжении лампады: «Возжги, Господи, угасший светильник души моея светом добродетели и просвети мя, Твое создание, Творче и Благодетелю, Ты бо еси невещественный Свет мира, приими сие вещественное приношение: свет и огонь, и воздаждь ми внутренний свет уму и огнь сердцу. Аминь».

Нательный крестик
«Крест — хранитель всея вселенныя, Крест — красота Церкве, Крест — верных утверждение, Крест — Ангелов слава и демонов язва».
Как много значит наш привычный нательный крестик! И вовсе не важно, сделан ли он из золота, украшен ли дорогими каменьями, или это простенький оловянный крестик, надет ли он на цепочку или веревочный гайтан. Крест — это зримый символ Христианской веры. И в этом высокий смысл ношения на груди креста. «Отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф. 16, 24), — заповедал Своим последователям Христос. И маленький крестик служит опознавательным знаком: этот человек — Христианин. А это значит, что и относиться к крестику надо не как к украшению, но как к святыне.
Святой равноапостольный Царь Константин молил Бога дать знамение, которое воодушевило бы его войско храбро сражаться. И Господь явил на небе сияющее знамение Креста с надписью «Сим победиши». Оружие Креста помогает и каждому из нас в духовных битвах.
При выборе крестика важно его соответствие Православным традициям. Православный крест имеет восьмиконечную форму. Внимательно посмотрите на изображение Распятого Христа: обе Его ноги на Распятии должны находиться отдельно, пробитые двумя гвоздями. Изображение, на котором одна нога лежит поверх другой и обе пробиты одним гвоздем, — католическое.
Крест, купленный не в иконной лавке, нужно освятить на молебне в храме.
Предубеждение, будто бы нельзя подбирать найденные крестики, — не более чем суеверие. Разве можно оставлять крестик лежать на земле! Возьмите его и отнесите в церковь. Если же у вас нет своего крестика, смело можете надевать найденный, этим вы вовсе не возьмете на себя чужой крест, но выразите свое доверие к Богу, Который каждому из нас дает свой крест, и каждому — по силам.

Четки
С четками — не спешите! Это не для начинающих, а для уже преуспевших Христиан. Но знать, что такое четки, должен каждый.
Это не просто «счетчик» молитв, а духовное оружие, духовный меч, и оружием этим надо научиться пользоваться. Но всему — свое время…
Один монах сказал, что для него нет ничего дороже, чем четки. Ибо в них каждый узелок связан с Именем Сладчайшего Иисуса.
По четкам удобно творить молитвы: 30, 50, 100 и более раз. Четки делятся по 10 узелков, и нужно читать молитву по количеству четок. Чаще всего по четкам читают Иисусову молитву («Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного»), но к этой молитве лучше приступать по благословению духовника. Он и определит количество молитв на день. Еще по четкам читают «Богородице Дево, радуйся», а иногда — «Отче наш». Четки помогают сосредотачиваться в молитве, не рассеиваться умом, контролировать свои помыслы. Но ни в коем случае нельзя мирянам молиться по четкам напоказ — от этого может усилиться тщеславие. Поэтому на людях четки лучше перебирать у себя в кармане.
Как выбрать четки. Первое: их лучше приобрести в монастыре, где они плелись с молитвой, или у глубоко верующих людей. Второе: для начала возьмите маленькие, на 30 молитв, четки. Потом уже можно приобрести на 50 или на 100. Маленькие четки удобнее прятать от посторонних глаз. Когда дома молитесь по четкам, после каждых десяти молитв принято делать поясной или земной поклон.
Относиться к четкам надо благоговейно. Известно, что некоторые старцы исцеляли одержимых простым прикосновением четок. Вот какая большая это святыня — четки, ибо они всегда венчаются крестом.
Хорошо приложить свои домашние четки к мощам Православных угодников Божиих. И конечно же, не забудьте взять благословение на четки у своего духовника.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *