Как бороться с мнительностью?

Вопрос читателя:

Добрый день. Подскажите, пожалуйста, что мне делать и стоит ли переживать по этому поводу.

Я очень мнительный человек, и есть у меня определённые фобии связанные с болезнями, страх за здоровье свое и своей семьи. Ситуации складываются периодически довольно абсурдные: я собираюсь сделать какое-либо действие (не важно, какое – сообщение отправить, машину завести, остановиться в дороге, перекреститься, совершенно различные могут быть действия), и в голове возникает мысль: “Если сделаешь так, то ты или твой любимый человек заболеет”. И тому подобное. Ситуации такие происходят не единожды.

Я в таких ситуациях руководствуюсь и руководствовался разумом, поступал так, как планировал, и на эти мысли мало обращал внимания, стараясь не придавать им значения, гнал от себя. Но потом мной овладевал и овладевает страх, что таким образом, своими такими мыслями я могу или мог причинить вред своим любимым и себе, что эти установки могут сбыться. Очень за это переживаю.

Искренне раскаиваюсь, что допускаю в свой разум такие мысли, что допускаю такие ситуации, так как желаю всем людям и себе только добра и всего самого хорошего. Помогите разобраться в моей проблеме. Благодарю.

Антон

Отвечает протоиерей Андрей Ефанов:

Добрый день! Уважаемый Антон, что касается мыслей, успокойтесь: не обладает мысль человека такой силой, чтобы без воли Божией сотворить что-то с другим человеком – и хорошее, и плохое. Это только в кино и в сказках силой мысли человек что-то с другим делает, а в жизни – нет. Так что знайте, что возможности Ваши реальные сильно далеки от того, чтобы что-то плохое из-за Ваших мыслей с другим человеком произошло.

Теперь вопрос о том, почему Вас преследуют эти мысли. Самый простой вариант – мысли нам могут, увы, подкидывать бесы, потому что им очень не нравится, чтобы человек был мирен, спокоен и радостен. Поэтому они атакуют человека и то и дело предлагают ему подумать о том-то и о том-то, чтобы сбить с толку, чтобы человек свернул с правильного пути. Если Вы почитаете аскетическую литературу – книги о том, как святые отцы боролись с мысленным искушениями, то увидите, что главное их оружие – молитва. Непрестанная молитва, когда человек постоянно обращается к Богу (например, говоря про себя “Господи, помилуй!”) хранит разум человека и помогает не поддаться на такие вот лишние мысли, не принято в себя то, что изначально не твое. И тут Вы поступаете совершенно верно: гоните эти мысли и их не принимаете. Так впредь и поступайте, молясь Богу о помощи.

А когда задумаете сделать какое-то дело, то постарайтесь опередить мысли и приучить себя обращаться к Господу: “Боже, благослови это дело! Господи, помоги мне вот в этом”.

И живите и поступайте с Богом!

Если вдруг окажется, что эти способы не работают, Вам надо обратиться к психологу или психиатру. Потому что именно эти специалисты умеют разбираться с разнообразными состояниями навязчивости, если они совершенно выходят из-под контроля.

Храни Вас Бог!

Архив всех вопросов можно найти . Если вы не нашли интересующего вас вопроса, его всегда можно задать на нашем сайте.

На заставке: фрагмент фото Danielle Henry

>Вопрос:

Для чего нужна исповедь? Как отличить покаяние от самоедства?

Отвечает Иеромонах Иов (Гумеров):

Без покаяния невозможна духовная жизнь. Для спасения и наследия вечного блаженства необходимо постоянное покаяние и исправление своей жизни. Проповедь Господа нашего Иисуса Христа началась с призыва: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное (Мф.3:2).

Все люди грешны. Грех вошел в мир по вине прародителей (Рим.5:12), но и каждый человек, имея падшую природу, неизбежно согрешает. Первородный грех врачуется в таинстве крещения. Для освобождения же от ига личных грехов необходимо покаяние. К этому призывает Божественное откровение: Отвергните от себя все грехи ваши, которыми согрешали вы, и сотворите себе новое сердце и новый дух; и зачем вам умирать, дом Израилев? (Иез.18:31). В ветхозаветных библейских текстах используются еврейские глаголы: шув (обратиться, возвратиться) и нахам (сожалеть, раскаиваться в чем-либо). В новозаветных священных книгах понятие покаяние выражается греческим словом метаноэйн (изменять образ мыслей). При некоторых смысловых различиях все три слова выражают сущность покаяния – отказ человека от самооправдания и перемену прежней жизни. При этом святые пророки решительно выступали против внешнего покаяния. Пророк Иоиль призывает раздирать не одежды, а сердца (2:13), а великий Предтеча Господень Иоанн предостерегает от притворного и внешнего покаяния: сотворите же достойный плод покаяния (Мф.3:8).

Для покаяния нужна вера: покайтесь и веруйте в Евангелие (Мк.1:15). Глубина и полнота покаяния зависят от степени устремления человека к Богу. Человек не только хочет получить от Бога прощение греховных поступков, но ищет живого реального общения с Ним, как источником всего благого. Покаяние новообращенных отличается от духовно опытных тем, что у первых главным движущим мотивом является страх наказания, а у совершенных – любовь к Богу. Совершенному мучительно и тяжело, когда неверным своим поступком он оскорбил святость Божию. О значении любви к Богу для совершенного покаяния и полного прощения грехов говорит Сам Господь Спаситель: А потому сказываю тебе: прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много (Лк.7:47). Сущность нравственного переворота, совершающегося через покаяние, заключается в том, что кающийся человек центр тяжести своего бытия переносит с себя на Бога и ближних, ибо в основе любых нравственных пороков (как чувственно грубых, так и утонченных) лежит эгоистическая воля, стремящаяся к самоугождению.

Искренняя исповедь возрождает душу Божественною благодатью, которая подается в этом таинстве. Истинное покаяние должно всегда соединяться с надеждой. Если после осознания своих грехов человек впадает в уныние, то значит страдает маловерием. Он имеет узкое и искаженное понятие о Боге. Он не познал Его безграничное милосердие и любовь. Враг нашего спасения, видя духовную неопытность такого человека, стремится парализовать начавшуюся духовную жизнь и довести человека до отчаяния. Об этом свидетельствует преп. Макарий Великий: «Случается же, что сатана ведет разговор с тобою в сердце: «смотри, сколько худого сделал ты; смотри какого неистовства исполнена душа твоя; сколько обременен ты грехами, что не можешь уже спастись». Сие же делает, чтобы ввергнуть тебя в отчаяние, потому что неприятно ему покаяние твое. Ибо как скоро чрез преступление вошел грех, – ежечасно беседует он с душею, как человек с человеком. Отвечай ему и ты: «имею в Писании Господни свидетельства: не смерти хочу грешника, но покаяния, чтобы обратился он от пути лукавого, и был жив (Иезек.33,11). Ибо для того снисшел Он, чтобы спасти грешных, воскресить мертвых, оживотворить умерщвленных, просветить находящихся во тьме». И действительно, пришедши, призвал Он нас в сыноположение, во град святый, умиротворенный, в жизнь никогда не умирающую, в славу нетленную» (преп. Макарий Великий. Духовные беседы. 11.1.15). Внушаемый сатаной страх, о котором пишет св. Макарий, часто мешает приступить к таинству покаяния. Такой человек иногда годами откладывает начало жизни в Церкви, не решаясь совершить подвиг покаяния ради своего духовного возрождения. Другие находят решимость принести покаяние за всю жизнь, однако не знают, что после получения прощения от Господа надо много потрудиться, чтобы уврачевать душу, ибо душа, травмированная долгой греховной жизнью, лечится постепенно. Так как они не исправляют себя твердо и решительно, а годами повторяют прежние грехи, то становятся очень мнительными. Тогда и начинается «самоедство», которое не только не приносит плодов, а ведет к отчаянию. Человек находится как бы в плену этой сосредоточенности на подробном и детальном описании своих реальных и мнимых грехов, а света надежды не видит. Против такого ложного покаяния предупреждает святитель Игнатий (Брянчанинов): «Не советовал бы я вам входить в подробное и тонкое разбирательство грехов и греховных качеств ваших. Соберите их все в один сосуд покаяния и ввергните в бездну милосердия Божия. Тонкое разбирательство грехов своих нейдет человеку, ведущему светскую жизнь: оно будет только ввергать его в уныние, недоумение, смущение. Бог знает наши грехи, и если мы будем постоянно прибегать к Нему в покаянии, то Он постепенно исцелит самую греховность нашу, то есть, греховные навыки, качества сердца. Грехи, соделанные словом, делом, сложением помышлений, должно сказать на исповеди отцу духовному; а в тонкое разбирательство духовных качеств, повторяю, не должно светскому человеку пускаться: это ловушка, ставимая ловителем душ наших. Познается же она по производимому в нас смущению и унынию, хотя по наружности и облечена в благовидность добра <… > Не должно смущаться бывающими переменами, как чем-то необыкновенным; не должно пускаться в тонкое разбирательство грехов, но проводить жизнь в постоянном покаянии, признавая себя грешным во всех отношениях и веруя, что милосердый Господь всякого, лишь признавшего греховность свою, приемлет в объятия Своего милосердия, в недро спасения. Это разумеется не о грехах смертных, покаяние в которых принимается Богом только тогда, когда человек оставит смертный грех» (Письма к мирянам). Слово Божие утешает нас примером покаявшегося разбойника. Он совершил подвиг надежды. Несмотря на мрачное прошлое, он не отчаялся в своем спасении, хотя, казалось, уже не было времени для исправления.

Отчаяние и мнительность рождается от доверия бесовским помыслам. «Напротив того, утешение от Бога уничтожает печаль сердечную, в ея корне – в мрачных помыслах безнадежия. Оно приносит человеку благие и смиренные помыслы покорности Богу, помыслы, полные живой веры и кроткой сладостной надежды» (святитель Игнатий (Брянчанинов). Письма к мирянам).

Если самолюбование является вариацией гордыни, можно ли сказать, что постить селфи — это тоже смертный грех?

Леонид Мойжес 671 4 года назад Аспирант РГГУ, центр изучения религий

Хотя список из семи смертных грехов (гордыня, лень, жадность, гнев, обжорство, похоть, зависть), особенно набравший популярность после фильма Дэвида Финчера является вполне аутентичной и старой христианской концепцией, это – скорее способ осмысления человеческой жизни, слабостей и страстей, чем практическое руководство. Разумеется, действия, мотивированные этими переживаниями, не поощряются, но если смотреть на вопрос, например, с точки зрения того, в чём нужно исповедоваться и что может стать препятствием для причастия, то на первом месте будут не такие отвлечённые концепции как «гордыня», а несколько более конкретные 10 заповедей (те самые «не сотвори себе кумира», «не убей» «не лжесвидетельствуй» и так далее), а также церковные заповеди. Разумеется, эти заповеди также принято понимать расширительно, например, «не возжелай жены ближнего своего» является, помимо прочего, запретом на просмотр порнографии, в том числе и с участием незамужних женщин, и даже мужчин. В связи с этим во всех христианских конфессиях, где есть таинство исповеди, существует традиция составления списков в помощь исповедующемуся, где приводится большое количество потенциальных прегрешений, что позволяет верующему ознакомиться со списком и понять, что из этого он совершил.

Все эти нарушения выводятся именно из заповедей, и, теоретически, могут включать в себя и «делание селфи», как, например, нарушение первой заповеди «не сотвори себе кумира», в том смысле, что «кумиром» в данном случае выступает собственное тело. Но необходимо понимать, что в конечном итоге такие списки – просто вспомогательный инструмент, и могут варьироваться от одной епархии к другой. Всё зависит от священника – кто-то строгий, исходящий из представления о жёсткой дихотомии мира, в котором все вещи либо богоугодны, либо богопротивны, может заклеймить селфи как нечто вредное, кто-то другой сочтёт это просто «бессмысленной суетой», которая не вредна сама по себе, но отвлекает от полезных дел или склоняет к совершению иных грехов (например, похоти), а кто-то сочтёт это обычным хобби, не заслуживающим особого отношения с стороны церкви. Наконец, нужно учитывать интенцию – селфи, в конечном итоге, это просто автопортрет, не более греховный, чем любая другая фотография. Хотя, конечно, обсессивное заполнение доступного всем информационного пространства собственными изображениями МОЖЕТ (хотя и не обязательно) быть сочтено признаком излишнего внимания к собственной персоне, не подобающего христианину.

Старец Паисий Святогорец: Ставьте вопросительные знаки после помыслов подозрительности

Старец Паисий Святогорец будет прославлен в лике святых в ближайшее время, сообщает сайт «Святая гора». Недавно состоялась канонизация старца Порфирия Кавсокаливита; ожидается прославление и других афонских подвижников. Старец Паисий особенно любим в России — книги с его поучениями разошлись огромными тиражами. Предлагаем вашему вниманию беседу старца Паисия о подозрительности и борьбе с ней.

Фото: hellas-orthodoxy.blogspot.com

— Геронда, что поможет мне прогнать помыслы подозрительности?

— А ты уверена, что все действительно обстоит так, как тебе это представляется? Раз ты обычно видишь во всем плохое, то после каждого своего помысла всегда ставь вопросительный знак. А кроме того, чтобы не согрешать в своих суждениях, включай в работу и добрый помысл о других. Если ты станешь ставить после своих помыслов не по одному, а по два вопросительных знака, будет еще лучше. А если по три, то совсем хорошо. Поступая так, ты будешь умиротворяться и получать пользу. И не только сама — ты окажешь пользу другим. В противном же случае, принимая помыслы «слева», ты приходишь в раздражение, волнуешься, расстраиваешься и наносишь себе духовный вред. Если будешь относиться ко всему, что происходит вокруг, с добрыми помыслами, то спустя немного времени увидишь, что дело в действительности обстояло так, как ты это увидела, включив в работу добрые помыслы. Расскажу тебе один случай, чтобы ты поняла, что может наделать «левый» помысл.

Как-то раз ко мне в каливу пришел один монах и сказал: «Старец Харалампий — колдун. Я сам видел, как он ворожил». — «Что же ты говоришь, глаза твои бесстыжие! — отчитал я его. — И не стыдно тебе такое нести!» — «Да! Да! — настаивал он. — Я сам видел, как однажды ночью при луне Старец мычал: „М-м-ме… М-м-ме…“ — и при этом лил в кусты какую-то жидкость из большой оплетенной бутыли!». Ну что ж, выбираю я свободный день и иду в каливу Старца Харалампия. «Ну, — спрашиваю, — отче Харалампие, как твои дела? Как житье-бытье? Чем занимаешься? Тут один увидел, как ты что-то лил в кусты из большой бутыли, да еще и мычал: „М-м-ме!“». — «Там в зарослях, — показал мне Старец, — растут несколько лилий, вот я и поливал их. Напевая „Рáдуйся, Невéсто Неневéстная!“, я выливал немного водички на один цветок, потом опять пел: „Рáдуйся, Невéсто Неневéстная!“ — и выливал немного воды на другой… Потом наполнял бутыль, возвращался к цветам и снова их поливал…» Видишь как! А другой увидел все это и принял Старца за колдуна!..

Какие же добрые помыслы имеют некоторые мирские люди! А другие — несчастные — так страдают от вещей, которые не просто не существуют в природе, но которые и сам диавол не смог бы выдумать! Однажды, когда после страшной засухи пошел дождь, я почувствовал такую благодарность Богу, что, сидя в каливе, без остановки восклицал: «Боже мой, благодарю Тебя миллионы, миллиарды раз!» Я не знал, что в это время под окном стоял один мирской человек и слушал. Потом, встретившись со мной, он признался: «Отец, а ведь я соблазнился. Я услышал про все эти «миллионы», про все эти «миллиарды» и подумал: «Вот оно как! Каков фруктик этот отец Паисий!» И что ему было объяснять? Я имел в виду благодарения Богу за дождь, а этот человек подумал, что я считаю деньги. А окажись на его месте кто-то другой, так мог бы еще и прийти ночью, чтобы меня ограбить! Мне досталось бы по первое число, а он в конечном итоге так ничего бы и не нашел.

А в другой раз ко мне пришел отец больного ребенка. Я провел его в церковку моей каливы, выслушал его горе и, желая ему помочь, сказал: «Для того чтобы твой ребенок стал здоров, ты и сам должен что-то сделать. Но что? Поклонов ты не кладешь, постов не соблюдаешь, денег, чтобы творить милостыню, у тебя тоже нет… Обратись-ка ты к Богу вот как: «Боже мой, у меня нет ничего достойного, чтобы принести жертву ради здоровья моего ребенка, но я постараюсь, по крайней мере, бросить курить». Эти слова тронули несчастного отца, и он пообещал, что последует моему совету. Пока я, выпуская его из каливы, возился с замком, он, вынув из кармана зажигалку и сигареты, положил их под иконой Спасителя в храме. Я этого не заметил. Следующим посетителем оказался некий юноша, которому надо было что-то мне сказать. После беседы, не успев даже выйти из каливы, он достал сигарету и закурил. «Здесь, парень, курить нельзя, — сказал ему я. — Отойди подальше в сторону». — «А тебе в церкви курить можно?» — спросил он в ответ. Увидев в церкви пачку сигарет и зажигалку, этот малый «смастерил» помысл, будто я курю! И не стал я его разубеждать, дал ему уйти со своим помыслом. Ну ладно, даже если бы я и в самом деле курил, то неужели я делал бы это в храме? Видите, что такое помысл?

— Геронда, а какой ущерб могут причинить душе подозрительность, недоверчивость и мнительность?

— Какого рода подозрительность, такого рода и ущерб. А недоверчивость и мнительность приносят болезненность, худосочие.

— Чем же исцелить эту немощь?

— Добрыми помыслами.

— Геронда, а если человек однажды увидит, что в чем-то промахнулся, то есть, что его подозрения не подтвердились, то разве это не поможет ему осознать свою ошибку?

— Если он промахнулся однажды, то это еще куда ни шло. Однако, промахнувшись дважды, он уже пока лечится. Требуется внимание. Ведь мы тяжко согрешаем, даже если дело обстоит не так, как мы себе это представляли, всего лишь на одну тысячную долю. Помню, когда я жил в общежительном монастыре, старенький монах, отец Дорофей, Великим постом жарил кабачки. Один брат, увидев, как Старец кладет кабачки на сковородку, поспешил поделиться со мной своими впечатлениями: «Пойди-ка полюбуйся! — сказал он. — Отец Дорофей жарит рыбу! Во-от такие здоровые барабульки!» — «Ну уж нет, — отвечаю, — быть не может, чтобы старец Дорофей Великим постом жарил барабульку!» — «Может, может! — настаивал он. — Я своими глазами видел! Во-от такущие барабульки!» А старец Дорофей пришел на Святую Гору пятнадцатилетним мальчиком и был для братии как родная мать. Видя, что у кого-то из монахов нелады со здоровьем, он говорил ему: «Иди-ка, милый, сюда, я хочу рассказать тебе один секрет» — и подкреплял больного тахином с толченым грецким орехом или же чем-то еще. И о стареньких монахах он заботился подобным образом. Ну так что же? Иду я к отцу Дорофею и вижу, что он жарит кабачки для монастырской больницы!

— Геронда, а как быть, если помысл подозрения о ком-то подтвердится на деле?

— Если такой помысл однажды и окажется верным, то неужели это значит, что подобные помыслы будут оказываться верными постоянно? А кроме того, откуда ты знаешь: может быть, Бог попустил такому помыслу оправдаться на деле ради того, чтобы человек, которого ты подозревал, сдал экзамен на смирение?

Конечно, и нам самим необходимо быть внимательными. Мы не должны давать людям повод приходить к ошибочным заключениям. Например, если у человека возник о тебе «левый» помысл, то причиной этого может быть как его собственная недоброжелательность, так и то, что ты сам дал ему повод плохо о тебе думать. Но если человек думает о тебе плохо, несмотря на то что ты ведешь себя со вниманием, то прославь Бога и помолись о нем.

Блаженной памяти старец Паисий Святогорец. «Слова». Том III. «Духовная борьба». Издательский дом «Святая Гора», М., 2008

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *