В 1990-е годы в Рыльский Свято-Николаевский монастырь в Курской области нескончаемым потоком потянулись люди со всех уголков России – ехали за разрешением самых важных вопросов, за помощью и утешением. Настоятелем обители был тогда архимандрит Ипполит (Халин; † 2002) – необычайно добрый русский старец, прошедший духовную школу Афона. Как-то схиархимандрит Макарий (Болотов) сказал о нем: «Если бы в России было сто таких монахов, Россия с корнями поднялась бы на Небо».

17 декабря – 15 лет со дня кончины старца Ипполита.

Русский афонский старец

Архимандрит Ипполит (Халин) В середине ХХ века существование русского монашества на Афоне находилось под большим вопросом. Насельников нашего Свято-Пантелеимонова монастыря тогда было меньше десятка. Духовная жизнь здесь медленно, но очевидно угасала. Обитель уже даже могла отойти к грекам… Но в 1966 году произошло то, что в буквальном смысле спасло русский монастырь и позволило ему возродиться. Впервые из Советского Союза сюда разрешили делегировать несколько монахов. В их числе оказался и архимандрит Ипполит (Халин). Прибывший сюда спустя несколько лет схиархимандрит Илий (Ноздрин) говорил, что только благодаря этим монахам обитель на Святой Горе удалось тогда сохранить.

Сергей Халин, как звали будущего архимандрита Ипполита в миру, был восьмым ребенком в крестьянской семье Ивана и Евдокии Халиных. Он родился в Курской области в селе Субботино. День его рождения – 18 апреля 1928 года – пришелся на среду Светлой седмицы. Мальчик был самым младшим ребенком в семье. Все три его родные брата погибли на фронте, поэтому Сергею еще в детстве пришлось тяжело трудиться, помогая родителям. Однако это не помешало ему закончить среднюю школу, затем выучиться на литейщика, а спустя некоторое время получить образование еще и в педучилище.

После недолгой работы ремонтником шоссейных дорог Сергей в 1948 году был призван на военную службу. Как он сам вспоминал, в армии он часто читал по ночам под одеялом «Отче наш». Известно, что еще с детства Сергей имел глубокую веру в Бога. Этому он во многом был обязан своему дяде Михаилу, служившему священником. Кроме него в роду Халиных до этого уже были не только священники, но и монахи. Сохранились воспоминания, что у Сергея в юности под кроватью стоял чемодан с духовной литературой, которую он часто читал. Еще он очень любил петь и знал наизусть много стихотворений русских поэтов, которые помнил даже до старости.

Глинская пустынь

Когда в 29 лет Сергей оказался у ворот Глинской пустыни, а затем решил принять монашество, родители против этого не стали возражать. Сам же он уже спустя много лет шутил про себя: «Никто не захотел за меня замуж, пришлось идти в монастырь».

Послушник спросил своего наставника, кто станет старцем после него, и услышал: «Да ты им и будешь»

В пустынь Сергей пришел, желая получить благословение на дальнейшее обучение в семинарии, однако остался здесь послушником. Отцы сказали, что в монастыре ему будет и семинария, и академия. Духовным отцом молодого послушника стал известный старец схиархимандрит Андроник (Лукаш). Многие отмечали, что они были удивительно похожи даже нравом, манерой поведения. Известно, что в это время старец исцелил послушника Сергея Халина от сильного воспаления легких, которое могло привести и к смертельному исходу. Это еще больше их сблизило. Как-то в своей простоте Сергей спросил духовного отца, кто станет старцем после него. «Да ты им и будешь», – ответил прозорливый наставник.

Преподобноисповедник Андроник (Лукаш) Из Глинской пустыни, в которой он провел всего один год, Сергея направили в Псково-Печерский монастырь. Здесь он познакомился с такими духоносными старцами, как иеросхимонах Симеон (Желнин) и схимонах Николай (Монахов). Однако наиболее духовно близок ему оказался иеросхимонах Михаил (Питкевич), прибывший сюда с Валаама в 1957 году. Сергей стал его келейником. Очень скоро он принимает постриг, затем – рукоположение в иеродиаконы и (в 1960 году) в иеромонахи. Монашеское имя Сергей получил в честь священномученика Ипполита Римского. Всего в Печорах он провел шесть лет, до того самого 1966 года, когда был отправлен на Афон.

О жизни отца Ипполита на Святой Горе сохранилось мало сведений. Известно, что здесь он пел на клиросе, много трудился на земле, и сегодня на Афоне растут посаженные старцем ливанские кедры. Еще батюшка пытался разводить здесь кур, которые очень его любили и ходили за ним следом. Некоторые греки в шутку называли отца Ипполита «босоногим» («ксиполитос») по созвучию этого греческого слова с его именем.

Жил отец Ипполит в той же келье, где ранее подвизался и молился старец Силуан Афонский

Мы знаем, что еще до канонизации Силуана Афонского батюшке удалось сохранить мощи подвижника, которые монахи, сомневаясь в святости преподобного, хотели спрятать в недоступном месте. Примечательно, что жил отец Ипполит в той же келье, где ранее жил и молился святой. Еще, как и Силуан Афонский, он долгое время нес послушание эконома.

В течение четырех лет отец Ипполит представлял свой монастырь в Священном Киноте, что свидетельствует о его высоком авторитете среди братии. Следует отметить, что батюшка прекрасно знал греческий язык, свободно на нем общался.

Отец Ипполит сильно тосковал по Родине. Часто в письмах он писал знакомым: «Дорожи тем, что ты живешь в России. Целуй свою землю». На Святой Горе он провел 18 лет.

В 1984 году старец тяжело заболел и не мог больше оставаться на Афоне, так как здешний климат не благоприятствовал его выздоровлению. Так иеромонах Ипполит вновь оказался дома, в России.

«Сорок лет я низко кланялся каждому человеку»

С Афона батюшка вернулся сначала в Печоры. Он был возведен в сан архимандрита, а немного позже и игумена. В 1986 году он получил направление в родную Курскую епархию, где в должности настоятеля ему пришлось восстанавливать из руин несколько сельских храмов. В Николаевский Рыльский монастырь отец Ипполит был направлен в 1991 году – настоятелем. В этой обители он провел последние годы – 11 лет. Восстанавливать монастырь и возрождать в нем монашескую жизнь батюшке пришлось практически с нуля. Один из самых старинных храмов в России находился тогда в полуразрушенном состоянии.

Не сразу отцу настоятелю удалось привести монастырь в порядок. Поначалу, особенно в первый год настоятельства, архимандриту Ипполиту приходилось даже слышать слова недовольства от священноначалия за то, что восстановительные работы продвигаются очень медленно. Однако вскоре к старцу начали съезжаться в огромном количестве люди. Обитель удалось привести в ухоженный вид, хозяйство значительно увеличить. Интересно, что при этом батюшка сам никогда не участвовал ни в каких строительных вопросах. Единственным его деланием была молитва. Каждый день отец Ипполит в одиночку совершал крестный ход вокруг храма. И находились люди, средства, материалы, необходимые для строительства.

Каждый день отец Ипполит в одиночку совершал крестный ход вокруг храма. И находились люди, средства, материалы

Впрочем, старец не стремился к слишком дорогому наружному украшению, его больше интересовало то, что внутри. Он принадлежал к числу тех священников, которые не столько заботятся о благоустройстве храмов, сколько о благоустроении человеческих душ. Возможно, именно поэтому так много людей стремилось попасть к старцу. А он имел такую любовь и сострадание, что мог вместить в свое сердце каждого – от бизнесмена до бомжа-алкоголика. Монастырь при отце Ипполите был открыт днем и ночью для всех нуждающихся. Иногда настоятелю даже приходилось слышать упреки, что из святого места он якобы сделал «притон». Были здесь и ранее судимые, и наркоманы, все отверженные обществом люди. И многие из них оставляли прежнюю жизнь, исцелялись, получали огромную духовную помощь.

Старец обладал удивительным даром любви и утешения. Еще его отличала необычайная кротость и простота. Православный бард Евгений Фокин вспоминал о батюшке: «Его простота была такая, что другим он быть и не мог». Но все свои духовные дарования старец усердно скрывал. Многие даже недоумевали, почему к отцу Ипполиту едут нескончаемым потоком люди. Внешне он не производил какого-то особо яркого впечатления, распознать духоносного старца в нем было практически невозможно. Поэтому те, кто ехал в монастырь в ожидании каких-то чудес или пророчеств, были разочарованы.

Проповеди батюшка никогда не произносил, красноречием не отличался. Вообще он говорил очень мало и тихо, часто неразборчиво, так что не всегда можно было сразу расслышать, что он говорит, – приходилось переспрашивать. Ко всем мужчинам он обращался «отец». «Ну как, спасаешься, отец?» – обычно спрашивал в начале разговора старец. В конце говорил: «Помолимся» – или советовал читать акафист Николаю Чудотворцу, которого особенно чтил.

Как-то женщина, у сына которой был СПИД, по совету знакомых, хватаясь за последнюю соломинку, решила обратиться за помощью к отцу Ипполиту. Ехали они издалека. Старец перекрестил сына этой женщины и сказал: «СПИДа у тебя нет». Всю дорогу назад женщина причитала и возмущалась: тоже, мол, святого нашли, а он ничего даже не знает, только зря так далеко ехали. Вернувшись домой, сын вновь прошел обследование, и… никакой болезни у него не нашли.

Но обычно архимандрит Ипполит помогал иначе. Он благословлял приехавших за помощью людей пожить немного в обители, потрудиться на послушании, помолиться. И люди оставались: кто на неделю, кто на несколько месяцев, кто на всю жизнь. Они спасались через молитву и послушание. Практически каждый день в обители совершались молебны о недужных («вычиты», как их называл батюшка), на которых исцелялись даже бесноватые, а также алкоголики, наркоманы и другие. Однако присутствовать на них старец благословлял всех, так как считал, что «сегодня все духовно больны». За эти «вычиты» враг рода человеческого сильно мстил старцу: его лицо покрывалось огромными волдырями, избавиться от которых помогала только продолжительная ночная молитва.

На вопрос, как нужно молиться, старец отвечал: «С нежностью»

Внутренний подвиг отца Ипполита от нас скрыт, но плоды его были очевидны всем. Батюшка часто любил повторять евангельские слова: «Царствие Небесное нудится, и нуждницы восхищают е» (Мф. 11: 12). Точно так, говорил он, нужно себя вначале понуждать и на молитву, а потом человек уже сам не сможет без нее жить, будет спешить на правило, «как на свидание». На вопрос, как нужно молиться, старец отвечал: «С нежностью».

Самым главным качеством батюшки было глубокое, неподдельное смирение. Как-то незадолго до смерти он обмолвился одному из паломников: «Сорок лет я низко кланялся каждому человеку». Он никогда строго не обличал никого из приходящих, мог это сделать только мягко, иносказательно, например через какую-нибудь песню или стих. Батюшке несвойственно было заставлять кого-либо или настаивать; наоборот, он всегда как будто уговаривал человека, даже если точно знал, как тому лучше будет поступить. Возможно, поэтому архимандрит Кирилл (Павлов) однажды заочно назвал отца Ипполита «самым добрым батюшкой на земле».

Случалось, что приезжали к старцу даже люди неверующие – просто из любопытства. Иеродиакон Свято-Успенского монастыря в Алании Сергий (Чехов) рассказывал, что впервые он посетил Рыльский монастырь, будучи атеистом, отца Ипполита считал каким-нибудь экстрасенсом. Батюшка обратил на него внимание и спросил, хочет ли тот стать монахом. В планы молодого человека это, конечно же, не входило – в будущем он собирался жениться. Батюшка не настаивал. Но спустя два года молодой человек вновь оказался в монастыре и остался здесь послушником. Сам он был поражен прозорливостью и другими духовными дарами отца Ипполита. «Я приехал туда атеистом, но старец взял меня за руку – и мир перевернулся!» – говорит он.

Рыльский монастырь

За довольно короткий срок настоятелю удалось не только восстановить из руин Николаевский храм, но и значительно расширить хозяйство монастыря. Работы хватало всем: было здесь много земли, которую требовалось возделывать, были и животные. Особенно батюшка почему-то любил коров, сам их доил. Они его тоже очень любили и слушались. К кончине отца Ипполита в монастырском стаде было около 150 буренок.

Помимо возрождения духовной и хозяйственной жизни в Рыльском монастыре старец основал еще пять скитов в ближайших селениях. Особенно ему полюбился Казанский скит в Большегнеушево, который сегодня уже является женским монастырем. В нем батюшка проводил много времени в последние месяцы своей жизни. Но и этим духовническая деятельность архимандрита Ипполита не ограничилась: им были основаны два монастыря в Осетии – мужской в Беслане и женский в Алагире.

«Апостол Алании и Северного Кавказа»

«Кавказ спасется монастырями», – говорил отец Ипполит

Неизвестно, с чем было связано особое попечение батюшки о жителях Осетии. Сами они даже называли его «апостолом Алании и Северного Кавказа». Кто-то утверждал, что Сама Богородица велела ему молиться за эту землю. Очевидно, что батюшка, наделенный даром прозорливости, предвидел и те трагические события, которые произойдут на Северном Кавказе после его смерти. Он считал, что «Кавказ спасется только монастырями». Вряд ли является совпадением, что основанная старцем в Беслане Успенская мужская обитель находится всего в 200 метрах от той школы, где в 2004 году произошел известный теракт. А в Аланской женской обители позже был создан реабилитационный центр для детей, пострадавших в результате этой трагедии. Батюшка сам указывал места для создания монастырей в Осетии.

Успенская мужская обитель в Беслане

Интересна история знакомства будущей игумении монастыря в Алагире матушки Нонны (Багаевой) с отцом Ипполитом. Наташа (так ее звали в миру) приехала к старцу по работе. Тогда она еще была режиссером на телевидении Осетии, ей нужно было снять передачу о какой-нибудь интересной и известной личности. Поскольку к старцу приезжало много осетин, Наташа решила взять у него интервью, но интервью настоятель Рыльской обители давать, конечно же, не умел. Зато в разговоре он спросил молодую девушку: «А вы знаете, что вы монахиня?» Наталью это тогда сильно рассердило, и она поинтересовалась, откуда это вообще может быть известно. «У монахов крестик светится на лбу», – ответил батюшка. Такого «откровения» о себе девушка совершенно не ожидала услышать. Но потом она была удивлена еще больше. В ее келью прибежала женщина, разыскивая «Наташу-режиссера». И старец сказал ей, что к ним в обитель пожаловала сама Аланская игумения, и указал на «Наташу-режиссера». А сама девушка тогда даже и не знала, кто такая «игумения». Но уже спустя год она приняла постриг в Свято-Николаевском монастыре и сегодня возглавляет Богоявленскую обитель в Алании.

Блаженная кончина

Когда в конце 2002 года у батюшки случился инсульт, для всех это было неожиданностью, но никто не думал, что он умрет. Несколько недель отец Ипполит находился в бессознательном состоянии. Причем удивительно, что в момент его причащения на какое-то время у батюшки появлялся глотательный рефлекс, а потом вновь исчезал. Ко Господу старец отошел 17 декабря, а отпевали его 19-го – в день памяти столь любимого им святого Николая Чудотворца. Похоронили духовника обители у алтаря отстроенного им Николаевского храма. После кончины батюшки было зафиксировано чудо: крест на его могиле стал мироточить. Это случилось на девятый день. Многие утверждали, что накануне и в сам день смерти они видели необычные природные явления. Однако и без этого для всех было очевидно, что Русская земля обрела в лице архимандрита Ипполита (Халина) еще одного своего молитвенника на Небе.

Книга В.Н. Савочкина, Москва, 2007

Архимандрит Ипполит (1928-2002 гг.) был настоятелем Рыльского Свято-Николаевского мужского монастыря Курской епархии. Это был подвижник благочестия, старец, получивший от Бога различные духовные дарования. Это и прозорливость, и дар целительства, утешения, и, как говорится, «дар немощных душ врачевания». Но самый главный дар, который изливался из него неиссякаемым потоком – это дар всепокрывающей любви Божией.

Автору книги – Владимиру Савочкину довелось знать отца Ипполита около десяти лет. А с 1999 г. он возил небольшие группки от нашего храма на приходском 10-тиместном УАЗике. Многие из кадашевских прихожан побывали у старца, многие получили по его молитвам благодатную помощь. После смерти отца Ипполита в 2002-м году наш настоятель протоиерей Александр Салтыков благословил Владимира написать статью о старце Ипполите в журнал «Мир Божий». Владимир, не имеющий ни журналистского, ни писательского опыта, около трех лет работал над статьей, и, в итоге, получилась целая книга, хотя и небольшая.

Книга имеет объем 126 страниц, она хорошо издана, в ней много цветных фотографий архимандрита Ипполита и прекрасных видов Рыльского Свято-Николаевского монастыря.
Эту книгу всегда можно купить в нашем храме за свечным ящиком. Свечной ящик открыт ежедневно с 10 до 17 часов и во время утренних и вечерних Божественных служб.

См. также: слово прот. Александра Салтыкова в день кончины архимандрита Ипполита

Здесь мы публикуем отрывки из книги:

«Отец Ипполит не произвел на меня особого впечатления при первой нашей встрече, в далеком 1993 году. Он даже несколько разочаровал своим внешним видом, и если бы меня сразу с ним не познакомили, то вряд ли бы я догадался, что этот пожилой сутулый монах в старом выцветшем подряснике, с порванными, перевязанными какими-то веревочками кедами на ногах есть никто иной как архимандрит Ипполит, настоятель Рыльского Свято-Николаевского мужского монастыря. «…» Ведь мне говорили о нем, что он ясновидящий, что он пророк и ему все обо всех открыто. И как же я тогда сожалел и недоумевал, что он ничего особенного, пророческого или таинственного мне не сообщил. Сказал вот только: «Молитесь, ходите в церковь Божию, читайте святое Евангелие, Псалтирь, творите добрые дела, и, может быть, Господь вам поможет…».

«Старец Ипполит был настоящим утешителем и «печальником душ человеческих». Я уверен, большинство приходящих к нему за духовной и чисто человеческой поддержкой приобретали совершенный покой своим душам. «Мы знаем по опыту многих наших прихожан, — вспоминает настоятель московского храма Воскресения Христова в Кадашах протоиерей Александр Салтыков, – как важно было это кратковременное общение с отцом Ипполитом. Я думаю, что некоторых людей из нашего прихода он буквально спас».

«Воскрешения мертвых лазарей», – говорила об этом Анна Савельева, возившая в Рыльский монастырь, по благословению отца Ипполита, большие группы паломников из Москвы. Она мне рассказывала, свидетелем скольких чудес ей приходится быть! Каких болящих, немощных людей привозила она сюда, но, по молитвам батюшки, многих недуги оставляли. «Я знаю некоторых, кто был болен раком, и их батюшка вымолил, – вспоминает она. – Да, что рак… Мне лично известно о пяти случаях исцеления от СПИДа».

«Конечно, такие явные исцеления на глазах у всех, как в случае со СПИДом, когда батюшка перекрестил и молодой человек исцелился, не были чем-то обыденным. Обычно это происходило по-другому: или отец Ипполит благословлял человека остаться пожить в монастыре, чтобы потрудиться и помолиться, или же давал какое-то особое благословение, например заказать в монастыре определенное количество»вычитов» заочно. Вот, к примеру, удивительный случай, произошедший с годовалым сынишкой Евгения Тарасова из Калужской области, Ванечкой. У мальчика были обнаружены в крови какие-то патологические микроорганизмы, у него все время болела голова, он часто беспричинно плакал, и врачи разводили руками, не зная, что делать. Районные врачи отправили его в областную больницу, областные – в Москву, в Институт паразитологии. Но родители поехали прежде к старцу, к отцу Ипполиту, который сказал им простую вещь: «А вы еще не венчаны? Пойдите повенчайтесь, и все будет хорошо. Господь поможет». Так и вышло. По возвращении из монастыря Евгений с супругой сразу повенчались, а после, проверив кровь сынишки, с удивлением обнаружили, что никаких паразитов в ней и в помине нет».

«Однажды к батюшке Ипполиту привезли расслабленного подростка лет 15-16. Звали его Александр. На ноги он вообще не вставал и не ходил даже на костылях, потому что у него была слабость и рук, и ног. Александра держали под руки, а ноги он просто волочил. Его подняли с коляски, чтобы подвести к батюшке. Старец благословил родителей уехать, а Александра на год оставить. Надо сказать, родители полностью доверились батюшке и оставили сына на его попечение. Отец Ипполит дал ему послушание работать в трапезной, чистить картошку и благословил как можно чаще причащаться Святых Христовых Таин. И вот что рассказывает Анна Ивановна Савельева, которая приезжала в это же время со своими двумя сыновьями-подростками в монастырь. «И приехала я через год, тоже с детьми. Бежит ко мне мой сын Максимка и говорит: «Мама, иди посмотри. Это тот Саша, который не ходил, который ничего делать не мог. У него знаешь какое теперь послушание?» — «Какое?» — «На лугу». Я спрашиваю: «А что он там делает?» — «Косит сено». Он прожил год в монастыре и стал совершенно здоровым. Батюшка благословил его поступать в медицинский институт…»

«…Мне кажется, уместно рассказать историю с храмом Воскресения Христова в Кадашах. Помещения этого храма много лет занимал реставрационный центр имени акад. И.Э. Грабаря. Никакие попытки о. Александра с общиной вернуть здание церкви не увенчивались успехом. Какие-то неведомые силы в самых высших эшелонах власти, видимо, постоянные клиенты реставраторов, сводили на «нет» все наши ходатайства, обращения, просьбы в многочисленные инстанции. Божественные службы проходили в маленьком храмике, переделанном из бывшего каретного сарая. Я постоянно спрашивал у батюшки Ипполита, отдадут ли нам храм. «Отдадут, отец мой, отдадут», – обнадеживал меня батюшка. – Но вы боритесь, стучитесь. «Толцыте, и отворят вам». И однажды, после такого разговора он подарил мне иконку св. благоверного князя Всеволода. И вот что интересно: храм мы получили именно в борьбе, к чему и призывал нас старец. Когда через 4 — 5 лет после этого разговора мы буквально оцепили всю территорию храма Воскресения Христова и не пустили реставраторов на работу, окончательно убедившись, что никогда они не отдадут храм, что все их обещания и посулы всего лишь оттягивание времени и вранье. А после долгих переговоров на всех уровнях, мы, наконец, вошли в храм. И произошло это знаменательное событие 10 декабря 2004 года в день празднования иконы Божией Матери «Знамение» и св. благоверного князя Всеволода. А дело в том, что духовником отца Александра Салтыкова был известный московский священник, давно почивший протоиерей Всеволод Шпиллер, которого отец Александр очень почитает. И старец об этом вряд ли мог знать… Но у батюшки Ипполита каждое слово и даже шутка имели какой-то глубокий смысл и были проникнуты пророческим духом».

«Но что еще более неожиданным было для меня – это помощь батюшки по молитвам к нему. Да, да! При его жизни, по молитвам к нему! Это открытие для себя сначала сделал я сам. Как-то зимней ночью на том же УАЗике выехал с группой в Рыльск. И вдруг налетела буря, да такая сильная, что вокруг ничего не было видно. Машину сносит с дороги, того и гляди окажешься в кювете. Усугубилась ситуация еще тем, что забарахлил двигатель – приборы стали показывать серьезные отклонения в его работе. Необходимо было принимать решение: или возвращаться назад, или… с молитвой ехать дальше. Я вдруг вспомнил, что святителю Николаю молились даже при его жизни, и решил помолиься батюшке Ипполиту. Помолился как мог, попросил батюшку помочь доехать до него, и буря, как по команде, мгновенно прекратилась. Все приборы одновременно стали показывать норму. Потом уже, когда я общался с близкими чадами старца, узнал, что они постоянно боращаются к нему в молитвах».

«Почти каждый день по благословению о. Ипполита в монастыре проводились так называемые вычиты. Старец не выдумал чего-то нового, а просто монастырские священнослужители по его благословению постоянно служили чин, взятый из Большого Требника, который называется: «Последование молебное о немощных, обуреваемых от духов нечистых и стужаемых». Кроме того, читались Евангелие и Апостол и некоторые молитвы из Таинства Елеосвящения. Со стороны эта церковная служба казалась очень торжественной и вместе с тем жутковатой. В то время как священнослужители вычитывали необходимые заклинательные молитвы, бесноватые и одержимые демонами начинали издавать дикие вопли, полностью заглушавшие все молитвословия. Часто они просто вопили протяжным криком, а иногда раздавались явные выкрики и ругань: «У, прроклятый!», «Ай, отойди, отойди!», «Ну долго ты будешь нас на коленях держать?!», «Огнем, огнем попаляет!». Происходила какая-то страшная вакханалия, приводившая в оцепенение. Увидев это в первый раз, помню, я изумился, почему этих кричащих, ругающихся людей не прогонят. Наоборот, все вокруг, и в первую очередь монахи, ведут себя спокойно, обыденно, как будто бы все в порядке. Лично мое мнение, что для большинства людей очень полезно побывать на этих молебнах о недужных. Именно здесь неверующие и слабоверующие воочию могут убедиться в существовании так называемой иной реальности, именно здесь равнодушных и «теплохладных» может потрясти то, как близко к нам находятся нечистые духи, как мучают они людей и разорвали бы нас вообще на части, если бы Господь им это позволил…»

«…И вот тут-то понимаешь, что значит самый добрый батюшка на земле. И вчерашних уголовников, и бомжей он принимал. Ой, сколько же хлопот было со многими из них! И хулиганили, и пьянствовали, и бездельничали, а батюшка Ипполит терпел и молился о них. Ему отовсюду жаловались на этих людей, уговаривали гнать их всех «пареной метлой», а он молился, молился о них и многих вымаливал и спасал. Наверное, как истинный «гражданин Неба», он всех их любил, терпел все выходки и ждал их исправления… Отсюда понятна его печальная ирония, с которой батюшка писал письмо в тюрьму в ответ на просьбу принять в монастыре: «Приезжайте. Я не против, чтобы вы приехали к нам. У нас все можно: и украсть, и выпить…Приезжайте!»

«Всякий паломник, приезжавший в Свято-Николаевский монастырь, обращал внимание на большое количество кавказцев и среди братии, и среди трудников обители. Это были православные осетины, стекавшиеся сюда из Осетии иногда даже целыми семьями. Оказывается, отец Ипполит взял на себя самый настоящий подвиг, или, как говорят сами осетины, апостольский подвиг просвещения целого народа Осетии…
По благословению старца в Осетии уже открылись Аланский Свято-Успенский мужской монастырь в многострадальном осетинском городе Беслане и Аланский Свято-Успенский женский скит в другом осетинском городе – Алагире, который является самым южным женским монастырем на территории России…
Наверное, батюшка Ипполит прозревал страшные бесланские события и благословил создание там монастыря, чтобы на этом святом месте велась молитва, в которой, конечно же, нуждался этот город…
Сам же старец Ипполит в Осетии никогда не был, но за годы его служения в Рыльском монастыре к нему, наверное, переездила вся эта небольшая республика».

«Внешне батюшка был высоким, немного сутулым, крупным, но не полным. Весь облик его одухотворяла благодать. Чистый ясный взгляд небесно-голубых глаз, радостное доброе лицо, светившееся любовью ко всем. «Когда батюшка улыбался, — вспоминает одна трудница монастыря, – за его улыбку все можно было отдать. Такую улыбку нигде не встретишь. В ней было столько доброты…»

«Отец Ипполит всегда всех призывал к миру со своими ближними и к смирению. Сам же он был само смирение, сама кротость. Он смирялся перед всеми; перед самым последним трудником, перед какой-нибудь деревенской бабушкой, которая, несмотря на то, что сзади нее стоит огромная очередь к старцу, битый час пытается решить у него свои хозяйственные вопросы: продавать ли ей корову, заводить ли еще гусей и у кого лучше покупать муку. «Из всех путей выбирай самый смиренный, – учил он одного боголюбивого священника. – И себя считай за траву сухую, за прах земной, за пепел, за ничто».

«17 декабря, на великомученицу Варвару и преподобного Иоанна Дамаскина, архимандрит Ипполит преставился, а через два дня со всех концов страны в великом множестве съехались люди, чтобы проводить его в последний путь. Что очень существенно и знаменательно, отца Ипполита отпевали на свт. Николая. Святой, в честь которого названа обитель, которому батюшка благословлял во всех нуждах, скорбях и печалях молиться, сподобил отпеть и похоронить старца именно в день, когда Церковь празднует его память — 19 декабря. Многие близкие чада старца и его почитатели отметили очень важную деталь: во время отпевания и после никто из них не ощутил сиротства, страдания или тоски от ухода батюшки. В какой-то момент были слезы, обильные слезы, особенно когда несли гроб к месту погребения. А так было ощущение присутствия батюшки, ощущение какого-то особенного его отношения к нам, ко всему миру. Как потом сказал о. Ипполит-младший: «Батюшка не умер, батюшка келью поменял».

«И вот начались посмертные чудеса…
На девятый день после кончины замироточил крест на могиле старца. И об этом я не сразу решился писать, потому что, честно сказать, не поверил. Но и здесь свидетелей было достаточно много. Они рассказывали, что миро обильно стекало с креста на землю, образовывая лужицы, и все люди, которые там были, радовались от души. По словам Елены Суторминой, это миро они собирали ладошками. «Миро выступало зримо у нас перед глазами, – вспоминает она. – Ты его смахиваешь ладошкой в стакан, а оно снова выступает. И размером было с маковые зернышки».

Иной случай произошел в нашем приходе храма Воскресения Христова в Кадашах в Москве. Великим постом снится отец Ипполит нашему прихожанину Алексею Терентьеву, профессиональному звонарю, и спрашивает его: «Почему ты больше не звонишь в колокола?» – «А в Кадашах, батюшка, нет звонницы», – отвечает он старцу. – «А ты построй». Рассказал Алексей об этом сне настоятелю протоиерею Александру Салтыкову, который тут же благословил строительство звонницы, хоть и не было для этого ни сил, ни средств. Но все произошло так быстро и чудесно, что на Пасху у нас уже были своя звонница, свои колокола и во время пасхального крестного хода Алексей радовал всех торжественным колокольным звоном.

Совершенно удивительный случай произошел в 2004-ом году с одной жительницей Санкт-Петербурга. У нее появилась бесовская мысль совершить очень тяжкий грех, о котором даже писать нельзя. И является ей во сне спускающийся с небес на облаке какой-то старец. На нем были надеты священнические облачения, сиявшие подобно солнцу. Старец сказал ей немного. Но он сказал ей такие грозные слова, обличающие ее греховный помысел, что желание грешить у нее резко пропало. Через некоторое время знакомые просят ее передать фотографии отца Ипполита, которого она никогда не видела, для священника Игоря Елисеева. Посмотрела она на эти фотографии и обомлела. На них был запечатлен тот самый сияющий старец.
Воистину батюшка только келью поменял! А так он остался с нами, и мы не сироты, но приобрели молитвенника перед престолом Божиим».

«В чем же все-таки загадка отца Ипполита? Проповедей не читал, книг не писал, а народ просто льнул к нему…
Рыльский инок Григорий Пенкнович вспоминает: «Я знал, наверное, более ста представителей организованных преступных группировок Северного Кавказа из Ростова, Владикавказа, Ставрополя, которые были у отца Ипполита. И подавляющее большинство из них уже оставили свое преступное занятие. Они ничего особенного от батюшки не услышали, но та благодать Божия, которая почивала на нем, производила в этих людях такое внутреннее преображающее действие, что они круто изменяли свою жизнь».
Отец Ипполит будто бы совершал таинственную проповедь Слова Божия в душах людей, и люди как-то начинали чувствовать, что Господь рядом, что Он всех нас любит. Хотелось бы еше раз процитировать слова о.Паисия, потому что в них, на мой взгляд, кроется разгадка старца Ипполита: «И если тебе станет за них (паломников) больно, если ты их полюбишь, то они забывают о своих проблемах, забывают даже о наркотиках, исцеляются от болезней и прекращают бесчинствовать, а после приезжают на Святую Гору уже как благоговейные паломники. Это потому, что они каким-то образом получают извещение о любви Божией».

«Для многих из нас архимандрит Ипполит стал «детоводителем» ко Христу, и это большое счастье, что именно этот замечательный старец, учитель смирения, кротости, терпения и любви привел нас к Богу.
И мы просим молитв всех Православных христиан об упокоении души нашего дорогого, горячо любимого батюшки Ипполита».

Рыльский Свято-Николаевский монастырь всегда был местом особого притяжения. Мы, еще будучи молодыми, любили сюда приходить, посидеть в летний день в тени раскидистых крон старых деревьев – одиноких долгожителей бывшего монастырского сада. Глядя на полуразрушенные храмы, моя подружка Марина однажды мечтательно произнесла:– Девчонки, представьте себе, как здесь когда-то звонили колокола, по этим тропинкам ходили монахи… Жаль, что этого уже не будет никогда, – грустно заключила она.– Может, все еще вернется, – твердым голосом, сделав логическое ударение на последнем слове, заметила Валентина – самая рассудительная из нас.И вот в октябре 1991 года (после возвращения монастыря Курской епархии) сюда приехал архимандрит Ипполит (Халин), которого многие называли просто отцом Ипполитом, а еще чаще – «батюшкой». И вскоре мы с ним встретились: я получила задание сделать интервью с первым настоятелем возрождающегося монастыря.Мы сидели на толстых деревах (предназначенных для строительных работ) в центре большого и неуютного в то время монастырского двора и говорили, казалось, ни о чем. Отец Ипполит (с бородой с проседью, в простенькой фуфаечке поверх рясы), которого я мысленно назвала «добрым дедушкой», больше расспрашивал меня, чем говорил сам. Я с присущим молодости энтузиазмом стала рассказывать ему об истории Рыльского монастыря, которому уже почти 500 лет, даже не догадываясь, что он знает эту историю гораздо лучше меня, как, впрочем, и многие другие моменты.И во все время нашего разговора я чувствовала на себе взгляд его глаз. Это были удивительные глаза: проницательные, просвечивающие тебя, словно рентген, чуточку насмешливые и в то же время необычайно ласковые. Из них, казалось, постоянно струился солнечный свет, от которого озарялось все вокруг, а теплые лучики этого солнышка согревали твою душу, и в нее каким-то непонятным для тебя образом вселялись покой и радость.– Отец Ипполит, расскажите, пожалуйста, о себе, – попросила я его.– А тебе не скучно будет слушать?– Ну что вы! Вы столько лет были на Афоне…– Это точно не интересно, – стал меня убеждать отец Ипполит, и в его чуточку насмешливых глазах запрыгали солнечные зайчики. – Там женщин не было – один мужской пол. Даже кур не было, а только петушки, – он произнес эти слова и засмеялся, словно довольный моим смущением.Это потом, за десять лет нашего знакомства я привыкла к тому, что отец Ипполит часто говорит притчами, полунамеками, и только спустя какое-то время ты разгадываешь тайну сказанного и оцениваешь великую истину его пророческих слов.В Рыльский монастырь, практически с первых месяцев появления здесь старца, приезжало много людей творческих профессий, в частности, художников. Однажды мы с одной московской художницей Татьяной беседовали с отцом Ипполитом о смысле бытия. Он говорил о том, как важен мир в большом понимании значения этого слова:– Где мир – там любовь. А любовь – это Бог. Бог должен быть в семье, государстве… Должно быть единение всех народов, живущих в России.Архимандрит Ипполит, благословивший открытие в Северной Осетии Аланского Богоявленского женского монастыря, с особой нежностью относился к этому народу. И вообще он говорил, что именно с нежностью нужно молиться, ходить в храм…– Ну, батюшка, помолиться можно и дома, – ничтоже сумняшеся возразила Татьяна.– Конечно, – даже и не пытался оспорить ее слова отец Ипполит. – Устроился на работу – и не хожу…Как-то мы с настоятелем монастыря сидели на скамеечке за столиком – это было его любимое место, у каштана возле колокольни. Стоял чудесный майский вечер. Заливались соловьи. За несколько лет пребывания здесь отца Ипполита уже начали менять свой облик возрождающиеся храмы, но работа предстояла еще очень большая. Я, как обычно, пришла за интервью. Нашу тихую ровную беседу нарушил громкий голос монастырского послушника:– Батюшка! Коров загнать не можем. Стадо как взбунтовалось.– Скажите Зорьке, что отец Ипполит зовет, – ответ был спокойным и настолько убедительным, что послушник тотчас побежал на луг исполнять то, что велел ему старец.– Влияние отца Ипполита на человеческие души было просто удивительным, – говорит нынешний настоятель Рыльского Свято-Николаевского мужского монастыря игумен Панкратий (Заикин). – Многие знавшие его люди теперь в церкви, в монашестве. Мы, чтобы воцерковить человека, иной раз столько беседуем с ним, даем читать ему много книг, а после общения с отцом Ипполитом человек преображался за какие-то минуты, на его душу нисходила благодать. Вот это и есть христианское чудо!Как утверждают люди, после общения со старцем посвятившие себя служению православной церкви, он обладал «высоким духовным опытом, прозорливым даром чтения в человеческом сердце, даром любви ко всем людям». Да, отец Ипполит не умел не любить. Он искренне любил всех: и богатого, и нищего, и истинного христианина, и мечущегося в своих сомнениях атеиста. Многие бомжи, бесприютные скитальцы, уже списанные с дороги жизни неизлечимо больные люди находили приют и заботу о себе в монастырских стенах. Иной раз это вызывало недоумение, и люди, считавшие себя вправе делать это, давали «дельные советы» старцу. А он всех выслушивал, ни с кем, в общем-то, не спорил и все делал по-своему. И, может быть, именно потому, что каждый чувствовал к себе особую любовь «батюшки», в Рыльский монастырь потянулись паломники из самых разных уголков нашей земли.Кто же он такой, этот старец, однажды пришедший в наш мир и погрузившийся в наши душевные страдания и житейские заботы? Он родился 18 апреля 1928 года в селе Субботино Солнцевского района. Родители его – простые крестьяне. Сергей (так звали отца Ипполита в миру) был младшим, восьмым ребенком в семье. В роду Халиных были и священники, и монахи. После средней школы и трехлетней службы в армии Сергей ушел послушником в Глинскую пустынь (Глуховский район Сумской области). Родители, не сомневавшиеся в его искренней вере, не противоречили уходу сына в монастырь.В Глинской пустыни Сергей становится духовным чадом знаменитого старца схиархимандрита Андроника (Лукаша), который своими молитвами спасет от смерти тяжело заболевшего молодого послушника – будущего настоятеля Рыльского монастыря.Через год послушника Сергия переводят в Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь, где и постригают в монахи с именем Ипполит. Затем рукополагают в иеродиаконы, а позднее – в иеромонахи. В этом монастыре Ипполит тесно общается с жившими в Печорах последними валаамскими старцами: иеромонахом Михаилом (Питкевичем) и схимонахом Николаем (Монаховым), а также с иеромонахом Симеоном (Желниным), в 2003 году причисленным к лику святых. Это ему принадлежат слова: «У нас, братия, есть будущие столпники, аскеты, юродивые и сильно юродивые. А есть такие, у которых сплошная любовь ко всем людям». Может быть, именно отца Ипполита имел в виду старец?В 1966 году иеромонаха Ипполита посылают на Афон, в русский Свято-Пантелеймонов монастырь. Он пробыл там 18 лет и оставил о себе память как «добрый, ласковый брат во Христе и большой молитвенник». Вернувшегося в Россию отца Ипполита со временем стали называть афонским старцем. Преподобный Варсонофий Оптинский говорил: «Великая благодать дается старчеству – дар рассуждения. У них, кроме физических очей, имеются еще очи духовные, перед которыми открывается душа человеческая. Прежде чем человек подумает, прежде чем возникнет у него мысль, они видят ее духовными очами.., видят причину возникновения у него такой мысли. И от них не скрыто ничего…». Эти слова раскрывают «секрет» дара, которым обладал настоятель Рыльского монастыря и который так привлекал к нему верующих.Недавно в Рыльском ЦКД «Сейм» демонстрировался фильм «Старец», сделанный на студии «ALANMON» к 85-летию архимандрита Ипполита, презентация которого на прошлой неделе состоялась на торжественном вечере памяти отца Ипполита в Москве в Русском культурном центре имени святителя Василия Великого. Автор сценария и режиссер – настоятельница Богоявленского женского монастыря игуменья Нонна (Багаева). Это фильм-воспоминание: многие ныне воцерковленные люди рассказывают о том, как каждому из них старец Ипполит предсказывал свою дорогу к Богу. Да и сама режиссер (в миру Наталья) тоже вспоминает, что отец Ипполит как только увидел ее, впервые приехавшую в Рыльский монастырь, сразу предрек, что она станет монахиней и игуменьей нового монастыря. Герои фильма говорят также о чудесах, произошедших с ними по воле Бога, как бы переданной им через старца Ипполита: кто-то излечился, кто-то обрел семейное счастье.Безусловно, все это сугубо индивидуальное восприятие «батюшкиных» слов и наставлений каждым, с кем он беседовал. Люди очень любили отца Ипполита и подчас чувствовали и видели именно то, что им хотелось видеть. Одна рылянка рассказывала мне, что когда хоронили «батюшку», то «расцвели все цветы на монастырском дворе»… Отца Ипполита хоронили 19 декабря 2002 года, в день памяти святителя Николая, имя которого носит Рыльский монастырь. Ни сильный мороз, ни пурга не помешали людям прийти проститься с тем, кого они так любили. А некоторые даже увидели не снежные переметы, а цветы…Об отце Ипполите на сегодняшний день уже много написано. Авторы различных статей и книг называют его и добрым, и ласковым, и нежным. Это абсолютно верные (я сужу по своим впечатлениям) определения. Но в моей памяти архимандрит Ипполит остался прежде всего задумчивым старцем. Его чело всегда беспокоила какая-то мысль, но она не отвлекала его от чтения мыслей ближнего.Я никогда не была религиозным фанатиком и не смотрела на архимандрита Ипполита как на святого. Для меня он был на редкость чутким человеком, который глубоко и искренне любил и целый мир, и каждого человека в отдельности. А это так непросто! Он изо дня в день самоотверженно трудился, принимая по многу людей и молясь за их благополучие. Люди надеялись на его помощь, и он делал все, чтобы не разочаровать и не огорчить их.Однажды мой коллега попросил меня проводить к старцу одного художника, у сына которого были проблемы с психикой… В это время отец Ипполит уже был не совсем здоров и тревожить его в такой момент было неловко. Но при виде молодого человека у меня защемило сердце… Отец Ипполит не смог выйти к нам сам. Ухаживавшей за ним матушке велел, чтобы я написала записку. Через несколько минут матушка вернулась, сообщив время, в которое можно «прийти к батюшке болящему».Я точно не знаю дальнейшую судьбу этого молодого человека, но верю, что он выздоровел: через моего коллегу художник передал мне свой небольшой этюд: ранняя весна, еще лежит снег, но река уже живая. Деревья пока обнажены, но в их стволах и ветвях чувствуется теплящаяся жизнь – скоро они снова наденут свой зеленый наряд. Этот подарок я расценила как тайную записку о том, что все хорошо, и бережно храню этюд – как память об отце Ипполите и об этом мальчике, которому он помог.Много раз по просьбе друзей я просила отца Ипполита подписать им книги или его фотографии. Он не отказал ни разу! Писал коротко: «На молитвенную память. Архимандрит Ипполиt» – именно так он выписывал букву «т». Как это ни грустно, у самой меня с его подписью на память ничего не осталось. Я как-то всегда была уверена, что в любой момент могу обратиться с этой небольшой просьбой к отцу Ипполиту – он же всегда будет неподалеку. К сожалению, и когда в последний раз мы с ним договаривались сделать интервью именно о духовной жизни обители (о которой он говорил, что она сильна не стенами, а духом), я не почувствовала, что он прощается со мной навсегда:– Давай после Рождества встретимся – разговеемся…– Хорошо!– Пока, – он произнес это такое знакомое мне в его устах слово обычно, улыбнувшись своими лучистыми проницательными глазами, не вызвав у меня никакой тревоги.И все: больше я уже никогда не видела этих удивительных глаз… Но «разве сердце позабудет» такого изумительного человека, которого Провидение так редко посылает в наш грешный мир?

Архивный номер № 52 (1315) от 24 декабря 2019 — Новости

ЧУДО

Это случилось 17 декабря, когда в Рыльском Свято-Николаевском мужском монастыре отмечали день упокоения и памяти знаменитого старца Ипполита. Сотни верующих, приехавших в монастырь, увидели, как на кресте, установленном на могиле батюшки, появились капли маслянистой жидкости…

17 декабря в Рыльском Свято-Николаевском мужском монастыре отмечали день упокоения и памяти старца Ипполита

«Была свидетелем сего чуда. Миро капало с креста!»

17 декабря – особая дата для верующих. В этот день поминают отца Ипполита, которого не стало 17 лет назад. Ежегодно в Рыльский монастырь приезжают паломники из разных регионов страны и из-за границы. В этот раз они стали свидетелями чуда. Как говорят в монастыре, крест на могиле начал мироточить около трех часов ночи. На прозрачные капли обратили внимание женщины, пришедшие сюда, чтобы помолиться. Днем, во время панихиды, капли маслянистой жидкости появились снова. Их было так много, что они стекали на фотографию старца Ипполита, установленную на надгробии. Верующие стали собирать миро, наносить его на лицо, иконки… «Была свидетелем сего чуда, – делится впечатлениями курянка. – Миро капало с креста!»

Крест на могиле старца мироточил не впервые. Отец Ипполит умер 17 декабря 2002 года. «Когда настоятеля хоронили, появилась радуга, – говорят в монастыре. – А на 9-й день после его смерти замироточил деревянный крест на могиле. Мира было так много, что оно стекало на землю, прокладывая дорожки в сугробах. Свидетели вспоминали: «Миро обильно стекало с креста на землю, образовывая лужицы. Миро выступало зримо у нас перед глазами. Ты его смахиваешь ладошкой в стакан, а оно снова выступает. И размером было с маковые зернышки». Позднее крест заменили на бронзовый. Все годы с ним ничего не происходило, а в этом случилось чудо.

Самый добрый батюшка на земле

Отец Ипполит родился 18 апреля 1928 года в Солнцевском районе в многодетной крестьянской семье. В 1957 году поступил послушником в Глинскую пустынь, потом переехал в Псково-Печерскую обитель. В 1959 году был благословлен на постриг с именем Ипполит. Спустя семь лет по благословению патриарха Алексия I направлен для несения послушания на Святую гору Афон в Греции в русский Свято-Пантелеймонов монастырь. Там прожил 18 лет и вернулся в Россию старцем, то есть человеком, стяжавшем бесстрастие, чистоту сердца. Священники говорили: «Если бы в России было сто таких монахов, как отец Ипполит, Россия с корнями давно бы поднялась в небо».

Курская область. В рыльском монастыре на могиле старца Ипполита замироточил крест

О жизни отца Ипполита на Афоне практически не сохранилось сведений. Говорят, уехать пришлось из-за проблем со здоровьем. А еще старец тосковал по Родине. «Дорожите тем, что живете в России. Целуйте родную землю», – писал он в письмах. Когда у Ипполита напрямую спросили: почему уехал с Афона, отшутился: «Устал от афонских апельсинов, хоть и сладкие они – хочется поближе к родной картошке. Уж больно она у нас на Курщине вкусная!» В августе 1983-го старец вновь оказался в России. В 1991 году был назначен настоятелем только что возвращенного церкви Рыльского Свято-Николаевского мужского монастыря, который лежал в руинах. За 11 лет под руководством отца Ипполита обитель превратилась в центр духовной жизни российского масштаба. В монастырь стали приезжать не только жители ближайших городов, но и Украины, Беларуси, стран Европы. Ипполит никому не отказывал во встрече. Неслучайно его называли самым добрым батюшкой на земле. По словам местных жителей, к нему выстраивались огромные очереди. Говорят, он обладал даром ясновидения, предсказывал людям будущее. «Помню, незадолго до своей смерти раздавал иконки, – вспоминала жительница Рыльска. – Моя подруга пошла к Ипполиту, он посмотрел на нее внимательно и протянул икону «Неупиваемая чаша». Та рассмеялась – зачем она мне? Мой муж вообще не пьет! Батюшка посмотрел на нее внимательно и изрек: «Пригодится». Через три года ее супруг ни с того ни с сего ушел в запой. Тут-то подруга вспомнила про слова Ипполита и подаренную им иконку».

Верующие собирали миро, наносили его на лицо, иконки…

– Он и больных лечил, – рассказывали в монастыре. – Бывало, подойдет к человеку и, не спрашивая, что привело его сюда, пальцем крест очертит и скажет: «Живот у тебя болит». И больному легче становилось, боли проходили. Многие от тяжелых недугов излечились. Скромным отец Ипполит был. Никогда не носил креста с украшениями. Многие, видя его впервые, принимали за простого послушника. Незадолго до смерти отец Ипполит о себе сказал насельнику монастыря: «40 лет я низко кланялся каждому человеку». Он ставил себя ниже всех. Отец Ипполит не проповедовал, не было у него дара красноречия. «Я вообще ничего не могу сказать, – говорил он. – Не умею». Обычно произносил несколько слов, вроде «Терпи», «Помоги тебе Господи» или «Здоровья тебе». Обращаясь к паломникам, замечал: «Не говорите языком, его черви съедят, говорите сердцем». При этом Ипполит любил пошутить, вопрошавшим мог ответить сказкой, стихом, даже песней. «Подходит, например, к нему инок покаяться в страстных помыслах, а батюшка вдруг начинает рассказывать ему красивое философское и вместе с этим назидательное стихотворение о любви, – напишет в своей книге «Самый добрый батюшка на земле…» Владимир Савочкин. – Когда он намекал какой-нибудь матушке, что надо каяться, а у нее нет покаяния, пел: «Виновата ли я…», а иной раз – «Виновата не я!». Цитировал Пушкина, Лермонтова, Омара Хайяма… И именно такой стих, который или раскрывал суть проблемы данного человека, или намекал на будущие искушения».

Имя отца Ипполита связано с укреплением православия на Кавказе. По его благословению в Северной Осетии были основаны православные монастыри, один из которых находится в Беслане, недалеко от школы, в 2004 году захваченной террористами. «Только монастырями спасется Кавказ», – не раз говорил Ипполит.

Чтобы быть первыми в курсе самых важных новостей, подписывайтесь на ДДД Курск в Яндекс.Дзен

Поделиться ссылкой:

Читайте свежие новости «Друг для друга» в социальных сетях:
ВКонтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter, Instagram.

Александра БЕРЕГОВАЯ, фото rylsk-obitel.ru, vk.comorthokursk

Вверх ▲ — Отзывы читателей (2) — Написать отзыв ▼ — Версия для печати

Сергей 30 декабря 2019, 17:39:08
e-mail: grigoriy1965@list.ru, город: Волгоград

Любите друг друга ибо Господь во всех и веру имейте Отец в вас. В тот день узнаете вы, что Я в Отце Моем, и вы во Мне, и Я в вас. Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня; а кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцем Моим; и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам. Еще многое имею сказать вам; но вы теперь не можете вместить. Когда же приидет Он, Дух истины, то наставит вас на всякую истину: ибо не от Себя говорить будет, но будет говорить, что услышит, и будущее возвестит вам. Он прославит Меня, потому что от Моего возьмет и возвестит вам. Все, что имеет Отец, есть Мое; потому Я сказал, что от Моего возьмет и возвестит вам. Истина; всё что вы делаете тайно то для Господа явно.

С октября 1991 до 17 декабря 2002 года послушание наместника Рыльского Свято-Николаевского монастыря нес архимандрит Ипполит (Халин). Его называли афонским старцем, за духовным советом к нему, в обитель маленького провинциального русского городка, приезжали со всех концов России. Он был утешителем и помощником всем, кто испытывал скорби и страдал от тяжелых физических и душевных недугов. Отец Ипполит привел к вере множество людей, для тех, кто искал духовной жизни, он был мудрым и терпеливым наставником. Его духовные чада пополнили ряды священства и монашества, в которых так нуждалась возрождающаяся от безумия атеизма Россия.

Настоятель Рыльского Свято-Николаевского мужского монастыря архимандрит Ипполит (Халин) родился в Святую неделю Пасхи, в Светлую Среду 18 апреля 1928 года в селе Субботино Курской области в семье простых крестьян – Ивана Константиновича и Евдокии Николаевны Халиных. У них было 8 детей: 4 мальчика и 4 девочки. Сергей, так звали о. Ипполита в миру, был самым младшим. Все его братья погибли на фронте, и на него, еще отрока, легла нелегкая ноша тяжелой деревенской работы. С детства Сергей был верующим, тем более что в роду Халиных были и священники, и монахи, а его родной дядя священник Михаил служил в церкви соседнего села. Родственники вспоминают, что когда Сергей был еще юным, у него под кроватью лежал чемодан с книгами духовного содержания, и он постоянно их перечитывал, особенно Библию, хотя, видимо, внешне ничем не выдавал своей веры в Бога. Отец Ипполит позже вспоминал: «Бывало, еще в армии, когда все лягут спать, укроешься одеялом и читаешь «Отче наш»… А вообще я любил наблюдать за священниками несмотря на то, что все вокруг подсмеивались над ними, а молодые ребята пели частушки про попов. Я же внутренне хотел стать священником». Несмотря на трудное время Сергей сумел закончить 10 классов средней школы, поучиться в ФЗО на литейщика, а после закончил педучилище. Отслужив три года в армии, он еще какое-то время работал в миру и в 1957 году в возрасте 29 лет ушел послушником в Глинскую пустынь. Родители его не были против, они фактически благословили его, сказав: «Сынок, мы уже прожили жизнь, а ты выбирай свой путь, как тебе нравится». Братья отца Ипполита погибли на фронте, будучи неженатыми, но благочестивые родители не стали настаивать, чтобы их младший сын создал семью и тем самым продолжил род. Отец Ипполит потом шутил: «Никто замуж за меня не пошел, и пришлось идти в монастырь».

В Глинской пустыни Сергий становится духовным чадом знаменитого старца схиархимандрита Андроника (Лукаша), на которого, как говорят, батюшка был похож характером. Старца Андроника называли «печальником душ человеческих». Про него писали, что смирение и кротость безраздельно царили у него в душе, что был он послушлив и любвеобилен. Эти-то качества своего старца, видимо, и взял в пример к подражанию послушник Сергий, они-то потом и проявились особо в период общественного служения старца Ипполита. В книге «Глинская пустынь и ее старцы» есть небольшой рассказ о том, как отец Андроник своей молитвой исцелил от крупозного воспаления легких послушника Сергия Халина.

В этой обители Сергий жил в одной келье с молодым послушником Иваном Масловым, который впоследствии стал известным старцем и богословом схиархимандритом Иоанном. Очень больным и слабым был Ваня Маслов, и его друг Сергий Халин ухаживал за ним, как медбрат, делал ему примочки, ставил компрессы.

Неполный год пробыл послушник Сергий в Глинской пустыни. В ноябре 1957 год он поступает в Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь, где митрополит Псковский Иоанн (Разумов) постригает его сначала в монахи, а затем рукополагает в иеродиаконы, а в 1960 году – в иеромонахи. И там Господь не оставил батюшку без благодатного окормления. В Печорах у него началось тесное духовное общение с тремя великими старцами. Это иеросхимонах Симеон (Желнин), причисленный в 2003 году к лику святых, и последние валаамские старцы, жившие в то время в Печорах: иеросхимонах Михаил (Питкевич) и схимонах Николай (Монахов). С любовью и большой благодарностью вспоминал потом батюшка об этих старцах. Особенно об отце Михаиле, у которого он какое-то время был келейником. «Смотри, Сережа, не будь петушком, а будь курочкой», – учил смирению старец своего келейника. По словам отца Ипполита, со старцем Михаилом они были духовно очень близки и друг у друга исповедовались. И, видимо, многому научился будущий старец Ипполит у Печерских подвижников. «Я на всю жизнь запомнил этого скромного, тихого, смиренного монаха», – вспоминал об отце Ипполите недавно почивший московский батюшка, настоятель храма свт. Николая в Кленниках протоиерей Александр Куликов. Отец Александр, будучи совсем еще молодым священником, приезжал в Печоры и останавливался в келье иеромонаха Ипполита.

В 1966 году из Псково-Печерской обители иеромонаха Ипполита посылают на Афон, в Русский Свято-Пантелеимонов монастырь, в котором к тому времени оскудевала монашеская жизнь, и оставалось всего около десяти насельников. Он попал в число первых пяти монахов, которых отправили туда после того, как безбожное советское государство разрешило Русской Православной Церкви посылать на Афон монахов из Советского Союза. Схиархимандрит Илий, который приехал на Святую Гору через десять лет после приезда батюшки Ипполита, рассказывал: «Они, эти пять монахов, просто спасли положение, потому что русских насельников там оставалось мало, и монастырь уже мог перейти к грекам. Но сначала к ним отнеслись с недоверием, если не сказать, враждебно и называли их там «красными попами».

Но эти пять отцов и приехавшие после них из СССР другие монахи, видимо, заслужили доверие афонской братии жизнью и трудами в Свято-Пантелеимоновом монастыре. Отец Ипполит подвизался на Афоне 18 лет, неся послушание казначея и эконома, как и преподобный старец Силуан, в келье которого, как предполагают, он жил. Очень трудно было вести хозяйство, ведь в советское время власти запрещали помогать монастырю. И по воспоминаниям архимандрита Авеля (Македонова), который около четырех лет был настоятелем Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне, они иногда с отцом Ипполитом сидели и горевали, думая, как накормить завтра братию, как сделать ремонтные работы, как существовать. Но милостью Божией монастырь существовал, молитва творилась, и проблемы потихонечку решались. Кроме должности эконома отцу Ипполиту было доверено быть представителем от монастыря в Священном Киноте Святой Горы Афон. Нынешний духовник Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне иеромонах Макарий рассказывал, что встречался с греками из Священного Кинота, которые до сих пор помнят отца Ипполита как очень смиренного и усердного монаха. А схиархимандрит Илий, вспоминая афонский период своей жизни, рассказывал о батюшке Ипполите как о благодатном, добром, ласковом брате во Христе, большом молитвеннике.

В 1984 году батюшка сильно заболел и поехал лечиться в Россию. Так он здесь и остался. Некоторое время служил в сельских храмах Курской епархии, затем по благословению архиепископа Иувеналия (Тарасова) возглавил братию возрождающегося Рыльского Свято-Николаевского мужского монастыря. На плечи уже немолодого и не отличавшегося крепким здоровьем монаха легла тяжелая ноша – восстановление и обустройство старинной обители, сплочение и воспитание братии, организация хозяйственной деятельности, окормление множества паломников. Отец Ипполит непрестанно молился о вверенной ему братии, о паломниках, о всех, кто прибегал к его помощи. Он создал на Рыльской земле несколько скитов, в которых поселились небольшие монашеские общины. Женский скит в Большегнеушево со временем получил статус монастыря в честь иконы Божией Матери «Казанской». При его содействии в Северной Осетии открылся Аланский Свято-Успенский мужской монастырь.

Тяжелые молитвенные труды и заботы о восстановлении обители подорвали здоровье отца Ипполита. В последние годы своей жизни он тяжело болел, 17 декабря 2002 года Господь призвал к Себе Своего верного воина и труженика на ниве духовной. Похороны состоялись в день памяти святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, к которому сам отец Ипполит постоянно обращался в молитвах и своих чад благословлял молиться во всех нуждах, скорбях и печалях. Множество народа провожало батюшку в последний земной путь. Его похоронили возле алтаря им восстановленного Николаевского храма — главного собора обители. На могиле отца Ипполита, где установлен бронзовый крест на гранитном постаменте, горит неугасимая лампада, всегда лежат свежие цветы. Православные не забывает своего утешителя и любящего батюшку, помолиться на его могиле постоянно приезжают паломники из разных городов России, Украины, Ближнего и Дальнего Зарубежья.

На территории дворцово-паркового ансамбля «Марьино» установлен и освящен памятник архимандриту Ипполиту работы народного художника России, скульптора В.М. Клыкова. Но главный памятник подвижнику воздвигнут народной благодарностью и любовью.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *