Содержание

К сожалению, многие взрослые до сих пор считают приемлемой мерой наказания физическое насилие. При этом встречаются и довольно плачевные случаи, когда желание привить ребенку определенные нормы поведения приводят к серьезным нарушениям психики и мешают нормальному эмоциональному развитию личности. На сегодняшний день для детских психологов и психотерапевтов актуальным остается вопрос, как объяснить, что детей бить нельзя.

Почему детей нельзя бить?

Для того чтобы разобраться, почему нельзя бить детей, следует понять, чем же в действительности является физическое наказание для обеих сторон воспитательного процесса. Какие эмоции при этом испытывает и ребенок, и сами родители? Являются ли они созидающими для становления личности или же, наоборот, запускают негативные процессы?

Физическое наказание: причины строгих мер

Каждый раз, когда родитель демонстрирует свою силу, он тем самым признается в собственной несостоятельности. Подобная агрессия вызвана невозможностью или же нежеланием взрослого искать более сложные, но в то же время правильные пути влияния на ребенка. Чтобы понять причины плохого поведения детей, выяснить глубинную суть вопроса, а затем решать возникшую проблему на глобальном уровне, нужно потратить немало времени и сил.

Для неопытного воспитателя подобные процессы довольно трудоемки – придется искать подход к подрастающему поколению методом проб и ошибок, встречаясь с протестами, недовольством и, возможно, даже агрессией ребенка. При этом положительные результаты могут быть заметны не сразу, ведь детям необходимо время для осознания собственной неправоты.

Что же происходит, если при проступке или непослушании сразу применить физическое наказание, например, ударить провинившееся чадо по рукам или шлепнуть по попе? В большинстве случаев наблюдается «успех» — ребенок прекращает вести себя плохо, и родитель празднует свою «победу». На самом же деле в детском сознании и подсознании в этот момент происходит множество психологических процессов, которые могут привести к серьезным проблемам в будущем.

Какой вред приносят ребенку телесные наказания?

Физический вред от телесных наказаний напрямую зависит от уровня применяемой силы. К счастью, большинство родителей, которые не понимают, почему детей бить нельзя, все же не преступают разумные границы в воспитательных целях. Тем не менее, даже легкий удар способен нанести серьезный ущерб ребенку, и чем он младше, тем хуже будут последствия. Если для взрослого подзатыльник может стать безобидной шуткой, то для детей подобные удары нередко оборачиваются травмами. При этом многие физические увечья незаметны невооруженным взглядом.

Если отвлечься от тяжелых случаев родительского насилия, можно увидеть миллионы пап и мам, которые ограничиваются практически безболезненными, но «обидными» физическими наказаниями. У них в голове возникает закономерный вопрос, почему нельзя бить детей по рукам или по попе, если это не вредит здоровью, но дает неплохие результаты в плане воспитания. И именно с этого момента начинается эмоциональное насилие, которое порой даже хуже физического.

Воспитание силой – эмоциональный вред

Существует сразу несколько моральных причин, почему нельзя бить детей. Эти простые истины известны каждому родителю, но мало кто задумывается о них всерьез. Именно глубокое понимание следующих фактов может стать первой ступенью к переосмыслению своего общения с ребенком:

  1. Дети в любом случае слабее взрослых, и применяя физическую силу, родители каждый раз напоминают им об этой закономерности. Постоянно чувствуя себя слабым, ребенок становится трусливым, замкнутым, ощущает свое бессилие и беспомощность. При частых физических наказаниях дети привыкают к чувству унижения со стороны окружающих, что также сказывается и на их общении со сверстниками. «Кто сильнее – тот и прав» — именно такой постулат вкладывают родители в головы своим детям при физическом насилии.
  2. С рождения для каждого из нас родители являются самыми близкими людьми. Отношения с ними должны быть построены на доверии, чтобы в случае какой-либо неприятности ребенок обратился за помощью именно к папе или маме. Если же от них самих исходит угроза, то ни о каких доверительных разговорах не может идти и речи! Таким образом, ребенок чувствует себя беззащитным. Кроме того, он может сдержать в тайне действительно серьезную проблему, о которой взрослым следовало бы знать.
  3. Если ребенок привык постоянно получать «по шапке» за любой свой проступок, рано или поздно он начнет скрывать все свои оплошности. Несколько раз удачно обманув взрослых, он посчитает это наиболее подходящим способом избежать наказания. Таким образом, физическое насилие приведет не к улучшению, а к ухудшению поведения.
  4. Непосредственно после телесного наказания ребенок уж точно не будет испытывать приятные эмоции. Наоборот, в нем зародится злоба, обида, негодование, ненависть. При этом все эти чувства будут направлены именно в сторону родителей. Даже если со временем ребенок успокоится, какая-то часть неприязни все равно останется в его подсознании.

Насилие в детстве: что ждать во взрослом возрасте?

Все хорошее и плохое, что мы видим и чувствуем в детстве, наносит отпечаток на всю нашу дальнейшую жизнь. Телесное насилие со стороны родителей – это одна из самых распространенных причин психических и неврологических заболеваний во взрослом возрасте. Также и физическое развитие ребенка может свернуть в неправильное русло при частом рукоприкладстве «воспитателей».

На вопрос, почему нельзя бить ребенка по голове, недавно подробно ответили американские ученые. Проведенные ими исследования показали, что люди, постоянно получавшие от родителей подзатыльники и оплеухи, во взрослом возрасте не могут похвастаться высоким интеллектом. Более того, в некоторых участках их головного мозга уровень серого вещества упал до критической отметки! Это приводит к физическим и умственным отклонениям. У пациентов, которых воспитывали без строгих наказаний, подобные нарушения не обнаружены.

Также статистические данные указывают на то, что ребенок, которого бьют в семье, во взрослой жизни более склонен к сердечнососудистым заболеваниям, разным формам диабета, ожирению, гепатиту, артриту и общим физическим недомоганиям.

Что же касается моральных принципов взрослых, чье детство прошло в агрессивной среде, то здесь также заметны серьезные отклонения. Они больше склонны к наркотической и алкогольной зависимостям, чаще совершают преступления. Но что хуже всего, они переносят модель поведения родителей в собственные семьи. Таким образом, получается замкнутый круг из взрослых, которые не понимают, почему нельзя бить ребенка по попе, даже при отсутствии других аргументов в споре.

Как воспитать ребенка без физических наказаний

Вести себя с ребенком сдержанно, спокойно реагировать на его промахи, неудачи или явные капризы, находить нужные слова для объяснения своей правоты – всем этим вещам придется учиться не один месяц, постоянно совершенствуя свои педагогические таланты. Тем не менее, именно такой подход к воспитанию детей гарантирует им гармоничное развитие, жизнерадостность и счастливую жизнь в социуме.

Для начала, чтобы упростить себе задачу, нужно мысленно разграничить плохие поступки своего малыша на нестрашные (которые можно спокойно обсудить на досуге) и критичные (которые требуют немедленной реакции со стороны родителей). Как только вы начнете оценивать действия ребенка по такому принципу, вы поймете, что во вторую категорию попадает совсем немного ситуаций. К ним можно отнести:

  1. Сознательную(!) порчу имущества, воровство.
  2. Прогулы занятий.
  3. Случаи, опасные для жизни или здоровья самого ребенка или окружающих.
  4. Откровенную ложь родителям.

Если проступок не попал в одну из этих категорий, то это просто шалость или случайность, и можно спокойно объяснить своему ребенку, что так поступать неправильно. Пусть дети научатся нести ответственность за свои действия. Двойка по математике? Нужно исправить. Испачкал штаны? Нужно постирать. Такие причинно-следственные связи понятны ребенку, и они не воспринимаются как наказания. А вот если за плохую оценку или грязную одежду устроят трепку, не выйдет ни полезных выводов, ни пользы, ни исправления.

Как наказывать ребенка, не прибегая к насилию

Отсутствие физического насилия не значит, что следует полностью исключить наказания из воспитательного процесса. Если ребенок действительно совершил серьезный проступок, родители обязаны принять соответствующие меры. Кроме устранения вреда (как в случае с грязными штанами), можно также использовать следующие способы влияния на поведение:

  • Лишить удовольствия. В этом случае вы должны понять, что больше всего нравится вашему ребенку в сфере развлечений. Может для него станет неприятным запрет смотреть телевизор или играть в компьютерную игру? Или же провинившемуся чаду следует посидеть пару дней без футбола или любимой куклы? Каждый родитель наверняка найдет такой рычаг давления без особого труда.
  • Расстроиться, обидеться. Многие дети не отдают себе отчет, что своим плохим поведением они могут сделать неприятно близким людям.

    Ребенка ударили по голове. Есть последствия. Как поступить?

    Иногда достаточно просто продемонстрировать, как маму или папу расстроил недавний проступок, и ребенок сам попросит прощения и поймет все свои промахи.

  • Приобщить к хозяйственным делам. Если в глубоком детстве мытье посуды и подметание пола может вызывать интерес, то уже в подростковом возрасте домашние хлопоты станут настоящим наказанием. Недельное дежурство на кухне позволит подрастающему поколению многое переосмыслить.

ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

Родители бьют ребенка. Что делать учителю?

Ситуацию комментируют школьные специалисты-психологи

Каждый учительский день переполнен событиями, эмоциями, разочарованиями и сюрпризами. Среди этого пестрого вороха событий встречаются такие, что цепляют и тревожат, не отпускают из-за своей неразрешимости. Например, когда ты становишься свидетелем жесткого обращения родителей со своим ребенком. Учителя редко обсуждают подобные случаи. Наверное, оттого, что знают: здесь не существует конструктивного выхода. Впрочем, вопрос иногда настолько не дает покоя, что хочется услышать хотя бы мнение коллег. Как в письме, пришедшем недавно в газету.

«Один из самых, наверное, тяжелых вопросов за всю мою педагогическую жизнь – невозможность решить, в какой степени я могу противопоставлять свою позицию родительской.
Был у меня в классе мальчишка, которого жестоко наказывал отец. Попросту говоря, бил. Не сгоряча или по пьянке, а «в воспитательных целях». Приходил забирать сына из школы, видел следы какой-то провинности (например, Алешка оказался разгоряченным и вспотевшим в первые дни после долгой болезни) и совершенно спокойным железным голосом говорил: «Тебе же было сказано – не бегать.

Удар по голове последствия

Собирайся. Дома ты будешь наказан». У меня было такое чувство, что бить будут меня…
Поскольку попытки опосредованно или прямо говорить о недопустимости этого провалились – мне ясно дали понять, что это не мое дело, за воспитание отвечают родители, – мне оставалось только прикрывать мальчика враньем. На вопросы об успехах и продвижении по программе я неизменно бодро отвечала, что «все хорошо», проблем нет. И сам Алешка постоянно слышал это мое жалкое вранье, хотя и ошибок у него было сегодня больше обычного, и сонный он пришел, и на прогулке они с приятелем кого-то в снег макнули… Но – все хорошо. Он, конечно, понимал почему. И честно старался, чтобы мне врать приходилось поменьше. Он такой был взрослый, серьезный, хотя и маленький.
И остальные ребята, между прочим, это тоже слышали. Когда детей разбирают родители, вечно кто-то крутится под ногами. А ведь я им во многих ситуациях объясняла, что ненавижу врать – унизительно это и противно.
Надо сказать, именно так себя и чувствовала каждый раз. И выхода никак не могла найти. Не знаю и сейчас, как надо было правильно. И в тот раз, и в других ситуациях. Когда родители унижали ребенка в присутствии посторонних. Когда мать, повернутая на религии, заставляла держать строгий пост (в какой-то день даже пить нельзя) дочь-подростка. А у девочки больные почки, да и есть в тринадцать лет хочется постоянно, и в столовую весь класс идет вместе.
Или здесь правильно вообще не бывает? Когда твои ценности и методы идут кардинально вразрез с родительскими – как ни поступи, все нехорошо.
Противодействовать, активно противопоставлять себя родителям – нет, не годится. Зачем же ребенка тащить в разные стороны, рвать по живому. Вообще-то это их ребенок. С одной стороны. С другой – не собственность же он, в конце концов, не крепостной.
Смириться и делать вид, что ничего не происходит, тоже невозможно.
Елена Григорьева, учитель»

«Постарайтесь вызвать родителей на диалог»

Рассогласование отношений родителя и учителя является достаточно сложной проблемой. Когда же речь идет о физическом наказании, то необходимо затрагивать не только психологический аспект несогласования требований к ребенку и методов воспитания со стороны учителей и родителей, здесь существуют аспекты социальные и юридические. Однако давайте остановимся на психологическом аспекте заявленной ситуации.

Первый момент – родитель бьет ребенка.
Второй момент – учитель покрывает промахи ребенка, чтобы уберечь его от наказания. При этом испытывает внутренний дискомфорт.
Рассматривая первый момент этой ситуации, зададим вопрос: почему родитель бьет своего ребенка? Чем больше будем над этим думать, тем больше версий обнаружим. На поверхности лежат такие предположения:
– он не знает других методов, его тоже так воспитывали;
– ощущая себя не очень успешным, родитель пытается компенсировать это чувство за счет ребенка («Будь успешным, я буду тобой гордиться, сниму напряжение собственных неудач»);
– опять-таки неудовлетворенное чувство власти, нереализуемое в социальной жизни, очень искаженно начинает выступать во взаимоотношениях с ребенком;
– накопившееся напряжение, раздражение дают о себе знать в отношениях с ребенком (он самый беззащитный).
Чтобы уберечь маленького ребенка, надо прежде всего вести работу с родителями.
Вероятнее всего, бесполезно говорить родителю, бьющему ребенка, «это не метод» или объяснять ему, что бьет он от чувства собственного бессилия, неуверенности и тревоги. Лучше активизировать самих родителей в высказываниях по поводу методов воспитания. Можно на собрании вместе с родителями обсудить вопросы: «Как вы думаете, сможет ли быть успешным запуганный, забитый ребенок?», «Какие методы воспитания я запомнил из своего детства и почему?» Да вообще можно порассуждать на тему «Бьют ли счастливые люди своих детей?». Родитель не должен быть в школе в роли ученика, которому высказываются претензии («Не так воспитываете»). Учительские нотации в его адрес могут только обострить неприятные школьные воспоминания, которые спровоцируют негативные чувства в отношении ребенка. Поэтому родитель – только равноправный участник обсуждения.
Можно тоже его спросить об отношении к разным методам воспитания, именно спросить, а не сказать правильные слова о недопустимости наказаний. Когда человека спрашивают, он начинает хотя бы задумываться над вопросом, и есть надежда, что появление мыслей повлияет на его поведение.
Третий момент – «ложь во спасение» учительницы и переживание ею этой лжи. Учительница испытывала бы те же переживания, а может, более сильные, если бы, говоря правду, представляла потом сцены наказания. С такими внутренними конфликтами сталкиваются люди неравнодушные. Можно сказать, что в данной ситуации она как может сберегает ребенка. А чувство бессилия связано с тем, что поведение учительницы можно назвать «пассивным сбережением». Может быть, учителю будет легче, если он обсудит с ребенком – а уж если он подросток, то это просто обязательно – создавшуюся ситуацию. Поговорит, как с равноправным участником неприятной ситуации. Дело в том, что вместе с благодарностью учителю за «молчание» ребенок может начать использовать такое поведение учителя. Невозможно дать четкое предписание для таких разговоров – все зависит от особенностей поведения родителя.
Выход вижу в целенаправленной, планомерной работе учителей, психологов и родителей по грамотному построению отношений с детьми даже в напряженное для нас время, даже при разладе в семье, на работе, в стране.

Алла ФОМИНОВА, кандидат психологических наук

«Подумайте, готовы ли вы взять ответственность на себя»

Одна из самых трудных ситуаций для учителя – быть свидетелем процесса воспитания, идущего вразрез с его собственными ценностями. В эти моменты обостряется внутренний диалог (или лучше сказать – полилог). Части личности начинают спорить и подталкивать к противоположным действиям.
Одна часть требует вмешаться и защищать ребенка от наказания. Другая требует воздерживаться от вмешательства, ведь это не его сын или дочь. В итоге бедный учитель приходит в крайнее замешательство и страдает в любом случае.
Позволил себе вмешаться – его могут оскорбить и/или его вмешательство может привести к еще худшему результату, чем при бездействии. Удержался – совесть мучает долго: почему не вмешался.
Очень сложный выбор. Чтобы что-то говорить родителям в такой ситуации, надо очень хорошо представлять себе последствия своего поступка. Вмешиваясь, мы претендуем на роль участника ситуации, который в состоянии с ней справиться (иногда нас провоцируют на это специально, и часто мы попадаемся…). Однако положа руку на сердце – в состоянии ли мы поступить так, чтобы это было во благо этой семье?
Мы видим только верхушку айсберга семейных проблем. Можем ли быть уверенными, что, вмешиваясь, мы делаем лучше этой паре родитель–ребенок? Задаем ли себе вопрос: а готовы ли мы работать с последствиями своего вмешательства, брать на себя такую ответственность?
Никто не спорит, сдерживать эмоциональные порывы нелегко. Но и позволять себе действовать под влиянием эмоций, не беря ответственности за последствия, считая, что уже фактом вмешательства мы по определению улучшили дело, – глубокая иллюзия.
Это обычный вид самообмана: не сдержались, высказались, вмешались – и оправдываем себя: вот какой я защитник справедливости. Реальной пользы это никому не приносит, только частичное облегчение нам самим в момент высказывания.
В каких же случаях что-то говорить родителю, творящему наказание? Мое мнение – хоть оно может показаться жестоким – не раньше, чем кто-то из них обратится к нам с просьбой об этом, родитель или ребенок.
И уметь делать все это без оскорбительных, поучающих интонаций. Ведь мы не были – и никогда не будем – на месте этого взрослого, не знаем, как он воспринимает ситуацию. А если обратился ребенок – тут важно не впасть в искушение стать ему лучшим родителем, чем его собственные (вы же не собираетесь его усыновлять?). Разговаривать с ним как с взрослым, сочувствуя, но не унижая своим сочувствием, уважая его судьбу и веря в его способность справиться с обстоятельствами, без фанатизма и ненужного пафоса. Трудная работа.

Галина МОРОЗОВА, кандидат психологических наук

«Работайте с ребенком так, чтобы у родителей переменилось к нему отношение»

Конечно, важно, каковы наличные отношения учителя с родителями.
Если родители настроены на совместные действия с учителем по поводу своего проблемного ребенка, ситуация относительно мягкая, хотя и здесь может всплыть взаимное непонимание от непроявлявшихся до поры до времени различий в ценностях и устремлениях.
Второй сюжет – изначальное дистанцирование родителей от учителя.
Возможная стратегия учителя в этом случае – работа с проблемами ребенка с постоянной демонстрацией родителям результатов, продвижений. Осознание, обнаружение родителями, что с их сыном, дочерью что-то позитивное происходит и учитель тут «при чем», может смягчить отношения, и родители начнут «слышать» педагога не только по поводу «рабочих» ситуаций.
Наконец, самый трудный сюжет: родители не скрывают отрицательного, порою агрессивного, отношения к учителю, и за этим скрывается ценностное противостояние.
Для учителя тут есть два пути. Более редкий, почти фантастический путь: мировоззренческий спор, дискуссия. Это возможно, если родители (и педагог) готовы к таким дискуссиям. Более реалистический путь – сдвинуть хотя бы частично с себя ответственность, разделить ее с другими работниками: от администрации и психолога, до социальных органов в случае угрозы здоровью ребенка.
Конечно, эти идеи все равно абстрактны. Нужно не забывать о возрасте ученика, нужно учесть реакцию класса и всякие другие обстоятельства.

Сергей ПОЛЯКОВ, доктор педагогических наук

Почему нельзя бить ребенка по голове

Удар по голове кулаком последствия

Воспитание детей — это большой труд для каждого родителя, который искренне хочет видеть в будущем своего ребенка состоявшим, умным, добрым и красивым человеком.

К большому сожалению, некоторые родители под термином «воспитание ребенка» понимают физическое насилие.

Однако психологи уверены, что применение грубой физической силы, свидетельствует о том, что взрослая и сформированная личность не может найти другой путь, чтоб достучатся до своего чада, в результате чего они доказывают свою полную несостоятельность, и неумение правильно воспитать ребенка.

Негативные последствия от избиения детей

Физическая сила со стороны родителей, как метод воспитания, позволяет взрослому частично добиться послушания, но при этом развивает у ребенка множество негативных качеств, по отношению к окружающим.

Часто выплескивание негативных эмоций взрослых, наносит необратимый вред на здоровья малыша: ссадины, отеки, ощущение боли, нарушение работы внутренних органов и систем, в тяжелых случаях переломы, или травмы несовместимы с жизни.

Особо травмируется психика ребенка, после чего, на всю жизнь, остается отпечаток.

Дети, которые периодически подвергаются насилию со стороны взрослых, чувствует себя незащищенными, униженными и не нужными своим родителям, что порождает в нем трусость, злость и ненависть ко всем окружающим. Таким образом, еще несостоявшаяся личность теряет веру и уважение к себе и родителям. У ребенка не развиваются те качества, которые позволят ему, вырасти уверенным и добрым человеком.

Избиение детей в семье порождает ненависть к своим родителям, которым в дальнейшим, он обязательно об этом напомнит.

Некоторые дети при постоянном физическом насилии, считают это нормой, вырастают злобными людьми, и в будущем, пользуются такими же методами.

Вопрос можно ли быть детей постоянно строго стоит в детских учреждениях.
В тех местах, где дети не всегда находятся под постоянным присмотром свои близких.

Отношение взрослых к избиению детей в семьи

Взрослые очень по-разному реагируют на поведение ребенка, который не слушается и балуется.

Некоторые мужчины, которые по жизни трусы и неуверенные в себе, любят выплескивать свою злость на беззащитных детях, которые не способны за себя постоять, таким образом, мужчина удовлетворяет свою власть над слабым.

Для детей физическое наказание в детстве, формирует модель семьи в будущем.
К примеру, если в семье мальчик, постоянно испытывающий агрессию со стороны родителей, в будущем будет так же поступать со своими детьми.

Девочки, в дальнейшем подсознательно будут выбирать мужа, который склонный к физическому насилию. Так обустроена психика человека, формирующаяся в детском возрасте.

Исходя из вышесказанного, получается, что своим воспитанием, родители создают некий алгоритм в будущем для своего ребенка.

Дети, подающиеся физическому насилию, испытывают к родителям сострадание и уважение.

Подрастая, ребенок начинает совершать нехорошие поступки: плохо учится, убегает из дому, пропускает школу, употребляет алкоголь, курит. Им все равно, что думают их родители — ведь они знают, что их все-равно будут бить!
Такая модель воспитания делает из человека черствого, злого, неуверенного в себе.

Воспитание ребенка методом избиения — недопустимо

Родители должны научиться справляться с капризами своего чада без применения физической силы.

Ребенок, выросший в хороший и полноценной семье, где обитает уважение, любовь и взаимопонимание сможет стать достойным человеком, который будет уважать своих близких, проявлять заботу и радовать всех окружающих.

Бить или не бить ребенка – последствия физического наказания детей

Не так, как по старинке: отец бьет своё чадо потому, что учит, потому, что требует послушания и почтения.

Почему детей нельзя бить по лицу?

Современные родители бьют потому, что чадо не выучило уроки, не вовремя пришло домой, грубо разговаривает и так далее. И именно родители: и папа, и мама. А зачастую мама бьёт ребёнка чаще и сильнее, чем папа. И бьёт без разбора: что мальчиков, что девочек, не делая скидки.

Об этом мы беседуем с начальником отделения дознания межрайонного отдела МВД России «Тындинский» Оксаной Николаевной Терентьевой.

– Это действительно примета времени. Года два назад такого не было. А теперь как лавина – одно сообщение за другим. То родители били  собственного ребёнка за непослушание и плохие оценки, то какая-нибудь мама избила чужого ребёнка за то, что дети подрались, играя во дворе, и её чадо прибежало домой в слезах: мама, он меня избил! В таких случаях мама выскакивает во двор и, не разбираясь, кто прав, а кто виноват, начинает избивать другого ребёнка. Она считает, что восстанавливает справедливость. Её не волнует, что в данном случае взрослый человек избивает маленького ребёнка, она считает, что заступается за своего. Такое странное понятие справедливости, при котором ребёнку наносится тяжелейшая психологическая травма. Ребёнок приходит в школу со следами побоев на лице и теле, учителя, конечно, интересуются, что с ним случилось, и сообщают в полицию. Представляете, каково маленькому человеку в полиции чужим людям признаться, что его бил взрослый, а уж если его били собственные мама или папа, – это вообще запредельный стресс для ребёнка.

Как это ни чудовищно, всё это происходит в нормальных, благополучных семьях. Не в пьющих, где папа – садист, а мама – покорная жертва. Оба родителя работают, выпивают исключительно в меру, но… не справляются с собой, со своими эмоциями: «Я не сдержался и ударил». И это «не сдержался» стало носить повальный характер. Заявления об избиении детей пишут в полицию родственники, когда видят, что происходит в семье, иногда сообщают соседи, педагоги, родители тех детей, которых избили ищущие «справедливости» чужие родители. И судьи сейчас стали более строги к фактам избиения детей взрослыми: уже вместо слов «примирение сторон», «деятельное раскаяние» всё чаще звучит «условный срок», «обязательные работы», «штраф»… Поможет ли это?

Те дети, которых сегодня бьют, это второе поколение, выросшее в «новейшей истории России». В 1992 году, когда «старая» Россия перестала существовать и родилась «новая», их родителям, скажем так, было по 10 лет. Сегодня им тридцать, и, условно говоря, у них есть 10-летние дети, которых они и бьют, не отдавая себе отчёт, почему. Наверное, кажется, что если у них не было счастливого детства в нормальной стране, то их дети должны это осознавать и соответствовать. Их мечтам, стремлениям, чаяниям. Но это другое поколение, растущее уже не в хаосе и анархии, а в достаточно стабильной стране. Но не будут ли и они бить своих детей, помня о том, как били их?

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *