2-е изд., перераб. и доп. — М.: 1989. – 448 с.

В пособии излагается история развития русского и советского искусства начиная с древнейших времен и до наших дней. Специальные разделы посвящены древнерусскому искусству, искусству XVIII в., XIX — начала XX в. и искусству советскому. Пособие снабжено большим количеством иллюстраций. Во второе издание (1-е — 1979) внесены дополнения и уточнения в связи с новыми работами по искусствоведению.

Формат: pdf

Размер: 26 Мб

Смотреть, скачать: yandex.disk

ОГЛАВЛЕНИЕ
Введение 5
РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ
ДРЕВНЕРУССКОЕ ИСКУССТВО
Глава 1 Искусство восточных славян 11
Глава 2. Искусство Киевской Руси 13
Глава 3. Искусство периода феодальной раздробленности (вторая треть XII—XIII век) 23
Глава 4. Искусство периода феодальной раздробленности и объединения русских земель (XIV—XV века) 42
Глава 5. Искусство русского государства в XVI веке 79
Глава 6. Искусство русского государства в XVII веке 86
РАЗДЕЛ ВТОРОЙ
РУССКОЕ ИСКУССТВО XVIII ВЕКА юз
Глава 7. Русское искусство первой половины XVIII века 103
Глава 8. Русское искусство второй половины XVIII века 128
РАЗДЕЛ ТРЕТИЙ
РУССКОЕ ИСКУССТВО ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА 165
Глава 9 Русское искусство первой половины XIX века 165
РАЗДЕЛ ЧЕТВЕРТЫЙ
РУССКОЕ ИСКУССТВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX—НАЧАЛА XX ВЕКА 225
Глава 10. Русское искусство второй половины XIX века 225
Глава 11 Русское искусство конца XIX— начала XX века 272
РАЗДЕЛ ПЯТЫЙ
СОВЕТСКОЕ ИСКУССТВО 327
Глава 12 Искусство периода Великой Октябрьской социалистической революции и гражданской войны (1917—1920) 327
Глава 13. Искусство 20—30-х годов 340
Глава 14. Искусство в годы Великой Отечественной войны 371
Глава 15. Искусство послевоенных лет 384
Глава 16. Искусство 60—80-х годов 397
Заключение 430
Библиография 432
В сложной системе искусств свое определенное место занимают искусства пластические — архитектура, живопись, графика, скульптура, декоративно-прикладное искусство. Их изучение является задачей самостоятельной науки, которая при этом, разумеется, привлекает в качестве параллелей разного рода факты из истории литературы, театра, музыки, кино и других видов художественного творчества. Само понятие «история искусства» в обиходной речи специалистов и людей без специального профессионального уклона, но интересующихся искусством, подразумевает именно пластические виды искусства.
Изучение пластических искусств для историка — занятие необходимое. Если говорить о первой практической необходимости, следует вспомнить о том, что материал изобразительного искусства может служить историческим источником. Это касается особенно памятников древнерусского искусства — средневековой миниатюры, иконы, фресковой живописи и т. д. Но дело не только в той вспомогательной роли, которую выполняет подчас история искусства. В произведениях архитектуры, живописи, скульптуры иногда эпоха выражается с необыкновенной яркостью. Эти памятники дают нам возможность судить о человеке определенного времени, о социальном климате, о мировоззрении тех или иных слоев общества.
Искусство всегда опосредованно связано с характером производительных сил. К. Маркс писал: «Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. Не сознание людей
определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание» ‘. Руководствуясь этим положением, мы не должны, однако, упрощать его, вульгаризировать.

О том, как читать книги в форматах pdf, djvu — см. раздел «Программы; архиваторы; форматы pdf, djvu и др.»

.

В Смоленской картинной галерее, кроме всех коллекций, о которых я уже рассказала, представлено достойное собрание древнерусского искусства. Собственно, экспозиция музея начинается как раз с этого раздела. Основу собрания древнерусской живописи составляет коллекция историко-этнографического музея княгини Марии Клавдиевны Тенишевой. Эта коллекция была сформирована Тенишевой на рубеже XIX-ХХ веков. Время создания наиболее ранних из представленных икон — XV век, самых поздних — начало XIХ века.

Икона существовала в России как единственная форма станковой живописи вплоть до XVIII века. Живописная культура всего христианского мира строилась на традициях византийской школы. Но именно на русской почве византийский канон претерпел такие изменения, которые отличают творения древнерусских мастеров.
На Руси существовало несколько иконописных школ со своими особенностями колорита, построением композиции, излюбленными сюжетами, несмотря на то, что главным было соблюдение канона. В смоленской коллекции представлены иконы псковской, новгородской, московской школ, северные письма.
Новгородские иконы XVI века «Архангел Михаил» и «Архангел Гавриил» (на фото справа), входившие в иконостас, характеризуются простотой композиции, праздничностью колорита, лаконичностью и выразительностью силуэтов.
Архангел Михаил (слева) и архангел Гавриил (справа), XVI век, поновление XIX века. Дерево , темпера
Кроме икон, есть в коллекции древнерусского искусства и деревянная скульптура.
Ряд представленных икон относятся к «северному письму». Этот термин объединяет своеобразное по стилю искусство иконописи различных художественных центров и областей Севера. Так, Обонежье представляет редкая икона «Огненное восхождение пророка Илии», сюжет которой навеян библейскими текстами о ветхозаветном пророке Илье.
Огненное восхождение пророка Илии, конец XVI века — начало XVII века, северные письма. Дерево , темпера
Особенным цветовым строем отличается икона XVI века «Покров Богоматери» — образец древнерусской живописи Вологды. Такой сюжет известен только на Руси и появился еще в XIII веке. Богоматерь в окружении сонма святых простёрла свой плащ-мафорий над молящимися, беря их под свою защиту. Рожденное на византийской почве предание о заступничестве Богоматери воплотилось в зримый художественный образ.
Покров Богоматери, конец XVI века, северные письма, Вологда. Дерево , темпера
Святой Власий с житием , начало XVII века, новгородская школа. Дерево , паволока, темпера.
В числе уникальных экспонатов, ранее находившихся в коллекции Марии Клавдиевны Тенишевой, — иконы «Дмитрий Солунский», «Георгий Победоносец» и «Никита Воин». Образы святых воинов считались покровителями князей и ратных людей, поэтому их изображения нашли широкое распространение в русской иконописи.

Дмитрий Солунский , XVII век. Дерево , темпера.
Среди подлинных шедевров древнерусского искусства псковской иконописной школы – икона XV века «Спас Нерукотворный». Образ Нерукотворного лика был очень распространенным и почитаемым на Руси с древних времен. В основу положено предание о том, что сам Спаситель послал убрус (полотенце) со своим чудесно запечатленным ликом эдесскому царю Авгарю, страдавшему неизлечимой болезнью и исцелившемуся после прикосновения к чудотворному образу. Спас изображен на убрусе, который держат два ангела. Иисус изображается смотрящим на зрителя. Его глаза светятся мудростью и любовью.
Спас Нерукотворный, XV век. Псковская школа (?). Дерево, темпера
Богоматерь Фёдоровская, 1703. Дерево, темпера
Сильно влияние народного искусства в иконе «Чудо о Флоре и Лавре». По мнению ряда исследователей, данная иконография – архангел Михаил вручает братьям Флору и Лавру поводья коней, оседланных для битвы – бытовала только на Руси, особенно в этом регионе. В иконе нашли воплощение лучшие черты новгородского классического искусства – четкий рисунок, контрастные цвета, яркая праздничная палитра.
Чудо о Флоре и Лавре, XVI век, новгородская школа. Дерево , темпера.
Святыней Смоленска, своеобразным символом города является икона «Богоматерь Одигитрия Смоленская», датированная началом XVII века. Она представляет собой один из списков со знаменитой византийской иконы «Богоматерь Одигитрия». Древнее сказание о появлении этого списка на Руси говорит, что этой иконой Византийский император Константин благословил свою дочь Анну на брак с Черниговским князем Всеволодом. После того как икона досталась по наследству Владимиру Мономаху, он поставил ее в специально выстроенном в 1101 году Смоленском Успенском соборе. С тех пор святыню стали именовать Смоленской. Одигитрия в переводе с греческого означает «путеводительница». Она указывает путь духовного возрождения человека. Богоматерь изображена с Божественным Сыном на руках. В ее глазах и любовь, и страдание, и глубокое смирение перед неизбежностью грядущей судьбы Сына. Младенец держит в левой руке свиток, знак учения, а правой – благословляет.
Богоматерь Одигитрия Смоленская, начало XVII века. Дерево, темпера
Две иконы Смоленской картинной галереи исторически связаны со смоленской землей: «Богоматерь Одигитрия Смоленская» и «Святые Федор, Давид и Константин». На иконе «Святые Федор, Давид и Константин» изображен сын смоленского князя Ростислава Мстиславича II – князь смоленский и ярославский Федор Ростиславич со своими детьми. Православной церковью они почитаемы как чудотворцы.
Святые Фёдор, Давид и Константин, начало XVI века, московская школа. Дерево , темпера
Вход в Иерусалим , XVI век, поновление XIX века. Дерево , темпера
Симеон Столпник , конец XVI века — начало XVII века, новгородская школа. Дерево, темпера, серебро
Очень интересны резные иконы, представленные в галерее. Собрание резных икон также напрямую связано с коллекцией Марии Клавдиевны Тенишевой. Традиционно считается, что объемные изображения святых не характерны для русской культуры. На разных исторических этапах в православной резьбе видели то пережитки языческих верований, то католическое влияние. Несмотря на официальное неприятие, рельефные моленные иконы и церковные скульптуры продолжали изготовляться резчиками по всей России. В одних иконах изображение отличается статичностью, условностью и дополнено полихромной темперной росписью – «Богоматерь Семистрельная», «Зосима Соловецкий». Другие характеризует большой динамизм, обилие мелких деталей, тончайшая проработка ликов, складок одежды – «Воскресение. Сошествие во ад», «Сретенье Господне». Когда в конце XIX века была осознана художественная ценность русской иконы, вспыхнул интерес и к резной иконе. Без этих памятников, рожденных резцом и талантом, невозможно в полной мере осознать ценность древнерусского искусства.

Воскресение — Сошествие во ад, XVI век (?). Дерево, темпера, резьба
Сретение Господне, XVIII век. Дерево, резьба, слюда, металл, штамповка
София — премудрость Божья, XVIII век. Дерево, темпера, резьба
Богоматерь семистрельная, XVIII век. Дерево, темпера, резьба
Святой Николай Можайский, 2-я половина XVII века. Дерево, левкас, темпера, резьба
Давид-псалмопевец, XVIII век. Дерево, темпера, резьба
Преподобный Зосима, XVIII век. Дерево, темпера, резьба
Выдающийся русский религиозный философ отец Павел Флоренский писал о русской иконе: «Среди мятущихся обстоятельств времени, среди раздоров, междоусобных распрей, всеобщего одичания и татарских набегов, среди этого глубокого безмирия, открылся духовному взору бесконечный, невозмутимый мир. Вражде и ненависти, царящим в этом мире, противопоставлялась любовь, царящая в вечном согласии, в вечной безмолвной беседе».

Иконописное собрание Кирилло-Белозерского музея заповедника насчитывает почти полторы тысячи произведений древнерусской живописи XV- начала XX веков. Основу его составляют памятники из крупнейших монастырей Белозерья. Многие из них были созданы выдающимися мастерами Москвы, Ростова, Новгорода, Ярославля, Белозерска, Вологды. Музей обладает несколькими сохранившимися иконостасными ансамблями XV-XIX веков: Успенского собора, церквей преподобного Иоанна Лествичника, Преображения, святителя Епифания, Иоанна Предтечи, Мартиниана и др.

Началом формирования собрания иконописи принято считать 1924-й год, когда на территории бывшего Кирилло-Белозерского монастыря открылся музей. Но еще раньше, в 1918 году, экспедиция, руководимая известным исследователем древнерусской живописи Александром Ивановичем Анисимовым, начала выявлять в Кирилло-Белозерском и других окрестных монастырях наиболее ценные памятники, составляющие национальное достояние. Большая часть икон поступила в музей в период с 1924 по 1945 годы. В 1920-е годы под руководством первого директора музея Александра Александровича Холмовского сотрудники занимались составлением описей и постановкой на учет памятников из Кирилло-Белозерского, Ферапонтова монастырей, Нило-Сорской пустыни. Уже 19 декабря 1924 года была составлена «Опись историко-художественных предметов в б. Кирилло-Белозерском монастыре «. Она стала первым документом музея по учету фондов и в первые годы заменяла книги поступлений. В этой описи значительную часть составляли иконы (около 372), находившиеся тогда в монастырских храмах и в здании Архива-арсенала (Казенная палата). В 1927- м году были составлены описи предметов культа Нило-Сорской пустыни. А в 1929 году — «Опись музейного и немузейного имущества Надвратной церкви Ферапонтова монастыря”. Преемница А.А. Холмовского на посту директора — искусствовед по образованию Е.В. Дьяконова (директор музея с 1929 по 1932 годы) заложила основы научного музейного учета, в том числе она начала инвентаризацию иконного фонда. В 1930-е годы музейное собрание пополнилось иконами из Горицкого Воскресенского Девичьего монастыря, из Нило-Сорской пустыни, из приходских церквей города Кириллова, храмов Кирилловского и Вашкинского районов. Всего в довоенное время было поставлено на учет около 1200 икон, в то же время многие поступившие тогда памятники XVII-начала XX веков были признаны «не имеющими художественного значения». Одновременно предпринимались попытки вернуть иконы, вывезенные ранее на реставрацию. Так, в «Заключении по обследованию музея” от 2 октября 1929 года, которое сделал ученый специалист Главнауки Левинсон, говорилось: «ввиду вывоза ряда… показательных экспонатов в Русский музей в Ленинград, следует считать необходимым проработать вопрос о возвращении тех из них, которые необходимы для полноты… экспозиции» .

Распродать или уничтожить иконы помешала начавшаяся в 1941 году война, после которой большая часть ранее списанных предметов вновь вошла в фонды музея. Великая Отечественная война поставила перед сотрудниками задачу сохранения коллекции древнерусской живописи. О состоянии учета и хранения фонда в этот период можно судить по немногочисленным дошедшим до нас доку¬ментам. Известно, например, что иконы из иконостаса Успенского собора были упакованы в ящики и подготовлены к эвакуации. А в 1943-44 годах директор музея Е.А. Столярова несмотря на неприспособленность многих помещений, отсутствие средств, необходимого штата сотрудников и охраны сумела провести общую инвентаризацию: фонды разделили по видам памятников и разместили в пяти хранилищах, иконы расставили в стеллажи, а предметы, ранее подготовленные к вывозу, возвратили на прежние места.

В послевоенные десятилетия пополнение фонда иконописи продолжалось. Так в течение первых двадцати лет было взято на учет около 255 икон. Крупнейшим поступлением этого времени стал иконостас конца XVII — начала XVIII веков из деревянной церкви Ильи Пророка города Белозерска (141 икона), выполненный местными мастерами. Большим событием в истории музея стало также перенесение из села Бородавы на территорию Кирилло-Белозерского монастыря церкви Ризоположения, построенной в 1485 году Ростовским архиепископом Иоасафом (в миру князь Иван Никитич Оболенский). Причиной перемещения одного из древнейших сохранившихся деревянных памятников в нашей стране было строительство Волго-Балтийского канала, в зону затопления которого попал храм. В декабре 1957 года мастера Вологодской специальной реставрационной мастерской перевезли и собрали церковь на подготовленном фундаменте в Новом городе Кирилло-Белозерского монастыря. А годом раньше, 6 января 1956 года в музей вывезли предметы культа: церковные облачения, утварь, иконы. Вскоре 19 наиболее ценных произведений иконописи, часть из которых приписывалась мастерам круга Дионисия, отправились в Москву в Музей древнерусского Искусства им. Андрея Рублева для изучения и реставрации. Только в 1998 году некоторые иконы возвратились обратно. В 1970 — 80-е годы пополнение иконного фонда было незначительным – поступило всего около 100 произведений ХУШ — начала ХХ веков. В тоже время в этот период были осуществлены крупные реставрационные проекты, началось изучение памятников.

Последнее десятилетие XX века и начало XXI столетия проходили в музее под знаком подготовки к 600-летию Кирилло-Белозерского и Ферапонтова монастырей, 500-летию стенописей великого русского иконописца Дионисия в Соборе Рождества Богородицы. Для собрания иконописи – это время широкой публикации памятников. В 1999 году в Архимандричьих кельях Кирилло-Белозерского монастыря разместилась новая постоянная экспозиция музея. Здесь в разделе «Церковное искусство” представлено несколько десятков произведений иконописи XV-XVII веков, признанных шедеврами древнерусского живописи.

Вниманию читателя предлагается труд, посвященный истории живописи Средневековой Руси, начиная от принятия христианства в конце X века до начала реформ Петра I и основания Санкт-Петербурга в 1703 году. В книге рассматриваются настенные росписи храмов, выполненные в технике мозаики и фрески, иконы, книжные миниатюры и орнаменты. Характеризуются произведения времен Киевской Руси из Киева и Чернигова, Полоцка и Галича, а также памятники Новгорода и Пскова, Ростова, Суздаля и других городов. Видное место занимает характеристика художественного наследия Москвы XIV—XVII веков, включая произведения знаменитых иконописцев: преподобного Андрея Рублёва, Дионисия, Симона Ушакова и других. В общей сложности авторский коллектив работал над книгой около десяти лет. «История древнерусской живописи» — это первый постсоветский учебник для вузов по истории древнерусского искусства.

***

Данный труд пока не переведён в текстовый формат. В виде сканированного документа вы можете ознакомиться с ним по ссылке ниже.

Читать в формате pdf.

Предлагаем помочь распознать текст этой книги и открыть его для тысяч читателей. Это можно сделать самостоятельно или привлечь профессионала. Предварительно просим уточнять, не взята ли эта книга на распознавание, написав по адресу otechnik@azbyka.ru

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *