Промежуток между рождением и кончиной может быть весьма долгим. Но рано или поздно каждый человек отправится в мир иной. И если одни люди предпочитают лишний раз не задумываться об этом, то другие изводят себя и близких панической боязнью смерти. Как избавиться от танатофобии?

Страх смерти: как избавиться от мыслей о своей кончине

Любой страх тем выраженнее, чем активнее человек его «подкармливает». Когда личность постоянно думает об объекте боязни, она сосредотачивается на нем – и в результате испытывает еще более сильные эмоции. Потому первый шаг на пути избавления от танатофобии – перестать зацикливаться на ней. Рекомендуется:

  1. Принять свою смерть как неизбежный факт. Постоянно обдумывать что-либо разумно только в случаях, если мыслительный процесс способен сгенерировать новые идеи, которые изменят ситуацию. Например, полезно размышлять о предстоящей поездке, поскольку есть вероятность придумать более удачный маршрут. Но со смертью такой «фокус» не сработает. Сколько бы человек о ней ни думал, она все равно наступит.
  2. Отвлечься от деструктивных мыслей. Как только в голову будут приходить мысли о смерти, следует переключиться на что-то другое. Можно продумать завтрашний наряд, вспомнить недавнюю вечеринку или просто сосчитать от ста до одного. Некоторым помогает активная деятельность: помыть посуду, быстрым шагом пройти пару километров, переставить книги в шкафу.
  3. Записать все свои мысли о смерти. Пока размышления «сидят» в человеке, они точат его изнутри и регулярно обостряются. Выход – зафиксировать тревожащие мысли на бумаге. Записать нужно все, что приходит в голову на тему смерти. Это упражнение выполняют за один раз и не отвлекаясь. Исписанный лист затем допустимо сжечь, чтобы на всех уровнях избавиться от неприятных размышлений.

Человек, прекративший думать о смерти, смещает вектор своего внимания на другие темы.

Как побороть страх смерти?

Постепенно танатофобия отступает, так как почва для ее развития и существования исчезает.

Как побороть страх смерти, перестав подпитываться негативной информацией

Большинство СМИ ставят перед собой задачу освещения преимущественно негативных событий. Если ежедневно смотреть новости и читать газеты, то уже через неделю-другую будет казаться, что невозможно выйти на улицу, не став при этом жертвой убийства, нападения, аварии.

Тема смерти интересна для среднего обывателя, так как дает ему «вкусные», хотя и деструктивные эмоции. Естественно, подобный информационный поток крайне вреден. И желательно минимизировать его влияние на себя.

Когда человеку в голову перестают «поставлять» очередные данные о множественных смертях, он начинает смотреть на мир более позитивно. Вне дома такая личность будет скорее наслаждаться погодой, чем высматривать смертельную опасность.

Как перебороть страх смерти через осознание ее необходимости

Смерть – это трансформация, без которой движение мира будет остановлено. Даже берега меняют свои очертания, а горы уходят под воду, не говоря уже о менее стабильных объектах вроде растений, животных и людей. У всего есть свой цикл: рождение – развитие – смерть. Это закон природы, который невозможно отменить. Бояться смерти – все равно, что переживать из-за ежедневных закатов солнца.

Если человек не умрет, его тело перестанет справляться с нагрузкой. Все системы организма начнут работать хуже, превращая даже простейшие действия в испытание. На физическом уровне изменения затронут и мозг, что спровоцирует разлад мыслительного процесса и сделает человека неадекватным, непригодным для жизни в обществе.

Смерть означает окончание естественного цикла, своеобразное освобождение. Для живого человека то, что произойдет с ним после гибели тела, сравнимо с событиями, которые имели место до рождения. Проще говоря – личность не знает ни прошлого до своего появления на свет, ни будущего после смерти. Но можно предположить сопоставимость этих состояний. В момент кончины человек с большой вероятностью вернется в то самое небытие, из которого он пришел в мир. Цикл придет к концу, и кто знает – может он начнется опять?

С необходимостью смерти помогают примириться религии. Если у человека есть к ним склонность, можно попробовать познакомиться с приглянувшимися воззрениями и пообщаться со служителями культа. Закоренелым же материалистам следует изучить законы биологии, чтобы убедиться в нормальности и неизбежности смерти.

Как избавиться от страха смерти близких

Многие люди боятся не столько смерти как таковой, сколько вероятности навсегда потерять близкого человека. Причина страха здесь сугубо эгоистична: нет желания страдать и скучать. Для избавления от боязни, касающейся потенциального ухода из мира родственников или друзей, рекомендуется принять следующие факты:

  1. Смерть другого человека касается только его самого.
  2. Нельзя контролировать поведение других людей с тем, чтобы гарантировать их абсолютную безопасность.
  3. Все знакомые рано или поздно умрут, дело лишь в очередности. Более того – в «конкурсе» участвует и сам танатофоб (возможно, он и не успеет столкнуться с гибелью кого-то близкого).

Можно задать себе вопрос: «А хотелось бы мне, чтобы близкие постоянно волновались из-за моей смерти?» Здоровый человек никогда не ответит положительно. И никто из окружающих (если у них нет психологических проблем) не захочет чужих переживаний из-за своей потенциальной гибели. Не нужно взваливать на своих близких груз не нужных им страхов.

Как побороть страх перед смертью при помощи психотерапевта

Бывает, танатофобия настолько сильна, что самостоятельно избавиться от нее не получается. Тогда необходимо обратиться к специалисту, который поможет выявить причину страха и подберет комплекс методов для избавления от него. В основном практикуют:

  • психотерапию (индивидуальную, групповую, семейную);
  • гипноз;
  • аутотренинги;
  • употребление медикаментов.

Страх смерти лежит в основе всех фобий. Избавившись от него, можно сделать свою жизнь намного приятнее и проще, а главное – здоровее.

Православный психотерапевт Дмитрий Александрович Авдеев отвечает на вопросы

«В своей практической врачебной деятельности я часто сталкиваюсь с ситуациями, когда болящий или скорбящий человек не понимает духовного смысла страдания (имею в виду крещёных православных), очень тяготится своим самочувствием, полон уныния и печали. Бывает и того хуже: отчаяние, тоска, желание смерти…
     Хочется верить, что Господь даст нам время и силы, чтобы покаяться и исправиться».

Вопрос: Расскажите о происхождении страхов.

– Пожалуй, нет человека на земле, который бы не знал, что такое страх. Страх присущ природе падшего человека, которая инстинктивно боится угрозы извне. Теме страха посвящены многочисленные научные исследования. Есть и богословское суждение по этому поводу. Мы же коснемся лишь некоторых аспектов этой сложной темы.

Что же такое страх? Психологическая литература именует страх эмоцией, возникающей в ситуациях угрозы индивида. Если, скажем, боль представляет собой следствие реального воздействия каких-то опасных факторов, то страх возникает при их предвосхищении. Страх имеет много оттенков или степеней: опасение, боязнь, испуг, ужас. Если источник опасности является неопределенным, то в этом случае говорят о тревоге. Неадекватные реакции страха именуются фобиями.

Вопрос: Расскажите о фобиях.

– Фобический синдром (по-гречески phobos – страх) – явление очень распространенное. Различают множество фобических состояний. К примеру, нозофобия (боязнь болезни); агорафобия (боязнь открытых пространств); клаустрофобия (боязнь закрытых пространств); эрейтрофобия (боязнь покраснения); мизофобия (боязнь загрязнения) и др. Все это примеры патологических, то есть не связанных с реальной угрозой, страхов.

Бывают страхи от малодушия, трусости. Трусость можно, к сожалению, и привить. Если, скажем, ребенку каждые пять минут говорить примерно следующее: «не трогай», «не залезай», «не подходи» и т. п.

Психологи выделяют так называемые родительские страхи, которые «перекочевывают» от родителей к детям. Это, например, боязнь высоты, мышей, собак, тараканов и многого другого. Эти устойчивые страхи впоследствии нередко можно обнаружить и у детей.

Различают страх ситуативный, который возникает в момент угрозы, опасности, и личностный, возникновение которого связывают с особенностями характера.

Фобический синдром может встречаться при многих психических и соматических (связанных с телом. – Ред.) заболеваниях. Говоря о последних, следует понимать, что это скорее реакция личности на тот или иной недуг. К примеру, мне приходилось наблюдать, как некоторые больные реагировали на термин «инфаркт». Это слово, как бомба, поражало психику многих пациентов кардиологической клиники, устойчиво лишало душевного мира. К сожалению, по-христиански болеть умеют далеко не все. Адекватная, мужественная реакция на недуги встречается редко, гораздо чаще у людей в таких ситуациях возникают невротические реакции.

Так, профессор В.П. Зай-цев выделяет пять типов подобных реакций на инфаркт миокарда. Среди них выделяется и так называемая кардиофобическая реакция: больные боятся «за сердце», испытывают страх перед повторным инфарктом миокарда и внезапной смертью; они чрезмерно осторожны, особенно при попытках расширения режима физической активности; усиление страха сопровождается дрожью в теле, слабостью, побледнением кожи, сердцебиением.

*    *    *

Мне вспоминается пациент, который испытывал выраженный страх смерти после перенесённого инфаркта миокарда. Усилия врачей увенчались успехом. С Божией помощью наш больной поправился, сердце окрепло, но его не отпускал этот мучительный страх. Особенно он усиливался в общественном транспорте, в любом замкнутом пространстве. Мой пациент был верующим человеком и поэтому мне легко было откровенно беседовать с ним.

Как побороть страх смерти

Я, припоминаю, спросил его: может ли с ним что-либо случиться без соизволения или попущения Божия. На что он с уверенностью ответил: «Нет». «А в таком случае, – продолжал я, – неужели вы полагаете, что ваша смерть может стать нелепой случайностью?» И на этот вопрос мой пациент произнёс утвердительное: «Нет». «Ну, так и снимите с себя эту ношу и перестаньте бояться!» – примерно так я ему посоветовал.

В конечном итоге наши размышления свелись к тому, что он «позволяет себе умереть», если так будет Богу угодно. Через какое-то время вот что он мне поведал. Когда страх возник вновь, он внутренне сказал себе: «Моя жизнь в руках Божиих. Господи! Буди воля Твоя!» И страх исчез, растворился, как сахар в стакане горячего чая, и больше не появлялся.

Невротические страхи тем и характерны, что не обусловлены никакой реальной угрозой или угроза эта надумана и маловероятна. Православный врач В. К. Невярович справедливо утверждает: «Навязчивые мысли часто начинаются с вопроса: "А вдруг?" Далее они автоматизируются, укореняются в сознании и, неоднократно повторяясь, создают существенные затруднения в жизни. Чем больше борется человек, желая от них избавиться, тем более они овладевают им. Кроме того, в подобных состояниях имеет место слабость психической защиты (цензуры) из-за природных особенностей человека или в результате греховного разрушения его души. Хорошо известен, скажем, факт повышенной внушаемости у алкоголиков».

Нередко мне приходится встречаться с разного рода страхами, происхождение которых я связываю с религиозным невежеством, непониманием сути святого Православия. К примеру, в состоянии страха и растерянности приходят на приём люди и говорят примерно следующее: «Я сильно согрешал тем, что передавал на службе свечи левой рукой» или «Я потерял крестильный крестик! Теперь всё пропало!» или «Я нашел на земле крестик и поднял его. Наверное, я взвалил на себя чей-то жизненный крест!» Горько вздыхаешь, выслушивая такие «жалобы».

Другое распространенное явление – различные суеверия (типа «чёрной кошки» или «пустых вёдер» и т.п.) и произрастающие на этой почве страхи. Собственно говоря, подобные суеверия – это ни что иное, как грех, в котором следует покаяться на исповеди.

Вопрос: Что означает слово «страхование»?

Страхование – это неясный, непонятный, страшный, тяжёлый ужас, который наводит демон, когда у человека цепенеет тело, когда трудно ему произнести само имя Христа Спасителя.

Вопрос: Что известно о духовной природе страхов?

Страх может быть следствием душевного расстройства, но может иметь и духовное происхождение. К примеру, в 90-м псалме сказано: «Не убоишися от страха нощнаго». На практике мне нередко приходится встречаться с состояниями немотивированного страха, тревоги. В духовной природе многих указанных состояний я убедился по опыту. Убедился я также и в том, что врачуются эти страхи благодатию Божией. Примеров тому в святоотеческой литературе немало.

Св. Иоанн Дамаскин в своём труде «Точное изложение православной веры» указывает: «Страх также бывает шести видов: нерешительность, стыдливость, стыд, ужас, изумление, беспокойство. Нерешительность есть страх пред будущим действием. Стыд – страх пред ожидаемым порицанием; это – прекраснейшее чувство. Стыдливость – страх пред совершенным уже постыдным деянием, и это чувство не безнадёжно в смысле спасения человека. Ужас – страх пред каким-либо великим явлением. Изумление – страх пред каким-либо необычайным явлением. Беспокойство – страх пред неуспехом или неудачею, ибо, опасаясь потерпеть неудачу в каком-либо деле, мы испытываем беспокойство» И далее: «Есть ещё боязнь, происходящая от помрачения помыслов, неверия и неведения часа смертного, когда, например, мы устрашаемся ночью, если произойдёт какой-нибудь шум. Таковая боязнь – вопреки природе, и, определяя её, мы говорим: неестественная боязнь есть содрогание от неожиданности. Таковой робости Господь к Себе не допускал. Потому Он никогда и не устрашался, как только в час страданий, хотя неоднократно, по планам домостроительства, скрывался (от опасности) – ибо Он знал час Cвой.

Устойчивые навязчивые страхи могут быть также следствием дьявольского ополчения. При этом люди ужасно страдают, мучаются от своих состояний, тяготятся ими, но ничего с собой поделать не могут. Кстати, сам медицинский термин «обсессия», обозначающий навязчивые явления, переводится как «одержимость».

Святитель Игнатий (Брянчанинов) поучает нас так: «Духи злобы с такой хитростью ведут брань против человека, что приносимые ими помыслы и мечтания душе представляются как бы рождающимися в ней самой, а не от чуждого ей злого духа, действующего и вместе старающегося укрыться».

Епископ Варнава (Беляев) поясняет: «Мудрецы мира сего, не признающие существования бесов, не могут объяснить происхождение и действие навязчивых идей. Но христианин, сталкивающийся с тёмными силами непосредственно и постоянно ведущий с ними борьбу, иногда даже видимую, может им дать ясное доказательство бытия бесов. Внезапно появившиеся помыслы, как буря, обрушиваются на спасающегося и не дают ему ни минуты покоя. Но положим, что мы имеем дело с опытным подвижником. Он вооружается сильной и крепкой Иисусовой молитвой. И начинается и идёт борьба, которой не предвидится конца.

Человек ясно сознаёт, где его собственные мысли, а где всеваемые в него чужие. Но весь эффект впереди. Вражеские помыслы часто уверяют, что если человек не уступит и не соизволит им, то они не отстанут. Он не уступает и продолжает молить Бога о помощи. И вот в тот момент, когда человеку кажется, что действительно, может быть, борьба эта бесконечна, и когда он уже перестаёт верить, что есть же такое состояние, когда люди живут спокойно и без таких мысленных мучений, в это самое время помыслы сразу пропадают, вдруг, внезапно… Это значит – пришла благодать, и бесы отступили. В душу человека проливаются свет, мир, тишина, ясность, чистота (ср. Мк. 4, 37–40)».

В другом месте владыка Варнава пишет: «Ошибка нынешних людей заключается в том, что они думают, что страдают только «от мыслей», а на самом деле ещё и от бесов… Так, когда пытаются победить мысль мыслью, то видят, что противные мысли – не просто мысли, но мысли «навязчивые», то есть с которыми сладу нет и перед которыми человек бессилен, которые не связаны никакой логикой и для него чужды, посторонни и ненавистны… Но если человек не признает Церкви, благодати, святых Таинств и драгоценности добродетелей, то есть ли ему чем защищаться? Конечно, нет. И тогда, раз сердце пусто от добродетели смирения и с нею от всех прочих, приходят демоны и делают с умом и телом человека, что хотят (Мф. 12, 43–45)».

Вопрос: Слышал, что страх и тщеславие как-то связаны между собой. Так ли это?

Святые отцы указывают на то, что за страхом часто кроется тщеславие. В этом плане показателен страх перед публичным выступлением или страх общения, продиктованный тем, что в глубине души человек боится показаться менее умным или талантливым, чем он, по его представлению, есть на самом деле. И вот что примечательно: когда человек осознаёт это обстоятельство, смиряется, позволяет себе ошибку или промах, больше думает не о том, как сказать, а что сказать, чтобы прежде всего угодить Богу, – ситуация решительно исправляется, в душе обретаются мир и покой.

Вопрос: Как преодолеть страхи?

«Страх Господень есть истинная премудрость», – говорится в Священном Писании (Иов. 28, 28). Если в душе нет Страха Божия, то в ней, как правило, обретаются разные невротические страхи. Истина подменяется суррогатом. И еще. В Священном Писании мы читаем: «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение» (1 Ин. 4, 18). Оказывается, наличие страха в душе и сердце человека означает отсутствие или недостаток любви.

Вопрос: Читал о фобиях оккультного происхождения. Встречались ли вы с подобными случаями?

Особенно следует сказать о разного рода страхах (фобиях), которые возникают в связи с увлечением оккультной практикой. Думается, что эти страхи сообщают человеку о том бедственном, греховном положении его души, в котором она пребывает. К великому сожалению, в настоящее время очень многие стали жертвами оккультизма.

В качестве примера приведём следующий случай. На приём обратилась Н., 38-ми лет. В юности она встречалась с молодым человеком и хотела выйти за него замуж, однако неожиданно он женился на другой. Н. очень переживала, много плакала и, по совету подруг, решила «приворожить» жениха. Ей предложили подробную «инструкцию», в которой значились даже заупокойные молитвы. Вскоре после выполнения колдовских действий Н. ощутила жуткий страх и давящее чувство тревоги, но, несмотря на это, она неоднократно прибегала к тем же оккультным ритуалам. В течение всех этих почти двадцати лет Н. лечилась по поводу фобического невроза у психиатров и психотерапевтов; лечение приносило лишь незначительное облегчение. Размышления о содеянном привели её к мысли о необходимости покаяния и обращения к Богу. После первой в жизни исповеди она почувствовала уже забытые покой и радость на душе.

Вопрос: Расскажите о детских страхах.

Если говорить о детских страхах, то в этом случае можно выделить даже некоторую закономерность или этапность.

От года до трех лет ребёнок может испытывать страх, выраженное беспокойство во время разлуки с близкими людьми, прежде всего с матерью. Страх может появиться и при резком изменении стереотипа, режима дня.

От трёх до пяти лет у детей, имеющих уже некоторый жизненный опыт, к вышеназванным страхам прибавляются и страхи воображаемые (сказочные персонажи, всплывающие в сознании ребёнка впечатления, страшные для него истории и т. п.). Вот ещё почему следует ограждать детские души и глазки от всякой нечести, пошлости. Как важно питать душу ребёнка благодатию Божией.

Отличительной особенностью страхов детей пяти – семи лет является нередко возникающий в этом возрасте страх смерти (своей, родителей, бабушек, дедушек). Душа ребёнка не соглашается со смертью, которая ей кажется противоестественной. И вот что важно. Верующие детки из воцерковленных семей практически не испытывают подобного рода страхов. Они знают, что смерть – это начало вечности для человека.

Ни в коем случае нельзя запирать детей в тёмной комнате или чулане. А также пугать детей «злым дядей» или ещё кем-то, пугать ребёнка тем, что «передадим тебя другим родителям» или «будешь жить на улице» и т. п. Кроме страха, ничего эти псевдопедагогические приемы не принесут.

Я всегда рекомендую, особенно молодым людям, совершенствовать себя физически (конечно не в ущерб духовности), активно двигаться, закаляться. Ненатруженная плоть смущает юношу негожими помыслами. К тому же разумная физкультура тренирует не только мышцы, но, что, может быть, более важно, волю, и приучает к труду. Все святые отцы избегали даже малейшей праздности, проводя жизнь в молитве и трудах.

В случае стойких, постоянно терзающих душу страхов следует прийти на приём к врачу. В этом случае надо исключить болезнь. Если же болезненные расстройства подтвердятся, то необходимо провести и соответствующее лечение.

Из кн.: Д. А. Авдеев. Православная энциклопедия «Домашний доктор» в вопросах и ответах

Недавно мне дали ссылку на небольшую заметку из «Литературной газеты» . В ней врач «Скорой помощи» рассуждает, сколь поразила его смерть священника, во время которой ему по долгу службы пришлось присутствовать. Врач часто видел последние минуты пациентов. Они для большинства умирающих сопровождаются ужасом и страхом. Здесь же, у священника, все было иначе.

Впрочем, вот рассказ врача:

«Мне никогда не забыть, как однажды по вызову наша бригада приехала к пожилому священнику, которого свалил инфаркт. Он лежал на кровати в тёмно-синем подряснике с небольшим крестом в руках. Объективные данные говорили о кардиогенном шоке. Давление крайне низкое. Больной был бледен, с холодным липким потом, сильнейшими болями. При этом внешне не просто спокоен, а АБСОЛЮТНО спокоен и невозмутим.

И в этом спокойствии не было никакой натяжки, никакой фальши. Мало того. Меня поразил первый же заданный им вопрос. Он спросил: «Много вызовов? Вы, наверное, ещё и не обедали?» И, обращаясь к своей жене, продолжил: «Маша, собери им что-нибудь покушать». Далее, пока мы снимали кардиограмму, вводили наркотики, ставили капельницу, вызывали «на себя» специализированную реанимационную бригаду, он интересовался, где мы живём, долго ли добираемся до работы.

Как избавиться от страха смерти: советы и психотерапевтическая помощь

Спросил слабым голосом, сколько у нас с фельдшером детей и сколько им лет.

Он беспокоился о нас, интересовался нами, не выказывая и капли страха, пока мы проводили свои манипуляции, пытаясь облегчить его страдания. Он видел наши озабоченные лица, плачущую жену, слышал, как при вызове специализированной бригады звучало слово «инфаркт». Он понимал, что с ним происходит. Я был потрясён таким самообладанием.

Через пять минут его не стало…»

Многих эта заметка оставила неравнодушными. Она действительно «трогает» сердце, тем более что рассуждений о смерти у нас хоть и без табу, но молчаливо избегают. Сегодня более привлекателен принцип, еще Владимиром Высоцким определенный:

Может, лучше про реактор,

Про любимый лунный трактор…

Общество, где главная составляющая — блажь тела и нега души, не любит рассуждать о том, что никак не вписывается в яркие рекламные ролики комфорта и благополучия. О смерти — только в некрологах да в криминальной хронике, где речь идет лишь о способах убийства, о бессилии стражей порядка и психологической наклонности убийц.

Нет желания писать о смерти. Тем более смерти собственной. Даже в наших православных издательствах и СМИ тема кончины и загробного бытия проходит по касательной (назовите хоть одну толковую книжку на эту тему). Куда интересней говорить о раскладе епископских кафедр, границах Церкви и нужности иконостаса вместе с церковнославянским языком. Здесь блещут искрометными мыслями, приводят громоподобные аргументы вкупе с цитатами, а страсти накалены так, что от тихого вопроса, который надобно задавать всем и каждому ежедневно: «Како мне умирати будети?», просто отмахиваются. Хотя прекрасно все знают, что есть две непреложные истины. Первая — все умрем. Вторая — неизвестно, когда.

Истины есть, а забот о достойном обрамлении этих законов никаких. Лишь, когда смерть касается твоей семьи, твоих друзей или родных, то, стоя у гроба, невольно примеряешь его на себя, а столь распространенное «все там будем» не облегчает ни страха, ни горя.

Можно побороть этот страх? Православие утверждает — можно, а врач «Скорой помощи» примером о смерти священника доказывает это утверждение. Надо думать о смерти, чтобы побороть страх смерти. Простая формула, и тут вполне срабатывает амвросиевская поговорка «Где просто, там ангелов со сто». Чем скорее до твоего сознания дойдет необходимость быть готовым к смерти, тем меньше останется страха.

У человека есть разум; сталкиваясь с каким-нибудь вопросом, он обдумает все возможности. Может случиться так, а может, и иначе. Даже если проблема и совсем маловажная, разумный человек непременно обсудит обе возможности. Здесь же, встречаясь с этой абсолютной серьезностью — собственной смертью, которая непременно возникнет у каждого, мы очень часто поступаем иначе. Варианты не разбираются, дата отбрасывается на философское «не скоро», а утверждение, что лишь Господь определяет сроки, к себе не применяется.

Удивляет одна очевидная несообразность. Мы разумны, практичны, а многие из нас в день нынешний и прагматичны. Разум наш обдумывает все возможности и планирует различные варианты, сталкиваясь с объективными событиями. Смерть — абсолютная объективность, но она почему-то не становится проблемой на протяжении всей жизни. И, лишь оказавшись на пороге ухода с этого, пусть сложного, но знакомого мира, выясняется, что ступенька этого порога нам не под силу. За ней то, чего не знаем и о чем не стремились узнать. Отсюда страх, а за ним и ужас. Мы боимся смерти намного больше, чем она того заслуживает.

Это происходит потому, что неизбежность смерти не становится главным ориентиром в нашей жизни. Знаменитая «память смертная» даже среди православных стало обиходным выражением, никак не отражающемся на повседневности дел земных. Лишь вечером, когда внимательно читаем вечерние молитвы, напоминается: «Се ми гроб предлежит: се ми смерть предстоит». Но и эта строчка молитвенного правила очень часто прочитывается скоренько, без ударений, придыханий и, главное, — без мысли.

Обратите внимание, что в Каноннике последование молитв на сон грядущий имеет разделение. После «Достойно есть» идет «Отпуст», а затем положена еще молитва свт. Иоанна Дамаскина. Там молящийся должен указать на место своего сна и произнести: «Неужели мне одр сей гроб будет…». Теперь вопрос. Как часто мы вдумчиво и серьезно совершаем это требование обязательной для верующего человека молитвы?

Батюшка, о котором идет речь в «Литературке», по всей видимости, неукоснительно придерживался этого правила. И не только его…

Практическая жизнь священника ежедневно и ежечасно прикасается к смерти. Нас даже воспринимают частенько, как напоминание о грядущем и неизбежном собственном отпевании. Кстати, именно поэтому и стараются загрузить несвойственными для священнослужителя неуставными делами социального и хозяйственного плана. Священник хозяйственник и строитель всегда более «выгоден» миру, чем тот, кто постоянно зовет к покаянию и твердит: «Ты о смерти подумал?»

В смерти нас страшит неизвестность, а что со мной будет? Для этого священника неизвестности не было. Он знал, что его ожидает, и именно поэтому его до последней минуты заботят судьбы тех, кто остается пока здесь, на этой стороне бытия. Умирающий священник беспокоится не только о проблемах тех, кто его окружает в последнюю минуту, он продолжает выполнять дело Христово — любить. Здесь не меркантильное собирательство «добрых дел» и «благородных поступков», здесь знание о том, что доброта и любовь взаимны и именно они уменьшают страх смертный. Да и чего бояться, если любовь пронизывает все? И горнее, и дольнее.

Страх смерти верующего человека иной. Тут боязнь остаться вне любви Божией, то есть не наследовать Царство Божие.

Как его побороть? Руководств множество. Вот одно из них.

«А что препятствует нам войти в царствие Божие? Сказано: «Исполни заповеди», тогда спасешься. А так как мы немощны, испорчены, подвластны или доступны бесам, то Господь дал нам покаяние и другие Таинства. Если искренно покаемся, то Господь прощает нас, т.е. очищает нашу душу от греховных язв и обещает кающемуся Царствие Божие. Седмижды семьдесят раз на день покаешься и столько же раз получишь прощение. Если же ты не веришь Слову Божию, тогда, конечно, будешь страшиться, подпадешь власти бесов, а они замучают тебя. Ты, очевидно, как фарисей, хочешь опереться на дела свои, хотя и бессознательно, может быть. А ты будь, как мытарь, то есть все спасение возлагай на милосердие Божие, а не на свои исправления, и тогда выйдешь из этой жизни, как мытарь из храма — оправданным, т.е. войдешь в Царствие Божие». (Игумен Никон (Воробьев), «Письма о духовной жизни»)

Именно на милосердие Божие возлагал свои упования умирающий священник. Этим смерть и победил. Поэтому она для него — не фатальная зловонная тетка с косой, а всего лишь необходимое и ожидаемое жизненное событие…
 ( 6голосов: 5 из 5 )

Приготовление к смерти
Кому смерть не страшна (Нилус Сергей )
Подготовка к смерти – это подготовка к Жизни вечной
Как наилучшим образом подготовиться к вечности и перейти в нее
Умереть, чтобы жить (Протоиерей Александр Ильменский )
Разговор о смерти — это разговор о жизни

Способы избавления от страха смерти

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *