Приведём здесь общую характеристику восточных авторов, которую дал Б.Н.Заходер солидаризуясь со своим предшественником В.В.Бартольдом.

В.В.Бартольд (1869-1930) отмечал: «Положение с арабской географической литературой несколько затруднено её книжным характером и связанной с этим хронологической неопределённостью. Например, если мы знаем, что один автор писал в Х в., а другой — в IX в., то из этого не следует, чтобы рассказы второго относились к более позднему времени, чем рассказы первого; почти все авторы пишут по книгам, не называя своих источников и не определяя их времени, и часто бывает, что в сочинении XI в. использован более ранний источник, чем в сочинении X в.» Внимательный просмотр раннесредневековой географической литературы на арабском и персидском языках приводит нас к ещё более решительным выводам: авторы, биографические данные которых позволяют высказать предположение об их реальном и оригинальном участии в приписываемом им сочинении, — чрезвычайно редки. Подавляющее большинство авторов географических сочинений — компиляторы; ни рассмотрение их собственных сочинений, ни какие-либо иные данные вне этих сочинений не позволяют ни в малейшей мере обоснованно утверждать их самостоятельность и оригинальность. Если к этому присоединить ещё то обстоятельство, что большинство этих сочинений дошло до нас в плохой текстовой сохранности, и что значительная часть сочинений сохранилась в очень поздней и, естественно, искажённой переписке, то упоминание автора и названия сочинения зачастую может быть заменено отсылкой к варианту или редакции, представителем которых является тот или иной автор».

То есть географические произведения восточных авторов — это не разные труды созданные разными авторами, а как бы один труд, выполненный в разных редакциях. Это всё очень напоминает русское летописание, когда одна и та же летопись дополняется, переписывается, редактируется разными авторами и доходит до нас в весьма различных списках, оставаясь тем не менее одной и той же летописью. Но если у русских летописей есть чёткий каркас, к которому всегда можно привязаться — годичный счёт, то у восточных авторов этого нет. Б.Н.Заходер выделил такой каркас для восточных авторов, в котором каждый пункт — это заголовок некоторой темы. Для каждой темы в разных редакциях (у разных авторов) выделены соответствующие текстовые фрагменты. Список этих тем Б.Н.Заходер свёл в свод, названный им Каспийский свод сведений о Восточной Европе. Сам по себе этот свод не может служить в качестве источника, но он даёт весьма полное представление о том, что можно найти в самих источниках. Приводим этот свод в части касающейся руси и славян полностью, не выделяя как сведения источников.

«РУСЫ»
67. Русы проживают на острове, размер которого три дня пути в длину и ширину. На острове — чащи, заросли, земля — сырая. Царя русов называют каган. Русы — народ многочисленный. 68. Русы нападают на славян, продают их в качестве рабов в Хазаране и Булгаре, грабят припасы славян, чтобы этими припасами кормиться самим. 69. У русов — обычай оставлять в наследство имущество только дочери; если у руса рождается сын, отец вручает ребёнку меч, заявляя: это — твоё наследство, отец приобрёл мечём своё достояние, так и ты должен поступать. 70. Русы — один из разделов славян, они возят Меха к Румскому морю, а отправляются от Хамлиджа, хазарской столицы, затем плывут по морю Горгана и оттуда уже везут на верблюдах свои товары до Багдада; переводчиками им служат славянские евнухи. Русы называют себя христианами и платят подушную подать. Переплыв море Горган, русы иногда направляются в Балх, оттуда в Маверанахр к кочевьям тогузов и в Китай. 71. У русов нет недвижимого имущества, деревень, пахотных полей, их занятие — меховая торговля; за меха они берут чеканные монеты, которые прикрепляют к своим поясам. 72. Русы опрятны, заботятся о своей одежде, так как занимаются торговлей; мужи их носят золотые браслеты. 73. Страна русов богатая, в ней большие города. 74. Русы оказывают почёт гостям и хорошо обращаются с чужеземцами, которые ищут у них приюта, они не позволяют никому обидеть гостя или чужеземца, защищают их. 75. У русов мечи соломоновы; когда русы начинают войну; то прекращаются усобицы и все действуют единодушно, пока не победят врага. 76. Если русы не согласны с судебным решением царя, то вступают в поединок на мечах; кто возьмёт вверх — тот победитель в споре. 77. Знахари у русов занимают привилегированное положение, они имеют власть даже над царём; в качестве жертвы богу русы убивают женщин, мужчин и лошадей. Знахарь указывает кого следует принести в жертву, и самолично вешает того на дереве. 78. Русы мужественны и смелы, походы совершают не на конях, а на кораблях. 79. На шаровары, которые носят русы, идёт до сотни зар (или араш) материала; русы носят шапки со спущенными по затылку хвостами. 80. Вероломство среди русов — обычное явление, а потому даже за нуждой они ходят в сопровождении друзей. 81. При похоронах знатного руса в могилу, наподобие обширного дома, кладут одежду, пищу, вино, деньги; вместе хоронят живую жену, которую любил покойный. 82. Одежда русов и славян из льна. 83. Русы делятся на три разряда: куйаба, славийа, арса; особенно страшен разряд арса; в страну арса никто не проникает, так как они убивают всякого иноземца, кто ступил на их землю. Сами русы-арса спускаются вниз по реке для торговли, но никому ничего не сообщают о себе, ни о своих товарах, никого не допускают в свою страну. 84. Русы сжигают своих покойников вместе с жёнами; некоторая часть русов хоронит покойников стоя. 85 — русы бреют бороды, а некоторые завивают, одежда их — короткие архалуки, а одежда хазар, булгар, печенегов — длинные архалуки. 86. К востоку от области русов находится гора печенегов, к югу — река Рута, к западу — славяне, к северу — безлюдные земли севера. 87. В 300(912-913) или 333(944-945) году русы приняли христианство, но исповедание этой веры «притупило их мечи», и они отправили четырёх мужей в Хорезм, чтобы при посредстве хорезмшаха стать мусульманами.

СЛАВЯНЕ
88. От печенегов до славян десять дней пути по лесам и труднодоступным дорогам. Славяне — народ многочисленный, живут в лесах по равнине. У славян город В.б.нит. 89. У славян мёд употребляется вместо винограда, у них развито пчеловодство. 90. У славян свиньи так же многочисленны как (у мусульман) овцы. 91. Когда умирает славянин, его труп сжигают, вместе с покойным бросают в огонь его жену, при этом совершают тризну и веселятся. 92. Славяне покланяются огню (или быку). 93. Славяне сеют просо; при наступлении времени жатвы они кладут зерно в сито и, обращаясь к нему, произносят молитву. 94. У славян имеются разные музыкальные инструменты: лютни, тамбуры, свирели, (даётся подробное описание этих инструментов). 95. Хмельной напиток славян из мёда, у некоторых сотни сосудов этого медового вина. 96. У славян сало вьючного скота, лошадей; они носят рубахи, и надевают на него сафьяновые сапоги; их вооружение; копьё, щит, пики, меч, кольчуга; глава славян и его наместник; глава славян питается молоком вьючного скота (кумысом), он живёт в городе В.б.нит, где ежемесячно в течение трёх дней происходит торг. 97. Славяне строят подземные сооружения, в которых спасаются зимой от сильного холода (или нападения мадьяр). 98. Царь славян берёт дань платьем. 99. Славяне подвергают суровому наказанию виновных в воровстве и прелюбодеянии. 100. К востоку от славян живут внутренние булгары и русы, к югу — море К.р.з. и Румское море, К западу и северу — безлюдные пустыни севера».

Прямое отождествление, хотя и с оговоркой о возможном временном смещении (славяне раньше, русь позже), вслед за Б.Н.Заходером, этих сведений как сведений о руси-славянах, т.е. о русских приводит к тихой шизофрении:

  • Русы-славяне так гостеприимны, что самые свирепые из них всех иноземцев убивают.
  • Русы-славяне сеют просо не имея пашен.
  • Русы-славяне столь сильны и отважны, что спасаются от мадьяр под землёй. И т.д.

Сам Б.Н.Заходер, не желая вступать в полемику о норманнах на Руси, отметил, что в этом комплексе сведений можно выделить некоторые элементы относящиеся не к руси-славянам, а к волжским булгарам>52-78< и, в очень мягкой форме, к еврейским купцам, называвшимся «ар-Раданийа».

П Прежде чем продолжить эту попытку разделить коктейль на первоначальные составляющие, исходя из очевидного для нас различия в общем характере описании руси и славян у восточных авторов IX-XI веков, приведём основной перечень этих авторов.

1) Ранние авторы, упоминающие ас-сакалиба в связи бегством принца Джамасбе брата Хосрова I (531-579 г.г.) и походом Марвана в 733 г., которых (ас-сакалиба) не следует отождествлять со славянами, хотя в других случаях ас-сакалиба (от греческого «склавины»`) это славяне. (объяснение далее в тексте)

2) Географические сочинения в продолжение традиции греческой школы Птолемея

3) Основной корпус источников по истории Руси до 972 г.

  • Моджмал ат-таварих. Анонимное сочинение «Собрание историй» 1126 г.
  • Переписка Хасдай ибн Шафрута (министра кордовского халифа Абдрахмана III (912-961 г.г.) и царя Хазарии Иосифа.
  • Кембриджский документ. X в.
  • Письмо иудейской общины Киева. X в.

4) Поздние компиляторы

Попробуем продолжить эту попытку разделить коктейль на первоначальные составляющие, исходя из очевидного для нас различия в общем характере описании руси и славян у восточных авторов IX-XI веков. Начнём с уже упоминавшихся отношений славян и мадьяр. Эти сведения могут быть отнесены к самым ранним, так как венгры ушли на запад в конце IX века. Их проход мимо Киева зафиксирован в ПВЛ под 898 годом.

  • Гардизи. У них есть обычай строить крепость, соберутся несколько человек и строят крепости, так как мадьяры постоянно нападают на них и грабят их. Когда мадьяры приходят, славяне удаляются в построенные ими крепости (обилие Новгородов почти каждый год); в крепостях и укреплениях они по большей части проводят зиму; летом живут в лесах. У них много пленных.
  • Худад ал-‘алам (анонимный географический трактат). Все они зимою бывают в хижинах и подземельях; у них многочисленные крепости и укрепления.
  • Марвизи. У них такой сильный холод, что они роют глубокие ямы, покрывают их дёрном, затем нагревают паром от навоза и дров и остаются в них в зимние месяцы; зимою нападают на них мадьяры, у них много рабов, потому что они постоянно нападают.

Итак, славяне постоянно в зимнее время подвергаются нападениям мадьяр, которые захватывают много пленных. Фраза Гардизи «у них много пленных», без сомнения, соответствует более пространной фразе Марвизи и совершенно очевидно, что пленных имеют нападающие кочевники, а не укрывающиеся в крепостях оседлые племена. Эти отрывки дают достаточно определённый образ жизни восточных славян, которые лето проводят вне крепостей, а зимуют внутри укреплений в хижинах (кто побогаче) или землянках, которые отапливают с помощью дров и навоза.

К этим отрывкам о жилье славян примыкают следующие весьма забавные описания.

Марвази. Другой перевод того же самого фрагмента, но вместо «нагревают паром от навоза и дров» переведено: согревают их паром, полученным от нагревания воды сжигаемым навозом и дровами.

Моджмал ат-таварих (анонимное сочинение). делают жилища под землёй, так чтобы холод, который бывает наверху, их не достал. И он приказал, чтобы принесли много дров, камней и угля, и эти камни бросали в огонь и на них лили воду, пока не пошёл пар и под землёй стало тепло.

Ибн Русте (пер. Д.А.Хвольсона, 1869г.). В земле славян холод бывает до того силён, что каждый из них выкапывает себе в земле род погреба , который покрывает деревянной остроконечной крышей, какие видим у христианских церквей , и на крышу эту накладывают земли. В такие погреба переселяются со всем семейством и, взяв несколько дров и камней, раскаляют последние на огне докрасна. Когда же раскаляться камни до высшей степени, поливают их водой, от чего распространяется пар, нагревающий жильё до такой степени, что снимают уже одежду, В таком жилье остаются до самой весны.

По последнему и самому пространному описанию видно, что речь идёт о русской бане, а вовсе не о зимнем жилье, отапливаемом напусканием водяного пара. Просто кто-то из первых авторов-книжников не смог разобраться в различиях зимнего жилья и бани и смикшировал их описания в одно анекдотичное целое. Ещё можно было бы сомневаться и поверить Б.А.Рыбакову, что это есть описание «топки по чёрному», если бы не было ещё одного совершенно ясного фрагмента.

Бакри. (Сведения получены непосредственно от путешествовавшего в западнославянские страны Ибрахим ибн Йа’куба.) Страны славян весьма холодны; и сильнее всего холод у них тогда, когда ночи бывают лунные. Тогда холод увеличивается и мороз усиливается. И земля тогда становиться как камень, и все жидкости замерзают; и покрываются как бы гипсом колодезь и канал, так что становятся подобными камню. И когда люди испускают воду из носа, то борода их покрывается слоями льда, как стеклом, так что нужно ломать, пока не согреешься или не придёшь в жильё. А когда ночи бывают тёмные и дни туманные, тогда мороз уменьшается и холод ослабевает, и в это время ломаются корабли и погибают те, которые в них находятся, ибо находят на них из льда рек этих стран куски, подобные твердо установившимся горам. Иногда же удаётся юноше или крепкому мужчине ухватиться за подобный кусок и спастись на нём.

И не имеют они купален, но они устраивают себе дом из дерева и законопачивают щели его некоторой материей, которая образуется на деревьях, походит на зеленоватый водяной мох и которую они называют ‘удж. Она служит им вместо смолы для их кораблей. Затем они устраивают очаг из камней в одном из углов этого и на самом верху против очага открывают окно для прохода дыма. Когда же он раскалиться, они закрывают это окно и запирают двери дома — а в нём есть резервуары для воды и поливают этой водой раскалившийся очаг; и поднимаются тогда пары. И в руке у каждого из них связка сухих ветвей, которые они приводят в движение воздух и притягивают его к себе. И тогда открываются их поры и исходит излишнее из их тел и текут от них реки. И не остаются ни на одном из них следы сыпи или нарыва. И они называют этот дом ал-атба.

Русская баня, как уникальный элемент русской культуры, осознаётся и сейчас и тысячу лет назад. В ПВЛ, прибывший в Рим, апостол Андрей рассказывает только и именно о бане. Удивительное видел я в Славянской земле на пути своём сюда. Видел бани деревянные, и разожгут их до красна, и разденутся, и будут наги, и обольются квасом кожевенным, и поднимут на себя прутья молодые и бьют себя сами, и до того себя добьют, что едва вылезут, чуть живые и обольются водою студёною, и только так оживут. И творят это всякий день, никем не мучимые, но сами себя мучат и то совершают омовение себе, а не мученье.

Начав анализ сведений восточных авторов (и тем продолжив критикуемую самим же традицию) со сведений, без сомнения, относящихся к восточным славянам, приведём теперь сведения, по-нашему мнению, к ним никого отношения не имеющие.

  • Ибн Исфендийар и Амули. Во время правления Хосрова I Ануширвана (531-579 г.г.) его брат бежал через дербент к хазарам и славянам>53-362< (т.е. ас-сакалибам).
  • ал-Балазури и ал-Куфи. В 737 году арабы под предводительством Марвана совершили большой поход на север за Кавказские горы. Они прошли Дербентские ворота, разгромили хазар, взяли их столицу город Байду и, двигаясь дальше на север, достигли реки, названной Рекой сакалибов (Нахр ас-сакалиба), где взяли в плен двадцать тысяч семей этих самых ас-сакалибов.
  • Ибн Йа’куби. В 853-854 годах некие санарийцы, жители современной Северной Кахетии, отправили послов на север в том числе и к сахиб (властителю) ас-сакалиба.

Этих самых ас-сакалиба Й.Маркват, В.В.Бартольд, А.П.Новосельцев и отождествляют со славянами, а так же и с ас-сакалиба с другого конца Европы — в Испании, у кордовских эмиров в IX-XI в.в. была гвардия ас-сакалиба, в которую, впрочем, входили немцы и венгры, да и сама Западная Европа характеризовалась, как земля германцев и ас-сакалиба.

Для такого отождествления есть некоторые весомые основания. Во-первых сам термин ас-сакалиба возник у восточных авторов именно как определение для славян. Впервые он зафиксирован у придворного поэта ал-Ахталя (ок 640-710 г.г.) в поэме, написанной в конце VII века, где упоминаются «златокудрые сакалибы», в связи с войнами с Византией. Именно в это время воинские контингенты славян активно использовались византийцами в войнах с арабами.

Во-вторых, в параллель к сообщению ал-Йа’куби ставятся данные арабского автора Х в. Ибн ан-Надима, упоминающего, что один из царей горы ал-Кабек направил послов к «царю русов».

С другой стороны И.Г.Коновалова признаёт, что несмотря на то, что этимологически ас-сакалиба — это славяне, этническое содержание этого термина в некоторых арабо-персидских известиях о народах Восточной и Центральной Европыне не всегда поддаётся одназначной трактовке. Т.е. в переврде с русского на русский это значит, что если в тексте встречается народ ас-сакалиба, то следует сначала выяснить кто-же это такие в данном контексте.

Попробуем выяснить. Для начала разделим Восток и Запад. Как бы ни были воинственны арабы, но на север дальше треугольника, образуемого нижними течениями Волги и Дона, они продвинуться ни при каких обстоятельствах не могли. А на этой территории никаких славянских древностей, предшествующих появлению здесь казаков в XV-XVI в.в., нет, и Нестор, описывая расселение славян, юго-восточнее правых притоков Днепра и Оки никого не поселяет. Исходя из этого, восточные ас-сакалиба никак славянами быть не могли.

Под Славянской рекой (нахр ас-сакалиба) все исследователи видят либо Дон, либо Волгу, в обоих случаях их нижние течения от переволоки. Вслед за А.П.Новосельцевым считаем, что это Дон.

Ибн ал-Факих (в переводе А.П.Новосельцева). Славяне едут к морю Рум , и берёт с них властитель Рума десятину; затем следуют они до Самкуша еврейского ; далее они направляются в страну Славян или переходят из моря Славянского в ту реку, которую называют Славянская река , с тем чтобы идти в залив Хазарский , и там с них берёт десятину властитель хазар; затем следуют они к морю Хорасанскому попадают в Джурджан и продают всё, что с собой привозят, и всё это попадает в Рэй.

Все вставки — автора. В этом фрагменте вся группа славянских топонимов: страна Славян, море Славянское и река Славянская (нахр ас-сакалиба) без сомнения образованы из единого источника. Совершенно бессмысленно объяснять одно из них на основании другого, и наоборот удостоверившись в происхождение одного названия, будет логично точно так же объяснить и другие. Здесь очевидно, что все названия происходят от названия народа — ас-сакалиба. При этом вполне надёжно река интерпретируется с Доном, а море с Азовом.

Достаточно привлекательным выглядит вариант объяснения термина ас-сакалиба, которого придерживается, например Л.Н.Гумилёв. Ас-сакалиба — это термин, обозначающий и вообще неверных и, в частности, гвардию, составленную из рабов-неверных (боевых холопов), в то время как собственно для обозначения славян в арабском языке есть слово «славиа». Т.е. Марван взял в плен не представителей некоего народа, тогда бы пленных считали не семьями, а штуками, но перевёл неких пленных в статус боевых холопов. Но к кому же тогда посылали послов санарийцы? К тому же от имени сословия не приизводятся топонимы рек и морей.

Соглашаясь, что термин ас-сакалиба на Западе обозначал гвардию из неверных и, возможно, восходит к греческому «склавины», на Востоке находим другое значение ас-сакалиба.

О мадьярах:

  • Бактри (Пер. В.В.Розена). О странах Маджгария. Маджгария между странами Печенегов и странами Ашкал из Болгар.
  • Ибн Русте (Пер. Д.А.Хвольсона). Мадьяры. Между землёй печенегов и землёй болгарских Эсгель лежит первый из краёв мадьярских.
  • Гардизи (Пер. В.В.Бартольда). Между владениями болгар и владениями искилей, тоже принадлежащих болгарам, находится область мадьяр.

Вот эти булгары второго разряда — ас-с.к., упоминающиеся у нескольких авторов и как часть булгар и как ближайшие соседи мадьяр и были теми северокавказскими ас-сакалибами, которых взял в плен Марван и к которым посылали послов санарийцы.

Я не знаю арабского языка, и возможно моё отождествление булгар — ас-с.к. с ас-сакалибами, вызовет закономерные сомнения, однако приведём ещё один весомый аргумент. Ибн Фадлан, не кабинетный географ, а секретарь посольства лично посетивший Булгар, применяет с первой и до последней страницы текста термин ас-сакалиба именно к болгарам и их царю малик ас-сакалиба. И.Г.Коновалова видит разрешение этого противоречия в том, что Ибн Фадлан как и некоторые другие источники расширительно толкует этот этноним, понимая под ас-сакалибами всё население Восточной Европы. Аналогии не аргумент, но всё-таки представим себе секретаря посольства Ивана Грозного в Англии, который бы, описывая переговоры с английской королевой, неизменно называл бы её королевой немцев на том основании, что все западные иностранцы — «немцы». В том-то и дело, что Ибн Фадлан — чиновник высшего ранга, лично участвующий в миссии. И если он пишет что в Булгаре правит правитель ас-сакалиба, значит либо основное население, либо доминирующая группа в этой стране — это ас-сакалибы.

У нас нет никаких сомнений в том, что славяне никогда не составляли ни основного этнического массива в Волжской Булгарии, ни правящего элемента её. Следовательно ас-сакалибы Ибн Фадлана — это булгары. Соответственно с этим и остальные ранние упоминания ас-сакалибов следует отнести к тем же булгарам.

Если следовать текстологическим принципам, то следует указать, что Ибн-Фадлан описывает или упоминает следующие этносы юго-востока Европейской равнины: ас-сакалиба; русы; хазары; аскал; вису; живущие в трёх месяцах пути от Булгара; печенеги; турки, называемые ал-Башгирд (башкиры), турки-гузы. То есть Ибн-Фадлан, несмотря на проявляемое некоторое непонимание северных реалий, всё-таки различает большее количество этнических категорий, чем это было бы при традиционом для многих авторов пренебрежении к чужим и именовании их всех каким-нибудь единым термином, обычно имеющим смысл «варвары».

Под полным непониманием я имел ввиду не фантастических размеров человека или змею, которых описывает Ибн-Фадлан. Без элемента чудес книга о столь дальнем путешествии могла бы показаться современникам не слишком достоверной. А например смешение сосны и берёзы в одно дерево. Я видел у них дерево, не знаю, что это такое, чрезвычайно высокое; его ствол лишён листьев, а вершины его, как вершины пальмы… пробуравливают его и ставят под ним сосуд, в который течёт из этого отверстия жидкость более приятная, чем мёд.

В описании Ибн-Фадланом ас-сакалиба достаточно ясно присутствуют как элементы кочевий (юрты), так и элементы осёдлости (дома, погреба). Можно было бы в осёдлых лесных подданных царя ас-сакалибов попытаться увидеть славян, давших своё имя кочевым пришельцам с юга. Но как уже указывали, нет славянской археологии, и есть множество других осёдлых и неславянских народов, населявших приволжские леса и лесостепи, что бы без каких либо-других надёжных источников принять такую версию. К тому же если ас-сакалиба — славяне самоназвание, уже принятое болгарами в начале IX в. то нужна ещё одна теория, объясняющая, почему в течение следующих 200 лет они вновь изменили самоидентификацию и не только вернулись сами к древнему имени болгары, но и передали его подданым ас-сакалибам — славянам.

В принципе, версия Е.А.Мельниковой не лишена оснований, но только на гораздо более локальной территории, чем вся Восточная Европа. Ас-сакалиба, с учётом указанных различий образа жизни, возможно не этническое самоназвание, а привнесённое извне, арабами, наименование граждан-подданных государства волжских болгар. В пользу этого варианта говорит так же то, что Ибн-Фадлан дважды упоминает и некоего царя Аскал.

Другая группа была с царём некоего племени, которого называли царь Аскал. Он был в повиновении у него

Второе упоминание связано с выдачей замуж дочери болгарского царя за царя Аскал. В имеющемся у меня издании толи опечатка, толи исходный перевод такой: он (болгарский царь) поспешил и женился (так! Е.К.) на ней ради царя Аскал. Поэтому приведу более вразумительный перевод, используемый В.В.Бартольдом.

Я не могу, подобно Г.В.Вернадскому, просто не заметить этого соседства и попытаюсь дать ему объяснение, вполне предполагая, что лингвистический анализ, если такой кто-либо сделает, может камня на камне не оставить от моих умозаключений.

Собственно из текста совсем не следует, что Аскал — этническое, а не личное имя, но поскольку по большей части Ибн-Фадлан оперирует этническими именами для жителей неведомых и не мусульманских ещё стран, то примем традиционную версию, что Аскал — этикон. Точно также никаких данных об этническом различии тех, кого Ибн-Фадлан именует ас-сакалиба, т.е. булгар, и аскал нет, во всяком случае иных, отличных от болгар кочевников, он называет — это печенеги и разные турки.

Тогда можно предположить следующий механизм. Впервые познакомившись с болгарами во время похода Марвана в 737 г., арабы восприняли самоназвание одного из болгарских племён — ас-с.к., которое затем по созвучию и общему туманному представлению о местожительстве смешалось с именем славян — ас-сакалиба. С этим именем Ибн-Фадлан и прибыл в Болгар, где узнал и записал данные об одном из болгарских племён — аскал, не придав значения созвучию. Если продолжить уже использованную аналогию, то посол Ивана Грозного в отчёте поездке в Германию может ни разу не упомянуть самоназвания — дойч, а использовать только русское наименование — немцы.

Вернёмся снова к весьма запутанным описаниям славянского быта.

  • Ибн Русте. Вьючных лошадей у них мало, из верховых животных имеет только упомянутый мул. Оружие их — копья, щиты, дротики; нет у них , кроме этого. Голова их — , они повинуются ему и не выходят из его приказа; жилище его в середине страны славян. Упомянутый глава, известный у них как глава глав , именуется Свят — царь, он более почитаем чем суб.н.дж, а суб.н.дж — его заместитель. У этого царя — вьючный скот, нет у него иной еды, кроме как надоят (кобыльего — А.П.Новосельцев) молока. У него прекрасные, крепкие, драгоценные кольчуги. Город в котором он живёт, называется Дж.рваб; три дня в месяц они там продают и покупают.
  • Марвизи. У них нет изобилия в жизненных припасах: оружие их — метательные копья, дротики и прекрасные щиты; наибольший глава их называется Ш.в.и(?)т(?) и у него наместник, называемый Ш.р.и(?)х(?) и у царя скот, и от молока его пища ; город в котором он находится Х.ж.рат и в нём у них базар три дня каждый месяц.
  • Гардизи. Лошадей у них мало. Одежда их — рубахи; они носят сапоги; их обувь походит на табаристанские сапоги, которые носят табаристанские женщины. Их средства к жизни не очень обильны; оружие, которым они сражаются: дротики, щиты, стрелы и копья. Глава их носит венец, все ему послушны и повинны. Старейшего главу их называют Свет — царь; С.вих — наименование его наместника; город — столицу называют Дж-равт; каждый месяц в том городе трёхдневный базар, так что всякие вещи там ищут и продают.
  • Худад ал-‘алам. Они все носят рубахи и сафьяновые сапоги до лодыжек… оружие их: щиты, дротики, копья. Царя славян называют Б.смут Свет ; пища их царей молоко… У них два города. 1.Вабнит — первый город на востоке , и некоторые из его жителей похожи на русов. 2. Хурдаб — большой город и резиденция государя.

Все источники не противоречат друг другу в оценке жизненных припасов славян. У них нет ни значительного числа рабочего скота, под которым восточные авторы разумеют прежде всего вьючных животных, ни серьёзного оружия. Эти сведения вполне согласуются как с археологическими данными которые, как уже говорилось, для VIII-IX веков не фиксируют для восточных славян высокотехнологичного оружия, так и с описанием комплекса вооружения — щиты и метательные копья, с которым славяне предстали перед византийцами. Тот уровень, с которым славяне вышли к границам Византии в VI веке, тот же уровень теперь обнаруживается на крайнем юго-востоке славянского ареала в IX веке. Но если на юго-западе в VI веке славяне были активны, контактировали со структурами высокоразвитой земледельческой цивилизации Запада и обучались всему очень быстро, то на юго-востоке в IX веке они пассивны и их контрагент — Великая Степь. В таких условиях, с таким характером и с таким оружием большого опыта в войнах набраться сложно, сначала надо перенять чей-то опыт и приобрести иное вооружение. Так что на этом этапе славяне как военные контингенты для использования их в системе развитых армий Востока вряд ли могли заинтересовать такого серьёзного вояку как Марван.

Части же касающиеся описания быта царя славян послужили поводом Б.Н.Заходеру отнести это не к славянам, а к волжским булгарам. Это относится в первую очередь к владению верховыми лошадьми и пище — молоку или кумысу, это же может с большой долей вероятности относится и к организации власти — наличию не только царя, но и его заместителя или наместника: славянская родоплеменная догосударственная организация такого разделения функций не могла иметь, хотя бы в силу отсутствия письменности и делопроизводства, даже в его зачаточных формах. Конечно можно сказать, что всё было, но из глубины столетий до нас дошли только эти скудные, но столь ценные сведения. Но это не аргумент, нужны независимые и несомненные подтверждения. А пока их нет, остаётся придерживаться принципа: чего не ведаем — того не существует.

Ибн Русте. И если поймает царь в стране своей вора, то либо приказывает удушить его, либо отдаёт его под надзор одного из правителей на окраинах своих владений. Для того, чтобы отдать под надзор, надо иметь государственный управленческий аппарат, как, например, в Хорезме или по крайней мере его зачатки, как в Великой Булгарии, которая в это время уже была именно государством. Казнь удушением — восточная казнь.

А теперь для очевидности различия славян и русов в описаниях восточных автор

Начиная разговор о восточных славянах, очень сложно быть однозначным. Практически не сохранилось источников, рассказывающих о славянах в древности. Многие историки приходят к мнению, что процесс происхождения славян начался во втором тысячелетии до нашей эры. Считается также, что славяне – это обособившаяся часть индоевропейской общности.

А вот тот регион, где находилась прародина древних славян, до настоящего времени не определен. Историки и археологи продолжают вести споры, откуда есть пошли славяне. Чаще всего утверждается, и об этом говорят византийские источники, что восточные славяне уже в середине V века до нашей эры жили на территории Центральной и Восточной Европы. Также принято считать, что они делились на три группы:

– Венеды (жили в бассейне реки Вислы) – западные славяне.

– Склавины (жили между верховьями Вислы, Дуная и Днестра) – южные славяне.

– Анты (жили между Днепром и Днестром) – восточные славяне.

Все исторические источники характеризуют древних славян как людей, имеющих волю и любовь к свободе, по темпераменту отличающихся сильным характером, выносливостью, отвагой, сплоченностью. Они были гостеприимны к чужестранцам, имели языческое многобожие и продуманные обряды. Особой раздробленности у славян первоначально не было, так как племенные союзы имели схожие язык, обычаи и законы.

Территории и племена восточных славян

Важным вопросом является то, как происходило освоение славянами новых территорий и их расселение в целом. Существуют две основные теории появления восточных славян в Восточной Европе.

Одна из них выдвинута известным советским историком, академиком Б. А. Рыбаковым. Он считал, что славяне изначально обитали на Восточно-Европейской равнине. А вот знаменитые историки XIX века С. М. Соловьёв и В. О. Ключевский считали, что славяне переселились с территорий близ Дуная.

Окончательное расселение славянских племен выглядело следующим образом:

Племена

Места расселения

Города

Поляне

Самое многочисленное племя, расселившееся на берегах Днепра и южнее Киева

Киев

Словене ильменские

Расселение вокруг Новгорода, Ладоги и Чудского озера

Новгород, Ладога

Кривичи

Севернее Западной Двины и верховья Волги

Полоцк, Смоленск

Полочане

Южнее Западной Двины

Полоцк

Дреговичи

Между верховьем Немана и Днепром, вдоль реки Припять

Туров

Древляне

Южнее реки Припять

Искоростень

Волыняне

Селились южнее древлян, у истоков Вислы

Белые хорваты

Самое западное племя, селились между реками Днестр и Висла

Дулебы

Жили восточнее белых хорватов

Тиверцы

Территория между Прутом и Днестром

Уличи

Между Днестром и Южным Бугом

Северяне

Территории вдоль реки Десны

Чернигов

Радимичи

Селились между Днепром и Десной. В 885 году присоединились к Древнерусскому государству

Вятичи

Вдоль истоков Оки и Дона

Занятия восточных славян

К главным занятиям восточных славян необходимо отнести земледелие, которое было связано с особенностями местных почв. Пашенное земледелие было распространено в пристепных районах, а в лесах практиковалось подсечно-огневое земледелие. Пашни быстро истощались, и славяне переходили на новые территории. Такое земледелие требовало больших трудозатрат, с обработкой даже небольших участков справлялись тяжело, а резко континентальный климат не позволял рассчитывать на высокие урожаи.

Тем не менее и в таких условиях славяне сеяли несколько сортов пшеницы и ячменя, просо, рожь, овес, гречиху, чечевицу, горох, коноплю, лен. На огородах выращивалась репа, свекла, редька, лук, чеснок, капуста.

Главным продуктом питания был хлеб. Древние славяне называли его «жито», что ассоциировалось со славянским словом «жить».

В славянских хозяйствах разводили домашний скот: коров, лошадей, овец. Большим подспорьем были промыслы: охота, рыболовство и бортничество (сбор дикого меда). Широкое распространение получил пушной промысел. То, что восточные славяне селились по берегам рек и озер, способствовало появлению судоходства, торговли и различных ремесел, дающих продукцию для обмена. Торговые пути способствовали и появлению крупных городов, племенных центров.

Общественный строй и племенные союзы

Первоначально восточные славяне жили родовыми общинами, впоследствии они объединялись в племена. Развитие производства, использование тягловой силы (лошадей и волов) способствовали тому, что даже небольшая семья могла обрабатывать свой надел. Родовые связи стали слабеть, семьи начали селиться отдельно и распахивать новые участки земли самостоятельно.

Община осталась, но теперь в нее входили не только родственники, но и соседи. Каждая семья имела свой участок земли для обработки, свои орудия производства и собранный урожай. Появилась частная собственность, но она не распространялась на лес, луга, реки и озера. Этими благами славяне пользовались сообща.

В соседской общине имущественное положение различных семей уже не было одинаковым. Лучшие земли стали сосредотачиваться в руках старейшин и военных вождей, им же доставалась и большая часть добычи от военных походов.

Во главе славянских племен стали появляться богатые предводители-князья. Они имели свои вооруженные отряды – дружины, и они же собирали дань с подвластного населения. Сбор дани назывался полюдьем.

VI век характеризуется объединением славянских племен в союзы. Наиболее сильные в военном отношении князья возглавили их. Вокруг таких князей постепенно укреплялась и местная знать.

Одним из таких племенных союзов, как полагают историки, стало объединение славян вокруг племени рось (или русь), проживавшего на реке Рось (приток Днепра). В дальнейшем, согласно одной из теорий происхождения славян, это название перешло на всех восточных славян, которые получили общее название «русы», а вся территория стала Русской землей, или Русью.

Соседи восточных славян

В I тысячелетии до нашей эры в Северном Причерноморье соседями славян были киммерийцы, но уже через несколько веков их вытеснили скифы, которые на этих землях основали собственное государство – Скифское царство. В дальнейшем с востока на Дон и в Северное Причерноморье пришли сарматы.

Во время Великого переселения народов через эти земли прошли восточногерманские племена готов, потом гунны. Все это движение сопровождалось грабежом и разрушениями, что способствовало переселению славян на север.

Еще одним фактором переселения и образования славянских племен стали тюрки. Именно они образовали на громадной территории от Монголии до Волги Тюркский каганат.

Движение различных соседей по южным землям способствовало тому, что восточные славяне заняли территории, где преобладали лесостепи и болота. Здесь создавались общины, которые были более надежно защищены от набегов пришельцев.

В VI–IX веках земли восточных славян располагались от Оки до Карпат и от Среднего Поднепровья до Невы.

Набеги кочевников

Передвижение кочевников создавало постоянную опасность для восточных славян. Кочевники захватывали хлеб, скот, жгли дома. В рабство угоняли мужчин, женщин, детей. Все это требовало от славян быть в постоянной готовности к отражению набегов. Каждый славянский мужчина был и воином по совместительству. Иногда и землю пахали вооруженными. История показывает, что славяне успешно справились с постоянным натиском кочевых племен и отстояли свою независимость.

Обычаи и верования восточных славян

Восточные славяне были язычниками, обожествлявшими силы природы. Они поклонялись стихиям, верили в родство с различными животными, приносили жертвы. Славяне имели четкий годовой цикл земледельческих праздников в честь солнца и смены времен года. Все обряды были направлены на обеспечение высоких урожаев, а также здоровья людей и скота. Единых представлений о боге восточные славяне не имели.

У древних славян не было храмов. Все обряды проводились у каменных идолов, в рощах, на полянах и в других местах, почитаемых ими как священные. Нельзя забывать, что все герои сказочного русского фольклора происходят из того времени. Леший, домовой, русалки, водяные и другие персонажи были хорошо знакомы восточным славянам.

В божественном пантеоне восточных славян лидирующие места занимали следующие боги. Дажьбог – бог Солнца, солнечного света и плодородия, Сварог – бог-кузнец (по некоторым данным, верховный бог славян), Стрибог – бог ветра и воздуха, Мокошь – женская богиня, Перун – бог молний и войны. Особое место отводилось богу земли и плодородия Велесу.

Главными языческими жрецами у восточных славян были волхвы. Они проводили все обряды в святилищах, обращались к богам с различными просьбами. Волхвы изготавливали различные мужские и женские амулеты с разными заклинательными символами.

Язычество явилось наглядным отражением занятий славян. Именно преклонение перед стихией и все, что с ней связано, определило отношение славян к земледелию как основному образу жизни.

Со временем мифы и значения языческой культуры стали забываться, но многое дошло до наших дней в народном творчестве, обычаях, традициях.

РИСАЛА

(Перевод А.П. Ковалевского по: Ибн Фадлан 1956. С. 141)

  Он сказал: Я видел русов, когда они прибыли по своим торговым делам и расположились у реки Атыл. Я не видал с более совершенными телами, чем они. Они подобны пальмам, белокуры, красны лшрм, белы телом2. Они не носят ни курток3, ни хафтанов4, но у них мужчина носит кису5, которой он охватывает один бок, причем одна из рук выходит из нее наружу. И при каждом из них имеется топор6, меч и нож, со всем этим он 7 не расстается. Мечи их плоские8, бороздчатые, франкские9. И от края ногтей иного из них до его шеи собрание деревьев, изображений и тому подобного.

  А что касается их женщин, то на их груди прикреплена коробочка10, или из железа, или из серебра, или из меди, или из золота, или из дерева в соответствии с размерами средств их мужей. И у каждой коробочки — кольцо, у которого нож, также прикрепленный на груди. На шеях у них мониста11 из золота и серебра, так что если человек владеет десятью тысячами дирхемов, то он справляет своей жене один , а если владеет двадцатью тысячами, то справляет ей два мониста, и таким образом каждые десять тысяч, которые он прибавляет к ним , они прибавляют мониста его жене, так что на шее иной из них бывает много монист.

  Самым великолепным украшением у них зеленые бусы из той керамики, какая бывает на кораблях12. Они делают исключительные усилия, покупают одну такую бусину за дирхем и нанизывают в качестве ожерелий для своих жен.

  Дирхемы русов — серая белка без шерсти, хвоста, передних и задних лап и головы, соболи. Если чего-либо недостает, то от этого шкурка становится бракованной . Ими они совершают меновые сделки, и оттуда их нельзя вывести, так что их отдают за товар. Весов там не имеют, а только стандартные бруски металла. Они совершают куплю-продажу посредством мерной чашки13.

Молитва купца-«руса» (по описанию Ибн Фадлана)

  Они грязнейшие из творений Аллаха, — они не очищаются ни от экскрементов, ни от урины, не омываются от половой нечистоты и не моют своих рук после еды14, но они, как блуждающие ослы. Они прибывают из своей страны и причаливают свои корабли на Атыле15, — а это большая река, — и строят на ее берегу большие дома из дерева16. И собирается в одном доме десять и двадцать, — меньше или больше. У каждого скамья, на которой он сидит, и с ними девушки-красавицы для купцов. И вот один сочетается со своей девушкой, а товарищ его смотрит на него. А иногда собирается группа из них в таком положении один против другого, и входит купец, чтобы купить у кого-либо из них девушку, и наталкивается на него, сочетающегося с ней. Он же не оставляет ее, пока не удовлетворит своей потребности.

  У них обязательно каждый день умывать свои лица и свои головы самой грязной водой, какая только бывает, и самой нечистой. А это так, что девушка является каждый день утром, неся большую лохань с водой, и подносит ее своему господину. Он же моет в ней свои руки, свое лицо и все свои волосы. И он моет их и вычесывает их гребнем в лохань. Потом он сморкается и плюет в нее и не оставляет ничего из грязи, чего бы он ни сделал в эту воду. Когда же он покончит с тем, что ему нужно, девушка несет лохань к сидящему рядом с ним, и делает то же самое, что сделал его товарищ. И она не перестает подносить ее от одного к другому, пока не обнесет ею всех, находящихся в доме, и каждый из них сморкается, плюет и моет свое лицо и волосы в ней17.

  И как только их корабли прибывают к этой пристани, тотчас выходит каждый из них, с собою хлеб, мясо, лук, молоко и набиз18, чтобы подойти к длинному воткнутому бревну, у которого лицо, похожее на лицо человека, а вокруг него маленькие изображения, а позади этих изображений — длинные бревна, воткнутые в землю. Итак, он подходит к большому изображению и поклоняется ему, потом говорит ему: «О мой господь19, я приехал из отдаленной страны, и со мною девушек столько-то и столько-то голов и соболей столько-то и столько-то шкур, — пока не назовет всего, что прибыло с ним из его товаров — и я пришел к тебе с этим даром», — потом оставляет то, что имел с собой, перед бревном, — «итак, я желаю, чтобы ты пожаловал мне купца, имеющего многочисленные динары и дирхемы, чтобы он покупал у меня в соответствии с тем, что я пожелаю, и не прекословил бы мне ни в чем, что я говорю». Потом он уходит.

  Итак, если продажа для него будет трудна и пребывание его затянется, то он снова придет со вторым и третьим подарком, и если будет затруднительно добиться того, чего он хочет, он понесет к каждому из маленьких изображений подарок, попросит их о ходатайстве и скажет: «Это — жены нашего господа, дочери его и сыновья его». Итак, он не перестает обращаться с просьбой то к одному изображению, то к другому, просит их искать у них заступничества и униженно кланяется перед ними. Иногда же продажа пойдет для него легко, и он продаст. Тогда он говорит: «Господь мой удовлетворил мою потребность, и мне следует вознаградить его». И вот он берет некоторое число овец или рогатого скота, убивает их, раздает часть мяса, а оставшееся несет и оставляет между тем большим бревном и стоящими вокруг него маленькими, и вешает головы рогатого скота или овец на это воткнутое в землю дерево. Когда же наступит ночь, придут собаки и съедят все это. И говорит тот, кто это сделал: «Господь мой уже стал доволен мною и съел мой дар».

  Если кто-либо из них заболел, то они разобьют для него палатку в стороне от себя, оставят его в ней, положат вместе с ним некоторое количество хлеба и воды и не приближаются к нему и не говорят с ним, особенно если он бедняк или невольник20, но если это лицо, которое имеет толпу родственников и слуг, то люди посещают его во все эти дни и справляются о нем. Итак, если он выздоровеет и встанет, то возвратится к ним, а если он умрет, то они его сожгут. Если же он был невольник, они оставят его в его положении, его едят собаки и хищные птицы.

  Если они поймают вора или грабителя, то они поведут его к длинному толстому дереву, привяжут ему на шею крепкую веревку и подвесят его на нем навсегда, пока он не распадется на куски от ветров и дождей.

Похороны знатного руса. Г. Семирадский

  Мне не раз говорили, что они делают со своими главарями21 при смерти дела, из которых самое меньшее — сожжение, так что мне все время очень хотелось познакомиться с этим, пока не дошла до меня о смерти одного выдающегося мужа из их числа. Итак, они положили его в его могиле и покрыли ее над ним настилом на десять дней, пока не закончат кройки его одежд и их сшивания.

  А именно: если это бедный человек из их числа, то делают маленький корабль22, кладут его в него и сжигают его . Что же касается богатого, то собирают то, что у него имеется, и делят это на три трети, причем одна — для его семьи23, треть на то, чтобы скроить для него одежды, и треть, чтобы на нее приготовить набиз, который они пьют до дня, когда его девушка убьет сама себя24 и будет сожжена вместе со своим господином. Они, злоупотребляя набизом, пьют его ночью и днем, иной из них умрет, держа кубок в руке.

  Они в те десять дней пьют и сочетаются и играют на сазе. А та девушка, которая сожжет сама себя с ним, в эти десять дней пьет и веселится, украшает свою голову и саму себя разного рода украшениями и платьями и, так нарядившись, отдается людям.

  Если умрет главарь25, то его семья26 скажет его девушкам и его отрокам27: «Кто из вас умрет вместе с ним?» Говорит кто-либо из них: «Я». И если он сказал это, то уже обязательно, — ему уже нельзя обратиться вспять. И если бы он захотел этого, то этого не допустили бы. Большинство из тех, кто это делает, — девушки. И вот когда умер тот муж, о котором я упомянул раньше, то сказали его девушкам: «Кто умрет вместе с ним?» И сказала одна из них: «Я». Итак, ее поручили двум девушкам, чтобы они охраняли ее и были бы с нею, куда бы она ни пошла, настолько, что иногда мыли ей ноги своими руками. И они принялись за его дело, — за кройку для него одежд и устройство того, что ему нужно. А девушка каждый день пила и пела, веселясь, радуясь будущему.

  Когда же наступил день, в который должны были сжечь его и девушку, я прибыл к реке, на которой его корабль, — вот он уже вытащен и для него поставлены четыре устоя28 из дерева хаданга29 и из другого дерева , и вокруг них поставлено также нечто вроде больших помостов из дерева. Потом был протащен, пока не был помещен на это деревянное сооружение. И они стали его охранять, ходить взад и вперед и говорить речью30, для меня непонятной. А он был еще в своей могиле, они не вынимали его.

  В середину этого корабля они ставят шалаш из дерева и покрывают этот шалаш разного рода «кумачами»31. Потом они принесли скамью, поместили ее на корабле, покрыли ее стегаными матрацами и византийской парчой, и подушки — византийская парча. И пришла женщина старуха, которую называют ангел смерти32, и разостлала на скамье упомянутые нами выше постилки. Это она руководит его обшиванием и его устройством, и она убивает девушек. И я увидел, что она старуха-богатырка, здоровенная, мрачная.

  Когда же они прибыли к его могиле, они удалили землю с дерева , удалили дерево и извлекли его в покрывале, в котором он умер. И я увидел, что он уже почернел от холода этой страны. Еще прежде они поместили с ним в могиле набиз, плод и лютню. Теперь они вынули все это. И вот он не завонял, и в нем ничего не изменилось, кроме его цвета. Тогда они надели на него шаровары33, гетры, сапоги, куртку, парчовый хафтан с пуговицами из золота, надели ему на голову шапку из парчи, соболью, и понесли его, пока не внесли его в находившийся на корабле шалаш, посадили его на стеганый матрац, подперли его подушками и принесли набиз, плод, разного рода цветы и ароматические растения и положили это вместе с ним. И принесли хлеба, мяса и луку и оставили это перед ним. И принесли собаку, рассекли ее пополам и бросили ее в корабль. Потом принесли все его оружие и положили его рядом с ним. Потом взяли двух лошадей и гоняли их до тех пор, пока они не вспотели. Потом рассекли их мечами и бросили их мясо в корабле. Потом привели двух коров, также рассекли их и бросили их в нем. Потом доставили петуха и курицу, убили их и оставили в нем34.

  Собирается много мужчин и женщин, играют на сазах и каждый из родственников умершего ставит шачаш поодаль от его шалаша. А девушка, которая хотела быть убитой, разукрасившись, отправляется к шалашам родственников умершего, ходя туда и сюда, входит в каждый из шалашей, причем с ней сочетается хозяин шалаша и говорит ей громким голосом: «Скажи своему господину: «Право же, я совершил это из любви и дружбы к тебе»35». И таким же образом, по мере того как она проходит до конца шалаши, также остальные с ней сочетаются.

  Когда же они с этим делом покончат, то, разделив пополам собаку, бросают ее внутрь корабля, а также отрезав голову петуху, бросают справа и слева от корабля.

  Когда же пришло время спуска солнца36, в пятницу, привели девушку к чему-то, сделанному ими еще раньше наподобие обвязки ворот. Она поставила свои ноги на ладони мужей, поднялась над этой обвязкой , и произнесла какие-то слова на своем языке, после чего ее спустили. Потом подняли ее во второй раз, причем она совершила подобное же действие, и в первый раз. Потом ее опустили и подняли в третий раз, причем она совершила то же свое действие, что и в первые два раза. Потом ей подали курицу, — она отрезала ей голову и швырнула ее . Они взяли эту курицу и бросили ее в корабль. Итак, я спросил переводчика о ее действиях, а он сказал: «Она сказала в первый раз, когда ее подняли: «Вот я вижу своего отца и свою мать», — и сказала во второй раз: «Вот все мои умершие родственники37, сидящие», — и сказала в третий раз: «Вот я вижу своего господина, сидящим в саду, а сад красив, зелен, и с ним мужи и отроки, и вот он зовет меня, — так ведите же меня к нему».

  Итак, они прошли с ней в направлении к кораблю. И она сняла два браслета, бывшие при ней, и отдала их оба той женщине-старухе, называемой ангел смерти, которая ее убьет. И она сняла два бывших на ней ножных кольца и дала их оба тем двум девушкам, которые служили ей, а они обе — дочери женщины, известной под названием ангел смерти.

  После этого та группа , которые перед тем уже сочетались с девушкой, делают свои руки устланной дорогой для девушки, чтобы девушка, поставив ноги на ладони их рук, прошла на корабль38. Но они не ввели ее в шалаш. Пришли мужи, с собою щиты и палки, ей подали кубком набиз. Она же запела над ним и выпила его. И сказал мне переводчик, что она этим прощается со своими подругами39. Потом ей был подан другой кубок, она же взяла его и долго тянула песню, в то время как старуха торопила ее выпить его и войти в палатку, в которой ее господин.

  И я увидел, что она растерялась, захотела войти в шалаш, но всунула свою голову между ним и кораблем. Тогда старуха схватила ее голову и всунула ее в шалаш и вошла вместе с ней, а мужи начали ударять палками по щитам, чтобы не был слышен звук ее крика, вследствие чего обеспокоились бы другие девушки и перестали бы стремиться к смерти вместе со своими господами40. Затем вошли в шалаш шесть мужей из родственников ее мужа и все сочетались с девушкой в присутствии умершего. Затем, как только они покончили с осуществлением прав любви, уложили ее рядом с ее господином. Двое схватили обе ее ноги, двое обе ее руки, пришча старуха, называемая ангел смерти, наложила ей на шею веревку с расходящимися концами и дала ее двум , чтобы они ее тянули, и приступила , имея огромный кинжал с широким лезвием. Итак, она начала втыкать его между ее ребрами и вынимать его, в то время как оба мужа душили ее веревкой, пока она не умерла.

  Потом явился ближайший родственник умершего, взял палку и зажег ее у огня. Потом он пошел, пятясь задом, — затылком к кораблю, а лицом к людям, зажженную палку в одной руке, а другую свою руку на заднем проходе, будучи голым, — чтобы зажечь сложенное дерево, под кораблем. Потом явились люди с деревом и дровами. У каждого из них была палка, конец которой он зажег. Затем бросает ее в это дерево. И берется огонь за дрова, потом за корабль, потом за шалаш, и мужа, и девушку, и все, что в нем . Потом подул ветер, большой, ужасающий, и усилилось пламя огня и разгорелось его пылание. Был рядом со мной некий муж из русов. И вот я услышал, что он разговаривает с бывшим со мной переводчиком. Я спросил его о том, что он ему сказал. Он сказал: «Право же, он говорит: «Вы, арабы, глупы»». Я же спросил его об этом. Он сказал: «Действительно, вы берете самого любимого вами из людей и самого уважаемого вами и оставляете его в прахе, и едят его насекомые и черви, а мы сжигаем его в мгновение ока, так что он немедленно и тотчас входит в рай41». Потом он засмеялся чрезмерным смехом. Я же спросил об этом, а он сказал: «По любви господа его к нему, он послал ветер, так что он возьмет его в течение часа42». И в самом деле, не прошло и часа, как корабль, и дрова, и девушка, и господин превратились в золу, потом в пепел.

  Потом они соорудили на месте этого корабля, который они вытащили из реки, нечто вроде круглого холма и водрузили в середине его большое бревно хаданга43, написали на нем имя мужа и царя русов и удалились.

  Он сказал: Один из обычаев царя русов тот, что вместе с ним в его очень высоком44 замке45 постоянно находятся четыреста мужей из числа богатырей46, его сподвижников, причем находящиеся у него надежные люди из их числа умирают при его смерти и бывают убиты из-за него. С каждым из них , которая служит ему, моет ему голову и приготовляет ему то, что он ест и пьет, и другая девушка, он пользуется как наложницей в присутствии царя. Эти четыреста сидят, а ночью спят у подножия его ложа. А ложе его огромно и инкрустировано драгоценными самоцветами. И с ним сидят на этом ложе сорок девушек для его постели. Иногда он пользуется как наложницей одной из них в присутствии своих сподвижников, о которых мы упомянули. И этот поступок они не считают по-стыдным. Он не спускается со своего ложа, так что если он захочет удовлетворить некую потребность, то удовлетворит ее в таз, а если он захочет поехать верхом, то он подведет свою лошадь47 к ложу таким образом, что сядет на нее верхом с него, а если сойти , то он подведет свою лошадь48 настолько , чтобы сойти со своей лошади на него. И он не имеет никакого другого дела, кроме как сочетаться , пить и предаваться развлечениям. У него есть заместитель49, который командует войсками, нападает на врагов и замещает его у его подданных.

  Их отличные люди проявляют стремление к кожевенному ремеслу и не считают эту грязь отвратительной.

  В случае, если между двумя лицами возникнет ссора и спор, и их царь не в силах достигнуть примирения, он выносит решение, чтобы они сражались друг с другом мечами, и тот, кто окажется победителем, на стороне того и правда.

(Перевод А.П. Ковалевского по: Ибн Фадлан 1956. С. 141-146)

Тема 5

ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ

ВОСТОЧНЫХ СЛАВЯН (VI-IX вв.)

План

  1. Общая характеристика развития восточных славян в VI-IX вв.

  2. Византийские источники VI-IX вв.

  3. Западноевропейские источники VI-IX вв.

  4. Арабские источники VI-IX вв.

1. Общая характеристика развития восточных славян в VI-IX вв.

Единая славянская общность, получившая название «праславяне» или «древние славяне», которая выделилась в середине II тысячелетия до н. э. из индоевропейской группы племен, в VI веке н. э. разделилась на три ветви: западные славяне (современные поляки, чехи, словаки), южные (современные болгары, сербы, хорваты) и восточные славяне, ставшие предками русского, белорусского и украинского народов.

В VI в. восточные славяне представляли собой 15 крупных племен: поляне, древляне, северяне, уличи, тиверцы, полочане, вятичи, кривичи, дреговичи, радимичи, ильменские словене, бужане, волыняне и др. Они расселились в бассейне реки Днепр, в районе среднего и верхнего его течения.

В период VI-IX веков восточнославянское общество находилось на стадии разложения первобытнообщинного (родового) строя и перехода к феодализму, а именно – на стадии складывания предпосылок для возникновения классов и государства. Для этого периода были характерны следующие главные процессы.

Основные процессы в экономике:

  1. развитие пашенного земледелия как главной отрасли хозяйства;

  2. возникновение ремесла;

  3. возникновение собственной денежной системы и развитие торговли.

Основные процессы в социальной и политической сферах:

1) распад родовой общины на от­дельные семьи, превращение семьи в основную хозяйственную едини­цу, объединение семей в территориальные общины по принципу соседства, а не родства, то есть переход от родовой общины к соседской;

2) превращение родовой собственности на средства производства и продукты труда в семейную и личную собственность при сохранении в общинной собственности пастбищ, сенокосных угодий, водоемов и лесов;

3) возникновение городов, первыми и наиболее древними из которых были Киев и Новгород, возникшие предположительно в VI веке;

  1. складывание предпосылок для возникновения государства.

Государство – это социальный институт управления обществом в целом, обеспечивающий внутренние и внешние условия существования общества, основанный на силе или возможности ее применения.

Социальный институт – устойчивое объединение людей для достижения общественно значимой цели.

В процессе складывания предпосылок государства у восточ­ных славян выделяются три этапа:

1) VI в. – образование трех крупных племенных союзов у восточных славян (Куява в районе Киева, Артания в районе Рязани или Черни­гова, Славия в районе Новгорода);

2) VII — VIII вв. – выделение двух центров складывающейся государствен­ности у восточных славян (Киев и Новгород);

3) IX в. – объединение Киева и Новгорода, образование раннефеодального государства Киевская Русь.

2. Византийские источники VI-IX вв.

На протяжение VI-IX вв. восточнославянские племена испытывали сильное политическое, экономическое и культурное влияние Византийской империи. Тесные контакты Византии с восточными славянами привели к тому, что сведения об экономическом, политическом и культурном развитии славян отразились в сочинениях многих византийских авторов.

1) Прокопий Кессарийский (VI в.) «История войны с готами». 8 томов. Прокопий Кессарийский был советником и секретарем византийского полководца Велизария, участвовал в походах против персов и остготов. Он одним из первых дал описание восточных славян, называя их антами и склавинами. Описывая общественных строй восточных славян, он определяет его как «народоправство или демократию». Под этим понимается развитая стадия первобытнообщинного строя, на которой племенами управлялись не только вождем, но и советом старейшин.

2) Менандр Протектор (VI в.) «История». Это произведение сохранилось частично. Дошедшие до настоящего времени фрагменты описывают события второй половины VI в. Менандр Протектор был офицером императорской гвардии и принимал участие в войнах Византии с варварскими племенами. В «Истории» описываются внешнеполитические отношения Византийской империи с аварами, тюрками, гуннами и славянами. На ряду с этим, автор приводит географические, этнографические и историко-культурные описания варварских народов. Информация Менандра характеризуется достаточной степенью достоверности, обилием и точностью непосредственных наблюдений. В частности, Менандр описывает один из эпизодов древнейшей славянской истории – войну славян с аварскими племенами 578 г.

3) Император Маврикий (правил в Византии в конце VI – начале VII вв., 582-602 гг.) «Стратегикон». «Стратегикон» является выдающимся памятником византийской военной литературы. Это была энциклопедия военно-теоретических сведений, предназначенная для теоретической подготовки военачальников и для практического применения в военных операциях против варварских племен. В «Стратегиконе» описываются методы борьбы Византии с варварскими племенами, в том числе и славянами, анализируются методы ведения боевых действий славянскими племенами. Кроме того, Маврикий приводит ряд этнографических и историко-культурных описаний славянских племен, которые он называет склавами и антами.

4) Константинопольский патриарх Фотий (IX в.) «Беседы и послания». Под этим названием объединена целая серия отдельных произведений, в которых описываются походы восточных славян на Византию, содержится информация о начале распространения христианства на Руси, об установлении русской епархии в Киеве в 867 г.

5) Неизвестный византийский автор IX в. «Житие Георгия Амастридского». Данное произведение относится к агиографической литературе. Агиография – вид религиозной литературы, содержащий жизнеописания святых. Описывается поход русов на византийский город Амастриду (в Малой Азии) в 840-842 гг. и крещение вождя русов.

3. Западноевропейские источники VI-IX вв.

История восточнославянских племен VI-IX вв. получила отражение и в ряде сочинений западноевропейских авторов. Важнейшими из западноевропейских источников являются следующие.

1) Готский историк Иордан (VI в.) «О происхождении и деянии готов». В сочинении Иордана содержатся описания племен и народов, чьи земли граничили с готами. Среди славянских племен Иордан выделяет три группы: склавины, которые занимали территорию от Дуная до Карпат; венеды, жившие на территории от Карпат до Днестра; анты, заселявшие территории к востоку от Днестра.

2) Франкский историк Пруденций (первая половина IX века). «Бертинские анналы». Пруденций был придворным капелланом Людовика Первого, императора Франкской державы, образовавшейся после распада Священной Римской империи (Людовик Первый Благочестивый – сын Карла Великого, императора Священной Римской империи). Бертинские анналы представляют собой хронику исторических событий по годам. Под 839 г. помещено сообщение о народе рос, послы которого прибыли к византийскому императору Феофилу. Это свидетельство является одним из самых ранних упоминаний о Руси в западной Европе.

4. Арабские источники VI-IX вв.

Среди арабских источников по истории восточных славян важнейшее место занимают труды арабских путешественников-географов. Главными из них являются следующие.

2) Арабский историк и географ аль-Якуби (IX в.) «История». Излагает события всемирной истории с библейских времен до 872 года. Описывая военные действия арабов в Закавказье, упоминает князя одного из восточнославянских племен, принимавшего участие в войне.

3) Иранский историк и богослов ат-Табари (839-923 гг.) «История пророков и царей». Содержится упоминание о славянах как об одном из народов Восточной Европы. Славянские племена называются «ас-сакалиба».

4) Иранский географ Ибн-Хордадбех (жил в 820-913 гг.) «Книга путей и государств» (написана в 846 г.). В ней дается историко-географическое описание Арабского Халифата и сопредельных территорий. В сочинении содержатся краткие упоминания о славянах и русах: автор пишет, что русы – это одно из славянских племен.

В целом письменные зарубежные источники VI-IX вв. представляют собой важнейшую группу источников, поскольку первые русские письменные источники, описывающие этот период, были созданы почти через 200 лет после рассматриваемых событий.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *