ЛЕХАИМ МАРТ 2009 АДАР 5769 – 3(203)

ИСПЫТАНИЯ ОТ Б-ГА ЧЕЛОВЕКУ ВО БЛАГО

Берл Лазар

В последнее время в наших беседах часто звучит тема трудностей, которые приходится переживать по тому или иному поводу. Мы говорили о трудностях, с которыми столкнулись в связи с мировым финансовым и экономическим кризисом; о бедах, которые обрушились на наших братьев в Израиле в результате непрекращающихся террористических вылазок «Хамас» с территории сектора Газа… Люди спрашивают: в чем причина всех этих испытаний? Почему Б‑г допускает, чтобы мы страдали?

Многие считают, что трудностями и испытаниями Б‑г наказывает нас за плохое поведение. На самом деле правильное еврейское отношение к проблеме иное: Б‑г дает нам испытания, чтобы мы могли измениться к лучшему. И тогда после периода бедствий наступает улучшение, а сами трудности становятся как бы трамплином для человека, дабы он мог подняться выше в материальном, физическом и духовном плане.

Любой врач объяснит, что боль – это не наказание. Если у человека болит – это значит, где-то что-то не в порядке, и внутренние силы организма мобилизуются, чтобы победить болезнь. Если есть повреждение, а боли нет – значит, организм не мобилизуется на борьбу, и человек может умереть.

Б‑г – не милиционер, который штрафует нас, например, за нарушение правил движения. Он не хочет, чтобы нам стало плохо. Кстати, ведь и милиционер, когда штрафует нарушителя, делает это не со зла, а ради добра, чтобы пешеходы и водители соблюдали закон. Но милиционер не обязан нас любить. Между тем Б‑г – наш Отец, Он любит нас по-настоящему, как детей Своих. Так что для Него наказание – тем более не цель, Он хочет, чтобы любимые дети стали лучше!

Но значит ли это, что дети должны быть избавлены от трудностей и испытаний? Подумайте, как вы сами воспитываете своих детей, вспомните, как вас воспитывали родители. Создать ребенку тепличные условия – это не самый правильный способ обеспечить ему хорошую жизнь. Чтобы вырасти сильным, чтобы уметь добиваться поставленных целей, чтобы получить правильные моральные представления – для достижения всего этого необходимо научиться преодолевать препятствия.

Есть хасидская притча о царе, у которого был неблагодарный сын. Отец давал ему все, чего тот ни потребует, даже предугадывал его самые трудноисполнимые желания – и ни слова благодарности в ответ. Подданные любили царя за то, что он о них заботился, а от родного сына он ни разу не услышал даже «спасибо». Что делать? Советник царя предложил: «Ты должен изгнать сына из дворца на три дня – пусть поживет обычной жизнью, столкнется с трудностями. Тогда он научится ценить добро». Царю тяжело было пойти на это, ведь он очень любил сына, но делать нечего: советник прав, если позволить сыну оставаться таким эгоистом, он станет плохим царем, и тогда всему государству придет конец. Царевича выставили за ворота, трое суток он голодал, спал где придется, вынужден был выполнять тяжелую работу за кусок хлеба – зато по истечении срока испытания, когда отец вновь ввел его во дворец, это был другой человек! Он осознал свои ошибки, стал платить добром за добро, заботиться о своих родителях и своем народе.

Иные скажут, что вот де царь наказал сына и тот исправился. Но то, что предложил советник и сделал царь, не было «наказанием» в привычном смысле этого слова. Цель здесь была не в том, чтобы показать царевичу: вот он плохой и ему за это тоже сделали плохо. Царевич не был «плохим» – он просто не использовал свой потенциал добра. Чтобы позволить ему раскрыть свою душу, проявить свои силы, надо было подвергнуть его испытаниям, поставить перед лицом жизненных трудностей.

Именно для того, чтобы каждый из нас мог в полной мере реализовать свой позитивный потенциал, существуют трудности, которые нам посылает Г‑сподь. Его действия можно сравнить с поведением хорошего тренера. Спортсмен, даже с самыми лучшими физическими данными, никогда не установит рекорда, если тренер работает с ним, что называется, «в щадящем режиме». Хороший тренер – это именно тот, кто подвергает своего подопечного экстремальным нагрузкам, позволяющим проявиться всем талантам спортсмена.

Но хороший тренер никогда не даст спортсмену нагрузку, которая тому не по плечу. Подвергнуть тяжелому испытанию необходимо, но подвергнуть испытанию непосильному – этого настоящий тренер никогда не сделает, потому что знает, что так можно только загубить растущий талант, подорвать в нем веру в победу. И точно так же поступает Б‑г! Мы, евреи, знаем и верим в то, что Б‑г никогда не подвергнет человека испытанию, которое тот не способен выдержать.

В известном анекдоте говорится, что однажды Б‑г призвал священника, муфтия и раввина и сказал им: «Ваша паства совсем испортилась – не могут жить в мире, все время грешат. Мое терпение иссякло. Я обрушу на землю новый потоп через три дня!» Священник тут же собрал людей в церкви, приказал им молиться и совершать добрые дела, чтобы после потопа попасть в рай. Муфтий тоже собрал мусульман в мечети, призвал к молитве и покаянию. А раввин обратился к евреям в синагоге так: «Вы доигрались – Б‑г решил устроить новый потоп. Вам осталось три дня, чтобы научиться дышать под водой».

Здесь в шутливой форме высказана очень глубокая мысль о еврейском подходе к испытаниям, которые нам приходится преодолевать. Можно сказать так: Б‑г меня наказывает, потому что я плохой. Однако верующий еврей скажет: Б‑г хочет, чтобы я использовал всего себя – все силы, всю душу, весь свой потенциал, – чтобы преодолеть поставленное Им препятствие и добиться победы!

А чтобы добиться победы, необходима очень важная вещь – вера. Вера спортсмена в то, что тренер работает с ним правильно. Вера ребенка в то, что советы родителей ему во благо. Вера каждого человека в то, что наш общий Отец и Создатель нас любит и желает нам добра. А значит, поможет победить, если мы будем следовать Его указаниям.

Пословица говорит: «Надежда умирает последней». Добавим к этому: вера не умирает вообще никогда.

Господь если посылает человеку испытания, то дает силы эти испытания перенести. Порой это трудно понять, еще труднее принять…

Мы приходим в одиночестве в этот мир и уходим в одиночестве.

Ошо

Знаменитый русский ученый Владимир Михайлович Бехтерев, основатель первого в мире научного центра по психологии и неврологии, в своих научных трудах писал о том, что по результатам его исследований только 20 % людей доживают до старости в светлом уме и доброй памяти. Остальные 80 % ложатся тяжким бременем на руки детей и внуков.

Уже несколько лет прошло со смерти моей дорогой мамочки, а события того тяжелого времени до сих пор не стираются в моих воспоминаниях. Хочу, в первую очередь, поблагодарить самого дорогого мне человека, который разделил горькие минуты, чье сильное мужское плечо и крепкие руки, а поддержка не просто словами – а делом, помогли мне справиться с тяжелой, порой непосильной ношей, достойно пройти этот самый трудный отрезок жизненной дороги.

В последние годы жизни моя мама, в силу своего преклонного возраста, не выходила из дома, передвигалась с трудом, используя ходунки. К тому же она почти ничего не видела. Зрение составляло десятые доли, даже сотые, процента. Это означает, что человек с трудом видит очертания предметов. Например, чтобы определить, есть ли в чашке вода, она туда опускала палец, порой вздрагивала, обжегшись горячим чаем. Чтобы обратиться, нужно было громко кричать на ухо. За ней было нелегко ухаживать, но самое ужасное, как оказалось, ждало впереди…

Несмотря на физическую немощь, мама сохраняла бодрость духа. Врач-психиатр при обследовании задала множество тестов и вопросов. Результат очень удивил специалиста. «У вашей мамы ясный ум и прекрасная память. В таком почтенном возрасте такое бывает достаточно редко. Это следствие того, что она всю жизнь занималась умственной деятельностью (была учителем математики – прим. авт.), тренировала мозг». «Напишите, бабушка, что-нибудь, ваше желание», – обратилась напоследок врач. Та дрожащей рукой протянула ей листок бумаги, где неровным почерком, практически наощупь было выведено: «Я хочу жить!»…

В один из дней она сидела на своей кровати и вдруг неожиданно сникла, склонила голову набок, будто заснула. Хотя и раньше подобное бывало, но на этот раз все было гораздо печальнее. С этого момента моя жизнь изменилась на до… и после.

После безуспешных попыток растормошить, пришлось звонить в скорую, объяснять ситуацию. Что делать: мать престарелая, инвалид, находится без сознания. Были большие сомнения, что скажут так: «А что вы хотите? Возраст такой». На том конце провода ответил молодой доктор, его ответ подарил надежду, что все будет хорошо: «Ну что ж, будем лечить, наша обязанность, она этого заслужила. Отправляем бригаду».

Когда привезли в больницу, в приемном покое благодаря усилиям медиков мама понемногу вышла из состояния, угрожающего жизни. Начала двигать руками, поворачивать голову. Было решено отправить не в реанимацию, а в отделение. В палате, куда ее положили, уже было 5 человек. Когда привезли еще одного, да к тому же лежачего, пациенты были, конечно же, недовольны. Состояние не улучшалось. Она не понимала, где находится. Для больных в палате появление такого тяжелобольного человека было большим шоком. С тяжелым сердцем я покинула стены отделения.

На следующий день после работы я поспешила в больницу. Грустные мысли не давали покоя. Как она там, одна среди чужих людей, в таком беспомощном состоянии… На самом деле была приятно удивлена, что все чисто убрано, аккуратно, с учетом того, что человек не ходячий, сам себя не обслуживает. Да, наверно, по-другому, было невозможно, больные в палате стали бы возмущаться. Спросила у соседок по палате, дали ли покушать, вернее, покормили ли с ложечки, сама она это сделать уже была не в состоянии. Оказалось, что да, санитарочка молодец, выполнила свою работу. Впрочем, не знаю, входит ли это в круг ее обязанностей. На мой вопрос с соседней койки одна больная злобно заявила: «А знаете ли, что это же ваша обязанность, а не кого-то другого прийти покормить, это только ваши проблемы». Я ей ответила: «Уважаемая, а как вы себе представляете, мне же на работу с самого утра. Как по-вашему, она день голодная должна лежать? И знаете, что я вам желаю. Не дай Бог, чтобы вы когда-нибудь оказались в таком беспомощном состоянии. И пусть у вас всегда будет близкий человек, который будет за вами ухаживать, что бы ни случилось». Ответа не последовало. Горько осознавать непонимание людей. А поймут они и начнут сопереживать только тогда, когда сами пройдут через подобные испытания.

Пока мама была в больнице, пришлось столкнуться еще с одной проблемой. Как раз в эти дни ей почтальон домой должен был принести пенсию. Пришлось обратиться к заведующей отделением больницы, чтобы мне написали доверенность на получение. Ответ был такой: ни один юрист не возьмет на себя ответственность выдать подобный документ, если человек не может ответить на вопросы, потерял связь с действительностью. Но все мои доводы, что я дочь, кроме меня, близких родственников нет, я живу с ней, прописана в квартире и веду совместное хозяйство, в конце концов, деньги нужны на лекарства, не возымели действия. Нужно лишать дееспособности и оформлять опекунство. Это делается через суд и занимает достаточно длительное время, дело не одного месяца.

Каждый день с тяжелым сердцем я посещала маму. Косые взгляды и недовольство ее соседок по палате, весь этот внешний негатив было нелегко перенести. Большая благодарность врачам и медперсоналу нашей больницы, отделению терапии, которые лечили маму, за их работу. Несмотря на неизлечимую болезнь, на всю сложность ситуации, они сделали все возможное, поддержали, провели необходимое лечение. Благодаря этому удалось хоть и ненадолго, возвратить мою маму к жизни. Когда я забирала ее домой, санитарки и медсестры встречали меня с большим облегчением. Что ж, понять их можно: ухаживать за человеком, прикованным к постели, – тяжкий, неблагодарный труд. Были очень приветливы и вежливы даже соседки по палате, чего не наблюдалось за ними ранее.

Но прежде, чем забрать из больницы, нужно было решить вопрос, как транспортировать на носилках лежачего человека домой. Пришлось звать на помощь двух крепких мужчин из числа соседей. А также заказывать платную услугу – перевозку скорой помощью. Для этого нужно потратить уйму времени. Хотя, по сравнению со всем остальным, это просто мелочи.

Дома помимо всех прочих сложностей ухода за лежачим человеком, проблемы нарастали как снежный ком. Мама уже совсем не подымалась с кровати до конца своих дней. Она настолько потеряла связь с окружающим миром, что не понимала, где находится, кто перед ней, с каждым днем состояние здоровья ухудшалось. Сахарный диабет дал осложнение, на ногах внизу стали появляться красные пятна, затем они чернели, увеличивались в размере. Вердикт хирурга был неутешителен – все симптомы развития страшной болезни – гангрены. Обработка незаживающих ран, из которых сочилась кровь, постоянные перевязки по нескольку раз на день, поддержание чистоты очень выматывали силы. К тому же, ночью мама перестала спать, мучилась от сильнейших болей. Позже стала путать день и ночь, громко звать всех, кого знала, знакомых и родных, живых и умерших. Причем делала это достаточно громко. Ночью это сложно было выдержать, ведь утром нужно было спешить на работу.

Утром выходного дня, устав от бессонных ночей, пришлось отправиться к дежурному врачу за помощью. Пожилой, довольно опытный доктор, повидавший, видимо, многое за время своей работы, сказал: «А ничего вы не сделаете. Доживает уже она. Вы днем не давайте спать. Тогда и ночь будет спокойная. А таблетки, которые облегчают ее состояние, очень тяжело подобрать в таком возрасте, и не всегда они помогают». Как днем развлекать, если нужно на работу? Что ж, остается только смириться со своей горькой участью и терпеть дальше.

Следующим сложным этапом в борьбе с болезнью стал поиск человека, кто бы приходил днем, пока я на работе. Опытные сиделки запросили за свои услуги такую сумму, что одной пенсией было не обойтись. После объявления в газете: «Требуется человек по уходу за тяжелобольным с оформлением» откликнулось несколько желающих. Максимум на что они были готовы – разогреть еду, покормить с ложечки, почитать книжку. Поменять памперс? Боже упаси. Ни за какие деньги. А ведь лежачему человеку на самом деле необходимо множество процедур. Повернуть на бок, обработать пролежни, сделать перевязки, массаж. Усадить, перестлать постель, умыть, привести в порядок. Одна перевязка и обработка ран занимает уйму времени. Несколько раз в день такого человека рекомендуется переворачивать, менять положение тела, чтобы избежать образования таких неприятных последствий нахождения в лежачем положении, как пролежни, бороться с которыми потом чрезвычайно трудно. Как успеть все это, а ведь утром нужно бежать на работу. Понять трудности может только тот, кто ухаживал за тяжелобольными, прикованными к постели. Вдобавок еще нужна и мужская сила, чтобы человека поднять с постели, усадить, потом обратно уложить. А отнести в ванную, чтобы помыть, и двое крепких мужчин чуть справятся…. А тут предлагают книжки почитать…

«Часто спрашиваю себя, достаточно ли она слышала от меня слов любви и благодарности. И всегда упрекаю себя, что нет. Приходится горько сожалеть об этом…

Разговариваю с одной такой соискательницей. Женщина на пенсии, ищет подработку. «На какую сумму вы рассчитываете?», – спрашиваю. «Ну, хотя бы два с половиной миллиона (до деноминации – прим. авт.), это минимум», – отвечает. «А что вы готовы делать?» «Ну, таблетки дать, покормить, давление измерить», – ответ таков. Когда услышала, что необходима периодически смена подгузников, сразу дает от ворот поворот. А за что же платить такие деньги, сравнимые с размером пенсии, чтобы посидеть рядом? Просто нет слов, человеческая наглость не имеет границ. Найти того, который хотя бы имел отдаленное понятие о том, в какой помощи нуждается человек, прикованный к постели, не удалось совсем. Такое впечатление, что все живут в каком-то ином мире, где нет места болезням и несчастьям.

Чтобы решить эту проблему, за помощью обратилась в управление по труду, занятости и социальной защите. Тут, можно сказать, повезло. У них штат в ближайшее время должен был пополниться еще одним человеком – сиделкой. Поставили на очередь. Стоимость такого социального обслуживания на дому была довольно невысокая. Это был бы неплохой выход из положения.

Когда же наконец-то прозвучал долгожданный звонок из управления, и на том конце провода сообщили, что женщина наконец-то оформлена и выходит на работу буквально со следующего дня, было уже слишком поздно. Пришел тот горький час, когда мама перестала есть, лежала, не двигаясь, молча. Отсчет шел уже на последние дни, часы. Участковый врач пришла на вызов и сказала: «Вы сделали, что смогли. Человек угасает, больше помочь ей никто не в силах».

Так закончился земной путь моей дорогой мамы. Она была ветераном труда, всю трудовую жизнь проработала учителем в сельской школе, у нее была нелегкая жизнь. Была уважаемым, просто хорошим, очень порядочным человеком, ее помнят ученики. Прожила долгую жизнь, не каждому Бог дает 90 лет. У нее была достойная старость, а я, как положено, выполнила свою главную обязанность перед матерью, как смогла, ухаживала и облегчила ее последние страдания.

Р. S.

После всех этих событий у меня полностью изменилось отношение к жизни. Такие испытания на самом деле даются не просто так. Они закаляют, делают нас мудрее, терпимее, добрее. Дают глубокое осмысление самого существования человека, поиска смысла бытия и счастья. Жить надо здесь и сейчас, ценить каждый миг общения со своими родными и близкими людьми, уметь радоваться каждому светлому дню, дорожить и беречь маленькую частичку счастья – свою семью. Просто жить, принимать людей и окружающий мир такими, какие они есть. Ведь неизвестно, какой сюрприз преподнесет жизнь завтра.

А самое страшное, что может случиться, – это тяжелая болезнь, а еще страшнее стать в тягость кому-то, нуждаться в посторонней помощи. Важно иметь рядом родных, тех, кто поможет. Ведь часто рассчитывать приходится только на свои силы. Стать обузой для окружающих, быть не в состоянии распоряжаться своей жизнью, зависеть от кого-то, не приведи Господь. А близкие люди, как и друзья, познаются в тяжкую годину испытаний. «Memento мori» – живи, но помни о смерти.

Елена ШУТИК.

В новосибирском центре «Вектор» назвали срок действия разрабатываемой там вакцины от коронавируса – минимум полгода. При этом, по словам специалистов, состав препарата никак не ограничивает его повторное использование, то есть ревакцинацию. Вакцина уже доказала свою безопасность и способность формировать точный иммунный ответ, клинические испытания должны завершиться 30 сентября. Тем временем полным ходом идут масштабные пострегистрационные испытания другой российской вакцины «Спутник-V», разработанной центром Гамалеи. Состояние добровольцев отслеживают с помощью умных браслетов, которые круглосуточно фиксируют основные медицинские показатели.

— Показывает температуру, давление, пульс.

Обычный фитнес-браслет как личный доктор. Главный врач 2-й инфекционной больницы Москвы теперь все время под наблюдением. 9 сентября Светлана Краснова сделала себе первую прививку от COVID-19.

«Не было ни повышения температуры, ни давления. Самочувствие у меня хорошее», – рассказывает Светлана Краснова, главный врач 2-й инфекционной клинической больницы Москвы.

30 сентября она сделает себе вторую прививку. Решила испытать вакцину на себе, чтобы не испытывать себя на прочность к коронавирусу. Насколько опасен СOVID-19, в этой больнице знают.

«Наша больница принимает ковидных пациентов уже с 1 марта. И за этот период времени прошло больше 5 тысяч человек. К сожалению, мы не всем смогли помочь», – говорит Светлана Краснова, главный врач 2-й инфекционной клинической больницы Москвы.

Около 400 человек уже привились от коронавируса, больше 55 тысяч подали заявки. Стать добровольцем не каждый сможет.

«Если у пациента температура, естественно, в исследовании он принять участие не может. Кроме того, мы выявили у одной пациентки беременность, о которой она не знала», – объясняет Андрей Тяжельников, главный врач КДП №121 – главный внештатный специалист по первичной медико-санитарной помощи взрослому населению Департамента здравоохранения Москвы.

Братья Марковы уже неделю ведут дневники – это обязательное условие для тех, кто привился. Они должны отмечать, как самочувствие. Сегодня оно уже неплохое.

«В первый же день у меня поднялась температура. Когда тебе делают прививки, такое бывает», – рассказывает участник испытаний Лаврентий Марков.

В центре телемедицины ведут дистанционный контроль, врачи сами ежедневно звонят пациентам.

— Вы отмечали ухудшение состояния после вакцинации?

— У меня было такое ощущение, что ее вообще не проводили.

Наблюдать за вакцинированными будут в течение шести месяцев. Такие масштабные исследования даже на международном уровне проводятся редко.

«Мы не можем пропустить ни один симптом. Происходит детальное обсуждение с пациентом каждого симптома», – поясняет Мария Соколова, руководитель телемедицинского центра.

К третьей фазе клинических исследований подошли в научном центре «Вектор». Свой вариант пептидной вакцины здесь уже испытали на 100 добровольцах.

«На третьем этапе, когда изучается эффективность вакцины, будут приглашены для исследований не менее 3 тысяч добровольцев. Пожизненный иммунитет эта вакцина не создает. Я бы советовал через 1-2-5 лет пройти ревакцинацию», – сообщил Алексадр Рыжиков, заведующий отделом зоонозных инфекций и гриппа ФБУН ГНЦ ВБ «Вектор».

В институте Чумакова еще только приступают к клиническим испытаниям инактивированной вакцины. Для первой стадии набрали 200 человек. Исследование будет проходить в Санкт-Петербурге, Кирове и Новосибирске.

«Должны расцветать 100 цветов, и должны соперничать 100 школ, как сказал когда-то забытый политик. На самом деле, вакцин в этой ситуации должно быть несколько», – считает Айдар Ишмухаметов, генеральный директор ФГБНУ ФНЦИРИП им. М.П. Чумакова РАН.

26 кандидатных вакцин готова предложить Россия, всего в мире разрабатывается 170 платформ. Отечественная вакцина «Спутник-V» уже запущена в серийное производство параллельно с заключительным этапом испытаний.

— Будет ли вторая волна?

— Коллеги, как вы себя будете вести, дорогие друзья, так и будет развиваться процесс. Спасибо большое, – отвечает Михаил Мурашко, министр здравоохранения РФ.

Михаил Мурашко торопился, в аудитории Сеченовского университета его ждали студенты-медики. Его спросили, как изменилась востребованность медицинских специальностей после пандемии.

«Пока мы еще находимся в пандемии, у нас сегодня на стационарных койках 99 тысяч пациентов. Что точно изменилось, так это то, что врачи любой специальности должны знать инфекционную патологию», – ответил министр здравоохранения.

Им пришлось перестраиваться: кардиологи, неврологи и хирурги в ковидных госпиталях до сих пор лечат инфекцию. Подбирают к вирусу ключи. Но лучшая защита – это вакцинация.

— На мой взгляд, прививаться, наверное, все-таки надо. Потому что это какая-то степень защиты от коронавирусной инфекции, — поясняет Валерий Вечорко, главный врач ГКБ №15 им. О.М. Филатова.

— Сами-то будете прививаться?

— Да.

Медицинских работников прививать будут первыми, они каждый день в зоне риска.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *