Личность и бытие

Митрополит митр. Иоанн Зизиулас, Пергамский

Уважение к «личностной идентичности» человека является, возможно, важнейшим идеалом нашего времени. Попытка современного гуманизма вытеснить христианство во всем, что бы ни касалось достоинства человека, привела к отделению концепции личности от богословия и к ее объединению с идеей автономной морали или с экзистенциальной философией, которая носит чисто гуманистический характер. Так, хотя в настоящее время личность и «личностная идентичность» широко обсуждаются в качестве высшего идеала, никто, похоже, не признает, что исторически, а также экзистенциально концепция личности неразрывно связана с богословием. В очень узких рамках настоящего исследования будет сделана попытка показать, как глубока и нерасторжима связь, соединяющая концепцию личности со святоотеческим богословием и экклесиологией. Личность и как концепция, и как живая объективная реальность представляет собой в чистом виде продукт святоотеческой мысли. Без нее глубочайшее значение личностности не может быть ни понято, ни обосновано.

I. От маски к личности: Зарождение онтологии личностности

1. Многие авторы характеризуют древнегреческую мысль как «не личностную» по своему существу1. В ее платоновском направлении все конкретное и «индивидуальное» в конечном счете оказывается отнесенным к абстрактным идеям, которые и представляют собой ее основу и конечное оправдание. Аристотелевская философия с ее ударением на конкретном и индивидуальном дает основу для некоторой концепции личности, однако неспособность этой философии обосновать постоянство, своего рода неразрывность и «вечную жизнь» всего психофизического состава человека делает невозможным соединение личности человека с его «сущностью» (ουσία), а значит — и с подлинной онтологией. В платоновской мысли личность представляет собой концепцию онтологически невозможную по той причине, что душа, обеспечивающая целостность человека, не связана постоянно с конкретным «индивидуумом», — она живет вечно, но может соединиться с другим конкретным телом, составив иное «отдельное бытие», например — при перевоплощении2. С другой стороны, по Аристотелю личность оказывается концепцией логически невозможной именно потому, что душа неразрывно связана с конкретным и «индивидуальным», — человек представляет собой конкретную индивидуальность, однако он существует только пока существует его психофизиологическое единство — смерть разрушает конкретное «отдельное бытие» полностью и окончательно3.

Причины этой неспособности древнегреческой философии надежно обосновать «отдельное бытие» человека, создав, таким образом, подлинную онтологию личности как абсолютную концепцию, глубоко укоренены в греческой мысли. Древнегреческая мысль оставалась связанной основополагающим законом, установленным ею самой для себя и гласившим, что в конечном счете бытие составляет единство несмотря на разнообразие существующих предметов4, поскольку реально существующие предметы в конце концов восходят в своем бытии обратно к своему необходимому соотношению и «родству» с «единым» бытием и поскольку, следовательно, всякое «различие» или «элементы» должны рассматриваться как тенденция к «не-бытию», порча или «упадок» бытия5.

Данный онтологический монизм, характерный для греческой философии со времени ее возникновения6, ведет греческую мысль к концепции космоса, то есть гармоничного сочетания существующих предметов друг с другом. Даже Бог не может отстраниться от этого онтологического единства и свободно стать перед миром «лицом к лицу» в диалоге с ним7. Бог тоже связан с миром онтологической необходимостью, а мир связан с ним либо посредством творения в Тимее8 Платона, либо посредством логоса стоиков9, либо посредством «эмманаций» Эннеад Плотина10. На этом пути греческая мысль создала замечательную концепцию «космоса», то есть единства и гармонии, мир, полный внутреннего динамизма и эстетического изобилия, мир по-настоящему «прекрасный» и «божественный». Однако в таком мире не может произойти ничего непредвиденного, свобода не может осуществляться как абсолютное и неограниченное требование жизни11: все, что угрожает гармонии космоса и не обусловлено «разумом» (logos), собирающим все предметы и ведущим их к этой гармонии и единству12, отвергается и отбрасывается. Этот взгляд распространяется и на человека.

Место человека в этом объединенном мире гармонии и разума — это тема древнегреческой трагедии. И именно здесь (по случайному стечению обстоятельств?) термин «личность» (πρόσωπον) входит в употребление в древней Греции. Разумеется, этот термин входил в словарный запас древней Греции и помимо театра. Первоначально, по всей видимости, им обозначалась часть головы «под черепом»13. Это его «анатомическое» значение14. Но как и почему это значение стало вскоре идентифицироваться с маской (προσωπειον), употреблявшейся в театре15? В чем сходство актерской маски с человеческой личностью? Только ли в том дело, что маска некоторым образом напоминает настоящего человека16? Или, может быть, за всем этим стоит некоторое более глубокое представление, связывающее два данных значения термина «личность»?

Театр, и в особенности трагедия, представляют действо, в котором конфликты между человеческой свободой и рациональной необходимостью объединенного и гармоничного мира, как они понимались в древней Греции, представлены в заостренном виде. Именно в театре человек стремится стать «личностью», восстать против того гармоничного единства, которое подавляет его своей рациональной и нравственной необходимостью17. Именно здесь он борется с богами и со своей судьбой; именно здесь он грешит и преступает законы; но именно здесь — согласно общему закону античной трагедии — он также неизменно убеждается в том, что невозможно ни избежать в конечном счете судьбы, ни безнаказанно проявлять спесь* по отношению к богам, ни грешить, не претерпевая последствий. Таким образом он получает трагическое подтверждение точки зрения, классически выраженной Платоном в Законах и заключающейся в том, что не мир существует для человека, а человек для мира17a. Свобода человека ограничена, или, точнее, для него нет свободы (ведь «ограниченная свобода» была бы явным противоречием), а следовательно его «личность» — это не более чем «маска», нечто не имеющее отношения к его подлинной «ипостаси», нечто лишенное онтологического содержания.

Это одна сторона, одно понимание термина «лицо». Однако вместе с тем существует и другое понимание, заключающееся в том, что вследствие такой маски человек (актер, а также и зритель) приобрел некоторое представление о свободе, некоторую особую «ипостась», некоторую идентичность, — то, в чем отказывал ему тот мир рациональной и нравственной гармонии, в котором он жил. Разумеется, тот же человек благодаря той же маске получал также и представление о горьких последствиях своего восстания. Однако как результат такой маски он становился, пусть и на короткое время, личностью, узнавая, что значит быть свободным, уникальным и неповторимым существом. Маска связана с личностью, но связь эта трагична18. Быть в древнегреческом мире личностью значило для человека получить некоторое дополнение к своему бытию, «личность» не есть подлинная «ипостась» человека. «Ипостась» все еще означает по существу «природу» или «субстанцию»19. Должны будут пройти многие века, прежде чем греческая мысль придет к историческому отождествлению «ипостаси» с «личностью».

Сходные выводы могут быть получены из рассмотрения идеи «личности» в мысли древнеримской. Исследователи рассмотрели степень влияния, оказанного греческим употреблением термина πρόσωπον на латинский термин persona, а также вопрос происхождения термина persona от греческого или некоторого иного источника20. Однако, оставив в стороне вопросы этимологии, можно прийти к заключению, что по-видимому по крайней мере в начале римское употребление данного термина существенно не отличалось от греческого. Возможно, в антропологическом значении латинское persona более ясно по сравнению со своим греческим эквивалентом указывает на идею конкретной индивидуальности21, однако в социологическом или, позднее22, юридическом смысле это слово никогда не переставало выражать древнегреческое πρόσωπον или προσωπειον в значении театральной роли: persona — это роль, которую субъект играет в тех или иных социальных или правовых отношениях, этическое или «юридическое» лицо, ни коллективно, ни индивидуально не имеющее отношения к онтологии личности.

Такое понимание личности самым непосредственным образом связано с представлением древних римлян о человеке. Римская мысль, носившая преимущественно общественно-организационный характер, сосредотачивается не на онтологии, не на бытии человека, а на его отношениях с другими, на его способности объединяться, вступать в контакты, основывать collegia*, организовывать свою жизнь в государстве. Таким образом личностность и здесь не имеет никакого онтологического содержания. Она представляет собой дополнение к конкретному онтологическому бытию, нечто, позволяющее без какого-либо нарушения римского умонастроения одному и тому же человеку представлять более чем одну маску, играть множество различных ролей. В этой ситуации свободе и непредвиденности вновь не остается места в концепции личности. Свободой пользуется группа, или в конечном счете — государство, то есть вся упорядоченная совокупность человеческих отношений, которые также определяют и пределы свободы. Однако латинская persona несомненно выражает одновременно, как мы видели это и в случае греческого πρόσωπον или προσωπειον, как отвержение человеческой свободы, так и указание на нее: ведь человек-persona подчиняет свою свободу упорядоченному целому, но вместе с тем также и составляет о ней представление, убеждается в ее ценности и возможности, получая подтверждение собственной идентичности. Эта идентичность, эта жизненно важная составляющая концепции человека, то, что делает одного человека отличным от другого, что делает человека тем, кто он есть, защищается и обеспечивается государством или некоторым упорядоченным целым. Даже когда полномочия государства ставятся под вопрос, и человек восстает против него, в случае его успеха, в случае, если ему удастся избежать наказания за эту его дерзость, человек ищет какой-либо законной политической силы, какой-либо государственно-правовой концепции, которые обеспечили бы ему новую идентичность, подтвердив его индивидуальность. Политизация современного человека и рост значения социальных проблем за последние сто лет не могут быть поняты без учета рассмотренной римской концепции персоны. При этом предметом обсуждения является господствующее западное умонастроение нашей цивилизации, объединение идеи персоны с древнегреческим προσωπειον.

Это умонастроение стало возможным в силу принятия древним греко-римским миром идеи личностности. Величие этого мира состоит в том, что он открыл человеку то жизненное измерение, которое можно назвать индивидуальным. Его слабость заключается в той космологической концепции, которая не позволила обосновать это измерение онтологически. Προσωπειον и persona оставались указателями пути к личности. Но они, именно так, как того требовала космологическая концепция самодостаточного космоса или государственного порядка, были и сознательным напоминанием о том, что это индивидуальное измерение не тождественно и ни при каких обстоятельствах не может быть отождествлено с сущностью вещей, с истинным бытием человека. Другие, неличностные силы предъявляли свои права на онтологическое содержание человеческого существования.

Как же в таком случае мы могли прийти к отождествлению личности с бытием человека? Как могла свобода отождествиться с «миром», идентичность конкретного человека — со следствием свободы, а человек в самом своем бытии — с личностью? Для осуществления всего этого были необходимы две основные предпосылки: а) радикальное изменение космологии, освобождающее мир и человека от онтологической необходимости; и б) онтологическое видение человека, соединяющее личность с бытием человека, с его неизменным и незыблемым существом, с его подлинной и абсолютной основой.

Первая из них могла быть представлена только христианством с его библейским видением мира. Вторая могла развиться только на основе греческой мысли с ее особым вниманием к онтологии. Теми, кто смог объединить их, как раз и были греческие Святые Отцы. С характерной для греческого духа исключительной творческой производительностью они дали истории столь абсолютную концепцию личности, что она по-прежнему лежит в основе жизнедеятельности современного человека несмотря даже на безусловное отвержение им их духа.

2. Абсолютная и онтологичная по содержанию концепция личности исторически возникла из стремления Церкви дать онтологическое выражение своей веры в Триединого Бога. Эта вера, с самого начала исповедуемая Церковью, была простой и передавалась от поколения к поколению в практике совершения Крещения. Однако постоянные и глубокие контакты христианства с греческой философией обострили проблему такого объяснения этой веры, которое могло бы удовлетворить греческую мысль. Что означает утверждение, что Бог есть Отец, Сын и Дух, оставаясь при этом единым Богом? История вспыхнувших в связи с данным вопросом споров в деталях здесь для нас не важна. Существенно то, что история эта включает в себя поворотный пункт в развитии философии, настоящую революцию в греческой мысли. Эта революция исторически была выражена через отождествление — отождествление «ипостаси» с «личностью». Как эта непредвиденная революция была совершена? Какого рода следствия имела она для концепции личности? Этим вопросам мы должны уделить некоторое внимание.

В греческой философии термин «ипостась» никогда не был связан с термином «личность». Как мы уже видели, термин «личность» мог бы для греков означать что угодно, только не существо человека, в то время как термин «ипостась» был уже тесно связан с термином «сущность» и в конце концов полностью отождествился с ним23. Именно это столь широко распространившееся в греческой мысли первых веков христианства отождествление субстанции с ипостасью вызвало в четвертом веке все сложности и всю полемику, касающуюся учения о Пресвятой Троице. К нашей теме имеет отношение и тот факт, что термин «личность», использовавшийся на Западе в учении о Пресвятой Троице еще со времен Тертуллиана (una substantia, tres personae)24, не был одобрительно встречен на Востоке именно потому, что термин «личность» не имел онтологического содержания, что вело к савеллианству (проявление Бога в трех «ролях»)25. Вот до чего был чужд онтологии термин «личность»! Вместо этого термина Восток уже в эпоху Оригена26 использовал в учении о Пресвятой Троице термин «ипостась». Но и этот термин таил в себе опасности. Он мог быть интерпретирован в неоплатоническом духе (уже Плотин говорит об ипостасях божества) со всеми теми угрозами, которые могло нести христианскому богословию свойственное неоплатонизму объединение Бога и мира27. Более того, если принять во внимание характерное для того времени отождествление ипостаси с сущностью, этот термин мог быть интерпретирован и тритеистически28. Таким образом, надлежало найти способ выражения, дающий богословию возможность избежать савеллианства, то есть придать онтологическое содержание Каждому Лицу Пресвятой Троицы, не подвергая опасности такие библейские основы, как монотеизм и абсолютная онтологическая трансцендентность Бога миру. Эта задача и привела к отождествлению ипостаси с личностью.

Историческая сторона данного процесса чрезвычайно запутана и не представляет здесь для нас непосредственного интереса29. Сам я полагаю, что ключ к этому процессу следует искать у западного греко-язычного автора — Ипполита, который по всей видимости первым воспользовался греческим термином πρόσωπον (следуя Тертуллиану?) в учении о Пресвятой Троице. Исторический интерес представляло бы исследование оттенков значения термина «ипостась» в связи с его отклонением от значения термина «сущность»30. Все это, однако, без исследования более общих философских процессов, оказавших влияние на греческую мысль в эпоху Святых Отцов, не может объяснить рассматриваемый важный философский прорыв, связанный с отождествлением ипостаси с термином «личность».

Глубинное значение отождествления ипостаси с личностью, значение, революционная роль которого в развитии греческой мысли по всей видимости ускользнула от внимания истории философии, заключается в двух положениях: а) Личность, поскольку мы предварительно приняли ее онтологическую ипостасность, более не рассматривается как дополнение к бытию, как категория, которую мы добавляем к конкретному существу; б) Бытие существ укоренено теперь не в бытии как таковым (то есть бытие само по себе не рассматривается как абсолютная категория), а в личности, то есть именно в том, что определяет бытие, дает существам возможность быть сущностями. Другими словами, из приложения к бытию (своего рода маски) личность становится самим бытием и одновременно (что наиболее важно) — основополагающим элементом («принципом» или «причиной») существ.

Столь радикальная переоценка греческой мыслью своей онтологии связана с двумя основными «заквасками», предварительно положенными в святоотеческом богословии. Первая касается того, что я назвал онтологической абсолютностью космологической необходимости. Согласно библейскому представлению, которого не могли не разделять Святые Отцы, мир онтологически не необходим. В то время как древние греки в своей онтологии мира полагали, что мир представляет собой нечто необходимое само по себе, библейское учение о творении ex nihilo* обязывало Святых Отцов ввести в онтологию радикальное различие, вынести онтологическую причину мира за его пределы, возведя ее к Богу31. Так они разорвали круг замкнутой онтологии греков и вместе с тем сделали нечто гораздо более важное, нечто, представляющее здесь для нас непосредственный интерес, — они превратили бытие (существование мира, существующие предметы) в производное от свободы. Так была положена первая «закваска» — с учением о творении мира ex nihilo «начало» греческой онтологии, «αρχή»* мира были перенесены в сферу свободы. То, что существует, было освобождено от самого себя, бытие мира стало свободно от необходимости.

Страница 1 — 1 из 3
Начало | Пред. | 1 2 3 | След. | Конец | Все

Основная цель: набор мышечной массы
Тип: на все тело
Уровень подготовки: начальный
Количество тренировок в неделю: 4
Необходимое оборудование: нет
Аудитория: мужчины и женщины

Брэд Борланд, специалист по силовой и функциональной подготовке

Вернитесь к истокам: качайте мышцы на классических тренировках с собственным весом. Гибкая система тренировок построена на сериях из 5 упражнений.

Описание программы

Все эти новомодные фитнес-гаджеты, разрекламированные программы тренировок и волшебные таблетки могут запросто вскружить голову, особенно если вы планируете привести тело в форму или сделать эту форму еще более идеальной. Они наперебой обещают вам рельефные кубики пресса в кратчайшие сроки, не приводя при этом никакой серьезной аргументации.

Спортсмены и воины Древней Греции создавали самые атлетичные, мускулистые и сильные тела в задокументированной истории без помощи каких-либо «быстрых решений». Конечно, у них не было бесконечного потока соблазнов в виде фаст-фуда и Xbox, но их тела были просто потрясающими, и они демонстрировали настоящие чудеса силы, выдержки и выносливости.

В чем был их секрет? Как им удавалось ковать мифологические тела при сравнительно малом количестве пищи и полном отсутствии пищевых добавок, не говоря уже о том, что спортзалов тогда не было даже в проекте?

Они делали ставку на тренировки с собственным весом. Да, это не самая революционная идея, но ее несправедливо задвинули назад, оставив для уроков физкультуры в средней школе и людей, которые хотят «подтянуть фигуру» перед пляжным сезоном.

Тренировки с весом тела, особенно при наличии эффективной программы, дают серьезные результаты как при наборе массы, так и при похудении. Они могут развивать мышцы, жечь жир и превращать ваше тело в безотказную машину. Не верите? Думаете, что тренировки с собственным весом — слишком просто, легко и, следовательно, неэффективно? Тогда позанимайтесь по этой программе во время путешествия, в период отдыха от тренажерного зала, или если просто хотите немного встряхнуться и попробовать что-нибудь новенькое.

Штурм собственным весом

  • Каждую тренировку выполняйте 1-2 раза в неделю.
  • Проходите каждый комплекс без отдыха между упражнениями.
  • Поработайте по программе хотя бы 4 недели, или во время путешествия, или пока будете далеко от привычных тренировочных снарядов.
  • Выполняйте динамическую растяжку перед каждой тренировкой.
  • На ваше усмотрение: завершайте тренировочную сессию кардионагрузкой — в среднем темпе или ВИИТ на выбор.
  • Комплекс гигант-сет — эти упражнения выполняются без отдыха, одно за другим. После завершения всего комплекса отдохните 1 минуту.
  • Повторяйте каждый комплекс 3 раза. Если уровень подготовки позволяет, можете повторять до 4-5 раз.
  • Делайте 10-20 повторений в упражнении, старайтесь прогрессировать на каждой тренировке.

Тренировка 1

Гигант-сет:Отжимания 3 подхода по 10 повторенийПодтягивания 3 подхода по 10 повторенийОтжимания на руках или отжимания «складной нож» 3 подхода по 10 повторенийОтжимания с узким упором 3 подхода по 10 повторенийГоризонтальные подтягивания обратным хватом 3 подхода по 10 повторений Гигант-сет:Подъем на носки на одной ноге 3 подхода по 10 повторенийПрыжки с приседаниями 3 подхода по 10 повторений Ходьба с выпадами 3 подхода по 10 повторений Подъем ног в висе на перекладине 3 подхода по 10 повторений Спринт на улице или на беговой дорожке 3 подхода по 1 мин.

Тренировка 2

Гигант-сет: Отжимания с поднятыми ногами 3 подхода по 10 повторений Горизонтальные подтягивания широким хватом 3 подхода по 10 повторений Отжимания на брусьях 3 подхода по 10 повторений Подтягивания обратным хватом 3 подхода по 10 повторений Планка 3 подхода по макс. мин. Гигант-сет: Прыжки на коробку 3 подхода по 10 повторений Приседания на одной ноге (без штанги) 3 подхода по 10 повторений Выпады назад (без гантелей) 3 подхода по 10 повторений Заход на скамью (без гантелей) 3 подхода по 10 повторений Спринт на улице или на беговой дорожке 3 подхода по 1 мин.

Рекомендации по некоторым специфическим упражнениям

Отжимания с поднятыми ногами

Можете поднять стопы на скамейку или на кресло, но корпус должен оставаться вытянутым в струну, а мышцы живота — напряженными. Завершив сет, можете переставить ноги на пол и продолжить подход.

Горизонтальные подтягивания широким хватом

Здесь вы ложитесь под гриф в Смите или в силовой раме, гриф ставите на уровне пояса. Можно подтягиваться, поставив ноги на пол (новички) или на скамью (средний уровень). Расстояние между руками на грифе чуть превышает ширину плеч. Потягивайтесь к нижней части груди, держите спину и ноги прямыми, а мышцы пресса — напряженными.

Отжимания «складной нож»

Их можно назвать отжиманиями на руках для новичков. В версии «складной нож» вы стоите ногами на земле и сгибаетесь только в тазобедренных суставах, чтобы руки упирались в пол, а ягодицы были подняты вверх (очень похоже на асану «собака мордой вниз»). Выполняйте движение, сгибая руки в локтевых и плечевых суставах (как жим над головой наоборот), но не сгибайте колени, и не сгибайте еще сильнее тазобедренные суставы.

Горизонтальные подтягивания обратным хватом

Исходное положение такое же, как в горизонтальных подтягиваниях, только на этот раз беретесь за гриф обратным хватом (ладони смотрят на вас) на ширине плеч. Тело должно быть вытянуто в струну с головы до пят. Подтянитесь к грифу. Подкорректируйте высоту «перекладины», чтобы изменить уровень сложности.

Приседания на одной ноге

Обязательно выдвиньте переднюю ногу достаточно далеко вперед, чтобы колено не выходило за носки. Старайтесь не помогать себе задней ногой (той, которая на лавке) во время подъема и никогда не упирайтесь коленом в пол. Используйте в качестве ориентира мягкий валик или останавливайтесь за 3-5 см до того, как колено коснется земли.

Прыжки на коробку

При выполнении прыжков на коробку никогда не спрыгивайте на землю. Всегда делайте шаг назад, чтобы избежать чрезмерной нагрузки на колени. Кроме того, если получится, для большей безопасности суставов занимайтесь на мягком или на прорезиненном покрытии.

Выпады назад

Следите за тем, чтобы в выпадах назад шаг был достаточно длинным, а переднее колено не выходило за линию носка. Более того, если выпады назад для вас в новинку, выполняйте каждое повторение медленно, контролируйте движение и осваивайте правильную технику его выполнения.

Спринт на улице или на беговой дорожке

Дистанция и время спринтерских забегов могут меняться в зависимости от вашего уровня подготовки и опыта. Если в спринте вы новичок, начните с интенсивности и длительности, при которой можете комфортно закончить упражнение, а затем постепенно усложняйте задачу, наращивая скорость и продолжительность забегов.

АНТИЧНАЯ КУЛЬТУРА

Под культурой античности понимают культуры Греции, Рима, Византии и страны византийского круга. Несмотря на то, эти цивилизации развивались одновременно с культурами древности (Египет, Месопотамия, Индия, Китай и другие), историки и культурологии выделяют период их развития в качеств отдельной эпохи, так как ими был создан совершенно другой тип культуры, новые типы мышления, формы науки, виды деятельности и каноны искусства.

Характерные черты культуры Древней Греции.

Периоды развития древнегреческой цивилизации.

Типологические черты древнеримской культуры.

Исторические этапы развития древнеримской цивилизации.

Характерные черты культуры Древней Греции.

Древние греки создали своеобразный тип цивилизации и культуры, ставший отправной точкой развития западноевропейского общества. Она дала европейскому миру множество социокультурных инноваций: полисную демократию, философию, сформировала основы современных литературных жанров, каноны архитектуры и скульптуры, заложила начала европейской науки. Достижения Греции во многом определили пути развития всего человечества. Бурное развитие греческой культуры позволило ученым назвать ее «греческим чудом». Факторы – характер географической среды и климатических условий, бедность ресурсами, что вынуждало греков осваивать морские торговые пути, налаживать торговые связи, развивать коммуникативные навыки, общаясь с людьми различных культур, приспосабливаться к меняющейся ситуации. Все это способствовало развитию качественно новых способов мышления и образцов поведения, заложивших основы нового менталитета и соответственно, сформировало новый тип культуры с другими ценностями, нормами и правилами.

Она существовала с 28 века до н.э. — до середины 2 века до н.э.

Характерные черты греческой культуры:

1. Греческая культура носит пластичный, телесный характер: идеал — гармонично развитый человек, прекрасный душой и телом. Формирование такого человека обеспечивала система образования и воспитания (гимнастическое и мусическое), в ней выражалось синтетическое мировоззрение греков: земное, чувственное и духовные идеалы находятся в состоянии гармонии. Цель первого – физическое совершенство человека, его вершиной было участие в Олимпийских играх, победители которых окружались славой и почетом. Мусическое или гуманитарное – обучение всем видам искусств, освоение научных дисциплин и философии. Греки выработали понятие «пайдейя», что означает как процесс обучения, воспитания, так и состояние образованности, просвещенности.

2. Ведущие эстетические категории у греков — красота, мера, гармония. Отсюда – соразмерность частей художественного произведения, органичное единство всех элементов. Была разработана система пропорций человеческого тела, которая нашла отражение в скульптуре – ее автор – Поликлет, автор труда «Канон».

3. Становление науки как самостоятельной сферы культуры. В Древней Греции получило развитие опытное естествознание, было создано систематическое изложение геометрии, медицины и других наук. Любая отрасль производства (земледелие, торговля, строительство, ремесла) превращалась в область прикладной математики.

4. Греки первыми создали современную форму философии как особого рода мудрости, отделив ее от мифологии и религии. Переход от мифологической системы мышления к рациональному пониманию мира означал изменение в развитии человеческого разума, появления способа мышления на основе логики и доказательства.

5. Равноправие и творческие наклонности граждан полисов, постоянно боровшихся за влияние, предопределили такую особенность греческой культуры, как агональность (состязательность). Агональность способствовала формированию личного мнения, индивидуального подхода, личной инициативы. Греческая культура уделяла гораздо больше внимания личности, чем восточная.

6. Отличительная особенность греческого государственного устройства – существование многочисленных полисов, которые обладали политической и экономической самостоятельностью. Античный полис был политическим, торгово-экономическим, религиозным и художественным центром. Граждане полиса имели равное право на владение собственность, землей, имели возможность получать образование. Однако развитию принципов гражданского общества постоянно противоречила сословная система отношений, что характерно для всех древних культур. В результате возникали сложные сочетания демократических и монархических институтов.

Иерархия должностей и званий в Древней Греции. Должности изложены в порядке возрастания — от малой к большей.
Сагитар — ( древнегреч.)
Пешие вспомогательные войска. Вооружённыё луками, они были призваны наносить неприятелю максимум урона, ещё до того как противник приблизится на расстояние прямой атаки рукопашного боя. До приближения противника, находились на флангах фаланги гоплитов и осыпали неприятеля градом стрел, а по приближении его на небезопасное расстояние, перемещались за строй фаланги, откуда продолжали пускать стрелы по приближающемуся врагу. Набирались из обычных горожан, но благодаря военному воспитанию, которое было распространено на тот период по всей Древней Греции, имели достаточно навыков для того чтобы нанести максимальный ущерб неприятелю ещё на подступах. Особенной меткостью славились Критские лучники, которые часто нанимались Афинами для участия в войнах. Вооружение: лук, стрелы, короткий меч.
Аларий — (древнегреч.)
Пешие вспомогательные войска (слово «ала» также обозначало фланги боевого порядка; таким образом, alarii – это те, кто сражаются на флангах) Поскольку греческая фаланга хоть и была достаточно грозной силой на тот период, но тем не менее имела и свои недостатки, а именно фланги. Зайдя во фланг, враг мог разрушить плотные ряды тяжёлых воинов, гоплитов. Аларии, как конница и гипасписты, были призваны во время столкновения с вражескими войсками, защищать фланги тяжеловооружённых гоплитов, не давая тем самым неприятелю окружить или смять ряды основной ударной силы греков. Вооружение и доспехи: аттический или коринфский шлем, меч-ксифос, щит аспис.
Пельтаст — (древнегреч.)
Разновидность лёгкой пехоты в Древней Греции, часто использовались как застрельщики, метавшие дротики. Получили наименование по названию щита — пелта; в сражениях, как правило, играли вспомогательную роль, но известны случаи, когда при численном превосходстве разбивали фалангу, лишённую прикрытия из конницы и лёгкой пехоты. Постепенно пельтасты приобрели большее значение в военном искусстве греков, особенно во время Пелопоннесской войны. Афинский полководец Ификрат разгромил фалангу спартанцев в битве при Лехее в 390-м году до н. э., используя преимущественно пельтастов. В результате реформы появились пельтасты, вооружённые небольшим щитом, мечом и копьём вместо дротиков. «Поздние» пельтасты были не пельтастами в традиционном понимании этого слова, а легковооружёнными гоплитами, носящими щит-«пелту» в сочетании с длинными копьями.
Гипаспист — (древнегреч.)
В буквальном переводе «щитоносцы»; воины греческой армии, имевшие несколько более легкое вооружение, чем гоплиты и прикрывавшие уязвимые фланги между фалангой и конницей. Задачей гипаспистоов как и алариев была защита флангов фаланги гоплитов но, в отличии от алариев, они имели практически такое же вооружение как и у гоплитов и поэтому могли дать серьёзный отпор достаточно большим силам противника, пытающегося смять фланги. Вооружение гипаспистов: ударная пика, гоплитское копьё или дротики, меч-ксифос, коринфский или аттический шлем, щит аспис, кожаный или холщёвый панцирь, книмиды-поножи.
Гоплит — (древнегреч.)
Древнегреческий тяжеловооружённый пеший воин. Название происходит от названия тяжёлого щита — гоплон. Гоплиты составляли основу классической фаланги. Фаланга делилась на подразделения-таксисы. Гоплиты носили бронзовые кирасы, при этом эти кирасы имели форму мускулистистого тела, что помимо эстетических соображений могло также упрочнять конструкцию, так как эти «волны» играют роль гофрирования и рифления, встречающегося в готических доспехах. Доспехи: глухой шлем, известный как коринфский, тяжёлая кираса, гоплон — большой круглый тяжёлый щит, книмиды-поножи. Вооружение: короткий прямой меч либо махайра (короткий кривой меч с обратным изгибом) , двухметровое гоплитское копьё.
Таксиарх — ( древнегреч.)
В древних Афинах второй после стратегов военный чин. Таксиархи командовали отдельными полками (греч.) тяжёлой пехоты и были подчинены стратегам. Их было 10, по числу фил. Подобно стратегам и гиппархам, таксиархи избирались на должность в народном собрании посредством хиротонии. Помимо командования, они заведовали экономической частью в войсках, составляли вместе со стратегами военный совет и были вообще ближайшими помощниками последних при исполнении военных, административных и судебных функций. В мирное время они помогали стратегам вербовать войско и составляли вместе с демархами призывные списки . Доспехи: глухой коринфский шлем, украшеный гребнем из конского волоса, тяжёлая бронзовая кираса, гоплон — большой круглый тяжёлый щит, книмиды-поножи. Вооружение: короткий прямой меч , двухметровое гоплитское копьё.
Гиппарх — ( древнегреч.)
Начальник гиппархии или другого меньшего по численности отряда конницы в греческой армии. Гиппархия – крупный отряд конницы в греческой армии; гиппархий было четыре, по тысяче всадников в каждой. Конница греков на поле боя располагалась между гипаспистами и алариями. Такое расположение обьяснялось тем, что во время сражения, когда силы неприятеля находятся в непосредственной близости от фаланги гоплитов и после быстрого отхода алариев, конница могла зайти во фланг противнику, тем самым нарушив его боевые порядки и при обращении противника в бегство, преследовать его, потому как тяжеловооружённые гоплиты не имели возможности долгое время преследовать отступающего противника. В последующий период, конница, как манёвреный род войск, применялась достаточно широко в различного рода боевых действиях.
Стратег — (дренегреч.)
У древних греков должность командующего войском, заведовавшего в то же время внешними делами государства и отчасти финансами, включая судебную власть по всем указанным отраслям управления. Помимо законодательных функций, стратеги имели широкий круг административных обязанностей военного, судебного и финансового характера. Они производили набор войска из граждан и союзников, были исполнителями договоров, заботились о соблюдении клятв и религиозных формальностей при заключении договоров, распоряжались сметными суммами, чрезвычайными поступлениями (из добычи, штрафов и уплаты за конвоирование во время войны коммерческих судов). Помимо руководства упомянутыми процессами, стратеги имели уголовную юрисдикцию в военных делах (по обвинению в неучастии в походе, дезертирстве, трусости) и право налагать наказания, включая смертную казнь (за измену), а также награждать. Внешними знаками отличия стратегов были хламида и венок.
Архонт — ( древнегреч.)
Высшее должностное лицо в древнегреческих полисах (городах-государствах). Первоначально в Афинах было три Архонта, с середины VII в. до н.э. коллегия Архонтов состояла из девяти лиц. Коллегия — группа лиц, образующих руководящий, совещательный или распорядительный орган. Архонт — один из девяти ежегодно избиравшихся высших должностных лиц в Афинах. От каждой филы избирался один Архонт, который входил в состав коллегии и переизбирался , в последствии, каждый год.
Полемарх – ( древнегреч.)
Главный член коллегии архонтов, которые тогда управляли Афинами. Коллегия состояла из полемарха, архонта-эпонима, архонта-басилея и 6 фесмофетов. Полемарх – первоначально главный военачальник – фактически в это время имел полную власть. Архонт-эпоним, по которому назывался год, в это время решал вопросы, связанные с семейным и наследственным правом. Архонт-басилей был верховным жрецом и председателем ареопага. Фесмофеты исполняли только судебные обязанности. Важнейшими и первыми по времени из должностей были царь и полемарх. Из них первою была должность царя, она была унаследованной от отцов. Второй присоединилась к ней должность полемарха, ввиду того что некоторые из царей оказались в военных делах слабыми… Третьим по значению был архонт-эпоним. Он устанавливал правила жизни полиса, в связи с этим ему принадлежали значительные судебные полномочия. На втором месте был басилевс-архонт: он выполнял религиозные жреческие обязанности на празднествах, был также председателем особого суда из глав 4 фил по делам об убийствах, о неповиновении главам полиса. Первым архонтом был полемарх — военачальник, ответственный за безопасность полиса (вместе с главным советом); для этого он наделялся полицейской властью и правом карать проступки граждан и, особенно, не граждан города.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *