Содержание

Евгений Александрович Ямбург

(р. 24.03.1951, Москва) , педагог, общественный деятель. Доктор педагогических наук (1997). В 1973 окончил исторический факультет МГПИ им.

Райское яблоко Ньютона

В. И. Ленина. С 1972 преподает в школах Москвы, с 1976 – в средней школе № 109: учитель, заместитель директора, директор (с 1978). Одновременно советник министерства образования РФ (1990–1992), начальник Управления образования Юго-Западного учебного округа г. Москвы (1993–1995), член правительства Комиссии по подготовке очередного этапа реформирования системы образования России (1997). Заслуженный учитель РФ, доктор педагогических наук, член-корреспондент РАО (с 2000). Автор и руководитель разработки адаптивной модели школы, предполагающей обучение и развитие неоднородного контингента учащихся. Модель основана на развитии идей Я. Корчака, П. П. Блонского, Л. С. Выготского (Ямбург Е. А. – автор статей и комментариев к ряду изданных их произведений). В 1991 школа под руководством Ямбурга Е. А. преобразована в экспериментальный комплекс: детсад, начальная школа, основная школа с общеобразовательным, гимназическим и коррекционными классами, старшая школа с лицейскими и общеобразовательными классами, центр развития и досуга, медико-психологический центр. Автор более 50 публикаций книга Ямбурга Е. А. «Школа для всех. Адаптивная модель. (Теоретические основы и практическая реализация)» признана лучшей книгой года (1997) в области образования РФ. Заслуженный учитель школы РСФСР (1990). Е. А. Ямбург — участник многих телевизионных и радиопередач по вопросам воспитания и обучения детей, развития культуры и общества. Главный редактор и автор проекта «Антология выстаивания и преображения. Век XX». Сочинения: Педагогический ансамбль школы. М., 1987; Воспитание историей. М., 1989; Эта «скучная» наука управления. М., 1992; Школа для всех. М., 1996.

Источник

Источник

Источник

В фонде библиотеки имеются следующие издания:

Евгений Александрович (Шоломович) Ямбург (1951) — советский и российский педагог и общественный деятель.

Биография

Е. А. Ямбург — Заслуженный учитель РФ, доктор педагогических наук, член-корреспондент РАО (с 2000), академик РАО, директор Центра образования № 109 (Москва), больше известного как «Школа Ямбурга». Автор книг «Эта скучная наука управления», «Школа для всех» (лучшая педагогическая книга России 1997 года), «Педагогический декамерон». Разработчик и автор адаптивной модели школы — новой модели разноуровневой и многопрофильной общеобразовательной массовой школы с набором классов различной направленности, образовательных услуг, открытой, для детей самых разных возможностей и способностей, вне зависимости от их индивидуальных психологических особенностей, здоровья, склонностей, материальной обеспеченности семьи. Самый главный посыл такого образовательного учреждения — не ребёнок приспосабливается к школе, а школа адаптируется под возможности, потребности и способности ребёнка. Так, например, помимо серьёзной учебной программы, в ЦО № 109 действует мощная система дополнительного образования: конюшня для занятия иппотерапией, школа художественных ремесел, клуб путешественников «Зюйд-Вест», театральная студия, клуб любителей кино и пр.

В 1997 году Евгений Ямбург защитил докторскую диссертацию в виде научного доклада на тему «Теоретические основы и практическая реализация модели адаптивной школы».

Е. А. Ямбург — участник многих телевизионных и радиопередач по вопросам воспитания и обучения детей, развития культуры и общества. Главный редактор и автор проекта «Антология выстаивания и преображения. Век XX».

Воспитательная система Е. А. Ямбурга

В центре образования № 109 под руководством Е. А. Ямбурга уже много лет реализуется идея интегрированного обучения детей с отклонениями в развитии. Е. А. Ямбург называет свою воспитательную систему «адаптивной школой». В адаптивной школе должно быть место каждому, вне зависимости от его индивидуальных психофизических особенностей и склонностей, то есть школа приспосабливается к каждому ребёнку, а не наоборот. При сохранении классно-урочной системы образовательный процесс организуется в зависимости от способностей детей, уровня их интеллектуального развития и подготовленности. В центре образования обучаются дети всех возрастов, начиная с детского сада, и различных способностей: от классов коррекционно-развивающего обучения до лицейских физико-математических, гуманитарных, медицинских. Цель образовательного процесса: формирование положительной Я-концепции учащихся, создание системы адаптирующей педагогики, системы разноуровневого дифференцированного обучения. Реализация этой цели достигается следующим образом: формирование высокого образовательно-воспитательного фона гимназических и лицейских классов и качественная подготовка выпускников к обучению в вузах, самообразованию, творческому труду, осуществление личностно-ориентированного подхода, индивидуализация обучения, медико-психологическая и педагогическая помощь дезадаптированным и ослабленным детям, удержание каждого трудного ребёнка в сфере воспитательного влияния школы.

Евгений Ямбург

Помощь сильным и слабым не затрагивает достоинства и личного статуса последних, не вносит разделения в школьном обществе. Обеспечивается переход из одной категории в другую, взаимодействие и взаимопомощь сильных и слабых, осуществляется система компенсации отставания. Вокруг нуждающегося в помощи ребёнка создаётся реабилитирующее пространство, в котором компенсируются недостатки того школьного образования, которое получили дети до поступления в образовательный центр, семейного воспитания, устраняются нарушения работоспособности, охраняется и укрепляется физическое и нервно-психическое здоровье.

Компенсирующими средствами реабилитирующего пространства являются педагогическая любовь к ребёнку; понимание детских трудностей и проблем; принятие ребёнка таким, каков он есть; сострадание, участие, необходимая помощь; обучение элементам саморегуляции.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Вряд ли кому-то надо представлять доктора педагогических наук Евгения Александровича Ямбурга. Имя директора одной из интереснейших московских школ наверняка вам известно. Но то, что четыре года назад в издательстве Шалвы Амонашвили вышел сборник работ Л.С. Выготского, прокомментированный Евгением Александровичем, знают немногие.
Поэтому мы решили встретиться с ним и обсудить роль научного наследия Выготского для современной педагогики.

Евгений ЯМБУРГ:

«ВЛИЯНИЕ КОЛОССАЛЬНОЕ,НО НЕ ОЧЕНЬ ЗАМЕТНОЕ»

Как «соотносится» Выготский с современной российской школой? Опирается ли она на его идеи или нет?

Вопрос просто замечательный. По-своему даже веселый, как это ни парадоксально.

Евгений Ямбург

Дело в том, что российская школа безусловно опирается на Выготского. Но часто об этом не подозревает, подобно мольеровскому персонажу, который не знал, что говорит прозой.
Вот пример. В расхожий педагогический лексикон лет двадцать назад вошло понятие «зона ближайшего развития». В ряде школ им пользуются осознанно, но во многих — лишь смутно ощущая, что это такое.
Или возьмем такой изумительный вывод из концепции культурно-исторической педагогики: «образование бежит впереди развития». Да ведь вся школа на этом построена, даже не зная, что это Выготский!
Дальше. Преподавание гуманитарных дисциплин, преподавание языка — родного и иностранного — опирается на фундаментальную работу Выготского «Мышление и речь».
Здесь, правда, надо быть очень точным. Выготский — основоположник научной школы, его работы фундаментальны. Его идеи развивались и развиваются «прикладниками». Результаты этих исследований, в свою очередь, «имплантируются» в методические разработки, которыми пользуется реальный учитель. Получается, что он опирается на идеи Выготского, но уже в специальном практико-ориентированном виде.
Так что влияние колоссальное, но не очень заметное. Потому-то я и назвал вопрос веселым и парадоксальным.

Как это сложилось? Ведь было время, когда под запретом находилось не только имя Выготского, но и его идеи…

Выготский не успел стать научно-педагогическим диссидентом. Он вовремя умер, извините за цинизм. Поэтому полностью он никогда не был под запретом. Например, шеститомник, который стоит у меня на полке, издан в эпоху застоя, правда, уже в самом конце, в 1981—83-м годах.
А под запретом находились всякие вещи, связанные с педологией. Эти работы, действительно, не издавались.
Кроме того, школа Выготского в России никогда не умирала. А раз не умирала школа, то были носители, разработчики и продолжатели его идей. Выпускались, например, труды Алексея Николаевича Леонтьева, опиравшегося на позиции Выготского и разработавшего деятельностный подход. Печатал свои работы, хоть иногда и с трудом, и Владимир Петрович Зинченко.
Хотя надо оговориться, что они, конечно, в значительной степени были удалены от школьной практики.

Но в какой-то момент положение изменилось…

Да, в конце 80-х произошел колоссальный всплеск интереса к психологии. Тогда наиболее продвинутые педагоги начали читать в том числе и Выготского, хотя и не брезговали более простыми вещами, вроде Карнеги. Можно сказать, что Выготский стал захватывать школу.
Вообще за последние 10—15 лет произошла психологизация образования. Причиной этого были разные факторы: например, и идеи Александра Григорьевича Асмолова, и общая атмосфера страны. Появилось вариативное образование, большое значение стало придаваться личности ребенка. Психология превратилась в мощную и востребованную науку.
Ведь, по выражению Асмолова, психолог — это специалист по неодинаковости. А в вариативной школе детей стали учить неодинаково. Отсюда и «спрос» на психологию.

Приведите, пожалуйста, пример из реальной практики, когда учителю или школьному психологу было бы полезно обратиться
к трудам Выготского…

К работе «Мышление и речь» надо обращаться постоянно любому гуманитарию — для лучшего понимания не только развития ребенка, но и окружающей жизни.
По Выготскому, язык думает за нас, выдает нас, немедленно фиксирует все сдвиги в общественном сознании. Это могучий инструмент в понимании того, что происходит с тобой, со страной, вокруг тебя.
Также очень важное понятие — пресловутая «зона ближайшего развития». С ним мы сталкиваемся буквально на каждом шагу.
Вот иллюстративный пример. Зону ближайшего развития можно увидеть собственными глазами в художественно-графическом классе нашей школы. Когда преподаватель помогает ребенку наносить последние штрихи на его натюрморт, вы видите в реальности, что такое зона ближайшего развития. То есть задание дано несколько сложнее, чем ребенок сейчас может сделать без помощи взрослого.

Здесь мы сталкиваемся с интересной проблемой. Как определить, насколько это задание должно быть сложнее?

Ни наука, ни искусство не отметают интуицию. Невозможно на аптекарских весах отмерить, насколько должно быть это превышение. Ребенка нужно все время «тянуть», давая более сложные задания, чем в зоне актуального развития. Тогда будет происходить его истинное развитие.
Я взял в качестве примера художественно-графический класс, но то же самое происходит и при обучении математике и любому другому предмету.
Позволю себе маленькое отступление. Были советские педагогические стереотипы, которые кажутся теперь смешными. Но не менее смешны перестроечные и постперестроечные стереотипы. Схема — она и есть схема.
Например, есть такой стереотип, что советская школа была казармой, а потом все пошли в «школу радости». Учение, мол, должно быть с увлечением, ребенка нужно уберечь от стресса, он должен свободно развиваться.
Что пишет по этому поводу Выготский? Он пишет, что ребенок, идеально адаптированный к среде, развиваться не будет. Я всю жизнь занимаюсь адаптацией и не возьму обратно ни одного слова, которое про это написал, но не могу забыть плакат на соревновании «моржей»: «Без стрессу нет прогрессу». Ведь есть деструктивный стресс, а есть конструктивный.
Это корреспондирует с понятием зоны ближайшего развития. Учение должно быть напряженным. Не надрывающим, но напряженным. Без принуждения нет педагогики.

Есть ли у Выготского что-либо, что не выдержало проверку временем?

Есть, и я отношусь к этому спокойно.

Вообще отношение к нашим великим предшественникам должно быть нормальным, как в уважительном диалоге. Нельзя смотреть только снизу вверх, принимая все, но нельзя и похлопывать по плечу, относиться как к седым реликтам.
Выготский был горячим противником системы Монтессори. В России эту систему «прихлопнули», в значительной степени опираясь на его оценочные суждения.
Понятно, что не устраивало Выготского как психолога. Он говорил, что Монтессори обучает письму маленьких детей 4—5-ти лет, а это не вытекает из их внутренних потребностей. И здесь он прав. Но в этой системе есть колоссальный заряд, связанный с развитием мелкой моторики, тактильной памяти и многого другого. В результате с водой выплеснули и ребеночка, в том числе и по благословению Льва Семеновича.

Это единственное заблуждение?

Заблуждение — не совсем то слово. Точнее говорить о разнице во взглядах.
Провалилась мечта Выготского о педологии как интегративной науке. И хоть слово это вернулось в наш обиход, и даже появился журнал «Педология. Новый век», сегодня, на пороге XXI века понятно, что мечта о педологии — это тоска по целостности.

Одна из проблем педологии была в том, что она так и не смогла определить предмет своей науки…

Ну разумеется.
Педологию часто сравнивали с географией, которая изучает и растения, и горы, и транспорт, и промышленность. Но это не более чем метафора.
Более того, в педологии нередко происходила «экспансия» на чужое поле. Знаете, сколько иронических страниц Макаренко этому посвятил? Педагог корчил из себя педолога, психолог становился за учительский стол. Из этого ничего не получалось, каждый должен заниматься своим делом.
Есть глубинная проблема — проблема метаязыка, языка, общего для разных наук. Она не решена, и я не думаю, что в ближайшие сто лет будет решена. Значит, надо научиться договариваться, как в схоластике, где для этого была даже «специальная» наука — казуистика. Люди учились договариваться. В этом смысле я за педологию, но как за метафору.
Возвращаясь к вопросу о «соотношении» Выготского и современной российской школы, хочу сказать, что дело не только в терминах и понятиях. Выготский органически принадлежит к русской культуре, и российская школа, при всех искажениях, находится в том же контексте. Идеи Выготского используются в педагогической практике прежде всего потому, что они являются элементом общей культуры.

Беседовал Марк САРТАН
Центр образования № 109,г. Москва
Тел.: (095) 434-51-08

Фрагмент диалога

Отдельные, относительно независимые в своем развитии функции поведения образуют сложное структурное единство. Вот почему недоразвитие какой-либо функции может компенсироваться и находить свое выравнивание и восполнение в более усиленном развитии других функций. Если бы все эти функции были абсолютно независимы и разъединены в своем развитии, это было бы невозможно.

Л.С. Выготский. «Педология школьного возраста»

Спустя более полувека недооценка этой принципиальной позиции Л.С. Выготского до сих пор приводит к противостоянию различных ветвей дидактики на, казалось бы, цивилизованном Западе.
«Наука познается лучше в процессе ремонта высокочувствительной аппаратуры, чем при изучении законов электричества» (М. Скривен)
«Главная черта учебной дисциплины — это ее теоретическая направленность и отдаленность от каждодневных практических вопросов» (Дж. Мартин)
Кто прав в этом споре? Выготский. И еще сержант, едва ли знакомый с тонкостями психологии, который, объясняя свою педагогическую доктрину, заявлял нам, молодым курсантам: не дойдет через голову — дойдет через руки.
Вот почему наряду с академическими аудиториями мы содержим в своей школе авторемонтные мастерские, конюшню, парикмахерскую, студию живописи и многое другое, что позволяет ребенку открыто взаимодействовать с окружающим миром, превращая его реалии в часть учебного материала, а учителю — находить адекватную педагогическую технологию.

Е.А. Ямбург.Из комментариев к сборнику работ Л.С. Выготского в серии «Антология гуманной педагогики»

УДК 37.02 ББК 74.20 Я55

Ямбург, Е. А.

Я55 Педагогический декамерон / Е. А. Ямбург. -М. : Дрофа, 2008. — 367, с. : ил. ISBN 978-5-358-03801-1

В этой книге представлены забавные и печальные, простые и сложные, а иногда полные драматизма школьные истории, в которые был вовлечен ее автор — замечательный педагог, чл.-корр. РАО, директор Центра образования № 109 г. Москвы Е. А. Ямбург. Предельно искренне, с известной долей самоиро­нии он рисует живую, динамичную картину школьной жизни во всем ее жанровом и сюжетном многообразии.

Самому широкому кругу читателей.

УДК 37.02 ББК 74.20

Популярное издание

Ямбург Евгений Александрович

ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ДЕКАМЕРОН

Ответственный редактор Н. Е. Рудомазина. Художественное

оформление Ю. В. Христич.Технический редактор Е. В. Цыбульская

Компьютерная верстка Т. В. Рыбина. Корректор И. А. Никанорова

Санитарно-эпидемиологическое заключение

№ 77.99.02.953.Д.006315.08.03 от 28.08.2003.

Подписано в печать 23.07.08. Формат 70 х 108 ‘/32.

Бумага офсетная. Гарнитура Humanist. Печать офсетная.

Усл. печ. л. 16,10. Тираж 5000 экз. Заказ № 5223.

ООО «Дрофа». 127018, Москва, Сущевский вал, 49.

По вопросам приобретения продукции издательства «Дрофа» обращаться по адресу:

127018, Москва, Сущевский вал, 49.

Тел.: (495) 795-05-50, 795-05-51. Факс: (495) 795-05-52.

Торговый дом «Школьник». 109172, Москва, ул. Малые Каменщики,

д. 6, стр. 1А. Тел.: (495) 911-70-24, 912-15-16, 912-45-76.

i «Переплетные птицы»: 127018, Москва, ул. Октябрьская,

д. 89, стр. 1. Тел.: (495) 912-45-76;

140408, Московская обл., г.

Евгений Ямбург о последствиях слияния школ

Коломна, Голутвин,

ул. Октябрьской революции, 366/2. Тел.: (495) 741-59-76.

Интернет-магазин: http://www.drofa.ru

ISBN 978-5-358-03801 1

©ООО «Дрофа», 2008

Отечлтано в ОАО «Тверской ордена Трудового Красного Знамени полиграфкомбинат детской литературы им. 50-летия СССР». 170040, г. Тверь, проспект 50 лет Октября, 46. К.

ВСТУПЛЕНИЕ

Эта книга адресована в первую очередь моим молодым кол­легам, тем, кто сегодня, будучи студентом, еще только готовит­ся взвалить на себя тяжелую ношу — педагогический труд. Но, как гласит народная мудрость, своя ноша не тянет. Весь вопрос в том, насколько она станет своей. Это зависит от очень многих факторов: особенностей личности человека, решившего всту­пить на педагогическую стезю, его ценностных ориентации, во­левых качеств и темперамента; полноты знания своего предмета и не менее глубоких познаний в области детской психологии. Одни/и словом, от психологической и профессиональной под­готовки будущего учителя. Казалось бы, первую скрипку в этой подготовке призвана сыграть педагогика, как главный предмет, вводящий молодого человека в профессию. Но на практике это происходит редко.

Я хорошо помню свои студенческие годы на историческом факультете пединститута, когда наши главные усилия направ­лялись на постижение любимой истории, а педагогика пред­ставлялась чем-то второстепенным, факультативным, необяза­тельным, уделом девушек средних способностей, решивших связать свою жизнь со школой в силу отсутствия научных амби­ций. Бородатые портреты педагогических классиков прошлого навевали откровенную скуку, а их писания в сжатом виде ко­чевали из конспекта в конспект, передавались по эстафете из поколения в поколение студентов, позволяя худо-бедно пре­одолеть экзаменационные рубежи. Редко кто мог похвастаться знанием первоисточников. Разве что те же добросовестные де­вушки-отличницы, вызывавшие у своих сокурсников-«интеллектуалов» скептические улыбки, впрочем, ничуть не мешав­шие им пользоваться плодами чужого труда на экзаменах. По­нять такое отношение к педагогике не трудно. Что уж такого нового, непостижимого она может сообщить нам, вчерашним детям, со своими свежими, непосредственными, не изгладив­шимися из памяти впечатлениями? Казалось, что личного опы­та, вынесенного из школы в качестве ученика, и здравого смыс­ла с достатком хватит тем неудачникам в серьезной академиче­ской науке, кому по необходимости придется связать свою жизнь с педагогической профессией.

Первая же педагогическая практика опровергла эти наивные представления. Внезапно выяснилось, что даже блестящее зна­ние предмета совсем не гарантирует внимания детской аудито­рии, которая не способна долго выдерживать монологическую речь практиканта. А изящные сравнения и остроумные интел­лектуальные экзерсисы учителя не вызывают у подростков ожи­даемой реакции, поскольку не попадают в зону их ближайшего развития. С таким же успехом можно упражняться в остроумии в обезьяньем питомнике. Именно так нелицеприятно охаракте­ризовал класс, в который попал на практику, один из моих кол­лег-студентов.

Разумеется, каждый, включая педагога, должен когда-то в жизни совершить свои ошибки. Это неизбежно. Но мы по неведению совершали элементарные просчеты, что было неизбежным следствием формального, поверхностного зна­комства с профессиональной литературой.

Потерпев фиаско на практике, мы внимательнее стали отно­ситься к педагогическим дисциплинам, что немедленно сказалось на посещении занятий. Но тут выяснилось одно обсто­ятельство, порочащее образ академической педагогики в глазах студентов: эта солидная дама не давала непосредственных от­ветов на острые вопросы, взволновавшие молодых людей, ко­торые почувствовали свою учительскую беспомощность. На­против, изо всех сил стремясь выглядеть серьезной наукой, на­подобие физики, доказывая свое первородство по отношению к другим дисциплинам, она сосредоточивала почти все свое внимание на фундаментальных теоретических проблемах, принципах, методах, парадигмах. Став взрослым человеком, педагогом-исследователем, я полностью разделяю убеждение в том, что нет ничего более практичного, чем хорошая теория. Однако тогда теоретические подходы вызывали только раздра­жение своей нарочитой отвлеченностью от живой ткани школь­ной жизни. В чем-то мы, разумеется, ошибались. Но даже сей­час, стараясь реализовать в своей деятельности синтез теории и практики, я не могу не признать за педагогикой, по крайней ме­ре в ее вузовской интерпретации, грех излишнего, избыточного теоретизирования. Солидные науки, на которые она так стре­мится походить, опираются на лабораторные наблюдения за реально протекающими в природе процессами. И лишь после долгих лет наблюдений делаются соответствующие выводы, ко­торые, пройдя экспериментальную проверку, ложатся в основу фундаментальных теорий. Для педагога такой лабораторией, в частности, является школа, где, как в кипящем котле, испаря­ется все лишнее, наносное, искусственное, а в осадке остается тот ценный опыт, который потом служит основанием для глубо­ких теоретических заключений.

Однако, в отличие от естествоиспытателя, наблюдающего за предметом своего исследования со стороны, педагог, образно говоря, находится одновременно и в «колбе», где он непосредственно взаимодействует с ребенком, и вне ее, — когда он изу­чает этот процесс. В современной науке это называется вклю­ченным формирующим экспериментом. Сложнейшая позиция, когда ты одновременно являешься и экспериментатором, и ис­пытуемым. Она требует предельной искренности, самокритич­ности и бесстрашия экспериментатора, готового честно зафик­сировать в протоколе все увиденное, включая собственные про­счеты, глупости и ляпсусы, допущенные в работе с детьми. Собственно говоря, такому включенному формирующему экс­перименту над самим собой и детьми посвящена эта книга. Временные рамки эксперимента: тридцать с лишним лет. На­чался он с момента появления автора этой книги в школе, а продолжается по сей день. В науке длительный эксперимент именуется лонгитюдом. Но я не собираюсь пугать молодого коллегу большим количеством специальных терминов.

Терминологическая перегруженность — еще один неизбыв­ный грех академической педагогики, искусственно затрудняю­щий ее освоение. Очевидно, что каждая наука должна иметь свою систему понятий, категорий и терминов, позволяющих специалистам говорить на одном языке. Но в последние десяти­летия язык педагогики оказался замусорен обломками плохо усвоенной психологии и крохами с барского стола методологов. Как-то в выступлении одного из моих ученых-коллег услышал я поразительную фразу: «Вертикальная и горизонтальная диф­фузия дессиминационных процессов». «Дессиминация» в пере­воде с английского — распространение передового опыта. На­до понимать так, что горизонтальная диффузия — это распро­странение педагогических инноваций по горизонтали: от школы к школе, а вертикальная диффузия соответственно тот же про­цесс, но идущий сверху, например из институтов усовершенст-нонании учителей. Звучит солидно, а, по сути, происходит то, о чем говорил французский писатель Леото: «Все может быть выражено ясно, и не уметь ясно выражаться — признак непол­ноценности, а выражаться неясно намеренно или ставить это в заслугу — глупость». И Макаренко, и Корчак излагали свои пе­дагогические выводы прозрачным литературным языком, по­скольку знали свой предмет настолько хорошо и могли пред­ставить его так, чтобы он даже не посвященным в тонкости пе­дагогики людям казался несложным.

~ 1 ~

Следующая страница

Ямбург, Евгений Александрович

ямбург евгений александрович абрамов, ямбург евгений александрович евтушенко
24 марта 19511951-03-24 65 лет

Место рождения:

Москва, РСФСР, СССР

Страна:

СССР СССР→Россия Россия

Научная сфера:

педагог

Место работы:

Центр образования № 109

Учёная степень:

доктор педагогических наук

Учёное звание:

профессор, академик РАО

Альма-матер:

МГПИ им Ленина

Известен как:

педагог

Награды и премии: Отличник народного просвещения

Евге́ний Алекса́ндрович Шоломович Я́мбург 19511951 — советский и российский педагог и общественный деятель1

Биографияправить

Е А Ямбург — Заслуженный учитель РФ, доктор педагогических наук, член-корреспондент РАО с 2000, академик РАО2, директор Центра образования № 109 Москва, больше известного как «Школа Ямбурга»3 Автор книг «Эта скучная наука управления», «Школа для всех» лучшая педагогическая книга России 1997 года, «Педагогический декамерон»4 Разработчик и автор адаптивной модели школы5 — новой модели разноуровневой и многопрофильной общеобразовательной массовой школы с набором классов различной направленности, образовательных услуг, открытой, для детей самых разных возможностей и способностей, вне зависимости от их индивидуальных психологических особенностей, здоровья, склонностей, материальной обеспеченности семьи Самый главный посыл такого образовательного учреждения — не ребёнок приспосабливается к школе, а школа адаптируется под возможности, потребности и способности ребёнка Так, например, помимо серьёзной учебной программы, в ЦО № 109 действует мощная система дополнительного образования: конюшня для занятия иппотерапией, школа художественных ремесел, клуб путешественников «Зюйд-Вест», театральная студия, клуб любителей кино и пр

В 1997 году Евгений Ямбург защитил докторскую диссертацию в виде научного доклада на тему «Теоретические основы и практическая реализация модели адаптивной школы»

Е А Ямбург — участник многих телевизионных и радиопередач по вопросам воспитания и обучения детей, развития культуры и общества6 Главный редактор и автор проекта «Антология выстаивания и преображения Век XX»7

Воспитательная система Е А Ямбургаправить

В центре образования № 109 под руководством Е А Ямбурга уже много лет реализуется идея интегрированного обучения детей с отклонениями в развитии Е А Ямбург называет свою воспитательную систему «адаптивной школой»8 В адаптивной школе должно быть место каждому, вне зависимости от его индивидуальных психофизических особенностей и склонностей, то есть школа приспосабливается к каждому ребёнку, а не наоборот При сохранении классно-урочной системы образовательный процесс организуется в зависимости от способностей детей, уровня их интеллектуального развития и подготовленности В центре образования обучаются дети всех возрастов, начиная с детского сада, и различных способностей: от классов коррекционно-развивающего обучения до лицейских физико-математических, гуманитарных, медицинских Цель образовательного процесса: формирование положительной Я-концепции учащихся, создание системы адаптирующей педагогики, системы разноуровневого дифференцированного обучения Реализация этой цели достигается следующим образом: формирование высокого образовательно-воспитательного фона гимназических и лицейских классов и качественная подготовка выпускников к обучению в вузах, самообразованию, творческому труду, осуществление личностно-ориентированного подхода, индивидуализация обучения, медико-психологическая и педагогическая помощь дезадаптированным и ослабленным детям, удержание каждого трудного ребёнка в сфере воспитательного влияния школы Помощь сильным и слабым не затрагивает достоинства и личного статуса последних, не вносит разделения в школьном обществе Обеспечивается переход из одной категории в другую, взаимодействие и взаимопомощь сильных и слабых, осуществляется система компенсации отставания Вокруг нуждающегося в помощи ребёнка создаётся реабилитирующее пространство, в котором компенсируются недостатки того школьного образования, которое получили дети до поступления в образовательный центр, семейного воспитания, устраняются нарушения работоспособности, охраняется и укрепляется физическое и нервно-психическое здоровье

Компенсирующими средствами реабилитирующего пространства являются педагогическая любовь к ребёнку; понимание детских трудностей и проблем; принятие ребёнка таким, каков он есть; сострадание, участие, необходимая помощь; обучение элементам саморегуляции

Виды педагогической поддержки реализуются в следующих принципах: обучение без принуждения; понимание урока как системы реабилитации; адаптация содержания; одновременное подключение всех органов чувств, моторики, памяти и логического мышления в процессе восприятия материала; взаимообучение в принципе оптимальности темпа с позиции полного усвоения

В образовательном центре применяются следующие виды индивидуальной помощи: опоры различного типа плакаты, конспекты, обобщающие таблицы, алгоритмы решения задач или выполнения заданий, разделение сложного задания на составляющие, предупреждение о возможных ошибках

В образовательном процессе реализуется государственный стандарт, используются как традиционные, так и инновационные программы, методики и технологии, в частности: программа экологического образования дошкольников «Наш дом — природа»; методика Монтессори, предусматривающая интенсивное сенсорное развитие ребёнка; элементы вальдорфской педагогики; экономика и экология для шестилеток, информационные технологии и основы экономики с выходом в реальные проекты Имеет место разнообразная совместная и индивидуальная внеурочная деятельность: театрализация, обучение игре на музыкальных инструментах, охрана и укрепление здоровья детей физиотерапевтический кабинет, бассейны, оборудованный спортивный зал; разнообразные кружки, секции ухода за животными, занятия конным спортом и др

Основными направлениями работы являются:

  • выработка общей аксиологии адаптивной школы, обеспечивающей её идейную целостность;
  • обновление содержания образования с учётом неоднородного состава учащихся;
  • современные педагогические технологии как фактор формирования образовательного пространства;
  • разноуровневое и дифференцированное обучение Реализация дифференцированного подхода к учащимся на основе комплексного медико-психолого-дефектологического и педагогического анализа при скоординированных усилиях специалистов разных областей;
  • разработка управляющей системы адаптивной школы, выражающейся в комбинации различных образовательных моделей в рамках одного учреждения9

Примечанияправить

  1. Мария Агранович: Педагогика non-fiction // «Российская газета» — Федеральный выпуск № 5058 234 от 8 декабря 2009 г
  2. Сайт РАО/Академики Российской академии образования
  3. Школа Ямбурга // «Российская газета» — Неделя № 4739 от 28 августа 2008 г
  4. Знамя, 2009 N4 | Никита Александров — Евгений Ямбург Педагогический декамерон
  5. Адепты адаптации // Коммерсант-Деньги № 4 , 2 февраля 2004
  6. Новая Газета: Онлайн-конференция Евгения Ямбурга
  7. Редакционный совет антологии
  8. Ямбург Е А Школа для всех // Воспитание и обучение детей с нарушениями развития — 2004 — № 3 — С 9—18
  9. Коджаспирова Г М Педагогика- М, 2003

ямбург евгений александрович абрамов, ямбург евгений александрович евстигнеев, ямбург евгений александрович евтушенко, ямбург евгений александрович устьянцев

Ямбург, Евгений Александрович Информацию О

Ямбург, Евгений Александрович
Ямбург, Евгений Александрович
Ямбург, Евгений Александрович Вы просматриваете субъект
Ямбург, Евгений Александрович что, Ямбург, Евгений Александрович кто, Ямбург, Евгений Александрович описание

There are excerpts from wikipedia on this article and video

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *