Великое таинство – брак … не рассуждай о нем просто и как случится, не ищи обилия богатства, намереваясь взять невесту. Брак надо считать не торговлею, а союзом жизни. Если бы, возлюбленный, брак и воспитание детей были препятствием на пути добродетели, то Создатель всяческих не ввел бы брака в жизнь нашу, дабы мы не терпели вреда в вещах нужных и самых необходимых.

… Великое таинство – брак … не рассуждай о нем просто и как случится, не ищи обилия богатства, намереваясь взять невесту. Брак надо считать не торговлею, а союзом жизни.

Если бы, возлюбленный, брак и воспитание детей были препятствием на пути добродетели, то Создатель всяческих не ввел бы брака в жизнь нашу, дабы мы не терпели вреда в вещах нужных и самых необходимых.

Рождение детей сделалось уже величайшим утешением для людей, когда они стали смертными. Поэтому-то и человеколюбивый Бог, чтобы немедленно, в самом начале смягчить строгость наказания и отнять у смерти страшный вид, даровал рождение детей, являя в нем … образ Воскресения…

Способность рождать (детей) имеет свое начало свыше – от Божия Промысла, и для этого ни природа женщины, ни сожитие (с мужем) и ничто другое само по себе недостаточно…

Мир состоит из городов, города – из домов, дома – из мужей и жен; поэтому, когда настанет вражда между мужьями и женами, то входит война в дома; а когда они мятутся, тогда неспокойны бывают и города; когда же города приходят в смятение, то по необходимости и вся вселенная наполняется смятением, войною и раздорами…

Истинное богатство и самое великое счастье (заключается) в том, когда муж и жена не разногласят между собой, соединены друг с другом, как едина плоть, потому что два, сказано, будут в плоть едину (ср.: Быт. 2, 24). Такие (супруги), хотя бы жили в бедности и были незнатны, могут быть всех счастливее, потому что они наслаждаются истинным счастьем и живут во всегдашнем спокойствии. А те, напротив, кто не наслаждается таким (согласием), но страдают ревностью и теряют блага мира, – те, хотя бы были окружены многим богатством … жили в славе, проводят свой век всех несчастнее, вымышляя сами для себя каждый день волнения и беспокойства, всегда подозревая друг друга, и не могут иметь никаких удовольствий, потому что внутренняя вражда (их) все приводит в беспорядок и причиняет им множество неприятностей.

Будем ценить выше всего единодушие (в семье) и все будем делать так и направлять к тому, чтобы в супружестве постоянно сохранялись мир и тишина. Тогда и дети будут подражать добродетелям родителей… и по всему дому будет процветать добродетель, и во всех делах будет благопоспешение.

Муж, вставая с постели, о том только и должен стараться, чтобы и делами, и словами насаждать в своем доме и семействе большее благочестие; равным образом и жена пусть наблюдает за домом, но, кроме этого занятия, она должна иметь другую, более настоятельную заботу о том, чтобы все семейство трудилось для Царства Небесного.

Жена – вторичная власть; значит не должна требовать равенства (с мужем), так как стоит под главою; и он (муж) не должен высокомерно смотреть на нее, как на подчиненную, потому что она – тело его, а если голова станет пренебрегать телом, то пропадет и сама. Взамен послушания она должна привносить любовь … Тело отдает в услужение главе руки, ноги и все прочие члены; а глава заботится о теле, посвящая ему все свое разумение. Нет ничего лучше такого супружества.

Хочешь, чтобы жена повиновалась тебе, как Христу повинуется Церковь? Заботься и сам о ней, как Христос о Церкви… Хорошая, мужественная (жена) сделается славным венцом; худая же подобно червю, находящемуся в самом сердце, незаметно мало-помалу приводит к гибели. А всего ужаснее то, что незаметно для окружающих вливает внутрь яд и изнуряет несчастную душу.

Если же надо что-нибудь делать для угождения мужу, то нужно душу украшать, а не тело наряжать и погублять. Не столько золото, которым ты украшаешься, сделает тебя любезной и приятной для него, сколько целомудрие и ласковость к нему, и готовность умереть за своего супруга. Это по преимуществу пленяет мужей … это привязывает мужа к жене…

Если хочешь нравиться мужу, украшай душу целомудрием, благочестием, попечением о доме. Эта красота и более пленяет и никогда не прекращается. Ни старость не разрушает этой красоты, ни болезнь не уничтожает.

Если верующая жена, живущая с неверующим мужем, не добродетельна, то обыкновенно происходит хула на Бога; если же она украшена добродетелью, то проповедь приобретает славу от нее и добрых дел ее … Если ты и не приобретешь никакой другой пользы, если и не привлечешь мужа к общению в правых догматах, то, по крайней мере, заградишь ему уста и не допустишь хулить христианство.

Уроки святого Иоанна Златоуста
Чем заканчивается большинство русских народных сказок? Правильно, свадебным пиром. Ведь до этого момента в отношениях молодых все красиво и романтично. А после свадьбы начинается семейная жизнь – долгожданная, желанная, но с неизбежными трудностями, которые предстоит пережить супругам. После свадьбы молодые пары сталкиваются с проблемами, о существовании которых еще недавно не подозревали. Как заложить фундамент прочной семьи еще до свадьбы и как, взявшись за руки, преодолеть все испытания? Как и много веков назад, для молодоженов и сегодня актуальны советы святителя Иоанна Златоуста.
Чем хороши ранние браки?
Одним из важных условий для создания счастливой и благословенной семьи являются ранние браки. Желательно, чтобы юноши и девушки вступали в брак рано, будучи еще молодыми, прежде чем зло успеет коснуться их, прежде, чем случится им впасть в плотской грех. Сегодня многие на этот счет придерживаются иного мнения. Большинство людей в наше время не спешат вступать в брак, но вовсе не потому, что считают себя духовно незрелыми, а из других соображений. Одни считают себя недостаточно устроенными материально. Другие всецело поглощены работой и прочими житейскими заботами, так что брак они считают вопросом второстепенной важности, и он отходит на задний план.
Если молодые люди до венца живут в воздержании и чистоте, то откладывание брака не приведет к серьезным проблемам. Если, однако ж, такая отсрочка (какими бы причинами она ни была вызвана) вынуждает будущих супругов вступать в добрачные отношения, тогда, говорит святитель Иоанн Златоуст, лучше идти под венец в раннем возрасте: «Если кто из родителей имеет молодых сына или дочь и готовит их к семейной жизни в миру, да поспешит наложить на своих детей брачное ярмо. Не будем же нерадеть, заботясь о молодых, видя огонь, разгорающийся внутри них, огонь плотских искушений. И, прежде чем успеют они впасть в грех, позаботимся привести их к богоугодному браку». Причина, по которой святитель рекомендует вступать в ранние браки, заключается в опасности возникновения у молодых не только добрачных, но и внебрачных падений. Как тонкий знаток человеческой души, святитель Иоанн Златоуст предостерегает, говоря, что тот, кто до брака привык ко блуду, тот и после станет прелюбодействовать. «Не познавший блуда до брака, и прелюбодеяния не познает. Тот же, кто привык иметь добрачные отношения, тот впоследствии дойдет и до прелюбодеяния, – говорит святитель. – Если супруги вступают в брак непорочными, и каждый впервые видит наготу другого, то тогда и чувство любви будет между ними сильней, и страх Божий возрастет в них еще больше, и брачное ложе справедливо будет называться честным, поскольку принимает тела чистые, непорочные, и дети, которые у них родятся, будут исполнены благословения».
Как выбрать спутника жизни
Многие в наши дни при выборе спутника жизни руководствуются двумя основными критериями, которые считают для себя главными: первый – это любовь. «Велика любовь, – говорит святитель Иоанн Златоуст, – которую Бог насадил в сердце человека. Нужно только следить, чтобы любовь между двумя молодыми была не поверхностной, а глубокой; и не плотской только, но, главным образом, духовной, которая зиждется на духовной красоте любящих лиц. Любовь тогда бывает сильной и прочной, когда она основана на духовной, а не на плотской красоте».
Второй критерий – это материальный достаток, деньги, богатство. Здесь, как правило, обязательно принимается в расчет и то, какое положение в обществе занимает человек. Последний критерий святитель считает совершенно нелепым и неверным. По мнению святого, главное, на что следует обратить внимание в любимом человеке – это его душевное богатство, его благочестие и добродетели – вот что является важнейшим критерием при выборе супруга или супруги. Брак – ведь это дело не взаимообмена, а выбора. И вопрос выбора супруга или супруги является довольно серьезным, особенно в наши дни. Поэтому святитель Иоанн Златоуст для столь важного дела предлагает сотворить усердную и теплую молитву, полагаясь полностью на милость Божию: «Итак, во всех своих нуждах, обращаясь к Господу, говорите: «Господи, устрой всё как Тебе угодно и когда Тебе угодно. Аминь”».
Как получить благословение Христа на брак
Предположим, что выбор соответствующего лица в качестве жениха (или невесты) сделан. Решение принято. Венчание назначено на указанный день и час. Пора рассылать приглашения. Святитель Иоанн Златоуст в своих беседах говорит, что и пригласительные билеты играют свою роль для того, чтобы брак оказался счастливым. Но, спросите вы, какое отношение к благополучному браку могут иметь пригласительные билеты? И, тем не менее, самое прямое. Начнем с того, что на венчание обычно приглашаются все: и родственники, и друзья, – ни о ком не забывают. Конечно, их присутствие весьма желанно, и преподносимые ими подарки приятны и уместны. Но, приглашая родственников и друзей, не следует, однако ж, предоставлять им право вмешиваться в вопросы, касающиеся самого брака. Христианская пара не должна потворствовать требованиям и обычаям тех родственников, которые стремятся придать этому великому таинству чисто мирской характер. Часто родственники стараются навязать свое мнение относительно того, как должна быть одета невеста, кого стоит приглашать на брак и кого не стоит, в какой обстановке должно пройти само венчание, и как провести время по совершении таинства. Но не надо забывать, что родственники и друзья приглашаются для того, чтобы вместе помолиться за венчающихся. Помимо родственников по плоти в число приглашенных следовало бы включить и близких по духу людей, своих братьев и сестер во Христе. Они-то и приложат больше усилий для того, чтобы будущие супруги были счастливы. Ибо и любовь их нелицемерна, и возносимые ими молитвы достаточно теплы. Прежде же всего и всех на брак должен быть приглашен Сам Господь наш Иисус Христос. Как можно пригласить Христа? Милостынею! Так как, подавая милостыню, вы утешаете скорбящих, привлекаете к себе Христа и имеете Его благословение. Итак, прежде чем будут разосланы конверты с приглашениями, приготовьте отдельный конверт с определенной суммой денег, предназначенных для бедных. В первую очередь следует передать этот конверт какой-либо нуждающейся семье. Это и будет пригласительным билетом для Христа, Который, пришедши, освятит и благословит ваш брак. Послушаем, что по этому поводу говорит святитель Иоанн Златоуст: «Людей добрых и благонравных, которые вам знакомы, тех можете пригласить на брак. Настройте их, однако ж, так, чтобы они довольствовались всем, что есть. Никого же из танцоров, ни музыкантов приглашать не следует, ибо это расходы излишние и, к тому же, неподобающие. Прежде же всего пригласите к себе Христа. И вы знаете, как и посредством чего можно Его пригласить. Поскольку Он Сам сказал, что тот, кто делает что-либо во имя Его, равносильно тому, что Ему делает. Не считайте для себя зазорным и уничижительным пригласить к себе убогих и бедных».
Всё, о чем говорит святитель, очень актуально в наши дни. Огромные средства тратятся сегодня на то, чтобы подготовиться к браку, а именно, обставить и украсить свой дом, на дорогие одеяния и роскошно накрытые столы, на веселое времяпрепровождение в различных увеселительных центрах и заведениях. И ущерб, который получают как приглашающие, так и приглашенные, не только материальный, но и духовный. Так как оскверняется самая атмосфера христианского брака.
Постараемся же во всем, начиная от одеяния невесты и заканчивая празднично накрытыми столами, следовать обычаям христианским. «Украшайте невесту не золотыми украшениями, а благочестием и скромностью, и пусть одеяние ее будет обычным и простым. Вместо же всех золотых и прочих искусно выполненных украшений облеките ее в стыдливость и приучите ее не искать никакой роскоши. Следите также за обстановкой, в которой совершается бракосочетание, чтобы не было у вас никакого беспорядка и шума. Во время застолья, устраиваемого по случаю столь важного события, не позволяйте себе упиваться различными спиртными напитками и избегайте ссор и скандалов. Да будет трапеза ваша обильна и с радостью». Аминь!
В супружестве всё – общее
Но вот, свершилось! Больше не жених и невеста, но муж и жена. Радость супругов заключается в единстве, в соединении двух любящих в единое во Христе Иисусе. «Брак – это, прежде всего, общность, – говорит святитель Иоанн Златоуст, – общность тел, общность дарований и общность денежных средств». В браке не существует собственнического понятия «это мое, а это – твое», которое вносит в дом одни лишь раздоры. В супружестве всё – общее. Если в первенствующей Церкви для всех верующих «всё было общее» (см. Деян. 2, 44), тем более между супругами, заключившими церковный брак, всё должно быть общим, и, прежде всего, им следует придти к соглашению относительно семейного бюджета. Мыслимо ли, чтобы то, что Бог сочетал, разлучили деньги? Но если даже дело и не дойдет до развода, а супруги, живя вместе, будут считать себя каждый экономически независимым от другого, то это, по сути дела, будет называться браком лишь формально. Так как экономическая независимость супругов – это первая ступень, ведущая к разрыву освященного Церковью брачного союза. Вот что говорит по этому поводу святитель: «Как много зла причиняет людям привязанность к деньгам! Одной плотью вы стали оба посредством брака, а всё еще продолжаете разграничивать: «Это мое”. Злополучное это слово вошло в мир через дьявола. Бог же всё дал нам для общего пользования и, при том, всё то, что гораздо важнее и необходимее для жизни, чем деньги. Неужели ж только деньги не могут быть общими? Дерзнет ли кто-нибудь сказать: «свет мой” или «воздух мой”, или «солнце мое”, или «вода моя”? Итак, если то, что и больше, и важнее денег – всё общее, то неужели ж только деньги не могут стать общими?»
Священная цель брака
Страннолюбия не забывайте, ибо через него некоторые, не зная, оказали гостеприимство Ангелам.
(Евр. 13, 2)
Когда-то люди были настолько страннолюбивы, что двери своих домов настежь держали открытыми для гостей. Некогда праведные Авраам и Лот, отличившиеся своими гостеприимством и радушием, сподобились принять у себя Ангелов. Аврааму под дубом Мамврийским явились три странника в виде Ангелов, которые были прообразом Святой Троицы (см. Бытие, 18,1-8). А Лота навестили два Ангела в Содоме (см. Бытие, 19,1-11). Так что, как сказал апостол Павел, страннолюбия не забывайте, ибо через него некоторые, не зная, оказали гостеприимство Ангелам (Евр. 13,2).
Современные христиане, казалось бы, должны были превзойти в страннолюбии Авраама и Лота, живших до пришествия Христа на Землю. Но, увы, многие из них начисто забыли о любви и странноприимстве. Даже детей, и тех не принимают они в свои дома. В переводе с греческого дом означает «место для детей». Так что дома строят прежде всего для того, чтобы наполнить их детьми, а не всевозможными предметами роскоши. Но, к сожалению, большинство супругов предпочитают иметь в доме модную мебель и дорогие ковры, редкие картины и изящные статуэтки, драгоценные украшения и дорогостоящие люстры, кошек, собак и других животных и только детей они не хотят иметь в доме. Но, в конце-концов, выходит так, что дом, не пожелавший принять детей, в итоге впускает сатану. И там, где не нашлось места для ребенка, в конечном счете не оказывается места и для самого хозяина.
Царь-псалмопевец Давид был восьмым ребенком в семье. Если бы его родители, Иессей с женой, жили в наше время и, разделяя взгляды современного общества, ограничились одним-двумя детьми, а появлению на свет других детей препятствовали различными «предохраняющими» способами, не родился бы Давид, величайший из поэтов и пророков, славный царь Израильский и псалмопевец, прообраз Мессии и Его предок по плоти. И они были бы повинны в том, что лишили человечество такой личности, как Давид.
Некоторые христиане спрашивают: «Как же нам быть теперь, неужели мы должны обзавестись дюжиной детей?» Все христиане, избравшие супружество, обязаны следовать программе, установленной Богом – вот простой и, думаю, исчерпывающий ответ на заданный вопрос. Не может дерево сказать тому, кто его посадил: «Благодарю тебя за то, что посадил меня и ухаживал за мной, но плодов тебе давать я не собираюсь». Также и человек не может сказать Богу: «Благодарю Тебя, Господи, что даровал мне супруга (или супругу), но иметь детей я не желаю. Благодарю Тебя, конечно, за семя, но плодов от меня не жди». Как-то один рассудительный старец, видя, что пришедшая к нему пара (супругов) исполнена решимости скорей согрешить, чем позволить себе иметь еще и других детей, наложил на них следующий, казалось бы, странный канон: «Во время Божественной литургии, – сказал он им, – вы встанете на солее, прямо перед Царскими вратами и в тот момент, когда должна будет произноситься молитва «Отче наш”, скажете ее вы. Только вместо слов: «Да будет воля Твоя”, возвысите голос и скажете отчетливо каждое слово: «Да будет наша воля”. И будете поступать так четыре воскресенья подряд».
На это супруги воскликнули: «Батюшка, это невозможно. При всем нашем уважении к вам, мы не в силах, однако ж, исполнить то, что вы от нас требуете. Во-первых, нам стыдно. Но, кроме того, кто мы такие, чтобы вносить свои изменения в молитву Господню, которой нас научил Сам Христос?» На что духовник ответил им: «Как можете вы позволить себе такое? Но именно это вы и делаете всё это время. Вы уже сами изменили закон Христов. Поскольку вы упорно настаиваете на том, чтобы предохраняться от чадородия и? таким образом, стараетесь преступить волю Божию, то в таком случае вам незачем и говорить более молитву «Отче наш”. Ибо вы желаете иметь Бога не Отцем, а неким безликим существом, которое бы не мешало вам жить так, как вы хотите, и чуть ли не одобряло ваши беззакония. Раз вы не хотите исполнять волю Его, тогда и не произносите более слов: «Да будет воля Твоя”».
Значит, чадородие – это воля Божия? Еще сто лет назад в нашей стране проблемы, связанной с чадородием, не возникало. Никто не задавал подобных вопросов, потому что люди в своем большинстве вели высоконравственный образ жизни, следуя естественным законам, заложенным в них Богом. Каждый рождал всех детей, скольких бы их ни даровал ему Господь. В то время еще люди не успели изобрести стольких изощренных способов исказить установленный Богом естественный закон. Тогда еще не могли заглушить свою совесть настолько, чтобы суметь так легко перейти от естественного к противоестественному, не успели очерстветь настолько, чтобы аномальное принимать за нормальное. Учит ли кто-нибудь зверей, как и надо ли рожать детенышей? Нет. Они сами следуют закону, заложенному в них Богом, который распространяется и на людей. Учит ли кто-либо деревья, как и надо ли давать плоды? Нет.
Безусловно, дети – не единственная цель брака. Будь оно так, давно должны бы были распасться браки тех, кому Бог по какой-либо причине не даровал детей. Но, как видите, этого не происходит. Итак, целью брака, как и всей нашей жизни, является спасение души. Деторождение, хоть и не является исключительной целью брака, зато оно представляет собой естественный его плод. И все, кто пренебрегает плодом и уничтожают его, те, конечно, и цели своей не достигают. Поэтому число абортов равняется числу разводов. В Притчах Соломона сказано: чего страшится нечестивый, то и постигнет его (Притч. 10, 24).
Священное Писание называет чадородие образом жизни и спасением. Впрочем жена спасается через чадородие, если пребудет в вере и любви, и в святости с целомудрием, – говорит апостол Павел (Тим. 2,15). Если бы женам разрешалось предохраняться от чадородия, Слово Божие хоть косвенно, но сказало бы нам об этом. Да и возможно ли, чтобы Слово Божие было направлено против Своего творения? Возможно ли, чтобы Слово Божие говорило что-либо в пользу уничтожения «образа и подобия Божия»? Возможно ли, чтоб Сам Бог и Его Церковь разрешали цель брака уничтожить, а средство для достижения этой цели оставить?
Невозможное человекам возможно Богу
Благословение Божие является, по словам святителя Иоанна Златоуста, наилучшим свадебным подарком для супругов: «Богу угодно нас благословлять, а не наказывать». И Он щедро дает Свое благословение всем, кто подвизается в этой жизни жить в девстве и чистоте (а жизнь в девстве считается равноангельской, ибо в воскресении ни женятся, ни выходят замуж; но пребывают, как Ангелы Божии на небесах (Мф. 22, 30). Всем, кто живет в честном супружестве и безропотно несет крест супружеской жизни.
Но Господь милостив и к тем, кто успел наделать ошибок. К тем, кто осознал свои грехи и искренне покаялся. Лишили жизни детей, преградили им путь жизни? Теперь пусть дадут возможность другим детям появиться на свет, скольких бы их ни послал им Господь. Те же, кто в преклонном возрасте, те по-другому пусть стараются загладить свою вину, например, не жалеть средств и времени на дела богоугодные: милостыню, поддержку многодетных семей, утешение скорбящих и страждущих. Искреннее и действенное покаяние в сочетании с добрыми делами является единственным способом очистить свою совесть и избежать воздаяния Божия за грехи. Покаяние будет большим праздником для Ангелов, когда радостно зазвонят небесные колокола. Это подтверждает и Сам Господь: Сказываю вам, что так на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, ни имеющих нужды в покаянии (Лк. 15,7).
Считается, что брак является разрешением многих проблем, но, в то же время, и само супружество представляет собой своего рода большую проблему. Много различных трудностей возникает как до брака, так и по вступлении в него, но одно следует помнить, что все проблемы разрешаются и улаживаются с Божией помощью, ибо невозможное человекам, возможно Богу (Лк. 18,27).
Проблемы после брака скапливаются в большем количестве и встают острее. До венчания оба переживают романтичный период влюбленности, когда всё вокруг видится в розовом свете. Каждый видит достоинства другого в несколько преувеличенном виде, а на недостатки друг друга оба закрывают глаза. Находясь в состоянии влюбленности, будущие супруги даже не подозревают о предстоящих скорбях и трениях, которые неизбежны в супружеской жизни. Приходит время, туман влюбленности рассеивается, тогда перед супругами открывается суровая действительность семейной жизни. Со временем перед мужем и женой встают вопросы, которые требуют незамедлительного решения. И тут уже требуются взаимопонимание, вера, молитва и терпение. Когда нет этого духовного фундамента, проблемы начинают расти и умножаться, и уже высятся как неприступные горы, и в какой-то момент выход из кажущегося тупика оказывается весьма печальным. За последние 10 лет в нашей стране значительно умножилось число разводов. И главной причиной этого является ошибочное представление о браке. Супружество – это крест. И лишь тот, кто принимает его как крест, с Божией помощью сумеет преодолеть все трудности, которые встретятся на жизненном пути.
Иеромонах Николай (Генералов)
Православный женский журнал «Славянка», №3(33), май-июнь 2011 года,
рубрика «Брак и семья»

Очень хороший вопрос. Мне кажется, нужно привести ее к своему духовнику, чтобы он с ней поговорил, если она, конечно, согласится прийти. Если она не придет, то молиться за нее. Но пока она не воцерковится, все-таки быть осторожным, вести себя очень и очень сдержанно, целомудренно. В наше время невоцерковленные девушки, бывает, бросаются на мужчин.
У священников на первом месте работа, только потом семья?
У священника на первом месте не работа, а служение. Поэтому у дьякона при рукоположении снимают обручальное кольцо с безымянного пальца, в знак того, что он обручается Церкви. И если говорить о женах священников, то надо сказать, что их служение – очень трудное и тяжелое. Состоять в браке вообще трудно, а быть женой священника трудно вдвойне. И в обычной семье, если муж нормальный, у него работа бывает на первом месте, но семья при этом все-таки не на последнем, а у священника семья иногда на одном из последних мест. Времени не хватает на семью, поэтому сложно порой всем приходится. И пастырское служение – очень иногда сложное, могут появляться самые разные трудности, например переводы с прихода на приход, на Дальний Восток могут перевести. Поэтому очень сложно быть женой священника, это очень серьезный подвиг, об этом нужно отдельно поговорить.
Семья – путь взаимного смирения
Протоиерей Александр Никольский, настоятель строящегося храма Трех святителей в Раменках (г. Москва)
В православной семье присутствует Дух Святой
Если мы посмотрим, что в Священном Писании сказано о семье, то увидим, что там семья названа домашней Церковью. В устах апостола Павла это очень высокое и очень глубокое именование. Ведь семья – это не просто сожительство двух людей или мужчины и женщины с детьми. Мы знаем, что Церковь – это не просто собрание людей, в Церкви пребывает Дух Святой, но и в православной семье тоже присутствует Дух Святой. Именно поэтому в семье спастись легче, чем в одиночку. Неслучайно рождение новой православной семьи начинается с таинства, а не просто с некоего юридического акта, как сейчас происходит в загсе, где некий мужчина и некая женщина объявляются мужем и женой. Хотя Церковь до революции и исполняла функции загса, в вопросе образования семьи это была не главная ее функция. Самое важное – это благословить новый союз и дать этой малой Церкви Духа Святого. А для чего семье дается Дух Святой? Какова цель Бога? Это единственная задача – спасти нас, другой у Него нет. У Бога нет стремления, чтоб мы жили комфортно, получали много денег, были всегда здоровы и успешны. Хотя Творец нам все это и дает, но только тогда, когда это соответствует Его основной цели – спасению нашей души. Поэтому главный секрет брака – это никогда не забывать, что семья создается ради спасения души. И ни для чего другого! Если этого не помнить – счастливой семьи быть не может.

«Мы годик-два поживем, а потом…»
Сейчас иногда даже православные люди подходят к созданию семьи так: «Мы годик-два поживем, может, даже зарегистрируем свой брак в загсе, а потом будем венчаться». И обосновывают это решение, на первый взгляд, очень логично: «А вдруг у нас не получится жить вместе, и мы расстанемся? Своим разводом мы, выходит, оскверним таинство Церкви. Нет, так нельзя. Вот съедим вместе пуд соли, почувствуем, что подходим друг другу, тогда и повенчаемся». Это, конечно, чистой воды лукавство. Очень похоже на тяжело заболевшего человека, который говорит: «Очень мне плохо. Но ничего, вот выздоровлю, а потом пойду в поликлинику, пусть врачи посоветуют, какие лекарства от моей болезни помогают».
Что такое семья? Встречаются два грешника, которые хотят спасти свою душу, а если сказать иначе – хотят научиться любить друг друга. У кого же просить любви, как не у Господа? Любовь всегда от Бога, и поэтому естественно, и по-другому быть не может, что семья начинается прежде всего с таинства Венчания. То есть когда мы, два грешника, смиренно приходим к Богу и говорим: «Господи, благослови наш брак, без Тебя, как Ты Сам сказал, не может быть ничего. И вот мы чаем Твоего милосердия, и венчаемся, желая приобрести Твое благословение и благодать Божию на то, чтобы научиться любить друг друга».
И вот тогда, после благодатного таинства Брака, можно надеяться и верить, что Господь уврачует наши немощи и научит нас любить друг друга и в горе, и в радости. А если «годик-два поживем, потом и обвенчаемся», то можно и не добраться до таинства, ведь страсти в нас бушуют по-прежнему, а помощи в браке у Него мы не попросили…
А почему люди иногда говорят, что венчание «не помогает»? Вот сколько пар, дескать, венчалось и иногда после двух месяцев совместной жизни уже разводились. Просили-просили у Господа заступничества, а брак всё равно распался. Мы помним, что семья – домашняя Церковь, а в другом месте Господь еще одну важную вещь сказал: Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них (Мф. 18, 19). Семья распадается даже после таинства Венчания, когда супруги живут не во имя Христа, а согласно своим эгоистическим представлениям о жизни. И в силу нашей грешной природы так случается со многими из нас.
Мы, к сожалению, семью воспринимаем не как путь спасения, а как некий способ комфортного сосуществования или как некую легализацию интимных отношений: без оформления отношений – это блуд, а в семье – это уже по закону. Да, в семье брачное ложе нескверно (см. Евр. 13, 4), и Сам Господь, как мы знаем из Евангелия, благословил брак Своим присутствием. Но есть и такое высказывание у святых отцов: «Брак может быть прикрытием блуда». Когда? А вот когда люди понимают брак только как легализацию интимных отношений и никак по-другому. В таком случае это не христианская семья, потому что цель такого сожительства не любовь, а только удовлетворение страсти. Никак не хочу принизить брачное ложе, тем более что от брачных отношений рождаются дети, а дети – это благословение Божие. Но, кстати сказать, часто в семьях, где превалирующую роль в отношениях играет интимная жизнь, у супругов нет желания иметь детей, потому что дети, естественно, препятствуют этому основному для таких семей взаимонаслаждению.
Поэтому очень важно, чтобы человек начинал отношения со своей второй половинкой, опираясь прежде всего не на свои страстные чувства, а на веру в Бога.
Если проще сказать, надо смотреть, какой у избранника или избранницы характер. Вот замечательно сказала благоверная княгиня Феврония, когда некий женатый молодой человек воззрел на нее как на женщину: «Что ты на меня смотришь? У тебя есть своя жена. Ты что, разве не знаешь, что женское естество у всех женщин одинаковое?» А святитель Иоанн Златоуст сказал по-другому: «После двух-трех месяцев брака для мужа внешность жены перестает играть ключевую роль».
Когда жену или мужа выбирали родители
Очень трудно для современных молодых людей подойти к выбору спутника жизни с духовной точки зрения, и даже не знаю, возможно ли сейчас такое вообще. Как известно, в старину жену юноше выбирали родители, и с другой стороны родители тоже сами решали этот вопрос. Как ни странно может показаться для современных людей, которые говорят: «Ну как же, это было не по любви», браки были более счастливые. Да, это было не по страсти. Но родители вдумчиво, желая счастья своему ребенку, выбирали ему спутника жизни. Притом иногда очень вдумчиво, потому что родители были православные и знали хотя бы основы аскетики. К тому же они были любящими родителями, а любящему отцу и матери, как говорят святые, Господь открывает нечто особое об их детях, и поэтому этот выбор был в среднем более удачным.
Откусить больший кусочек, или Кто тут главный
В современном обществе считается хорошим тоном быть сильнее, главнее других. На свадьбах есть даже такой обычай, вроде как «старинный», но на самом деле абсолютно современный, неправославный, конечно, когда молодоженам, входящим в отчий дом, подносят каравай, и каждый из них должен откусить как можно больший кусочек. Кто больший кусочек откусит, тот и будет главой семьи. Все верующие знают, что главой семьи является мужчина, как Христос главой Церкви, поэтому незачем стараться ухватить кусок побольше, и так понятно, кто будет главой дома. Однако хочу заметить, что такой подход, когда с самого начала между мужем и женой возникает соревнование за главенство в семье, как раз показывает, что в данной семье из-за запрограммированного конфликта могут быть большие проблемы.
Поэтому как нам быть в теперешнее время? У нас родители, к сожалению, часто просто отказываются вынести суждение, не берут на себя ответственность за решение судьбы своей поросли. Но у нас есть Бог, у нас есть Церковь, мы можем Богу молиться и не спешить с выбором.
Меня всегда настораживает, когда люди подходят, говорят: «Батюшка, я нашел то что нужно. Все, пора мне жениться, и как можно скорее». И когда спрашиваешь: «И давно ты нашел?», говорит: «Да, месяц-полтора уже знаем друг друга». Но месяц-полтора – это очень мало для того, чтобы узнать человека! Вот годик, хотя бы годик, особенно в современных условиях, нужно повстречаться. Мы друг друга ведь совсем не знаем… Раньше жили в одной деревне и всё друг о друге знали, притом из поколения в поколение. Мне рассказывали об одной станице на Кубани, где какой-то бабушке сказали, что один ее знакомый мужчина женился на такой-то женщине, и эта бабушка распереживалась: «Как? На такой-то? Да ведь у нее дедушка такой-сякой, прадедушка такой-сякой, отец такой-сякой, да и остальные родственники такие-сякие». Всё друг о друге знали из поколения в поколение. Было легче выбрать вторую половинку родителям, сейчас это сложнее, мы находимся в таком социальном броуновском движении: кто в Ростове, кто в Москве, кто вообще в Нью-Йорке. Но мы можем с вами тем не менее положиться на Бога: не торопиться, приглядеться, помолиться, и опыт показывает, что выражение отцов «Время – это старец» совершенно верно. Рано или поздно этот «старец» покажет, ваш это выбор или нет. А если человек все-таки женился по страсти, да, это кажется поначалу здорово, да, кружится голова, кажется, не надышишься своей второй половинкой. Но как показывает статистика и практика, это «не надышишься» – максимум на 5–7 лет, и страсть гарантированно заканчивается, как все земное, у которого всегда конец неизбежный, и только небесное конца не имеет и уходит в вечность.

Поэтому не о страсти в браке, а о любви Божией мы с вами должны задуматься. А что это такое? Давайте посмотрим, за что нас любит Бог. А ни за что, просто так. Богу нас не за что любить, Он нас просто любит. Любит алкоголиков, людоедов, операторов газовых камер, построенных в концлагерях смерти, любит даже бесов. Другое дело, что не все эту любовь Божию воспринимают, но Господь любит всех. И вот любовь, такая любовь, она, естественно, всегда от Бога. Когда люди выходят замуж, женятся, они очень часто хотят от другого получить любовь. Самое постоянное обвинение в браке – «ты меня не любишь», но наша задача – научиться самим любить. Вот это очень важно.
Наш эгоизм, которым мы живем все без исключения, требует, естественно, любви к себе, любимому. Но это тупиковый путь. Брак доходит до развода именно в том случае, когда люди не могут унять свой эгоизм, когда они требуют любви от другого. И в этом случае человек никогда счастлив в семье не будет. Когда ты женишься ради комфорта, ради того, чтобы тебя ублажали, любили, — а именно так в основном сейчас выходят замуж и женятся, — ты никогда не будешь счастливым, потому что эгоизм не является источником любви. В конечном счете такой подход приводит гарантированно к взаимному ожесточению и непониманию.
Неотъемлемое свойство любви
Один мой родственник, ныне покойный, произнес тост на свадьбе своей племянницы. Он сказал, что любовь – как бокал из венецианского стекла: один раз упадет, потом склеить будет сложно. Это сказал человек, который в церковь пришел только в конце жизни, а брак у него получился. Почему? Потому что в его браке была жертвенность: огромное желание сделать счастливым не себя, а свою половинку. Без жертвенности, которая является неотъемлемым свойством любви, брак получиться не может. Поэтому не случайно нам поют во время венчания «Святии мученицы», когда водят вокруг аналоя. Если мы не готовы на жертву ради ближнего, если мы с вами не готовы любить, любви мы так и не научимся.
Вот почему, кстати, не правы те люди, которые, пожив друг с другом пять-семь лет, иногда больше или меньше, разводятся, говоря: «Ну не мое, ошибся, я же живу один раз. Я же имею право на счастье. С этим человеком не получилось, что ж, это была ошибка. Жалко, конечно, но, может быть, с другим получится». Не получится! Если человек не изменит своего отношения к браку, то и со вторым, и с третьим, и пятым-десятым не получится. Потому что он идет не тем путем, он идет путем эгоизма, путем попытки обретения только внешнего комфорта, который никогда не сделает человека счастливым. А когда человек стяжает любовь и счастье? Когда начнет жить в семье по-христиански, жить, пытаясь исполнить заповеди Божии о любви к ближнему, а они универсальны и нигде так насущно не необходимы, как в семье… Вот возлюбить врага своего – где это нужно? Да в семье, когда возникает непонимание. Ни в одной семье никогда не бывает постоянно безоблачной погоды. Кризисы гарантированы, от них никуда не денешься. Семья – путь взаимного смирения, не только смирения мужа по отношению к жене, не только жены по отношению к мужу, а именно взаимного смирения. И со стороны мужа, как это ни странно может показаться, требуется даже большее смирение, чем со стороны жены.

Сила мужа в любви, а жены – в послушании мужу
Иногда мы, люди православные, пытаемся жить как бы по «Домострою», и когда жена не слушается мужа, то муж начинает кричать, цитировать ей Священное Писание, святых отцов, тот же «Домострой», пытаясь привести ее в чувство. Как правило, это ничем хорошим не заканчивается, потому что, как замечательно сказал один из святых отцов, «если ты хочешь, чтобы жена тебя слушалась яко Господа, то и люби ее, как Христос Церковь». Для семьи муж должен быть источником любви. Не властных полномочий, а любви. Сила мужа — в любви, как сила жены — в послушании мужу. Вот этим можно созидать семью. Если же это чисто «административный» подход – я начальник, ты подчиненный, – тогда это ничем хорошим не кончится.
Я уж не говорю о том, что современные женщины ведь воспитаны не в XVI веке, они росли в современных семьях, где им вряд ли прививался навык быть православной женой. Этому девушек не учат ни в яслях, ни в детском саду, ни в школе, ни в институте. Современную женщину учат быть работником, и женщины добиваются в этом хороших результатов: они становятся кандидатами наук, иногда зарабатывают много больше мужчин. У меня в храме есть несколько молодых женщин, которые зарабатывают около 250 тысяч в месяц (они доктора-стоматологи). Этому их научили. Но нигде женщину не учат быть женой.
Раньше семьи были большие, и девочка уже в семь лет следила за младшими братьями и сестрами, в тринадцать лет она брала на себя еще больше обязанностей по ведению семьи и хозяйства, перед замужеством она уже была полноценной помощницей мамы во всем, в том числе в воспитании; при этом в семье было послушание младших детей старшим и вырабатывалось послушание отцу.
Сейчас семьи встречаются вечерком перед телевизором, ненадолго, перед сном, и навыка послушания у девушки не вырабатывается. Поэтому, когда современная девушка воцерковляется и создает семью, ей приходится намного тяжелее, чем современному мужчине, ведь мужчина как в XIX веке ходил на работу, так и в XXI веке тоже спешит на службу. У него внешняя функция не так сильно изменилась. А вот женщине, которая захотела стать православной женой, рожать детей, намного тяжелее приходится. Мы, мужчины, мужья, должны это учитывать, особенно помня слова апостола Павла, что женщина – сосуд немощный. Поэтому как от современной женщины можно требовать жить по «Домострою»? Это невозможно. Это всегда плохо заканчивается. Кстати говоря, по моему наблюдению, те мужчины, которые в наибольшей степени требуют строжайшего послушания от своей жены, как правило, сами слушаться не умеют напрочь. В этом есть своя закономерность. Поэтому как быть?
Бог есть любовь. Если подойти с любовью к любой проблеме, даже, кажется, совершенно нерешаемой, – с Божией помощью всегда можно найти выход. И опыт покажет, что даже женщины, которые семьи-то не знали, потому что родители развелись, и положительного опыта семейной жизни тоже не имели, и при этом были профессионалами на работе, стали кандидатами, даже, может быть, докторами наук, с Божией помощью постепенно становятся хорошими православными женами и даже многодетными матерями. На это требуется любовь, время, нежность к своей жене, чтоб помочь ей преодолеть себя и обрести навык послушания. Кстати, навык послушания внутренне присущ женщине. Даже современные женщины хотят слушаться мужа, но у них это просто не получается. Это трагедия современной женщины.
Один мой знакомый сказал своей дочке: «Дорогая моя, ты не хочешь слушаться, поэтому ты не сможешь выйти замуж за человека волевого, потому что он потребует послушания, а ты это сделать не сможешь. А выйдя замуж за человека, которого ты сможешь под себя подмять, ты его не будешь уважать и не будешь любить». Вот, кажется, тупик, человек, казалось бы, обречен на неудачную семейную жизнь. Но если есть Бог – тупиков нет, если человек осознал свой грех, то с Божией помощью он может измениться и все эти греховные тупики преодолеть. Но потребуется внимание и нежность.
Иногда, когда мы, мужчины, женимся, мы внутренне успокаиваемся и говорим: «Ну все, вот я женился, у меня есть любящая жена, у нас все хорошо, жена обо мне заботится, жена меня любит…» – и мы забываем, что тоже должны любить свою жену.
Как-то раз один опытный духовник сказал своему духовному чаду: «Твоя жена живет твоим вниманием». Мужья должны это помнить, должны обязательно постоянно оказывать внимание своей жене. Если этого не происходит, то женщина начинает считать, что муж ее не любит, а когда женщина так начинает думать, то это становится поводом для непонимания и скандалов. Жена должна быть всегда уверена, что муж не просто хорошо к ней относится, а любит очень сильно. А для этого муж должен постоянно ей это показывать конкретными делами.
Один муж жил лет пятнадцать в полной уверенности, что у него почти идеальный брак, и вдруг у него возник кризис в семейных отношениях. И он с ужасом узнал, что он вел комфортное существование, а жена его была несчастна. Да, она терпела, она смирялась, но не была счастливой женщиной, потому что муж ее не понимал, хотя он-то думал, что у них прекрасные, просто идеальные отношения. Может быть и так. Поэтому в браке никогда не надо расслабляться.
Лучик благодати
Есть такое шуточное высказывание, что в браке тяжело только первые 20 лет. Вот у меня браку уже 23 года, и я могу с уверенностью сказать: врут люди. Никогда нельзя расслабляться, как нельзя расслабляться в молитве, ведь никто же не скажет, что все, я достиг необыкновенных высот в молитве и могу теперь расслабиться и больше ничего не делать, – если человек так скажет, он сразу молитву потеряет. Так и в браке – как только ты перестал стремиться к любви, перестал спасать свою душу в браке, он сразу начнет давать трещину.
Я не хочу сказать, что брак – это такой безрадостный труд: трудились-трудились, потом оба и померли. Но это как в молитве – ты трудишься, трудишься, а потом раз – и какой-то проблеск, какой-то маленький лучик Божией благодати коснулся твоей души. И этот лучик потом будет помниться десятилетиями, потому что это забыть нельзя. Так и в браке: если ты трудишься, тебя ждут Божии утешения.
У монаха есть Божии утешения за его труд, непростой труд, тяжелый. Эти утешения есть и в браке – тоже чисто духовные утешения. А еще есть в браке и то, что мы можем видеть в целом только в духовной жизни, – это видение греха своего, а значит, и представление о путях борьбы с ним. То есть брак – это прежде всего путь к спасению, и об этом не надо никогда забывать, иначе мы с вами просто потеряем цель, забудем, ради чего мы брак заключили.

В браке не стоит сразу искать восторга. Говорят, что ни в коем случае не надо искать в молитве каких-то высоких чувств, полета и так далее, потому что это путь к прелести. Так и в браке – не стоит сразу искать какой-то радости, такой, знаете, взрывной, большой, долгой. Да, страсть это дает, но это не та радость. Она неглубокая, она поверхностная, это радость во многом плотская, а потому преходящая, а вот радость, которую может Бог дать, у нас никто, как нам Господь обещал, отнять не может. Человек, любящий любовью, которая от Бога, в принципе развестись не может. Он не может разлюбить, как нас не может разлюбить Бог. Только надо настроиться на творческий многолетний труд, и Господь будет посылать за наш труд радость.
Я был на одном празднике, где присутствовали уже пожилые батюшка и матушка, – у них было лет сорок брака, им уже за шестьдесят лет обоим, дети у них уже семинаристы, священники, монахи – очень удачная семья во всех отношениях. И вот батюшка вышел ненадолго из-за стола, а разговор продолжался, а потом батюшка вернулся, и эта матушка, можно сказать, почти старушка, вдруг сказала такую фразу: «Вот мое солнышко» – и у нее была такая радость на лице, так ее глаза лучились любовью, надо было это видеть и слышать, чтобы понять, что даже молодожены в медовый месяц так сказать и чувствовать не могут. Это действительно заработанная любовь – сорок лет труда, иногда напряженного, иногда полегче, но труда, в результате которого люди обрели настоящую любовь, которая уйдет в вечность.
У одной девочки был подростковый кризис, и на стене в своей комнате она повесила листочек с надписью: «Вечность пуста». Как так? Когда вечность кажется пустой? Когда ты стал не на путь любви. А когда ты обрел любовь, как обрели ее эти мои знакомые батюшка и матушка, то твоя вечность полна любовью. Любовь – она из вечности, поэтому, когда человек видит любовь, он видит вечность, когда у него любви нет – для него вечность пуста. Поэтому все наши амбиции, в том числе в браке, все стремления к признанию и самоутверждению – всё уже в этой жизни постепенно отмирает. Туда им и дорога. Их не надо ценить, дорожить нужно только подлинной любовью.
Что делать, если у супругов прошла любовь
Ко мне иногда приходят люди, у которых браку пять, семь лет, у них страстные чувства заканчиваются, и супруги грустят по этому поводу, говорят: «Батюшка, у нас прошла любовь, у нас охлаждение». А я в ответ радостно говорю: «Дорогие мои, наконец-то мы с вами можем заняться творческим стяжанием любви. То, что вам мешало, – страстные чувства – это прошло, но жалеть не надо, это не была любовь. Любовь, если она от Бога, не может пройти, она вечна. Теперь вы можете начать наконец любить друг друга, хотя это будет непросто».
Муж должен любить жену. Почему? Потому что если он не будет любить жену, то не будет того, на что можно опереться ему хотя бы в семейных конфликтах. Муж приходит с работы, жена чем-то недовольна – плохое настроение у нее, например. Она начинает раздражаться, к чему-то цепляться… а может быть дело даже не в сиюминутном настроении, а что-то серьезное вызрело. Что должен делать муж? Ни в коем случае не ставить свою жену на место. Совершенно бесполезно использовать домостроевские методы.

А что же надо делать мужу? Мужу надо любить жену, то есть ее терпеть – ее плохое настроение, какие-то сложности в общении. А может, пытаться ее как-то вывести из этого состояния – не руганью, конечно, не упреками, а какими-то добрыми словами, может быть, с юмором что-то сказать. Иногда надо признать свою вину, ведь жена обычно в таких ситуациях начинает обвинять во всем мужа, вспоминая все его грехи, начиная от Адама. И нужно оценивать ситуацию: иногда можно взять и признать свою вину, даже если ее особо и не было. Хотя что значит не было? Кто может сказать, что он совсем не виноват и никогда не грешил, и всегда любил свою жену? Ни один муж, если, конечно, он хоть немножко православный, так сказать не может.
Мне одна женщина рассказывала, что у нее было искушение, и она постоянно обвиняла мужа. Он ее слушал, слушал, слушал, а потом сказал: «Да, жена, ты права». И она растерялась, переспросила: «Ты так правда думаешь?» – а он, стяжав некое смирение, подтвердил: «Да, правда так думаю». Он по милости Божией в этот момент и вправду так думал. Это было очень важно, потому что обмануть родную женщину невозможно, не получится притвориться, когда она внимательно тебя слушает, зная тебя как облупленного. И это его смирение так ее поразило, что она сама стала просить прощения. Что получилось? Муж своим смирением с помощью Божией победил злобу жены. Все это описано множество раз и в Евангелии, и у святых отцов, и это путь Самого Христа, Который Своим смирением, Своим распятием за наши грехи победил диавола, самую смерть и даровал нам вечную жизнь. Раз мы называемся христианами, мы не должны забывать о смирении – об этом самом сильном оружии, сильнее которого в мире просто нет.
Конечно, я не говорю, что надо всегда, во всех случаях признавать свою вину, – разные бывают ситуации. Но в любом случае муж не имеет права обижаться, раздражаться, кричать, гневаться. Если он это делает, он слабый человек. Жена его за это уважать не будет.
Я как-то спросил у одной женщины: «Ты мужа-то любишь?» Она мне ответила: «Да, конечно, батюшка. У меня такой отвратительный характер, кто ж меня любить-то будет, кроме моего мужа?» У нее действительно, я знаю, отвратительный характер, объективно. И она это знает, как женщина православная, которая себя немножко изучает, занимаясь посильно всяческими аскетическими упражнениями. Кстати сказать, плохой характер – это даже не всегда вина только самого человека, потому что есть определенная семейная наследственность, от нее никуда не денешься. Есть генетическая наследственность и есть духовная наследственность. Но тем не менее человек чувствует и свою вину в плохом характере. И та женщина, о которой я говорю, своему мужу очень благодарна, она мужа очень любит за то, что он ее терпит.

1. Недавно блаженный Павел преподавал нам закон о браке и правах брака, говоря в послании к Коринфянам так: о нихже писасте ми: добро человеку жене не прикасатися: но блудодеяния ради кийждо свою жену да имать, и каяждо (жена), своего мужа да имать (1 Кор. VII, 1, 2). Поэтому и мы целую беседу посвятили этим словам. Сегодня опять нужно беседовать с вами о том же предмете, потому что и сегодня тот же Павел говорит о том же. Вы слышали его вещание и изречения: жена привязана есть законом, в елико время живет муж ея: аще же умрет муж ея, свободна есть, за негоже хощет посягнути, точию о Господе: блаженнейша же есть, аще тако пребудет, по моему совету: мнюся бо и аз Духа Божия имети (1 Кор. VII, 39, 40). Последуем же за ним и сегодня, и будем беседовать об этом предмете, потому что, следуя за Павлом, чрез него мы непременно будем следовать за Христом, так как и он писал все не сам по себе, а следуя Христу. Подлинно, не маловажное дело — брак благоустроенный; равно как для тех, которые живут в нем не надлежащим образом, он бывает причиною множества несчастий. Жена как бывает помощницею, так часто бывает и вредительницею. Брак есть как пристань, так и кораблекрушение, не по своему свойству, но по расположению худо живущих в нем. Кто соблюдает его должным образом по законам, тот после дел на торжище и всех разнообразных зол находит некоторое утеше- ние и отраду в своем доме и в своей жене; а кто принимает на себя это дело необдуманно и как случилось, тот, хотя бы на торжище наслаждался великим миром, по прибытии домой встречает скалы и подводные камни. Поэтому, так как нам предстоит опасность не в маловажном деле, то необходимо со вниманием слушать сказанное и, кто намеревается вступить в брак, делать это согласно с законами Павла, или — лучше — с законами Христа. Знаю, что многим эти слова кажутся новыми и странными; но не смотря на это, я не буду молчать, а наперед прочитав вам закон, потом постараюсь разрешить кажущееся в нем противоречие. Какой же это закон, который предложил нам Павел? Жена, говорит он, привязана есть законом. Итак она не должна отделяться от живого мужа, принимать другого супруга, или вступать в другой брак. И заметь, с какою точностью он употребляет самые выражения. Не сказал: пусть живет вместе с мужем, пока он жив, но что? Жена привязана есть законом, в елико время живет муж ея, так что, хотя бы он дал ей запись отпущения, хотя бы она оставила дом и ушла к другому, она связана законом, она и в таком случае — прелюбодейка.

Поэтому, если муж захочет отвергнуть жену, или жена оставить мужа, то пусть вспомнит это изречение и представит присущим Павла, который, осуждая ее, вещает: жена привязана есть законом. Как беглые рабы, хотя оставляют господский дом, влекут за собою и свои цепи, так и жены, хотя бы оставили мужей, имеют вместо цепей закон, который осуждает их, обвиняет в прелюбодеянии, осуждает и тех, которые берут их, и говорит: муж еще жив, и дело это есть прелюбодеяние. Жена привязана есть законом, в елико время живет муж ея. И всяк, иже пущеницу поймет, прелюбодействует (Матф. V, 32). Когда же, скажешь, можно будет ей вступить во второй брак? Когда? Когда она освободится от цепей, когда умрет муж. Объясняя это, апостол не прибавил так: когда скончается муж ее, она свободна выйти, за кого хочет, но: аще умрет (χoιμηϑή, упокоится), — как бы утешая ее во вдовстве и внушая оставаться при прежнем и не соединяться со вторым супругом. Не умер муж твой, а спит. Кто не ожидает спящего? Поэтому он и говорит: аще же умрет, свободна есть за негоже хощет посягнути; не сказал: пусть вступает в брак, чтобы не показалось, будто он заставляет и принуждает; он и не препятствует желающей вступить во второй брак, и не заставляет нежелающую, но сказал закон такой: свободна есть за негоже хощет посягнути. Называя ее свободною после смерти мужа, он выразил, что прежде этого, при его жизни, она была рабою; а будучи рабою и подчиненною закону, хотя бы она получила тысячу раз запись отпущения, она по закону виновна в прелюбодеянии. Рабам позволительно переменять живых господ, а жене непозволительно переменять мужей, при жизни мужа, потому что это — прелюбодеяние. Не указывай мне на законы, постановленные внешними, дозволяющие давать запись отпущения и разводиться. Не по этим законам будет судить тебя Бог в тот день, а по тем, которые Он сам постановил. И мирские законы дозволяют это не просто и не без ограничения, но и они наказывают за это дело, так что и отсюда видно, что они неблагосклонно смотрят на этот грех, потому что виновницу развода они лишают имущества и отпускают без всего, и того, кто подает повод к разводу, наказывают денежным убытком; а они, конечно, не поступали бы так, если бы одобряли это дело.

2. Что же Моисей? И он делал это по той же причине. Но ты послушай Христа, который говорит: аще не избудет правда ваша паче книжник и фарисей, не внидете в царствие небесное (Матф. V, 20). Послушай также следующих слов Его: отпущаяй жену свою, разве словесе любодейнаго, творит ю прелюбодействовати, и иже пущеницу поймет, прелюбодействует (Матф. V, 32). Для того и пришел Единородный Сын Божий, для того принял зрак раба, для того пролил драгоценную кровь Свою, разрушил смерть, попрал грех, даровал обильнейшую благодать Духа, чтобы возвести тебя к высшему любомудрию. Впрочем и Моисей постановил такой закон не без причины, но будучи вынужден снизойти к немощи тех, которым он давал закон. Они были скоры на убийство, родственною кровью наполняли домы и не щадили ни своих, ни чужих; поэтому, чтобы они в домах не убивали жен, которая сделались им неприятными, он заповедал разводиться, предупреждая бóльшее зло — удобство к убийствам. А что они были склонны к убийству, послушай самих пророков, которые говорят: созидающий Сиона кровли и Иерусалима неправдами (Мих. III, 10); еще: кровь с кровми мешают (Ос. IV, 2); и еще; руки вашя испол- нены крове (Ис. I, 15). А что они неистовствовали не только против чужих, но и против своих, и на это указывает пророк, когда говорит: и пожроша сыны своя и дщери своя бесовом (Псал. CV, 37). А не щадившие детей своих не стали бы щадить жен. Чтобы этого не было, Моисей и дал такое дозволение. Поэтому и иудеям, которые спрашивали и говорили: как Моисей заповеда дати книгу распустную, Христос, желая показать, что Моисей не в противоречие Ему написал этот закон, говорит так: Моисей по жестосердию вашему повеле, из начала же не бысть тако, но сотворивый искони мужеский пол и женский сотворил я есть (Матф. XIX, 4 — 19). Если бы это было хорошо, говорит, то Бог не сотворил бы одного мужа и одну жену, но, сотворив одного Адама, сотворил бы двух жен, если бы хотел, чтобы можно было одну отвергнуть, а другую принять; а здесь самым способом сотворения Он постановил закон, который теперь Я предписываю. Какой же именно? Тот, чтобы ту жену, которая сначала досталась, иметь при себе постоянно; этот закон древнее того, и настолько, насколько Адам древнее Моисея. Таким образом Я теперь не ввожу нового закона, и не предлагаю странного учения, но такое, которое старее и древнее Моисея. Не излишне выслушать и самый закон Моисея, который он постановил об этом. Аще кто поймет жену, говорит он, и поживет с нею, и будет аще не обрящет благодати пред ним, яко обрете в ней срамное дело, (да) напишет ей книгу отпущения, и вдаст ей в руце ея (Втор. XXIV, 1). Смотри, он не сказал: пусть напишет и пусть даст, но что? Напишет ей книгу отпущения и даст ей в руце ея. Между тем и другим великое различие. Сказать: пусть напишет и пусть даст, свойственно повелевающему и требующему; а сказать: напишет ей книгу отпущения и даст ей в руце ея, свойственно повествующему о том, что бывает, а не от себя предписывающему закон. Если кто, говорит он, отвергнет жену и отпустит ю из дому своего, и отшедши будет (жена) мужу иному, и аще возненавидит ю муж вторый, и напишет ей книгу отпущения, и даст в руце ея, и отпустит ю из дому своего, или умрет муж ея (вторый), иже бе ю поял себе в жену, не возможет муж первый отпустивый ю, возвратить и пояти ю себе в жену (Втор. XXIV, 2 — 4). Потом в знак того, что он не одобряет этого дела и не считает его браком, но снисходит к немощи их, после того как сказал: не возможет муж первый пояти ю себе в жену, он присовокупил: по осквернении ея, объясняя самым образом выражения, что второй брак, при жизни первого мужа, есть скорее осквернение, чем брак. Поэтому он и не сказал: по вступлении ее в брак. Видишь, что он говорит согласно с Христом? Потом приводить и причину: яко гнусно есть пред Богом. Так говорит Моисей; а пророк Малахия гораздо яснее Моисея выражает то же самое, или — лучше — не Малахия, но Бог чрез Малахию, и говорит так: аще ли достойно призрети на жертву вашу, или прияти приятно из рук ва- ших? Потом, сказав это, говорит: чесо ради жену юности твоя оставил ecu, — и желая показать, сколь велико это зло, и лишить сделавшего это всякого оправдания, дальнейшими словами усиливает осуждение, продолжая так: и та общница твоя, и жена завета твоего, и останок духа твоего, и не иной сотвори, (Малах. II, 14. 15). Смотри: сколько он исчисляет прав: во-первых, со стороны возраста, жена юности твоея; далее, со стороны потребности: и та общница твоя: потом, со стороны образа сотворения: останок духа твоего.

3. Ко всему этому Малахия прибавляет то, что важнее всего — достоинство Создателя, чтó означают слова: не иной сотвори. Ты не можешь, говорит, сказать, что тебя сотворил Бог, а ее не Бог, но некто другой низший Его, потому что один и тот же привел в бытие их обоих; итак, если не по чему другому, то по уважению к этому питай к ней любовь. Если часто для рабов, ссорящихся друг с другом, служит побуждением к согласию то, что они должны служить одному и тому же господину, то тем больше так должно быть между нами, когда мы оба имеем одного и того же Создателя и Владыку. Видишь ли, как еще в ветхом завете получили свое начало и предуготовление заповеди нового любомудрия? Так как (иудеи) долгое время были воспитываемы законом и должны были перейти к совершенным заповедям, и их общественные учреждения уже достигали конца, то пророк в надлежащее время и ведет их к этому любомудрию. Будем же повиноваться такому прекрасному закону и хранить себя от всякого стыда, не будем ни отвергать своих жен, ни принимать отвергнутых другими. С каким лицом ты будешь смотреть на мужа этой жены, какими глазами — на его друзей и слуг? Если по смерти супруга взявший его жену, увидев потом пред собою одно только изображение его, испытывает тяжелое и неприятное чувство, то видящий живого мужа своей сожительницы какую будет вести жизнь? Как будет входить в дом? С какими мыслями, какими глазами будет видеть в жене его свою?

Или — лучше — отпущенную никто не мог бы справедливо назвать женою ни его, ни своею, потому что прелюбодейка — ничья жена. Она и в отношении к тому нарушила условия, и к тебе пришла не согласно с законами. Каким же было бы безумием — вводить в дом то, что исполнено таких зол? Разве есть недостаток в женщинах? Для чего же, тогда как есть много таких, которых можно брать согласно с законами и с чистою совестью, мы обращаемся к запрещенным, расстраивая домы, производя междоусобные брани, навлекая на себя везде вражду, отверзая уста бесчисленному множеству осуждающих, посрамляя собственную жизнь и, чтó всего тяжелее, приготовляя себе неизбежное наказание в день суда? В самом деле, что скажем мы тогда имеющему судить нас, когда, представив закон и прочитав, Он скажет: Я повелел не брать отпущенной жены, сказав, что это дело — прелюбодеяние; как же ты осмелился вступить в запрещенный брак? Что мы скажем и чтó будем отвечать? Там уже нельзя сослаться на светские законы, но необходимо в молчании и связанными идти в геенский огонь вместе с прелюбодеями и осквернившими чужие браки, потому что и отвергнувший жену без причины, состоящей в прелюбодеянии, и женившийся на отвергнутой, при жизни мужа, наказываются одинаково вместе с отвергнутою. Поэтому увещеваю, прошу и умоляю, мужей — не отвергать жен, и жен — не оставлять мужей, но слушать Павла, который говорит: жена привязана есть законом, в елико время живет муж ея: аще же умрет муж ея, свободна есть за негоже хощет посягнути, точию о Господе.

Какое же могут получить прощение те, которые, не взирая на Павла, дозволяющего и второй брак по смерти супруга и предоставляющего такую свободу, осмеливаются делать это прежде смерти супруга? Какое могут иметь оправдание как те, которые берут жен при жизни мужей их, так и те, которые ходят к общественным блудницам? Ведь и это другой вид прелюбодеяния: имея дома жену, входить в общение с блудницами. Как жена, имеющая мужа, отдавая себя рабу или кому-нибудь свободному, не имеющему жены, делается виновною пред законами в прелюбодеянии, так если и муж, имеющий жену, грешит хотя бы с общественною блудницею, хотя бы с другою женщиною, не имеющею мужа, то это дело признается прелюбодеянием. Итак, будем убегать и этого вида прелюбодеяния. Ведь чтó мы можем сказать, на что сошлемся, решаясь на такие дела? Какой представим благовидный предлог? Естественное пожелание? Но пред нами стоит данная нам жена и лишает нас этого оправдания. Для того и установлен брак, чтобы ты не блудодействовал. Или — лучше — не только жена, но и многие другие, имеющие одно и то же с нами естество, лишают нас этого оправдания. Когда подобный тебе раб, одаренный таким же телом, имеющий такое же пожелание, побуждаемый такою же потребностью, не смотрит ни на какую другую женщину, но остается довольным одною своею женою, то каким оправданием может быть для тебя ссылка на пожелание? Но что я говорю об имеющих жен? Представь себе людей, постоянно живущих в девстве, совершенно не причастных браку и оказывающих великое целомудрие. Если же другие без брака остаются целомудренными, то какое можешь получить прощение ты, блудодействуя в браке? Пусть выслушают это и мужья и жены, и вдовы и замужние: ко всем, говорит Павел, и относится этот закон: жена привязана есть законом, в елико время живет муж ея: аще же умрет муж ея, свободна есть за негоже хощет посягнути, точию о Господе. И имеющим мужа, и не имеющим, и вдовствующим, и вступающим во второй брак, и в сем вообще полезно это изречете. Имеющая мужа не решится, при жизни его, принадлежать другому, услышав, что она привязана к нему, пока он жив; также и лишившаяся мужа, если захочет вступить во второй брак, сделает это не просто и как случится, но согласно с законами, постановленными Павлом, который говорит: свободна есть за негоже хощет посягнути, точию о Господе, т.е. с воздержанием, с честностью. Если же она решится остаться верною условиям с умершим, то услышит о назначенных ей венцах, и укрепится в своей решимости. Блаженнейша же есть, говорит апостол, аще тако пребудет (1 Кор. VII, 40).

4. Видишь ли, как это изречение полезно для всех, снисходя к немощи первых и последних не лишая принадлежащих им похвал? Как апостол поступил в отношении к браку и девству, так и в отношении к первому и второму браку. Как там он не запретил брака, чтобы не обременить немощнейших, и не поставил его в непременную обязанность, чтобы желающих оставаться в девстве не лишить назначенных венцов, но показал, что брак — хорошее дело, вместе с тем и объяснил, что девство лучше; так точно и здесь опять он предлагает нам другие степени, объясняя, что вдовство лучше и выше, а второй брак — хуже и ниже, и таким образом ободряя сильнейших и не желающих унижаться, и вместе не попуская пасть слабейшим. Сказав: блаженнейша же есть, аще тако пребудет, и предупреждая, чтобы ты не подумал, будто это закон человеческий, услышав слова его: по моему совету, он присовокупил: мнюся бо и аз Духа Божия имети (1 Кор. VII, 40). Поэтому ты не можешь сказать, что это — мнение человеческое, но это — определение благодати Духа и закон божественный. Итак, не будем думать, что это — слова Павла, но — Утешителя, который преподает нам такой закон. Если же он говорит: мнюся, то говорит не как не знающий, но как умеренный и скромный. Таким образом о том, что она блаженнейша есть, он сказал; а как блаженнейша, об этом не прибавил, сделав достаточное указание в том, что он преподает определение Духа. Если же ты хочешь исследовать это и суждением, то найдешь здесь великое обилие доказательств, и увидишь, что вдова блаженнее не только по отношению к будущему веку, но и в настоящей жизни. Это самое разумел Павел, как он и выразил, говоря о девах. Увещевая и советуя избрать девство, он сказал так: мню, яко добро человеку тако быти за настоящую нужду, и далее: и аще посягнет дева, не согрешила есть (1 Кор. VII, 26, 28), разумея здесь не такую деву, которая отказалась вступать в брак, но только не испытавшую брака, а не ту, которая обязалась обетом постоянного девства. Скорбь же плоти имети будут таковии, аз же вас щажду. Этим одним простым словом он предоставил благоразумному слушателю припомнить все, и болезни рождения, и воспитание детей, и заботы, и болезни, и безвременные смерти, и несогласия, и ссоры, и угождение бесчисленному множеству мнений, и ответ за чужие грехи, и принятие бесчисленных скорбей в одну душу. От всех этих зол избавляется избравшая девство, и вместе с избавлением от неприятностей имеет в надежде великую награду в будущей жизни. Зная все это, постараемся довольствоваться первым браком; если же готовимся вступить во второй, то — надлежащим образом и с должным настроением, по законам Божиим. Поэтому апостол и сказал: свободна есть за негоже хощет посягнути и присовокупил: точию о Годсподе, предоставляя свободу и вместе ограждая эту свободу, уступая власть и вместе полагая этой власти пределы и законы со всех сторон, напр. — чтобы жена не принимала в дом мужей беспутных и развратных, или упражняющихся на зрелищах, или склонных к прелюбодеянию, но с честностью, с целомудрием, с благоговением, чтобы все делалось во славу Божию. Так как часто многие жены, по смерти первых мужей, сначала предавались блудодеянию, а потом принимали следующих, и придумывали другие нечистые способы жизни, то он и прибавил: точию о Господе, — чтобы второй брак не имел ничего подобного. Таким образом вдова может избавиться от обвинений. Всего лучше — ожидать умершего мужа и соблюдать условия с ним, избрать воздержание и находиться при оставшихся детях, чтобы приобрести большое благоволение от Бога. Если же кто захочет вступить во второй брак, то нужно делать это с целомудрием, — с честностью, согласно с законами, — потому что и это дозволяется, а запрещается только блуд и прелюбодеяние. Его будем избегать, и имеющие жен и не имеющие; не станем срамить свою жизнь, проводить смешной образ жизни, осквернять тело, носить в душе нечистую совесть. Как можешь ты войти в церковь после беседы с блудницами? Как будешь простирать к небу руки, которыми ты обнимал блудницу? Как двигать язык и призывать Бога теми устами, которыми ты целовал блудницу? Какими глазами будешь смотреть на честнейших из друзей? Но что я говорю о друзьях? Хотя бы и никто не знал об этом, ты сам принужден будешь стыдиться себя самого и краснеть пред всеми, а больше всего отвращаться от собственного тела. Если это не так, то почему ты после такого греха бежишь в умывальницу? Не потому ли, что ты считаешь сам себя не чище всякой грязи? Какого другого желаешь ты большого доказательства нечистоты дела, или какого ожидаешь определения от Бога, когда ты сам, согрешивший, имеешь такое понятие об этом деле?

То, что сами себя признают нечистыми, я весьма хвалю и одобряю, а то, что принимаются не за надлежащий способ очищения, осуждаю и укоряю. Если бы это была только нечистота телесная, то справедливо ты мог бы очищать себя умовением в умывальнице; но когда ты осквернил душу и сделал ее нечистою, то ищи такого очищения, которое могло бы смыть ее нечистоту. Какое же есть средство омовения от этого греха? Горячие источники слез, воздыхания, исходящие из глубины сердца, постоянное сокрушение, усердные молитвы, милостыни и щедрые милостыни, осуждение сделанного, решимость больше не делать таких дел; так грех существенно смывается, так очищается нечистота души; а если мы не сделаем этого, то хотя бы побывали во всех источниках рек, мы не будем в состоянии смыть и малой части этого греха. Итак, гораздо лучше — и не испытывать этого отвратительного греха. Но если кто когда-нибудь падет, то пусть прилагает те врачевства, дав наперед обещание — больше не впадать в то же самое. А если мы, согрешив, будем осуждать уже сделанное, и потом опять начинать то же, то не будет нам никакой пользы от очищения. Кто омывается и потом опять оскверняется тою же грязью, и кто разрушает то, что построил и опять строит, чтобы разрушить, тот не приобретает ничего больше, как только работает и трудится напрасно. Так и мы, чтобы нам не истратить жизни тщетно и напрасно, очистим прежние грехи, и всю остальную жизнь будем проводить в целомудрии, в честности и в прочих добродете- лях, чтобы, снискав себе милость Божию, удостоиться нам царства небесного, благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава во веки веков. Аминь.

Опубликовано: Творения Святаго отца нашего Иоанна Златоуста, Архиепископа Константинопольскаго, в русском переводе. Том 3, книга 1. СПб., Издание С.-Петербургской Духовной Академии. 1898.

Иоанн Златоуст (ок. 347 — 14 сентября 407) — архиепископ Константинопольский, богослов, почитается как один из трёх Вселенских святителей и учителей вместе со святителями Василием Великим и Григорием Богословом.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *