• 1 Случаи употребления дефиса (черточки)
    • 1.1
    • 1.2 Общие правила
    • 1.3
    • 1.4 Имена существительные
    • 1.5 Имена прилагательные

Случаи употребления дефиса (черточки)

Правила употребления дефисов изложены по своду «Правила русской орфографии и пунктуации» (1956).

Общие правила

Пишутся через дефис:

1. Лексические образования, представляющие coбoй:

в) сочетание двух синонимических слов, например: нежданно-негаданно, тихо-смирно.

Примечание. Два одинаковых cyществительныx в усилительнном сочетании, из которых одно стоит в им. пад., а другое в твор. пад., пишутся раздельно, например: чудак чудаком, честь честью и т. п.

2. Графические буквенные сокращения сложных прилагательных, пишущихся слитно, для отличия от сокращенно написанных словосочетаний из прилагательного и существительного, например: ж.-д. – железнодорожный, но: ж. д. – железная дорога, с.-х. – сельскохозяйственный, но: с. х. – сельское хозяйство.

3. Сложные слова, первым элементом которых является числительное, если это числительное написано цифрами, например: 25-процентный, 10-летний, 35-летие.

4. Сложные порядковые числительные, если первая часть их написана цифрами, например: 183-миллионный, 5-тысячный.

5. Порядковые числительные, если они написаны цифрами с грамматическим окончанием, например: 15-й, l27-го.

6. Специальные термины и наименования, в том числе и аббревиатуры, в состав которых входит отдельная буква алфавита, например, β-лучи (бета-лучи), или числительное, написанное цифрами и стоящее на втором месте, например, ТУ-104, но 4000 М (автопогрузчик с ковшом).

Имена существительные

1. Пишутся через дефис сложные существительные, имеющие значение одного слова и состоящие из двух самостоятельно употребляющихся существительных, соединенных без помощи соединительных гласных о и е, например:

б) изба-читальня, купля-продажа, паинька-мальчик, пила-рыба, Москва-река (при склонении изменяются оба существительных).

2. Составные названия политических партий и направлений, а также их сторонников, например: социал-демократия, анархо-синдикализм, социал-демократ, анархо-синдикалист.

3. Сложные единицы измерения, независимо от того, образованы ли они при помощи соединительных гласных или без них, например: человеко-день, тонна-километр, киловатт-час. (Слово трудодень пишется слитно).

4. Названия промежуточных стран света, русские и иноязычные, например: ceверо-восток, норд-ост и т.п.

Примечание 1. Составные имена с первой частью дон- пишутся через дефис только в тех случаях, когда вторая, основная часть имени в русском литературном языке отдельно не употребляется, например: Дон-Жуан, Дон-Кихот. Но если слово дон употребляется в значении «господин», оно пишется раздельно, например: дон Педро, дон Базилио.

Примечание 2. Артикли и частицы, входящие в состав иноязычных фамилий, пишутся отдельно, без дефиса, например: фон Бисмарк, ле Шaпелье, де Костер, де Валера, Леонардо да Винчи, Лопе де Вега, Бодуэн де Куртене, фон дер Гольц. Артикли и частицы, без которых фамилии данного типа не употребляются, пишутся через дефис, например: Ван-Дейк. В русской передаче некоторых иноязычных фамилий артикли и частицы пишутся слитно, хотя в соответствующих языках они пишутся отдельно, например: Лафонтен, Лагарп, Декандоль, Делиль.

Примечание 3. Не соединяются между собой дефисами имена разных категорий, например римские Гай Юлий Цезарь, подобно соответствующим русским имени, отчеству и фамилии.

Примечание 4. Личные имена и фамилии, соединенные с прозвищами, пишутся с последними раздельно, например: Илья Муромец, Всеволод Третий Большое Гнездо, Ванька Каин, Муравьев Вешатель.

8. Географические названия, состоящие:

a) из двух существительных например: Орехово-Зуево, Каменец-Подольск, Сердце-Камень (мыс);

б) из существительного и последующего прилагательного, например: Могилев-Подольский, Гусь-Хрустальный, Москва-Товарная;

Примечание. Раздельно пишутся географические названия:

а) состоящие из прилагательного и следующего за ним существительного или из числительного и следующего за ним существительного, например: Белая Церковь, Нижний Тагил, Великие Луки, Ясная Поляна, Семь Братьев;

б) представляющие собой сочетания имени и фамилии, имени и отчества, например: поселок Лев Толстой, станция Ерофей Павлович.

10. Составные географические названия, образованные как при помощи соединительной гласной, так и без нее из названий частей данного географического объекта, например: Австро-Венгрия, Эльзас-Латарингия, но: Чехословакия.

Примечание. Данное правило не распространяется на передаваемые русскими буквами составные иноязычные названия литературных произведений, газет, журналов, предприятий и т. п., которые пишутся раздельно, если выделяются в тексте кавычками, например: «Стандарт Ойл», «Коррьеро делла Рома».

12. Пол- (половина) с последующим родительным падежом существительного, если существительное начинается с гласной буквы или согласной л, например: пол-оборота, пол-яблока, пол-лимона, но: полметра, полчаса, полкомнаты; через дефис пишутся также сочетания пол- с последующим именем собственным, например: пол-Москвы, пол-Европы.
Слова, начинающиеся с полу-, всегда пишутся слитно, например: в полуверсте от города, полустанок, полукруг. См. «Приставки ПОЛ и ПОЛУ»

14. Определяемое слово со следующим непосредственно за ним однословным приложением, например: мать-старуха, Маша-резвушка, Аника-воин.

Примечание 1. Между определяемым словом и стоящим перед ним однословным приложением, которое может быть приравнено по значению к прилагательному, дефис не пишется, например: красавец сынишка.

Примечание 2. Если определяемое слово или приложение само пишется через дефис, то между ними дефис нe пишется, например: социал-демократы меньшевики.

Примечание 3. Дефис не пишется также:

а) в сочетании имени нарицательного со следующим за ним именем собственным, например: город Москва, река Волга, резвушка Маша;

б) в сочетании существительных, из которых первое обозначает родовое, а второе видовое понятие, например: птица зяблик, цветок магнолия;

в) после слов гражданин, товарищ, господин и т. п. в coчетании с существительным, например: гражданин судья, товарищ полковник, господин посол.

16. Дефис пишется после первой части сложного существительного при сочетании двух сложных существительных с одинаковой второй частью, если и в первом из существительных эта общая часть опущена, например: шарико- и роликоподшипники (вместо шарикоподшипники и роликоподшипники), паро-, электро- и тепловозы (вместо паровозы, электровозы и тепловозы), парт- и профорганизации, северо- и юго-восток.

Имена прилагательные

Пишутся через дефис сложные имена прилагательные:

1. Образованные от существительных, пишущихся через дефис, от личных именований – сочетаний имен и фамилий, а также от названий населенных пунктов, представляющих собой сочетания имен и фамилий, имен и отчеств, например: дизель-моторный, социал-демократический, бурят-монгольский, северо-восточный, алма-атинский, орехово-зуевский, нижне-масловский, усть-абаканский, ромен-роллановский, вальтер-скоттовский, лев-толстовский, ерофей-павловичский.

Примечание 1. Пишется слитно прилагательное москворецкий.

Примечание 2. Имена прилагательные, образованные от имен собственных, пишущихся через дефис, и имеющие приставку, отсутствующую у существительного, пишутся слитно, например: приамударьинский, заиссыккульский.

Примечание 1. Прилагательные, образованные из двух или более основ, не подходящие под перечисленные правила, пишутся через дефис, например: литературно-художественный (альманах), политико-массовая (работа), словарно-технический (отдел), подзолисто-болотный, рыхло-комковато-пылеватый, удлиненно-ланцетовидный.

Наречия

См. п. «Дефисное написание наречий»

Предлоги, союзы, частицы, междометия

Пишутся через дефис:

1. Сложные предлоги из-за, из-под, по-над, по-за.

Примечание 1. Местоимения кое-кто и кое-что при сочетании с предлогами пишутся раздельно (в три слова), например: кое у кого, кое в чем. Местоимение кое-какой, при сочетании с предлогом пишется в три слова: кое с какими, или в два: с кое-какими.

Примечание 2. Частица таки пишется через дефис в составе слов все-таки и так-таки, а также в тех случаях, когда она следует за глаголом, например: Узнал-таки меня? Во всех остальных случаях частица таки пишется отдельно, например: Я таки думаю кое-что (М. Горький). И все ж таки я тебя не понимаю.

ISSN 2304-120X

ниепт

научно-методический электронный журнал

ART 185033 DOI 10.24411/2304-120X-2018-15033 УДК 81’37

Саньярова Найля Смадьяровна,

кандидат педагогических наук, доцент Алматинского университета энергетики и связи, г. Алматы, Казахстан snailya@list.ru

Правописание редупликатных образований

Аннотация. В статье рассматривается правописание сложных слов, в том числе редупликатных образований. Отмечается, что в последние годы в правописании сложных слов происходят значительные изменения. Наряду с традиционным знаком «дефис» в правописании редупликатов в соответствии с их пунктуационно-орфогра-фическим оформлением и графической маркированностью стали использоваться такие знаки, как пробел, восклицательный знак, запятая, а также служебные части речи. Появление сложных слов, написанных вопреки традиционным нормам правописания, связано с расширением функции дефиса, а также с интенциями авторов, стремящихся выразить экспрессию и уточнить семантику с помощью графического сдвига. Новообразования представляют собой окказиональные слова, оригинальность которых во многом обусловливается практикой интернет-дискурса. Ключевые слова: правописание, сложные слова, редупликаты, дефис, функции дефиса, пунктуационно-графическое оформление, графическая маркированность, окказионализмы.

Раздел: (05) филология; искусствоведение; культурология.

Редупликация как повтор, удвоение основы или целого слова являет собой одно из интереснейших структурных и экспрессивных процессов современного русского языка. Проблема редупликации широко и активно исследуется в работах современных русистов, что является свидетельством непрекращающегося интереса к этому уникальному явлению. Более того, проблема редупликации привлекает внимание и людей, казалось бы, не имеющих никакого отношения к лингвистике. Знатоком в данной сфере является, к примеру, М. Д. Голубовский — академик РАЕН, генетик, историк науки, доктор биологических наук, член Всероссийского общества генетиков и селекционеров, автор статьи «Слова-повторы в языке (редупликация)», в которой проводится оригинальная параллель между редупликацией в генетике и языке . Однако специальных исследований, посвященных правописанию редупликатных образований, их пунктуационно-орфографическому оформлению и графической маркированности, на сегодняшний день не имеется (во всяком случае мы с ними не знакомы).

Цель данной статьи — анализ работ, в которых уделено внимание правописанию сложных слов, в том числе и редупликатных образований. Правописание редуплика-тов рассматривается в соответствии с их пунктуационно-орфографическим оформлением и графической маркированностью.

Необходимо отметить, что в последние годы термин «правописание» стал вытесняться такими терминологическими сочетаниями, как «пунктуационно-орфографи-ческое оформление» и «графическая маркированность». При этом в большинстве лингвистических и энциклопедических словарей дефиниция слова «правописание» отсутствует, а имеется определение синонимичного термина «орфография». Приятным исключением является Малый академический словарь русского языка под редакцией А. П. Евгеньевой, где читаем: «Правописание, -я, ср. Общепринятая и единооб-

научно-методический электронный журнал

разная система правил написания слов; орфография» . Из лаконичного определения вытекает, что правила правописания предписывают, чтобы для всех слов применялось единое, одинаковое правило написания. На практике мы нередко становимся свидетелями нарушения данного предписания, и особенно часто это проявляется в правописании сложных слов.

Что касается редупликатных образований, то в лингвистической литературе долгое время вопрос их правописания не акцентировался, так как в этом не было необходимости: правило правописания сложных слов во всех академических справочниках и словарях по русскому язык было единообразным. Например, в «Справочнике по правописанию и литературной правке» Д. Э. Розенталя в § 91 «Дефисное написание повторяющихся слов» указано, что «между двумя повторяющимися словами пишется дефис, если образуется сложное слово, обычно с одним фонетическим ударением. Сюда относятся: 1) имена прилагательные со значением усиления признака: белый-белый (в значении «очень белый»), слабенький-слабенький (в значении «очень слабенький»); ср.: …Птички уже поют в лесу, заря на востоке, розовая-розовая, воздушная-воздушная, плакать хочется, такая милая заря (В. Панова)…» . Как видим, правило несложное: повторяющиеся слова пишутся через дефис, их правописание является полуслитным.

Так, З. А. Пахолок, анализируя единицы разных уровней, имеющие в структуре повторяющиеся компоненты, в круг рассматриваемых вопросов включила и их правописание, относительно которого автором сказано буквально несколько слов: «Между повторяющимися словами пишется дефис, если образуется сложное слово с одним основным и одним побочным ударением: «Сергея удивило и то, что сейчас он был спокоен, он даже усмехнулся чуть-чуть, разобрав этот сухой голос»» . Лаконичность в данном случае была обоснована, и добавлять что-либо к правилу правописания не было необходимости. Между повторяющимися словами в составе редупликата всегда ставился один-единственный знак, и этим орфографическим знаком был дефис.

Однако и язык, и орфография развиваются, и в правописании редупликатов начинают происходить изменения: вместо привычного дефиса в их написании появляется пробел, на который впервые обратила внимание К. А. Гилярова. В статье, посвященной удвоенным существительным, автор пишет, что «на письме сдвоенное слово пишется чаще всего через дефис, реже — через пробел» . Исследователь приводит примеры: «Я сняла дачу — такую дачу-дачу… с местом для шашлыка и вечернего чая, с видом на закат…»; «Все женщины разные, и по жизненному опыту знаю, что далеко не все мамы прям»мама мама»»! Мое окружение было на все 100уверено, что я на 5 день после родов побегу на переговоры и т. д. А я оказалась «сильно мама мама»» . Впоследствии указание на возможность использования пробела в правописании редупликатов появится в работах и других лингвистов .

Интересное наблюдение по поводу участившихся случаев использования удвоенных существительных в разговорной речи сделала журналист Лиля Пальвелева, отметившая, что наиболее частотная модель «девочка-девочка» не случайно стала названием научного доклада А. К. Гиляровой «Такая девочка-девочка. Семантика редупликации существительных». По мнению журналистки, «поздняя осень, холодная осень, дождливая осень — все это куда точнее и конкретнее, нежели «осень-осень». Только ведь и скучнее тоже. А редуплицированные существительные забавны, потому что немного нелепы. Недаром эти сдвоенные слова всегда произносятся на одном дыхании, без паузы на месте дефиса, да еще и выделяются особой интонацией» . Как видим, отношение к удвоенным существительным Л. Пальвелева сумела метко и емко выразить посредством всего двух слов, охарактеризовав их ироническо-

научно-методический электронный журнал

снисходительным — «забавные» и пренебрежительно-обидным — «нелепые». Мы считаем, что удвоенным существительным здесь дана исчерпывающая характеристика, затрагивающая их стилистические и коммуникативные особенности. Несомненно, даже в разговорной речи использовать удвоенные существительные следует крайне осмотрительно, чтобы окружающие не расценили речевую культуру коммуниканта как неадекватную его лингвосоциальному статусу.

Н. Г. Петрова, исследуя поэтический дискурс футуристов, отмечает встречающийся в нём повтор тождественных лексических единиц, в том числе лексический и редупликатный повторы. Автор обращает внимание на их дефисные написания, в результате которых образуются сложные слова разных частей речи, а также на тот факт, что «различия в пунктуационном и орфографическом оформлении редупликатов позволяют передать (подчеркнуть) или усиление имеющегося значения (у наречия и местоимения), или изменение значения, например, у глаголов несовершенного вида значение длительности действия. меняется на значение непрерывности или интенсивности действия» . Н. Г. Петрова приводит многочисленные примеры, в том числе из творчества В. Хлебникова: «Смейево, смейево, / Усмей, осмей, смешики, смешики, / Смеюнчики, смеюнчики», «Пойте-пойте, бубенчики ландышей, / Пойте-пойте вы мне». Помимо пунктуационно-орфографического отличия, исследователь указывает на семантические оттенки, характерные для лексических и редупликатных повторов. Отмечается, что осложнение повтора пунктуационно-графическими средствами позволяет дополнительно обратить внимание читателей на уже актуализированные за счет повтора те или иные важные в семантическом плане элементы описываемой ситуации.

Н. Г. Петрова отмечает частое употребление И. Северяниным восклицательного знака между компонентами редупликата: «О, сердце! сердце! твое спасенье — в твоем безумьи!», «Придет Поэт — он близок! близок! — / Он запоет, он воспарит!» Восклицательный знак здесь, по мнению автора, графически передает эмоциональную прерывистость речи. По поводу целесообразности использования восклицательного знака Н. Г. Петрова пишет следующее: «Представляется, что «неправильная» пунктуация (ненормативное употребление восклицательного знака) рассчитана на читателя. Это своего рода знак, коммуникативно ориентированный на адресата. Будучи «отделяющим» (А. Б. Шапиро) и «интонационным» (Н. С. Валгина), восклицательный знак в приведенных примерах обладает еще и экскламационной функцией, то есть функцией знаков препинания, ориентирующих текст на произношение» . Как видим, уже в начале XIX века футуристы, прекрасно чувствующие ритм и семантику текста, активно использовали в редупликатных повторах не только нормативный дефис, но и ненормативные запятую и восклицательный знак.

Экскламанационная функция редупликатных повторов особенно важна, так как она может выступать в качестве критерия разграничения лексических и редупликат-ных повторов. Лексические повторы произносятся замедленно, неторопливо, с паузами, так, как если бы они были написаны через запятую, а редупликатные повторы, будучи одним фонетическим словом, произносятся быстро, без пауз, на одном дыхании, так, как если бы они были написаны через дефис. Попробуем применить критерий экскламационной функции к повторам с восклицательным знаком, чтобы определить вид повтора. Ср.: «О, сердце! сердце! твое спасенье — в твоем безумьи!» (И. Северянин), «Придет Поэт — он близок! близок! — /Он запоет, он воспарит!» (И. Северянин) — «О, сердце-сердце! твое спасенье — в твоем безумьи!», «Придет Поэт — он близок-близок! — /Он запоет, он воспарит!» В данных высказываниях представлены, безусловно, редупликатные повторы с восклицательным знаком. Еще

научно-методический электронный журнал

один пример, ср.: «Вечернюю! Вечернюю! Вечернюю! /Италия! Германия! Австрия!» (В. Маяковский) — «Вечернюю-Вечернюю-Вечернюю! /Италия! Германия! Австрия!» В этом примере, как видим, замена повторов на редупликатные не получилась: смысл высказывания потерян. Следовательно, перед нами лексические повторы, пунктуационно-орфографическое оформление которых подчеркнуто синтаксическим и графическим параллелизмом — рядом существительных с восклицательными знаками «Италия! Германия! Австрия!». Таким образом, правописание реду-пликатных повторов обогатилось еще одним ненормативным пунктуационным знаком — восклицательным.

Ранее Н. Г. Петрова писала о том, что повторение в поэтических произведениях К. Бальмонта одних и тех же слов выполняет двоякую функцию:

Если в первом примере несомненен лексический повтор, который оформлен посредством традиционного знака — запятой, то пунктуационно-графическое оформление второго случая необычно и, как следствие, его квалификация затруднена. Рассмотрим второй случай. Вызывает сомнение слитность конструкции, так как каждая лексема в ней оформлена как самостоятельное слово. Несмотря на это допустим, что перед нами лексический повтор с ненормативным пунктуационно-орфографическим оформлением, при котором вместо традиционной запятой между повторяющимися словами стоит тире. Применение критерия экскламанационной функции повторов также подтверждает, что перед нами лексический повтор, так как его компоненты произносятся только в замедленно-успокаивающем ритме. Ср.:

Тот звук поет о снах немых: «Усни — усни — усни» и

Тот звук поет о снах немых: «Усни-усни-усни».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Комментарий Н. Г. Петровой представляется нам несколько противоречивым: с одной стороны, утверждается, что повторы слитные — хотя это не соответствует действительности, а с другой стороны, что повторы убыстренные, далее — акцентиро-ванно-интенсивные — а это, как известно, свойства редупликатных повторов. Полагаем, что, исходя из приведенных нами аргументов, повторяющиеся слова «Усни -усни — усни», оформленные посредством пунктуационного знака «тире», следует квалифицировать как лексические повторы. Данный пример является ярким свидетельством развития тенденции к ненормативному пунктуационно-орфографическому оформлению сложных слов, в том числе и лексических повторов. Подчеркнем, что правописание повторяющихся лексических элементов обогатилось ненормативным пунктуационным знаком — тире.

Пунктуационно-орфографическое оформление сложных слов становится все разнообразнее. Исследование функциональных характеристик подтипов рифмованных редуплицированных образований, проведённое Н. В. Шульгой, показало, что име-

научно-методический электронный журнал

ется четыре способа их оформления, которые совпадают в трех языках: русском, белорусском и английском. К первому и третьему способам отнесены дефис и пробел соответственно, на которых останавливаться не будем. Два других способа оформления вызывают неподдельный интерес, особенно второй способ — постановка запятой: «…It’s bad enough they pay you what I’m ashamed to tell my friends, but at least on time they could be!» / «Time, shmime,» said Pappa, irritably. «Look, don’t make me silly talk at breakfast, it should choke me each bite in the throat»… (I. Asimov. Second Foundation). Очевидно, редупликатные образования серьёзно настроены на «чужой» пунктуационный знак — запятую, которая всегда была собственностью лексических повторов.

Необычен и четвертый способ оформления, о котором говорит Н. В. Шульга, -«редупликант и редупликатор разделены служебной частью речи — повторяющимся предлогом или союзом (так называемая «разорванная редупликативная форма»): Бригадир ходит, обсматривает, сколько выложили. Доволен. / — Хорошо положили, а? За полдня. Без подъёмника, без фуёмника (А. Солженицын. Один день Ивана Денисовича)» .

Приведенные примеры демонстрируют отступление от традиционно-нормативной практики пунктуационно-орфографического оформления редупликатных образований. Вопреки норме полуслитного написания, редупликаты могут писаться раздельно: через пробел, через запятую, с предлогами, визуально напоминая правописание повторяющихся лексических элементов.

Рассмотрим правописание редупликатных образований и функции дефиса в новом формате. Ученые все чаще склоняются к мысли, что функции дефиса расширились, а сам дефис стал полифункциональным знаком.

Так, С. В. Друговейко-Должанская не случайно в качестве эпиграфа к своей статье взяла высказывание А. А. Реформатского: «Случаи, когда определенные знаки, системы знаков, характер знаков безусловно обозначают что-то раз и навсегда, — исключения» . Обращение исследователя к полуслитным дефис-ным написаниям показало, что дефис может выполнять одновременно две функции -соединительную и разделительную. Кроме того, автором названы случаи употребления дефиса в роли как орфографического, так и пунктуационного знака. Дефис как пунктуационный знак используется при соединении одиночного приложения с определяемым словом (юноша-студент, Волга-река), а также при повторе слов (едва-едва, большой-большой), в сочетаниях слов одного и того же корня (день-деньской, строго-настрого) и в синонимических или антонимических сочетаниях слов (нежданно-негаданно, купля-продажа).

Аналогичного мнения придерживается и Л. Довгань, отмечающая, что при двух или трёх разнородных функциях дефиса основной функцией является орфографическая. То есть с помощью дефиса оформляется полуслитное написание некоторых слов (по-нашему, кто-либо, во-первых); дефис используется как знак переноса слов (се-стра, сес-тра или сест-ра). Однако дефис может быть и пунктуационным знаком — если находится между определяемым существительным и одиночным приложением (Маша-резвушка, осетин-извозчик) .

научно-методический электронный журнал

Как видим, в перечне разнородных функций дефиса выделена и синкретичная функция — пунктуационно-орфографическая.

Впервые полифункциональность дефиса четко рассмотрена в статье Т. В. Поповой. Отмечено, что дефис используется в пяти основных сферах: орфографии, пунктуации, словообразовании, текстообразовании и в сфере создания метатекста и ме-таязыкового описания. Нас интересуют, исходя из предмета нашего исследования, две функции дефиса — орфографическая и пунктуационная. Рассматривая «дефис как пунктуационный знак», автор поясняет, что он используется для привычного оформления не только слов, но и некоторых синтаксических единиц, например, «для оформления идиоматизированных, отчасти фразеологизированных сочетаний слов, таких, например, которые образованы повтором одного и того же слова либо синонимичных или близких по значению (или форме) лексем: синий-синий, еле-еле, умница-разумница, волк-волчище, страсти-мордасти, хухры-мухры, путь-дорога, ёлки-палки. Обычно такие сочетания слов имеют значение «интенсивного проявления признака» (синий-синий, еле-еле, умница-разумница, писал-писал, шел-шел) или неопределенности, приблизительности (полунемец-полурусский, день-другой, год-два, человек десять-пятнадцать, в марте-апреле) .

К оформленным с помощью дефиса синтаксическим единицам отнесены также словосочетания с однословным приложением после определяемого слова (отец-старик, редактор-профан) и висячий дефис, который является средством соединения однородных членов предложения в сжатые, более экономные перечисления: одно- и двухэтажные дома, фото- и телевизионная аппаратура и т. д. Обратим внимание на четкую трактовку Т. В. Поповой функции дефиса: речь идет не о выполнении им пунктуационной роли, а о том, что в данных случаях дефис является не орфографическим знаком, а пунктуационным.

В диссертационном исследовании Т. Д. Нгуен дефисосодержащие единицы рассматриваются как самостоятельная разновидность окказионализмов не только в лингвистическом, но и прагматическом аспекте. Выделяются функции окказиональных де-фисосодержащих единиц: характеризующая, сигнализирующая, антропонимическая, обобщающая, стилеобразующая, цитатная, игровая и компрессивная, а также главная — номинативная функция . Отмечается, что неузуальные дефисные написания употребляются как средства выразительности: при помощи дефиса можно выделить отрезок текста, придать ему экспрессию, выразительность, заметность, наделить описание различной коннотацией.

Т. Д. Нгуен выделяет основные сферы употребления дефиса в современном русском языке и показывает его функции, в том числе и пунктуационную. Мы не будем останавливаться на этих положениях, поскольку они идентичны тем сферам и функциям, которые указаны в статье Т. В. Поповой .

В связи с рассматриваемой проблематикой отметим, что в последние годы появились работы, в которых исследуются такие новообразования с дефисными способами написания, как дефисные комплексы , дефисные композиты , дефисные образования и др. Исследователи отмечают, что во всех новообразованиях дефис является широкоупотребительным орфографическим знаком, а точнее -окказиональным, выполняющим несвойственные ему ранее функции.

Дефисные способы написания слов и предложений начали широко исследоваться как приемы графической маркированности, приводящие к композиционно-графическим сдвигам, в языке современной прозы, в языке СМИ. Данное направление под руководством Г. Д. Ахметовой стало одним из перспективных в современной лингвистике. В результате сотворчества Г. Д. Ахметовой и ее учеников Лю Гопина и Чжоу

научно-методический электронный журнал

Чжунчэн в свет вышла книга «Языковые традиции и языковые процессы в духовном пространстве русской прозы» , в которой рассматриваются языковые процессы, наблюдаемые в современном языке. К числу таких процессов отнесена и композиционно-графическая маркировка, которая проявляется в маркированности отдельных композиционных отрезков.

К явлениям графической маркировки (графическим сдвигам) Г. Д. Ахметова относит особенности шрифта (крупный, жирный, курсив, мелкий и др.); специальные значки (звёздочка и др.); квадратные скобки; окказиональное употребление дефиса; полное отсутствие знаков препинания . Так, относительно дефиса автор пишет, что «окказиональное употребление дефиса — одно из наиболее распространённых графических явлений, но и одно из самых загадочных, малообъяснимых» . Дефис не всегда может выполнять композиционную роль, однако нередко с его помощью создается новое слово или термин. Употребление дефиса связано с динамическим процессом в современной прозе, который автор называет «словообразовательным взрывом». Таким образом, окказионально употребленные знаки препинания или же полное их отсутствие приводят к грамматико-семантическим сдвигам в языке.

Отметим, что мы коснулись лишь отдельных направлений, связанных с развитием редупликатных новообразований и их пунктуационно-орфографическим оформлением, или графической маркированностью. В действительности их насчитывается гораздо больше, и все они связаны с активными процессами в системе современного русского языка. Например, Н. А. Николина считает, что «одним из активных процессов в современной русской письменной речи является регулярное образование и интенсивное употребление дефисных комплексов разной структуры» . Дефисные комплексы используются не только в философском дискурсе, но и в литературно-критических и искусствоведческих текстах, текстах СМИ, в Интернете, они воспринимаются как яркая примета современной поэзии и прозы.

Еще более точно и выразительно охарактеризовала сложившуюся ситуацию Т. В. Попова: «Русское словообразование рубежа ХХ-ХХ1 веков явно свидетельствует о том, что «праздник вербальной свободы», начавшийся в русском языке после перестройки, не только не завершен, но даже набирает силу» . Появление неолексем (новообразований-«кентавров») привело к возрастанию продуктивности графико-ор-фографического способа словообразования, или графиксации, к появлению новых словообразовательных формантов, новых словообразовательных моделей и формированию класса дериватов нового типа. Среди рассмотренных одиннадцати разновидностей графиксации Т. В. Поповой выделена и такая разновидность, как «грамма-редупликация — повтор буквы: «Ну рай!.. Только вот плохо — ждешь-ждешь-ждешь… Тишшшшшина»» .

Мы считаем, что причиной расширения функций дефиса и, как следствие, появления окказионализмов и сложных слов с вариативным написанием стали особенности интернет-дискурса, который превратился в модное коммуникативное пространство, диктующее пользователям свои правила. Окказионализмы (новообразования) все чаще употребляются в художественных и рекламных текстах, в электронных СМИ, в интернет-блогах, диалогах социальных сетей и других формах интернет-коммуникации. Вариативные написания сложных слов, отражающие интенции авторов, в текстах интернет-дискурса могут восприниматься двояко: с одной стороны, носители языка реализуют здесь своё право выбора в использовании того или иного пунктуационно-орфографического знака, а с другой — наблюдается сознательное (или несознательное) нарушение ими норм правописания. Окказионализмы и сложные слова в интер-

научно-методический электронный журнал

нет-тексте порой используются слишком часто и воспринимаются как досадный языковой мусор, снижающий эффективность общения в электронной среде. Поскольку разнообразие правописания подобных слов противоречит нормативным ограничениям и одновременно отражает языковые интенции коммуникантов, а также связано с активными языковыми процессами, очевидно, их следует принимать как данность, как языковую особенность письменной разговорной речи первой четверти XXI века.

Ссылки на источники

1. Саньярова Н. С. Редупликация как универсальное средство выражения экспрессии // The priorities of the world science: experiments and scientific debate. Proceedings of the XII International scientific conference North Charleston, SC, USA, November 16-17, 2016. — North Charleston: Create Space, 2016. — P. 150-152.

2. Словарь русского языка: в 4 т. Т. 3: П — Р / под ред. А. П. Евгеньевой. — М.: Русский язык, 1984. -C.355.

3. Розенталь Д. Э. Справочнике по правописанию и литературной правке. — М.: Книга, 1985. — С. 96.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Пахолок З. А. Единицы повторяемости в русском языке // Балтийский гуманитарный журнал. — 2015. — № 1 (10). — С. 66.

6. Там же. — С. 90.

8. Пальвелева Л. Такая осень-осень. — URL: https://www.svoboda.org/a/25127995.html#comments, свободный.

9. Петрова Н. Г. Традиционное и новаторское в лексической регулятивности на уровне высказывания в поэтическом дискурсе футуристов // Вестник Томского государственного педагогического университета. — 2013. — № 3 (131). — С. 175.

10. Там же. — С. 175-176.

12. Шульга Н. В. Указ. соч. — С. 110.

13. Друговейко-Должанская С. В. Диакритики в современном русском письме. — URL: http://gramma.ru/RUS/?id=1.61, свободный.

18. Попова Т. В. Указ. соч.

научно-методический электронный журнал

25. Ахметова Г. Д., Лю Гопин, Чжоу Чжунчэн. Указ. соч. — С. 18.

27. Каганцева О. С. Указ. соч. — С. 467.

29. Там же.

Nailya Saniarova,

Reduplicate formation spelling

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Key words: spelling, compound words, reduplicates, hyphen, hyphen functions, punctuation-graphic shaping,

graphic marking, occasionalisms.

2. Evgen’eva, A. P. (ed.) (1984). Slovar’russkogo yazyka: v 41. T. 3: P- R, Russkij yazyk, Moscow, p. 355 (in Russian).

3. Rozental’, D. Eh. (1985). Spravochnike po pravopisaniyu i literaturnoj pravke, Kniga, Moscow, p. 96 (in Russian).

4. Paholok, Z. A. (2015). «Edinicy povtoryaemosti v russkom yazyke», Baltijskij gumanitarnyj zhurnal, № 1 (10), p. 66 (in Russian).

6. Ibid., p. 90.

8. Pal’veleva, L. Takaya osen’-osen’. Available at: https://www.svoboda.org/a/25127995.html#comments, svobodnyj (in Russian).

10. Ibid., pp. 175-176.

12. Shul’ga, N. V. (2011). Op. cit., p. 110.

научно-методический электронный журнал

18. Popova, T. V. (2010). Op. cit.

25. Ahmetova, G. D., Lyu Gopin & CHzhou CHzhunchehn. (2015). Op. cit., p. 18.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

27. Kaganceva, O. S. (2017). Op. cit., p. 467.

29. Ibid.

Рекомендовано к публикации:

Горевым П. М., кандидатом педагогических наук, главным редактором журнала «Концепт»

Поступила в редакцию Received 23.08.18 Получена положительная рецензия Received a positive review 30.09.18

Принята к публикации Accepted for publication 30.09.18 Опубликована Published 30.11.18

§ 7. Звонкие и глухие согласные в корне

1. Для проверки написания сомнительной согласной в корне нужно так изменить слово или подобрать такое однокоренное слово, чтобы за проверяемой согласной следовала гласная или согласная л, м, н, р: смазка (ср. смазать), молотьба (ср. молотить), резьба (ср. резной).

Ср.: Луга шли вперемежку с полями (‘перемежаться’). — Чёрные карандаши были разбросаны вперемешку с цветными (‘перемешаться’); Изморозь рисует замысловатые узоры на стёклах окон (‘морозить’). Как сквозь сито сеялась мелкая изморось (‘моросить’).

Запомните: свадьба (ср. свадебный) хотя сват, сватать; лестница, хотя лезу; отверстие, хотя отверзать.

2. Для проверки написания сомнительной согласной в корне иногда надо вспомнить чередования звуков: коврижка (от коврига), пичужка (от пичуга) — с чередованием ; деревяшка, копчушка (в современном языке соответствующего чередования звуков нет); скворечник (от скворец) — с чередованием — набалдашник (без чередования).

Примечание. Не связано с чередованием звуков наличие двух вариантов произношения и, соответственно, различное написание слов с одним и тем же значением: галоша — калоша, дискутировать — дискуссировать, синтаксический — синтактический.

3. В некоторых словах иноязычного происхождения написание сомнительной согласной в корне нельзя проверять однокоренным словом: абстракция (ср. абстрагировать).

4. Написание многих слов с непроверяемыми согласными в корне определяется по орфографическому словарю: асбест, бонбоньерка, варежка, вокзал, кобчик (‘птица’), копчик (‘кость в оконечности позвоночника’), мундштук, футбол, ягдташ и др.

§ 53. Слитное или полуслитное (дефисное) написание наречий

1. Пишутся слитно (в одно слово) наречия, образованные соединением предлога-приставки с наречием: донельзя, навсегда, послезавтра.

Примечание. От подобных слов следует отличать раздельно пишущиеся сочетания предлогов с неизменяемыми словами, употребляемыми в этом случае в значении существительного: свести на нет, сделать на авось, пойти на ура и т. п. Ср.:

Назавтра больной почувствовал себя лучше («почувствовал когда?» — в значении наречия). Заседание назначено на завтра («назначено на какое время?» — в значении существительного).

2. Пишутся слитно (в одно слово) наречия, образованные соединением предлога-приставки в или на с собирательным числительным: вдвое, надвое (но: по двое).

3. Пишутся слитно (в одно слово) наречия, образованные соединением предлога-приставки с краткой формой прилагательного: влево, задолго, намертво, докрасна, издавна, справа, подолгу, попусту, неподалёку или с формой сравнительной степени прилагательного: побольше, почаще.

Примечание. Следует различать слитно пишущиеся некоторые наречия этого типа: Народу помногу ежедневно здесь бывает и раздельно пишущиеся предложно-именные сочетания: Он не бывает здесь по многу месяцев (наличие управляемого слова).

Запомните: если в составе наречия прилагательное начинается с гласной, то предлог пишется с ним раздельно: действовать в открытую.

Пишутся раздельно (в два слова) и некоторые наречные образования, с предлогом на: на боковую, на мировую, на попятную.

5. Пишутся слитно (в одно слово) наречия, имеющие в своем составе такие существительные или такие именные формы, которые в современном литературном языке не употребляются:

вдоволь

вдребезги

взаперти

восвояси

впритык

впросак

врасплох

всмятку

втихомолку

дотла

запанибрата

заподлицо

изнутри

исподлобья

исподтишка

кнаружи

наземь

наискось

насмарку

наспех

настороже

натощак

наугад

начеку

наяву

невдомёк

невзначай

невмоготу

невпопад

оземь

поделом

поодаль

поперёк

пополам

пополудни

сзади

снаружи

спозаранку

спросонок

сыздетства

чересчур и др.

6. Пишутся слитно (в одно слово) наречия, если между предлогом-приставкой и существительным, из которых образовалось наречие, не может быть без изменения смысла вставлено определение (прилагательное, числительное, местоимение) или если к существительному не может быть поставлен падежный вопрос:

вброд

вволю

вдобавок

влёт

вместе

вмиг

внаём

внакладе

вновь

вовремя

воистину

вокруг

вослед

вперебой

вперегиб

вплоть

вполовину

вполушутку

либо вполусерьёз

впоследствии

вправду

вправе

впрок

вразброд

вразнобой

вразрез

вскорости

вслух

всухомятку

въявь

задаром

замужем

зараз

кряду

кстати

навстречу

навыкат

навыкате

навылет

навынос

навыпуск

навырез

навытяжку

наголову

назло

назубок

наизготовку

наизнанку

накануне

налицо

наоборот

наотрез

наперебой наперевес

наперерыв

наперехват

напоказ

наполовину

напоследок

например

напрокат

напролёт

напролом

нараспашку

нараспев

наряду

насилу

наудачу

начистоту

невмочь

отчасти

побоку

подчас

пополуночи

поутру

сплеча

сроду

сряду и др.

Примечание. Многие из указанных слов в зависимости от контекста (наличия пояснительных слов) и значения выступают в качестве сочетания предлога с существительным и пишутся раздельно (в два слова). Ср.:

перейти вброд

вступить в брод

быть вправду (‘на самом деле’)

верить в правду

счастливым вправе действовать именно так

не сомневаться в праве поступать так

разбить наголову

надеть на голову

действовать втайне (‘тайно’)

хранить в тайне (‘в секрете’)

выучить назубок

подарить на зубок

сделать назло

жаловаться на зло и несправедливость

говорить врастяжку (‘растягивая слова’)

отдать сапоги в растяжку

(ср.: в повторную растяжку)

склониться набок

повернуться на бок (ср.: на правый бок)

сбоку припёка

с боку на бок

жить обок

жить бок о бок

стоять насмерть

идти на смерть

вернуться наутро (‘утром’)

перенести на утро

не видеть отроду

тридцать лет от роду

слишком много

три метра с лишком

вразрез с чужим мнением

попасть в разрез на руке

Пишутся слитно (в-одно слово) многие наречия терминологического и профессионального характера с предлогом-приставкой в- и конечным слогом -ку\

вдогонку

взатяжку

внакатку

внакидку

внакладку

вперебежку

вперебивку

вперевалку

вперевёртку

вперегонку

вперемежку

вперемешку

вповалку

вподборку

впригвоздку

впригибку

вприглядку

впридрайку

вприжимку

вприкатку

вприклейку

вприключку

вприковку

вприкормку

вприкрышку

вприкуску

вприпрыжку

вприрезку

вприскочку

впристружку

вприсядку

впритворку

впритирку

впритычку

вприхватку

вприхлебку

вприхрустку

вприщурку

вразбивку

вразброску

вразвалку

вразмашку

вразрядку

враскачку

враскрутку

враструску

Пишутся раздельно (в два слова): в насмешку, в рассрочку, в диковинку, а также наречные сочетания, в которых существительное начинается с гласной: в обтяжку, в обнимку и др.

Примечания: 1. Возможность вставки между предлогом-приставкой и существительным определяющего слова (ср.: вверх — в самый верх) не влечет за собой раздельного написания наречия.

Эти наречия пишутся раздельно (в два слова) только при наличии в предложении пояснительного слова к указанным существительным: к низу платья, в глубь океана, в даль туманную, в начале осени, во веки веков, на веки вечные. Ср.: Необходимо повторить урок с начала (‘от начала’). — Нужно начать все сначала (‘заново, опять, еще раз’).

2. Некоторые из приведенных в п. 7 наречий могут употребляться в функции предлогов при управляемом существительном: внизу двери виден был свет (‘свет шел из-под двери, а не освещал низ двери’); вверху письма стояла дата; остановиться посередине дороги; быть, наверху блаженства; чувствовать себя наверху благополучия (слово наверху имеет переносное значение) и т. д.

8. Наречия зачем, затем, отчего, оттого, почему, потому, посему, поэтому, почём пишутся слитно (в одно слово) в отличие от созвучных им сочетаний предлогов с местоимениями, которые пишутся в два слова. Ср.:

Зачем вызывать напрасные надежды?

За чем пойдёшь, то и найдёшь (Посл.).

Он рассказывал об этом не затем, чтобы вызывать в нас простое любопытство.

Вслед за тем раздался выстрел.

Затем и пришёл, чтобы получить нужные сведения (‘пришел для какой-то цели’).

За тем и пришёл, что искал (‘пришел за каким-то объектом’).

Отчего (‘почему’) я люблю тебя, тихая ночь? (Я. П.)

Было от чего печалиться (‘была причина для данного состояния’).

Недоразумения часто происходят оттого (‘потому’), что люди друг друга не понимают…

Дальнейшее зависит от того, как сложатся обстоятельства.

Почему (‘по какой причине’) вы так плохо судите о людях?

По чему (‘по каким признакам’) вы судите о перемене погоды?

Я не узнал знакомых мест только потому, что давно здесь не был.

О переменах в жизни нельзя судить только по тому, что мимолётно видишь.

Почём (‘по какой цене’) сейчас картофель на рынке?

Били по чём попало.

Запомните: сочетание вслед за тем пишется в три слова.

Выбор слитного (наречие) или раздельного (сочетание предлога с местоимением) написания иногда определяется контекстом.

Так, имеет значение соотносительность вопроса и ответа. Ср.:

Зачем он сюда приходил? — Чтобы получить нужные сведения — цель, которая выражается наречием.

За чем он сюда приходил? — За нужными сведениями — объект, который выражается местоимением в сочетании с предлогом.

В других случаях выбрать написание помогает определение соотносительности однородных членов предложения. Ср.:

От постоянных ветров и оттого, что дожди в этих местах выпадают редко, почва здесь заметно выветривается — однородные обстоятельства причины.

В некоторых случаях возможно двоякое толкование текста и, следовательно, употребление наречия или местоимения с предлогом:

От выступления докладчика и от того, что будет сказано в прениях, можно ждать много интересного — однородные дополнения.

Оттого, что он говорит (‘занимается разговорами’), мало толку.

От того, что он говорит (‘содержание его высказываний’), мало толку.

Примечание. В разговорной речи встречаются конструкции, написание которых отступает от правила: — Почему ты на меня сердишься?— Да по тому самому (разделительное написание объясняется наличием слова самому, выступающего в роле усилительной частицы).

Запомните: в наречиях с приставкой по-, образованных от сложных прилагательных с дефисным написанием, дефис пишется только после приставки: по-социалдемократически, по-унтерофицерски.

10. Пишутся через дефис наречия с приставкой в-/во-, образованные от порядковых числительных: во-первых, в-четвёртых, в-последних (последнее написание — по аналогии с предыдущими).

12. Пишутся через дефис наречия, образованные повторением того же самого слова или той же основы, а также сочетанием двух синонимических или связанных по ассоциации слов: едва-едва, чуть-чуть, как-никак, крест-накрест, туго-натуго, мало-помалу, нежданно-негаданно, подобру-поздорову, с бухты-барахты, тихо-смирно, худо-бедно.

13. Пишется через дефис наречие-термин на-гора (‘на поверхность земли’).

ЭТИ НАРЕЧИЯ ПИШУТСЯ СЛИТНО

вблизи

вбок

вброд

ввек

вверх

вверху

вдобавок

вдоволь

вдогонку

вдоль

вдосталь

вдребезги

вдруг

вдрызг

взад

взаём

взаймы

взамен

взаперти

взаправду

взапуски

взасос

ввечеру

вволю

ввысь

вглубь

вдалеке

вдали

вдаль

вдвое

вдвоём

вдвойне

взатяжку

взашей

вконец

вкось

вкратце

вкривь

вкрутую

вкупе

влево

влёт

вместе

вмиг

внаём

внаймы

внакидку

внаклад

вначале

вниз

внизу

вничью

внове

вновь

внутри

внутрь

вовек

вовремя

вовсе

вовсю

воедино

воистину

вокруг

вообще

воочию

восвояси

вослед

впервые

вперебой

вперевалку

вперегиб

вперегонки

вперёд

впереди

вперемежку

вперемешку

вперехват

вплавь

вповалку

вполголоса

вполне

вполоборота

вполовину

вполпути

впопыхах

впору (‘по мерке’)

впоследствии

впотьмах

вправду

вправе

вправо

вприглядку

вприкуску

вприпрыжку

вприсядку

впроголодь

впрок

впросак

впросонках

впрочем

впрямь

впустую

враз

вразбивку

вразброд

вразброс

вразвалку

вразнобой

вразнос

вразрез

вразрядку

врасплох

врассыпную

врастяжку

вровень

врозь

врукопашную

вряд ли

всерьёз

всецело

вскачь

вскользь

вскоре

вскорости

всласть

вслед

вслепую

вслух

всмятку

всплошную

встарь

всухомятку

всюду

втайне (сделать втайне — ‘тайно’, но: сохранить в тайне — ‘в секрете’)

втёмную

втихомолку

второпях

втридорога

втрое

втроём

вчетверо

вчетвером

вчерне

вчистую

вчуже

вширь

въяве

въявь

добела

довеку

доверху

доколе

докрасна

докуда

донельзя

донизу

доныне

допьяна

доселе

досуха

досюда

дотла

дотоле

дотуда

дочиста

задаром

задолго

заживо

зазря

замертво

замуж

заново

заодно

запанибрата

зараз

затем

заутра

зачастую

зачем

извне

издавна

издалека

издали

изжелта

изнутри

изредка

искони

искоса

искрасна

исподволь

исподлобья

исподтишка

испокон

исполу

иссиня

исстари

кверху

кзади

книзу

кряду

кстати

набекрень

набело

набок

навек

наверно

наверняка

наверх

наверху

навеселе

навечно

навзничь

навзрыд

навряд ли

навсегда

навстречу

навыворот

навыкат

навылет

навынос

навыпуск

навырез

навытяжку

наглухо

наголо (‘о стрижке’)

наголову

наготове

надвое

надолго

наедине

назавтра

назад

назади

наземь

назло

назубок (выучить назубок, но: подарить на зубок)

наизготове

наизнанку

наизусть

наискосок

наискось

накануне

наперерыв

наперехват

наперечёт

наповал

напоказ

наполовину

напоследок

направо

например

напрокат

напролёт

напролом

напропалую

напротив

напрямик

наравне

нараспашку

нараспев

нарасхват

наружу

наряду

насилу

насквозь

насколько

наскоро

насмарку

насмерть

наспех

настежь

настолько

настороже

настрого

насухо

натощак

наугад

наудалую

наудачу

наутёк

наутро

наконец

накрепко

налево

налегке

налицо

намедни

намного

наоборот

наобум

наотмашь

наотрез

наперебой

наперевес

наперегонки

наперёд

наперекор

наперекрёст

наперерез

нацело

начеку

начерно

начисто

начистоту

наяву

невдалеке

невдомёк

невзначай

невмоготу

невмочь

невпопад

невпроворот

невтерпёж

недаром (‘не без основания’)

незадолго

незачем

некстати

ненадолго (ушёл ненадолго)

неоднократно

неохота

неспроста

оземь

отколе

отнюдь

отроду (отроду не видел, но: пятнадцати лет от роду)

отселе

отсюда

оттого

оттуда

отчасти

отчего

поближе

поблизости

побоку

поверх

повзводно

повсюду

подавно

поделом

подешевле

подолгу

подольше

подряд

подчас

подчистую

позавчера

позади

поистине

покамест

помаленьку

помалу

помногу

понапрасну

понаслышке

поневоле

понемногу

понизу

поныне

поодаль

поодиночке

поочерёдно

попарно

поперёк

пополам

пополудни

пополуночи

попросту

попусту

поровну

поротно

посейчас

посему (заболел, посему и не явился, но: быть по сему)

поскольку

послезавтра

посотенно

посреди

посредине и посередине

постатейно

посуху

потихоньку

потом

потому

поутру

почём

почему

поэтому

сбоку

сверх (сверху вниз, сверху донизу)

свысока

сгоряча

сдуру

сейчас

сзади

слева

слишком (слишком много, но: километр с лишком)

смолоду

снаружи

сначала

снизу

снова

совсем

сослепу и сослепа

сперва

спервоначала

спереди

сплеча

спозаранку

справа

спросонок

спросонья

спроста

спьяну и спьяна

сразу

сродни

сроду

сряду

стремглав

сыздавна

сыздетства

сызмала

сызмальства

сызнова

тотчас

чересчур

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *