Обитель эта стала мне известна с момента крещения в 1996 году, и до 2005 я её неоднократно посещала. В 1997 году мы всем приходом помогали монастырю с укладкой дров. Нас тогда очень тепло и отечески встречал отец Дамаскин. Мы тогда приложились к мощам прп. Саввы Крыпецкого в нижнем храме. Поучаствовали в общей монастырской трапезе под навесом в чистом поле. Во главе стола был настоятель и наш батюшка, они вели общую шутливую беседу и вселяли в наши сердца оптимизм. Купальня была ещё не построена, поэтому ширмой служил кустарник и всеобщая деликатность. Меня тогда поразили два факта. Первый, неудивительный, но приятный, температура воды выше, чем обычно в освящённых источниках и купелях. Второй, весьма странный, если учесть болотистые окрестности и характер водоёма. Святое озеро включает в себя поверхностные воды, осадки и родники, вода в нём даже отдаёт зеленью, но она свежая и вкусная, без привкуса тины. И купание лёгкое, без обычной задержки дыхания, которая случается в холодной чисто родниковой воде. После трудов праведных нас не раз приглашали на праздники с крестными ходами. Монастырь начинал понемногу обустраиваться. Купальней. Покоями архиерея. Монастырскими постройками. Сегодня через много лет я ещё раз побывала здесь. Не поменялась только дорога. Оптимистичный навигатор обещает прибытие в монастырь в течение 20-30 минут. Не рекомендую. Потому что грунтовка-стиральная доска после поворота на монастырь превращается местами в гибрид тёрки и стиральной доски, побитой метеоритным(или обычным?)дождём. Но тернии стоят звёзд! И не только звёзд над куполами крепости. Именно так я могу назвать ограду монастыря с башенками и прекрасными воротами, как в песне БГ. За оградой мы увидели не обычные братские корпуса общежительного типа, а целую деревушку в древнерусском стиле. Каждый дом, как игрушечка, каждый уникален и чем-то интересен. Если б нам позволило время, и дал бы благословение натоятель, с удовольствием бы побродили по этой деревушке. Но общий трудовой настрой и нас ограничил посещением лишь храма, купели и источника. Побродив вокруг храмов и посетив могилку батюшки Дамаскина, я обратила внимание на выложенные цветами и травой узоры на тропинке для крестного хода, бюст Ордина-Нащокина и ангела на колокольне-часах. Купель стала ещё более благоустроенной, мужское и женское отделения под одной крышей разделены решётками и ограждениями. Раздевалки просторные, ступени и перила удобные. Только немного скользкие. Поэтому осторожность не повредит. В Святом озере плещутся мальки, а у берега цветёт белая водяная лилия, кувшинка(Nimpheya). В центре озера возведен островок с крестом. В озере купание запрещено. Пока я ждала на скамеечке своей очереди, на восковые свечки, потихоньку сгибавшиеся в моих руках на жаре, слетелись бабочки-голубянки, приткнувшие свои хоботки в остатки мёда на воске и на моих пальцах. С удовольствием бы посетили мы трапезную, которую нам нахваливали попутчики, отведали бы сметаны и творога, травяных чаёв, но пора было в путь домой. Дорога обратно прошла чуть легче. То ли дело в умиротворении от святого места, то ли в ином распеделении нагрузки на колёса. Но факт есть факт. Возможно, как поёт Игорь Растеряев в песне «Русская дорога», «когда мы отступаем, это мы вперёд идём», во всяком случае, мы почувствовали облегчение от посещения Крыпецкого монастыря. И освобождение от будничных проблем. Хоть и обступили они нас в прежнем темпе по возвращении в Псков. Но взгляд на всё стал более трезвый и спокойный. Это загадка святых мест и истории моего родного края. …

Крыпецкий Иоанно-Богословский мужской монастырь (Россия, Псковская область, Торошинский район, с. Крипецкое)

Хорошо помню — дорога от Пскова на Крыпецы вполне сносная. Часть пути пролегает по грейдерке, подвеску конечно жалко, но это лучше, чем проселок. «Крыпецкий Иоанно-Богословский монастырь расположен в 25 км на северо-восток от г. Пскова. Монастырь основан в 1455 г. постриженником Святой Горы Афон прп. Саввой, по одним сведениям — греком, а по другим — сербом. После падения Константинополя в 1453 г. прп. Савва приходит в Россию и останавливается в Снетогорском монастыре, расположенном недалеко от г. Пскова. По истечении времени он переходит в более уединенное место на р. Толба, в обитель прп. Евфросина. Ревнуя о совершенном безмолвии, прп. Савва, испросив благословения у прп. Евфросина, поселяется при небольшом озере в Крыпецкой пустыни. Крыпецкая пустынь — от слова «крып» — так назывались рыболовные лодки на местных озерах.

Описание Крыпецкого монастыря

Начали к прп. Савве стекаться отовсюду ревнители пустынной жизни. Они упросили старца создать иноческую обитель. Вскоре был построен деревянный храм во имя Иоанна Богослова с приделом во имя свт. Саввы, архиеп. Сербского. В 1555 г. были обретены нетленные мощи прп. Саввы. В том же году по прославлении на Соборе в Москве святому было установлено общецерковное празднование.
Двухэтажный храм построен в 1557 г. и возобновлен в 1895 г.: вверху во имя св. Иоанна Богослова с приделом во имя св. Саввы Сербского, внизу — во имя прп. Саввы Крыпецкого с приделом во имя свв. мчч. Евстратия, Авксентия, Евгения, Мардария и Ореста, под колокольней — в честь Успения Божией Матери.
В XVI в. в Крыпецком монастыре положили начало своим подвигам и приняли в нем иноческий постриг прпп. Нил Столобенский и Никандр Пустынножитель. В 1672 г. здесь же принимает иночество с именем Антоний Афанасий Лаврентьевич Ордын-Нащокин, начальник Посольского приказа при царе Алексее Михайловиче.
Во втор. пол. XIX в. в Крыпецком монастыре жил и подвизался блаженный монах Корнилий. Он взял на себя редкий подвиг Христа ради юродства. В июле 1997 г. были обретены останки блаженного монаха Корнилия, и до января 2000 г. они находились в монастырском храме. В сентябре 1999 г. монах Корнилий был прославлен как местночтимый святой Псковской епархии.
В 1990 г. Иоанно-Богословский Крыпецкий монастырь передан Русской Православной Церкви. Ощутимое возрождение обители началось только в 1995 г. — год 500-летнего юбилея со дня преставления прп. Саввы Крыпецкого. С этого времени в монастыре снова затеплились молитва и духовная жизнь ее обитателей» — справочник-путеводительь «Монастыри русской православной церкви», М., 2001, с. 217-218.

Ордин-Нащокин — русский Ришелье

«Служба твоя забвенна николи не будет», — писал царь Алексей Михайлович Ордину-Нащокину. Однако со временем Афанасию Лаврентьевичу становилось все труднее в Москве, где он имел «резиденцию» в качестве руководителя Посольского приказа. Он успел совершить немало — в частности, учредил почтовое сообщение, сделал безопасным путь в Москву для среднеазиатских купцов, приложил немало трудов к созданию прочных экономических и политических связей с соседними государствами, построил, наконец, первую корабельную верфь. А сколько еще блестящих планов воплотить не удалось, — ведь силы Ордину приходилось расходовать не только на государственные дела, но и на придворные дрязги: кичливое московское боярство с презрением относилось к опочецкому «парвеню». Отношения с Алексеем Михайловичем у Ордина-Нащокина тоже складывались не так просто, как хотелось бы: он ни для кого не делал секрета из своих симпатий к опальному Патриарху Никону и был сторонником его возвращения в Москву. Следствием разногласий с царем стало удаление Афанасия Лаврентьевича от дел (в 1672 году на его пост был назначен новый царский фаворит, А. С. Матвеев). Ордин-Нащокин оставил Москву и принял постриг в Крыпецком монастыре. Судя по быстроте, с которой он решился на столь серьезную перемену в своей жизни, желание приготовиться к кончине вдали от мирской суеты давно зрело в душе государственного деятеля. В монастыре Ордин-Нащокин вел жизнь тихую и сосредоточенную, приличную монашескому званию; занимался благотворительностью (в частности, устроил больницу в Пскове). Господь дал ему время «подвизаться подвигом добрым»: инок Антоний мирно скончался в 1680 году. Незадолго до смерти его в последний раз потревожили государственной заботой, вызвав из обители в 1679 году для переговоров с польскими послами.

Православные монастыри. Путешествие по святым местам, «Иоанно-Богословский Савво-Крыпецкий монастырь» в. 44, 2009, с. 27

Схема проезда

Крыпецкий монастырь

Карта загружается. Пожалуйста, подождите.

Крыпецкий монастырь 57.989733, 28.494265 Крыпецкий Иоанно-Богословский мужской монастырь

Главный монастырский храм был сооружён в типично псковском архитектурном стиле и освящён в 1557 году при игумене Феоктисте. Это крупное каменное здание на подклете. Четырёхстолпный трёхапсидный одноглавый собор, первоначально имел, видимо, пощипцовое покрытие. К северо-восточному углу собора примыкает одноглавый придел, с запада и юга храм окружён закрытой галереей-гульбищем. При одной из перестроек была устроена четырёхскатная кровля, а также были заложены арки гульбища. В ХIХ столетии был устроен тёплый престол в нижнем храме и освящён во имя Пяти Севастийских мучеников Евстратия, Авксентия, Евгения, Мардария и Ореста. Под приделом престол Саввы Крыпецкого с мощами преподобного. Здесь же в нижнем храме ныне покоятся мощи другого подвижника — преподобного Корнилия.

В начале ХХ века Крыпецкий монастырь был одним из самых крупных и богатых обителей Псковской земли. В 1902 году в журнале «Русский паломник», одном из самых популярных изданий своего времени, появилась статья о Крыпецком монастыре за подписью некоего М. Темноборского. В этом очерке, посвящённом Крыпецам, особенно привлекает внимание описание его архитектурных достопримечательностей, хотя и дилетантское, но весьма подробное и выразительное.

Вот что говорит Темноборский об Иоанно-Богословском соборе: «Это громадное строение, имеющее в себе два этажа, поражает зрителя как своей типичностью постройки шестнадцатого века, как равно и тем замечательно хорошо сохранившимся древним видом, который бывает только у очень хорошо, основательно построенных древних зданий. Церковь Иоанна Богослова имеет вид двух четырёхугольников, из которых один, меньший, поставлен на другой. В южной стороне церкви помещается придел, по высоте средний между нижним и верхним четырёхугольниками; над ним возвышается купол на длинной и тонкой шее, украшенной характерным орнаментом наверху. Главный купол, имеющий оригинальную форму, лежит на толстом приземистом основании, шее, также наверху украшенной орнаментом характерного рисунка и имеющей в себе шесть узких окон… Алтарь, как и вообще во всех постройках псковских архитекторов, выступает тремя полукружиями, по высоте значительно меньшими, чем вся церковь. Все эти полукружия снабжены узкими и длинными окнами, находящимися довольно высоко над землёй, вследствие чего внутри церкви полумрак… Стены церкви обработаны типичными углублениями, что также является свидетельством того, что мастера были псковичи». Итак, уже в этом деловитом описании Иоанно-Богословского собора звучит для нас приблизительная дата его постройки — ХVI век.

Годом закладки собора современные исследователи предлагают считать 1554 год. Строительство заняло три года, и в 1557 году соборный храм освятили, о чём сообщает единственная дошедшая до наших дней летописная запись ХVI столетия, посвящённая Савво-Крыпецкой обители: «В лето 7065… Того же лета совершена бысть церковь в Крыпецком монастыре святого апостола и еуагелиста Иоанна Богослова игуменом Феоктистом каменна». С самого начала Иоанно-Богословский собор отличался приличным убранством. Согласно свидетельству конца ХVI века, в главном, собственно Богословском, храме собора был тябловый иконостас, «писанный на золоте». Говорится также о медных паникадилах, литых, медных же, подсвечниках «немецкой работы», изрядно украшенных иконах.

В последующие века Иоанно-Богословский собор не раз подвергался ремонтам. Самым основательным из них был тот, который инициировал митрополит Евгений (Болховитинов) в первой трети ХIХ века. Правду молвить, к этому времени соборный храм Крыпецкой обители представлял собой вид крайней ветхости и запущенности. Нижний ярус его, где помещались мощи преподобного Саввы, напоминал более пещеру с печальными следами сырости на стенах (местность вокруг обители была болотистая, и это, пока владыка Евгений не позаботился о проведении мелиоративных работ, самым явственным образом отзывалось на состоянии монастырских зданий). Ремонт собора привел к его существенному видоизменению — прежде всего это касалось его интерьеров, поскольку большая часть «видимых» работ производилась внутри. Были заменены пострадавшие от сырости своды подклетов, фундаменты, части стен. Придельная Саввиновская церковь была расширена и продолжена на восток, до основных алтарных апсид. Везде заменили полы, во многих местах — рамы и двери.

Следующий ремонт соборного храма относится к 1860-1870-м годам. Тогда собор покрыли листовым железом и покрасили «зеленою краскою медянкою». «Возобновлен весь внутри» был придельный храм свт. Саввы, архиепископа Сербского, а также нижние тёплые храмы — преподобного Саввы Крыпецкого и Пяточисленных мучеников, причём последний был «соединён вместе с теплым храмом Преподобного Саввы Крыпецкого Чудотворца». Последний дореволюционный ремонт Богословского собора произвели в 1912 году (до этого собор подвергался ремонту ещё один раз — в 1902 году). К сожалению, при последнем ремонте не была учтена необходимость соблюдать влажностно-температурный режим в помещениях собора. Стены его выкрасили изнутри масляной краской, а полы в нижних храмах сделали бетонными. Из-за этого в летние месяцы здесь царила ужасная сырость, «так что на полу приходится часто убирать воду, а рака Преподобного Саввы, простоявши в этом храме с 1855 года по 1918 год, всего 63 года, предалась тлению».

После прихода к власти большевиков Крыпецкая обитель какое-то время ещё действовала, правда, в начале 20-х годов над монастырём стали сгущаться тучи. В 1922 году из обители были вывезены все ценности (многие из них бесследно исчезли). 19 декабря 1923 года Псковский губисполком принимает решение о закрытии Крыпецкого монастыря; буквально несколько месяцев Иоанно-Богословский собор действовал как приходская церковь, после чего был закрыт и он. После закрытия этот монастырский храм очень быстро пришёл в запустение. В монастырских зданиях некоторое время располагался приют для беспризорников, а затем здесь обосновался местный совхоз. Вплоть до 50-х годов в нижнем храме располагались стойла для скота, а пол и стены сплошь были испачканы навозом. Хотя к концу 1950-х годов, когда руины Крыпецкого монастыря привлекли внимание реставраторов, именно он находился в наиболее сносном состоянии, сохранялась даже его барочная главка.

Память о святой обители и её подвижниках в памяти народа искоренить было невозможно. В эпоху усиления богоборческих гонений верующие своими силами рядом с могилой блаженного Корнилия в мае 1958 года поставили деревянный храм и возвели часовню. В сентябре 1958 году председатель Торошинского сельсовета И. Денисов вместе с комсомольцами разобрали и сожгли остатки деревянных сооружений. Но поскольку паломничество не прекратилось, монастырские здания решено было взорвать, а кирпич использовать в хозяйственных целях. Спасла его известная защитница псковских памятников истории и культуры, кандидат искусствоведения Елена Морозкина. Именно она добилась в высших инстанциях, чтобы Крыпецкий монастырь не взорвали, а взяли под государственную охрану.

30 августа 1960 года постановлением Совета Министров РСФСР ансамбль бывшего Крыпецкого монастыря объявили памятником республиканского значения и с тех пор он стал находится под охраной государства. На территории бывшего монастыря были проведены масштабные реставрационные работы… Эти работы производились под руководством советского архитектора Бориса Степановича Скобельцына реставраторами Псковской архитектурно-реставрационной мастерской. Увы, в 1983 году произошёл пожар, сведший на нет все усилия реставраторов, а довершили дело «кладоискатели», с упорством, достойным лучшего применения, долбившие ломами стены древнего собора.

Когда монастырь вернули Церкви, Иоанно-Богословский собор выглядел ничем не лучше, чем соседствующая с ним церковь Успения Пресвятой Богородицы. Лишь в 1990 году Крыпецкий монастырь, с его поросшими травой развалинами храмов и колокольни передали Псковской епархии. В течении двадцати лет возрождаемая обитель непрерывно реставрировалась и «обновлялась». Генеральный план, по которому работы должны были вестись в монастыре, на тот период отсутствовали. Восстановительные работы проводились без согласия с органом охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК). То, что сейчас мы можем видеть здесь, в Крыпецком монастыре — это храмы и здания, восстановленные по «оригинальному», собственноручному, можно так сказать, плану строительства главного монастырского архитектора Александра Сергеевича Кузнецова и бывшего наместника монастыря — архимандрита Дамаскина (Сахнюка).

Из журнала «Православные монастыри. Путешествие по святым местам». Выпуск №44, 2009 г.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *