Младенцы, убитые в Вифлееме. Интервью через века

Сегодня мы вспоминаем о страшной трагедии, произошедшей в Вифлееме, когда богомерзкий нечесивец Ирод приказал убить всех младенцев в возрасте до двух лет. Скажем сразу насколько злобен и мерзок был этот правитель — ведь в числе умертвлённых по его приказу детей был и его родной сын! Ирод не остановился, даже когда знал, что будет убита и его кровиночка…

Многих мучает вопрос: «Неужели Господь оказался так бессердечен, что попустил произойти этому несчастию?» Нет, конечно это не так! Всемилостивый Бог, абсолютная Любовь, не желал зла ни младенцам, павшим от рук иродовых слуг; ни их родителям, скорбевшим от потери детей. Создатель, попустив мимолётную боль в этом мире, уготовал убитым младенцам необычайные блага в Небесной Обители: Ирод, убив четырнадцать тысяч младенцев, пополнил Небесное Воинство четырнадцатью тысячами Ангелов. Они заняли самые близкие к Престолу Божиему места в Горнем Мире. 

Давайте посмотрим, как объясняет Вселенский Учитель, святитель Иоанн Златоуст то место из Евангелия, где говорится об избиении Вифлеемских младенцев царём Иродом.

«Тогда Ирод, увидев себя осмеянным волхвами, весьма разгневался, и послал избить всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже, по времени, которое выведал от волхвов» (Мф.2:16).

Без сомнения, Ироду следовало не гневаться, но возыметь страх, смириться и познать, что он предпринимает дело невозможное; однако же, он не смиряется. Когда душа бесчувственна и неизлечима, она не принимает никакого врачевания, даруемого Богом. Смотри, как Ирод снова подвизается в прежних делах своих, прилагает убийство к убийству, и безумствует. Объятый гневом и завистью, как некоторым демоном, он ни на что не смотрит, неистовствует над самой природой, и гнев свой, возбужденный посмеявшимися над ним волхвами, изливает на неповинных младенцев, и, таким образом, совершает теперь в Палестине злодеяние, подобное бывшему некогда в Египте: «послал избить всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже, по времени, которое выведал от волхвов» (Матф. 2:16). Будьте здесь внимательны к словам моим. Многие очень неразумно судят об этих детях, и возмущаются несправедливостью их избиения, причем одни выражают свои сомнения довольно скромно, а другие с большой дерзостью. Итак, чтобы остановить дерзость одних, и разрешить сомнение других, выслушайте с терпением краткое мое размышление об этом предмете. Если порицают то, что избиение детей попущено Промыслом, то пусть порицают его и за смерть воинов, которые стерегли Петра. Как здесь, после бегства Отрока, избиваются другие дети вместо искомого, так и там, когда ангел освободил Петра от темницы и уз, точно такой же — и по имени и по нравам — тиран, не найдя Павла, вместо него предал смерти стерегших его воинов. Но что это, скажешь ты? Это не решение, а только усложнение вопроса. Я и сам это знаю; но для того и предлагаю это, чтобы на все такого рода вопросы дать одно решение. Итак, в чем состоит это решение? Какое можно дать решение удовлетворительнее того, что не Христос был причиной смерти детей, но жестокость царя; равно и не Петр был причиной смерти воинов, но безумие Ирода? В самом деле, если бы этот последний нашел подрытую стену, или разломанные двери, тогда он, пожалуй, имел бы право винить в беспечности воинов, стерегших апостола. Но раз все оставалось в надлежащем порядке, — и двери были заперты, и оковы остались на руках стражей (ведь они были связаны вместе с Петром), то он мог бы без сомнения заключить отсюда, если бы только здраво рассудить мог о происшедшем, что это не есть дело силы человеческой, или какого-либо обмана, а дело божественной и чудодейственной силы, и благоговеть перед Сделавшим это, а не восставать на стражей. Для того все это Бог и совершил таким образом, чтобы не только не подвергнуть наказанию стражей, но чтобы через них и самого царя привести к истине. Если ж он оказался нечувствительным, то разве небрежность больного падает на премудрого Врача душ, Который все употребил для его блага? То же самое можно сказать и здесь. Для чего ты, Ирод, будучи поруган волхвами, разгневался? Или ты не знал, что рождение было божественное? Не ты ли призвал архиереев? Не ты ли собирал книжников? Не приводили ли призванные с собой перед твое судилище и пророка, давно уже о том предсказавшего? Не видел ли ты, что древнее согласно с новым? Не слышал ли, что и звезда служила волхвам? Не устыдился ли ты ревности варваров? Не удивлялся ли их дерзновению? Не ужаснулся ли пророческой истины? Не мог ли заключить от прошедшего к последующему. После всего этого, почему же ты не размыслил, что это произведено не обманом волхвов, но силой Божьей, которая все устраивает надлежащим образом? Но если ты и обманут волхвами, то чем же виноваты дети, нимало тебя не оскорбившие?

Все это так, скажешь ты; но, показав ясно, сколь не извинителен и кровожаден был Ирод, ты не разрешил еще вопроса о несправедливости самого события. Пусть он действовал несправедливо, — но почему, скажешь ты, Бог попустил это? Что же нам ответить на этот вопрос? Укажу вам на то самое правило, о котором я непрестанно говорю и в церкви, и на торжище, и во всяком месте, — правило, которое, — желаю я, — чтобы и вы тщательно соблюдали, поскольку оно дает нам решение на все подобные недоумения. Что же это за правило? В чем оно заключается? То, что обижающих много, а обижаемого нет ни одного. Чтобы такой загадкой не смутить вас еще более, я сейчас же и разрешу ее. Обиды, несправедливо претерпеваемые нами от кого бы то ни было, Бог вменяет нам или в отпущение грехов, или в воздаяние награды. Чтобы мои слова были понятнее, я объясню их примером. Положим, что какой-нибудь раб должен своему господину большую сумму денег; допустим далее, что этот раб обижен бесчестными людьми, и какая-нибудь часть его имения отнята. Итак, если бы этот господин, имея возможность удержать похитителя и лихоимца, вместо того, чтобы возвратить рабу похищенные у него деньги, зачел их за долг свой, то обижен ли был бы раб? Никак. А что если бы господин отдал ему еще более похищенного? Не приобрел ли бы он еще более чем потерял. Это для всех очевидно. Точно также и мы должны думать и о своих страданиях: этими страданиями мы или заглаживаем наши грехи, или же, если не имеем грехов, получаем за них блистательнейшие венцы. Послушай, что говорит Павел о блуднике: «предать сатане в измождение плоти, чтобы дух был спасен» (1 Кор. 5:5). Но к чему это, скажешь? Речь идет об обижаемых другими, а не о тех, которых исправляют учители. На самом деле, однако, здесь нет никакого различия, потому что у нас вопрос был о том, действительно ли в страданиях нет обиды страждущему? Но чтобы более приблизить слово к предмету нашего исследования, напомним о Давиде, который, видя Семея, нападавшего на него, издевавшегося над его несчастьем и осыпавшего его бесчисленными ругательствами, удержал военачальников, хотевших убить его, говоря: «оставьте его, пусть злословит», дабы видел «Господь… смирение мое, и возвратил благостью за теперешнее… злословие» (2 Цар. 16:11-12). И в Псалмах воспевая, сказал: «посмотри на врагов моих, как много их, и какою лютою ненавистью они ненавидят меня,.. и прости все грехи мои» (Псал. 24:19, 18). И Лазарь достиг покоя потому, что в настоящей жизни претерпевал бесчисленные бедствия. Итак, те, которые кажутся обиженными, не обижены на самом деле, если только все несчастья переносят с мужеством; напротив, еще более приобретают, получают ли удары от самого Бога, или от дьявола. Но какой грех имели младенцы, скажешь ты, который должны были смыть своей кровью? Вышесказанное справедливо ведь можно применять только к людям возрастным, которые много согрешили; но те, которые претерпели столь безвременную смерть, какие грехи загладили своими страданиями? Но разве ты не слышал сказанного мной, что если нет грехов, то за здешние страдания там воздается награда? Итак, какой урон понесли дети, умерщвленные по такой причине и скоро достигшие покойной пристани? Ты скажешь, что они совершили бы многие, а может быть, и великие дела, если бы продолжилась их жизнь. Но Бог не малую предлагает им награду за то, что они лишились жизни по такой причине; иначе Он и не попустил бы ранней их смерти, если бы они могли сделаться великими. Если уже Бог с таким долготерпением попускает жить и тем, которые всю жизнь проводят во зле, то тем более не попустил бы умереть так этим детям, если бы предвидел, что они совершат что-либо великое.

Таковы наши основания; впрочем, это не все, но есть и другие сокровеннейшие, которые совершенно знает только Сам устраивающий это. Итак, предоставив Ему совершеннейшее ведение об этом, обратим внимание на последующее, и из несчастий других научимся все переносить мужественно. Подлинно, немалые скорби постигли Вифлеем, когда детей отторгали от сосцов матерей, и предавали неправедной смерти. Если же ты еще малодушествуешь и не в силах возвыситься до такого любомудрия, то узнай конец того, кто дерзнул на такое злодеяние, и немного успокойся. В самом деле, суд весьма скоро постиг Ирода за его поступок, и он за свое злодейство был достойно наказан: он кончил жизнь тяжкой смертью, и даже более жалкой, чем та, на которую он осудил младенцев, потерпев при этом бесчисленное множество и других страданий. Об этом вы можете узнать из истории Иосифа, которую передавать здесь мы не считаем нужным — с одной стороны, чтобы не удлинить нашего слова, с другой — чтобы не прерывать порядка.

ИЗБИЕНИЕ МЛАДЕНЦЕВВВИФЛЕЕМЕ

(Матфей, 2:16-18)

(16) Тогда Ирод, увидев себя осмеянным волхвами, весьма разгневался, и послал избить всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже, по времени, которое выведал от волхвов. (17) Тогда сбылось реченное через пророка Иеремию, который говорит: (18) глас в Раме слышен, плач и рыдание и вопль великий; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться, ибо их нет.

(Мф. 2:16-18)

Умерщвленные Иродом невинные младенцы очень рано стали почитаться как первые мученики за христианскую веру; они были «крещены кровью» или, как иначе говорили, «запечатлены». В Откровении Иоанна Богослова читаем: «И я слышал число запечатленных: запечатленных было сто сорок четыре тысячи из всех колен сынов Израилевых» (Откр. 7:4). Число, конечно, легендарное; Православная Церковь чтит четырнадцать тысяч невинно убиенных в Вифлееме младенцев и столько их как пришедших «от великой скорби» будет спасено.

Эта евангельская история редко встречается в раннем христианском искус­стве. Но мозаика церкви Санта Мария Маджоре в Риме (Vвек) уже изображает Ирода в нимбе (знак царского величия), сидящим на троне и жестом правой руки отдающим приказ стоящим возле него воинам умертвить младенцев. Один из воинов, обращая лицо к Ироду, уже готов приступить к исполнению приказания. Толпа женщин с распущенными волосами (знак печали) с детьми на руках ожидает своей участи. Сцена очень спокойная, в духе христианского искусства Vвека. Художник не желает изображать кровавую сцену самого избиения, а дает лишь намек на него.

Совершенно по-другому трактуют этот эпизод художники Возрождения. Все их внимание и усилия направлены на то, чтобы передать возможно ярче и драматичнее — порой с леденящими душу подробностями (Маттео ди Джованни, особенно картина 1488 года) — само избиение младенцев и отчаяние их матерей.

Маттео ди Джованни. Избиение младенцев (1488). Сиена. Церковь Сан Агостино.

Сцена, как правило, происходит в саду дворца Ирода. Воины, вооруженные мечами, вырывают младенцев из рук сопротивляющихся и горько плачущих матерей. Земля устлана телами убитых младенцев (Маттео ди Джованни). Часто присутствует сам Ирод — он наблюдает либо с балкона (Джотто), либо со своего трона, установленного на возвышении (Маттео ди Джованни).

Джотто. Избиение младенцев (1304—1306). Падуя. Капелла Скровеньи.

Убегающая женщина, укрывающая младенца в складках своего платья, — Елисавета, мать Иоанна Крестителя (Джотто, Рени).

Гвидо Рени. Избиение младенцев (1612). Болонья. Национальная пинакотека.

Изображая этот эпизод, художники опирались на рассказ Протоевангелия: «А Елисавета, услышав, что ищут Иоанна, сына ее, взяла его и пошла на гору. И искала места, где спрятать его, но не нашла. И воскликнула громким голосом, говоря: Гора Бога, впусти мать с сыном. И гора раскрылась и впустила их. И свет светил им, и Ангел Господень был вместе с ними, охраняя их» (Протоевангелие, 22).

Среди общей сумятицы художники Возрождения нередко изображают никуда не бегущую, а скорбно сидящую женщину, проливающую слезы над убитым младенцем (Пуссен).

Никола Пуссен. Избиение младенцев (1625—1626). Париж. Музей Малого дворца.

Это образ Рахили, упомянутой Матфеем в цитате из Иеремии. Пророчество, поясняет от себя Евангелист, сбылось. Рама — небольшой городок в колене .Вениаминовом. На этом месте полководец Навуходоносора Навузардан собрал пленных иудеев, чтобы отвести их в Вавилон (Иер. 40:1). Очевидец этого события пророк Иеремия изображает его как плач Рахили, праматери отводимых в плен, как на смерть: «Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться о детях своих, ибо их нет» (Иер. 31:15). Матфей же видит в этом печальном ветхозаветном событии прообраз события другого — новозаветного — избиения младенцев Иродом.

Два толкования причины плача Рахили — оба раскрывающие еще большую глубину трагизма (если у трагедии убийства младенцев вообще может быть большая или меньшая степень!) — дает Ефрем Сирин. Приведем лишь первое. Примечательна уже постановка им вопроса: «Почему же Рахиль плакала о детях своих, «так как их не было», то есть не было там, чтобы умереть за Христа?» (последние слова выделены мной. — А. М). И вот ответ: «Плакала Рахиль потому, что Искупитель не от детей ее родился, хотя Лия есть образ древнего народа, а Рахиль — образ церкви». Но «неплодная, — говорит пророк, — родила, и у оставленной оказалось более детей, чем у имеющей мужа» (Ис. 54:1). И далее Ефрем Сирин рассуждает: «Плачь, Рахиль, но не тем первым рыданием, каким ты плакала, когда враги (то есть вавилоняне. — А. М.) готовились напасть на твоих детей; плачь о тех детях, которые брошены на улицах, будучи убиты не иноплеменниками, а сынами отца их Иакова» (Ефрем Сирин. Толкование на Четвероевангелие, 3). Ефрем Сирин имеет в виду, естественно, что исполните­лями зверского распоряжения Ирода, который сам был идумеянином — не важно, что идумеи после 130 г. до н.э. приняли иудейство, — были, конечно, иудеи. Итак, трагизм этого избиения младенцев усугубляется тем, что соверше­но оно их соплеменниками!

Имеется и другая интерпретация образа Рахили. «Глас в Раме слышен…» Рамой назывался город, стоявший на холме, в пределах колена Вениаминова. Рахилью же именовали Вифлеем, поскольку в нем была погребена Рахиль, супруга патриарха Иакова, мать Вениамина. Таким образом, когда в Рахили, то есть Вифлееме, избивали младенцев, то в Раме, городе не очень далеко отстоявшем от Вифлеема, были слышны плач, рыдание и великий вопль матерей, стенавших о своих загубленных чадах.

Ангелы на картинах с этим сюжетом художников Возрождения часто держат охапки пальмовых ветвей (Рени). Они предназначены невинно убиенным детям как символ мученической смерти. Пальмовые ветки в руках детей на картинах с другими сюжетами идентифицируют детей как умерщвленных в Вифлееме.

Значительное влияние на последующие поколения художников оказала ком­позиция Рафаэля на этот сюжет, особенно после того, как она была растиражирована в гравюре Маркантонио Раймонди. Это влияние чувствуется в картинахс этим сюжетом Рубенса (Мюнхен, Старая пинакотека), Пуссена (Шантийи, музей Конде), Тинторетто (Венеция, Скуола ди Сан Рокко). Последний исполнил этот сюжет для религиозного братства Сан Рокко (Школа Св. Роха), которое под патронатом этого святого взяло на себя заботу о жертвах чумы, бор сюжета для здания братства был продиктован убежденностью, что невинно убиенные в Вифлееме младенцы сродни жертвам черной смерти.

Что касается типологических аспектов Избиения младенцев, то они ярче го раскрылись, как это уже не раз было показано, в BibliaPauperum (Библии Бедных). При том, что главная сцена по своей экспрессии довольно слаба (Ирод отсутствует, что, вообще говоря, вытекает из евангельского рассказа: Ирод отдал приказ в Иерусалиме, а избиение младенцев произошло в Вифлееме; два воина в кольчугах мечами закалывают двух детей; справа изображены две их матери, которые безучастно взирают на происходящее), параллели, установленные здесь с Ветхим Заветом, интересны, а некоторые даже уникальны. Здесь Сражены пророки — числом, как обычно, четыре — с подходящими ному событию текстами.

Избиение младенцев в Вифлееме. Евангелие от Матфея 2:16-18

Осия: «Поставляли царей сами, без Меня» (Ос. 8:4); эемия: «Голос слышен в Раме, вопль и горькое рыдание» (Иер. 31:15); Давид: «Отмщение за пролитую кровь рабов Твоих» (Пc. 78:10); Соломон: «Как рыкающий лев и голодный медведь, так нечестивый властелин над бедным народом» (Притч. 28:15). На правой стороне Гофолия, мать Охозии, стоит в царской короне и отдает приказание избить всех сыновей царя; палач исполняет приказание; тут же сестра Охозии с малолетним Иоасом на руках, единственным спасшимся потомком Давида. Подразумеваемые персонификации таковы: Гофолия олицетворяет Ирода, Иоас — Иисуса Христа (1 Цар., 11:1—3). На левой стороне — Саул в царском венце сидит на троне, со скипетром в руке; перед ним Доик убивает священников, давших Давиду священного хлеба (1 Цар. 22:17—18). Символика, очевидно, такова: Саул есть Ирод, Давид — Христос, священники — дети, умерщвленные Иродом. Нигде в других картинах западных художников эта аналогия не проводится.

ПРИМЕРЫ И ИЛЛЮСТРАЦИИ:

Джотто. Избиение младенцев (1304—1306). Падуя. Капелла Скровеньи.

Дуччо. Избиение малденцев. (1308 – 1311). Пределла алтарногообраза Маэста. Сиена. Музей собора.

Маттео ди Джованни. Избиение младенцев (1488). Неаполь. Национальная галерея.

Доменико Гирландайо. Избиение младенцев. (1486). Флоренция. Церковь Санта Мария Новелла. Капелла Торнабуони.

Гвидо Рени. Избиение младенцев (1612). Болонья. Национальная пинакотека.

Никола Пуссен. Избиение младенцев (1625—1626). Париж. Музей Малого дворца.

© Александр МАЙКАПАР

ИЗБИЕНИЕ МЛАДЕНЦЕВВВИФЛЕЕМЕ

(Матфей, 2:16-18)

(16) Тогда Ирод, увидев себя осмеянным волхвами, весьма разгневался, и послал избить всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже, по времени, которое выведал от волхвов. (17) Тогда сбылось реченное через пророка Иеремию, который говорит: (18) глас в Раме слышен, плач и рыдание и вопль великий; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться, ибо их нет.

(Мф. 2:16-18)

Умерщвленные Иродом невинные младенцы очень рано стали почитаться как первые мученики за христианскую веру; они были «крещены кровью» или, как иначе говорили, «запечатлены». В Откровении Иоанна Богослова читаем: «И я слышал число запечатленных: запечатленных было сто сорок четыре тысячи из всех колен сынов Израилевых» (Откр. 7:4). Число, конечно, легендарное; Православная Церковь чтит четырнадцать тысяч невинно убиенных в Вифлееме младенцев и столько их как пришедших «от великой скорби» будет спасено.

Эта евангельская история редко встречается в раннем христианском искус­стве. Но мозаика церкви Санта Мария Маджоре в Риме (Vвек) уже изображает Ирода в нимбе (знак царского величия), сидящим на троне и жестом правой руки отдающим приказ стоящим возле него воинам умертвить младенцев.

Избиение младенцев: христианская легенда или исторический факт?

Один из воинов, обращая лицо к Ироду, уже готов приступить к исполнению приказания. Толпа женщин с распущенными волосами (знак печали) с детьми на руках ожидает своей участи. Сцена очень спокойная, в духе христианского искусства Vвека. Художник не желает изображать кровавую сцену самого избиения, а дает лишь намек на него.

Совершенно по-другому трактуют этот эпизод художники Возрождения. Все их внимание и усилия направлены на то, чтобы передать возможно ярче и драматичнее — порой с леденящими душу подробностями (Маттео ди Джованни, особенно картина 1488 года) — само избиение младенцев и отчаяние их матерей.

Маттео ди Джованни. Избиение младенцев (1488). Сиена. Церковь Сан Агостино.

Сцена, как правило, происходит в саду дворца Ирода. Воины, вооруженные мечами, вырывают младенцев из рук сопротивляющихся и горько плачущих матерей. Земля устлана телами убитых младенцев (Маттео ди Джованни). Часто присутствует сам Ирод — он наблюдает либо с балкона (Джотто), либо со своего трона, установленного на возвышении (Маттео ди Джованни).

Джотто. Избиение младенцев (1304—1306). Падуя. Капелла Скровеньи.

Убегающая женщина, укрывающая младенца в складках своего платья, — Елисавета, мать Иоанна Крестителя (Джотто, Рени).

Гвидо Рени. Избиение младенцев (1612). Болонья. Национальная пинакотека.

Изображая этот эпизод, художники опирались на рассказ Протоевангелия: «А Елисавета, услышав, что ищут Иоанна, сына ее, взяла его и пошла на гору. И искала места, где спрятать его, но не нашла. И воскликнула громким голосом, говоря: Гора Бога, впусти мать с сыном. И гора раскрылась и впустила их. И свет светил им, и Ангел Господень был вместе с ними, охраняя их» (Протоевангелие, 22).

Среди общей сумятицы художники Возрождения нередко изображают никуда не бегущую, а скорбно сидящую женщину, проливающую слезы над убитым младенцем (Пуссен).

Никола Пуссен. Избиение младенцев (1625—1626). Париж. Музей Малого дворца.

Это образ Рахили, упомянутой Матфеем в цитате из Иеремии. Пророчество, поясняет от себя Евангелист, сбылось. Рама — небольшой городок в колене .Вениаминовом. На этом месте полководец Навуходоносора Навузардан собрал пленных иудеев, чтобы отвести их в Вавилон (Иер. 40:1). Очевидец этого события пророк Иеремия изображает его как плач Рахили, праматери отводимых в плен, как на смерть: «Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться о детях своих, ибо их нет» (Иер. 31:15). Матфей же видит в этом печальном ветхозаветном событии прообраз события другого — новозаветного — избиения младенцев Иродом.

Два толкования причины плача Рахили — оба раскрывающие еще большую глубину трагизма (если у трагедии убийства младенцев вообще может быть большая или меньшая степень!) — дает Ефрем Сирин. Приведем лишь первое. Примечательна уже постановка им вопроса: «Почему же Рахиль плакала о детях своих, «так как их не было», то есть не было там, чтобы умереть за Христа?» (последние слова выделены мной. — А. М). И вот ответ: «Плакала Рахиль потому, что Искупитель не от детей ее родился, хотя Лия есть образ древнего народа, а Рахиль — образ церкви». Но «неплодная, — говорит пророк, — родила, и у оставленной оказалось более детей, чем у имеющей мужа» (Ис. 54:1). И далее Ефрем Сирин рассуждает: «Плачь, Рахиль, но не тем первым рыданием, каким ты плакала, когда враги (то есть вавилоняне. — А. М.) готовились напасть на твоих детей; плачь о тех детях, которые брошены на улицах, будучи убиты не иноплеменниками, а сынами отца их Иакова» (Ефрем Сирин. Толкование на Четвероевангелие, 3). Ефрем Сирин имеет в виду, естественно, что исполните­лями зверского распоряжения Ирода, который сам был идумеянином — не важно, что идумеи после 130 г. до н.э. приняли иудейство, — были, конечно, иудеи. Итак, трагизм этого избиения младенцев усугубляется тем, что соверше­но оно их соплеменниками!

Имеется и другая интерпретация образа Рахили. «Глас в Раме слышен…» Рамой назывался город, стоявший на холме, в пределах колена Вениаминова. Рахилью же именовали Вифлеем, поскольку в нем была погребена Рахиль, супруга патриарха Иакова, мать Вениамина. Таким образом, когда в Рахили, то есть Вифлееме, избивали младенцев, то в Раме, городе не очень далеко отстоявшем от Вифлеема, были слышны плач, рыдание и великий вопль матерей, стенавших о своих загубленных чадах.

Ангелы на картинах с этим сюжетом художников Возрождения часто держат охапки пальмовых ветвей (Рени). Они предназначены невинно убиенным детям как символ мученической смерти. Пальмовые ветки в руках детей на картинах с другими сюжетами идентифицируют детей как умерщвленных в Вифлееме.

Значительное влияние на последующие поколения художников оказала ком­позиция Рафаэля на этот сюжет, особенно после того, как она была растиражирована в гравюре Маркантонио Раймонди. Это влияние чувствуется в картинахс этим сюжетом Рубенса (Мюнхен, Старая пинакотека), Пуссена (Шантийи, музей Конде), Тинторетто (Венеция, Скуола ди Сан Рокко). Последний исполнил этот сюжет для религиозного братства Сан Рокко (Школа Св. Роха), которое под патронатом этого святого взяло на себя заботу о жертвах чумы, бор сюжета для здания братства был продиктован убежденностью, что невинно убиенные в Вифлееме младенцы сродни жертвам черной смерти.

Что касается типологических аспектов Избиения младенцев, то они ярче го раскрылись, как это уже не раз было показано, в BibliaPauperum (Библии Бедных). При том, что главная сцена по своей экспрессии довольно слаба (Ирод отсутствует, что, вообще говоря, вытекает из евангельского рассказа: Ирод отдал приказ в Иерусалиме, а избиение младенцев произошло в Вифлееме; два воина в кольчугах мечами закалывают двух детей; справа изображены две их матери, которые безучастно взирают на происходящее), параллели, установленные здесь с Ветхим Заветом, интересны, а некоторые даже уникальны. Здесь Сражены пророки — числом, как обычно, четыре — с подходящими ному событию текстами. Осия: «Поставляли царей сами, без Меня» (Ос. 8:4); эемия: «Голос слышен в Раме, вопль и горькое рыдание» (Иер. 31:15); Давид: «Отмщение за пролитую кровь рабов Твоих» (Пc. 78:10); Соломон: «Как рыкающий лев и голодный медведь, так нечестивый властелин над бедным народом» (Притч. 28:15). На правой стороне Гофолия, мать Охозии, стоит в царской короне и отдает приказание избить всех сыновей царя; палач исполняет приказание; тут же сестра Охозии с малолетним Иоасом на руках, единственным спасшимся потомком Давида. Подразумеваемые персонификации таковы: Гофолия олицетворяет Ирода, Иоас — Иисуса Христа (1 Цар., 11:1—3). На левой стороне — Саул в царском венце сидит на троне, со скипетром в руке; перед ним Доик убивает священников, давших Давиду священного хлеба (1 Цар. 22:17—18). Символика, очевидно, такова: Саул есть Ирод, Давид — Христос, священники — дети, умерщвленные Иродом. Нигде в других картинах западных художников эта аналогия не проводится.

ПРИМЕРЫ И ИЛЛЮСТРАЦИИ:

Джотто. Избиение младенцев (1304—1306). Падуя. Капелла Скровеньи.

Дуччо. Избиение малденцев. (1308 – 1311). Пределла алтарногообраза Маэста. Сиена. Музей собора.

Маттео ди Джованни. Избиение младенцев (1488). Неаполь. Национальная галерея.

Доменико Гирландайо. Избиение младенцев. (1486). Флоренция. Церковь Санта Мария Новелла. Капелла Торнабуони.

Гвидо Рени. Избиение младенцев (1612). Болонья. Национальная пинакотека.

Никола Пуссен. Избиение младенцев (1625—1626). Париж. Музей Малого дворца.

© Александр МАЙКАПАР

Покаянный молебен о прощении греха детоубийства

11 января, в дни святок, когда Православная Церковь совершает память Вифлеемских младенцев-мучеников, после Божественной Литургии в монастыре был совершен покаянный молебен о прощении греха детоубийства,
о вразумлении матерей, приносящих собственных детей в жертву «идолу благополучия»,
о просвещении жестокосердного народа, убивающего свое будущее.

     На заре новой эры жестокий царь Ирод, боясь потерять власть и богатство, повелел уничтожить в Вифлееме всех детей в возрасте до двух лет, надеясь, что среди них окажется новорожденный Царь царей, Спаситель мира.
     Почитая первых мучеников, убиенных за Христа, Церковь в эти дни напоминает об Иродовом грехе родителям, стоящим перед страшным выбором жизни или смерти для своего ребенка ради материальных благ и удовольствий.

«Зачатый ребенок — уже живое существо, а аборт — убийство не менее страшное, чем лишение жизни взрослого человека!»

     Согласно статистике, в одной только России за 20 лет (с 1990 по 2010гг.) умерщвлено более 44 миллиона детей.

Ирод и младенцы

Ни одна из бывших мировых войн не уносила столько жизней!
    Младенцы, не увидевшие солнечного света и материнской любви — это уже не жертва безумного Ирода, а плод неразумия, беспечности, легкомыслия и привязанности к земным удовольствиям родителей, это грех, вопиющий об отмщении, который невозможно изгладить из памяти и совести, о прощении, которого, необходимо молиться всю жизнь.

     Если раскаяние о причастности к этому греху уже посетило наше сердце, то кроме молитвы к Богу, необходимо делами явить свое покаяние — рассказать другим правду об аборте, отговорить от совершения убийства ни в чем неповинного младенца, поддержать будущую маму в трудной ситуации. Еще можно спасти тех, кто уже живет в материнском чреве, готовясь войти в этот мир, если пробудить немного любви и жалости в душах матерей и отцов, если помочь им понять, что дети не бывают нежеланными, бывают лишь неразумные и безответственные родители!

     В большом подсвечнике в форме креста, были возжжены сотни свечей в память убиенных от Ирода-царя младенцев и в память о детях, убитых в утробе своих матерей.

Пожертвования и деньги, вырученные от продажи свечей, будут розданы в помощь многодетным семьям и на содержание будущих мам.

Избиение младенцев, описанное Евангелием от Матфея, может служить еще одной подсказкой при определении года рождения, но это означает, что Иисус должен был родиться в 4 г. до н. э., в год смерти Ирода.

Когда же Иисус родился в Вифлееме Иудейском во дни царя Ирода, пришли в Иерусалим волхвы с востока и говорят: где родившийся Царь Иудейский? ибо мы видели звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему. Услышав это, Ирод царь встревожился, и весь Иерусалим с ним.

Вифлеемское избиение младенцев

(Матф. 2, 1–3)

Далее Евангелие повествует о том, что Ирод приказал убить всех детей мужского пола от новорожденных до двухлетних в качестве меры предосторожности, и что Святое семейство избежало угрозы, поспешно бежав в Египет. Эта история должна быть отнесена к разряду легенд. Слишком очевидно ее сходство с древними мифами, например о рождении Эдипа. О Моисее написано, что он также чудесным образом избежал участи, уготованной ему злым фараоном. Убийство невинных детей в Вифлееме рассматривалось как исполнение пророчества ветхозаветного пророка Иеремии:

Так говорит Господь: голос слышен в Раме, вопль и горькое рыдание; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться о детях своих, ибо их нет. (Иер. 31, 15)

Среди известных исторических хроник нет ни одной записи о массовом истреблении младенцев в Вифлееме по приказу мнительного Ирода. Любое такое событие, несомненно, было бы зафиксировано историками того времени, особенно Иосифом Флавием, который подробно описывал Ирода и его преступления. Удивительно и то, что ни один другой евангелист, за исключением Матфея, не упоминает о подобном событии, несмотря на то, что Иисус был на волосок от смерти. Даже Лука, единственный из авторов, кто интересуется жизнью Иисуса в детстве и юношестве, молчит об этом.

Ирод, который, несмотря на свои неординарные способности, вошел в историю как неразборчивый в средствах злодей, вполне был способен на такое массовое истребление. Он казнил двух своих жен и трех сыновей. Император Август, по свидетельству историков, как-то саркастически заметил, что «предпочел бы быть свиньей, нежели ребенком в доме Ирода». (Возможно, имеется в виду, что еврейские законы запрещают есть свинину, и потому Ирод скорее побоялся бы убить свинью, нежели человека.)

В 7 г. до н. э. Ирод повесил своих сыновей Александра и Аристовула, «своевременно» обнаружив, что один из них готовит мятеж против отца. Возможно, «эта казнь запечатлелась в памяти современников как избиение невинных», а позже появилась легенда о «массовом убийстве» детей, согласно которой Ирод, в связи с казнью своих сыновей, линчевал в Иерихоне руками толпы еще 300 человек (в основном юношей) из числа их последователей.

Таким образом, если соотносить рождение Иисуса с эпохой Ирода, то оно могло иметь место, начиная с 7 г. до н. э. Но в таком случае Иисус должен был родиться по крайней мере за четыре года до начала нашей эры, поскольку Ирод умер в 4 г. до н. э.

Божья матерь хорошая заступница во всех делах, особенно велика ее помощь для женщин и детей. В христианстве такое большое количество икон Божьей матери и они так отличаются друг от друга, что порою сложно представить, что на них изображена одна и та же Богоматерь. Среди них икона Пресвятой Богородицы «Скорбящая о младенцах во чреве убиенных» совершенно особенная.

История написания святого лика

Согласно христианской вере, появление ребенка у женщины происходит по божьей воле, в нем частичка вечности, частичка Бога — душа. К сожалению, бывают такие ситуации, когда женщина принимает решение избавиться от так называемой нежелательной беременности, по личным либо по медицинским показаниям. С одной стороны, православие выступает против убийств еще не рожденных детей, считая это грехом, но с другой стороны, самой женщине нужна и психологическая и духовная помощь, чтобы пережить эту непростую ситуацию.

Икона Богоматери, скорбящей о младенцах как раз помогает очиститься и возродиться женщине после такой непростой ситуации. Эта икона написана относительно недавно, увидеть ее можно, посетив Макариевский храм в Киеве. История ее написания такова, во время прогулки, одной из прихожанок на камне явилось изображение Богородицы, которое та незамедлительно зарисовала карандашом на листочке. С этим изображением пришла женщина в храм, прося у настоятеля благословение на написание иконы.

В это же время старец Иона хлопотал о проведении Крестного хода против абортов, но вот иконы, подходящей для этого действа не было. Вскоре, эти два обстоятельства сложились, и по благословению митрополита Киевского и всей Украины была написана икона, с которой позже был совершен Крестный ход.

Описание иконы

Икона Богородицы «Скорбящая о младенцах во чреве убиенных» уникальная, изображение на ней рассказывает о том, как ангел передает Иисусу Христу душу нерожденного младенца для возвращения ее Богу. Тело ребенка кровоточит, напоминая молящейся женщине о том, что она совершила, но одновременно и дающая ей же надежду на то, что душа ребенка вернулась домой.

Как защищает икона

Икона Богоматери дает защиту женщине в будущем от подобного греха, помогая ей пройти процесс покаяния и очищения через молитву святому образу.

ПРАВОСЛАВИЕ.ИНФО

К тому же молятся у иконы и те женщины, которые не смогли выносить ребенка и им были диагностированы такие диагнозы, как замершая беременность или выкидыш.

Как молиться перед иконой

Икона Божьей матери, скорбящей о младенцах во чреве убиенных, помогает женщинам очиститься от греха детоубийства и раскаяться в содеянном. Многие духовники уверяют, что молитва у этой иконы направлена не только на освобождение от греха матери, но и на заботу об убиенном младенце, которому так и не пришлось появиться на свет.

Существует текст молитвы, которую можно выучить наизусть, а можно читать по молитвеннику — разницы особой в этом нет, главное, чтоб молитва шла из самого сердца:

«О, Владыка, Господь Иисус Христос, сын Божий! Велика благодать твоя, человека, ради нашего спасения родившегося, распятого и погребенного, твоею кровью окроплена грешная плоть наша. Прими мое покаяние в грехах и услышь слова мои: грешна, Господь, перед небом и перед тобою, словом, делом, душою, телом и мыслями. Заповедь Твою преступила, не слыша Твоего повеления, прогневала благость Твою, Господь, но и я — творение Твоё, молю о спасении Тебе: Господи, в покаянии дай мне сокрушенное сердце, прими меня, молящуюся и дай мне мысль благую, дай мне слезы умиления, Господи, по благодати Твоей положи начало благое. Помилуй меня, грешную рабу Твою в Царствии Твоем, ныне и присно и во веки веков. Аминь».

В чем помогает икона

Много чудесных случаев связано с иконой Богоматери «Скорбящая о младенцах, убиенных во чреве». В храме, где находится икона, часто можно услышать истории о том, как некоторых женщин эта икона привела к православию и духовной жизни.

Рассказывают, что одной женщине часто стали сниться дети, в одном из сновидений она их спросила, где ваша мама, на что они ответили, что их мама она сама и что там, где они находятся сейчас им очень плохо, ведь у них даже нет имен. Прошло совсем немного времени, и женщина узнала как бы случайно о том, что в церкви организуют Крестный ход с иконой Богоматери, скорбящей о младенцах, а придя в церковь и уже после Крестного хода, поговорив с батюшкой, поняла, как нерожденные ее дети привели ее в храм.

Администратор

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *